Джейсона устраивала работа с Закари. Не смотря на заслуги перед Гильдией, Шандар давал себе отчет, что в обычной жизни он довольно бесполезен. Примерно на уровне собаки-компаньона. Вроде, взгляд умный, понимающий, какие-то простые вещи может делать самостоятельно, даже команды выполняет. А какашки после выгула все равно кому-то другому убирать приходится.
(c) Джейсон Шандар

Девчонки, чего, когда подрастают, за сахаром охотятся? Поэтому им на свидании конфеты дарят? И шоколадки? Чтобы тебя не слопали?
(c) Почуй-Ветер

Люди невероятны сами по себе, а вместе они собирались в единое целое, способное справиться почти с любой бедой..
(c) Эмиль

— Вот знавал я одну сестру милосердия , Авдотья звали, девчонка смазливая была, лет восемнадцать только только исполнилось, младше всего нашего брата почти, но ты только проверни чего, приобними или ещё чего, так она тебе потом так уколет, что хоть на стенку лезь, а присесть, неа , и стой весь день.
(c) Алексей Вольский

— Лист капудыни? — усмехнувшись и пожав плечами, тихо проговорил Вейкко. — Лично я считаю, что раз уж этот листик не способен привести к сокровищам или юной заколдованной принцессе, то это скорее лист бесперспективной капудыни. Лист беспердыни, черт возьми.
(c) Вейкко

Она никогда не делилась своим прошлым, мужчина даже за эти полгода вряд ли смог узнать хоть что-то стоящее, помимо возможности ящерицы находить неприятности на свою аппетитную задницу.
(c) Рене

— Да завалите вы хлебала, — Квадрагинтиллон говорил в приказном тоне, — на вас Герман смотрит!
(c) К. Д. Ротт

— Зануда? Гм.. Да, говорили и не раз. Мои соратники считают, что одной из моих магических способностей, является атака монотонными витиеватыми речами, пока противник не сходит с ума. Ахахахахахаха… — На сей раз, Эссен раскатисто хохочет, хлопая себя по колену ладонью.
(c) Герман Эссен

В вечернее время в Сказке всегда начинает твориться всякое необъяснимое и жуткое непотребство. То за поворотом тебя тварь какая-то поджидает, то в тенях деревьев оживает что-то странное и не очень материальное, то ещё какая странность произойдёт..
(c) Дарий

Решив, что «убийца» не достоин жизни, люди также постепенно начинали обращаться с ним хуже, чем с диким зверем. Насилие порождало ещё большее насилие, вот только преступникам очень часто отказывали даже в базовых нуждах, что уж говорить о компетентной медицинской помощи. Виктор давно решил для себя, что невзирая на их проступки, не спрашивая и не судя, он будет им её оказывать. Потому что несмотря ни на что, они всё ещё оставались разумными существами.
(c) Виктор

Она никогда не делилась своим прошлым, мужчина даже за эти полгода вряд ли смог узнать хоть что-то стоящее, помимо возможности ящерицы находить неприятности на свою аппетитную задницу.
(c) Рене

Нет, они любили лезть в жопу мира. Иначе зачем вообще жить? Вообще от мира со временем достаточно легко устать, особенно если не соваться в его жопы. Но было бы неплохо из этой жопы выбираться с деньгами, да еще и с хорошими деньгами, чтобы там например меч новый можно купить.
(c) Керах

Ему замечательно спалось в канаве, учитывая, что в тот момент он был куда ближе к свинье, нежели единорогу, а то, что храп кому-то мешал — дык зря что ли изобретали такую замечательную вещь как беруши? И вообще это был не храп, а звуки прекрасной живой природы. Скотина он, в конце концов, иль где?
(c) Молот

Ротт не был бы самим собой, если бы так просто и безэмоционально забывал о долге и деле, которое умел и мог делать. А лучше всего ему удавалось то, что многие под прикрытием милосердия и некоего высшего блага не воспринимают всерьез: калечить, рубить, сражаться, умерщвлять и иным способом губительно воздействовать на внешний мир.
(c) К. Д. Ротт

Звали этого маститого мясного голема Дарий и, если Ротту не изменяла память, массивный и практически неподъемный меч за спиной у этого человеческого выброса применялся тем весьма часто. А это значило, что пользоваться он им, как минимум, умеет. И, конечно же, Бешеному Псу хотелось проверить сей тезис на собственной шкуре, а заодно и испытать бывшего сопартийца по гильдии на предмет личностного роста, и степени прогресса боевых навыков.
(c) К. Д. Ротт

Конечно многие посчитают странным то, что двадцатилетняя девушка приглашает детей в гости. Что такого интересного можно было найти в общении с детьми? Но Агнес — это несколько иной случай.
(c) Агнес

Вместо вытекающей крови — клубничное варенье. А вместо меня — каскадер, который сейчас встанет, отряхнется и пойдет дальше по своим делам.
(c) Джун Нин

Есть в этом что-то странное, полагаться на чужое зрение. Хотя оно как бы уже твоё собственное, но все равно это иная перспектива, ведь твои глаза всегда закрыты. Все сложно. Зато никогда не заблудишься. Ведь если смотришь на мир с высоты птичьего полета, всегда знаешь, куда приведет тот или иной поворот.
(c) Стрикс

путеводитель сюжет нужные гостевая правила о мире роли магия расы FAQ
❖ Гильдия Стражей ожидает беспорядки на фоне приближающегося Дня Зверя.
❖ Где-то в холмах неподалёку от Валдена, по слухам, поднялся из земли древний трон. Говорят, тот, кто просидит на нём всю ночь, утром встанет либо мудрецом, либо сумасшедшим.
❖ В поселении объявился отец Забин, весьма странный тип, который коллекционирует святые символы любых форм, размеров и конфессий. Всем известно — он каждый год начинает поклоняться новому богу. Одни говорят, что он шарлатан, другие же — что он может даровать благословение от любого известного бога. (подробнее...)
Октябрь года Лютых Лун
❖ Свет и жара от двух солнц негативно влияет на все окружение; невыносимая жара, гибель урожаев на фермах. Кое-где в Валдене начали плавиться дома..
❖ 29 сентября года Лютых Лун в парковом районе практически полностью уничтожено четыре дома, девять задеты взрывами и пожарами. Погибло семнадцать человек и фэйри, пострадало около тридцати, в том числе многие ранены не последствиями взрывов и пожаров, на их телах обнаружены колотые раны в жизненно важные органы.
❖ В ходе Совета Гильдий решили временно отказаться от войны с Ягой: в такую жару просто невозможно двигаться и что-то делать.

Dark Tale

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Dark Tale » Обитатели Сказки » Артур Райнер, фэйри, 319


Артур Райнер, фэйри, 319

Сообщений 1 страница 3 из 3

1

АРТУР РАЙНЕР
«Дети солнечно-рыжего меда
И коричнево-красной земли –
Мы сквозь плоть в темноте проросли,
И огню наша сродна природа.»

https://a.radikal.ru/a24/1909/67/8796627b684e.png
Йохан Либерт | Monster

» Имена и прозвища: Артур Райнер. Доктор Ра
» Раса: фэйри
» Внешний возраст: 34-35
» Истинный возраст: 319
» Специализация: сновидец
» Принадлежность: гильдия ученых, отдел зельеварения; орден "Золотая Лига Охоты"
» Род деятельности: зельевар, тесно сотрудничает с орденом ботаники; поведенщик ордена охоты.

ПОРТРЕТ

» Пол: мужской
» Рост: 186
» Вес: 86
» Телосложение: нормостеническое
» Цвет волос: блондин
» Цвет глаз: голубой
» Отличительные черты:
Периодически отращивает волосы; Предпочитает свободную, не сковывающую одежду светлых оттенков; Движения спокойные и уверенные; уделяет внимание своей осанке и внешнему виду: его редко можно увидеть в несвежей одежде; Экспериментирует с ароматами, чаще других предпочитает запах черного кофе и мёда;
Кинестетик; Довольно влюбчив и не особо стремится к серьезным отношениям; Открытый пансексуал, о его личной жизни знают многие: не видит смысла что-то скрывать; Взгляд чаще всего долгий, холодный, изучающий; Улыбка же, наоборот, довольно мягкая. Появляется некий диссонанс;

"Домашний доктор". Эксперименты не заканчиваются стенами башни и продолжаются дома, любой желающий может купить или попросить то или иное зелье. Чаще всего - лекарственные отвары. Токсичные, потенциально опасные зелья Артур не продает. Если у покупателя нет денег, он может расплатиться как-то иначе, а вот как - решит сам Райнер;
Работая поведенщиком ЗЛО прежде всего преследует цель "Отделить зерна от плевел и не пропустить никакую "заразу" в Валден." Свои цели не скрывает, открыто говорит со всеми человекоподобными монстрами, называя вещи своими именами. Довольно строг, но, если увидит, что существо не желает зла, охотно ему поможет и будет отстаивать;

Не равнодушен к гильдии Творцов и их работам. С представителями этой гильдии он, как сам говорит, отдыхает душой. В целом любит и поддерживает искусство в любом его проявлении, сам же неплохо рисует; С представителями ученых старается быть дружен, охотно придет на помощь и подскажет. Но, заводя с ним более близкое знакомство, стоит ожидать того, что Артур начнет интересоваться вашей работой все больше и больше, постепенно пытаясь внести в нее свои идеи;

Чаще всего в качестве своих контрактников выбирает людей, переживших травму, часто приводит в сказку детей. Объясняет это тем, что счастливых забирать не стоит, счастливые должны вести свой мир к благополучию, а те, кто пострадал, лишь будут их тормозить. Травмированные люди представляются ему теми, из кого можно с большей вероятностью слепить "достойного представителя Валдена", учитывая их общее психологическое состояние. Это основная идея критерия выбора, но Райнер не лишен эмпатии и сочувствия, своих людей он поддерживает и всячески помогает, что, впрочем, не мешает ему проявлять жестокость, если он сочтет уместным ее проявить.

ЛЕГЕНДА

"...из детских песочниц, из душных угольных шахт, из мягких имбирных пряников, из крошек черствого хлеба, из свежих соков, из капель дождя, собранных в кружку, из пышных нарядов, из протянутых рук нищих, из свадебного марша, из военных песен, из нежных поцелуев, из поглощающей ненависти, из понимания, из отвращения, из гектаров посаженных лесов, из света ядерного взрыва, из стаек экзотических рыб, из крови убитых китов, из оргазма зачатия, из страданий рождения...появляешься ты. Человек..."
Впервые Артур Райнер открыл глаза, лежа в маленькой узенькой лодочке, затерянной в Туманном море. Хозяина лодочки видно не было, а о его наличии свидетельствовала раскрытая книга и огарок свечи.  Райнера встретила ночь, мерцание звезд и мурлыканье хтонического чудовища где-то глубоко под водой. Он быстро осознал себя и у него ещё долгое время не проходило ощущение,  что все это уже когда-то было.  Что-то толкнуло лодку и она медленно поплыла, рассекая поверхность воды. Райнер не противился, ни тогда ни потом он никогда не чувствовал страха перед дивным миром, сыном которого являлся. На берег он ступил с каким-то странным желанием, природу которого смог объяснить лишь позже, но тогда оно больше всего напоминало голод. Но не тот, что можно утолить едой, нет, природа этого голода лежала глубокого внутри самой сути фэйри. Сделав пару неуверенных шагов, он почувствовал, как туман сгущается, обхватывая его мягкими лапами и уже через мгновение Артур стоял на берегу реки, глядя в тусклые огни рыбацкой деревушки. Это было его первое путешествие в мир людей, а первым человеком, подписавшим с ним контракт, стал сын местного лодочника. И лишь когда паренек, в заляпанном рыбьими потрохами фартуке, подписал предложенную бумагу, Райнер почувствовал, что странный голод отступил. Так начался его Путь.

Артур довольно легко влился в жизнь Сказки; открывая в себе разные грани характера, он знакомился с большим количеством удивительных созданий и не мог перестать поражаться насколько разные бывают судьбы и насколько многоликий мир его сотворил. Он охотно заключал контракты и испытывал неподдельный интерес к людям, поначалу относясь к ним, как к младшему народу. Первую сотню лет он, будто гиперактивный подросток, спешил попробовать многое из того, что предлагает ему судьба: будь то написание стихов юной даме или ночная охота в Норвежском лесу. Артур горел жизнью во всех ее проявлениях, но не смотрел вглубь вещей, предпочитая слизывать лишь верхушку этого многослойного торта.
Достигнув своего первого столетия, Райнер заметил, что стал более спокойным и все чаще шум компаний предпочитает общению тет-а-тет, особенно  если собеседник попадется достойный. В то же время в нем начинают закрадываться первые сомнения о том, насколько правильно он ведет себя с людьми, особенно с теми, которых привел в Сказку сам. Будучи общительным и любознательным фэйри, он частенько помогал новоприбывшим адаптироваться, выступая в из глазах эдаким добродушным существом, что и из жестокой реальности вытащило, да еще и на произвол судьбы не бросило. Все это сыграло ему на руку и среди жителей Валдена Артур стал довольно известен и он вряд ли вспомнит день, когда ему было не с кем поговорить или излить душу. Не говоря уже о том, что его Путь довольно быстро завернул к гильдии Ученых, надежно вписав его имя в списки зельеваров. Райнер всегда любил экспериментировать, а эксперименты с зельями, по его мнению, могли открыть ему путь в медицину. Артур стремился помогать тем, кому нужна была помощь. Так начались его "домашние приготовления зелий" и самостоятельное изучение трав. Вскоре появились первые "подопытные" клиенты. Впрочем, Райнеру хватало ума не варить какие-то особо сложные зелья; на простых же он быстро набил руку и начал их совершенствовать. Слухи о молодом зельеваре расползались, все больше и больше людей приходило к нему и казалось жизнь - мечта,  но внутри что-то не давало покоя.

Время шло, он становился все более задумчив. Однажды прогуливаясь в мире людей, он заметил девочку, сидящую на ступеньках буникистического магазинчика, что была поглощена, вероятно, недавно купленной книгой. Почувствовав такое знакомое ощущение внутри, Артур уж было решил, что эта малышка и есть его будущий клиент, но он ошибался. Подойдя ближе и подавив в себе желание сесть рядом (в свое время Райнеру объяснили, что этого лучше не делать), он лишь поинтересовался, что за книгу она читает. Человеческие вещи всегда вызывали в нем неподдельный интерес. Название Артур не запомнил, но в памяти отложилось, что книга про какого-то мальчика, лиса и баобабы. Что такое "баобаб" фэйри не знал, но, боясь показать свою невежественность, сохранил это втайне от юной читательницы. Они проболтали около часа, девочка зачитывала кусочки текста и вопросительно поглядывала, а Райнер все гадал, что же в ее жизни не так и почему она должна попасть в Сказку. Он уж было хотел предложить ей отправиться в это путешествие, безусловно, достойное лучших книг, как вдруг девочка прочитала новую фразу, что навсегда осталась в памяти фэйри: "Мы в ответе за тех..."

Много позже Райнер размышлял над смыслом этого короткого предложения, вместе с этим он начал больше внимания уделять казалось бы измененной человеческой природе, но, чем больше он взглядывался, тем больше приходил к выводу, что природу так просто не изменить, что память и опыт не вычеркнуть. Огонь не станет водой, хоть водой его назови. А люди всегда представлялись ему огнем внутри сосуда и сейчас этот сосуд норовил лопнуть, освобождая пламя. Артур начал все чаще бывать среди людей, в их реальном мире. Перед его глазами разыгрывались взлеты и падения человечества,  годы урожая сменялись годами голода, войны приходили вслед за миром. Эпохи в которые он попадал менялись из раза в раз, но общий характер людей был неизменен. В любое время, на любом уголке земли люди желали большего, стремились огнем своим осветить всю планету, параллельно сжигая все то, что лежало под ногами этой машины развития. Артур видел, как вырубаются леса, как изобретается новое оружие,  как рубят головы на площадях; он видел, как многогранна жизнь человека и чаще всего зависит от случая и удачи родиться в достойной семье. Жестокость и любовь сопровождали человечество всю историю и было глупо полагать, что тот, кому дарована новая жизнь, не принесет вместе с ней первозданное разрушение из своего родного мира.

Кровавый образ войны стоял перед глазами фэйри, когда он, пришедший к месту своего рождения, на берега Туманного моря, вопрошал у Воли, как защитить его мир от того, что могут принести с собой люди. Но ответа ему не было дано. Тот день он может назвать переломным. Прошло еще сотня лет и образ Артура Райнера заметно изменился. Из того, кто вел жизнь беззаботного соловья он превратился в более рассудительного и строгого молодого мужчину, прекрасно знающего свое дело  и довольно неплохо разбирающегося в истинных мотивах тех или иных поступков. Ему было за двести, когда какой-то бедняк назвал его "Доктор Ра", чуть позже эта кличка прижилась. За более чем сотню лет изучения зелий, трав и их влияния на организм, фэйри добился успеха и уважения, его дом, окруженный зарослями сада, принимал множество самых разных гостей.  Они приходили за помощью, они доверяли. Артуру это льстило и в то же время накладывало все большую ответственность, превращая мужчину в трудоголика и лишая нормального сна. Но для него, охваченного идеей сохранения мира и содрогающегося перед образом братских могил, это была лишь малая плата. В Валдене к нему хорошо относились, прислушивались,  он постепенно шел к своей цели. Заботясь о тех, кому нужна была помощь, он кирпичик за кирпичиком выстраивал фундамент утопической идеи о мире, где люди могли бы отбросить свою первородную жестокость. Он постепенно вкладывал в головы гостей своего дома мысли о бескорыстной взаимопомощи и это давало свои плоды.

Все было бы так, если б не было иначе. Артур никогда не был идеалом для подражания. За внешней доброжелательностью камнем лежал страх перед людьми и перед тем, на что они способны.  Он помогал, желая контролировать, желая влиять. Можно ли осуждать такую помощь? Артур лицемерно твердил о доброте, сам изучая все более темные зелья и не мучаясь угрызениями совести протягивал экспериментальные образцы заключенным. За более чем двести лет общения с людьми, пребывания в мире человеческом, поиске утопий, Райнер и сам воспитал в себе то самое двоякое начало, которого боялся. Жестокость и Любовь. Но тогда он все еще пытался это отрицать, пытался найти себе оправдание, выбелить черные пятна. Боясь за свое честное имя, он увиливал от ответов, выдавал неизвестные зелья под маской улучшенных старых и в целом производил впечатление дипломатичного и доброго фэйри. Внутри же все чаще начинал просыпаться интерес к более мрачным аспектам жизни, порождая безмолвный конфликт своего выдуманного идеала и реальности. Это продолжалось до тех пор пока он не встретил Шарлотту.

В ту ночь Путь привел его на узкие французские улочки 18 века, а первыми встречными оказались юная девушка лет двенадцати, избитая и запуганная, и ее будущий муж, что был раза в три старше. Узами брака, на тот момент, они скреплены еще не были, но желание показать "где твое место" у мужчины уже имелось. Как и желание супружеского долга. Картина, разворачивающаяся перед его глазами, казалась какой-то ненормальной сюрреалистичной шуткой. Райнер не помнит чем именно он ударил того человека, как и не помнит сколько ударов нанес, не помнит почему его одежда окрасилась пурпуром чужой крови, а руки еще несколько дней  болели. Он помнит лишь тот момент, когда он взял за руку девочку и с трудом проговорил, что ей больше не надо бояться. В тот же день Шарлотта прибыла в Валден. Эта ситуация сильно на нем отразилась. Ведь когда он, ранее заботящийся о своем незапятнанном имени, а ныне окропленный чужой кровью, вел девочку улицами ее нового мира, внутри Артур чувствовал спокойствие, а в голове сидело осознание, что он сделал все правильно.
- Мы пришли со скотобойни - соврала кому-то девочка, вероятно, заметив, что ее "спаситель" немного не в себе. В ту ночь Артур отпустил свою утопию, как и отпустил свой нереализованный образ, мечты и идеалы уступили место реальности. Иногда с огнем борешься огнем сильнее. И ему понравилось держать это пламя.

Разменяв четвертую сотню лет, фэйри уже не заботил себя пропагандой мира, не прятал стыдливо бутылочки зелий с пометкой "опасно для жизни", он больше не отворачивался, сталкиваясь с насилием и не чувствовал страха перед человеческой жестокостью. Напротив он изучал искусство войны, овладевал холодным оружием, смешивал яды и ставил опыты. Болезненное принятие себя и осознание, что люди, сбившиеся в стаю, опасны и ищут вожака, наталкивало на интерес к человеческой психологии. Райнер написал несколько книг про быт и особенности жизни людей. В каждом новом контрактнике он видел силу созидания и разрушения и чувствовал непреодолимое желание толкнуть чаши весов в ту или иную сторону. С научным интересом исследователя Артур проникал в сны, выворачивая наизнанку поддатливые образы и подвергая людей то экстатическому наслаждению, то пыткам. Желая увидеть лицо добродетели, лучшие светлые мечты приведенных им людей; желая встретиться с худшими проявлениями людской природы, с кровью и болью. Желая контролировать этих чудесных созданий, желая уберечь от горя из которого он их забрал, желая мира и готовясь к войне. Райнер стоит на распутье собственных суждений, в одной руке сжимая кнут, второй рукою прижимая к сердцу. Но одно он знает наверняка - это его мир и в стороне он не останется.

СКЕЛЕТЫ В ШКАФУ

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

МАГИЯ

Манипуляции растениями - возможность ускорить рост растения, управлять движениями, формировать новые объекты, создавать новые растения и растения-гибриды. Для проведения подобных техник Райнер погружается в нечто среднее между сном и явью, его реакция и речь замедляется, а взгляд устремляется на то растение, с которым предстоит работать. Однако он сохраняет связь с реальностью и может за пару минут полностью "очнуться". Именно из этого полусонного состояния он черпает силы для манипуляций растениями.  Особенностью является то, что растения не могут выполнять задачи без непосредственного контроля. Таким образом невозможно одновременно выращивать деревья, создавать предметы и проращивать семена. Все процессы могут проходить только последовательно и никак не параллельно. Стоит также отметить, что незаконченные техники не обладают устойчивостью. Если резко переключиться на что-то другое, то даже самый ядовитый цветок потеряет свои свойства. Время для каждой техники варьируется от пары минут до пары часов. Чем меньше растение, тем быстрее с ним работать. Также необходимо соблюдение естественных условий развития, в особенности необходима вода. Вырастить что-то с нуля без прямого доступа к воде - нереально.

Сны - возможность усыпить человека, проникнуть в его сон или изменить его по своему желанию. В изменение входит, как и легкое искажение сюжета сна, так и полное создание его альтернативного варианта. Максимальное время действия - 1 час. Способностью он может пользоваться один раз в сутки, если сон длится один час и два раза в сутки, если сон займет полчаса. Для усыпления нужен непродолжительный зрительный контакт(4 минуты непрерывно смотреть друг другу в глаза либо 20 минут, если человек будет отводить взгляд.) При зрительном контакте человек плавно погружается в сон, иногда даже не замечая момента, когда уснул. Чтобы проникнуть в сон к тому, кого он не видит, Артур должен общаться с таким человеком не менее четырех дней, тем самым устанавливая определенного рода связь. В данном случае усыпить человека невозможно, но можно заглянуть в уже имеющийся сон.

ПУТЬ ДОМОЙ

» Способ связи: Üü#6896
» Судьба персонажа: Если я неожиданно пропаду, пусть моего персонажа съест на площади обезумевшая от страсти толпа (как Парфюмера). Попрошу, чтобы погода была дождливой и человеческие тела сплетались подобно червям.

Отредактировано Артур Райнер (2019-09-30 01:55:04)

+26

2

РЕПУТАЦИЯ

ГИЛЬДИЯ УЧЁНЫХ [+50]
□□□□□□□□□□ ■■■■■□□□□□

ЗОЛОТАЯ ЛИГА ОХОТЫ [+30]
□□□□□□□□□□ ■■■□□□□□□□

ГИЛЬДИЯ ТВОРЦОВ [+30]
□□□□□□□□□□ ■■■□□□□□□□

ВАЛДЕН [+20]
□□□□□□□□□□ ■■□□□□□□□□

ХОЛДЫ [+20]
□□□□□□□□□□ ■■□□□□□□□□

СНОВИДЦЫ [+10]
□□□□□□□□□□ □□□□□□□□□

ЛОЯШ [+10]
□□□□□□□□□□ □□□□□□□□□

СОННЫЙ РЫЦАРЬ [+5]
□□□□□□□□□□ □□□□□□□□□

ОРДЕН РАДУЖНЫХ РЫЦАРЕЙ [+5]
□□□□□□□□□□ □□□□□□□□□

ИЗМЕНЕНИЯ

Обмен в лавке.
Холды в восторге от принадлежащего вам сычьего пера.
Холды: [0][+20]

Куван Ипала
Гильдия Творцов и лично господин Дарлинг благодарны тебе за помощь в избавлении книги от заговора на травах.
Гильдия Учёных: [+20][+30]

Отчёты по недельным заданиям
Лояш восхищён самоотверженностью спасителей Брайана Фостера.
Лояш: [0][+10]

Отчёты по недельным заданиям
Всадник переживает о безопасности самого мсье Райнера. И дарит ему браслет-хранитель.
Сонный Рыцарь [0][+5]

Отчёты по недельным заданиям
Орден принял задание.
Орден Радужных Рыцарей [0][+5]

ДОСТИЖЕНИЯ

» Terra cognita. Артур прожил в Сказке уже очень много лет и часто посещал другой мир — реальный. Пребывая в реальном мире, он получает бонус +20 к любым социальным и физическим броскам (ему неплохо известно, как функционирует реальность), а также штраф -10 к ментальным (люди — иные существа, и понять ход их мыслей иной раз сложнее, чем кажется).

» Ad vitam. Артур — сотрудник отдела ботаники, тесно связавший свою жизнь со сказочной флорой. Иногда растения узнают его — это может как сослужить добрую службу, так и стать препятствием на его пути. Навык не имеет цифровых значений и раскрывается ГМом при подходящих обстоятельствах.

» Как фауна рыщет во флоре. Артур – поведенщик в ЗЛО. Он прекрасно изучил повадки разумных и неразумных монстров, но все еще не любит охоту. Артур получает +20 ко всем мирным взаимодействиям с монстрами и -10 когда приходится против них бороться. // Пять вечеров с Артуром Райнером (19/08 - 23/08)

» Бог в палисаднике. Боги довольны словами Артура. Он получает бонус +15 ко всем взаимодействиям с божествами и божественными сущностями. // Пять вечеров с Артуром Райнером (19/08 - 23/08)

» Купидон "Границ". Любое взаимодействие с членами гильдии "Границы" дает Артуру +10 к броску и +15, если действие направлено в отношении мужчины. // ВингоБезумие

+1

3

Настья Ведова*

В Красны Смолах редко шли дожди.
В день, когда старуха Паулина Бренен встретила восьмилетнюю Анастасию, небо резали не менее сотни молний, а грохотало так, что казалось крыша вот-вот расколется на две половины. Старушка вышла из дома за молоком, прикрывая голову старой шляпой, краем глаза заметила мелькнувшую за углом тень, осторожно подошла ближе и выглянула. Продрогшая Настья прижимала к груди такого же мокрого и грязного, как и она сама, щенка. Девочка подошла ближе к дому. Подобно сказочному персонажу она осторожно подобралась к окошку и заглянула - толстый рыжий кот лениво дожевывал кусок колбасы и девочка вспомнила, что почти весь день ничего не ела. Голодно облизнувшись, она заметила мелькнувшую тень сбоку от себя: бабуля Поппи наблюдала за ней также, как и она наблюдала за котом. Девочка вздрогнула и нервно рассмеялась. В тот день Настья переступила порог дома на окраине и съела целых три огромных куска орехового пирога - Такого никогда в жизни не ела! - и с тех пор началась их теплая дружба со старушкой Паулиной. И отсюда же начинается её история.

Поппи, а именно так называли женщину местные жители, всю жизнь прожила в небольшом городке Красны Смолы, занимаясь любимым делом: разведением пчёл и сплетнями. От острого слуха Бренен не уходила ни одна новость, а от её мёда ни один желудок не остался равнодушным. Женщина была полной, улыбчивой и весьма дружелюбной. Рано овдовев, она больше никогда не стремилась обзавестись мужем - Работы по дому мне и так хватает сполна.
Живя на окраине, на границе с лесами, она редко выбиралась в люди: сначала все её время поглощало хозяйство, а затем силы начали постепенно уходить и она все больше спала да читала. Близился закат. Но, не смотря на ухудшающееся здоровье и все более яркие сны, Поппи хоть пару раз за месяц, но приезжала в центр города: себя показать да других посмотреть.

Будучи местным старожилом, к женшине относились хорошо и с большой долей уважения, а уж если она кого и звала к себе - а гостей старушка не очень любила - то отказаться было верхом дурного тона и в Красны Смолах такую семью непременно "клеймили" бы высокомерными зазнайками. Паулина хорошо помнит, когда порог её дома переступили молодожены Ведовы. Уроженцы России Кирилл и Татьяна, пара библиотекаря и медсестры, производили приятное впечатление людей интеллигентных, спокойных и сдержанных. Вежливые беседы за чашкой чая, долгие расспросы о планах и яркие воспоминания о больших надеждах уже самой Поппи, коими она когда-то в юношестве была полна. Вечер пролетел незаметно и супруги обещали обязательно навестить старушку еще раз: благо дома были не слишком далеко, всего-то тройка часов ходьбы. Когда же дверь за довольной и сытой парой закрылась, Паулина, фыркнув себе под нос, села за свой дневник - Под старость лет память слабеет, так я хоть не забуду куда положила очки! - и главным вопросом, так и не озвученным за столом стало гадание Поппи, кто же должен появиться на свет у этой милой пары? И каким будет их ребенок? Станет ли он таким же флегматичным и ответственным, как родители или, может, пойдет характером в дальнего родственника с ярким темпераментом норовливого жеребца?

Через шесть месяцев в семье Ведовых родился первенец - Михаил. Роды проходили тяжело да и малыш был очень крупным, но родился здоровым на радость новоиспеченным родителям. Поздравлять молодую семью сошелся почти весь городок. Мишка еще младенцем очень походил на отца: такие же непослушные рыжие волосы и широкий нос в веснушках. Мальчик рос крепким, бойким, веселым. Любил работать руками, вырезать из дерева и что-то мастерить, а вот за науки усадить было сложно да он даже сказки не особо любил: как сядешь перед сном читать, так вечно куда-то в свои мысли уплывает, а потом зевнет во весь рот и давай маму с папой о кораблях и поездах расспрашивать - я машинистом стану - говорит. А еще, вспоминает Татьяна, исследовать окресности любил. Как соберется с мальчишками пойти куда-то, так и не жди его до самого вечера. С Паулиной Мишка познакомился, когда случайно забрел в её сад и решил несколько яблок своровать: до дома путь неблизкий, а кушать хотелось. Стоит он, рукой, всей в царапинах да комариных укусах, к ветке тянется, а тут ему плечо ладонь тяжелая да морщинистая как сожмет, так он и подскочил метра на два, не меньше! Так и познакомились. Накормила его Поппи и в сад работать отвела: обед да яблоки отрабатывать, а ему все за радость - любил Мишка работать.

Прошло шесть лет прежде чем Татьяна забеременела во второй раз. Уже и не надеялись и веру потеряли, а ведь столько в церковь ходили и молитв возносили к Пресвятой да все тихо было под сердцем, а тут вдруг приснился Тане сон, где она дочь свою за руку ведет по полю, а с неба песни льются птиц неземных. Проснулась тогда женщина, к мужу склонилась и только сказать хотела о сне своем пророческом, а он все уже и понял: любили они друг друга и будто бы мысли читали. Через девять месяцев родилась девочка. Анастасия Ведова. Хотя сама всегда себя Настьей называла, так и в округе её потом знали. Росла, как и брат её старший, крепкой и шустрой. Любопытства котелок да добра с горочкой. Воспитывать девочку легко было: она еще с малого возраста будто понимала все и лишних вопросов не задавала. Читать любила и могла много часов сама себе сидеть в углу или на подоконнике и книгу за книгой пролистывать. А потом, погрузившись в мир волшебный, бежать со всех ног в сад, представляя себя зверем диковинным или королевой прекрасной. Ну до чего же красиво, Мишенька, звучит - королева Анастасия!.

Отношения в семье были теплыми, понимающими, оба ребенка желанные, обоим родители старались максимально и времени уделить, и воспитать так, чтоб потом стыдно не было под небесами головы носить. С Мишкой Настья почти что неразлучна была, а он и рад тому, что сестра рядом, присмотреть может и в обиду не даст никому. Ни злости, ни ревности, будто две половинки целого. И даже разница в шесть лет не сыграла против них, хотя порой скучала девочка по брату, когда тот оставлял её одну, а сам шел по своим мальчишеским делам: к таким же мальчишкам-подросткам свои важные мужские темы обсуждать да за девочками подсматривать. Но только луна на небо выкатится, вздохнет Настья и на тропинку к дому взгляд бросит, а он там - рыжий, веснушки по лицу, как рис, рассыпались, увидит её в окошке и рукой махнет, а в ладошке сливы синим переливаются. Потом они у дома сливу и посадили, а Настья с собой в монастырь косточку забрала и носит у сердца, в память о брате.

Редко в Красны Смолах сильные дожди шли, редко грозы в тот край заглядывали. Анастасии шесть лет было, когда ей брат Облачко принес - белый щенок с черным ушком. Где нашел не признался, но подарок всем понравился, а особенно девочке: играла с ним, бегала, учителей местной школы пародировала, пытаясь Облачко уму-разуму научить.
Сказала однажды Мишке: "Я Облачко от всего уберегу, от любого зла, так и знай!"
Посмеялся тогда брат её и добавил: "Да, Настюша, как и я тебя, так и знай!"
И ведь не соврал Мишка, от всего мог уберечь сестру, на шаг вперед думал, да вот о себе не позаботился. Долго Настья горевала по брату, многие годы себя винила. Старушка Паулина и так, и эдак старалась девочку развеселить, а ей что труд в саду, что поцелуи на ночь ничего не приносили, ничто не могло пустоту заполнить, разве что Облачко, как последний Мишкин подарок, хоть немного душу ее грел.

Гроза в тот день страшной была, грохотало все так, что казалось дом на кирпичи рассыпется. Сидители Миша и Настья, прижавшись друг к другу, как воробьи на ветке, и сад рассматривали - истории всякие придумывали, как вдруг видят Облачко по траве бежит, лапы по грязи разъезжаются. Куда бежит, зачем? Кто ж того щенка поймёт. Испугалась Настья, что заболеет дружок её пушистый и на улицу ловить зверя непоседливого ускользнула. Мишка и опомниться не успел, как видит сестренка его по тропинке бежит, руками за ветки хватается, чтоб не подскользнуться, а платье уже все к телу прилипло, будто Настью ведром воды окатило. И почувствовал тогда старший из детей Ведовых, что беда вот-вот случится, не вернётся его Настья с той тропинки. Уже и не вспомнит, как быстро из дома выскочил, побежал за девочкой, пару раз споткнувшись и нашел её у куста малины, под который щенок забился и скулил. Сидела Настья, все платье испачкав, и руками к Облачку тянулась - достать пыталась. И тут вдруг почувствовал Мишка, как на душе спокойно стало, улыбнулся и попросил сестру отойти: "Сам достану, Настюша, руки у меня длинные, а ты в дом иди, согрейся". Улыбку его теплую девушка на всю жизнь запомнит и то легкое касание, с которым он будто бы с ней простился. Отошла Настья от куста малины и под дерево спряталась, в дом не побежала - решила брата дождаться. А он на колени встал, рукой к кусту потянулся, щенок протяжно завыл. Небо сотряслось от грома и через минуту весь мир перед глазами девочки белым окрасился и так тихо стало. Погиб Мишка от удара молнии в возрасте двенадцати лет. Плохо помнит девушка, что дальше было и сколько она рядом с братом просидела, не помнит, как к ней подошел Облачко и как она, взяв его на руки, пошла прочь от родного дома. Мысли спутались, ни холода, ни ветра не чувствовала и лай щенка не слышала, только прижимала к груди и дальше шла. Через несколько часов дошла до знакомого дома старушки Поппи и в окошко заглянула, а та её приютила, обогрела, а затем и слезы вытирала.

Проститься с Мишкой многие пришли, хорошим он был, помогать любил и все твердил, что в будущем обязательно высоким да статным станет, бороду отпустит и много чего добьется, но - Никогда Красны Смолы не забуду, все, что в силах моих, для города родного сделаю. Гибель сына сильно отразилась на жизни семьи. Многие годы каждый из Ведовых нес свою боль, молча или вслух переживая невосполнимую потерю. Настья будто бы половины души лишилась, все смотрела и смотрела на тропинку, не желая верить. Ни есть, ни пить не хотела, ушла с головой в книги, а затем в работу по дому, саду. Куст малины срубили и сожгли, а на Облачко родители смотрели косо, вероятно, обвиняя щенка в трагедии, да и к самой Настье стали относиться более холодно. Девочка по сей день винит себя и считает, что та молния ей предназначалась. Одежду Мишки хотели в приют отдать, но успела Настья часть вещей к себе в шкаф перетащить и, когда уж совсем худо становилось, надевала знакомые рубашки и долго плакала. Облачко она любила и очень о нем заботилась, а вот гроз и дождей начала бояться да так сильно, что в первые годы после случившегося приходилось врача вызывать. Ни с кем Настья не могла обсудить все то, что внутри творится, слова будто в горле застревали, сильно это её мучало, спать спокойно не давало. И продолжалось так до тех пор, пока не встретился ей капитан Федька.

Старушка Поппи всю жизнь использовала самодельные садовые чучела, головы которым шила из мешков или наволочек. Но в тот год, когда погиб Мишка, решила Паулина смастерить такое пугало, которое бы всех птиц за километр отпугивало. Все в Красны Смолах знали: не было в городке человека страшнее чем покойный муж Поппи - Фёдор. Сочетание грубого голоса, сильной руки и вспыльчивого характера сделали ему дурную славу, однако во всех разборках последнее слово было за Федькой и то не мудрено - капитан как-никак! Так в саду Паулины и появилось новое пугало, которое она не просто в одежду мужа нарядила, так еще и усы ему из толстых ниток пришила - вылитый Федька.
В огороде старушка и работала, когда у неё позади что-то зашуршало и тихим шагом подошла Настья: девочка часто помогала в саду и с пчелами. В тот день, поработав с Поппи и выпив чашку молока с хлебом, Настья заинтересовалась новым пугалом, которое так отличалось от всех, что ей доводилось видеть.
Долго Паулина рассказывала ей о муже своем, об одежде его, показывала медали и награды, а затем сказала:" А знаешь, Настасья, а ведь Федька мой тот еще болтун, только вот письма предпочитает, ты напиши ему что-то и в карманчик положи, а он ответит, вот увидишь..."

Так началась довольно странная, но интересная переписка Настьи с пугалом Федькой (за которым, несомненно, стояла Паулина). Их  обмен письмами начался с чего-то банального и даже глупого: девочка спрашивала не мешают ли пугалам птицы спать и помнит ли Фёдор какого цвета глаза жены. Но чем дальше тем более грустные темы поднимала Настья, каждый раз делясь чем-то, что действительно тревожило её сердце. Она рассказала о Мишке, о грозе, о том, как ей одиноко, а Федька отвечал, поддерживал, рассказывал свои истории и то, как он справлялся с потерей брата. Постепенно душа девочки начала согреваться. А затем у семьи Ведовых началась светлая полоса и появилась надежда на то, что жизнь наладится: Татьяна ждала ребёнка. Анастасию эта новость также порадовала, на тот момент она уже чувствовала себя лучше и твердо решила, что свою жизнь она проживет за двоих - себя и Мишку и ни за что его не разочарует.

Двойняшки Варвара и Пётр принесли своим появлением довольно много хлопот, но и подарили долгожданный отдых от мрачных переживаний. Через полтора года на свет появилась Мария, а еще через год самым младшим в семье стал малыш Мефодий. Казалось родители Настьи были готовы родить и воспитать столько детей, сколько им будет послано небом, хоть большими семьями в их городе мало кого можно было удивить. Занявшая роль старшей сестры, Анастасия старалась всячески помогать матери в воспитании младших, проводила с ними много времени, гуляла, играла и обучала тому, что знает сама: от грамматики до распознавания ядовитых грибов. Но ни с кем из них не чувствовала она той особой душевной связи, которая была у них с Мишкой. Становясь старше девочка начала меняться, постепенно превращаясь из довольно тихого и покладистого ребенка в импульсивную, эмоциональную особу. Огонек внутри девочки разгорался все больше и больше, нередко норовя обжечь кого-то. Свои переживания она доверяла лишь письмам пугалу Федьке, хоть приятелями и приятельницами обделена не была. К своим тринадцати годам Настья уже давно понимала, кто стоит за её соломенным другом и что письма-ответы ей оставляет Паулина, но желание сохранить эту "дружбу" превышало здравый смысл и желание повзрослеть.

Решение уйти в монастырь было принято ею в шестнадцать лет, когда родители заговорили о замужестве и о том, что уже подобрали ей неплохую пару. Взвесив все плюсы и минусы, девушка решила, что не видит себя в роли жены и хозяйки, и ей куда приятнее помогать другим, приносить ощутимую пользу. Никто не был против такого решения: знали, что с характером дочери лучше не связываться, а то ведь сбежит скорее чем против себя пойдёт. Но торопиться покидать Красны Смолы Анастасия не хотела и все ждала чего-то. Часто девушка навещала Поппи и уже несколько лет, как не писала писем пугалу Федьке: знала, что сил у старушки немного и она не сможет оставить ответ. За все те годы, что она провела в доме Паулины, две эти женщины: одна умудренная временем и жизнью, а вторая зеленая и неопытная, так сблизились, что Настья с уверенностью могла назвать Паулину родной душой. Чувствовала девушка, что не время ей уходить, а кто тогда за старушкой присмотрит да младших чему сама знает обучит? Была для всех Настья и девочкой, и мальчиком, и братом, и сестрой. И шли к ней как за помощью, так и за лаской.

Паулина ушла в последних числах лета, похоронили её недалеко от Мишки и Облачка (пёс прожил десять лет). Настье на тот момент было почти девятнадцать и, проводив старушку, девушка принялась собирать вещи в дальнюю дорогу. Взяла немного: любимые книги да маленький мешочек, что будет носить с собой и под страхом смерти не отдаст, а в мешочке том надежда и любовь: прядь рыжих волос, белая шерсть, пучок соломы и сливовая косточка. Обняла всех дорогих-любимых и сказала твердо, решительно:" Я вас от любого зла уберегу, так и знайте!" Часто вспоминала тот день Настья, с теплой тоской и слезами, а еще с улыбкой и рада была, что со всеми простилась, ни про кого не забыла.

Привет, Федька! Прости, что долго не вспоминала, совсем уж взрослая стала. Через пару часов покидаю Красны Смолы и теперь дорога моя к монастырю лежит. Как думаешь у меня получится? Так хочу, чтоб Мишка мной гордился. Верь в меня, дорогой друг, и береги себя от солнца и птиц. Прощай, Федька! Прощай, мой капитан!

*будет добавляться

+5


Вы здесь » Dark Tale » Обитатели Сказки » Артур Райнер, фэйри, 319


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно