Джейсона устраивала работа с Закари. Не смотря на заслуги перед Гильдией, Шандар давал себе отчет, что в обычной жизни он довольно бесполезен. Примерно на уровне собаки-компаньона. Вроде, взгляд умный, понимающий, какие-то простые вещи может делать самостоятельно, даже команды выполняет. А какашки после выгула все равно кому-то другому убирать приходится.
(c) Джейсон Шандар

Девчонки, чего, когда подрастают, за сахаром охотятся? Поэтому им на свидании конфеты дарят? И шоколадки? Чтобы тебя не слопали?
(c) Почуй-Ветер

Люди невероятны сами по себе, а вместе они собирались в единое целое, способное справиться почти с любой бедой..
(c) Эмиль

— Вот знавал я одну сестру милосердия , Авдотья звали, девчонка смазливая была, лет восемнадцать только только исполнилось, младше всего нашего брата почти, но ты только проверни чего, приобними или ещё чего, так она тебе потом так уколет, что хоть на стенку лезь, а присесть, неа , и стой весь день.
(c) Алексей Вольский

— Лист капудыни? — усмехнувшись и пожав плечами, тихо проговорил Вейкко. — Лично я считаю, что раз уж этот листик не способен привести к сокровищам или юной заколдованной принцессе, то это скорее лист бесперспективной капудыни. Лист беспердыни, черт возьми.
(c) Вейкко

Она никогда не делилась своим прошлым, мужчина даже за эти полгода вряд ли смог узнать хоть что-то стоящее, помимо возможности ящерицы находить неприятности на свою аппетитную задницу.
(c) Рене

— Вот знавал я одну сестру милосердия , Авдотья звали, девчонка смазливая была, лет восемнадцать только только исполнилось, младше всего нашего брата почти, но ты только проверни чего, приобними или ещё чего, так она тебе потом так уколет, что хоть на стенку лезь, а присесть, неа , и стой весь день.
(c) Алексей Вольский

— Зануда? Гм.. Да, говорили и не раз. Мои соратники считают, что одной из моих магических способностей, является атака монотонными витиеватыми речами, пока противник не сходит с ума. Ахахахахахаха… — На сей раз, Эссен раскатисто хохочет, хлопая себя по колену ладонью.
(c) Герман Эссен

В вечернее время в Сказке всегда начинает твориться всякое необъяснимое и жуткое непотребство. То за поворотом тебя тварь какая-то поджидает, то в тенях деревьев оживает что-то странное и не очень материальное, то ещё какая странность произойдёт..
(c) Дарий

Решив, что «убийца» не достоин жизни, люди также постепенно начинали обращаться с ним хуже, чем с диким зверем. Насилие порождало ещё большее насилие, вот только преступникам очень часто отказывали даже в базовых нуждах, что уж говорить о компетентной медицинской помощи. Виктор давно решил для себя, что невзирая на их проступки, не спрашивая и не судя, он будет им её оказывать. Потому что несмотря ни на что, они всё ещё оставались разумными существами.
(c) Виктор

Она никогда не делилась своим прошлым, мужчина даже за эти полгода вряд ли смог узнать хоть что-то стоящее, помимо возможности ящерицы находить неприятности на свою аппетитную задницу.
(c) Рене

Нет, они любили лезть в жопу мира. Иначе зачем вообще жить? Вообще от мира со временем достаточно легко устать, особенно если не соваться в его жопы. Но было бы неплохо из этой жопы выбираться с деньгами, да еще и с хорошими деньгами, чтобы там например меч новый можно купить.
(c) Керах

Ему замечательно спалось в канаве, учитывая, что в тот момент он был куда ближе к свинье, нежели единорогу, а то, что храп кому-то мешал — дык зря что ли изобретали такую замечательную вещь как беруши? И вообще это был не храп, а звуки прекрасной живой природы. Скотина он, в конце концов, иль где?
(c) Молот

Ротт не был бы самим собой, если бы так просто и безэмоционально забывал о долге и деле, которое умел и мог делать. А лучше всего ему удавалось то, что многие под прикрытием милосердия и некоего высшего блага не воспринимают всерьез: калечить, рубить, сражаться, умерщвлять и иным способом губительно воздействовать на внешний мир.
(c) К. Д. Ротт

Звали этого маститого мясного голема Дарий и, если Ротту не изменяла память, массивный и практически неподъемный меч за спиной у этого человеческого выброса применялся тем весьма часто. А это значило, что пользоваться он им, как минимум, умеет. И, конечно же, Бешеному Псу хотелось проверить сей тезис на собственной шкуре, а заодно и испытать бывшего сопартийца по гильдии на предмет личностного роста, и степени прогресса боевых навыков.
(c) К. Д. Ротт

Конечно многие посчитают странным то, что двадцатилетняя девушка приглашает детей в гости. Что такого интересного можно было найти в общении с детьми? Но Агнес — это несколько иной случай.
(c) Агнес

Вместо вытекающей крови — клубничное варенье. А вместо меня — каскадер, который сейчас встанет, отряхнется и пойдет дальше по своим делам.
(c) Джун Нин

Есть в этом что-то странное, полагаться на чужое зрение. Хотя оно как бы уже твоё собственное, но все равно это иная перспектива, ведь твои глаза всегда закрыты. Все сложно. Зато никогда не заблудишься. Ведь если смотришь на мир с высоты птичьего полета, всегда знаешь, куда приведет тот или иной поворот.
(c) Стрикс

путеводитель сюжет нужные гостевая правила о мире роли магия расы FAQ
❖ Гильдия Стражей ожидает беспорядки на фоне приближающегося Дня Зверя.
❖ Где-то в холмах неподалёку от Валдена, по слухам, поднялся из земли древний трон. Говорят, тот, кто просидит на нём всю ночь, утром встанет либо мудрецом, либо сумасшедшим.
❖ В поселении объявился отец Забин, весьма странный тип, который коллекционирует святые символы любых форм, размеров и конфессий. Всем известно — он каждый год начинает поклоняться новому богу. Одни говорят, что он шарлатан, другие же — что он может даровать благословение от любого известного бога. (подробнее...)
Октябрь года Лютых Лун
❖ Свет и жара от двух солнц негативно влияет на все окружение; невыносимая жара, гибель урожаев на фермах. Кое-где в Валдене начали плавиться дома..
❖ 29 сентября года Лютых Лун в парковом районе практически полностью уничтожено четыре дома, девять задеты взрывами и пожарами. Погибло семнадцать человек и фэйри, пострадало около тридцати, в том числе многие ранены не последствиями взрывов и пожаров, на их телах обнаружены колотые раны в жизненно важные органы.
❖ В ходе Совета Гильдий решили временно отказаться от войны с Ягой: в такую жару просто невозможно двигаться и что-то делать.

Dark Tale

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Dark Tale » Незавершённые эпизоды » [01.08 ЛЛ] Зовут


[01.08 ЛЛ] Зовут

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

ЗОВУТ

Август ЛЛ

Гильдия Учёных

Артано и другие

http://s5.uploads.ru/t/n91QW.png

ПРЕДИСЛОВИЕ

Нет-нет, я уже знаю.
Я знаю, что юность закончилась.
Теперь я могу только вспоминать.
А я помню, тогда, в юности, я не чувствовал себя счастливым.
Мне казалось, наоборот, что все сложно, меня не понимают, меня не слышат, но теперь-то я знаю, что там и тогда было счастье.
А тогда я ничего не знал.
Тогда так всего хотел!
Как же я ждал тогда чего-то!
И мне казалось, я слышу,
что
меня

зовут.

Свобода Воли: абсолютли

Отредактировано Артано (2019-11-08 16:24:43)

+1

2

Было бы, наверное, не так душно, если бы коридоры и впрямь длинные и серые. Стерильные, пугающие. Вместо этого — обычные казённые коридоры, с надорванным линолеумом около плинтусов. Стены с плакатами эвакуации, кое-где — горшки с растениями. Не все двери закрыты; иногда, если повернуть голову, можно увидеть, как внутри кто-то пьёт чай, положив локти на захламленный стол, пиджаки на спинках стульев, невиданные птицы на жёрдочках, прекрасные, но такие обыденные. Электрические лампы, разные, тёплые, тусклые, яркие, мёртвые, перегоревшие. Здесь двор чудес, кузня новостей, которые озвучат через два-три десятилетия.

Но никакой величественности, грандиозности не было и в помине. Кабинеты, сотрудники, кофе, перекуры, и зелёные плащи, зелёные плащи кругом — это было.

Было душно.
На третьем этаже открыли окна. Мальчик посмотрел в окно.
— Не вздумай, — процедил охранник. — Сядь.
На запястье — наручник. Мальчишка посмотрел на руку, потом снова перевёл взгляд на окно. Начало августа; синее-синее небо без единого облачка, два солнышка. Он вздохнул, уселся на кушетку в коридоре. Второй сопровождающий вошёл в кабинет с белой дверью. Закрыв глаза, мальчик утонул в диване. Хотелось спать.

Но его тут же одёрнули. Грубо, неприязненно.
— Заходи.
Мальчик прикусил губу. Запястье саднило, металл больно врезался в руку. Он с трудом поднялся, — уж очень мягким был диван. Поправил кофту, шорты. Взглянул на охранника вопросительно. Тот обошёл пленника, загородил ему путь к окну, нехотя щёлкнул ключом, освобождая руку.
— Не вздумай, — повторил он.
Мальчик кивнул, потирая запястье. Это всё уже когда-то было, — казалось ему. Театральный, нарочитый жест, симфония выразительности — заключенный, потирающий руку, там ещё следы красные от наручников. Слишком красивый жест для того, чтобы быть реальным. И, тем не менее, в реальности жест точно такой же, как и в представлениях. Это поразило мальчишку, а потом он вспомнил, что это уже поражало его когда-то. Интересное наблюдение для того, кто скоро умрёт.

Интересное наблюдение для того, кто не умрёт никогда.

— Заходи уже! Или глухой?
Его, не церемонясь, схватили за руку, потащили в кабинет.
Забросили, завертели, закрыли дверь. С трудом устояв, мальчишка замер в центре комнаты, глядя в пол.

Седой учёный постучал карандашом по столу. Он изучал пришельца. Грязная одежда, руки. Мальчик растрёпан, неопрятен, давно не мылся, его волосы пострижены криво. Хозяин кабинета поморщился.
— Очень интересно, — произнёс он. — Говорят, Валден начинается приезжим и кончается уличным мальчишкой. Двумя существами, каких неспособен породить никакой другой город — пассивное созерцание и неиссякаемая инициатива.
Мальчишка молчал.
— Это бледное дитя предместий живет и развивается, подобно цветкам зацветает и расцветает в страданиях вдумчивым свидетелем жизни. Мнит себя беззаботным, но он не беззаботен. Он смотрит, готовый рассмеяться, но готов он и к другому. Из какого теста он вылеплен? Из первого попавшегося комка грязи. Берут пригоршню земли, дунут — и человечек готов. Нужно только божественное прикосновение, — а в нём никогда не бывает отказано детям. И вот, извольте, — сама Смерть принимает на себя заботу об этом маленьком создании. Имя. Как тебя зовут?
Разлепив сухие губы, мальчик хриплым, отвыкшим от речи голосом сказал:
— Артано Йон.
— Артано? А почему не Кевин?
— Артано Кевин Йон.

Учёный покачал головой.
— Йоны. Лучшие люди города. И их младшенький, светленький ангелочек.
Артано Йон не ответил. Учёный начал заполнять бумаги. Какое-то время не было слышно ничего, кроме шелеста карандаша по листу и птичек за окном с решётками. Окно и здесь было открыто, но Артано чувствовал, что задыхается.
— Я присяду? — спросил он.
— Что?
— Я присяду?
— Да, садись.

Йон сел на стул, откинулся на спинку.
Это всё когда-нибудь кончится, — думал он, умоляя, чтобы кончилось скорее. Закроется дверь, щёлкнет замок, он останется один в четырёх стенах. Это будет, это настанет. А пока просто подожди. Потерпи. Здесь будет твоё пожизненное заключение, Артано Йон, здесь ты будешь не субъект, но объект.
— Готово, вот ваши бумаги, судари.
Судари охранники приняли бумаги.
— Ведите мальчишку к лифту, оттуда — на цокольный этаж. Сдайте его дежурному. Пусть он приведёт это жалкое существо в порядок.
Жалкое существо не поменяло позы, лишь бросило на учёного внимательный взгляд красных глаз.
— Да, — кивнул тот. — Я не боюсь Смерти, юноша. С вами будут работать именно такие люди.

Артано пожал плечами.
Его дёрнули за руку, снова щёлкнули кандалы.

Снова — душные коридоры.
Снова тюрьма.

Отредактировано Артано (2019-11-08 17:45:23)

0

3

[nick]Досье[/nick][status]Объект THX-1138[/status]
[icon]https://upload.wikimedia.org/wikipedia/commons/thumb/e/ec/SCP_Foundation_%28emblem%29.svg/1200px-SCP_Foundation_%28emblem%29.svg.png[/icon]

Объект THX-1138 гуманоид, выглядит как худощавый мальчишка 11-13 лет, нордического типа. Кожа светлая, глаза насыщенного красного цвета. Блондин. Интеллект выше ожидаемого, демонстрирует определённый уровень эрудиции.

THX-1138 должен находиться в камере содержания. В настоящее время THX-1138 содержится в камере, специально оборудованной для содержания гуманоидов, размерами 6 (шесть) на 8 (восемь) метров. Ему запрещено перемещаться вне территории научного комплекса, в случае неповиновения разрешается ограничивать его свободу действий.

В камере THX-1138 находятся:
- 1 (одна) односпальная кровать с дополнительным матрасом.
- 1 (один) набор постельных принадлежностей, стёганое ватное одеяло и подушку с рисунком.
- 1 (один) гардероб и 1 (один) комод с одеждой детского размера (маленькая).
- 8 (восемь) плюшевых зверушек (три кота, две собачки, жираф, дельфин и панда).
- подборка детской литературы.
- подборка медицинской и философской литературы.
- 1 (один) стул и 1 (один) стол.
- стол для игр с пластилином и конструктором, принадлежности для письма и рисования.

THX-1138 разрешено просить дополнительные предметы, каждый из которых должен быть одобрен штатным сотрудником с уровнем допуска не ниже третьего. Если в камеру помещаются дополнительные предметы, следует заблаговременно сообщить об этом кураторам THX-1138. Объекту разрешен винг, корреспонденция не ограничена.

THX-1138 не проявляет агрессии, но время от времени становится раздражительным, испытывает чувство «разбитости», «никчемности». В такие дни жалуется на боли в животе, тошноту, головные, мышечные боли, испытывает чрезмерную усталость. В объект доказал свою послушность и желание сотрудничать, поэтому в обхождении с ним персоналу следует проявлять должную учтивость, как с обычным посетителем.

В целях наблюдения и контроля, объект оснащён устройством THX-1138-1, способным вернуть его магически в камеру содержания в любой момент даже против его воли.

К работе с THX-1138 целесообразно привлекать повелителей ужаса.

Отредактировано Артано (2019-11-20 11:57:47)

+1

4

Артано вымыт и аккуратно подстрижен. На нём — хлопчатобумажная пижама, ноги обуты в мягкие шерстяные тапочки. Скорее, не тюрьма, а больница, но без единого намёка на стерильность. На душе пакостно, мальчик устал, но быть чистым приятно и одежда удобная. Что же, если расчеловечиваться, то почему бы и не в удобной одежде? Мышку, которой вставят в мозг электроды, дали и хорошо кормят. Её никто не жалеет, но и ненавидеть не за что. Артано — мышка. Не человек, не личность. Явление. Пойманная в банку молния, и всем очень интересно, что эта молния умеет.

— Почему эти пятеро?
— Я говорил Стражам почему.
— Обязательно было убивать?
Если вы знаете способ забрать у человека сердце, не убивая его, то поделитесь, — хочет сказать Артано, но не говорит. Не хочется грубить, и даже если бы такой способ существовал, то уже поздно. Все уже мертвы.
— Я не хотел, — сказал он. Прозвучало жалко, неубедительно.
Не хотел. Случайно. Оно само. Смех, да и только.
— Я не мог ослушаться.
— Тебя как-то контролировали? Гипноз?
Артано вздыхает. Как им объяснить?
— Нет. Я... просто не мог.

Как найти слова, чтобы описать это чувство жгучей паники при одной мысли о разочарованном взгляде Матери? Как рассказать тем, кто не был в Чертогах, что это такое и каким липким холодом пропитано это место? Все думают, что Артано ищет оправданий. Но он хочет просто объяснить, а объяснить не получается.

— Ты был архонтом.
Артано кивает.
— Врачом.
Артано кивает.
— Ангелочек, с крылышками, — в голосе насмешка. — Теперь не получается?
Вы же знаете ответ, — кивает Артано.
Повинуясь импульсу, он расправляет бесплотные крылья, точно такие же белоснежные, как и раньше. Но теперь в этом белом не тёплый ласковый свет, а холодный, бесстрастный, изучающий. Словно раздевает, безжалостно и бесстрастно выбрасывает на всеобщее обозрение самое тайное, тёмное, скрытое. То, что заталкиваешь поглубже. Свет пробуждает это, и вот оно — уже лезет из могилы.

Правое крыло бога

Правое крыло бога. За спиной Артано появляются белые крылья, которые светятся холодным светом. Они иллюзорны, не имеют материального воплощения. Этот свет не успокаивает и не дарит надежду, а совсем наоборот — в момент их появления в радиусе трёх метров от Артано пространство пронизывается эманациями страха, воздействующими на всех окружающих существ, попавших в радиус действия способности. Кроме котиков! Действие мгновенно, подобно вспышке. Способность вызывает у жертвы самые тягостные воспоминания в жизни — о потерях, о несбывшемся, о погибших друзьях, угасшей любви, умерших дорогих родственниках, о поступках, которыми человек не гордится. Всё, что хотелось бы забыть, приходится вспомнить. Жертва дезориентирована, сломлена, расстроена, — только громадным усилием воли можно превозмочь это воздействие. Неразумные твари просто в страхе бросаются наутёк. После вспышки крыльев около Артано ещё 3 поста держится тёмная аура. Чем светлее специализация, тем сильнее и неприятнее ощущается аура, тем различимее невооружённым взглядом крылья за спиной.
(Ментальная магия. Действие мгновенно. Для попавших в радиус вспышки: спасбросок со сл.50 — д100-20 + модификаторы, нат.1 — приступ филлио, нат.100 — приступ филлио у Артано. Коты имунны к воздействию)

Учёный, который ведёт беседу, бледнеет на этом свету, становится серым, невзрачным. Он в каком-то растерянном изумлении. Снимает очки, закрывает лицо.
— Прекрати. Пожалуйста.
Артано прекращает. Он расстроен. Не хотел такого.
Я не хотел, — думает он, и это правда. Крылья гаснут, но не пропадают полностью, мерцают за спиной мальчика как неуместная вуаль. Учёному плохо.
— Зачем ты.... зачем?..
— Вот так я теперь лечу, — тихо отвечает мальчик. — Такой вот теперь я ангелочек. С крылышками.
Он отворачивается; смотреть на учёного в таком состоянии неприятно. Это справедливо, то, что случилось, но всё равно неприятно. Никакого удовлетворения Артано не почувствовал. Только усилилось чувство вины, одиночества и тоски.

Учёный поспешно уходит, скрывая лицо. Очки он забыл.
До конца дня Артано больше не беспокоят.

Отредактировано Артано (2019-11-20 12:59:08)

0

5

В какой-то момент всё останавливается.
Время, жизнь, мысли.

Первые дни встречи как острые иглы — больно и хочется убежать. Не встречи, а допросы, хоть учёные и старались, чтобы сгладить впечатление. Спрашивали про Отто, но вскользь. Он, похоже, никого не интересовал. Про убитых в Сказке — не спрашивали. Это, видимо, тоже не было интересно учёным. Скорее всего, интересно было то, что архонт превратился в повелителя ужаса, и то, что в нём обнаружена божественная искра, и обнаружена именно Смертью.

Но затем интерес иссяк. Первые дни острые иглы, а дальше — просто скучная рутина. Мальчику разрешалось рисовать, писать, читать. Его заключение было гуманным, персонал — приветливым. Болела левая рука, — туда магически вживили нечто, что позволяло отследить мальчишку и вернуть его на базу. Мгновенно. Но боль, поначалу ноющая и мучительная, постепенно проходила и теперь лишь иногда раздражала.

Артано оставили в покое.

И всё-таки Смерть ошибалась, — Отто не был равен Артано. Он даже не был какой-то второй личностью, не пытался взять мальчика под контроль, не вмешивался в образ мыслей. Фактически, он был просто воспоминаниями о том, чего ты никогда не делал, но за что все при этом тебя ненавидят. Смутно ощущаемый мальчиком раньше, этот прошлый опыт вызывал раздражение и злость, делал Артано едким и ироничным. Джентльмен в ботинках, что ему жмут. Теперь этот джентльмен лишён состояния и живёт под мостом, но уже без тех ужасных ботинок, о которых только и осталось, что неприятное воспоминание. Умирающий убийца, превратившийся в мальчишку-архонта, которого затащили в Сказку пропавшие, наверное, навсегда фэйри-близнецы. Будущий бог, сын Смерти. Где заканчивался архонт, а начинался повелитель ужаса? Кто врач, а кто убийца? Как получилось, что это — одно и то же?

И вместе с тем — Артано был Артано. Смешной мальчишка, и только.

Всё это было запутано, нелепо и до отвращения бессмысленно.
Как сама жизнь.

Скучная реальность, в которой не бывает прекрасных финалов, а всё заканчивается просто так или не заканчивается вовсе.

Красивые прощания и прекрасные картины — это в театре и в выдумках. В реальности же просто взяли и перестали общаться. Ну, почему-то. Можно бы и помириться, но как мириться, если не ссорились? Вся жизнь — потёртости на сгибах листа, на котором пытаешься рисовать. Рвешь листик ластиком, пытаясь стирать рисунок, но только размазываешь его, портишь до неузнаваемости и его, и бумагу. Что бы ни рисовали поверх, получится грязно.

Вздохнув, Артано принялся рисовать. Ему это, в конце концов, разрешали.

Отредактировано Артано (2019-12-19 13:18:58)

0

6

Совершенно понятно, что перед нами подросток. Да, ему почти полвека и, если верить полученным данным, когда-то он был мужчиной средних лет, но конкретно сейчас биологически он подросток, со всеми вытекающими последствиями.

Позвольте вам напомнить об одном из первых масштабных исследований детской психологии с точки зрения установления истины. Тогдашний заместитель главы гильдии Учёных, Доктор Престон Ульрих, провёл его в год Мрачного Пепла при обстоятельствах хорошо известных и к делу не относящихся.  За давностью лет об этом знают не многие, потому я остановлюсь на ситуации поподробнее.

В исследовании участвовали около четырёхсот детей в возрасте от девяти до четырнадцати лет включительно. Доктор Ульрих и его помощники демонстрировали детям картинки, после чего следовала просьба описать увиденное, причём описания должны были быть как качественными, то есть перечисляющими свойства показанного объекта, так и количественными, когда детям надлежало просто припомнить сколько и каких предметов им было показано.

И что же рассказали нам опыты Престона Ульриха по изучению детской памяти?

Прежде всего, выяснилось, что в восприятии и оценке увиденного дети куда менее объективны, чем взрослые. Проще говоря, они обращают внимание и запоминают то, что им интересно. Очевидно, что мальчики хорошо запоминают оружие, инструменты, разного рода технические приспособления, хорошо помнят разумных монстров, девочки же — швейные принадлежности, фасон платья, причёски, головные уборы, и тому подобное. Оценивая мужчину, мальчик скажет — "он сильный", девочка же — "у него красные щеки и расчесанные на пробор волосы". Другими словами, рассматривая одно и то же, дети видят на самом деле разные детали.

Очень интересным оказался также вывод Ульриха о способности детей запоминать количество предметов или людей. Сразу скажу, что в данном случае доктор Ульрих ничего не открыл — каждый родитель или педагог знает, что дети любят преувеличивать. Но учёный придал этому, хм, эмпирическому знанию форму постулата: дети стабильно ошибаются в определении числа увиденных предметов, преувеличивая их количество. Число таких ошибок стабильно больше половины, что означает — перед нами не исключение, а правило. Причём, дети почти никогда ничего не преуменьшают — все отклонения в их описаниях делаются в сторону увеличения. Артано Йон говорит о пяти убийствах спустя месяцы. Но мы знаем лишь о трёх, и верим ему, не проверяя.

Разумеется, всё сказанное относится к детям совсем другой эпохи, и за прошедшее с той поры время население до некоторой степени изменилось. Люди и фэйри стали более развиты, интегральная сумма знаний современного существа значительно повысилась. Однако, нужно заметить, что в целом человеческое мышление и психологические реакции в значительной степени ригидны и инерционны, а потому наблюдения учёного из времён Пепла никак нельзя назвать устаревшими или потерявшими актуальность.

Вы, конечно, скептичны и не согласны. Пускай.
Но это не меняет того факта, что Артано Йон, так называемый объект THX-1138, сейчас — на самом деле просто ребёнок.

И он перепуган до смерти вашими дурацкими экспериментами.

Я заявляю отвод.

Доктор ██████ ███.

[nick]Документ ███-█[/nick][status]Объект THX-1138[/status][icon]https://upload.wikimedia.org/wikipedia/commons/thumb/e/ec/SCP_Foundation_%28emblem%29.svg/1200px-SCP_Foundation_%28emblem%29.svg.png[/icon]

Отредактировано Артано (2019-12-29 01:20:24)

0


Вы здесь » Dark Tale » Незавершённые эпизоды » [01.08 ЛЛ] Зовут


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2020 «QuadroSystems» LLC