Джейсона устраивала работа с Закари. Не смотря на заслуги перед Гильдией, Шандар давал себе отчет, что в обычной жизни он довольно бесполезен. Примерно на уровне собаки-компаньона. Вроде, взгляд умный, понимающий, какие-то простые вещи может делать самостоятельно, даже команды выполняет. А какашки после выгула все равно кому-то другому убирать приходится.
(c) Джейсон Шандар

Девчонки, чего, когда подрастают, за сахаром охотятся? Поэтому им на свидании конфеты дарят? И шоколадки? Чтобы тебя не слопали?
(c) Почуй-Ветер

Люди невероятны сами по себе, а вместе они собирались в единое целое, способное справиться почти с любой бедой..
(c) Эмиль

— Вот знавал я одну сестру милосердия , Авдотья звали, девчонка смазливая была, лет восемнадцать только только исполнилось, младше всего нашего брата почти, но ты только проверни чего, приобними или ещё чего, так она тебе потом так уколет, что хоть на стенку лезь, а присесть, неа , и стой весь день.
(c) Алексей Вольский

— Лист капудыни? — усмехнувшись и пожав плечами, тихо проговорил Вейкко. — Лично я считаю, что раз уж этот листик не способен привести к сокровищам или юной заколдованной принцессе, то это скорее лист бесперспективной капудыни. Лист беспердыни, черт возьми.
(c) Вейкко

Она никогда не делилась своим прошлым, мужчина даже за эти полгода вряд ли смог узнать хоть что-то стоящее, помимо возможности ящерицы находить неприятности на свою аппетитную задницу.
(c) Рене

— Да завалите вы хлебала, — Квадрагинтиллон говорил в приказном тоне, — на вас Герман смотрит!
(c) К. Д. Ротт

— Зануда? Гм.. Да, говорили и не раз. Мои соратники считают, что одной из моих магических способностей, является атака монотонными витиеватыми речами, пока противник не сходит с ума. Ахахахахахаха… — На сей раз, Эссен раскатисто хохочет, хлопая себя по колену ладонью.
(c) Герман Эссен

В вечернее время в Сказке всегда начинает твориться всякое необъяснимое и жуткое непотребство. То за поворотом тебя тварь какая-то поджидает, то в тенях деревьев оживает что-то странное и не очень материальное, то ещё какая странность произойдёт..
(c) Дарий

Решив, что «убийца» не достоин жизни, люди также постепенно начинали обращаться с ним хуже, чем с диким зверем. Насилие порождало ещё большее насилие, вот только преступникам очень часто отказывали даже в базовых нуждах, что уж говорить о компетентной медицинской помощи. Виктор давно решил для себя, что невзирая на их проступки, не спрашивая и не судя, он будет им её оказывать. Потому что несмотря ни на что, они всё ещё оставались разумными существами.
(c) Виктор

Она никогда не делилась своим прошлым, мужчина даже за эти полгода вряд ли смог узнать хоть что-то стоящее, помимо возможности ящерицы находить неприятности на свою аппетитную задницу.
(c) Рене

Нет, они любили лезть в жопу мира. Иначе зачем вообще жить? Вообще от мира со временем достаточно легко устать, особенно если не соваться в его жопы. Но было бы неплохо из этой жопы выбираться с деньгами, да еще и с хорошими деньгами, чтобы там например меч новый можно купить.
(c) Керах

Ему замечательно спалось в канаве, учитывая, что в тот момент он был куда ближе к свинье, нежели единорогу, а то, что храп кому-то мешал — дык зря что ли изобретали такую замечательную вещь как беруши? И вообще это был не храп, а звуки прекрасной живой природы. Скотина он, в конце концов, иль где?
(c) Молот

Ротт не был бы самим собой, если бы так просто и безэмоционально забывал о долге и деле, которое умел и мог делать. А лучше всего ему удавалось то, что многие под прикрытием милосердия и некоего высшего блага не воспринимают всерьез: калечить, рубить, сражаться, умерщвлять и иным способом губительно воздействовать на внешний мир.
(c) К. Д. Ротт

Звали этого маститого мясного голема Дарий и, если Ротту не изменяла память, массивный и практически неподъемный меч за спиной у этого человеческого выброса применялся тем весьма часто. А это значило, что пользоваться он им, как минимум, умеет. И, конечно же, Бешеному Псу хотелось проверить сей тезис на собственной шкуре, а заодно и испытать бывшего сопартийца по гильдии на предмет личностного роста, и степени прогресса боевых навыков.
(c) К. Д. Ротт

Конечно многие посчитают странным то, что двадцатилетняя девушка приглашает детей в гости. Что такого интересного можно было найти в общении с детьми? Но Агнес — это несколько иной случай.
(c) Агнес

Вместо вытекающей крови — клубничное варенье. А вместо меня — каскадер, который сейчас встанет, отряхнется и пойдет дальше по своим делам.
(c) Джун Нин

Есть в этом что-то странное, полагаться на чужое зрение. Хотя оно как бы уже твоё собственное, но все равно это иная перспектива, ведь твои глаза всегда закрыты. Все сложно. Зато никогда не заблудишься. Ведь если смотришь на мир с высоты птичьего полета, всегда знаешь, куда приведет тот или иной поворот.
(c) Стрикс

путеводитель сюжет нужные гостевая правила о мире роли магия расы FAQ
❖ Гильдия Стражей ожидает беспорядки на фоне приближающегося Дня Зверя.
❖ Где-то в холмах неподалёку от Валдена, по слухам, поднялся из земли древний трон. Говорят, тот, кто просидит на нём всю ночь, утром встанет либо мудрецом, либо сумасшедшим.
❖ В поселении объявился отец Забин, весьма странный тип, который коллекционирует святые символы любых форм, размеров и конфессий. Всем известно — он каждый год начинает поклоняться новому богу. Одни говорят, что он шарлатан, другие же — что он может даровать благословение от любого известного бога. (подробнее...)
Октябрь года Лютых Лун
❖ Свет и жара от двух солнц негативно влияет на все окружение; невыносимая жара, гибель урожаев на фермах. Кое-где в Валдене начали плавиться дома..
❖ 29 сентября года Лютых Лун в парковом районе практически полностью уничтожено четыре дома, девять задеты взрывами и пожарами. Погибло семнадцать человек и фэйри, пострадало около тридцати, в том числе многие ранены не последствиями взрывов и пожаров, на их телах обнаружены колотые раны в жизненно важные органы.
❖ В ходе Совета Гильдий решили временно отказаться от войны с Ягой: в такую жару просто невозможно двигаться и что-то делать.

Dark Tale

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Dark Tale » Личные главы » [25.09 ЛЛ] Обречённость


[25.09 ЛЛ] Обречённость

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

ОБРЕЧЁННОСТЬ

Год Лютых Лун, 25 сентября

Норвежский Лес

Окари, Эннио Малидетто

https://media0.giphy.com/media/3oEjHUfmSi3LszQ4aQ/giphy.gif

ПРЕДИСЛОВИЕ

Окари, призрака-ренегата, за недавние проступки преследует стража. Дабы укрыться от назойливых блюстителей порядка и закона, призраку приходится скрываться в труднопроходимом и беспощадном Норвежском Лесу. И, в один из непродолжительных эпизодов её относительного спокойствия, она встречает незнакомца, готового ей помочь. Что же незнакомец желает получить взамен, и чем же кончится для них эта встреча?

Свобода Воли: нет.

+1

2

...будь она жива, то потеряла бы и сон, и покой. Трепетала бы пред каждым шорохом, боясь в очередном встретившемся лице рассмотреть тяжелый взгляд своего палача, принесшего возмездие и расплату за грехи перед миром. Но беспечность же призрака куда более походила на холодную отчужденность обожравшейся рептилии, что после весьма сытной трапезы прикорнула на приласканном солнцем валуне, впав в настолько сладкую дрему, что едва продирала глаза в очередной раз убедиться - до сих пор никто не вознамерился полакомиться ей самой.
Наверное, нужно просто немного выждать, притаившись в стороне, ведь гоняться за ней целую вечность гильдия Стражей попросту не сможет. Искалечивший старика, да умертвивший девочку призрак в Валдене - жалкая капля в пролитом океане крови, а ловить неупокоенную душу - за ветром гоняться. Пропитанной магией мир практически любезно мог бы предоставить все условия для того, но найти мага с должной квалификацией, либо обзавестись магической безделушкой, а то и целой вереницей оных, ведь нужно взять след призрака, поймать его, а после и развоплотить, либо удерживать на месте столько, сколько понадобится... Что же, всё это требовало как минимум времени, которого лишь у Окари было в избытке, ведь она, в отличие от своих преследователей, не нуждалась в отдыхе, сне и иных мирских потребностях. И она, убийца, едва ли уже державшая в памяти лица своих же жертв, беспечно разгуливала на свободе, которой не особо-то и упивалась.
Беспечность, впрочем, имела собственные границы, и пары встреч с доблестными хранителями закона оказалось достаточно, чтобы призрачная дева предпочла временно сбежать за пределы города. Ей-то, на самом деле, было несколько безразлично, где разгуливать - на дне океана, по кромке жерла вулкана, либо же с высоты облаков поглядывать на далеко внизу расстилающийся мир.
Лишь бы... Никто не мешал, что ли? [status]Призрак дегенерата[/status]
Этот Лес дышал холодом, следил за ней угрюмо и настороженно, будто размышлял - прогнать ли, поиграться ли, пуская блуждать по бескрайним своим просторам, наворачивать круг за кругом, впиться ли древесными когтистыми пальцами в призрачную гриву волос... А потом разом словно утратил интерес к своей блеклой, бесплотной гостье, лишь изредка нет-нет да затяжным загадочным воем будто предупредит о том, что она - чужак этим землям.
Чужак, как и везде.
Призрак продолжала где-то размеренно ступать шаг за шагом, не глядя под ноги, где-то - плыть по воздуху, своим отдающим тусклым свечением силуэтом издалека напоминая пышнохвостую аквариумную рыбку, невесть как попавшую на темное и мрачное дно, где каждая встречная тень готова обнажить зубастую пасть и сожрать целиком.
Чувство не-одиночества вонзилось в сознание раскаленной иглой, заставив резко замереть неподвижно, так и не сделав шага вперед в зияющую пустоту ямы.
Пустота разочарованно вздохнула с утробным звуком, края яма всколыхнулись, смыкаясь вплотную под шуршание земли и тихий перестук кольев откуда-то со дна. Но не монстр, едва ли способный изувечить бесплотную душу, завлек внимание призрака.
Кто-то был рядом. Быть может, следовал за ней по пятам уже продолжительное время. Наблюдал, но до сих пор не бросился... Не мог? Или не хотел?
Помедлив, Окари исчезла, тут же беззвучно появляясь в нескольких метрах от изначальной точки. Через мгновение - вновь вспышка ее появления уже в другом месте. И еще раз. И еще.
И так - пока не найдет.

Отредактировано Окари (2021-01-09 14:40:59)

+1

3

Спросите Эннио, какое место в Сказке он терпеть не может больше остальных, и он ответит: Норвежский лес. Многие не любят эти заснеженные леса и сугробы, в которых ноги утопают хлеще, чем в трясине, но, в случае Малидетто, в этих сугробах утопал сам фэйри. Когда-то Эннио проклинал себя за то, что не изучал заклинаний полезнее Бранд арварма для таких мест, но теперь... Теперь он был готов. Держа в руках непонятное пушистое котоподобное существо, смахивающее больше на плюшевую игрушку, чем на монстра или фэйри, он топил пред собой сугробы периодически щекоча это "нечто". Малидетто не был магозоологом, он не знал, что это за существо, было ли у него имя и как оно относится к происходящему, но и какая разница, в самом деле? Оно - всего лишь инструмент. Живое, мёртвое - не важно. Топит лёд - большего не нужно. Маленькое создание гуляло в этом лесу, и было выкрадено. У кого? У Воли, у Фроа, у Питы, у матери, у самого себя - ответ ничего не изменит, ведь судьба инструмента УЖЕ в чужих руках. Да и не должна в этом лесу никого заботить ничья жизнь, кроме собственной.
А зверёныш словно был рад. Разок вырвался из рук, плюхнулся в лужу, втянул в себя всю влагу, радостно пища взобрался обратно на руки, на удивление, сухим и снова начал топить снег нескончаемым огнём из пасти. После этого манёвра Эннио уже просто бросал это неприхотливое создание в лужу и снова подбирал. Игрался с ним, словно с игрушкой. Поразительно полезное развлечение в этом проклятом лесу.
Страха не было, да и не могло быть. Фэйри знал, что сегодня не наткнётся ни на Ледяного, ни на какого-либо монстра, а если б и не знал, то бояться всё равно не смог бы. Ещё пара минут, и Малидетто доберётся до места предрешённой встречи.
Что же. Ещё пара игр с маленьким гостем... Ещё более маленьким чем я.
А деревья кренились под завывание жестокой метели - в такие моменты пробуждалась потаённая зависть к этому маленькому существу, которому нравились и лес, и снег, и метель.
Одет Эннио был весьма необычно, по собственным меркам. Без доспеха, в теплой одежде, но с оголёнными шеей и правой рукой. Лишь латная перчатка с гравировкой угрожающе красовалась на левой руке, да "сжимающий рюкзак" вяло болтался за спиной. А длинные розовые волосы покорно лежали, не смея тревожить ни лица, ни глаз. Что-то во всём этом облике одновременно и напоминало маленькую девочку с усами и с ожившей плюшевой игрушкой, и одновременно настораживало, словно крича, что что-то тут не так.
Добравшись до нужного места, Эннио достал из рюкзака заготовленные дрова, разжёг костёр, поставил стол и пару стульев, чайник и походный сервиз, после чего начал заваривать кофе. Заварив, разлил его по чашкам себе и, вежливости ради, будущей гостье, после чего, усевшись на стул в обнимку со своим плюшевым пленником, начал попивать кофе и расслабленно ждать визита.

+1

4

Лес - значит, лес. Мировоззрение двух призрачных грифончиков, ростом ушедших едва ли дальше обычной кошки, было самым что ни на есть прозаичным: плевать куда и зачем идти, главное - когда дадут пожрать и почему так мало?
Добыть пропитание в лесу для существ, способных переварить, кажется, и впрямь что угодно, не двинув оттого коньки лишь потому, что повторить этот подвиг уже затруднительно, едва ли вызовет сложности. Два обалдуя уже попробовали на вкус примерно всё в округе, тут же устроили драку за загадочно мерцающий гриб, который, не став дожидаться результатов турнира за свое сердце, внезапно выкопался и убежал на тонких ножках, после чего пернатая братия, оторвавшись уже от обгладывания чьих-то останков, предварительно перетянув огромную по их меркам кость в нематериальное состояние, внезапно вспомнила о ней. Силуэт призрачной девы давно исчез из виду, а дожидаться их, как эта парочка уже прекрасно была осведомлена, Окари не станет. Это было возмутительно, совершенно неправильно, однако никоим образом совладать со скверным нравом призрака, строго предпочитающим одиночество, грифоны не могли; оттого обычно и приходилось им, сиротинкам, лишь отчаянно нестись следом на коротких лапах, прижигая прозрачную спину укоризненным взглядом.
Они неслись, а пейзаж вокруг не менялся. Подоспела и вьюга, даром, что ветер вокруг мог свистеть столько, сколько ему угодно, не причиняя ни малейшего дискомфорта ни грифонам, ни той, в которой они видели хозяйку.
Вроде бы мерцающим серебром блеснуло где-то в стороне. Грифоны замерли, перекликнулись коротким мявком и устремились по следу, тут же озадачившись внезапно встретившейся полосой прижженной земли, словно некто мазнул по ней огненным языком. Метель уже спешила прикрыть новой порцией снега эту свежую тропку чьего-то следа, однако был шанс отыскать заветного некто, если, конечно же, не медлить. Тем более, что серебристый силуэт мелькнул где-то в той стороне, в один миг изгнав все сомнения из двух симпатичных, но явно обремененных излишней пустотой головушках.
Грифоны стремительно бросились в погоню, покрякивая от усердия. Неслись со всех лап, лихо протаранили нематериальными тушками массивное дерево, и, пролетев сквозь него, панически заметались на месте, когда их взору предстала искусственная проталина, украшенная слишком знакомым им обществом. Нежеланным, к слову, обществом. И пусть они имели сомнительное удовольствие со своего ракурса созерцать лишь затылок, его они узнают из миллиона, хотели бы того или нет.
- Снова вы, - холодный, как поцелуй разыгравшейся пуще прежнего вьюги, послышался голос, и оба грифона подскочили от неожиданности, когда перед ними из ниоткуда появился призрак. Словно снежный хищник она практически сливалась с белым.
Тот, что был чуть ниже и далеко не чуть толще, от волнения начал жевать хвост своего брата.
- Бесполезное маленькое создание с бездной в своем нутре, ведомое лишь жадностью, - в ее голосе как будто послышалось презрение. - И пред кем из Богов я оказалась в немилости, что меня одарили настолько жалкой и утомительной компанией? Лишь одной Воле дано ведать, почему вы еще...
Окари запнулась, затруднившись подобрать слово. Не повернулся язык назвать их живыми.
Грифон, что был чуть выше, вырвал хвост из клюва брата, укоризненно глянул и когтистой лапкой указал куда-то за спину призраку.
Обернувшись, призрачная дева вздрогнула. Подобралась, не то собравшись броситься, вплетаясь причудливым паразитом в чужой разум, не то вознамерившись бежать от того, кто мог оказаться очередным преследователем... И не двинулась с места. Не озадаченная, поскольку не было ей дела до странника или странницы, что избрала себе крайне неуютное место для пикника. Не заинтересованная, поскольку между делами живых и мертвых, если последние были в состоянии похвастать наличием оных, была проведена, выткана Пауком жирная граница.
Будто сроднилась со снегом и холодом, утратив себя в ту секунду.
Грифоны ее отчужденности не разделяли. Ощутив себя теперь как будто бы в безопасности, упрямо не желая признавать тот факт, что им, так-то, не рады, даже после открыто брошенных слов, они уже изучали содержимое чашки, ставшей частью нематериального мира. Одного неудачного тычка лапой оказалось достаточно, чтобы несчастная посуда полетела вниз, однако кофе отчего-то оказался прямо в воздухе, левитируя перетекающей большой каплей, что привело грифонов в натуральный восторг.
Зрелище, как два увальня, неуклюже хлопая крыльями, пытаются ухватить кусок от капли пожирнее, а заодно и отогнать своего конкурента, было уморительным и у любого вызвало хотя бы скупую улыбку.
Окари, не дрогнув и уголком губ, продолжала пристально смотреть на чужака.
Выжидала.

+1

5

Эннио ждал. Расслабленно сидел на стуле, греясь у костра и попеременно болтая ногами, и ждал. Настолько не впервой приходилось так ожидать кого-то, что можно было бы сказать, что фэйри к такому привык. Ни волнения, ни настороженности. Так бы расслабленно и сидел, если б не услышал голос:
- И пред кем из Богов я оказалась в немилости, что меня одарили настолько жалкой и утомительной компанией? Лишь одной Воле дано ведать, почему вы еще...
Голос женский, недовольный... ах! Прекрасно! В таких случаях следует лишь растопить столь холодное сердце!.. Но дело мы имеем не с холодным с сердцем... а с окоченевшим... Мертвенно-мёртвым... Прекрасно! Топить женские сердца - будь они хоть тёплые, хоть холодные, хоть мертвенно окоченелые - я НЕ умею... - на этих мыслях Эннио решил отхлебнуть ещё немного кофе. - ...вот и хорошо. Хорошо, что ничего хорошего.
Тем временем к столу подобрались маленькие пернатые гости и бесцеремонно скинули посуду, дабы поиграться с витающей в воздухе каплей призрачного кофе.
Разбивайте, разбивайте, мне не жалко... - наблюдая за происходящим, не без легкой улыбки на лице, Эннио задумался. - Льюис Кэрролл. Который раз вспоминаю имя человека, описавшего чаепитие безумца. Именно поэтому я взял с собой кофе, но, кажется, дело в сервизе...
Фэйри повернулся в ту сторону, из которой до этого слышалась женская речь, но никого не увидел. Малидетто был достаточно осведомлён о способностях призраков, чтобы более-менее догадываться о том, как решила спрятаться сама гостья, посему взгляд своих горящих розовых глаз в поисках отводить не стал, а наоборот, вперил в пустоту.
- Приветствую Вас, госпожа Окари, - басом начало говорить девочкоподобное существо с усами да с "игрушкой" на руках. - Поразительно, в какие скучные места Вас загнала Стража... Возникало ли у Вас желание решить эту проблему? Или же... этот лес Вам ещё не наскучил? Не надоел? - Эннио отвёл взгляд, переведя его на игривых грифонов. - Если Вам это всё опостылело, и Вы хотите решить вопрос со Стражей... то я могу Вам помочь... Присаживайтесь, не стесняйтесь. Да и позвольте представиться: Эннио Малидетто, Райский Дьявол, к Вашим услугам.
А "мягкая игрушка" тихонько покачивала головой в такт речи, тихо фырча.

+1

6

Ничто не шевельнулось внутри, когда это странное и несуразное существо обернулось на ее голос, тщетно пытаясь найти взглядом призрака. В какой-то миг они встретились глазами, но почти сразу его внимание перешло к грифонам. Не исключено, что в ту секунду Окари... была в некоторой степени благодарна устроенному ими балагану.
Не увидел. Не рассмотрел, но не особо и пытался. Она, замерев неподвижно в окружении хаоса метели, сливалась с местностью не хуже снежного хищника, обряженного в белоснежную шкуру, но сама едва ли была хищником в ту секунду. Особенно, когда услышала собственное имя с чужих, незнакомых ей уст.
Призрачная дева заметно вздрогнула. Всмотрелась, стараясь уцепиться взглядом за что-то, способное послужить пусть не ответом - хотя бы подсказкой!.. Знал ее при жизни? Услышал от кого-то?.. Нет, глупости. Или нет?
И в ту же секунду последовал очередной метафорический удар, едва не выбивший почву из-под ног: неприличная осведомленность о ее, по сути, личной не-жизни на данный момент. О том, как Стража преследует деву не хуже навязчивого ухажера, не терпящего возражений и не принимающего отказов.
- Приветствую... - глухо наконец-то ответствовала дева. Прошла томительная пара минут до момента, как всё так же загадочный Эннио Малидетто смог услышать ее голос - обескураженный, потерянный... Настороженный. И теперь, когда вдруг снизошло озарение о том, что эта встреча - не случайность, что её ждали, первый порыв исчезнуть, раствориться, что снежинка, упавшая на горячую ладонь, казался бессмысленным - ну, примерно в одной категории с её существованием. Всё в той же растерянности, будто пленённая, она печатным, не иначе как следуя к месту своей казни, шагом направилась в сторону стула, предназначенного ей. Могла бы переместиться мгновенно. Могла бы проплыть по воздуху, не сдерживаемая ничем, словно порыв ветра... Но предпочла тихо и безропотно шаг за шагом ступать по земле - или, скорее, делать вид, что ступает по ней, будучи всё такой же блёклой, бестелесной, чужой этому миру.
Тянула время. Думала, обескураженно глядя куда-то в пустоту пред собой.
"Мысли... Должно быть, читает мысли", - думает призрак. Предпочитает не думать о том, что собственное имя вспоминает лишь тогда, когда возникает необходимость его произнести, что случается слишком редко. О том, что в мыслях её нет места Страже, как и чему-то еще. Там, в мыслях, не столько пусто, сколько... бессмысленно. Абсурдно. Скучно?..
- Скука - удел живых, - взгляд ее остротой льдинок упирается в глаза, сияющие загадочным огнем. Взгляд призрака как у змеи - долгий, пристальный, немигающий. Бледные тонкие пальцы смыкаются на спинке стула, и тот, постепенно, словно утрачивает свои краски - уходит из мира, переставая что-то значить. Призрак усаживается и молчит. Хочет спросить многое, пытается собраться с мыслями, но все эти хлопоты - тоже удел живых, и она снова теряется, чувствуя себя странно: будто обыграли в игру, в которой она не участвовала и не собиралась участвовать...
Откуда прознал про имя? Про Стражей, севших на хвост, будто гончая свора? Откуда знал, где искать и когда?..
И, должно быть, лишь безразличный призрак не в состоянии оценить иронии: когда некто, назвавшийся Дьяволом, предлагает свои услуги.
Мимо проплывает грифон, довольно икнув. Окари предельно невозмутима.
- А помощь - слишком туманное определение, - медленно, стараясь взвешивать каждое слово, снова наконец-то говорит призрак. - Ведь кто-то посчитает, что убить своей рукой - помочь миновать расправы.
Фразы звучат рублено. Несвязно. Говорит медленно - порой словно бы запинаясь. В глазах ничего не прочесть, но... Тот, кто умеет видеть, давно бы отметил, что в своей потерянности она подобна плавленому воску. Податливая, если знаешь, как лепить.
- Что ты можешь мне предложить, Эннио Малидетто?
Ни слова и ни единой мысли про плату.

Отредактировано Окари (2021-02-10 02:07:25)

+1


Вы здесь » Dark Tale » Личные главы » [25.09 ЛЛ] Обречённость


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно