Джейсона устраивала работа с Закари. Не смотря на заслуги перед Гильдией, Шандар давал себе отчет, что в обычной жизни он довольно бесполезен. Примерно на уровне собаки-компаньона. Вроде, взгляд умный, понимающий, какие-то простые вещи может делать самостоятельно, даже команды выполняет. А какашки после выгула все равно кому-то другому убирать приходится.
(c) Джейсон Шандар

Девчонки, чего, когда подрастают, за сахаром охотятся? Поэтому им на свидании конфеты дарят? И шоколадки? Чтобы тебя не слопали?
(c) Почуй-Ветер

Люди невероятны сами по себе, а вместе они собирались в единое целое, способное справиться почти с любой бедой..
(c) Эмиль

— Вот знавал я одну сестру милосердия , Авдотья звали, девчонка смазливая была, лет восемнадцать только только исполнилось, младше всего нашего брата почти, но ты только проверни чего, приобними или ещё чего, так она тебе потом так уколет, что хоть на стенку лезь, а присесть, неа , и стой весь день.
(c) Алексей Вольский

— Лист капудыни? — усмехнувшись и пожав плечами, тихо проговорил Вейкко. — Лично я считаю, что раз уж этот листик не способен привести к сокровищам или юной заколдованной принцессе, то это скорее лист бесперспективной капудыни. Лист беспердыни, черт возьми.
(c) Вейкко

Она никогда не делилась своим прошлым, мужчина даже за эти полгода вряд ли смог узнать хоть что-то стоящее, помимо возможности ящерицы находить неприятности на свою аппетитную задницу.
(c) Рене

— Вот знавал я одну сестру милосердия , Авдотья звали, девчонка смазливая была, лет восемнадцать только только исполнилось, младше всего нашего брата почти, но ты только проверни чего, приобними или ещё чего, так она тебе потом так уколет, что хоть на стенку лезь, а присесть, неа , и стой весь день.
(c) Алексей Вольский

— Зануда? Гм.. Да, говорили и не раз. Мои соратники считают, что одной из моих магических способностей, является атака монотонными витиеватыми речами, пока противник не сходит с ума. Ахахахахахаха… — На сей раз, Эссен раскатисто хохочет, хлопая себя по колену ладонью.
(c) Герман Эссен

В вечернее время в Сказке всегда начинает твориться всякое необъяснимое и жуткое непотребство. То за поворотом тебя тварь какая-то поджидает, то в тенях деревьев оживает что-то странное и не очень материальное, то ещё какая странность произойдёт..
(c) Дарий

Решив, что «убийца» не достоин жизни, люди также постепенно начинали обращаться с ним хуже, чем с диким зверем. Насилие порождало ещё большее насилие, вот только преступникам очень часто отказывали даже в базовых нуждах, что уж говорить о компетентной медицинской помощи. Виктор давно решил для себя, что невзирая на их проступки, не спрашивая и не судя, он будет им её оказывать. Потому что несмотря ни на что, они всё ещё оставались разумными существами.
(c) Виктор

Она никогда не делилась своим прошлым, мужчина даже за эти полгода вряд ли смог узнать хоть что-то стоящее, помимо возможности ящерицы находить неприятности на свою аппетитную задницу.
(c) Рене

Нет, они любили лезть в жопу мира. Иначе зачем вообще жить? Вообще от мира со временем достаточно легко устать, особенно если не соваться в его жопы. Но было бы неплохо из этой жопы выбираться с деньгами, да еще и с хорошими деньгами, чтобы там например меч новый можно купить.
(c) Керах

Ему замечательно спалось в канаве, учитывая, что в тот момент он был куда ближе к свинье, нежели единорогу, а то, что храп кому-то мешал — дык зря что ли изобретали такую замечательную вещь как беруши? И вообще это был не храп, а звуки прекрасной живой природы. Скотина он, в конце концов, иль где?
(c) Молот

Ротт не был бы самим собой, если бы так просто и безэмоционально забывал о долге и деле, которое умел и мог делать. А лучше всего ему удавалось то, что многие под прикрытием милосердия и некоего высшего блага не воспринимают всерьез: калечить, рубить, сражаться, умерщвлять и иным способом губительно воздействовать на внешний мир.
(c) К. Д. Ротт

Звали этого маститого мясного голема Дарий и, если Ротту не изменяла память, массивный и практически неподъемный меч за спиной у этого человеческого выброса применялся тем весьма часто. А это значило, что пользоваться он им, как минимум, умеет. И, конечно же, Бешеному Псу хотелось проверить сей тезис на собственной шкуре, а заодно и испытать бывшего сопартийца по гильдии на предмет личностного роста, и степени прогресса боевых навыков.
(c) К. Д. Ротт

Конечно многие посчитают странным то, что двадцатилетняя девушка приглашает детей в гости. Что такого интересного можно было найти в общении с детьми? Но Агнес — это несколько иной случай.
(c) Агнес

Вместо вытекающей крови — клубничное варенье. А вместо меня — каскадер, который сейчас встанет, отряхнется и пойдет дальше по своим делам.
(c) Джун Нин

Есть в этом что-то странное, полагаться на чужое зрение. Хотя оно как бы уже твоё собственное, но все равно это иная перспектива, ведь твои глаза всегда закрыты. Все сложно. Зато никогда не заблудишься. Ведь если смотришь на мир с высоты птичьего полета, всегда знаешь, куда приведет тот или иной поворот.
(c) Стрикс

путеводитель сюжет нужные гостевая правила о мире роли магия расы FAQ
❖ Гильдия Стражей ожидает беспорядки на фоне приближающегося Дня Зверя.
❖ Где-то в холмах неподалёку от Валдена, по слухам, поднялся из земли древний трон. Говорят, тот, кто просидит на нём всю ночь, утром встанет либо мудрецом, либо сумасшедшим.
❖ В поселении объявился отец Забин, весьма странный тип, который коллекционирует святые символы любых форм, размеров и конфессий. Всем известно — он каждый год начинает поклоняться новому богу. Одни говорят, что он шарлатан, другие же — что он может даровать благословение от любого известного бога. (подробнее...)
Октябрь года Лютых Лун
❖ Свет и жара от двух солнц негативно влияет на все окружение; невыносимая жара, гибель урожаев на фермах. Кое-где в Валдене начали плавиться дома..
❖ 29 сентября года Лютых Лун в парковом районе практически полностью уничтожено четыре дома, девять задеты взрывами и пожарами. Погибло семнадцать человек и фэйри, пострадало около тридцати, в том числе многие ранены не последствиями взрывов и пожаров, на их телах обнаружены колотые раны в жизненно важные органы.
❖ В ходе Совета Гильдий решили временно отказаться от войны с Ягой: в такую жару просто невозможно двигаться и что-то делать.

Dark Tale

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Dark Tale » Незавершённые эпизоды » [28.06 ЛЛ] It's dangerous to go alone! Take this...


[28.06 ЛЛ] It's dangerous to go alone! Take this...

Сообщений 1 страница 3 из 3

1

IT'S DANGEROUS TO GO ALONE! TAKE THIS...

Двадцать восьмое июня, вечер

Лес близ Предместья

Артур Райнер & Вереск

http://s5.uploads.ru/8dUNn.gif

ПРЕДИСЛОВИЕ

Артур решил совместить приятное с полезным, или точнее говоря — полезное с ещё более полезным. Чтобы уговорить Вереск покинуть с ним Предместье, оставив лавку и опасности позади, он решил сводить её в лес. На поиски одного необычного цветка. И всё как обычно пошло не совсем по его плану...

Свобода Воли: да.

+2

2

Семичасовая восседала на одной из мачт массивных облаков. Моргнув алым, она рассыпала вокруг себя едва зримое сияние. Райнер внезапно остановился, сложив ладони козырьком и внимательно взгляделся в линию горизонта, туда, где сияла Семичасовая.
- Итак, Вереск - деловито начал он - какое явление мы можем наблюдать прямо сейчас? - зельевар обернулся к девушке и вопросительно на нее посмотрел - Биийернар или Бьйенарер? Надеюсь ты не забыла их отличия.
Разница Бии от Бьйе, так их обычно сокращали, была в том, что сияние Биийернар отдавало темно-бордовым, будто кровь, а свет Бьйенарер наоборот рассыпался более алым. И оба эти сияния означали лишь одно: Семичасовая родила новый ветер, который сейчас несется к земле. Семичасовая Алая Звезда - полное название этой удивительной материи, которая никогда звездой и не была, но была так названа из-за внешней схожести с другими небесными светилами. Семичасовая была скорее желеобразным невероятно ярким шаром, который раз в две недели рождал тот или иной ветер и, нередко, эти ветра имели весьма скверный характер. 

Звезда эта была верным ориентиром любому путнику. Когда она появлялась на небе, можно было не сверять часы и быть уверенным, что сейчас ровно семь вечера или семь утра, в зависимости от времени суток. Изучение Семичасовой было весьма затруднительным, так как зависла она в небесах над жгучими песками дальнего юга (земли, которая, как вам известна, является местом обитания солнечных ветров, а с этими ребятами лучше не встречаться). Зато можно было легко узнать стороны горизонта: юг всегда там, где Алая Звезда.

- Запомни, милая,  Биийернар - ветер погибели, он несет засуху не только природе, но и всему живому, буквально высасывая всю жидкость из тела - Артур показал девочке весьма неприятное фото бедняги, что встретился с ветром лицом к лицу - а вот брат его Бьйенарер, наоборот, приносит дожди жителям пустынь. Аши, народы песков, поклоняются этому ветру и даже приносят ему жертвы  - на стол легло еще одно фото. На нем виднелся замотанный в белое силуэт, вероятно, ребенка - ветра эти крайне редко вылетают за пределы пустынь, но всякое бывает... Чтобы отличить один ветер от другого, запомни...(из воспоминаний)

Артур искренне верил, что знаний о мире мало не бывает и даже такая далекая пустыня и такие дивные ветра вполне могут однажды стать частью Валдена и тут уж надо отличать ветер жизни от ветра погибели.
За разговорами о ветрах и далеких пустынях прошло еще какое-то время. Артур был рад этой встрече, более чем долгожданной; с тех пор, как Вереск перебралась в Предместье, они виделись не так часто, как ему того хотелось. Не спасала даже его работа в ЗЛО, хотя он и старался хоть на минутку заглянуть в такую известную ему лавку, чтобы проверить все ли в порядке, справляется ли его ученица с ролью владелицы. И она справлялась. Райнеру все еще было сложно признать, что Вереск уже давно не ребенок, а более чем взрослая женщина. 
Мешало ли ему то, что внешне она никак не изменилась с момента их первой встречи? Или, может быть то, что он довольно сильно к ней привязался, что стал считать своей семьей? А может всему виной был страх и осознание, что рано или поздно он ее потеряет? Да, явно что-то из этого и было причиной этой его опеки, которую он старался особо не показывать. А получалось ли?

Оставив огни города позади, они свернули на поросшую высокой травой тропу.  Молодая буйная зелень нежно шуршала под ногами, цепляясь вокруг щиколоток. С веток деревьев перекрикивались птицы, жужжали пролетающие насекомые, кружаясь в парном танце, на камнях грели зеленые лапки ящерицы.
Поросший мхом и грибами старый пень не особо выделялся на фоне общей расслабляющей картины летнего леса. Над пнем кружилось облачко мошкары; как только путники подошли ближе, мошки на секунд пять зависли в воздухе, а затем, разделившись на две группки, подлетели почти вплотную к незваным гостям.
- Мы идём в Ноопэ-Гааччу - спешно отозвался Артур, пока мошки окончательно не поселились у него в волосах - пропустите нас, пожалуйста - подождав он добавил - мы знаем пароль.

Заслышав про пароль мошкара, которая уже почти  переключила все внимание на стоящую  рядом девушку, вдруг разлетелась в разные стороны, исчезла из виду на пару секунд и вернулась вновь, но теперь представляя собой не бесформенное облачко, а корявый знак вопроса. Райнер усмехнулся. Он неспешно достал из кармана средних размеров синее перо, усеянное по краям крошечными белоснежными жемчужинками и выставил его вперед, чтобы мошки могли хорошо рассмотреть вешицу.
- Вот наш пароль - легонько пощекотал Вереск кончиком пера по щеке.
Он медленно покрутил в руках перышко и уверенно вручил его девушке, полагая, что ей оно явно больше идёт.

- Недавно в лесу я нашел раненную птицу Гамаюн, ну те, что судьбу пророчат - Райнер замялся, пророчество птицы он говорить пока не хотел, но именно оно было поводом вывести Вереск на эту прогулку, однако - я помог ей и за помощь мне досталось это перо. С его помощью мы сможем пройти в Ноопэ-Гааччу.
Ноопэ-Гаачча - кочующий лес природных духов, вход в который находится под землёй, да вот только, чтоб войти надо знать пароль. Пароли имели свойство меняться день ото дня и это еще больше затрудняло попадение в Гааччу. Те немногие везунчики, которым все же удалось побывать в этом месте, ходят счастливые и все рвутся назад, да вот пароль уже изменился и лес перекочевал, подобно табору, куда-то за горизонт.
Встреча с Гамаюн подарила Артуру не только универсальный ключик-перышко, с которым он мог и не знать никаких паролей: эти чудные птицы-предсказательницы были в Гаачче чуть ли не детьми богов и уж, если Гамаюн решил открыть чужаку путь в лес, значит чужак этот с добрым сердцем и не навредит местным духам. От птицы он и узнал, на какую тропинку надо сойти, чтоб набрести на вход, которым на этот раз был выбран старый мшистый пень.

Насекомые недоверчиво кружились вокруг; Артур нахмурился,он был почти уверен в том, что слышит шепот: маленькие стражники переговаривались между собой, решая можно ли впустить пришедших. Раздумья мошкары прервал чей-то тяжелый вздох. Мошки встрепенулись, разлетелись кто куда и вновь собрались в облачко. Райнер поискал глазами того, кому, по всей видимости, надоело это ожидание ничуть не меньше чем самому Артуру, но рядом никого не было. Еще вздох. Мужчина был озадачен.
- Ну что вы там летаете, пропускайте его и оставьте меня в покое. Я стар и хочу спать - глубокий грубоватый голос раздался откуда-то из-за пня.
Мошки еще с минуту кружились вокруг Артура и Вереск, а затем, словно по волшебству, исчезли. Райнер бросил на девушку слегка взволнованный взгляд и шагнул вперед.

- Давайте скорее, вы двое. Я тут весь вечер ждать не буду - кашлянув, продолжил голос - чужаки. Надеюсь Гамаюн знала кого приглашала - голос был явно в этом не уверен - в мое время чужакам был вход запрешен, а тем, кто смог проскользнуть - у двух грибов, растущих на пне, оторвались шляпки. Голос раскатисто рассмеялся - кхэ-кхэ...чужаки, не забудьте маски - слегка успокоившись добавил голос.
Про это Райнер хорошо знал; без особых масок, размером чуть больше мизинца и прикрепленных к одежде, вход в лес для чужаков был закрыт: уж очень местные духи не выносили звук сердебиения, а маска буквально поглощала его. Маски делались из совершенно разных материалов: от простых деревянных до изысканных ледяных, от горьких до сладких, от почти прозрачных до броских и ярких.
- Да, мы знаем. Позвольте войти.

Еще один тяжелый вздох и мшистый пень, поскрипывая, вытащил грязные корни из земли и, переваливаясь, отошел где-то на метр, открывая путешественникам вход в подземелье. Корни деревьев, сплетаясь между собой, образовывали нечто напоминающее лестницу, что уходила глубоко вниз, ну а там, внизу, горел огонёк. Райнер пошел первым. Подземный коридор был прямым, корни под ногами прочными, но до чего же мало места: пришлось идти, буквально прислонившись щекой к стене; да еще и довольно прохладно. Артур поежился, стараясь разглядеть в темноте светлое личико Вереск и с трудом сумел взять ее за руку. Минут за двадцать они прошли весь тоннель, оказавшись в довольно просторной пещере, вдоль стен которой длинными рядами горели сотни тоненьких свечей. Вдалеке слышался шум голосов, смех и ругань. И запах. Как только эта парочка вышла из темного туннеля, им в нос ударил приятный запах свежих медовых пряников и молочного кофе. Под ногами то тут, то там валялись пустые дырявые мешки, такие, в которые часто переносят картошку.

Добро пожаловать в подземный рынок Ноопэ-Гааччи, у нас есть все,  что вам нужно!
Гласила надпись, вырезанная на самом толстом корне, прямо над головами Артура и Вереск.

Лучшие маски у Мёдодела? Ха, торопись к Древорезу и сравни, кто тут мастер!
Гласила надпись сбоку.

- Куда отправимся, Вереск? К Мёдоделу или Древорезу? - с легкой усталой улыбкой спросил Артур.
Путь с лес лежит через подземный рынок, в котором, если верить слухам, можно встретить таких существ, от которых даже в Валдене волосы дыбом встанут, а там, как вам известно, много всякого повидали.

+3

3

Вереск не то, чтобы была не в восторге — ей просто не хотелось оставлять лавку надолго. А вдруг кто-то придёт, когда её не будет? Вдруг Игнис, как обычно, завалится едва живой — кто вылечит его, если она в это время будет развлекаться где-то в лесу, среди незнакомых ей, потенциально смертельно опасных духов? Вереск никогда не отличалась доверчивостью, подозрительность — была её второй натурой. И даже несмотря на её тёплое отношение к Артуру, она шла с ним неохотно, поначалу — то и дело оборачиваясь, словно даже покинув Предместье, могла видеть парадную дверь своей лавки.

Наверное, именно поэтому, по причине своего далеко не безоблачного настроения, Вереск предпочла немного угрюмо отмалчиваться — в противовес радужной, в другое время — заразительной радости своего наставника. Она любила Артура, пусть в лицо ему об этом никогда бы не сказала, но порой — этот его оптимизм немного раздражал. На фоне прочих злоключений, потенциальных бед, которые могли с ними приключиться, он всегда сиял, подобно солнышку, и Вереск не могла найти в себе сил назвать это исключительно положительной чертой. Слишком их характеры были противоположны друг другу.

Вместо ответа на внезапный вопрос Артура, она просто молча взяла его за руку, внутренне понадеявшись, что такого контакта ему хватит, чтобы прекратить попытки её разговорить, и в какой-то мере — не была совсем уж разочарована. По крайней мере, других вопросов не последовало, а остальное она с лёгкой полуулыбкой просто пропускала мимо ушей.

Не по причине неуважения, скорее — потому что Артур имел привычку распыляться в своих лекциях. Часто — его было приятно слушать. Не из-за потенциальных знаний даже, которые он стремился ей передать, а из-за красочных описаний и сравнений, коими изобиловала его речь. Но реже, когда Вереск была не в духе, ей просто хотелось заткнуть его рот яблоком. И продолжать затыкать, пока он попросту не осоловеет от количества съеденных им яблок.

Когда они дошли до нужного им места, Вереск слегка отступила, позволив Артуру вести переговоры самому — этих духов она не знала, поэтому её вмешательство могло кончиться для них обоих весьма печально. Несмотря на видимую доброту и беспечность, большинство духов не отличалось человечностью — в том числе и состраданием. Их понимание чужих ошибок варьировалось, а мстительность и склонность к обиде — почти всегда шли рука об руку. Вереск не доверяла им почти так же, как и людям, несмотря на то, что последним «человечность» должна быть свойственна исключительно по видовому признаку.

Она поморщилась. Думать о собственных раздражителях было не самой лучшей идеей — это вгоняло и без того не важное настроение куда-то под землю, и Вереск не хотела испортить Артуру вечер своей недружелюбностью.

Спрятав перо за пазуху — чтобы не потерять довольно-таки ценный ингредиент, — она оглядела пещеру, в которую они вышли сразу после тоннеля. Всё ещё не отпуская руку Артура — на этот раз скорее чтобы не потерять его среди незнакомой ей местности и потенциально опасных духов, — Вереск склонила голову набок, с лёгким любопытством и беспокойством одновременно глянув на своего наставника:

— Нас же потом выпустят? Ты уточнил у Гамаюн заранее, нужно ли иметь при себе второй пропуск, на выходе?

Подозрительность всё ещё её не отпускала. И несмотря на то, что её голос звучал мягко, сама Вереск держалась настороженно, поглядывая по сторонам не столько из интереса, сколько ожидая, что вот-вот на них кто-нибудь выпрыгнет. Вот, к примеру, из-за того угла.

Она вздохнула и постаралась распрямить плечи, продолжив куда тише, с редкими для себя, тёплыми интонациями:

— Маски ты можешь выбрать для нас обоих сам. Я знаю, как тебя волнуют такие вещи.

+1


Вы здесь » Dark Tale » Незавершённые эпизоды » [28.06 ЛЛ] It's dangerous to go alone! Take this...


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2020 «QuadroSystems» LLC