Джейсона устраивала работа с Закари. Не смотря на заслуги перед Гильдией, Шандар давал себе отчет, что в обычной жизни он довольно бесполезен. Примерно на уровне собаки-компаньона. Вроде, взгляд умный, понимающий, какие-то простые вещи может делать самостоятельно, даже команды выполняет. А какашки после выгула все равно кому-то другому убирать приходится.
(c) Джейсон Шандар

Девчонки, чего, когда подрастают, за сахаром охотятся? Поэтому им на свидании конфеты дарят? И шоколадки? Чтобы тебя не слопали?
(c) Почуй-Ветер

Люди невероятны сами по себе, а вместе они собирались в единое целое, способное справиться почти с любой бедой..
(c) Эмиль

— Вот знавал я одну сестру милосердия , Авдотья звали, девчонка смазливая была, лет восемнадцать только только исполнилось, младше всего нашего брата почти, но ты только проверни чего, приобними или ещё чего, так она тебе потом так уколет, что хоть на стенку лезь, а присесть, неа , и стой весь день.
(c) Алексей Вольский

— Лист капудыни? — усмехнувшись и пожав плечами, тихо проговорил Вейкко. — Лично я считаю, что раз уж этот листик не способен привести к сокровищам или юной заколдованной принцессе, то это скорее лист бесперспективной капудыни. Лист беспердыни, черт возьми.
(c) Вейкко

Она никогда не делилась своим прошлым, мужчина даже за эти полгода вряд ли смог узнать хоть что-то стоящее, помимо возможности ящерицы находить неприятности на свою аппетитную задницу.
(c) Рене

— Вот знавал я одну сестру милосердия , Авдотья звали, девчонка смазливая была, лет восемнадцать только только исполнилось, младше всего нашего брата почти, но ты только проверни чего, приобними или ещё чего, так она тебе потом так уколет, что хоть на стенку лезь, а присесть, неа , и стой весь день.
(c) Алексей Вольский

— Зануда? Гм.. Да, говорили и не раз. Мои соратники считают, что одной из моих магических способностей, является атака монотонными витиеватыми речами, пока противник не сходит с ума. Ахахахахахаха… — На сей раз, Эссен раскатисто хохочет, хлопая себя по колену ладонью.
(c) Герман Эссен

В вечернее время в Сказке всегда начинает твориться всякое необъяснимое и жуткое непотребство. То за поворотом тебя тварь какая-то поджидает, то в тенях деревьев оживает что-то странное и не очень материальное, то ещё какая странность произойдёт..
(c) Дарий

Решив, что «убийца» не достоин жизни, люди также постепенно начинали обращаться с ним хуже, чем с диким зверем. Насилие порождало ещё большее насилие, вот только преступникам очень часто отказывали даже в базовых нуждах, что уж говорить о компетентной медицинской помощи. Виктор давно решил для себя, что невзирая на их проступки, не спрашивая и не судя, он будет им её оказывать. Потому что несмотря ни на что, они всё ещё оставались разумными существами.
(c) Виктор

Она никогда не делилась своим прошлым, мужчина даже за эти полгода вряд ли смог узнать хоть что-то стоящее, помимо возможности ящерицы находить неприятности на свою аппетитную задницу.
(c) Рене

Нет, они любили лезть в жопу мира. Иначе зачем вообще жить? Вообще от мира со временем достаточно легко устать, особенно если не соваться в его жопы. Но было бы неплохо из этой жопы выбираться с деньгами, да еще и с хорошими деньгами, чтобы там например меч новый можно купить.
(c) Керах

Ему замечательно спалось в канаве, учитывая, что в тот момент он был куда ближе к свинье, нежели единорогу, а то, что храп кому-то мешал — дык зря что ли изобретали такую замечательную вещь как беруши? И вообще это был не храп, а звуки прекрасной живой природы. Скотина он, в конце концов, иль где?
(c) Молот

Ротт не был бы самим собой, если бы так просто и безэмоционально забывал о долге и деле, которое умел и мог делать. А лучше всего ему удавалось то, что многие под прикрытием милосердия и некоего высшего блага не воспринимают всерьез: калечить, рубить, сражаться, умерщвлять и иным способом губительно воздействовать на внешний мир.
(c) К. Д. Ротт

Звали этого маститого мясного голема Дарий и, если Ротту не изменяла память, массивный и практически неподъемный меч за спиной у этого человеческого выброса применялся тем весьма часто. А это значило, что пользоваться он им, как минимум, умеет. И, конечно же, Бешеному Псу хотелось проверить сей тезис на собственной шкуре, а заодно и испытать бывшего сопартийца по гильдии на предмет личностного роста, и степени прогресса боевых навыков.
(c) К. Д. Ротт

Конечно многие посчитают странным то, что двадцатилетняя девушка приглашает детей в гости. Что такого интересного можно было найти в общении с детьми? Но Агнес — это несколько иной случай.
(c) Агнес

Вместо вытекающей крови — клубничное варенье. А вместо меня — каскадер, который сейчас встанет, отряхнется и пойдет дальше по своим делам.
(c) Джун Нин

Есть в этом что-то странное, полагаться на чужое зрение. Хотя оно как бы уже твоё собственное, но все равно это иная перспектива, ведь твои глаза всегда закрыты. Все сложно. Зато никогда не заблудишься. Ведь если смотришь на мир с высоты птичьего полета, всегда знаешь, куда приведет тот или иной поворот.
(c) Стрикс

путеводитель сюжет нужные гостевая правила о мире роли магия расы FAQ
❖ Гильдия Стражей ожидает беспорядки на фоне приближающегося Дня Зверя.
❖ Где-то в холмах неподалёку от Валдена, по слухам, поднялся из земли древний трон. Говорят, тот, кто просидит на нём всю ночь, утром встанет либо мудрецом, либо сумасшедшим.
❖ В поселении объявился отец Забин, весьма странный тип, который коллекционирует святые символы любых форм, размеров и конфессий. Всем известно — он каждый год начинает поклоняться новому богу. Одни говорят, что он шарлатан, другие же — что он может даровать благословение от любого известного бога. (подробнее...)
Октябрь года Лютых Лун
❖ Свет и жара от двух солнц негативно влияет на все окружение; невыносимая жара, гибель урожаев на фермах. Кое-где в Валдене начали плавиться дома..
❖ 29 сентября года Лютых Лун в парковом районе практически полностью уничтожено четыре дома, девять задеты взрывами и пожарами. Погибло семнадцать человек и фэйри, пострадало около тридцати, в том числе многие ранены не последствиями взрывов и пожаров, на их телах обнаружены колотые раны в жизненно важные органы.
❖ В ходе Совета Гильдий решили временно отказаться от войны с Ягой: в такую жару просто невозможно двигаться и что-то делать.

Dark Tale

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Dark Tale » Незавершённые эпизоды » [14.05 МР] Спокойной ночи, мистер


[14.05 МР] Спокойной ночи, мистер

Сообщений 1 страница 5 из 5

1

СПОКОЙНОЙ НОЧИ, МИСТЕР

14 мая Мраморных Рек, вечер

Валден, дом Райнера

Имре, Артур Райнер

https://b.radikal.ru/b39/1906/b0/bc47f27eaa70.png

ПРЕДИСЛОВИЕ

Недавно прибывший Имре заглянул в гости.

Свобода Воли: пока нет

Отредактировано Артур Райнер (2019-06-18 10:33:00)

+1

2

Переход из одного мира в другой для Имре, естественно, ничем не запомнился. Даже странное существо с готовым контрактом, словно влажная мечта любого юриста и бюрократа, в его памяти совсем не отложился. Образ был странным, размытым — на него явно изрядно повлияло его физическое и душевное состояние. Горячечная фантазия, — он был бы уверен, если бы, естественно, не сама… Сказка.

С другой стороны, в голову Имре иногда нет-нет да пробиралась мыслишка о том, что он сейчас, вероятно, сидит где-нибудь в комнате с мягкими стенами, упакованный в смирительную рубашку, и блаженно пускает слюни из-за тех препаратов, которыми его наверняка пичкают под завязку.

Имре не любил чего-то не знать — это отнимало ощущения контроля над происходящим, вызывало лёгкую панику в особенно серьёзных ситуациях и отчётливое ощущение дискомфорта. Словно он надел ботинки на два размера меньше, а ему ещё несколько кварталов в них пилить. По сути, с произошедшим Имре ничего не мог поделать. И был счастлив… относительно. То, какая судьба его ждала в реальности, не вызывало у него никаких сомнений — он провёл в плену пять чёртовых лет. Его наверняка просто перестали искать — живьём, по крайней мере, — и просто ждали, когда всплывёт тело, чтобы потом было с чем работать.

Осознание реальности своего положения до сих пор оставляло горький привкус у него во рту. Но зла Имре не держал — он был для этого слишком… нестабилен. Пока что, по большей степени, он напоминал себе жертву посттравматического стрессового расстройства. Успокоительных под рукой не было, да и сам Имре больше не имел права их выписывать — в Сказке были другие законы и другие науки, ознакамливаться с коими он пока что не торопился, — поэтому всё, что ему оставалось — это двигаться. Пытаться напомнить себе, что он жив. Не замирать на продолжительное количество времени, иначе тени прошлого раздавят, как букашку, и он погрузится в чёрное, неразборчивое, вязкое состояние депрессии.

Сны — стали, пожалуй, последней каплей. Он не мог изменить состояние своего сознания во время сна. Во время сна ему не мог помочь и Эзра — его небольшой секрет, персональный голос разума — настолько же холодный, насколько и безразличный.

Сны Имре не являлись кошмарами, как таковыми, но каждый раз после них он просыпался абсолютно вымотанным. Для человека, пытающегося стабилизировать и обустроить собственную жизнь в другом мире — это было не самым лучшим подспорьем.

Поэтому, когда до него дошёл слух о зельеваре, способном изготовить что-нибудь эдакое и не берущего за это плату, в принципе — Имре ухватился за предоставленную ему возможность вернуть себе утраченный сон. И столь необходимый ему отдых.

Перед нужной дверью он очутился уже под вечер — небо начинало алеть по краям, а та подработка, которая держала его на плаву в это время, только-только позволила Имре освободиться. Он был одет в немного помятый, чёрный костюм без галстука, белую рубашку, две первые пуговицы которой были расстёгнуты, и слегка потрепанные ботинки. Несмотря на трудности со сном, он не выглядел сонным или безмерно уставшим — разве что самую малость.

Звонок или другие приспособления для извещения хозяина дома о прибывших гостях он искать не стал — глаза слегка пощипывало, а внимание рассеивалось, не позволяя сосредоточиться на чём-то в достаточной мере. Не особо задумываясь о своих действиях, Имре просто поднял руку и осторожно, но громко постучал в дверь.

+1

3

По дощатому полу медленно прополз крепкий корень одного из диковиных растений, коими был полон дом. Своим цепким отростком корень ухватился за ручку двери, обвивая ее спиралью и потянув вниз, открывая проход незванному гостю. Внутри царил полумрак, аромат лесных трав смешивался с навязчивым запахом больших белых цветов в вазе, почти все окна были зашторены, а сквозь те немногочисленные щели, что остались, лился мягкий успокаивающий рыжеватый свет. По полу в гипнотивеском танце то тут то там кружились парами крохотные лепестки, что-то шурша друг другу. Дом был сонлив и все, что находилось внутри, будто бы спокойно дремало или, быть может, затаилось, подобно зверю, что ожидает удачного момента для броска.

В кресле у окна, слегка откинув голову на небольшую подушку, сидел светловолосый мужчина, держа в руках открытую книгу. Подойдя ближе можно было заметить, что глаза его приоткрыты, но взгляд  устремлен куда-то за грань реального мира, куда-то в пустоту. Бледную кожу рук обвивали мелкие побеги с едва проросшими листьями, а на голову и плечи упали пара-тройка отцвевших бледно-желтых лепестков. Больше всего сейчас Райнер был похож на застывшую вне времени восковую фигуру. Мужчина не среагировал ни на то, когда гость вошел в дом, ни на то, когда его окликнули. Однако,  когда неизвестный, осматриваясь, подошел ближе, растения, окружавшие хозяина, приподнялись и слегка вытянулись, будто желая получше рассмотреть незнакомца.

Райнер очнулся от своей полудремы как раз в тот момент, когда его взяли за руку, пытаясь, по всей видимости, нащупать пульс. Он непонимающе уставился на темноволосого господина, несколько раз спешно моргнул, отгоняя увиденные во сне образы и слегка нахмурился, заглядывая в темноту глаз. Артуру хватило пары минут. Память живо нарисовала события, что произошли не так давно и что заставили его испытать истинное отвращение к человеческой природе. Длинные пальцы по-свойски легли на плече, слегка оглаживая и, вероятно, пробуждая образы прошлого.
- Здравствуй,  Эммерих - тихо проговорил мужчина - а я все думал, когда же ты ко мне заглянешь - добавил он с легкой полуулыбкой.

Впервые с господином Имре Артур встретился около или чуть больше месяца назад. Запах сырости, плесени, крови и пота; темный подвал, клетка, подобная тем в которых держат диких зверей, тусклая лампочка; цепи, крюки, острые предметы; железный стол в углу, ведро с водой, мухи над несъеденным обедом. Фэйри возник напротив человека, чей вид больше напоминал скрюченного червя, такого же грязного и беспомощного пред лицом садовода с лопатой. Взгляд, в котором больше не было ничего: ни страха, ни надежды. Руки, обхватившие колени и прижимающие их к груди. Темные волосы, слипшиеся от крови и грязи. Бутоны распустившихся шрамов на теле и глубокие рубцы на истерзанной душе.

Стоящий напротив мужчина огляделся, оценивая место, в которое забросил его Путь, поморщился ударившему в нос запаху и шагнул к единственному живому существу. В голове крутились вполне очевидные сомнения в том, что за человек перед ним и не опасен ли он будет в Сказке. Вопрос, донимавший Артура из раза в раз, но, если Воля решила привести его сюда, то не ему ей перечить. Не ему ли? Костюм фэйри резко контрастировал с общей атмосферой: чистые светлые одежды выделялись на фоне грязных стен, но больше внимание привлекал распустившийся цветок лотоса, что он держал в руке, облаченной в черную тканевую перчатку, подобную тем, что носят официанты, но только у этой было иное направление - защитить от огня.

Присев рядом с мужчиной,  Райнер попытался что-то сказать, поздороваться, но ответа не получил; провел ладонью перед глазами и реакции также не последовало. Сломленное существо, прекрасный образец или неустойчивая бомба? Его будто и не видели, будто не было вовсе. И лишь, когда Артур дотронулся до плеча сидящего, мужчина вдруг вздрогнул и повернул голову. Он приоткрыл рот, но вместо слов вырвался лишь несвязный протяжный звук. Фэйри осторожно провел пальцами по плечу и поднес к лицу мужчины распустившийся лотос. Невозможно точно определить была ли эта тень проскользнувшей эмоции, но лицо пленника на миг посветлело, будто он увидел какое-то чудо, впрочем чудеса он и правда узрел. На кончиках мягких лепестков плясали голубые огоньки пламени, сперва бесформенные они, оказавшись рядом с человеком, на мгновение застыли, а затем приняли форму птиц. Сотни крошечных огненных птиц летали над лотосом, кружили в танце, сплетались хвостами и крыльями. Отражения огоньков бились в зрачках мужчины, он почти не моргал, будто боясь спугнуть видение. Райнер успел перехватить руку в тот момент, когда она почти коснулась огня.

Предложение оставить эту жизнь не требовало долгих объяснений, не требовало рассказов, доказательств. Мужчина был настолько неприхотлив, насколько отчаен. Фэйри смотрел с жалостью, опасением и любопытством. В тот день Артур нарушил свое же правило провожать своих контрактников в Валден; заключив контракт с пленником и отправив его в новую жизнь, Райнер остался ждать. По ощущениям прошло не менее получаса прежде чем железная дверь тихо отворилась и на пороге показался высокий  мужчина. В руках он держал миску с едой, что, к слову, пахла довольно вкусно или, быть может, просто пахла, а не воняла, как все остальное.

- Где Эммерих? - прорычал он, заметив, что пленник пропал, а на его месте стоит неизвестный парень с цветком  в руках.
- Эммерих, значит - тихо повторил Артур - я съел его - уже более громко добавил он, для убедительности клацнув зубами - жесткий же он у тебя был.
- Жееесткий - протянул мужчина, посмеиваясь и присаживаясь на колченогий стул, стоящий прямо перед железным столом - я его столько лет, а ты раз - щелкнул пальцами - и проглотил.
- Зачем ты держал его тут? - любопытство в голосе Артура не было поддельным, ему и правда было интересно кого он отправил в Валден. Да и тип, стоящий перед ним доверия не внушал.
- Зачем держал - мужчина пожал плечами, слегка поджимая губы -  хотел увидеть, как он однажды сдохнет? А может он напоминал мне моего сына? - мужчина приподнялся, опираясь на стол - я и сына своего тут держал да только он мелким совсем был - толстым средним пальцем он указал на дальний угол подвала - мелкий ублюдок боялся темноты, спать боялся,  видишь ли - хлопнул себя по бедру - вооон в том углу я повесил его пса, чтоб ему было не страшно спать - мужчина разразился утробным гоготом, притворно сдавливая свою шею - я запек ему цыпленка...придушил и запек, когда эта сука-мамаша решила его забрать - некогда вкусно пахнущий обед полетел на пол.

По спине Райнера пробежали муражки, сомнения в том, что перед ним не просто жестокий человек, а настоящий психопат, подтверждались. Эммерих был спасен, но что будет дальше? Что будет с другими?
Крошечная огненная птица клюнула Артура, возвращая к реальности. Он поднял цветок выше и посмотрел на мужчину сквозь пляшущие огоньки.
- Хочешь я стану твоим новым сыном? - тихо проговорил фэйри, расплываясь в улыбке - я совсем не боюсь темноты и собак у меня нет - Райнер заметил,  как по лицу мужчины расплывалось раздражение - и никакие мамаши меня не отберут - Артур протянул руку сквозь прутья решетки - давай запечем цыпленка. Папа.

Глаза человека налились злобой, было ясно насколько сильно воспоминания мучают его. А когда над ними так откровенно потешаются... Расстояние меж ними он преодолел за доли секунд, хватая Райнера за руку и дергая на себя, буквально впечатав в железные прутья. Резкая боль разлилась гудящим эхом в голове, фэйри зажмурился, чувствуя, как по лбу стекает кровь.
- Ты у меня просто взвоешь - Артур почувствовал горячее дыхание прямо над ухом.
- Да вы, мистер, возбудились - усмехнувшись, присвистнул фэйри - взвою только после вас.
Убранный в сторону цветок был нещадно сжат в ладони, тонкие пальцы впивались в мягкие лепестки, разрывая их. Сотни крохотных огоньков взмыли под потолок, лишившись гнезд. Они были злы. Прошу
Образованное синеватое облачко кружилось, билось о стены и потолок. Голубоватое пламя поползло вверх, охватывая комнату. Хватка мужчины ослабла, он пораженно смотрел на все это, возможно,  впервые за долгое время, испугавшись. Воспользовавшись случаем, Райнер выскользнул и отпрянул к стене, готовясь исчезнуть, но до того...

Птицы бесновались Кричали, клевали. Их становилось все больше. Рождая огонь, они порождали сами себя, желая сожрать весь этот дом со всеми его обитателями. Мужчина бросился к выходу, схватился за раскаленную ручку и дернул дверь на себя. Спасительный проход открылся,  Артур прикусил губу. Неужели все это зря? Мужчина как можно быстрее старался убраться из чертового подвала, ступенька за ступенькой, горло дерет едкий дым, но вот, вот он открывает дверь. Он спасен. Он бежит к выходу, бежит прочь из этого кошмара, от этого странного парня и его странных птиц. Выбравшись на улицу, он останавливается, чтоб отдышаться. В воздухе пахнет гарью. Он дышит глубоко, запрокинув голову к ночному небу, заглатывая воздух, будто воду.

Резкий спазм сдавливает легкие, заставляя согнуться. Он хватает ртом воздух, будто рыба, но не может дышать. Из недр его чрева на волю рвутся десятки птенцов, желая познакомиться с матерью, что так и осталась пожирать дом. Мужчина стонет, по лицу текут слезы, он падает. Бессильно ухватившись за траву, он умирает, с ним умирают и птенцы. Дом догорает, с ним догорают и птицы. В ту ночь больше не было жертв.
Артур Райнер возвращается в Валден и на вопрос почему от него так пахнет горелым лишь отшучивается - цыпленка запек.

+2

4

Имре раздражённо цыкнул себе под нос и бросил хмурый взгляд на сидящего перед ним фэйри — сон со смертью сложно было перепутать, но ему периодически казалось, что он потерял способность различать одну крайность от другой ещё до того, как попал в Сказку. Он отпустил чужое запястье и отступил на полшага назад — чтобы не нависать над Артуром в кресле с высоты своего роста. Он всё ещё был слишком худощав, как после очень тяжёлой болезни, но никаких других признаков физической боли в его поведении не присутствовали.

— Моё имя не Эммерих, мистер Райнер, — немного рассержено процедив, он отошёл ко входу, намереваясь закрыть распахнутую впопыхах дверь, чтобы вслед за Имре внутрь никто не забрёл. Артур мог оставлять её хоть нараспашку, но его неожиданный гость не располагал настроением делиться своими проблемами, какими бы маленькими они ни были, с кем бы то ни было посторонним.

— Откуда Вы меня знаете?

Вопрос прозвучал немного осторожно, вежливо — так, словно он ожидал, что ему просто откажутся об этом рассказывать. Сам Имре бы точно отказался, если бы был на его месте. Только-только попав в мир Сказки, к магии он относился с лёгким недоверием, но уже начинал замечать за собой некую предрасположенность к чтению других людей — поверхностную, которую очень легко было спутать с обострившейся интуицией. Всё-таки в людях Имре разбирался весьма неплохо ещё до перехода из реального мира, несмотря на то, куда карьера в итоге его привела.

— Не важно, — качнув головой, он оборвал своего собеседника, не позволив ответить на свой же вопрос: — Это не имеет никакого значения для меня. Сейчас, по крайней мере. Я только-только учусь принимать этот мир с его странными, вывернутыми задом наперёд правилами — без объяснений мне будет даже легче.

«Наверняка это какой-нибудь фокус. Все они — шарлатаны», — тихо пробормотал Эзра, когда взгляд Имре вновь опустился на почти умиротворённое выражение лица «мистера Райнера», обрамлённое ореолом светлых, чуть растрепавшихся волос. Он чувствовал, что его вторая половина о чём-то недоговаривает — пытается что-то скрыть от самого Имре. Но спорить сейчас с самим собой — не самая лучшая затея.

Лучше всё же попытаться перейти к сути проблемы, за помощью с решением которой он пришёл к Артуру.

— Мне нужна Ваша бескорыстная помощь, если не возражаете, — Имре улыбнулся — нагло и немного заносчиво, словно был полностью уверен в своём праве просто прийти и потребовать. Разница в том, как он относился к личной информации и просто безвозмездной, неожиданной услуге, сильно бросалась в глаза. В особенности, если сравнить с тем, насколько неуверенно он звучал всего парой мгновений ранее.

— У меня небольшие проблемы со сном и кое-кто на работе подсказал, что Вы можете мне с этим помочь, — Имре порылся в карманах своего чёрного пиджака и, выудив пачку сигарет, вопросительно глянул в сторону Артура: — Не возражаете, если я закурю?

На сей раз он дал себе время подождать ответа — если вдруг что-то в жилище Райнера негативно реагировало на табачный дым, Имре не желал быть ответственным за любую компенсацию, которую на его плечи могли водрузить.

+1

5

На вопрос о курении Артур слегка нахмурился и молча мотнул головой: запах сигарет ему совершенно не нравился да и растения были не в восторге от таких ароматов. Постоянные гости этого дома знали, что сюда лучше вообще нечто подобное и не приносить даже, однако стоило отдать Эммериху должное за то, что он хотя бы спросил разрешение, а то всякое бывало.
Мужчина слегка потянулся и неспешно поднялся с кресла, не отводя от гостя любопытного взгляда.
- Как мне тебя называть, мистер? - с легкой полуулыбкой спросил он.
Желание обсудить историю их знакомства было довольно сильным, но Артур понимал, что вываливать все и сразу не стоит. Однако Райнера мучало любопытство, да и не одно, а сразу много. Всему свое время и время этого разговора еще подойдет,  а пока..

- Тебе дали немного неточную информацию по поводу платы -
Артур подошел ближе, останавливаясь в метре от гостя - я всегда беру что-то за оказанные услуги, но, если у тебя нет денег, то ты вполне можешь расплатиться иным способом - Райнер окинул человека быстрым взглядом - думаю я знаю, что ты можешь для меня сделать. Помоги мне в саду.
Зайдя за спину Имре, зельевар присел у одного из шкафчиков и достал с полки средних размеров плетеную корзинку. Подойдя к другому шкафу, он на какое-то время застыл, рассматривая содержимое полок, но вскоре в корзинку легли ножницы, небольшой колокольчик и книга "Сказки старого леса".
- Пойдем, Имре - подзывая гостя к себе, Артур закрыл шкаф на ключ - пока будем идти расскажешь о своих снах?
Райнер вел гостя узеньким коридором, направляясь к двери с задней стороны дома. Он задавал вопросы о том, какие сны ему чаще снятся, является ли он в них действующим лицом или просто смотрит со стороны,  давно ли начались проблемы и какого именно результата Эммерих хочет добиться.
Мимо проплывали полки с травами, зельями и книгами. Дом Райнера был тем местом, в котором довольно легко можно было потерять несколько часов своей жизни, разглядывая поблескивающее то тут,  то там содержимое. Свет поступал в это жилище обрывками: слишком много различных цветов и карликовых деревьев, что тянулись к окнам, ограничивали его поступление. Меж рядами книжных полок пробегали различные насекомые, многие из которых не особо то и были на насекомых похожи,  скорее уж на ожившие листья с усиками. Некоторые особо впечатлительные отмечали и то, что "пол...он будто дышит", на что Артур лишь делал удивленное лицо и как-то таинственно улыбался.  Однако жизнь в этом доме действительно чувствовалась. Она проскальзывала, притаивалась и наблюдала.

Дверь в сад скрипнула, впуская потоки свежего воздуха и свет заходящего солнца. Ловким движением руки Артур снял с крючка еще один колокольчик, точно такой же, как он бросил в корзинку. Взглянув на часы, мужчина покачал головой.
- Надо спешить, скоро начнет темнеть. Они наверняка уже капризничают и хотят спать - он бросил на гостя короткий взгляд - скажи, Имре, ты нашел свое место в Валдене?
Интерес к тому, кем же стали его контрактники не покидал Артура практически никогда. Он не относился к числу тех фэйри, которых не заботит дальнейшая судьба приведенных им людей, а даже напротив пытался поставить их на путь истинный и крайне печалился, когда они выбирали себе жизнь воров да головорезов. Однако Райнер никогда не отрицал пользы даже таких вот связей.

Дом Артура был относительно небольшим, стоял в тихом районе Валдена, рядом соседи - в основном такие же ученые. Люди науки, которые не особо любят шум центра и решили отделить себя садами от больших забот. Зеленый уголок Артура заслуживал отдельного упоминания.  Сад был внушительных размеров и жило в нем то,  что он называл Утта. Произошло их знакомство более двадцати лет назад во время страшного дождя. Зельевар, вернувшись домой раньше обычного заметил, что задняя дверь приоткрыта. Имея привычку проверять все перед выходом, Райнер был готов поспорить, что закрывал ее утром. Подойдя ближе, он осторожно ее приоткрыл и замер,  обомлев от удивления. На пороге его дома, скукожившись от холода и обхватывая себя листьями сидел цветок. Гораздо крупнее какого-либо ранее изученного им цветка. Не зная, что это такое, фэйри опасливо коснулся цветка металлическим наконечником зонта. Цветок вздрогнул и развернулся. Около минуты они молча смотрели друг на друга, а затем цветок протянул к Артуру мокрые листья, будто прося, чтоб тот взял его на руки. Мужчина медлил. Он присел рядом с растением и решился погладить его по стебельку. Райнер часто видел ответные реакции от многих зеленых братьев, но цветок, сидящий перед ним был каким-то совсем уж странным. Он коснулся руки листом и погладил ее в ответ. Шли дни и странный цветок ежедневно появлялся на пороге, протягивал листья, желая внимания, а, получив его, исчезал в глубине сада. Спустя пару месяцев Райнер заметил, что растение заметно подросло и начало менять свою изначальную форму, становясь больше похожим на какое-то животное. Также Артур отметил, что цветок начинает копировать его движения уже куда лучше и четче. Примерно через полгода фэйри назвал его Утта. А еще через четыре года его посреди ночи разбудил стук в дверь...

- Сюда, мистер Имре -
Райнер вел мужчину петляющими меж деревьев и кустов тропинками.
Казалось саду конца и края не будет, однако через листву все еще можно было увидеть окошко дома,  в котором горел свет. Пока они шли Артур рассказывал истории о растениях, упоминая при этом о некоем странном цветке, что повадился к нему заглядывать.
- Когда я открыл дверь, то увидел...

Открыв дверь, Артура встретило существо силуэтом напоминающее человека, только полностью покрытого цветами. Ни глаз, ни волос, ни кожи. Лишь цветы от макушки до пят. Фэйри отшатнулся, существо протянуло руку,  схватив его за запястье  и не давая уйти. Несмотря на внешнюю хрупкость цветов, хватка была более чем сильная. Райнер испугался, но решил, что пока лучше выжидать: пришелец не атаковал, но и уходить явно не собирался. Около четверти часа они просто стояли друг напротив друга, пока существо не сделало шаг вперед и не заключило зельевара в объятия, слишком неуверенные для того, кто хотел бы тебя убить.

- В тот момент я был так напуган, мистер Имре и лишь несколько дней спустя я понял, что это мой Утта так эволюционировал - Артур остановился у большого, цветущего пышными белыми цветами, куста - я думал он какой-то злой дух,  а оказалось он..так называемый призрак лесных голосов - существа, что впитывают звуки, услышанные в лесу и потом, найдя дом, могут приобретать различные формы - зельевар широко улыбнулся - Утта чудеснен, чаще всего он приходит ко мне в виде лани, только тело ее полностью из травы да цветов. Он безобиден, как мне кажется - фэйри едва заметно пожал плечами, насколько реально может быть опасен призрак он понятия не имел.

Подняв корзинку повыше, он достал из нее длинные ножницы.
- А это, мистер, твоя работа на сегодня - он обвел цветущий куст острием - срежь все сухие бутоны и сложи в корзинку - потряс корзинкой - шипов там нет, можешь не беспокоиться. Как справишься, садись вот сюда - мужчина указал на место под кустом - и прочитай вслух любую из сказок - Райнер жестом указал на книгу - когда услышишь тихое посапывание - значит цветы уснули, тихонько вставай и возвращайся ко мне.
Фэйри мягко улыбнулся, вручая гостю корзинку.
- Если выполнишь мою просьбу, обещаю помочь - внезапно Артур стал серьезен - но запомни: путь назад тебе укажет не свет, а звук - достав один из колокольчиков, он коротко им потряс, разнося легкий звон.
Будто по волшебству второй колокольчик, что остался лежать в корзинке, ответил ему таким же звоном.
- Они парные, мистер Имре. Один я заберу с собой, второй оставлю тебе - Артур наклонился ближе - когда закончишь с цветами,  на небе, вероятно, уже будут звезды да Луна. Видишь - он указал на дальний огонек - там дом...пока что...когда закончишь, не иди на свет, иди на звук. Свет будет тебя путать, звук выведет ко мне - Райнер отступил на пару шагов назад - бояться нечего. Если заплутаешь, то оставайся на одном месте и я сам тебя найду. Только не иди на свет, Имре.

Мужчина отступил еще на пару шагов назад, заходя за куст сирени. Куст, которого только что тут нне было или все же был?
Сад Райнера стал довольно необычным местом с тех пор, как там поселился Утта. Будучи хоть и предполгаемо безвредным духом, он очень любил играть, а игры его начинались с заходом солнца. Артур редко ходил в сад ночью, однажды он так в нем заблудился, что выйти к дому смог лишь на рассвете. Утта менял тропинки, водил его будто бы к дому, а на самом деле кругами, притворялся деревьями и нещадно запутывал, забавляясь. Но всегда выходил ровно тогда, когда ты уже вымотан и устал, встречал тебя в образе лани из трав и цветов и даже мог сжалиться и вывести на нужную тропу,  ну или стать мягкой подушкой для сна. Утта любит компании, он добрый зверь.

+1


Вы здесь » Dark Tale » Незавершённые эпизоды » [14.05 МР] Спокойной ночи, мистер


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2020 «QuadroSystems» LLC