Джейсона устраивала работа с Закари. Не смотря на заслуги перед Гильдией, Шандар давал себе отчет, что в обычной жизни он довольно бесполезен. Примерно на уровне собаки-компаньона. Вроде, взгляд умный, понимающий, какие-то простые вещи может делать самостоятельно, даже команды выполняет. А какашки после выгула все равно кому-то другому убирать приходится.
(c) Джейсон Шандар

Девчонки, чего, когда подрастают, за сахаром охотятся? Поэтому им на свидании конфеты дарят? И шоколадки? Чтобы тебя не слопали?
(c) Почуй-Ветер

Люди невероятны сами по себе, а вместе они собирались в единое целое, способное справиться почти с любой бедой..
(c) Эмиль

— Вот знавал я одну сестру милосердия , Авдотья звали, девчонка смазливая была, лет восемнадцать только только исполнилось, младше всего нашего брата почти, но ты только проверни чего, приобними или ещё чего, так она тебе потом так уколет, что хоть на стенку лезь, а присесть, неа , и стой весь день.
(c) Алексей Вольский

— Лист капудыни? — усмехнувшись и пожав плечами, тихо проговорил Вейкко. — Лично я считаю, что раз уж этот листик не способен привести к сокровищам или юной заколдованной принцессе, то это скорее лист бесперспективной капудыни. Лист беспердыни, черт возьми.
(c) Вейкко

Она никогда не делилась своим прошлым, мужчина даже за эти полгода вряд ли смог узнать хоть что-то стоящее, помимо возможности ящерицы находить неприятности на свою аппетитную задницу.
(c) Рене

— Вот знавал я одну сестру милосердия , Авдотья звали, девчонка смазливая была, лет восемнадцать только только исполнилось, младше всего нашего брата почти, но ты только проверни чего, приобними или ещё чего, так она тебе потом так уколет, что хоть на стенку лезь, а присесть, неа , и стой весь день.
(c) Алексей Вольский

— Зануда? Гм.. Да, говорили и не раз. Мои соратники считают, что одной из моих магических способностей, является атака монотонными витиеватыми речами, пока противник не сходит с ума. Ахахахахахаха… — На сей раз, Эссен раскатисто хохочет, хлопая себя по колену ладонью.
(c) Герман Эссен

В вечернее время в Сказке всегда начинает твориться всякое необъяснимое и жуткое непотребство. То за поворотом тебя тварь какая-то поджидает, то в тенях деревьев оживает что-то странное и не очень материальное, то ещё какая странность произойдёт..
(c) Дарий

Решив, что «убийца» не достоин жизни, люди также постепенно начинали обращаться с ним хуже, чем с диким зверем. Насилие порождало ещё большее насилие, вот только преступникам очень часто отказывали даже в базовых нуждах, что уж говорить о компетентной медицинской помощи. Виктор давно решил для себя, что невзирая на их проступки, не спрашивая и не судя, он будет им её оказывать. Потому что несмотря ни на что, они всё ещё оставались разумными существами.
(c) Виктор

Она никогда не делилась своим прошлым, мужчина даже за эти полгода вряд ли смог узнать хоть что-то стоящее, помимо возможности ящерицы находить неприятности на свою аппетитную задницу.
(c) Рене

Нет, они любили лезть в жопу мира. Иначе зачем вообще жить? Вообще от мира со временем достаточно легко устать, особенно если не соваться в его жопы. Но было бы неплохо из этой жопы выбираться с деньгами, да еще и с хорошими деньгами, чтобы там например меч новый можно купить.
(c) Керах

Ему замечательно спалось в канаве, учитывая, что в тот момент он был куда ближе к свинье, нежели единорогу, а то, что храп кому-то мешал — дык зря что ли изобретали такую замечательную вещь как беруши? И вообще это был не храп, а звуки прекрасной живой природы. Скотина он, в конце концов, иль где?
(c) Молот

Ротт не был бы самим собой, если бы так просто и безэмоционально забывал о долге и деле, которое умел и мог делать. А лучше всего ему удавалось то, что многие под прикрытием милосердия и некоего высшего блага не воспринимают всерьез: калечить, рубить, сражаться, умерщвлять и иным способом губительно воздействовать на внешний мир.
(c) К. Д. Ротт

Звали этого маститого мясного голема Дарий и, если Ротту не изменяла память, массивный и практически неподъемный меч за спиной у этого человеческого выброса применялся тем весьма часто. А это значило, что пользоваться он им, как минимум, умеет. И, конечно же, Бешеному Псу хотелось проверить сей тезис на собственной шкуре, а заодно и испытать бывшего сопартийца по гильдии на предмет личностного роста, и степени прогресса боевых навыков.
(c) К. Д. Ротт

Конечно многие посчитают странным то, что двадцатилетняя девушка приглашает детей в гости. Что такого интересного можно было найти в общении с детьми? Но Агнес — это несколько иной случай.
(c) Агнес

Вместо вытекающей крови — клубничное варенье. А вместо меня — каскадер, который сейчас встанет, отряхнется и пойдет дальше по своим делам.
(c) Джун Нин

Есть в этом что-то странное, полагаться на чужое зрение. Хотя оно как бы уже твоё собственное, но все равно это иная перспектива, ведь твои глаза всегда закрыты. Все сложно. Зато никогда не заблудишься. Ведь если смотришь на мир с высоты птичьего полета, всегда знаешь, куда приведет тот или иной поворот.
(c) Стрикс

путеводитель сюжет нужные гостевая правила о мире роли магия расы FAQ
❖ Гильдия Стражей ожидает беспорядки на фоне приближающегося Дня Зверя.
❖ Где-то в холмах неподалёку от Валдена, по слухам, поднялся из земли древний трон. Говорят, тот, кто просидит на нём всю ночь, утром встанет либо мудрецом, либо сумасшедшим.
❖ В поселении объявился отец Забин, весьма странный тип, который коллекционирует святые символы любых форм, размеров и конфессий. Всем известно — он каждый год начинает поклоняться новому богу. Одни говорят, что он шарлатан, другие же — что он может даровать благословение от любого известного бога. (подробнее...)
Октябрь года Лютых Лун
❖ Свет и жара от двух солнц негативно влияет на все окружение; невыносимая жара, гибель урожаев на фермах. Кое-где в Валдене начали плавиться дома..
❖ 29 сентября года Лютых Лун в парковом районе практически полностью уничтожено четыре дома, девять задеты взрывами и пожарами. Погибло семнадцать человек и фэйри, пострадало около тридцати, в том числе многие ранены не последствиями взрывов и пожаров, на их телах обнаружены колотые раны в жизненно важные органы.
❖ В ходе Совета Гильдий решили временно отказаться от войны с Ягой: в такую жару просто невозможно двигаться и что-то делать.

Dark Tale

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Dark Tale » Незавершённые эпизоды » [15.06 ЛЛ] «Из огня да в полымя!»


[15.06 ЛЛ] «Из огня да в полымя!»

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

ИЗ ОГНЯ ДА В ПОЛЫМЯ!

15 июня ЛЛ

Маковое поле

Тереза & Бакалавр

https://i.imgur.com/NUbTEDy.png

ПРЕДИСЛОВИЕ

В случайности трудно поверить до тех пор, пока они не произойдут.
Тереза не искала этой встречи, Бакалавр — тоже. Он просто гулял подле макового поля, наслаждаясь прекрасным вечером.

Свобода Воли: да.

   
В воздухе чувствовалось дыхание осени.
То самое, свежее, сгоняющее прочь горячий обжиг и сухость лета, оставляющее заместо оных качеств влажные листья, чётко выделенные цвета и глубокую ночь. И Бакалавр вновь, как в первый раз, наслаждался одним из подобных вечеров.

Нет причин лукавить: пока ещё было тепло, и вместе с тем — решительно ощутимо, как что-то уходит прочь. Подобные переломы особенно симпатизировали псу, хоть он и предпочитал считать, что особенно любит зиму.
В строгом чёрном костюме, с коротким наплечным плащом, призванным защищать от небольших осадков, в коротком чёрном котелке, с единственной светлой полосой рубашки на груди и длинными лакированными туфлями на ногах, Бакалавр напоминал дирижёра, зачем-то выбравшегося на природу. Видимо, сбежал из душного концертного зала.

Окинув поле мимолётным взором, Андрей устремил взгляд вдаль — к заходящему солнцу. То постепенно начало раскрашивать небо в различные оттенки рыжего, розового и даже пурпурного.
Взяв трость с серебряным и очень уж большим набалдашником подмышку, — в ней скрывалось изящное ружьё, о чём мало кто догадывался, — пёс достал из внутреннего кармана трубку, искусно выделанную латунью. Он тоже так умел, но предпочитал использовать свои навыки исключительно для оружия, а посему — эта работа принадлежала рукам другого мастера.
Спустя минуту первое кольцо дыма отправилось к небу. Стоя рядом можно было уловить сизый, режущий обоняние аромат; оставалось только догадываться, каким образом столь чувствительный к запахам нос, как у Бакалавра, терпел подобное.

Вообще-то, стража не слишком одобряла визиты Андрея на маковое поле.
По целому ряду причин, но главная из них — ненужное волнение вновь прибывших. Одно дело, когда тебя встречает кто-то похожий на тебя, и совсем другое — встретиться с прямоходящим зверем на две головы выше.
Тем не менее, им приходилось признать, что временами Андрей был человечнее, чем любой другой человек. И плохих дел оружейник не делал. Скрипя сердцем стражам пришлось смириться.

Говорить не было нужды, Андрей молчал.
Когда что-то началось, уши первые уловили изменения и дрогнули, а затем и морда пса повернулась в нужную сторону.

Отредактировано Бакалавр (2019-09-17 00:13:13)

+1

2

Сжигание на костре, сказать по правде, никогда и не привлекало учёную: да, исторические факты, какие-то романы про инквизиторов, про ведьм были красивым составляющим мира Терезы, но кто же знал, что задыхаться от углекислого газа, вот так, стоя прямо на костре, будет для девушки фатальным? Правильно — те, кто и решился сотворить с ней такое, дескать, рога могут носить только рождённые под землёй, у Дьявола в царстве. Вот и стоит теперь, чертовка, богохульница на святом костре, призванном сжигать нечисть, извивается.
А ведь говорят, мол, нельзя же доверять людям, нельзя. Но и знают эти же: хоть раз попадись в лапы к сражающимся за правое дело, так и с концами вовсе, как в Бездну пропадёшь; во всём сознаешься, лишь бы выпустили, ироды. Да как назло, у какого-то там герцога, как слышала сама Тереза, есть чёртов план, выполнить который нужно необходимо просто обязательно. И кричи — не кричи, что толку? Как оказалось, хоть кто-то да услышал вскрики. И, пока девушка, извиваясь от жара, постепенно обнимающего ноги, белугой выла, прямо перед ней будто лицо появилось. Может и заметил кто, да какая уже разница? А стоило девушке замолкнуть, как голос услышала. То была фэйри.

И, подумать только, хватило ведь всего пары секунд, что вообще можно было ожидать от смертницы? Что плюнет в рожу, да оттолкнёт единственную возможность на спасение? Нет, точно нет. Да и какая к чёрту разница, если тебе пообещали едва ли не горы золотые да спокойствие.
Спокойствие.

Всё так завихрилось, завертелось, как в настоящей сказке. Той самой, которую бабушка Терезе читала в детстве (как раз в перерывах между «люлями» и чем-то подобным). Действительно, девушку увели куда-то далеко-далеко. В прохладу, в чистый, лишённый газа воздух. Куда-то, где та смогла вздохнуть полной грудью, всё ещё словно цепляясь за жизнь, царапая горло, плечи, как если бы воздуха не хватало до сих пор.
Первым, встретившим её в Сказке, её личной, болезненной и страшной Сказке была фэйри.
Вторым — пёс. Обычный, чёрный пёс. А ещё её вскрик: никак действительно в Ад попала, да демона повстречала? Нужно уползти. Как можно скорее.

+1

3

Моргнул, и вот — девица. Нате.
Андрей, как настоящий джентльмен, среагировал быстро и уместно: снял котелок и учтиво поклонился одной головой.
— Здравствуйте.
Ответом ему был вопль, преисполненный ужаса, и попытка как можно стремительнее покинуть сцену.
Что же, девушку можно было понять. Наверное.
Долгие, томительные мгновения, длящиеся на деле считанные секунды, Бакалавр размышлял над тем, как ему стоит поступить дальше, пока большая мокрая капля не шлёпнула его по уху.

Вообще-то, пёс был законопослушным гражданином, и потому сперва внимательно осмотрелся в поисках помощи.
Удивительное дело, но поблизости не было ни единого стража. Может, у прибывающих есть какой-то особый график, и эта впечатлительная особа в него неудачно не вписалась?
Усмехнувшись своим мыслям, Андрей решительно потушил трубку до последней искры, — шаг вперёд, — спрятал её в карман жилета, — ещё полшага, — повесил трость на пояс, словно меч в ножны, — он всё же был охотником, и порой необходимость выступить заставала его в самый неожиданный момент, — а затем степенно расстегнул пуговицу за пуговицей, снял куртку с полуплащом поверх оной, и решительно настиг девицу, пока та действительно не сбежала.

Взгляд уловил повреждения. Нюх — запах обгоревшей кожи и копчёного мяса. Будь пёс менее сдержанным — обязательно пустил бы слюну, но нет, не в этот раз.
Наверное, с такими повреждениями ей трудно ходить? Остаётся надеяться, что она не опасна. Впрочем, налицо паника, а в ней люди способны на плохие поступки только если случайно, верно? В любом случае риск оправдан.
Гражданский долг требовал, чтобы пёс предпринял все возможные усилия. Так считал он сам.
Длинные когтистые руки мрачными тенями потянулись к ещё горячему телу в объятиях вечерней прохлады... а затем с неприкрытым напором завернули девушку в куртку, ещё усилие — и она уже на руках у Андрея.
Тот выглядел спокойно и невозмутимо, но близость к его пасти, пожалуй, его «пленнице» спокойствия не добавляла. Осознав это, пёс отвернул морду в сторону, как и взгляд. Руки держали незнакомку осторожно, почти что ласково, но и крепко.
Ещё одна капля ударила по ушам Бакалавра, из-за чего те потешно дёрнулись, а сам он, одними глазами, не поворачивая морды, обратился к девушке.
— Уверяю вас, меня не стоит бояться.

Голос Бакалавра звучал бесстыдно красиво.
Ожидаемый лай внезапно для многих, кто общался с Андреем впервые, оборачивался глубоким низким голосом.
Но услышала ли она его, покоясь на белых руках?

+1

4

Говорят: «так станется, так сбудется, что солнце с неба упадёт». И оно упало. Во всяком случае для Терезы. Тело жжёт, и долго ещё будет жечь, всё не отпуская, как родное, ощущение боли, гари и запаха собственного тела. Девушка хотела жить, а потому, как упала в тёплые, но в тот же момент, казалось, спасительный объятия, так и замерла, словно бы и дышать перестала.
Пёс определённо не был злым. Он был… спокойным. А ещё: он определённо разговаривал. И, вроде бы, даже осознавал то, что говорит. Да что толку, коли сейчас в ушах до сих пор звон. Девушка уже не извивалась, только лишь внимательно прислушивалась к происходящему, пыталась осознать, жива ли она; понять, чем для неё это кончится. Шевелиться решительно не хотелось, ровно, как и перечить, как и делать хоть что либо, будто то дыхание или мысли. Подобные действия просто выбились из колеи обыденного, стали мучительным. Особенно в момент, как шок прошёл. Наконец шикарная, по своей природе, спасительная дрёма настигла Тесу, позволяя той отключиться, забыться где-то далеко-далеко, теряясь от собственного кошмара.

За окном лил дождь. Капли же сводили с ума своей дотошностью, настойчивостью. Они больно мерзко для болеющей головы разбивались об окно, что было совсем рядом с демоницей. Девушка даже невольно поморщилась, поёрзала под одеялом, в очередной раз упрекая саму себя в любви перебрать с алкоголем. Да только вот было что-то не то, совсем не так, как обычно: да, окно всегда присутствовало в её комнатушке, и дожди даже в мире на тот момент существовали (были редкостью, безусловно, но, что греха таить, но метко; появлялись они почти тайфунами, сметая всё), только вот постель была куда меньше, и пахла, пахла она совсем иначе, не цветами, и даже не самой девушкой, вперемешку с чужим запахом, а обычной синтетикой, коей в её мире было предостаточно.

Осознание пришло вместе с болью. Резко дёрнувшаяся девушка стянула со своей головы одеяло, которым, спасаясь от холода да озноба, укрыла себя. Вместе с одеялом она, как ей показалось, содрала и куски собственной кожи. И пусть это было лишь наваждением от саднящих ран, ощущения были похожими. А по ту сторону дремоты — он. Всё тот же пёс. Как в сказках бабушки. Сидит на стуле, напротив. Сидит и ждёт, как и принято псам.
Только вот обычно они сидят на полу. Иногда, даже громко дышат, высунув язык наружу, иногда лежат. Но всё остаётся неизменным: этот пёс сидел на стуле, был одет и курил трубку.
Всё стало ясно: Тереза умирала, и сейчас её мозг, под действием газа, выдумывал всякие там нелепицы.
— Ой-ой… как голова болит!

+1

5

Кажется, услышала.

По крайне мере, девушка успокоилась и перестала сопротивляться. Не то, чтобы её усилия дотоле были успешными, но теперь незнакомка вовсе замерла; может, притворяется мёртвой, в надежде спастись?
Бакалавр украдкой улыбнулся своим мыслям и втянул воздух ноздрями, после чего по некоторым запахам легко убедился в том, что нет, не мертва. Человеческий организм — потрясающая вещь, и способен сказать куда больше, чем сам человек того хочет.

Уловив её настроение, — по крайней мере, псу так показалось, — Андрей на несколько мгновений замер, давая девушке привыкнуть к нему.
Ждать пришлось недолго: совсем скоро Тереза, имени которой Бакалавр, разумеется, пока не знал, потеряла сознание. Что же, оно и к лучшему. Меньше треволнений.
Прижав завёрнутую девицу к груди, не слишком страшась за чистоту своих одежд, Бакалавр решительно направился в сторону своего дома. До него было ближе, чем до города, а незнакомке определённо требовалась медицинская помощь и отдых.
Он ещё не знал, что та вполне способна позаботиться о себе сама.

Дождь усиливался, ускорялся и пёс.
За себя он не боялся, и не такие дожди переживал бесследно, а вот девушке это может навредить. Куртка наверняка работала исправно, и не позволяла девице намокнуть больше нужного, и всё же рисковать не стоило.
Глаза Бакалавра, тем временем, мимолётом присмотрелись к Терезе, имя которой для мужчины всё ещё оставалось тайной. Незнакомка выглядела необычно; в частности — у неё были рога. Весьма интересная черта. Разумеется, в Сказке встречалось всякое, но люди, думалось Бакалавру, обычно прибывали на маковое поле людьми. Может, это как-то было связано с её ранениями?
Последние, к слову, заметно подзатянулись. Увечья были нанесены так давно? Бакалавр был уверен, что совсем недавно чувствовал свежий запах подгоревшей плоти, а сейчас — лишь смрад спекшейся крови и свежие, едва уловимые нотки новой кожи.
Странно.

Убранство постели Бакалавра тоже не слишком беспокоило. Завтра к нему всё равно должна была прибыть досточтимая госпожа из ближайшей деревни и заняться стиркой; Бакалавр мог делать это и сам, но он испытывал определённую симпатию к пожилой леди, и потому счёл за хорошее дело нанять её на работу (как он слышал, вскоре его примеру последовали ещё некоторые джентльмены, и ныне некогда угасавшие глаза пожилой женщины вновь блестели жизнью).
Без труда удерживая Терезу одной рукой, та была удивительно крохотной, без рогов — едва ли не в полтора раза меньше Бакалавра, и лёгкой, другой ладонью Андрей смахнул одеяло и уложил девушку на подушки.
Как любой внимательный джентльмен на его месте — этим не ограничился. Выправил тёмные дикие волосы, — из чистого любопытства скользнув тыльной стороной указательного пальца по рогам, — чтобы не докучали во время сна, проследил, чтобы позой не были пережаты какие сосуды, а затем беззастенчиво раздел Терезу, не глядя при этом, куда не надо.
Одежда у незнакомки была в ужасном состоянии, и она явно не будет против сменить её на что-то более свежее и чистое. Разумеется, Бакалавр не стал совсем выбрасывать её прежние одеяния, — вдруг они всё же для неё ценны? — но лишних сомнений по этому поводу не испытывал. Одежда, к слову, тоже была необычной.
Чтобы ещё кое-что не испытывать лишний раз, Андрей аккуратно укрыл девушку одеялом, подоткнув края.

Несколько долгих минут Бакалавр выждал рядом, на случай, если Тереза быстро очнётся. Не очнулась.
Стало быть — у него есть некоторое время, чтобы переодеться, найти чего перекусить и выпить. Последние два пункта — не для себя.
Аккуратно сняв мокрую рубашку, Андрей отложил её в сторону и достал новую — с едва уловимым бирюзовым отливом. Пёс вообще любил синий цвет и его оттенки. Застегнув все пуговицы, кроме двух верхних около ключиц, Андрей направился на кухню.
Слишком сильно мудрствовать не стал: налил стакан холодной воды и ещё один, но с подогретым молоком. Сразу после пробуждения, как рассказывал ему один доктор, твёрдую пищу лучше не есть, надо выпить воды и дать время проснуться всему организму, а не только мозгу.
Тем не менее, ни один уважающий себя джентльмен не оставил бы даму в беде без завтрака, а потому пара яиц вскоре оказались на сковороде, где превратились в приличную глазунью, к которой добавился бекон, пара ароматных хрустящих полосок, и пряные специи. Андрей не знал, что по вкусу его гостье, а потому решил не ударяться в чрезмерные изыскания.

Когда приготовления были закончены, и блюдо, и оба стакана заняли своё место на прикроватной тумбочке.
Теперь оставалось только дождаться пробуждения Терезы, и убедиться, что с ней всё в порядке. Сел Бакалавр здесь же, рядом, на стул. Делать было нечего, так что он достал из-за пазухи трубку и разжёг её, принявшись пускать сизые колечки в воздух, предварительно приоткрыв маленькое угловое окошко.
В голове медленной вереницей двигались мысли о том, что предстоит сделать, если она не очнётся в ближайшее время. Когтистый палец коснулся шеи, убеждаясь что пульс есть, — жива. Да, в таком случае стоит до доктора. До него в любом случае стоит дойти, если поразмыслить, разница лишь в том, что если она очнётся — стоит быть рядом, если нет — тогда уже лучше рискнуть.
И тут...

Первым делом девица избавилась от одеяла.
Бакалавр остался невозмутим; взглянул на неё не без любопытства и без лишнего смущения, благо и непристойных взглядом себе чрезмерно не позволял.
Затем — пожаловалась на головную боль. Что же, это хорошо. Она не только жива, но и ещё сохранила способность чувствовать.
— Полагаю, это нормально, — Красивым голосом заверил Андрей свою гостью, положив чёрную ладонь ей на ключицы и осторожно уложив её обратно на подушки. Следом за этим действием Бакалавр вернул одеяло на положенные ему позиции. — Сам я подобных путешествий не переживал, но рискну предполжить, что это налагает определённые... впрочем, неважно, сейчас важнее удостовериться, что вы в норме. Вот, выпейте воды.
Аккуратно, придерживая стакан обеими руками, чтобы девушка могла взять его без опаски случайно уронить, Бакалавр его протянул Терезе.
— Смею заметить, — через некоторое время продолжил Бакалавр, — Что ваши ноги изрядно пострадали. Как вы сейчас себя чувствуете?
Глаза Бакалавра внимательно следили за Терезой. Они были не совсем собачьими, и не совсем человеческими; скорее чем-то средним, узким и удивительно подходящим его острой морде.

А котелок так и остался, уроненный, лежать где-то на Маковом поле.

+1

6

Частью её жизни был риск.
Тот самый риск, из-за которого девчонка сюда и угодила. Подумать только: секунду назад она была в лаборатории, переписывала очередной отчёт, и тут на те, лежит вся зарёванная, в истерике, ожогах,  да в плену у кого-то, кто ещё и выглядит слишком странно. Особенно для некогда учёной.
Впрочем, странным было ещё и отсутствие боли, от тех названных чуть выше ранах; ничего не саднило, ничего не болело, только покалывало в некоторых местах — совсем не дискомфортно, просто, как факт. Тереза даже нырнула с лицом под одеяло, пытаясь найти там то самое нечто, да обнаружила только полную почти темноту, раскрываться не хотелось. Возможно, это был мех пса? Наверное, он линяет на кровать. Теса всячески пыталась отвлечь себя от каких-то мыслей: казалось, девочка, смущайся, ты в чём мать родила, а раздел тебя вообще другой человек. Только вот подавленность начисто выжгла чувство стыда, перекрыла все людские и не людские установки, оставляя инстинкты и слегка сбитое, неровное дыхание:
— Ты раздел меня, что бы съесть? Обычно так ощипывают куриц… — едва ли девушка понимала, что она несёт, да ещё и себе под нос — только слегка дрожала от воспоминай. Попытка понять, что произошло обвенчалась не только крахом, но и неприятными последствиями, в виде обрывков фантомной боли в ногах.
Раскрасневшаяся от жара девчонка свернулась в калач, как только почувствовала снизу неприятные ощущения, схватилась ладонями за ступни, проверяя, всё ли там на месте, и лишь только убедившись (Божечки, на неё ведь смотрят не отрываясь? Такой стыд она не испытывала уже давно. Но где-то там, внутри себя; пока не до этого), что там всё на месте — выпрямилась, вновь заворачиваясь в постельное бельё.
Временный шок был налицо, его выдал предательски дёргающийся глаз. Тереза даже на мгновение закашлялась — вот как в горле у беглянки-то пересохло — а затем  попыталась сесть, что, хоть и с трудом, да вышло. Было так интересно, так любопытно, сколько же могло пройти времени перед тем, как все раны, оставленные пепелищем да инквизиторами затянутся. Хотя, на самом деле, её не мог не радовать сложившийся результат: она не погибла, не лишилась половины тела и, чёрт подери, возможно даже не была в беде — совсем уж не похоже на неуклюжую вечно учёную.

«Холодно», — половицы приятно охлаждали ступни девушки, позволяли той чувствовать себя чуть более уверенно, как если бы она сейчас была где-то, где ей самой спокойно и уютно. Запах дерева вдохновлял. Можно было дышать наконец полной грудью, доверху завернувшись в одеяло, как если бы девчонка хотела сложиться в настоящую бабочкину куколку.
Приходилось рассуждать. Думать быстро, пока мужчина, сидящий рядом, не пришёл в себя. Пусть он и не трогал: кто знает, опасен ли он на самом деле? Невесть откуда, кстати, взявшаяся смелость вынудила Терезу подняться в полный рост, а так как волочь одеяло по полу было бы ну просто верхом нахальства (ведь именно так назвала это про себя девушка), Теса подтянула несколько краёв постельного белья выше, обматывая своё тело в нечто, состряпанное на манер балахона.
Девушек иногда трудно понять. Без доли сомнения бывшая учёная бы легко прыгнула в окно, пустилась бы на утёк по лестнице. Да и, в конце-то концов, она могла бы хотя-бы попытаться дать бой: хуже ведь быть уже не может, а вдруг её сразу в рабство? И будет беглянка всю жизнь на побегушках у какого-то богатенького толстого попа, как тот, которому всего пару часов назад её продали. Но нет, сейчас не та ситуация. Ведь, не та?
Можно выдохнуть, наконец, да протянуть руку для знакомства, подчеркнув действия словами:
— Теса.

0


Вы здесь » Dark Tale » Незавершённые эпизоды » [15.06 ЛЛ] «Из огня да в полымя!»


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2020 «QuadroSystems» LLC