Джейсона устраивала работа с Закари. Не смотря на заслуги перед Гильдией, Шандар давал себе отчет, что в обычной жизни он довольно бесполезен. Примерно на уровне собаки-компаньона. Вроде, взгляд умный, понимающий, какие-то простые вещи может делать самостоятельно, даже команды выполняет. А какашки после выгула все равно кому-то другому убирать приходится.
(c) Джейсон Шандар

Девчонки, чего, когда подрастают, за сахаром охотятся? Поэтому им на свидании конфеты дарят? И шоколадки? Чтобы тебя не слопали?
(c) Почуй-Ветер

Люди невероятны сами по себе, а вместе они собирались в единое целое, способное справиться почти с любой бедой..
(c) Эмиль

— Вот знавал я одну сестру милосердия , Авдотья звали, девчонка смазливая была, лет восемнадцать только только исполнилось, младше всего нашего брата почти, но ты только проверни чего, приобними или ещё чего, так она тебе потом так уколет, что хоть на стенку лезь, а присесть, неа , и стой весь день.
(c) Алексей Вольский

— Лист капудыни? — усмехнувшись и пожав плечами, тихо проговорил Вейкко. — Лично я считаю, что раз уж этот листик не способен привести к сокровищам или юной заколдованной принцессе, то это скорее лист бесперспективной капудыни. Лист беспердыни, черт возьми.
(c) Вейкко

Она никогда не делилась своим прошлым, мужчина даже за эти полгода вряд ли смог узнать хоть что-то стоящее, помимо возможности ящерицы находить неприятности на свою аппетитную задницу.
(c) Рене

— Вот знавал я одну сестру милосердия , Авдотья звали, девчонка смазливая была, лет восемнадцать только только исполнилось, младше всего нашего брата почти, но ты только проверни чего, приобними или ещё чего, так она тебе потом так уколет, что хоть на стенку лезь, а присесть, неа , и стой весь день.
(c) Алексей Вольский

— Зануда? Гм.. Да, говорили и не раз. Мои соратники считают, что одной из моих магических способностей, является атака монотонными витиеватыми речами, пока противник не сходит с ума. Ахахахахахаха… — На сей раз, Эссен раскатисто хохочет, хлопая себя по колену ладонью.
(c) Герман Эссен

В вечернее время в Сказке всегда начинает твориться всякое необъяснимое и жуткое непотребство. То за поворотом тебя тварь какая-то поджидает, то в тенях деревьев оживает что-то странное и не очень материальное, то ещё какая странность произойдёт..
(c) Дарий

Решив, что «убийца» не достоин жизни, люди также постепенно начинали обращаться с ним хуже, чем с диким зверем. Насилие порождало ещё большее насилие, вот только преступникам очень часто отказывали даже в базовых нуждах, что уж говорить о компетентной медицинской помощи. Виктор давно решил для себя, что невзирая на их проступки, не спрашивая и не судя, он будет им её оказывать. Потому что несмотря ни на что, они всё ещё оставались разумными существами.
(c) Виктор

Она никогда не делилась своим прошлым, мужчина даже за эти полгода вряд ли смог узнать хоть что-то стоящее, помимо возможности ящерицы находить неприятности на свою аппетитную задницу.
(c) Рене

Нет, они любили лезть в жопу мира. Иначе зачем вообще жить? Вообще от мира со временем достаточно легко устать, особенно если не соваться в его жопы. Но было бы неплохо из этой жопы выбираться с деньгами, да еще и с хорошими деньгами, чтобы там например меч новый можно купить.
(c) Керах

Ему замечательно спалось в канаве, учитывая, что в тот момент он был куда ближе к свинье, нежели единорогу, а то, что храп кому-то мешал — дык зря что ли изобретали такую замечательную вещь как беруши? И вообще это был не храп, а звуки прекрасной живой природы. Скотина он, в конце концов, иль где?
(c) Молот

Ротт не был бы самим собой, если бы так просто и безэмоционально забывал о долге и деле, которое умел и мог делать. А лучше всего ему удавалось то, что многие под прикрытием милосердия и некоего высшего блага не воспринимают всерьез: калечить, рубить, сражаться, умерщвлять и иным способом губительно воздействовать на внешний мир.
(c) К. Д. Ротт

Звали этого маститого мясного голема Дарий и, если Ротту не изменяла память, массивный и практически неподъемный меч за спиной у этого человеческого выброса применялся тем весьма часто. А это значило, что пользоваться он им, как минимум, умеет. И, конечно же, Бешеному Псу хотелось проверить сей тезис на собственной шкуре, а заодно и испытать бывшего сопартийца по гильдии на предмет личностного роста, и степени прогресса боевых навыков.
(c) К. Д. Ротт

Конечно многие посчитают странным то, что двадцатилетняя девушка приглашает детей в гости. Что такого интересного можно было найти в общении с детьми? Но Агнес — это несколько иной случай.
(c) Агнес

Вместо вытекающей крови — клубничное варенье. А вместо меня — каскадер, который сейчас встанет, отряхнется и пойдет дальше по своим делам.
(c) Джун Нин

Есть в этом что-то странное, полагаться на чужое зрение. Хотя оно как бы уже твоё собственное, но все равно это иная перспектива, ведь твои глаза всегда закрыты. Все сложно. Зато никогда не заблудишься. Ведь если смотришь на мир с высоты птичьего полета, всегда знаешь, куда приведет тот или иной поворот.
(c) Стрикс

путеводитель сюжет нужные гостевая правила о мире роли магия расы FAQ
❖ Гильдия Стражей ожидает беспорядки на фоне приближающегося Дня Зверя.
❖ Где-то в холмах неподалёку от Валдена, по слухам, поднялся из земли древний трон. Говорят, тот, кто просидит на нём всю ночь, утром встанет либо мудрецом, либо сумасшедшим.
❖ В поселении объявился отец Забин, весьма странный тип, который коллекционирует святые символы любых форм, размеров и конфессий. Всем известно — он каждый год начинает поклоняться новому богу. Одни говорят, что он шарлатан, другие же — что он может даровать благословение от любого известного бога. (подробнее...)
Октябрь года Лютых Лун
❖ Свет и жара от двух солнц негативно влияет на все окружение; невыносимая жара, гибель урожаев на фермах. Кое-где в Валдене начали плавиться дома..
❖ 29 сентября года Лютых Лун в парковом районе практически полностью уничтожено четыре дома, девять задеты взрывами и пожарами. Погибло семнадцать человек и фэйри, пострадало около тридцати, в том числе многие ранены не последствиями взрывов и пожаров, на их телах обнаружены колотые раны в жизненно важные органы.
❖ В ходе Совета Гильдий решили временно отказаться от войны с Ягой: в такую жару просто невозможно двигаться и что-то делать.

Dark Tale

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Dark Tale » Незавершённые эпизоды » [18.05 ТН] Мосты за спиной


[18.05 ТН] Мосты за спиной

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

МОСТЫ ЗА СПИНОЙ

18.05 ТН

Валден, Гильдия Стражей

Лойко, Тина Шейли

https://i.postimg.cc/zVH5Lmvk/37dd304c1540fcb783589ad28408afb6.gif

https://i.postimg.cc/grTmkczJ/3af1dd6e1e6e64ef9d533b60976f45ee.jpg

ПРЕДИСЛОВИЕ

...и когда в Гильдии на перекурах сплетничали об этом вечере немного позже, каждый задавался вопросом: как это, свалил из Границ живым и пришел в Стражу?
Или того пуще, Стража открыла двери?
Кажется, мироустройство в тот день чуть икнуло.

Свобода Воли: кто мы такие, чтобы Воле указывать?

+1

2

Цепи на руках, которые были намотаны, на вкус Лойко, недостаточно туго, бряцали при каждом движении. Он почесал нос – и по пустой комнате прошло звонкое «бряц-бряц». Когда-то давно, в прошлой жизни, он сам заковывал людей в цепи; оказаться на их месте было, с одной стороны, удивительно, а с другой – вполне ожидаемо. Пусть Лойко и не верил в карму, как это делали, например, индусы, он знал, что рано или поздно к тебе все вернется, а благое дело, став ступенькой в ад, приблизит тебя к пониманию простой сути: после смерти бога ничего не осталось истинным.
Семь лет. Семь долгих лет он потратил на гильдию «Границы». Он уже и не помнил, как попал туда: вроде бы его заметили на рынке, разделывающим за прилавком мясо. Платили там мало, и Лойко всячески искал другую работу, периодически совмещая сразу несколько профессий, чтобы было на что снимать комнату и есть. Тогда человек по имени Марк ухмыльнулся ему и спросил, сколько стоят услуги его рук. Ему нечего было ответить, кроме как «дорого», на том и порешили, а через несколько дней Лойко уже снял окровавленный халат мясника и присоединился к рядам «Границ». Работа, что характерно, осталась примерно такой же. Он набрал достаточно средств для проживания, смог вылезти из болота своей застоявшейся нищеты, но кисельные берега были еще далеко.
С Марком они в итоге подружились. Будучи фейри, он без зазрения совести таскал людей пачками в Сказку; и хотя Лойко это совершенно не нравилось, он не мог ничего сделать для того, чтобы изменить природу этих существ. Другое дело, что в какой-то момент Марк начал осквернять тех, кого привел. Под скверной он подразумевал насилие над телом и душой, склонение к какой-то ереси, в общем, обычный набор грешника, которых во время Лойко сажали на кол, ежели те попадались. И так начался первый конфликт с «Границами». В принципе, им он и кончился: бывший инквизитор занес топор над головой друга, тюкнул хорошенечко, лишив того сознания, жизни и тяги ко всяким непристойностям, а затем сбросил его труп в первое попавшееся озеро. И заявил «Границам», что он уходит, что с него хватит, что – достаточно, пошли вы все.
И вот, спустя два месяца скитаний и пряток от бывших коллег и согильдийцев, Лойко снова нашел себя по пояс в нищете, голодным, оборванным и без дома. Идея прийти к «Стражам», чтобы предложить руки мясника уже им, пришла к нему давно, еще когда Марк был жив, но не было повода так подставляться. Сейчас же он дошел до такой степени отчаяния, что решил – посадят, убьют – какая разница, коли и без оков свет не бел? С такими мыслями он направился прямиком в логово Тиамат. Дескать, вот я, такой красивый, прямиком из «Границ» хочу к вам, в «Стражи». Умею что? Вешать умею, колотить, выбивать информацию, охотиться и превращаться в дикого зверя.
Так его посадили в цепи на один из нижних уровней главного штаба гильдии и вежливо попросили подождать. Лойко ждал. Его терпение было вознаграждено: он сидел с закрытыми глазами, слушал тихонький перезвон звеньев, но зрение было не нужно для того, чтобы уловить приближающиеся к его двери шаги. Человек по ту сторону стены остановился, щелкнул ключом замка – и открывшемуся взгляду Лойко предстала… женщина.
Вездесущность и важность женщин в местном обществе поражала его до сих пор. Безмозглые, бездушные существа, осквернившие самое само человеческого рода, они сновали по всей Сказке, заправляли гильдиями и бандами, были центром и мозгом организаций, и это его шокировало. Как можно было им, исчадьям Геенны, доверить хоть что-то?! Но нет, Сказка, видимо, будучи сама женщиной, испытывала солидарность к товаркам – и вот, по его душу пришла очередная дочь бездны. Лойко горестно вздохнул и отвернулся.
«Значит, тюрьма», - подумал он невесело.

Отредактировано Лойко (2019-09-23 20:55:08)

+3

3

Они тянули жребий.
В конце концов, ситуация была действительно странная: где это видано, чтобы к дверям Стражи приходили оборванцы и назывались бывшими членами Границ? Некоторые из стражников действительно прикармливали парочку городских сумасшедших, но таких историй никто из них не выдумывал.
В конце концов, память Тиамат ещё была жива. Пожалуй, даже слишком.
Тени говорить не стали - как и о многом другом. Cложно было говорить что-то кому-то, кто либо большую часть времени либо смотрел в стену, наугад подписывая подсовываемые бумаги, либо глядел на тебя так, будто уже разделывает тебя по кусочкам и проверяет, насколько быстро ломаются твои кости.
Они не говорили. Решали так, как было легче всего: сначала в цепи и под замок, а только потом выяснять, что происходит.
И тянуть жребий, кому это задание достанется.

Не то, чтобы Тине нравился подобный подход. Она ратовала за то, чтобы старые, Тиаматовские методы были заменены чем-нибудь более гуманным - и просто напросто продуктивным. Ей бы хотелось поговорить с Ноксом так, как они разговаривали несколько лет назад - открыто и без настойчивых повторений вопроса или внезапного страха. Ей бы хотелось помочь.
Но вместо этого она тянула жребий, и вытягивала короткую палочку.

Ну, по крайней мере, она могла принести с собой кофе - себе и допрашиваемому. След цивилизации в каменной холодной допросной, жест не ради комфорта задержанного, а для собственного успокоения. Так и она вошла в камеру: две чашки в руках, одна папка с делами, зажатая под мышкой.
И немедленно наткнулась на холодный, презрительный взгляд. Вздох, в сторону.
Отличное начало.

Впрочем, пронзительностью взглядов с Тенью или Тиамат тягаться все равно никто не мог. Тина хмыкнула:
- Вечера, - чашки опустились на стол, стоящий между ней и... Подозреваемым? Пленным? Кандидатом на должность?
- Меня зовут Шейли.
Она села, положив перед собой бумаги. Взглянула на них и очнулась. Если всё это - правда, то перед ней сидел не подозреваемый, не кандидат, а хладнокровный убийца. Ни больше, ни меньше.
- Лойко, мне необходимо удостовериться в подлинности вашей личности, - безэмоционально отчеканила Тина. - Для этого мы пройдемся по последним делам, о причастии вас к которым нам известно. Самое значительное: убийство главы отдела займов Гильдии Торговцев. Можете указать точную дату и время?

+3

4

Комната, пахнувшая ничем, стала пахнуть кофе. Лойко перевел взгляд на кружку: от нее исходил тонкий пар, растворяющийся в воздухе, наполняющий его приятным ароматом. Давно он не пил чего-то горячего; в дешевых, грязных тавернах на окраинах Валдена недорогим был самый ходовой товар – пиво, а пиво невкусно, когда оно теплое. Поняв, что вторая чашка предназначена для него, он потянулся к ней и взял в руки, согреваясь. И все было бы хорошо, но женщина начала говорить, и некоторое очарование момента для Лойко сразу испарилось. Его взгляд снова наполнился желчью и скепсисом.
- Здравствуй, Шейли, - сказал он неприветливо, повертев кружку так и сяк. При каждом движении цепи продолжали бряцать, но теперь он обращал на это мало внимания. – Вы хотите сказать, что я могу быть не собой?
Он слышал что-то о людях, которые умели менять внешность. Они выглядели точь-в-точь как их случайный близнец, совершая вещи, которые никогда даже в голову не пришли бы хозяину облика. Возможно, подозрение этой Шейли было взято не на пустом месте, но Лойко не представлял, кому могла бы понадобиться его внешность. Тем более, что в том деле с главой отдела он действительно… фигурировал. Он криво усмехнулся, делая небольшой глоток. Кофе был горче, чем он любил, но это все равно был замечательный напиток, чуть ли не дар богов.
- Двадцать третьего января, то бишь где-то четыре месяца назад, глава отдела займов Гильдии Торговцев Шайло Соккерс, разумный монстр, похожий на помесь страхолюдины с пугалом, вышел из высокого здания с крышей в виде колпака – из своего дома, стало быть. Наверное, шел этот добропорядочный гражданин с сумкой, полной расписок, на базар, а может – в банк; узнать сего нам боле не предвидится. Суть в том, что мистер Соккерс не дошел, наевшись снега до смерти. – Лойко, кажется, доставляло удовольствие рассказывать эту историю с монстром. Он их терпеть не мог, всячески выказывая свое пренебрежение и презрение. Если фейри еще куда не шли со своими странными обликами, то разумные монстры – это вообще что такое? Как если бы обезьяна взяла Библию и стала бы проповедовать на улице. Лойко не сомневался, что она бы набрала немало поклонников и последователей, потому что люди, особенно безграмотные, в принципе не обладали чем-то, что отвечало за здоровое мышление, но обезьяна, пускай и умная, осталась бы обезьяной – и чем больше ее грязные руки с длинными, неестественными пальцами касались святого писания, тем больше оно осквернялось бы за счет внутренней обезьяньей нечистоты. Так и с разумными монстрами: они, конечно, разумны, никто не спорил, но богоугодны ли они?
- Грубо говоря, мистер Соккерс получил клинок под пятое ребро слева. Его смерть наступила мгновенно, сумка с расписками и кошелек были похищены и в зубах принесены главе «Границ». Должен сказать, что кожа, из которой был сшит этот кошелек, имела преотвратный вкус и я долго еще не мог от него отделаться.
Он сделал еще несколько мелких глотков. Надежды на то, что этим госпожа Шейли удовлетворится, не было, но… Он же обещал быть с ними честным? Он не врал. Ни капельки не обманул, сказал все, как было, как на духу. Но обещал ли он быть хорошим, приятным собеседником? Нет, поэтому форму повествования выбрал естественную для себя – с сарказмом, скомканными эвфемизмами и высокомерием по отношению к собеседнику.

+2

5

Пропустив едкий комментарий мимо ушей, Шейли приготовила перо и блокнот для записей, пока собеседник запивал собственную желчь горячим.
Что ж, по крайней мере, на стражнический кофе он не жаловался. Шейли уже по запаху понимала, что напиток получился забористый - впрочем, по справедливости. В конце концов, ни нынешний допрос, ни гора документов на столе сна и отдыха сегодняшней ночью не предвещали.
- Двадцать третьего января... - полилась информация, заскрипело перо. Если Шейли и была удивлена обилием подробностей, то виду она не подала - лишь ровно ложились строчки на бумагу, прерываясь только для обновления чернил.

Лойко рассказал гораздо больше, чем она ожидала и предпочла бы. Убийца смаковал каждую деталь с упоением, присущим человеку, уверенному в своей правоте, и Тина знала эту манеру - Тиамат и Ротт рассказывали о боях в Предместье так же. С той лишь разницей, что этому предшествовали подробные описания размеров монстра и длины его когтей.
Задумываться о том, что по этому поводу чувствовала сама Шейли, было неуместно и опасно для концентрации.
Хотя бы вопроса о подлинности личности больше не стояло. Тем не менее, было достаточно деталей, которые необходимо было прояснить.
"Почему в зубах?" - написала она на полях своих записей, а сама спросила, следуя протоколу:
- Вы в одиночку напали на господина Соккерса? Обычно торговцы не переносят большие суммы без сопровождения. Что случилось с охраной?

+1

6

Кофе приятно горячил Лойко изнутри. Он делал глоток за глотком, как будто не замечая того, что оно обжигало язык и глотку, а горькие капли падали в желудок подобно лаве. Чашка с ее содержимым будто стало доказательством того, что он еще жив; на фоне этого он вспомнил, что голоден, из-за чего кофе становился еще ценнее. Этим Тина искупила то, что она женщина и исчадье ада, поэтому потихоньку настроение заключенного становилось выше, а желание язвить и плеваться ядом испарялось.
- Охрану убирали другие люди. Мои подельники. Филипп и Плаха – человек и полукровка, кажется. Филипп выглядит как… как принц какой-то, только восточный, магометанский; Плаха – как помесь выдры и негра. К тому же, мы не особо охотились за той суммой, что была у господина Соккерса на руках. Его дома, адрес которого мы знали, было гораздо больше – из того, что он успел нажить. Сейчас все эти богатства и артефакты хранятся у главы гильдии. Не проверяли дом-то его? Колпак ентот должны были обчистить по самый потолок.
Лойко мелко улыбнулся: эта работа ему не то чтобы понравилась, в конце концов, Соккерс ничего не сделал плохого… на первый взгляд. Порывшись в его расписках, он увидел факты коррупции, за которые страхолюдина, в общем-то, должен был бы быть на его месте сейчас, будь он еще жив. И хотя он нормально, если не сказать хорошо относился ко взяткам и прочим попыткам подкупить везде и всюду, такое поведение чиновника нельзя было назвать честным или добропорядочным.
- Теперь я могу задать вопрос? На что мне еще надо ответить и кого сдать, чтобы меня взяли на работу? – спросил он деловито, откинувшись на спинку стула. – Я чувствую себя неловко из-за того, что сдаю бывших товарищей… пускай они даже это заслужили.

0

7

И Т О Г И
Тина и Лойко еще долго разговаривали, обсуждая прошлое "соискателя". За время диалога бывший член "Границ" рассказал много полезной информации, одновременно с этим выдав всех знакомых, связанных с гильдией, а также значимые места, используемые под небольшие склады, и предположительные планы. Не то чтобы Лойко знал много, но и то, что он сказал, можно было использовать "Стражам". Через пару недель выяснилось, что холд ни разу не солгал, и когда к нему снова пришли спросить о его планах, его ответ не изменился - он хотел присоединиться к гильдии правопорядка. Вскоре после этого он был зачислен в штат в качестве рядового сотрудника Боевого отдела.

0


Вы здесь » Dark Tale » Незавершённые эпизоды » [18.05 ТН] Мосты за спиной


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2020 «QuadroSystems» LLC