Джейсона устраивала работа с Закари. Не смотря на заслуги перед Гильдией, Шандар давал себе отчет, что в обычной жизни он довольно бесполезен. Примерно на уровне собаки-компаньона. Вроде, взгляд умный, понимающий, какие-то простые вещи может делать самостоятельно, даже команды выполняет. А какашки после выгула все равно кому-то другому убирать приходится.
(c) Джейсон Шандар

Девчонки, чего, когда подрастают, за сахаром охотятся? Поэтому им на свидании конфеты дарят? И шоколадки? Чтобы тебя не слопали?
(c) Почуй-Ветер

Люди невероятны сами по себе, а вместе они собирались в единое целое, способное справиться почти с любой бедой..
(c) Эмиль

— Вот знавал я одну сестру милосердия , Авдотья звали, девчонка смазливая была, лет восемнадцать только только исполнилось, младше всего нашего брата почти, но ты только проверни чего, приобними или ещё чего, так она тебе потом так уколет, что хоть на стенку лезь, а присесть, неа , и стой весь день.
(c) Алексей Вольский

— Лист капудыни? — усмехнувшись и пожав плечами, тихо проговорил Вейкко. — Лично я считаю, что раз уж этот листик не способен привести к сокровищам или юной заколдованной принцессе, то это скорее лист бесперспективной капудыни. Лист беспердыни, черт возьми.
(c) Вейкко

Она никогда не делилась своим прошлым, мужчина даже за эти полгода вряд ли смог узнать хоть что-то стоящее, помимо возможности ящерицы находить неприятности на свою аппетитную задницу.
(c) Рене

— Вот знавал я одну сестру милосердия , Авдотья звали, девчонка смазливая была, лет восемнадцать только только исполнилось, младше всего нашего брата почти, но ты только проверни чего, приобними или ещё чего, так она тебе потом так уколет, что хоть на стенку лезь, а присесть, неа , и стой весь день.
(c) Алексей Вольский

— Зануда? Гм.. Да, говорили и не раз. Мои соратники считают, что одной из моих магических способностей, является атака монотонными витиеватыми речами, пока противник не сходит с ума. Ахахахахахаха… — На сей раз, Эссен раскатисто хохочет, хлопая себя по колену ладонью.
(c) Герман Эссен

В вечернее время в Сказке всегда начинает твориться всякое необъяснимое и жуткое непотребство. То за поворотом тебя тварь какая-то поджидает, то в тенях деревьев оживает что-то странное и не очень материальное, то ещё какая странность произойдёт..
(c) Дарий

Решив, что «убийца» не достоин жизни, люди также постепенно начинали обращаться с ним хуже, чем с диким зверем. Насилие порождало ещё большее насилие, вот только преступникам очень часто отказывали даже в базовых нуждах, что уж говорить о компетентной медицинской помощи. Виктор давно решил для себя, что невзирая на их проступки, не спрашивая и не судя, он будет им её оказывать. Потому что несмотря ни на что, они всё ещё оставались разумными существами.
(c) Виктор

Она никогда не делилась своим прошлым, мужчина даже за эти полгода вряд ли смог узнать хоть что-то стоящее, помимо возможности ящерицы находить неприятности на свою аппетитную задницу.
(c) Рене

Нет, они любили лезть в жопу мира. Иначе зачем вообще жить? Вообще от мира со временем достаточно легко устать, особенно если не соваться в его жопы. Но было бы неплохо из этой жопы выбираться с деньгами, да еще и с хорошими деньгами, чтобы там например меч новый можно купить.
(c) Керах

Ему замечательно спалось в канаве, учитывая, что в тот момент он был куда ближе к свинье, нежели единорогу, а то, что храп кому-то мешал — дык зря что ли изобретали такую замечательную вещь как беруши? И вообще это был не храп, а звуки прекрасной живой природы. Скотина он, в конце концов, иль где?
(c) Молот

Ротт не был бы самим собой, если бы так просто и безэмоционально забывал о долге и деле, которое умел и мог делать. А лучше всего ему удавалось то, что многие под прикрытием милосердия и некоего высшего блага не воспринимают всерьез: калечить, рубить, сражаться, умерщвлять и иным способом губительно воздействовать на внешний мир.
(c) К. Д. Ротт

Звали этого маститого мясного голема Дарий и, если Ротту не изменяла память, массивный и практически неподъемный меч за спиной у этого человеческого выброса применялся тем весьма часто. А это значило, что пользоваться он им, как минимум, умеет. И, конечно же, Бешеному Псу хотелось проверить сей тезис на собственной шкуре, а заодно и испытать бывшего сопартийца по гильдии на предмет личностного роста, и степени прогресса боевых навыков.
(c) К. Д. Ротт

Конечно многие посчитают странным то, что двадцатилетняя девушка приглашает детей в гости. Что такого интересного можно было найти в общении с детьми? Но Агнес — это несколько иной случай.
(c) Агнес

Вместо вытекающей крови — клубничное варенье. А вместо меня — каскадер, который сейчас встанет, отряхнется и пойдет дальше по своим делам.
(c) Джун Нин

Есть в этом что-то странное, полагаться на чужое зрение. Хотя оно как бы уже твоё собственное, но все равно это иная перспектива, ведь твои глаза всегда закрыты. Все сложно. Зато никогда не заблудишься. Ведь если смотришь на мир с высоты птичьего полета, всегда знаешь, куда приведет тот или иной поворот.
(c) Стрикс

путеводитель сюжет нужные гостевая правила о мире роли магия расы FAQ
❖ Гильдия Стражей ожидает беспорядки на фоне приближающегося Дня Зверя.
❖ Где-то в холмах неподалёку от Валдена, по слухам, поднялся из земли древний трон. Говорят, тот, кто просидит на нём всю ночь, утром встанет либо мудрецом, либо сумасшедшим.
❖ В поселении объявился отец Забин, весьма странный тип, который коллекционирует святые символы любых форм, размеров и конфессий. Всем известно — он каждый год начинает поклоняться новому богу. Одни говорят, что он шарлатан, другие же — что он может даровать благословение от любого известного бога. (подробнее...)
Октябрь года Лютых Лун
❖ Свет и жара от двух солнц негативно влияет на все окружение; невыносимая жара, гибель урожаев на фермах. Кое-где в Валдене начали плавиться дома..
❖ 29 сентября года Лютых Лун в парковом районе практически полностью уничтожено четыре дома, девять задеты взрывами и пожарами. Погибло семнадцать человек и фэйри, пострадало около тридцати, в том числе многие ранены не последствиями взрывов и пожаров, на их телах обнаружены колотые раны в жизненно важные органы.
❖ В ходе Совета Гильдий решили временно отказаться от войны с Ягой: в такую жару просто невозможно двигаться и что-то делать.

Dark Tale

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Dark Tale » Архив эпизодов » [28.06 ЛЛ] Q: Животный инстинкт


[28.06 ЛЛ] Q: Животный инстинкт

Сообщений 1 страница 16 из 16

1

ЖИВОТНЫЙ ИНСТИНКТ

28 июня года Лютых Лун; день

Спальные районы Валдена, дом Бергена

Уголек, Чара Шайн

https://i.imgur.com/MTkPCXC.png

ПРЕДИСЛОВИЕ

Берген был отличным парнем. Любил, правда, творить всякие глупости, но парнем – богами клянусь! – был отличным. Когда он пропал несколько месяцев назад, его даже искать кто-то пытался, вот настолько классным парнем был Берген. Да что там, вы даже устроили шикарные поминки, когда его объявили совсем пропавшим: ну отличный ведь парень этот Берген, ну как такого не помянуть! Наливай ещё водки, расскажу, как Берген пару лет назад словил белку и полдня охотился на собственное отражение!..

Только стоя над телом хозяйки дома, вы начинаете, наконец, задумываться: а настолько ли хорошо вы знали Бергена? И знали ли вообще?

Очерёдность постов: ГМ, далее — игроки, в любом порядке.

+3

2

Всё это устроила Валла. Она представляется так каждому входящему: «Очень приятно, Валла, проходите... Здравствуйте, я Валла, вот в ту комнату...» – иначе вы, небось, и не вспомнили бы никогда, как её зовут. Слишком тихая. Слишком уж терялась на фоне Бергена. Сложно даже поверить, что эту шумную толпу собрала она – не ждёшь подобного от тщедушного тельца?

– ...Он мне говорит: ты такой важный, ты вот за мной, типа, на Перекрёсток не лезь. А я ему в ответ: да как же я пойду, я ж не холд! – бородач в углу смеётся раскатистым басом над одному ему ясной шуткой.

Людно. Шумно. Пьяно. Бергену уж точно бы понравилось.

– Хозяйка, а что по пиву? Хозяйка?

Валла не слышит. Валла белее снега и тычет пальцем куда-то в сторону, не поймёшь – то ли напугана до смерти, то ли поверить счастью своему не может, лишь тычет и хтом хлопает беззвучно. А там куда палец указывает – Берген. Собственной персоной.

– Явился, шельмец! – бородач поднимается на ноги, едва не переворачивая тарелку, всплескивает восторженно руками и бочком начинает было выбираться из-за стола. – И поминок ведь своих дождался...

Не успевает. Не успевает даже выйти до конца.

Берген делает пару шагов вперёд и вы ждёте приветственных объятий – ну же, парень, жена вот белая как смерть, успокой её, наконец! – и он действительно кидается к Валле. Вот только не с объятиями, а с ножом. Удар. Удар ещё один. Вы даже ахнуть не успеваете, а бородач так и замирает, пузом нависнув над чьим-то супом. Женщина оседает на пол, а Берген шевелит губами, будто шепчет что-то и, кинув на всех вас пронзительный, жуткий взгляд, отступает назад.

И исчезает в воздухе, в сером дыме.

– Что за... – шум поднимается быстро.
– Да не мог он!
– ...не он, небось...
– ...стражу, стражу зовите!..
– Какая стража, дура, врачей!
– ...да знаю я его, не мог он!..

Тело на полу вздрагивает в последней конвульсии.


УГОЛЁК
for Nick(s)|Уголек,Воля Сказки

Ты видишь дым и знаешь, знаешь этот запах. Понять не можешь пока, но запах знакомый, это точно. Пускай тут пахнет пивом, потом, очагом и луковым супом, пускай кровью пахнет, но что-то выделяется всё равно, и ты почти уверен – так пахнет именно этот дым. Вокруг так же дёргаются носы – они тоже, тоже чуют. А понять, кажется, не могут.


Бросок куба по сложности 50, если собираешься тратить на это время.


ЧАРА ШАЙН
for Nick(s)|Чара Шайн,Воля Сказки

Ты стоишь рядом, когда всё это случается. Место в первом ряду: то ли приятный бонус, то ли редкостная неудача – но даже кровь брызжет на тебя, когда нож первый раз входит в тело. Ты отшатываешься брезгливо, и только из-за этого замечаешь не сразу: с ножом что-то не так. Понять бы ещё, что?


Бросок куба по сложности 50, если собираешься тратить на это время.

+3

3

Да не мог он...
Не Берген, кто угодно, но не он.

- Что он сказал? -  Восклицает Уголек, поднимаясь от тела Валлы. В комнате витает знакомый запах, но он не может вспомнить, где встречал его раньше. - Кто-нибудь слышал, что он сказал?

Берген не мог убить Валлу, потому что они были созданы друг для друга. Рубаха-парень и скромная, степенная девушка: все помнят, каким храбро-нелепым он был, когда решил за ней приударить, и как дружно они жили после свадьбы.
Да и лица на Бергене не было, прежде чем он исчез в чертовом дыме, сказав что-то в свою защиту. Не может так случиться, что он хотел ее убить.

Или может? Что происходило за этими дверьми, когда очередная ватага друзей, под гам и песни, покидала Бергенский дом, а на окна опускались ставни?

После первого озвученного "мертва", в доме повисла тишина. По неудачному каламбуру, тишина была гробовой и держалась пару секунд, прежде чем спорящие гудящие голоса не заполнили все пространство, прорываясь в мысли и мешая трезво размышлять над случившимся.
Чтобы как-то сориентироваться, Уголек огляделся вокруг, натыкаясь на такой же ищущий взгляд: пронзительные голубые глаза под волнами темных волос.

- Что-то тут не так. Нужно все здесь обыскать, - вместе приветствия, сказал он Чаре. - Черт, я ничего не понимаю.

+1

4

Чара сидела ближе к выходу. Болтала со знакомым, пила за Бергена. Как все. Иногда чужая смерть - отличный повод встретиться с тем, кто все бегал, бегал по делам, не в силах остановиться. А здесь сама Воля велела, как говорится. Берешь большую кружку хмельного пива совсем не по-женски, закуску из какого-нибудь мяса с овощами и хорошенько посидеть.
Вокруг говорили про Бергена. Шутили и смеялись, делились последними воспоминаниями. Кажется, она его узнала из-за заказа ученых. Кажется, совсем неожиданно они оказались с рюмками ядовито-рыжей настойки. Виделись нечастно, но виделись. И вот - он мертв. Что казалось странным. Такие люди, кажется, либо пропадают с концами, и все думают, что отправился по ту сторону Туманного моря, либо живут до девяносто лет и рассказывают внукам про свои приключения.

Все пошло не так.
Она отшатывается, понимая, что на голубую блузку и руку, которой взмахнула от неожиданности, попала теплая кровь. Мать твою Воля... Берген? Это правда Берген?
Вокруг поднимается шум.
Она крутит головой, ловит взгляд Уголька, с которым встретились здесь так же внезапно, как и сейчас появился Берген. Кивает несколько сдавленно. Это противно. Когда смерть так близко, это пугает и это противно. Он правда подумала, что сейчас Берген поубивает их всех. Ей-то что... Но остальным.

В голове крутятся мысли.
Он же любил ее.
Он же не мог...
В конце концов, почему он потом исчез? Он забрал ее собой в Чертоги? Продал душу ради этого? Или это просто некто, забравший его облик? Потом всплывает в памяти нож, который казался странным. Ненастоящим? Она не уверена, но труп под ногами вполне себе реальный.
- Кликнете кто-нибудь Стражу.

[dice=30976-1:100]

+2

5

Сперва повисает пауза. Шум поднимается потом, и вы становитесь его частью тут же: «Кто-нибудь слышал, что он сказал?», «Кликните кто-нибудь стражу!» – слова тонут в общем гуле, в общей панике. Кто-то тормошит безжизненное тело, зря, наверное; кто-то торопливо и невнятно надиктовывает винг стражам; кто-то кинулся прочь, то ли в панике, то ли за врачами, не понять.

Чьё-то лицо сереет вдруг. Вглядываетесь встревоженно – да вы и вправду знаете парня, это ж Ленни Лизард, они с Бергеном лет пять на ножах были, вот только-только вновь сошлись. Болтали ещё, будто он Бергена и прикончил... Неужто так переживает, бедняга?

Ленни не моргает даже. Взгляд стекленеет и – верить не хочется! – вы уже знаете, что найдёте, если попробуете сейчас нащупать его пульс. Мёртв. И десяти минут не пришло, а у вас – полон дом людей, два трупа и, видимо, спешащая уже сюда стража, если те решат сегодня, наконец, поработать, а не штаны просиживать.

Новый взвизг раздаётся справа, куда вы и не смотрели даже. Ещё одно лицо, синюшное, неживое, как стояла девушка, так и рухнула на месте, никто даже подхватить не успел. Что делается-то? На этих никаких повреждений так сразу и не углядишь, кровь из-под них не течёт. Будто выключились просто.

Ещё один крик. Вы даже пугаться не успеваете.

То тут, то там, они падают, знакомые вам и незнакомые, один за другим сыпятся. Ленни Лизард, Орлица, Кира-рыбка, и другие, не сосчитать их всех даже наскоро. Десять? Больше? Меньше?

Вы не знаете. Паника вспыхивает с новой силой.


УГОЛЁК

«Мы встретимся», – тебе под нос тычется листок, на котором с трудом различимы торопливо накорябанные слова. – «Прости, хорошая. Скоро увидимся по-настоящему.»
Ты не понимаешь ничего. Поднимаешь взгляд – перед тобой женщина, смотрит на тебя, кивает туда, где вьются мухами люди над телом, и вновь трясёт листком настойчиво, шевелит беззвучно ртом. Наконец, доходит. Глухая. По губам читать умеет.
Она видит, что ты понял, наконец, кивает с облегчением, и прячет бумажку где-то в широких рукавах.

for Nick(s)|Уголек,Воля Сказки

Ты чувствуешь, будто кто-то касается твоих перьев.


Бросок куба по сложности 90. Причины тебе не известны.


ЧАРА ШАЙН
for Nick(s)|Чара Шайн,Воля Сказки

Люди вокруг мрут как мухи, а треклятый нож всё не даёт тебе покоя. Ты восстанавливаешь в памяти все мелочи, какие можешь упомнить, прикрываешь глаза, рисуя себе картинку и, наконец, доходит.
Не нож это был вовсе. Ты перебираешь в голове сравнения, всю свою фантазию подключив: не нож, а будто длинная наточенная кость. В человеке такую не представить даже: то ли звериная, то ли ещё чья... Не отсюда она, в любом случае. Чувствуешь так – чужеродная.
Но что делать с этим – неясно.


ОДНА
Что бы ни случилось здесь только что, пришёл Берген за ней, за Валлой. Значит, и ответ нужно искать в Валле – если и есть где разгадка, так только в ней.

МНОГИЕ
Какое бы зло Берген не впустил в дом, нужно смотреть на них, умерших без причины. Много их, совпадением простым не назовёшь. Должна же быть закономерность!

+2

6

Уголёк оторопело посмотрел на глухую и пожал ей руку в благодарность.

- Спасибо, спасибо, милая женщина. - Глаза тревожно сверкнули. Не хотелось, чтобы с ней что-то случилось, а поэтому действовать нужно было быстро.

С запиской в руке, Уголёк рванул к телу Валлы.

- Мужики, мужики! Смотрите! Берген сказал Валле, что они скоро встретятся по-настоящему. Я говорю вам, здесь что-то нечисто, какой-то ритуал!

Часть жужжащей вокруг тела толпы повернулась к нему, и Уголек воспользовался их вниманием, чтобы прорваться поближе к Валле.

- Пропустите, да расступитесь же! Что вы толпитесь, вы ничего не сделаете! Ее должен осмотреть кто поопытнее, маг или архонт какой-нибудь!

И, противореча своим же словам про опытность, Уголёк бухнулся у тела Валлы, осматривая его самостоятельно. Должно же быть что-то в ее внешности, на ране, в глазах. Может, что-то зажато в руке? Или талисман какой на шее припрятан, особый...

Осматривая тело, опираясь на руку и склоняясь над ним, Уголёк почувствовал, что что-то коснулось его перьев. Нет, не споткнулось о них, не притиснуло их к полу, а именно коснулось: осторожно, так что и не с первого раза заметишь. Прикосновение продолжилось: по перьям прошлись рукой, - и Уголёк резко обернулся назад.

Броски кубиков

Отредактировано Уголек (2019-06-12 15:13:57)

+1

7

Валла перед тобой, хочешь, тронь, хочешь, гляди, вот только жизни в тело уже не вдохнёшь. Она будто ещё сильнее сдулась – и без того тоненькая была, а сейчас и вовсе скелет, обтянутый кожей. Даже глаза закрыть не додумались, так и смотрит на тебя взглядом этим: оленьим, неживым.

Ладонь касается перьев, и ты вскакиваешь – первый раз. С первым разом приходит тепло, знакомое до боли.

Ладонь касается перьев, и ты сгибаешься – второй раз. Со вторым разом приходит сама боль, и нет ей конца.

Ладонь касается перьев, и ты падаешь – третий раз. С третьим разом уходит всё, и жар огня, и боль огня, ничего не остаётся, и ты проваливаешься в свою темноту. Темнота пахнет дымом. Запах знаком, и теперь-то уж определить его несложно: Перекрёсток, так всегда пах Перекрёсток; мокрой листвой, горячей землёй и этим вот особенным каким-то дымом.

Тебе не впервой умирать, правда? Но в этот раз всё иначе. Нет здесь Костра, нет бесчисленных холдов. Здесь – настоящий лес, дикий, непроходимый. И звери вокруг. Не такие, каких обычно на Перекрёстке встречаешь; не изменчивые, не человекоподобные вовсе. Тут – настоящие, мех у них как мех, рог у них как рог. И кровь у них как кровь – ты это наверняка видишь, потому что кровь их повсюду. Звери тут мёртвые. Рукой человеческой убитые.

Берген тоже здесь. Двое вас тут, людей. Ты стоишь, а он в самом центре сидит, голову наклонив, на руках оленицу баюкает.

Руки его в крови, нож откинут в траву, и смотрит он на тебя холодным, мёртвым взглядом. Удивление его быстро сменяется яростью. Ты понимаешь: убьёт. Минуту назад не добил, а теперь – убьёт.

ХИЩНИК
Он ударит, а ты раньше бей. Вон нож в траве, хватай первым, положи его туда же, куда он другим дорогу назначил.

ЖЕРТВА
Он ударит, а тебе не привыкать. Беги. Прочь беги, мимо зверей мёртвых, чтобы к ним в ряд не лечь.


Техническая информация: отсутствие Чары хорошо совпало с результатом броска. Ближайшие посты Уголёк – единственный участник квеста.

+2

8

alis grave nil
nothing is heavy to those who have wings

Голова нужна была Угольку не для того, чтобы думать, а для того, чтобы врезаться ею на полном ходу в корпус бывших друзей, опрокидывая их на траву.

Увидев безумие в глазах друга, Уголек дал сильный размах крыльями и кинулся Бергену наперерез, сбивая его с ног. Врезался в его грудь всем своим телом и вцепился в него, упавшего на траву.

Одно крыло оперлось о землю, второе сделало взмах, и спустя секунду феникс взвились в воздух, к верхушкам сосен. Берг остался на земле: без оленихи в руках.

- А теперь, Берг, давай поговорим!

Валла бережно покоилась в объятиях Уголька, и больше тревожить ее никто не имел права. Сомнений в том, что олениха и возлюбленная Берга связаны, не оставалось: олений взгляд, иссохшая кожа.

Это место совсем не походило на Перекресток, лес был другим: мертвее, тише, безжизненнее. Почему здесь так много шкур убитых животных? Где их души?
Пожалуйста, пусть это будет не настоящий Перекресток. Пусть это место окажется параллельной реальностью, ее извращенной и темной версией, чем угодно.

- Что за чертову хрень, дери тебя Зверь, ты тут натворил? Кто надоумил тебя на это, идиот? Ты убил ВАЛЛУ! - Крикнул пернатый со своей защищенной позиции.

Он был дико зол на Бергена. Спасать его не хотелось, но и драться с ним тоже.
Сам Берг никогда не додумался бы покосить своих товарищей и привести их в жуткий, темный мир: значит, его околдовали или надоумили. С другой стороны, своими руками он убивал друзей, и доверия ему больше не было.

+1

9

В тот миг, когда ты отрываешься от земли, Берген вскакивает на ноги и рычит бессильно, по-звериному совсем. Взгляд его прикован к Валле – сомнений тут и вправду быть не может – и кулаки сжимаются от твоей мнимой близости.

– Ты не понимаешь ничего! Всё не так вышло, не так, как должно! – он орёт, надрываясь, и в глазах его безумные искры. Взгляд мечется: то в сторону дико, то на оленицу вновь. Не решается никак глаз от неё надолго отвести.– Я тебя убью, и мы с ней останемся! Она со мной будет, чёрт тебя задери, даже если всех перерезать придётся, но она со мной будет!

Он уже мечется, шагает беспорядочно туда сюда, топчет траву; отходит прочь и вновь назад кидается.

Кажется, начинается дождь. Ты замечаешь вдруг, что небо почти чёрное: не ночь там, а тучи, от того и звёзд не видать. Не Перекрёсток это. Но отчего же даже запах тут знаком?

Не стоило тебе отвлекаться. Там, на земле, Берген – молния, едва сверкнувшая на миг в траве. Бросился вперёд так, что взглядом за ним даже не уследишь, и вот уже в руках его трепыхается голубь. И белеет нож.

– Валлу мне отдай, иначе убью! – и без того десяток мёртвых вокруг наберётся, куда же он ещё одного-то... Сердце сжимается болезненно, боясь представить даже, кто окажется этой птицей там, в нормальном мире. Чьи ещё глаза он собрался навеки закрыть?! – Сперва птицу, затем тебя выловлю, не уйдёшь больше! Мне твоя жизнь нужна, и тогда Валла жить будет! Жить! Понимаешь ты?!

ЗЕМЛЯ
Уж лучше мёртвое на живое разменять, чем живое в мёртвое превратить. Отдай, отдай Валлу, пока новая кровь и твои руки не запачкала.

ВОЗДУХ
Тому, кто обманет один раз, веры больше нет. Что бы ни задумал он, ты не слушай его больше, только крепче оленицу на руках держи.

+2

10

- Нет, Берг, стой! -  Кричит Уголёк. Берген готовится ударить голубку ножом, но выжидает. - Так нечестно!

Голос срывается. Феникс опускается чуть ниже, под ветки дерева: инстинктивно готовится к дождю. Он продолжает крепко удерживать Валлу на руках.

- Берг, нас тут два человека. А люди умеют говорить! Ртом! - Уголёк вглядывается в лицо Бергена, отыскивая там признаки разума. Напрочь тот голову потерял, раз так дергается и рычит.

Но Уголёк не потерял свою, нет. Его сердце сжимает от сознания, что может уйти еще одна жизнь; оно громко колотится в кончиках пальцев и кровь быстрее бежит по венам. Голова болит оттого, что в нее не укладывается, как друг мог совершить такое, и болит от его криков и причитаний. Ты никогда не предполагаешь, что близкий человек может в одночасье стать таким - монстром. Что он может дико вопить, обезуметь, совершить убийство и упиваться кровью, отчаиваться.
Отчаянье Бергена режет не слабее, чем мысль, что жизнь голубки сейчас на его, Уголька, ответственности. Так жалок друг был, баюкая Валлу, столько в нем было боли, - и так это не вязалось с Бергом, что становилось ясно: он серьезно прокололся и не знает, что делать. И сейчас, во власти эмоций, не может принимать взвешенные решения по выходу из кризиса.

..а вот голова Уголька продолжает работать. Не работает она в спокойные моменты, а когда происходит такая вот беда, включается неожиданно и не дает голосу срываться, не дает телу совершать лишних движений. Выливает на пространство вокруг ушат огненно-ледяной воды и мостит кирпичиками дальнейшую дорогу.

- Отдам я тебе твою Валлу и дам довести все до конца, но только когда расскажешь, во что ввязался. Я без понятия, что ты уже натворил, но сейчас ты мечешься, как зверь, и можешь сделать все только хуже!

Еловая ветка проходится по крыльям, а мрачная туча роняет первые капли дождя. Если лететь, то сейчас. Уголек расправляет крыло, и Берген замечает это.

- Ищи нас в лесу, и без голубки не приходи, а иначе не увидишь больше Валлы. Я не могу играть во все это на твоей территории, Берг. Иначе.. стану, как ты, и добром не закончится.

Крылья делают еще один размах, и Уголек вылетает из-под веток. Пара сильных взмахов, смен направления - и вот он далеко от Бергена. По крайне мере, так кажется.

Ему нужно изучить территорию и понять, где он находится. Уголёк летит наперерез каплям начинающегося дождя, петляя по лесу и залетая под ветки вековых деревьев.

Он вглядывается в местность внизу и принюхиваеся к знакомому, но забытому воздуху. Мысленно классифицирует ситуацию крепкими, помогающими собраться словцами. И, когда слова прорываются наружу, рассеяно извиняется перед Валлой, хоть это и бесполезно.

"Ты же понимаешь сама, Валла, дорогая, это же полный... ах, черт, шло бы оно все в... даже умереть спокойно не даст,"

for Nick(s)|Лидия,Воля Сказки,Уголек

Прошу позволения кинуть дайсы на поиск подсказок (о том, в каком мире происходит действие или что произошло с Бергеном) на земле и на узнавание запаха.

Если ливанет дождь, Уголек бы сел на относительно высокую ветку дерева и ждал Бергена.

+1

11

Правда ли или ложь, но сказывают, что жил в Сказке когда-то давно кузнец обычный, по прозвищу Чёрный Горн. Отец его кузнецом был, и отец отца его был кузнецом, вот и Чёрный Горн семейным делом в совершенстве овладел. Но не лежала душа его к молотам и наковальням. Хотел Чёрный Горн иного...

Ты знаешь минимум три версии этой легенды. А кто не знает? Пускай истории эти и вымысел, но Перекрёсток-то настоящий, и Костёр Чёрного Горна настоящий, а потому как знать – может, и найдётся в старых байках хоть слово правды?

И пронёсся гул по Валдену, когда сбросил он в огонь свою первую шкуру – человеческую. И раздался надрывный вопль животный в самом дремучем лесу, дальше любых дорог, когда сбросил он в огонь вторую свою шкуру – звериную.

Начинается дождь. Звёзд не видно за тучами; капли шуршат в листве и падают мягко в траву. Берген отчего-то не торопится. В любой другой раз тебе наверняка было бы жутко сидеть в этой кромешной лесной темноте с мёртвой оленицей на руках, но сейчас ты вслушиваешься жадно в тишину: лес живой. Живой и родной, знакомый практически до боли; ты силишься вспомнить, когда это ты мог тут бывать, но не выходит никак.

Тело его запылало ярче любых костров, и те люди, кто кинулся слепо за ним в огонь, вышли из него уже на другой стороне, в центре сотни дорог.

У тебя было время подумать, разглядывая землю свысока, в какое это место тебя занесло. Чем дальше, тем невероятнее твои фантазии, но сейчас даже самые невероятные варианты подойдут, к чему себя ограничивать? А ну как ты потерял память и забыл лес, где жизнь прожил? А ну как это лишь поразительный жуткий сон? А ну как тебя на саму Изнанку занесло?!

Об Изнанке ты тоже в старых легендах про Горна слышал. Не любят её поминать, видно, скучная: из сотни версий хорошо если в двух будет. Говорят легенды, что пока холд двумя ногами землю топчет, душа его звериная по Изнанке бегает, что вход на неё потерян давно и сокрыт от глаз чужих, ибо в Изнанке всё могущество холдовское...

Брешут, наверное. Но как всё это иначе объяснить-то?

– Поговорить хотел? Ну, говори... – Берген подходит незаметно. Если раньше он метался как загнанный зверь, то сейчас – спокоен, мертвецки спокоен; он прислоняется к дереву и складывает руки на груди. Сверкает молния на краю неба и где-то вдалеке громыхает пару секунд спустя. Дождь усиливается только. С Бергена течёт ручьём, но он этого и не замечает, кажется; и сердце твоё пропускает тревожно удар, когда ты присматриваешься. С рук вода бежит бурая. Берген кивает тебе, не дожидаясь слов. – Убил. И других убил, кого смог. Зачем они живут, когда Валлы моей нет больше. Им нельзя. И мне незачем...


Техническая информация:
→ бросок с модификаторами принят во внимание, соответствующая информация изложена в посте.
→ сейчас перед Угольком не стоит никаких конкретных выборов. Можно поступать на своё усмотрение.

+2

12

Нет ни холода, ни капель дождя. Тело их чувствует, но никакого значения они сейчас не имеют.
Громкое скрежетание шестеренок в голове прекращается, и Уголек затихает на своей ветке. Логика неспособна охватить окружающий его мир, но вот инстинкты - возможно.

Валла тоже холодная, на руках. Недостаточно сильная, чтобы переродиться здесь, недостаточно холд. Недостаточно бессмертная.

От появления Бергена Уголек вздрагивает. Он не хочет прекращать поток ассоциаций, который заменяет ему мышление: отвлекаться на Берга сейчас - то же самое, что останавливать на середине любимую песню и выходить из машины, завершая долгий путь.

- Соболезную, дурак ты чертов, - угрюмо отзывается он. - Любовь упустил, чужие жизни потратил, еще и свою хочешь угробить. Смерть не изменила тебя, Берг, все такой же ты транжира.

Щедрость Бергена в отношении друзей во время его жизни часто переходила все границы. Только разбазаривал он деньги, а не души.

- Валла бы не одобрила твои мысли. Даже такого бы тебя приняла, и хотела бы, чтобы ты жил.

Угольку и не важно, что он ходит по грани: ему лишь бы каркнуть, что думает, выплеснуть виновнику в лицо. Только на Бергена он все это время не смотрит, а когда их глаза сталкиваются, то тут же горло что-то сжимает, и все язвительные слова улетучиваются.

- Как ты смог переместить нас сюда? - Гулко спрашивает Уголек. - Кто ты такой?

Правая рука сжимает древесину ветки. Вряд ли Берген поймет, но если феникс выберется из леса живым и вернется в заваленную трупами хижину, то ему долго еще будут сниться кошмары. Хоть он и мужчина, и хоть и видел уже смерти, но нельзя так просто привыкнуть к мертвецам, особенно когда среди них - твои ничего не подозревавшие друзья, с которыми вместе смеялся и делил беды.
Раз - и нет их, из-за чьей-то случайной прихоти. Из-за прихоти кого-то, кто распоряжается жизнями беспечно, будто в городки ими играет.

Уголек понял бы это лишь после завершения истории, но незаметно для него, все стало слишком серьезно. Если он и вернется к жизни, то уже не будет таким, как раньше.
А может, и не следует возвращаться совсем? Дойти до конца, хоть и неизвестно, куда это приведет. Может,  в этом и весь смысл.

+1

13

Берген слушает, внимательно слушает и кивает твоим словам, будто бы даже с улыбкой.

– Приняла бы, моя Валла. Она у меня такая... была.

Глаза его стекленеют вновь, улыбка тает в воде. Громыхает снова. Времени, видать, мало осталось вам. Не рады вам здесь. Да и где были бы рады таким?

– Ждёшь, что скажу тебе, будто я саму Смерть на колени ставил, и Горна из пепла воскресил? Я такой же. Не власти я здесь искал, а спокойствия. А теперь всё прахом.

Берген замолкает, оглядывается вокруг, будто бы удивлённо и машет рукой безразлично.

Ты замечаешь вдруг, что в лесу ненормально тихо.

– Знаешь, парень, мне нечего уже и терять-то. Я больше всего о Валле пёкся, а теперь... ни души у меня, ни Валлы моей. Ты, небось, историю хочешь? Так всегда в сказках бывает: в конце вся история-то и вскроется, и герой вдруг станет злодеем, а злодей – героем, да? – Берген устраивается на мокрой земле в листвяном ковре, закидывает руки за голову, подставляет лицо каплям. Голос его до тебя еле доносится, но слова ещё можно разобрать. – Со мной так не выйдет. Меня не оправдать. Мы с Валлой двух вещей хотели: вместе быть и вечно жить. По ней не скажешь, небось, но она в мире этом почти сотню лет прожила. Больше, чем людям отведено. Так за жизнь цеплялась, что даже Смерти не по зубам пришлась. Мы с ней глупость безумную придумали: легенда есть, может знаешь? Хотя откуда тебе знать... Ты и про Изнанку-то не слышал, небось, а уж про то, что здесь навсегда остаться можно – и подавно. Но веришь вот, можно. Навсегда. Тело человеческое сбросить и здесь остаться навек зверем. Об этом и мечтали. Вы меня пока хоронили и оплакивали, я-то с Перекрёстка ушёл Изнанку искать. Всё перепробовал, прежде чем сюда пробиться, а теперь гляди, она как родная! – он вскидывает руки в детском почти восторге. Кровь капает. – А дальше... не так всё пошло. Может, нож не тот. Может, я не тот. А может, Валла моя не та была. Теперь всё равно уже: не вернуть её, и дело тут с концом. Я сперва убивать кинулся, надеясь жизнь чужую в неё вдохнуть. А потом... злился просто. На тебя, сволоту бессмертную злился. Почему ты ожил, а Валла моя – нет. На них всех злился. Как смеют они жить, пока... Да что уже. Я и сейчас злюсь. Ты уйдешь, а я, думаешь, прекращу? Пока всех не перебью, горе не утихнет.

Ты не понимаешь. Он тянет к тебе нож – и ты всё равно не понимаешь, смотришь растерянно на этот заточенный кусок кости в чужой бурой ладони и не понимаешь никак, что он хочет-то от тебя?!

Темнеет.

УБЕЙ
Он даже сопротивляться не станет: того только и хотел. Пусть лучше на твоих руках кровь будет, чем на этой траве.

УМРИ
Нож сжать – ему уподобиться. Пусть всё своим чередом течёт, а смерти чужие... не миновать им всё равно.

+2

14

Что чувствует человек в момент сложного выбора?

Следовало бы именно в этот момент подумать о Бергене. О том, чего ему хотелось и насколько правильно лишать его жизни. Сказать ему, что хоть он и оборвал жизней двадцать, неправильно ему умирать. "Они были твои друзья, нельзя так". Переубедить.

Но Уголёк не мог сказать этого. Перехватило бы горло от вранья, потому что понимал, что ситуация разрешается по-другому. Он только и выдавил, что:

- Да блять...

Перехватывая руку Бергена резким движением, кидаясь на него и придавливая к земле. Берг не сопротивлялся.

- Блять, блять, блять...

Нажимая на его кулак, борясь (с исключительно условным, наигранным сопротивлением). Руки поверх рук когда-то хорошего друга, нож направлен ему, Бергу, в сердце и дерганно ходит из стороны в сторону. Колеблется, но не отпускает. Уголёк держит нож так, будто от этого его жизнь зависит... Нет, скорее, "как будто его жизнь от этого зависит и ему на нее не все равно". Вцепился - не отпустит, но руки дрожат и медлят.

- Зачем... Зачем... Я, блять, не хочу этого делать, Берг! - Он срывается на крик, но не ослабляет хватки. Зубы - в оскале боли. Взять - вонзить, это же так просто. Принять на себя решение о том, что делать с чужой жизнью. Иначе нельзя, иначе не выбраться из леса... Иначе он сам умрет навсегда. Он не выбирал приходить сюда, никто из них не выбирал.

Уголёк тяжело дышит, собираясь с мыслями. Нет, не с мыслями вовсе, а с чувствами. Один шаг отделяет его от...

Если он умрет, то больше не будет смертей?

Лицо внезапно становится непроницаемым, утрачивая все эмоции, и Уголёк изо всех сил дергает нож на себя, вырывает его из рук Бергена и делает резкий удар, вгоняя кость в его грудь.

Ножи распарывают кожу, однако обычно этого не замечаешь. Замечаешь только вскрик, хрип, лезущие в лицо руки.
Уголёк резко достает нож обратно и делает еще один удар. И еще. Снова.

Нож в крови, и то, что он сделал - абсолютно ужасно.
Берген кричит. Смеется. И затихает.

Уголёк кривится, тяжело дышит. Поднимается и отступает назад неверной походкой. Нож выпадает у него из руки: руки не трясутся, но внезапно ослабевает хватка. Как от рассеянности.

Так же рассеяно, он поднимает нож и прячет его за пазуху куртки. Задевает им и пачкает в крови какую-то бумажку. Какую? Что-то связано с этой бумажкой. Неважно.

Подходит к Бергу и еще раз его осматривает, трогает пульс на шее, слушает дыхание: мёртв. А выглядит все еще, как живой, и продолжает неподвижно смотреть в небо. Как и те ребята в его доме смотрели в деревянный потолок померкшими глазами.

- Ему, в каком-то роде, повезло, - говорит Уголёк негромко. - Умер хоть в лесу, под небом, а не в деревянной коробке.

Голос в голове приглушенно матерится, однотипно и монотонно, когда он закрывает Бергену глаза и отступает в сторону поляны, где появлялись на убой другие звери.
Ему нужно выбраться, его ждут. Он уже не юнец, чтобы позволить себе расчувствоваться и совершить очередную глупость. Надо брать остальных и возвращаться.

+2

15

Перекрёсток терпеть вас больше не хочет. Мир сжимается, крылья тебе переламывая, жаром костра своего кожу опаляя, и, пережевав, выплёвывает туда, откуда и взял; то ли отвергнутого, то ли новорождённого. В этом мире почему-то холодно. Лихорадочно холодно.

Ты поднимаешь голову, руками зябко плечи растирая: в общей суматохе не понять даже, а видел ли кто, как ты уходил, заметили ли, как возвращался. Все живые поодаль сгрудились, смотрят не пойми на что, галдят что-то себе там...

Ты расталкиваешь их бесцеремонно, с пути своего отодвигая.

Берген. Мёртвый. Такой же, каким ты его в последний раз и видел: мёртвый. Бледный, окровавленный – это всё тоже, конечно, но, главное, мёртвый. Глаза ему уже закрыл кто-то, не побрезговал ведь тела коснуться...

Холодно-то как.

Неужели кончилось всё?


Ты и впрямь веришь, будто всё для тебя кончилось. Долго веришь. Может, день, а может и месяц – не считаешь, только веришь, да согреться не можешь никак.

До тех пор веришь, пока на Перекрёсток войти не пробуешь. А потом снова пробуешь, и снова, задыхаясь от собственного сиротства, оседаешь там, где стоял: не пускает.

Оттого холодно, что огня нет больше.

ТЕХНИЧЕСКАЯ ИНФОРМАЦИЯ

» Вход на Перекрёсток для тебя теперь закрыт: он отринул тебя, отказался, отвернулся, и не намерен менять своего мнения.

» С течением дней ты также начинаешь замечать, как меняются твои крылья. Раньше они были послушны тебе: помогали взлететь тогда, когда тебе этого хотелось; укрывали тебя от ветра и бурь; а в самые тяжёлые дни — даже служили подушкой и одеялом. Теперь же они ведут себя... иначе. Будто обзавелись собственной волей — весьма, к слову сказать, строптивой.

» Тебя изучали. Осматривали. Может быть, даже вскрывали; теперь ты с трудом припоминаешь эти дни. Так или иначе, 5 июля года Лютых Лун Гильдия Учёных объявила об открытии новой специализации. Подробнее об этом можно узнать здесь.

Уголёк: обновлена репутация.

[28.06 ЛЛ] Q: Животный инстинкт
Холды искренне благодарны Угольку за то, что он предотвратил неизбежное в родном для них мире.
Холды: [+40][+70]

[28.06 ЛЛ] Q: Животный инстинкт
Гильдия Стражей выражает своою признательность Угольку за проявленный энтузиазм в решении проблемы общемирового (или даже межмирового!) значения.
Гильдия Стражей: [+10][+20]

[28.06 ЛЛ] Q: Животный инстинкт
Гильдия Учёных любит странные штуки, новые специализации и потенциальные опасности. Уголёк объединяет в себе все три этих понятия.
Гильдия Учёных: [+30][+40]

[28.06 ЛЛ] Q: Животный инстинкт
Простые жители Валдена не любят разбираться в подробностях чужих несчастий. Какая-то беда на Перекрёстке, какой-то крылатый господин, какие-то бёрны... Подозрительно, одним словом. Улицы покашиваются на Уголька откровенно недобро.
Валден: [+20][-20]

Уголёк: получено достижение.

» Пионер — всем ребятам пример. Уголёк — первый из бёрнов. Во многом именно от него зависит, в каком ключе будет развиваться эта специализация. // [28.06 ЛЛ] Q: Животный инстинкт

» Wibbly-wobbly. Уголёк побывал на Изнанке; Сказка открылась для него с совершенно новой, необычной стороны. Он получает бонус +10 к любым броскам в Междумирье. Междумирье включает в себя миры специализаций, параллельные реальности и прочие уголки Сказки, не относящиеся к таковой напрямую. // [28.06 ЛЛ] Q: Животный инстинкт

for Nick(s)|Уголек,Воля Сказки

Одно из твоих заклинаний — перерождение — претерпело некоторые изменения. Воля Сказки готова обсудить их с тобой в ЛС.

+2

16

Легкие полоски шрамов, оставленные экспериментами, хотелось свести путем падения в жерло вулкана (отличный способ согреться), но желание осуществить этот план боролось со страхом очнуться во время перерождения не на Перекрестке, а в темном Изнаночном лесу.

Уголёк не видел кровавую баню в доме Бергена и охладевшие тела своих друзей, чьи имена числились в списке убитых. Тело Бергена он тоже не видел - только пару раз перед глазами, когда моргал. Несмотря на это, домик на окраине Валдена, где он жил, был построен в той же планировке, что и дом Берга, и в четырех деревянных стенах на Уголька накатывала необъяснимая тревога. Сидит - и накатило. Тошно, сжимает все тело, взгляд мечется, пытаясь что-то найти.
Каждый день был похож на попытку игнорировать тушку мертвого голубя на мостовой или нарисовать сердечки на облитой красной краской входной двери. Астер соврала про то, что случайно порвала свою сумку в школе, а Игнем стал приходить к нему ночевать. Заснуть не могли оба, и за несколько ночей младший крылатый выслушал курс лекций на тему строения запоминающих растений. Затем они просто выходили на задний двор играть в воздушный бейсбол.

Его родители приняли Астер с Игнемом к себе спустя полторы недели такой жизни.
- Я, эмм. - произнес Уголёк из своего тумана и замкнутого круга мыслей. - Подумал, хорошо бы нам с мелкими жить на природе, верно? Найду нам домик..

Мать посмотрела на него с укором.

- С Монстрами под боком? Они дети, Иви!

На "Монстрах" Игнем засверкал глазами и потянул папку за рубашку. Но он молчал, как и Астер.

- Да, точно, - Уголёк почесал затылок. - Поэтому дети живут в Валдене. Безопасность. - Он помедлил, потому что все в комнате смотрели на него выжидающе. - А мне вот нужно побыть вне города какое-то время. Проветриться, подработать. Что, бандиты, дождетесь меня?

Игнем уткнулся в его бок и опоясал руками, мешая сдвинуться с места.

- Не думаю, что это хорошая идея, - сказала мать. - Тебе лучше сейчас не быть одному.

- Лети, лети, дождемся. Все с нами будет хорошо! - Сказала Астер. - И тебе легче станет, недели не пройдет.

Уголёк вылетел из дома через пять минут.

***

Работа, работа. Нужно найти работу на доставку. Но не в Гильдии: где угодно, но не в Гильдии.

- Златовласка, я вернулся! - Прокричал Уголёк, подбегая на улице к старой знакомой. - Снова в строю.

Златовласка прежде любила с ним работать. У Уголька не всегда хватало времени брать ее заказы - но он знал, что она ждет его всегда.

- О, привет, - ответила знакомая. Странное выражение было в ее глазах, острое в глубине. Она мельком посмотрела в сторону. - Рада тебя видеть! Как сам?

- Хорошо, отдохнул. Вот думаю снова взяться за работу, - намекнул Уголёк.

- Понятно, - ответила Златовласка и перевела взгляд на проходившего мимо фейри. - Это хорошо. Ну, удачи тебе. Ты извини, я пойду, а то опаздываю.

-  Да, тебе тоже удачи, - рассеяно ответил Уголёк, когда она спешно отошла. Поговорили, называется. Это что, отторжение в ее взгляде?

Жители Валдена не знали, что произошло. Не знали, что Уголёк убийца, и не знали, что он был жертвой. Общество работало проще: если ты вовлечен в кровавую историю, то в их глазах облит кровью. И вполне заслуженно.

Поёжившись, Уголёк поспешил скрыться в ближайшем переулке - чтобы не увидели, как он взлетает.

***

Когда, подрагивающими руками, он обнял облака и полетел к теплому солнцу, дернулось левое крыло.
Уголёк ускорился.
Дернулось еще раз, затем правое. А затем оба стали бороться друг с другом.

Уголёк вздохнул и закрыл глаза, пережидая. Когда сгорал много раз, учишься пережидать моменты непонятной чертовщины со спокойствием.
Музыка также помогала переждать. Он попробовал надеть наушники, но бьющиеся в воздухе крылья смахнули их вниз.

Это стало последней каплей. Уголёк зло ухватил одно из бьющихся крыльев, фиксируя его ногами и не давая шевелиться. Сжал едва не до треска.

Когда они с крыльями с характерным звуком врезались в гору и тело прокатилось до ближайшего острого выступа, Уголёк открыл глаза и обнаружил, что жив.

Место перерождения не было похоже ни на Перекресток, ни на Изнанку, ни на сад Смерти.

- Теперь я подумаю дважды, прежде чем пойти к кому-то на поминки, - вырвалось у него.

Он не был уверен, что снова появится в мире Сказки.

+4


Вы здесь » Dark Tale » Архив эпизодов » [28.06 ЛЛ] Q: Животный инстинкт


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2020 «QuadroSystems» LLC