Джейсона устраивала работа с Закари. Не смотря на заслуги перед Гильдией, Шандар давал себе отчет, что в обычной жизни он довольно бесполезен. Примерно на уровне собаки-компаньона. Вроде, взгляд умный, понимающий, какие-то простые вещи может делать самостоятельно, даже команды выполняет. А какашки после выгула все равно кому-то другому убирать приходится.
(c) Джейсон Шандар

Девчонки, чего, когда подрастают, за сахаром охотятся? Поэтому им на свидании конфеты дарят? И шоколадки? Чтобы тебя не слопали?
(c) Почуй-Ветер

Люди невероятны сами по себе, а вместе они собирались в единое целое, способное справиться почти с любой бедой..
(c) Эмиль

— Вот знавал я одну сестру милосердия , Авдотья звали, девчонка смазливая была, лет восемнадцать только только исполнилось, младше всего нашего брата почти, но ты только проверни чего, приобними или ещё чего, так она тебе потом так уколет, что хоть на стенку лезь, а присесть, неа , и стой весь день.
(c) Алексей Вольский

— Лист капудыни? — усмехнувшись и пожав плечами, тихо проговорил Вейкко. — Лично я считаю, что раз уж этот листик не способен привести к сокровищам или юной заколдованной принцессе, то это скорее лист бесперспективной капудыни. Лист беспердыни, черт возьми.
(c) Вейкко

Она никогда не делилась своим прошлым, мужчина даже за эти полгода вряд ли смог узнать хоть что-то стоящее, помимо возможности ящерицы находить неприятности на свою аппетитную задницу.
(c) Рене

— Вот знавал я одну сестру милосердия , Авдотья звали, девчонка смазливая была, лет восемнадцать только только исполнилось, младше всего нашего брата почти, но ты только проверни чего, приобними или ещё чего, так она тебе потом так уколет, что хоть на стенку лезь, а присесть, неа , и стой весь день.
(c) Алексей Вольский

— Зануда? Гм.. Да, говорили и не раз. Мои соратники считают, что одной из моих магических способностей, является атака монотонными витиеватыми речами, пока противник не сходит с ума. Ахахахахахаха… — На сей раз, Эссен раскатисто хохочет, хлопая себя по колену ладонью.
(c) Герман Эссен

В вечернее время в Сказке всегда начинает твориться всякое необъяснимое и жуткое непотребство. То за поворотом тебя тварь какая-то поджидает, то в тенях деревьев оживает что-то странное и не очень материальное, то ещё какая странность произойдёт..
(c) Дарий

Решив, что «убийца» не достоин жизни, люди также постепенно начинали обращаться с ним хуже, чем с диким зверем. Насилие порождало ещё большее насилие, вот только преступникам очень часто отказывали даже в базовых нуждах, что уж говорить о компетентной медицинской помощи. Виктор давно решил для себя, что невзирая на их проступки, не спрашивая и не судя, он будет им её оказывать. Потому что несмотря ни на что, они всё ещё оставались разумными существами.
(c) Виктор

Она никогда не делилась своим прошлым, мужчина даже за эти полгода вряд ли смог узнать хоть что-то стоящее, помимо возможности ящерицы находить неприятности на свою аппетитную задницу.
(c) Рене

Нет, они любили лезть в жопу мира. Иначе зачем вообще жить? Вообще от мира со временем достаточно легко устать, особенно если не соваться в его жопы. Но было бы неплохо из этой жопы выбираться с деньгами, да еще и с хорошими деньгами, чтобы там например меч новый можно купить.
(c) Керах

Ему замечательно спалось в канаве, учитывая, что в тот момент он был куда ближе к свинье, нежели единорогу, а то, что храп кому-то мешал — дык зря что ли изобретали такую замечательную вещь как беруши? И вообще это был не храп, а звуки прекрасной живой природы. Скотина он, в конце концов, иль где?
(c) Молот

Ротт не был бы самим собой, если бы так просто и безэмоционально забывал о долге и деле, которое умел и мог делать. А лучше всего ему удавалось то, что многие под прикрытием милосердия и некоего высшего блага не воспринимают всерьез: калечить, рубить, сражаться, умерщвлять и иным способом губительно воздействовать на внешний мир.
(c) К. Д. Ротт

Звали этого маститого мясного голема Дарий и, если Ротту не изменяла память, массивный и практически неподъемный меч за спиной у этого человеческого выброса применялся тем весьма часто. А это значило, что пользоваться он им, как минимум, умеет. И, конечно же, Бешеному Псу хотелось проверить сей тезис на собственной шкуре, а заодно и испытать бывшего сопартийца по гильдии на предмет личностного роста, и степени прогресса боевых навыков.
(c) К. Д. Ротт

Конечно многие посчитают странным то, что двадцатилетняя девушка приглашает детей в гости. Что такого интересного можно было найти в общении с детьми? Но Агнес — это несколько иной случай.
(c) Агнес

Вместо вытекающей крови — клубничное варенье. А вместо меня — каскадер, который сейчас встанет, отряхнется и пойдет дальше по своим делам.
(c) Джун Нин

Есть в этом что-то странное, полагаться на чужое зрение. Хотя оно как бы уже твоё собственное, но все равно это иная перспектива, ведь твои глаза всегда закрыты. Все сложно. Зато никогда не заблудишься. Ведь если смотришь на мир с высоты птичьего полета, всегда знаешь, куда приведет тот или иной поворот.
(c) Стрикс

путеводитель сюжет нужные гостевая правила о мире роли магия расы FAQ
❖ Гильдия Стражей ожидает беспорядки на фоне приближающегося Дня Зверя.
❖ Где-то в холмах неподалёку от Валдена, по слухам, поднялся из земли древний трон. Говорят, тот, кто просидит на нём всю ночь, утром встанет либо мудрецом, либо сумасшедшим.
❖ В поселении объявился отец Забин, весьма странный тип, который коллекционирует святые символы любых форм, размеров и конфессий. Всем известно — он каждый год начинает поклоняться новому богу. Одни говорят, что он шарлатан, другие же — что он может даровать благословение от любого известного бога. (подробнее...)
Октябрь года Лютых Лун
❖ Свет и жара от двух солнц негативно влияет на все окружение; невыносимая жара, гибель урожаев на фермах. Кое-где в Валдене начали плавиться дома..
❖ 29 сентября года Лютых Лун в парковом районе практически полностью уничтожено четыре дома, девять задеты взрывами и пожарами. Погибло семнадцать человек и фэйри, пострадало около тридцати, в том числе многие ранены не последствиями взрывов и пожаров, на их телах обнаружены колотые раны в жизненно важные органы.
❖ В ходе Совета Гильдий решили временно отказаться от войны с Ягой: в такую жару просто невозможно двигаться и что-то делать.

Dark Tale

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Dark Tale » Незавершённые эпизоды » [20.05 РП] Карантин


[20.05 РП] Карантин

Сообщений 1 страница 15 из 15

1

КАРАНТИН

[20.05 РП], ночь

деревня Красный Луч

Артано, Уголёк

http://s3.uploads.ru/EgV7B.png

ПРЕДИСЛОВИЕ

Они хотят крови, крови,
Они хотят мяса, мяса,
Они хотят боли, боли,
Они хотят есть!

Свобода Воли: почему бы и не да?

+2

2

Кто-то мчался, падая с ног, плыл против течения, ехал на красный..

Весной не должен идти снег, но в тот день было холодно, а в глаза летел тополиный пух. Он устилал землю и оставлял за собой сугробы. К ночи неподалеку от Предместья зарядил дождь, и вместе с пухом капли объединись в адскую смесь.
Пух в Сказке отличался от Земного тем, что при намокании не учитывал законы гравитации и продолжал летать в воздухе, врезаясь в людей и фейри пушистыми мокрыми комочками.
Его нельзя было запретить законодательно, и если кому-то в моменты "пушистого дождя" доводилось лететь ему наперерез, пух врезался в лицо и налипал на одежду.

В таверну Уголёк вломился вымокшим, злым и растерянным. В напрочь забитой пухом одежде, отлепливая от лица белую бороду.
- Лекарь, - задыхаясь, крикнул он. - Есть здесь лекарь? Срочно нужен лекарь!
Крикнул он громко, как жизнь научила, и разумеется, нарушил тем самым естественную жизнедеятельность таверны. Замолкла песня, один из поющих опасно покачнулся на столе и несколько пар глаз обернулось ко входу.
Уголёк поставил бы все десять лайнов, вырученные за доставку трав в деревню Красного Луча, на то, что лекарь, если и был здесь, то заныкался и виду не показывал. Кто захочет работать внеурочно в такие ветрину и ливень?
- Что там ещё? - Гаркнул один из посетителей, осматривая Уголька с любопытством.
- В деревне Красного луча ребенок умирает, - указывая за свою спину, на дверь, ответил тот. - Уже вторая таверна, куда залетаю. Уж надеялся найти Дока до Предместья, чтобы успеть обратно вернуться. Случай больно критический.
Теперь на него повернулись посетители, сидевшие у самой барной стойки. Новость принялись обсуждать. Часть обсуждающих склонялась к мысли "ну помрёт дитятко, ну и че ныть-то".
А Уголёк все выискивал глазами кандидата на роль "Дока".

Отредактировано Уголек (2019-05-23 08:21:39)

+1

3

Деревня Красный Луч, как ни странно, укрылась средь жёлтых лесов. По данным Границ, один покупатель старинных часов попал туда совершенно случайно, в поисках часов для музея. Их он искал повсюду, поэтому почему бы и не Красный, спрашивается, Луч? Там он, разумеется, тут же попал под чары хозяйки старого особняка, в котором часов было просто завались, и одни, висевшие над камином, были особенно старинными. Было очевидно, что гость не сможет отвести от них любопытного взгляда.

Дальше, как говорится, дело техники. Пожилая вампирша-хозяйка своего не упустит.
Но так ли прост гость, как она думала?

У Границ в этом вопросе был свой интерес.

Пока Артано нашёл этот особняк, ему пришлось всю деревню обойти, чтобы место указали. Люди в чертогах Красного луча жили сильно пьющие алкоголь, а потому мальчик такой милый им в радость был. Ну, вместо чертей там зелёных, например, вместо демонов, влетающих в окно, упырей каких — бац, Артано утречком без стука. А на фоне утреннего похмельного психоза маленький блондин казался и вовсе застенчивой майской розой в капельках сладкой росы. Рады были, в общем, Артано. А уж какие ему открывались виды по деревенским обиталищам — не передать спокойным сердечным словом.

Даже, как говорится, видавшие виды врачи Границ...

В общем, дело было так или иначе сделано, и теперь юный орёл сидел в таверне с кружкой кваса в самой что ни на есть тирольской шляпе и наблюдал за уверенным развесёлым падением нравов. И только он было подумал, что ничего интересного этой дождливой ночью не будет, а будет лишь только преступная в нынешней ситуации нега и благодушие, как в двери по всем законам жанра ввалился посетитель с пренеприятнейшим известием.

Артано вздохнул, поставил кружку, как был в тирольской шляпе поднялся с лавки, что практически никак не сказалось на его высоте относительно столов.
— Чего кричите, дядь? — сказал он. — Я врач. Кто умирает? Почему и как допустили? И незачем на меня так смотреть. Я дипломированный доктор, а не ребёнок, а ещё я мальчик, а не девочка, а ещё эта шляпа мне очень идёт. Потому — к делу.

Отредактировано Артано (2019-05-23 15:49:10)

+3

4

Этот коротышка доктор?
Уголёк посмотрел на мальчика с сомнением: стоит ли ему верить и тратить драгоценные сейчас минуты на то, чтобы донести его до деревни? Вдруг пацан просто решил похохмить.
Однако на вопрос доктора Артано он неожиданно для себя стушевался.

- То есть как это допустили? Н-не знаю.
Больно серьезным тоном был задан этот вопрос, так что сразу сбивал на попятную.

- Не знаю уж, как допустили, но в лечебных травах они ничего не понимают. Заказали целую гору осата бог весть зачем.

Доктор посмотрел на него проницательным взглядом. Добрая часть бара посмотрела на доктора. Перышко на тирольской шляпе пошевелилось.
"Ладно, чего только в жизни не бывает," - решил Уголек. - "Раз про шляпу не соврал, то может, и правда доктор."

- Хорошо, Док. Взглянете своими глазами на этот случай? - Уголек расправил одно из крыльев и кивнул на него. - Транспорт, - пояснил он.

Не пешком же чапать пять километров в такую погоду.

Отредактировано Уголек (2019-05-24 08:26:33)

+3

5

— Уверены ли вы, сэр, — мягко заметил мальчик, — что я хочу накушаться пуха налету и поиметь на личике накладную бороду? Нет, сэр, уверяю, что не хочу нисколько. Конечно, на ком и чём я только не летал, это да, но именно потому у меня есть стандарты комфорта.

Мальчик с сожалением снял тирольскую шляпу, извесил её на крючок для сумок, чтобы не тянуться на цыпочках к крючкам для шляп предназначенным, вздохнул и крикнул куда-то в темноту людской.

— Ираклий Фомич! А Ираклий Фомич! Подай-ка мне, любезный, вон ту шапочку кожаную с очками, которая у вас тут заместо декорации. Я верну, не переживай, и не делай такое лицо, дядь! Тут, сам видишь, скорая помощь. И это...
Он приподнял бровь.
— Я уже, видимо, не дождусь родного сердцу моему Муртазу Хазретовича, так удачно встретившего меня, весело забронировавшего мне гостиницу и ответившего на мой смущённый винг голосовым сообщением, надиктованным сразу двумя пьяными женскими голосами. Хотел сам, лично пожелать ему здоровья, радости и верных друзей на новой работе. Потому как старую работу в Границах он, конечно, покидает. Передай ему мою благодарность и чтоб зашёл к нам в башенку, в отдел, так сказать, кадров. А я, увы, спешу. Всем удачного вечера.

Приняв из заботливых отеческих рук трактирщика Ираклия шапку-авиатор с очками, Артано нацепил её на голову и надел очки, что сделало его похожим на стимпанк-пилота. Также он нацепил кожаную курточку на пару размеров больше, что лишь довершило сходство.
— То, что надо! — Артано заулыбался. — Всегда восхищался этой шапкой. Говорят, в своё время сам великий Карл её носил. Ну да ладно. Пристёгиваем ремни и в ночь, сэр птиц, в небе ночные ведьмы! Несите меня к пациенту.

+3

6

- Ух, с ведьмами придется лететь наперегонки, - Уголек надел защитные очки и получше закрепил сумку на боку. Энтузиазм доктора, похоже, заразил его.

Они с Артано вышли на улицу и встали под козырьком таверны.
Пернатый повернулся к Артано спиной и присел, как делают в парках аттракционов добропорядочные отцы, чтобы усадить детей себе на плечи. Он обернулся.

- Док, запрыгивайте мне на спину. Надеюсь, вам так больше понравится, а то на руках летать - это больно по-принцессочьи..
Последнее он сказал, сам не поняв, почему. Не иначе поймал мысленный аналог воздушного потока и последовал за ним.

Ведьмы сегодня разлетались совсем не по расписанию, как и всю последнюю неделю. В дождь они всегда старались держаться поближе к земле, как ласточки, и слишком затемно не вылетали. Метлы - это дело деликатное, их нужно беречь от размокания. Уголек подозревал, что есть что-то особенное в этих майских дождях, из-за чего ведьмы их так боятся, но его теория имела один главный изъян: тополиный пух собирал на себя дождевую влагу, за счёт чего часть ливня успешно блокировалась. Если бы ведьмы хотели избежать дождя, они не поджигали бы пух магическим огнем на лету.

- Часто вы наблюдаете такое, Док? - Спросил Уголек. Стайка ведьм, летящая сбоку южнее них, оставляла за собой след из сотни маленьких горящих метеорчиков и характерный горело-сырой запах. - Они как будто обрушивают на Сказку маленькое возмездие. Вы знаете, что однажды в мире людей жил бог, который обрушил на Египет огненный дождь в наказание? Он был изобретательным, этот бог, после дождя устроил людям нашествие саранчи. А что может быть жутче, чем летящее на тебя море стрекочущих безжалостных убийц?

Уголек поежился. Его крылья от этого движения чуть накренились и понесли их с Артано на косяк ведьм. Ведьмы, наконец, обратили внимание на своих попутчиков и перенаправили горящие пушистые снаряды в их сторону.
Одна была надежда: что крылья не подведут и прибавят скорости и что доктор отобьет их двоих от горящих кусков ваты.

Ближе к деревне дождь стал невыносимым. Крылья промокли до самых стержней, и пришлось спускаться на землю и идти пешком по грязи. Доктор стоически выдержал и это испытание.
Уголек вел его к нужному дому почти наугад, через темноту и пелену капель, перебираясь от одного размытого фонаря до другого. Свет в окнах большинства домов почти не горел - деревня Красный луч совсем не соответствовала своему названию.

- Спасибо, что согласились прийти, - ещё раз шепнул феникс, стучась в деревянную дверь дома, расположившегося у подножия небольшого холма.
Дверь скрипнула, и наружу выглянуло встревоженное женское лицо.

Отредактировано Уголек (2019-05-27 22:11:56)

+3

7

Луна блуждала средь звезд на тёмном пастбище. С высоты Артано мог наблюдать, что трактир был слева от деревни, а справа лес стоял стеной. В том самом трактире, где ещё считанные минуты тому назад  доктор Йон молча в тепле и думал о своём, глядя в окно и любуясь тёмной ночью. Теперь же...

Раздался гром. Подул ветер, нагоняя тучи.
Струился проливной дождь.

Вторую неделю в мою жизнь вваливаются разные потусторонние личности, — подумал Артано, слезая. Ладно бы заплаканные декольтированные блондинки с заиндевевшей бутылью шампанского в три ночи, доктор стерпел бы, хоть и был известен в миру строгостью своей и бичеванием окружающего мальчишку чреслобесия. Так нет же, постоянно зовут куда-то, ждут чего-то. Требовательно смотрят взглядом пытливым. За погляд денег не берут, а вот очень-очень зря, потому что тогда!..

Вдруг, мама, мама! Сбоку поравнялась с ними дева на метле! Да такая дева, что Артано не то, чтобы аж осел от охватившего его томления, но как-то несколько поёрзал на пернатой спине, словно бык, огрёбший кувалдой по кудрявому лбу на весёлой ярмарке. Даже рукою глаза заслонил, рискуя сорваться. И шумно сглотнул. Уж больно была дева-кудесница собой хороша. И освещена луною была в замечательном ракурсе очерчеными обильностями. Плюс псевдотирольский сарафан! И бутафорские косицы! Мечта любого немолодого Зигфрида.

Артано мучительно пожалел, что оставил тирольскую шляпу в пользу этого чкаловского головного убора.
Красавица, улыбаясь как пассатижи, махнула рукой юным орлам и спикировала куда-то в сторону леса.

Мальчик вздохнул.

Им тоже пришла пора идти на посадку. Он подозревал, что ближайшие полчаса сможет только каркать хрипло раненым ютараптором —полёт ночных лётчиков не прошёл для молодого врача бесследно. А когда он слез с мокрых перьев и потопал по грязище вслед за провожатым, осознал, что всё не так плохо — всё гораздо хуже! Ведь им ещё возвращаться! Ужасно!

Так или иначе, они пришли.
Деревня совершенно не обманула ожиданий.

Селение постепенно сдавалось подступавшему к его стенам лесу. Каменная кладка давно пошла трещинами и начала крошиться. Гибкие стебли ползучих растений ловко цеплялись за выступы, прорастая глубоко в зазоры между камнями, и забирались все дальше вверх, словно живой, трепещущий на ветру ковер. Корявые корни выпирали сквозь вымощенные дорожки, напоминая гигантских змей, застывших в глубоком сне, навеянном чарующей магической музыкой. Крыши крайних домов обвалились, обрушившись на землю, рассыпавшись на прогнивших досках. Покосившиеся ставни жалобно хлопали, стоило порыву ветра тронуть их. Рядом — старое кладбище, на которое брошенные дома уставились разбитыми слепыми окнами. На покосившихся надгробиях восседали огромные, разжиревшие вороны, обнаглевшие настолько, что не боялись никого и ничего. На разрытых диким зверьем могилах виднелись выбеленные временем кости.

Ну или не виделись. Или это для красного словца так сказано.
Впечатление деревенька всё равно производила гнетущее.

Так или иначе, они пришли.

— Ночи доброй, хозяюшка, — вежливо поздоровался мальчик, отбросив мокрые волосы взмахом ладони назад. — Врача вызывали? Говорят, у вас тут хворь какая-то приключилась. Вы не смотрите, что я не так врачебен на вид, это я просто сегодня на время в образе святого старца из Соловца, пилота международных рейсов. Ведите к больному!

+3

8

- Ах, доктор, проходите, проходите, - запричитала хозяйка, показывая дорогу. - Моя дочка совсем плоха.

В доме, помимо сеней с печкой, столом, кроватью и выходом в погреб, была еще одна отдельная, отгороженная от остальных комнатка. Даже с порога дома было видно, что она хорошо освещена.

Когда они проходили в комнату, Уголек держался к Артано поближе, стараясь не заляпать его дождевой водой, по-прежнему стекающей с крыльев. У этого подсосеживания была вполне практичная цель: не дать доктору убежать, если он увидит что-то не то.

На кровати, в окружении стоящих на столах, полках и на полу свечей, лежала девочка. По виду, лет тринадцати. Было во всей картине что-то тревожащее, но на первый раз не скажешь, что: ощущение от этой комнатки было похоже на ту самую фальшивую струну, которая звучит в ужастиках, когда герои приближаются к чему-то не вполне правильному.

Вокруг девочки, помимо свечей, стоял арсенал деревянных корыт и ведер, в каждое из которых с прохудившегося потолка падали дождевые капли. Ничего необычного, с учетом того, в какой глуши располагался дом. Проходя мимо одного из ведер, однако, доктор заметил, что вода в нем алая. Он указал на это открытие товарищу, но Уголек пожал плечами. Артано толкнул его в одно из этих самых плеч и показал жест "сними очки". Тогда, наконец, пернатый догадался, опустил на шею защитные очки с желтыми стеклами, прозрел и попытался не выдать своего удивления. В каждом из ведер была кровь?

В этот момент девочка слабо подняла умощенную на подушках голову и осмотрела гостей. Те застыли на месте, повисла тишина. Уголек, позабыв о приличиях, слабо подтолкнул доктора крылом вперед а-ля "док, сорян, конечно, но доктор здесь вы".
В ту же секунду девочка поднялась на локтях кашлянула и облила обоих хлещущим из горла потоком крови.

...
Дождь за окнами чуть стих. Из леса послышался крик тетерева: признак, что завтра будет хорошая погода.

+4

9

На минуту Артано задумался.

Столько свечей. Зачем? Почему ребёнок находится не в людской, а в каком-то отдельном помещении? Сыром, неприятном и протекающем, что недопустимо совершенно. Её место на печи, а не в отдельной комнатушке, ещё и свечи эти! И это в селении, где даже на лучину не разорятся, судя по черноте встретивших их окрестных окон. И это в доме, где на стенах не висят по-богатому ковры, где полы не вымощены дорогим паркетом, Прямо как-то... Как будто подали дорогой хороший кофе и затем налили воды из крана. Запивай, сталбыть, наше капучино этой известняковой степной водой с огромным индексом жёсткости, испытаешь удовольствие! Всё в этой истории было как-то зыбко, стыдно, извините, где-то даже туманно и неправильно.

И эта кровь... Сколько, по-вашему, может вылиться крови из ребёнка?

Здесь что-то было нечисто. Артано хотел было что-то сказать, но пациент не дал, — фонтаны крови из горла редко свидетельствуют о том, что больной готов к расспросам.

За спиной мальчика зажглись белоснежные крылья, добавив тёплого света в и без того освещённую комнату. Он взял больную за руку, прикрыл глаза, проникая вглубь организма. Если это туберкулёз, то...
— Так, у нас тут предрасположенность к болезням дыхательной системы из-за... хм... из-за наличия каких-то аномалий строения... несбалансированное питание, недостаточность витаминов питательных веществ. И... Кошмарные поражения... откуда-то лёгочная дистрофия... Э-это что?

Со светом архонта что-то активно боролось. Ощущение было таким, будто его свет что-то съедало. Как будто иммунитет девочки ополчился против внедрения в тело, — однако это было невозможно, в этом Артано был уверен. Иммунная система не реагировала на бесплотное проникновение врача. Это было что-то... чужое. Как будто чёрное. Могильное. Мёртвое, но страшно агрессивное. Артано вздрогнул. Отдавать пациента он, впрочем, не собирался. В кратчайшие сроки частички света принялись регенерировать те участки тела, которые не были поражены смертью.
Девочка как-то по-странному заревела и оскалила окровавленные зубы.
— Считаю такое поведение пациентов небезупречным, — строго предупредил Артано. — Прошу прекратить, товарищ девочка, и определиться уже с самоидентификацией.
Где-то в районе руки. Что-то там. Другой руки. Мальчик, стараясь не разорвать концентрации, откинул одеялко, взглянул на правую руку девчонки. И увидел там укус.

Он с таким ещё не сталкивался. Испуганно схватил за руку спутника, — если эта штука заразна, то они тоже... Ворвался в организм, бегло осмотрел. Холды обычно становились для врача проблемой, и этот не стал исключением. Он быстро выскочил, отпустил руку, подул на неё — словно обжёгся. Внутренний огонь этого фэйри выжег любую заразу, даже если она в него и проникла. Ну и хорошо.

В себе он был уверен: миниатюрные стражники из света не давали пройти патологическим мёртвым изменениям.

Как будто снизу раздался какой-то тихий стон. Артано вздрогнул.
— Проверьте-ка погреб, дядь Птиц, — тихо сказал он. — Возможно, у нас тут не один пациент.
Возможно, там был покойный дед. Возможно, там дух его живёт и по ночам орёт!
То есть, тогда всё в порядке, конечно. Духи не проходят по врачебному ведомству.

Но если нет...

Сам он отвлечься пока не мог.
Он боролся за девочку. Судя по всему, с чем-то худшим, чем смерть.

+2

10

- О-окей, Док. В погреб так в погреб, - протянул Уголек. Он смотрел фильмы ужасов на Земле, поэтому сглотнул, когда развернулся к выходу из комнатки. Уже в дверях он произнес, - вам удачи.

Артано только и делал, что держал девочку за руку, но вид у него был напряженный: должно быть, борьба с болезнью шла нешуточная. Оставлять его в одиночестве не хотелось: когда переживешь с кем-то часовой полет с ведьмиными атаками, а потом пройдешься по дебрям по колено в грязи под ливнем, - вы считай бро. А бро не оставляют в окружении ведер крови.
Одно утешало: Док выглядел профессионально, будто и не двенадцать ему было, а все сорок.

- Мадам, - поклонился Уголек хозяйке, выйдя в главную комнату. - Есть у вас трава Клокс?

- Клокс? Нет, конечно, - хмуря брови, с акцентом ответила хозяйка.

- Доктору без нее не справится. Вот что, поспрашивайте ее у соседей, или может, травник у вас есть какой. Сбегайте, достаньте нам Клокса, быстрее.

- А если Клокса не будет, что делать? - Хозяйка обеспокоенно обматывалась шалью.

- Хъюн или... - Уголёк чуть не сказал "осат". Это было бы опрометчиво, если хозяйка укрывает в своем доме зомби. - Кл-левер, - выдал он.

- Клокс, хъюн, клевер, - повторила женщина и выбежала за дверь.

Уголек выдохнул и спешно прошарил дом взглядом; кинулся в один угол горницы, в другой. Вход в подвал был спрятан за завалом полупустых плетеных корзин и разбитых крынок.

***

A gypsy fortune teller in a gay market place
Saw in her crystal ball a young girl stricken face

Уголек напевал полушепотом, чтобы успокоиться. Ступеньки скрипели под ногами. Подвал пахнул на него сыростью, погасив одну из взятых свечей. Уголек не растерялся и поджег погасший фитиль второй свечкой.
Пункт первый в правилах выживания в зомбиапокалипсисе: никогда не полагайтесь на единственный источник света.

Saw it was another woman and a man who were wed
She said turn back my child there's heartbreak ahead

Пахло чем-то железисто-мясным. Свет выхватил серый камень, но неравномерно: как если бы световой круг наткнулся левой кромкой на препятствие и не мог за него пробиться. Уголек продолжил песню бодрее, потому что ему стало жутко.

Heartbreak ahead the roadway is dark
you're paying for what started out as a luck

Вторя песне, загораживающая обзор тень быстро переметнулась в сторону. Теперь свечи отбрасывали на стену целостные круги света. Уголек замолк и прислушался: раздался скулеж, затем - рычание. Захотелось сделать ноги, но жгучее, самоубийственное любопытство толкало вперед. Бегущий по венам страх был похож на смесь "Дикого дракона" с человеческим коктейлем Молотова.

Heartbreak ahead and you're both to blame, - продолжил петь Уголек, по шагу продвигаясь вперед.
But it's not too late child to turn back from shame

На полу валялась горка обескровленных шкур: свиная кожа, шерсть олененка, лисий мех. Рядом, наблюдая за Угольком, сверкнули чьи-то глаза. Существо, прикованное цепью к стене подвала, напоминало вывернутого наизнанку человека, и зубы у него были острыми.

But love without honor is love that is dead

Присмотревшись, Уголек заметил, что существо плачет. Скалится, норовясь откусить голову, но плачет. Почему?

And time will soon heal your heartbreak... ahead

- Точно! - Осенило феникса, когда он допел последнюю строчку. - Так тебе тоже нужно лечение!

Существо как будто очнулось, пару раз моргнуло и молниеносно прыгнуло в сторону Уголька. Тот, благо, успел отскочить назад и смачно сматерился, наблюдая, как нечто рвется к нему с натянутой цепи и клацает зубами.

- Похоже, самое время сказать "пока", - Уголек попятился. - Ты не прыгай, все равно меня не достанешь, только ошейником поцарапаешься.

Существо издало громкий, ломающийся визг, и Уголек прикрыл уши. Да что, черт, с ним произошло?

- Ладно, пока.

Из подвала он выбирался крайне быстро, и чуть не сшиб собой дверь в комнатку.

- Эмм, Док, у меня плохие новости...

Отредактировано Уголек (2019-06-18 00:08:59)

+2

11

— У меня тоже, — заметил Артано. — Ситуация позволяет лишь стабилизировать пациента. Если я уничтожу это... то, что внутри, она умрёт. Процесс деградации тканей зашёл слишком далеко, здесь очень много работы. Если отпущу — я не знаю, что случится тогда. В лучшем случае, пациент умрёт. Согласитесь, дядь птиц, если врач говорит, что смерть это лучший случай, то новости и впрямь не очень... Барышня, прекратите рычать! А то мне придётся познакомить вас с биографией своих друзей из гильдии, которые начинали вот точно так же, с повышения голоса на врачей, а теперь валяются под заборами в окружении преданных бродячих псов.

Он рассеяно усмехнулся.
Как говорил преподаватель анатомии, врач может позволить себе цинизм после десяти лет практики...

Эта мысль спутала все карты. Мальчик едва не потерял концентрацию, чуть не выпустил пациента.  Что-то в этой мысли было неправильно, неверно, парадоксально. Десять лет практики, — но ведь ему двенадцать!.. А практикует он сколько? Шесть? Или больше? Как это возможно?

В голове появились какие-то неясные образы. Они были неприятны, они пугали. Какие-то странные старомодные диваны, устройства, высокая зарплата и тёмное, жуткое, но такое сладкое и таинственное желание... Почему?..

В эту секунду чёрные точки, приноровившись к темпу задрожавшего света, предприняли атаку на организм Артано. Ой-ой, — встрепенулся мальчик. Он очевидно не справлялся. Девочка дёрнулась, едва не вырвалась, и как-то уж очень правдоподобно клацнула зубищами около щеки доктора. А рвани она сейчас плоть? Что тогда? Останется только уснуть на гамаке, пока по раненой щеке стекает кровь. И всё, ничто парнишку больше не разбудит! Появится вот что-то эдакое, ходячее, но не знающее, что такое жить. И будет кусать других, и постепенно уйдут в прошлое образы неграмотного упыря с топором, безумного слесаря-расчленителя и сластолюбца-трудовика. Теперь поедать людей будут врачи!

Так. О перспективах потом.
Как и о плохих новостях.

— Свои новости озвучите чуть позже, пожалуйста, — сказал Артано.
Он хотел, чтобы голос звучал твёрдо и уверенно, но хотел напрасно. Голос предательски дрожал.
— Дайте-ка мне руку и... и думайте о чём-нибудь хорошем. Мне, признаюсь, самому не сдюжить, нужен ваш огонь, дядь холд. Вместе, надеюсь, получится. А потом и новостями обрадуете... если будет кого.

Мальчик протянул фениксу свободную руку.

+2

12

- Воу, воу, ... - Уголек отдернул руку от клацнувших возле нее зубов и понял, что медицина - не его конек. Зря он полез удерживать девочку, когда она чуть не погрызла доктора. - Да, дело плохо, - печально признал он. - А может, выйдет ее спасти? И тот самый 1% удачи сработает?

Он отошел на шаг и остановился, не зная, куда приткнуться. Девочка металась, норовя навредить Артано, но тот каким-то чудом умудрялся удержать ее порывы в рамках приличного (для плотоядного хищника) поведения.
Свет свечей дергался, стеной шел дождь, а из подвала продолжали доноситься рычащие звуки.

- Да, Док, конечно. - Рука холда оказалась в руке Артано. Уж чем-чем, а излишками энергии Уголёк поделиться мог.

Думать о чем-то приятном... Думать...
Лязгнула внизу цепь. Что-то сдавленно рявкнуло. Хлопнула входная дверь.

Уголёк представил себе поле с окружившей его кромкой леса, пробегающие по зеленым колоскам волны ветра... Апельсиновое мороженое... Звездную ночь, костер и смех друзей... Шум листьев в вечно зеленом лесу Перекрестка... Крик чаек... Запах болота, в котором утонул ящик с мемориями... Рельеф земли под колесами... Запах неба на закате, пышные облака... Зажигающиеся в сумерки фонари и огоньки в окнах домов... Смех, тепло, смешливые морщинки в уголках глаз... Шум весеннего праздника и запах цветов... Звук расправляемых крыльев, похожий на хлопок парусов или выстиранных простыней... Чёрный юмор... Серьезные разговоры...

Уголёк чувствовал, как горит внутри него радостный огонь и как плавно его тепло переходит к Артано. Отдавать было приятно, а образов хватило бы еще на обогрев пары комнат с пятью Артано в каждой.

К несчастью, хлопнувшей двери это не отменило. Кто-то шел в их сторону из сеней, а процесс лечения, мягко скажем, был далек от завершения.

Отредактировано Уголек (2019-06-27 04:30:06)

+1

13

Кажется, дело пошло на лад. Огонь феникса уверенно справлялся с заразой там, где Артано был бессилен. Само по себе внутреннее пламя, естественное для фэйри, выжгло бы всё дотла в организме других рас и специализаций, но тут на помощь приходил уже свет архонта. Прижечь рану раскалённым железом, наклеить сверху пластырь. Уверенная сердитая медицина в полевых условиях. Суровые времена требуют суровых решений.

Пациентка перестала пытаться сожрать врача, но до полного выздоровления было далековато. Возможно ли оно вообще? Артано не знал. Как и не знал, что он будет делать, если таких пациентов тут не один и не два. Совсем не исключено было, что здесь возможен случай массового заражения, а оттуда недалеко и до эпидемии... Хоть бери да весь Красный Луч сжигай, если, конечно, оно загорится под таким ливнем. Да и то сказать, он же архонт. Ты пересёк опасную черту, Артано, стал на путь, который я не могу принять... Стоп. Этот голос ещё откуда?

Вдруг в покои больной ввалилось некое чудо.
Судя по его виду, ему уже лечение было ни к чему.

Существо напоминало кусок мяса с огромными зубищами, а на шее у него висел обрывок цепи.

Артано уронил инструменты на пол. От ужаса он на время оцепенел.
— Скажите, дядь птиц, — тихо поинтересовался он, — это и есть те самые плохие новости?

Тварь была какая надо тварь. Качественная. Артано глянул на её рожу, — там два щупальца и клык. И четырнадцать присосок, и раздвоенный язык...
— Храни меня Зигмар! — мальчик попятился. — Это что ещё за... в маске рыжей обезьяны...
Вместо ответа монстр распахнул пасть и громко взревел. Задрожали стёкла.
— Хватит! — заорал в ответ Артано. — Хватит притворяться живым! Когда все вокруг мертвы! Когда все мертвы!
С этими словами рассерженный врач с размаху опустил на голову цепного существа подвернувшуюся под руку чугунную сковороду.

+2

14

- Эти плохие новости должны были остаться в подвале, - ответил Уголёк, подскакивая с места и прикидывая путь до двери. Да и попятился в эту сторону.

Когда Артано стукнул второго пациента сковородкой по голове, птиц схватил его за руку и с криком: "непрофессионально это все," - потащил доктора к выходу из дома.

- Я слышал, врачу нужно сперва заботиться о себе, а потом о больных, - сказал он, прежде чем в стену рядом с ними прилетел кинутый кем-то комод.
Больше он не говорил. Только спросил у Артано: "а давайте Зунгу помолимся?", когда, заблокировав дверь спинами, они увидели на улице приближающуюся к дому группу факелов.

Группа напоминала огненную сороконожку, неестественно высокую и дергающуюся из стороны в сторону. Очень хотелось сейчас кому-то помолиться.

- Что вы тут встали!  - Внезапно послышался сбоку высокий голос. - Быстрее, в церковь!

Обернувшись, они увидели крайне разраженную девушку в темной робе. Несмотря на актуальный призыв, Уголёк ответил:

- Мэм, если вы не заметили, сейчас мы используем наши спины для более важного занятия, чем...

Когтистая лапа пробила дверь насквозь, и они снова побежали: теперь втроем.

***

Церковь здесь напоминала человеческую. Мох и сырость жили на темных кирпичиках ее стен, высокий острый шпиль уходил в небо, а внутренняя обстановка выглядела крайне аскетичной. На вопрос о том, кому они молятся, сестра ответила что-то про "господа их Креста": словом, никого из официальных богов эти сектанты не поддерживали.

- Эти стены хранят оставшихся от скверны, - рассказывала преподобная сестра. - Мы с Малиновкой здесь последние живые люди, остальные мрут изнутри и превращаются в тварей. Их уже не спасти.

- Малиновка? - Заинтересовался Уголёк.

- Да. Получила свое прозвище за то, что питается одной малиной.

- Откуда у вас столько малины?

Сестра повернулась к Артано, которого уважала заметно сильнее, потому что тот понял что-то про Кресты. Уголёк фыркнул.

- Словом, нет другого способа избавиться от скверны, кроме как спалить Красный Луч дотла, - со странным фанатизмом ответила сестра.

Угольку подумалось, что он слышал историю, которая начиналась точно так же.

+2

15

— Ага, — кивнул Артано. — Сразу, стало быть, жечь. Сидим вот в доме господнем. Обычные люди. Состояньице какое-никакое. Образование вроде бы некоторое. Художественные пристрастия одобрены столичной критикой и дозволены волостным правлением. Не особо пьющие домовладельцы. А разговоры эдакие начинаем и бережно поддерживаем, что просто страшно.

Посёлок Красный Луч был славен тем, что в периоды неспокойной делёжки власти гильдиями первым на засечной черте сдался без боя сначала Границам, а потом также безропотно перешёл под руку другого вора — Емельяна Пугачёва, из Комедиантов. Впрочем, для правды надо отметить, что также мудро посёлок сдавался и Страже, выводя зачинщиками случайно пойманных злобесных юродов.

После случая с Пугачёвым тогдашний глава Стражи прислал грамоту, по которой приказано краснолучевцами было собрать на шапку для стрелецкого головы семь лайнов. Собрали шесть и терпели под батогами три дня. По окончанию вразумления пропило это поселение четыре лайна и тайком хихикало над недальновидностью власти.

Ну или так в Границах рассказывали. Правда или нет — кто ж знает под толщей веков?

Ещё посёлок отличался своеобразными религиозными пристрастиями, что Артано не очень-то удивляло. Свято место не бывает без греха, а подобное свято место прямо-таки напрашивалось на религиозный фанатизм, вот только поклоняться стоит в таком разе, конечно же, не тем богам, которые есть и чьё существование доказанный факт, а чему-то эфемерному и трансцендентному, которое вроде как может быть, а может и не быть.

— Я слышал, — осторожно заметил Артано, — что у вас тут планировали строить вторую по счёту церковь. В добавление к мечети, которую выстроили себе расторопные на такие проделки татары. Вот эту, первую церковь, построили на спор. А вторую обещали построить с душой.
Мальчик вздохнул.
— Из-за колокола.

Что ж, как минимум в отношении колокола это было правдой. Около домиков на взгорке стоял колокол, очень большой и попавший на взгорок по недоразумению. Церковь, в которой сейчас находились герои и которую на спор строили, строили сначала большой и красивой, с обилием куполов и колокольней. Подразумевалось даже кладбище. Но после смерти одиозного главы посёлка и, как следствие, обрыва финансирования обуяла всех скромность. Поэтому церковь выстроили бюджетную, на основе недостроенной колокольни. Колокол же, отлитый заранее в угаре, возволокли на холм, чтобы все вокруг видели, на что местные-то способны.

Колокол такой получился, что один-два удара в него церковке не повредил бы сильно. Шатание и крошка кирпичная не в счёт. Но третий удар мог для церковки закончиться роковым образом.

Но теперь средь жёлтых лесов затеяли строительство второй истовой церкви, куда этот колокол можно было бы присобачить.

— Не в этой ли новой церкви и колоколе ли дело? — спросил Артано. — Прошу вас, расскажите нам всё, а потом и решим, жечь или не жечь. Сжечь-то оно всегда успеется...

+1


Вы здесь » Dark Tale » Незавершённые эпизоды » [20.05 РП] Карантин


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2020 «QuadroSystems» LLC