Джейсона устраивала работа с Закари. Не смотря на заслуги перед Гильдией, Шандар давал себе отчет, что в обычной жизни он довольно бесполезен. Примерно на уровне собаки-компаньона. Вроде, взгляд умный, понимающий, какие-то простые вещи может делать самостоятельно, даже команды выполняет. А какашки после выгула все равно кому-то другому убирать приходится.
(c) Джейсон Шандар

Девчонки, чего, когда подрастают, за сахаром охотятся? Поэтому им на свидании конфеты дарят? И шоколадки? Чтобы тебя не слопали?
(c) Почуй-Ветер

Люди невероятны сами по себе, а вместе они собирались в единое целое, способное справиться почти с любой бедой..
(c) Эмиль

— Вот знавал я одну сестру милосердия , Авдотья звали, девчонка смазливая была, лет восемнадцать только только исполнилось, младше всего нашего брата почти, но ты только проверни чего, приобними или ещё чего, так она тебе потом так уколет, что хоть на стенку лезь, а присесть, неа , и стой весь день.
(c) Алексей Вольский

— Лист капудыни? — усмехнувшись и пожав плечами, тихо проговорил Вейкко. — Лично я считаю, что раз уж этот листик не способен привести к сокровищам или юной заколдованной принцессе, то это скорее лист бесперспективной капудыни. Лист беспердыни, черт возьми.
(c) Вейкко

Она никогда не делилась своим прошлым, мужчина даже за эти полгода вряд ли смог узнать хоть что-то стоящее, помимо возможности ящерицы находить неприятности на свою аппетитную задницу.
(c) Рене

— Да завалите вы хлебала, — Квадрагинтиллон говорил в приказном тоне, — на вас Герман смотрит!
(c) К. Д. Ротт

— Зануда? Гм.. Да, говорили и не раз. Мои соратники считают, что одной из моих магических способностей, является атака монотонными витиеватыми речами, пока противник не сходит с ума. Ахахахахахаха… — На сей раз, Эссен раскатисто хохочет, хлопая себя по колену ладонью.
(c) Герман Эссен

В вечернее время в Сказке всегда начинает твориться всякое необъяснимое и жуткое непотребство. То за поворотом тебя тварь какая-то поджидает, то в тенях деревьев оживает что-то странное и не очень материальное, то ещё какая странность произойдёт..
(c) Дарий

Решив, что «убийца» не достоин жизни, люди также постепенно начинали обращаться с ним хуже, чем с диким зверем. Насилие порождало ещё большее насилие, вот только преступникам очень часто отказывали даже в базовых нуждах, что уж говорить о компетентной медицинской помощи. Виктор давно решил для себя, что невзирая на их проступки, не спрашивая и не судя, он будет им её оказывать. Потому что несмотря ни на что, они всё ещё оставались разумными существами.
(c) Виктор

Она никогда не делилась своим прошлым, мужчина даже за эти полгода вряд ли смог узнать хоть что-то стоящее, помимо возможности ящерицы находить неприятности на свою аппетитную задницу.
(c) Рене

Нет, они любили лезть в жопу мира. Иначе зачем вообще жить? Вообще от мира со временем достаточно легко устать, особенно если не соваться в его жопы. Но было бы неплохо из этой жопы выбираться с деньгами, да еще и с хорошими деньгами, чтобы там например меч новый можно купить.
(c) Керах

Ему замечательно спалось в канаве, учитывая, что в тот момент он был куда ближе к свинье, нежели единорогу, а то, что храп кому-то мешал — дык зря что ли изобретали такую замечательную вещь как беруши? И вообще это был не храп, а звуки прекрасной живой природы. Скотина он, в конце концов, иль где?
(c) Молот

Ротт не был бы самим собой, если бы так просто и безэмоционально забывал о долге и деле, которое умел и мог делать. А лучше всего ему удавалось то, что многие под прикрытием милосердия и некоего высшего блага не воспринимают всерьез: калечить, рубить, сражаться, умерщвлять и иным способом губительно воздействовать на внешний мир.
(c) К. Д. Ротт

Звали этого маститого мясного голема Дарий и, если Ротту не изменяла память, массивный и практически неподъемный меч за спиной у этого человеческого выброса применялся тем весьма часто. А это значило, что пользоваться он им, как минимум, умеет. И, конечно же, Бешеному Псу хотелось проверить сей тезис на собственной шкуре, а заодно и испытать бывшего сопартийца по гильдии на предмет личностного роста, и степени прогресса боевых навыков.
(c) К. Д. Ротт

Конечно многие посчитают странным то, что двадцатилетняя девушка приглашает детей в гости. Что такого интересного можно было найти в общении с детьми? Но Агнес — это несколько иной случай.
(c) Агнес

Вместо вытекающей крови — клубничное варенье. А вместо меня — каскадер, который сейчас встанет, отряхнется и пойдет дальше по своим делам.
(c) Джун Нин

Есть в этом что-то странное, полагаться на чужое зрение. Хотя оно как бы уже твоё собственное, но все равно это иная перспектива, ведь твои глаза всегда закрыты. Все сложно. Зато никогда не заблудишься. Ведь если смотришь на мир с высоты птичьего полета, всегда знаешь, куда приведет тот или иной поворот.
(c) Стрикс

путеводитель сюжет нужные гостевая правила о мире роли магия расы FAQ
❖ Гильдия Стражей ожидает беспорядки на фоне приближающегося Дня Зверя.
❖ Где-то в холмах неподалёку от Валдена, по слухам, поднялся из земли древний трон. Говорят, тот, кто просидит на нём всю ночь, утром встанет либо мудрецом, либо сумасшедшим.
❖ В поселении объявился отец Забин, весьма странный тип, который коллекционирует святые символы любых форм, размеров и конфессий. Всем известно — он каждый год начинает поклоняться новому богу. Одни говорят, что он шарлатан, другие же — что он может даровать благословение от любого известного бога. (подробнее...)
Октябрь года Лютых Лун
❖ Свет и жара от двух солнц негативно влияет на все окружение; невыносимая жара, гибель урожаев на фермах. Кое-где в Валдене начали плавиться дома..
❖ 29 сентября года Лютых Лун в парковом районе практически полностью уничтожено четыре дома, девять задеты взрывами и пожарами. Погибло семнадцать человек и фэйри, пострадало около тридцати, в том числе многие ранены не последствиями взрывов и пожаров, на их телах обнаружены колотые раны в жизненно важные органы.
❖ В ходе Совета Гильдий решили временно отказаться от войны с Ягой: в такую жару просто невозможно двигаться и что-то делать.

Dark Tale

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Dark Tale » Личные главы » [10.10 ЛЛ] Неплатёжеспособность


[10.10 ЛЛ] Неплатёжеспособность

Сообщений 1 страница 10 из 10

1

НЕПЛАТЁЖЕСПОСОБНОСТЬ

Год Лютых Лун.
Десятое Октября.
18:20

Чёрный Рынок

Белый, Герман Эссен

https://i.imgur.com/Igcr5So.jpg

ПРЕДИСЛОВИЕ

Кто-бы мог подумать, что человеку, что недавно пережил смерть и попал в новый мир захочется вновь рисковать собой? Даже сам этот человек так не думал, но попытки разобраться во всём и даже как-то обжиться привели в самый обычный паб, где к нему подсел какой-то мужчина с красным от алкоголя или холода носом. Кружка за кружкой (Кастиель. конечно, не пил) и этот новый знакомый, что представился как Виктор, предложил юноше непыльную работёнку.

―Видишь, всё, ска, просто! ― Виктор облокотился на стену и с улыбкой развёл руками.
Что-то плохое у меня предчувствие. Кажется, я ввязываюсь в какую-то авантюру, что ничем хорошим не кончиться. Что в посылке-то?
― Золото, брильянты! ― С серьёзным видом сказал Виктор, а затем рассмеялся. ― Руны там, офирские, ска, офирские… Смотри, не повреди – это важно. ― Он смотрел на юношу изучающе, ожидая реакции. ― Давай, помоги старику, а за мной, ска, не заржавеет.
Хорошо, сделаю. Куда нести-то?

. . 

Свобода Воли: Да!

Отредактировано Белый (2020-11-07 00:27:21)

+2

2

Вспоминается чья-то мать и другие родственники. Молча конечно, но не менее душевно. Кастиель осматривает то место, куда пришёл, осознавая, что оно ему незнакомо…
«Оставь надежду всяк сюда входящий...» - мелькает в башке мысль. Неожиданно он понимает, что заблудился. Неизвестные постройки сменялись другими неизвестными постройками, а засыпать на улице такого места было сродни добровольному всхождению на эшафот.
Неожиданно к нему подходит щуплый мужчина, кладя руку на плечо.
Вы тут новенький, да? – спрашивает он. – Я ведь прав, прав? А? Да я же вижу!
Допустим… – выговаривает медик, стараясь придать настороженную интонацию голосу – И что?
Господину требуется проводник! Я бы не советовал ходить по трущобам так поздно в одиночку. Можно нарваться на опасных типов, хе-хе! Очень опасных. А со мной господину будет спокойно. Трещину все знают! Даже самые влиятельные люди знают Трещину, да-да!
Трещина? Это твое имя? – Мужчина всматривается в своего «благодетеля». Что-то в нём есть от крысы. И дело отнюдь не в большом носе. Может, отпугивают постоянно подрагивающие губы. Или маленькие пронзительные глазки… Левую щеку уродуют шрамы…
Внимание привлекает одежда Трещины – на меховой телогрейке ни пятнышка грязи, штаны чистые, по ботинкам видно, что новые.

Можете мне доверять, господин! – говорит доходяга.
Помогаешь по доброте душевной? – спрашивает Картер. Фыркает… – Я справлюсь сам. Можешь убираться.
Так не пойдёт! – спокойно говорит Трещина – С меня Босс шкуру спустит, если не помогу вам. Иначе я скажу ему что вы пренебрегли его добротой. И тогда нам обоим худо будет!
Парень кивает, и они направляются вдоль домов. Стоило пройти пару рядов, как тут же оглушают сотни звуков. Женский плач, пьяный смех, детские вскрики и странный металлический скрежет, от которого по спине бегут мурашки размером с кулак. Удивительно, но до этого Кастиель шёл по относительно тихим улочкам…
На пути то и дело попадаются грязные оборванцы – мужчины со спутанными бородами и девушки с растрёпанными волосами.
Они идут дальше… ничего особенного. Даже кажется, что в этом переулке он уже был…
Неожиданно он останавливается от чувства дежавю.
Вы чего? – спрашивает Трещина, обернувшись – Мы практически вышли из бедных районов, господин...
Он не двигается. Бросает подозрительный взгляд на проводника. Тут же осознаёт, что ему не давало покоя – тишина. Абсолютная тишина.
Пошлите, господин! Ну же! Зачем стоять на месте?
Слева и справа ряды пустых лачуг. Впереди прямая дорога ведущая к заброшенному четырехэтажному зданию – молчаливому и пустому. Не шибко похоже на выход. За окнами дома – тьма; ни единого отсвета огня.
Позади слышится возня…
Желудок морозит страх. К нему идут пятеро крепких парней. Даже плащи не могут скрыть их массивного телосложения: широкие плечи, ноги-колонны, огромные кулаки. Лица скрывают тканевые маски – в прорезях пустые, как у рыб, глаза.
Подождите пожалуйста, пройдёмте с нами. – Голоса приближались вместе с тяжёлыми шагами.
Как это всё понимать? - Скалиться Кастиель, возвращая взгляд на проводника
Простите, господин, мы тоже должны как-то выживать. – говорит Трещина, вынимая из пол телогрейки небольшой кинжал. Кривое лезвие блестит при свете луны.
Парень быстро оказывается рядом, среагировав на движение руки врага. Удар кулаком наотмашь попадает прямо в переносицу. Раздаётся хруст. Трещина вскрикивает, и, держась за кровоточащий нос взмахивает клинком, рассекая воздух перед собой, легко задевая. Затем, развивая успех, Кас бьёт ногой в живот, словно по мячу, толкает, и выставив подножку, бросает врага на землю.
«А теперь бежать-бежать-бежать, потом подумаю, что сделал и как легко мне всё это далось»
Ничего не остаётся как рвануть в сторону одного из переулка. Так просто он не сдохнет. Пусть только попробуют взять... За спиной раздаются крики Трещины и переругивания амбалов. Не оглядываясь ускоряет бег, хотя на влажной мостовой ноги так и хотят разъехаться в стороны. Между рядами лачуг замечает узкую тропу, резко сворачивает и плечом больно ударяется о
стену. Слышно как все ближе и ближе хрустят под сапогами ублюдков песок и грязь. Его догоняют.
Преимущество не на стороне медика: он не знает, где находится, как выбраться и не приведет ли путь тупику. Надеется лишь на удачу и проснувшееся вдруг чутье.
Лабиринт продолжает петлять, лачуги проносятся с невероятной скоростью мимо Кориги. Ему иногда даже кажется, будто мчится по кругу, лишь по четырехэтажному зданию он понимает, как же далеко удалось сбежать. Легкие горят огнём, перед глазами всё плывёт, а сердце бешено стучит, отдаваясь тяжелыми ударами в груди, ушах и на кончиках пальцев. И... Он в тупике. Небольшой тупичок буквой "Г".
Преследователей не слышно. Спассся?
Словно в ответ прямо позади него раздаются хриплые прокуренные голоса:
И куда эта курва подевалась?
Я не е...
Он заходят за угол и, очевидно, медика замечают.
Крик. Они зовут своих поддельников
Драки не избежать. Первый, кто подходит к Кастиелю, что присел в углу, получает песок в глаза.
Избивает ослеплённого противника. Удары слабые, но частые и выматывающие - амбал постоянно теряет ориентацию в пространстве.
Тянет не себя мужчину, вынимая из его ножен короткий клинок. О да, фехтовать Кастиель умел и любил, правда перед ним сейчас не тренировочные куклы из соломы, а люди, чье наполнение - кровь.
Прижимает к стене ублюдка, что не мог даже приоткрыть глаза, прикладывая нож к его горлу, нанося неглубокую царапину, запугивая.
А другим, видимо, в кайф наблюдать за боем. Трещина стоит позади и посмеивается, потирая то копчик, то живот.
Новый противник...
Их клинки даже не успевают удариться друг о друга, как вдруг...
Первая жизнь, которую заберёшь. Первая смерть, которую подаришь. Мыслей не было. Была ярость. Разрушение. Жажда крови. Страх в глазах. О, да, эта боль заставляла кровь бурлить ещё сильнее. Это ещё больше подливает масла в огонь. Гримаса ужаса и отчаяния превратилась в оскал. Всего-то нужно пережить этот день… Секунда. Грань, отделяющая хищника от жертвы. Смерть несущий… и боль. Боль в животе. Резкая. Пронизывающая. Она заставляет выпустить из руки кинжал, который с грохотом валится на землю. Кас посмотрел вниз, туда, откуда шла боль, которая, казалось, разливалась по всему телу. Боль невероятная, кишки страшно горят. Он перестаёт сопротивляться.
Клинок быстро изменяет траекторию и холодная сталь, пронзив живот, прибивает Кастиеля к стене…
Лезвие чуть ниже рёбер и красное тёмное пятно, которое увеличивалось на глазах. Рука легла на рану, закрывая её. Вскрикнул, теряя ощущение твёрдой земли под ногами. Опирается на стену, пытаясь устоять перед оппонентом.
Бандит засовывает меч в ножны, надменно улыбаясь и сплёвывая нв лицо раненого Картера.
Ты ещё слабо отделался, знай это. – Наносит сокрушительный удар кулаком в висок.
Они даже не стали обыскивать его. Самоутверждение за счёт унижения?
Сердце тяжело бьётся в клетке рёбер. Ноги подкашиваются. Падает, издавая стон боли. Пытается приподняться, хрипя что-то нечленораздельное, но из-за слабости даже дышит едва... Теряется ход времени. Мысли уносят в свой бесконечный водоворот. Окружающий мир распадается на малейшие детали. Не сразу понимает, что лежит в кромешной тьме. Скуля в агонии зажимает рану, чувствуя, как на ладони и пальцы льётся теплая кровь.
Стискивает зубы, борясь с болью. Перед глазами всё расплывается красными кляксами, сознание ускользает. Фокусирует взгляд на выходе из переулка, удивляясь тому как всё вокруг изгибается, точно танцует. Никого не слышно. Обещает себе, что выживет… Тихо зовёт на помощь...

Отредактировано Белый (2020-11-08 08:06:09)

+2

3

Эссен хмурится, гулко топая по выщербленной мостовой подкованными, тяжелыми сапогами. Посещать черный рынок самому было не самой лучшей идеей. Но, увы, Марк вместе с Люми занимались поиском пропавшего человека. А ненужного хлама в их расположении скопилось порядочно. Здесь стоит добавить что, седьмой отряд частенько добывал, получал в награду или брал с боя, некоторые ценные (и не очень) трофеи. Обычно, все ненужное копилось до того момента, пока Канис наконец не реализовывал найденное. Что-то отправлялось в магазин или лавки Валдена. Артефакты или иные ценные их части, шли напрямую мастеру Люпену. А некоторый неформат, или вещи, которые никуда более деть не удалось, Канис продавал на черном рынке. Там хватало, как запрещенных, редких вещей, так и откровенного хлама. Все это пополняло казну отряда и позволяло не особо полагаться на выделяемое советом Валдена финансирование.

Решив не дожидаться возвращения Марка, Эссен занялся этим делом сам. И понял, что здесь нужны особые таланты и умение договариваться, которыми славился римлянин. Германа в сером плаще гильдии Стражей преследовали долгие подозрительные или настороженные взгляды. Многие из торговцев сообщали, что ничего не могут ему предложить. А некоторые и вообще уверяли, что ничем не торгуют и ничего не покупают. Отвлекшись на эти мысли, Герман вместо того чтобы выбраться из района черного рынка, похоже заплутал в нем еще больше. Мужчина не был особым знатоком этих мест и через некоторое время углубился в совершенно незнакомые трущобы. – Удивительно. Никогда здесь раньше не был. – Еле слышно произнес Эссен, оглядывая захудалые домишки и грязную улицу. Свернув наугад, рыцарь оказывается в узком переулке заканчивающимся тупиком. Прямо в самом начале, за обшарпанным углом дома на выщербленных камнях распростерлась бледная худая фигурка, под которой растекалась немаленькая лужа крови. Неподалеку валялся кинжал покрытый кровавыми разводами. – Ну как же ты так. Неисповедимы пути твои, Господи. Сходил на рынок называется. – Хмуро бормочет Эссен, стаскивая с широких ладоней перчатки и приподнимая хрипло дышавшее тело. Два пальца на шею, прощупывая слабый пульс. Затем, мужчина мягко приподнимает темноволосого парнишку, облокачивая его спиной на стену дома. Рану конечно потревожил, но так удобнее. Бросив наземь заплечный мешок, рыцарь вытянул сверток с травами и мазями. Нажав пальцами на щеки незнакомца, выливает ему в рот содержимое небольшого пузырька с укрепляющим зельем. Проникающее ранение выглядит нехорошо. Да и крови он потерял много. Качая головой, Эссен безжалостно щупает пальцами рану. Разорвав для удобства одежду на бледном теле. Здесь уже не поможет простая перевязка. Широкая ладонь воина, перемазанная чужой кровью, ложится на живот юноши, прямо на открытую рану. Вторая рука грубовато накрывает его лоб. - Sub tuum praesidium confugimus, sancta Dei Genetrix. Nostras deprecationes ne despicias in necessitatibus. Sed a periculis cunctis libera nos semper, Virgo gloriosa et benedicta. Domina nostra, mediatrix nostra, advocata nostra; Tuo Filio nos reconsilia. Tuo Filio nos commenda, tuo Filio nos repraesenta. – Закончив читать молитву, побледневший Эссен открывает глаза. Смертельно опасное ранение выглядит гораздо лучше. Глубокая рана, затянувшись, сочится сукровицей, а не кровью. – Вот и славно. – Произносит Эссен, обрабатывая кожу юноши мазью из травы-кровохлебки. Следом, аккуратно бинтуя рану широким нетканым материалом. Рубашка паренька, разумеется, теперь безнадежно испорчена и порвана рыцарем. Помедлив секунду другую, он стаскивает с себя плащ, накидывая его на худые плещи и застегивая под горлом застежку-фибулу. Отвинтив крышку с фляги со спиртом, Эссен подносит ее к тонким губам незнакомца. Придерживая под затылок и заставляя сделать глоток. А точнее, практически вливая жидкость в его рот. – Может это тебя немного взбодрит. – Оглядевшись, мужчина закидывает кинжал в сумку и повесив мешок за спиной, рывком вскидывает худенькое тело, приходящее в сознание, себе на плечи. – Тебя как зовут, худоба? Я Герман Эссен. Седьмой отряд гильдии Стражей. - Почти выбравшись из переулка, мужчина, придерживающий на плечах тело юноши, останавливается. Из-за углов здания слева и справа, выходит шесть человек. Пятеро покрепче. Один из которых отмечен неглубоким порезом на шее. Шестой выглядит потрепанным. Неопасным. Лишь глаза поблескивают хитрым, почти звериным блеском.
- Зря вы ему помогаете, господин-хороший. – Ощерив желтоватые зубы, произносит неприятный тип, со шрамами на щеке. – Он хороших людей обидел. Услуги не оплатил. – Пятеро головорезов согласно кивают головами.
- Он и в таверне не заплатил.
- И к девушкам-служанкам приставал.
- И напал со своим кинжалом. Деньги требовал у трактирщика.

Вторят друг другу, хриплые голоса. Однако, глаза их перебегают друг на друга. Переглядываясь меж собою.

- Это все печально, особенно если это правда. – Хмыкнув, выделяет последнее слово Эссен. Представляя, как худой парнишка, нападает в таверне на трактирщика, вместе с вышибалами. И требует денег. – Значит, этот человек преступник. И безумец. Однако. Убивать его не дело.

- Это лишь оборона, господин-хороший. Первым он кинулся. – Вновь отвечает потрепанный бродяга. – Вы человек с виду бывалый. Вооруженный. Зачем вам вмешиваться? У нас тут все по-честному. Око за око. Зуб за зуб. Наглец этот получил по заслугам. Но так уж и быть. Раз вы настаиваете, мы окажем ему помощь. И…...и…предложим ему работу. Вот! Пусть отрабатывает свои злодеяния. А затем убирается на все четыре стороны. Давайте его нам. Мы его отнесем в таверну. Устроим в покоях. Он там быстро встанет на ноги. – Оставшиеся пять парней, с мускулистыми руками, в коротких кожаных камзолах и кольчугах, вновь часто кивают головами, словно заведенные болванчики.

Прищурившись, Эссен следит за ними взглядом серо-стальных глаз. – Меня радует, что вы решили уладить дело миром. Однако, я забираю этого человека. К тому же, он преступник и ответит на все мои вопросы в башне Стражей.

- Страж? – Покачав головой, не особо удивленно, шепотом спрашивает один разбойник у другого.
- Он. Не зря мне плащ показался знакомым. Вишь, в который он эту «принцессу» замотал.
- Надо было его сразу дорезать, слюнтяи..
- Ох. Господин Страж. То-то нам Ваша фигура знакомой показалась. – Приниженно заявляет бродяга. Склоняя голову в поклоне. И отбрасывая с лица, слипшиеся спутанные волосы. – Что ж, тогда не смеем Вам мешать. Всего хорошего Вам. – Первыми, недоуменно переглядываясь, разворачиваются крепкие амбалы. Подталкиваемые в спину бродягой.

Эссен, придерживающий юношу на плечах, напряженно вглядывается вслед странной компании. Расстегнув ножны бастарда, рыцарь делает шаг вперед. Внезапно припавший на одно колено бродяга, вытягивает из-под обтрепанного плаща, довольно мощный, небольшой арбалет. Пуская болт в грудь Эссена. Рыцарь, пошатнувшись, роняет с плеч тело юноши и, опустив взгляд, задерживается им, на коротком, торчащем из левой стороны груди древке, пробившим кольчугу точно под стальным наплечником. Прямо ниже ключицы. 

- Ах ты, крыса чумная. – Рванув полуторник из ножен, Эссен кидает его на манер томагавка. Меч вонзается прямо в грудь, стоящего на одном колене бродяги. Рыцарь не был уверен, что выдержит еще пару-тройку болтов. Оставшись без оружия, он первым ринулся к выхватывающим короткие мечи разбойникам. Левая сторона груди немела, а движение рукой вызывало острую боль. Разбежавшись, мужчина с ходу пнул мыском тяжелого сапога, амбала в живот. Заставляя склониться от боли. Второй удар сапогом в лицо, выплеснул фонтан крови на камни улицы, заставляя бандита откинуться наземь. По доспехам Эссена застучали рубящие удары. Некоторые он парировал наручем правой руки. Или стальным наплечником. От ударов по голове спасал шлем, во время надетый на голову. Не давая врагам размахнуться или нанести проникающие колющие удары, воин свалил их, наваливаясь всем тяжелым телом. Действуя правым кулаком словно пудовой дубиной. Разбивая лица и выворачивая руки. Пока Эссен душил одного придавленного амбала, второй отбросив меч, выхватил из рукава удобный кистень. Больно ударяя им по спине Эссена. Ткнув пальцами правой руки в глаза бандита, мужчина поднырнул под следующий удар. С силой боднув врага шлемом в лицо. Разбивая ему нос и губы. Один из двоих амбалов ловко обхватил рыцаря сзади. Заставляя задрать голову. Второй, резво ткнул острием короткого меча под горло. Благо удар получился смазанным и неглубоким. Дернув ублюдка, Герман перекинул его через себя. Обрушивая тело на голову врага с коротким мечом. Подняв с земли покатившийся кистень, рыцарь обрушил его на лицо одного из смешавшихся разбойников, пытавшихся подняться. Второй, был удостоен удара тяжелым каблуком в хрустнувшую грудину. Часто дыша, Эссен, наконец, добрался до полуторника. Вынимая меч из тела бродяги, продолжавшего сжимать арбалет. Один из разбойников с разбитым лицом и сломанным носом, наконец оклемавшись, стал ползком убираться из переулка. Поглядев ему вслед, Страж, наконец вернулся к юноше на мостовой. Схватка, что казалось, растянулась на продолжительное время, длилась не более нескольких минут. – Нам пора убираться отсюда. Не нравится мне все это. – Поморщившись, рыцарь вскинул паренька на плечи, придерживая его правой рукой и стараясь не беспокоить левую. – Как всегда, на хитрость попался. – Сокрушался Эссен, скорым шагом выбираясь из злополучного переулка. Не обращая внимания на торчащий болт и кровоточащую рану. Ими следовало заняться в более безопасном месте..

Разбойники.

https://sun9-5.userapi.com/b5NWx06-DaTyi0CDggqR3INuVUF1gWRAMIOt7A/68PKKUTqqsI.jpg

Бродяга с арбалетом.

https://sun9-63.userapi.com/6NfnK-YRyLgc34bU9qe1S2Jx9NQDHT-35xYyUg/YTsyGJzXOsY.jpg

0

4

«Моё тело покрыто по колени крыльями Серафима…»
«Мои грехи… Я искуплю их, от смерти избавлю их!»
«Моя душа, уже который год, стучит крылом как раненная птица...»

Вновь этот ужасный сон... У него желтые глаза всевидящего Змея, но улыбка его полна печального смирения и тоски. Сердце скрыто тёмной завесой гнева и скорби, а душа тонет в пучине раскаяния и боли.
Посмотри на него и увидишь свет в ореоле мрака, протяни к нему руку и поймаешь ускользающую тень. Слишком стремительную, чтобы её удержать, но недостаточно лёгкую, чтобы увернуться от летящих вслед камней.

Не давай мне выбора, отними надежду, брось на растерзание толпе — вбей гвозди мне в ладони. Я — виноват, я — предал, я — оступился, я — причина всех бед. Не прощен, попран, распят.
Позволь тебя пригвоздить виной и сожалением. Искупай чужие грехи, принеси себя в жертву, умри с пронзенным сердцем.
Я готов… — шепчут бескровные уста Кастиеля. Покорно протягивает ладони к равнодушному небу, опускает трепещущие веки и восходит на жертвенный алтарь.

Белое, нагое тело на чёрном камне — вонзи ржавый гвоздь поглубже и безучастно смотри, как медленно струится алая кровь. В погасшем взгляде нет упрека или мольбы — вколачивай смело один гвоздь за другим.
Облегчи его страдания обманом — вино в чаше становиться уксусом. Раны больше не кровоточат — неживым не нужно прощение, только искупление. Распни его, ведь он это заслужил.
Гвозди прорастают в истерзанную плоть железными шипами — на месте запекшихся ран распускаются цветы. Кромешная тьма нисходит на мягких, пустых крыльях…
Глаза открылись. Сказать, что ему было ужасно плохо – не сказать ничего о истинном состоянии его тела и души. А тело болело конкретно. Болели мышцы и болели отдельные органы и части тела. Всё ломало и саднило. Как будто была какая-то сильная авария, в которой чудом уцелел мозг, да и то частично.
Резкая боль пронзает сердце, дыхание перехватывает. Боль разливается по всему телу. Как будто китайская девушка вонзает иглы в каждый миллиметр живой плоти. Или уже мертвой? Острые, как острие ножа, они проникают вовнутрь, до конца. Сердце делает один удар в груди, как молотом по наковальне. Реальность рушится. Эта реальность, его новая и уже такая привычная. Тьма растворяется. Все сливается в одну белую пелену. Стук. Еще один болезненный вдох - выдох. Стук. Еще удар сердца. Мысли. Они снова путаются. Пустота в желудке, пустота одиночества. Вдруг, он услышал громкий голос парня. С трудом, стараясь не потерять сознания, он поднял голову и увидел его. Темная фигурка на мрачном фоне. Он стоял рядом с ним и смотрел на него.
Вновь сознание мутнело… Собиралось забиться и рвануть прочь испуганной чайкой…
Голодный, алчный сумрак, пытающийся растворить в себе саму основу души, засасывал Кастиеля.
Неожиданно окружающую тьму прорезал тонкий лучик света.
Он становился все более уверенным. Вдруг стены темницы стали вытягиваться в трубу… И вот сознание брюнета уже несется по тоннелю, освещенному ярким светом в его дальнем конце. Скорость нарастает, и конец приближается. Проходят мгновения, и он просыпается окончательно.

- Ааиыйх! - Он вскрикивает, подаваясь вперёд от стены, чувствуя адское жжение где-то внутри. Окровавленные пальцы скользят по нагрудным пластинам стража. - А-а-а, Fuck... Fuck-this-sh... Аа-ааа-ааргхт... - Он вцепляется в свои бёдра, комкая штанины, пытаясь стерпеть боль. Действия рыцаря заставляют того вскрикнуть ещё пару раз, а после затихнуть. Умер?... Нет - вон, дышит.
Внутри появилась ещё большая слабость, а внутри головы стало пусто как в заброшенном тоннеле. Включился защитный механизм организма, что позволял почти полностью игнорировать боль. Удивительно, на что готов организм, чтобы сохранить жизнь.
- Я-я... Ка... К... Кориги... - Он просто двигал губами, часто кашляя, пытаясь назвать себя.
Касти поднимают и куда-то несут. Его подбородок упирается в холодный металл... Слышит на фоне знакомую речь, но не может ничего сказать - просто ждёт, что будет.

Но тут его резко бросают, отчего перед глазами вспыхивают звёзды - боль сильная, словно чем-то шершавым садинули по виску...

Вновь этот ужасный сон... Он распят в темноте и пустоте. Обездвиженный, изнуренный нескончаемой болью, слепой — оголенным нервом он чувствует чужое касание, липнущее к его коже подобно пиявке. Незримые, чужие пальцы доводят его до мрачного исступления — тяжелого и тягучего, а затем… Затем гвозди прокалывают его скованные ладони и ступни. Наверное, в этот момент он кричит, но не может услышать своего крика. Боль адская, острая, вонзающаяся в плоть раскаленным металлом, а дальше короткое, тревожное забвение. И отчётливое, ясное ощущение гвоздей в теле.

Отредактировано Белый (2020-11-08 08:10:47)

0

5

- Так что ты там бормотал то? Кориги? Чудное имечко. – Шутит Эссен, между тем, внимательно поглядывая по сторонам, шагая по бедной, полной агрессивно выглядящих разумных монстров, потрепанных мужчин и женщин, улице. А так же иных, замотанных в плащи или накидки, фигур. И не самым лучшим образом выглядящих фэйри. Совершенно никто не обращает внимания на ношу мужчины на плечах или арбалетный болт, торчащий из его левой стороны груди. Точнее, правильнее было сказать, многие вообще старались не обращать внимания ни на что. А кольчугу под кирасой пробило не так уж глубоко. Только рука онемела. Откинув топфхельм на спину, Эссен хмурил брови, пробираясь по узким, извилистым улочкам. Несколько раз он замечал фигуры, провожающие его долгим взглядом, полным раздумий. Перешептывающиеся о чем-то. Наконец, Страж стал узнавать улицы и окрестности, что окружали его. Миновав черный рынок, Герман поспешил покинуть недружелюбное место. – И как здесь Марк умудряется что-то продать и купить. Я бы, разве что, штурмом  этот рынок взял. – Недовольно произносит Герман себе под нос.

Район сменяется просто бедноватыми окраинами, вроде той, в которой жил и сам Эссен. Несколько раз, рыцарь вежливо отказывался от помощи обывателей посердобольнее. А еще через пару минут, хмуро кивнул встреченному патрулю. Раздосадовано глянув на висящую руку, рыцарь потряс лежащее на плечах тело, придерживая его за ногу. – Как ты себя чувствуешь? – Однако паренек, закутанный в его плащ, не проявлял особого желания пообщаться. Вздохнув, Эссен направился в сторону башни Стражей. Что заняло еще около получаса. На немой вопрос нескольких выходящих из ворот башни воинов, по-видимому направляющихся в патруль, рыцарь лишь покачал головой. – Все в порядке..

В самом здании было довольно пусто. По крайней мере, на первых этажах. Члены боевого отдела отсутствовали. Кто в патрулях. Кто на заданиях. Жизнь кипела разве что, частично в отделах разведки и у аналитиков. В архивах ощущалось незримое присутствие Эмиля. Всегда готового прийти на помощь. Поднявшись с телом Кориги в расположение седьмого отряда, на одном из этажей башни, рыцарь хмыкнул. Ну да, как же. Найдешь сейчас кого-то. Один он по черным рынкам гулял. Рыцарь усадил юношу в кресло, и вышел в коридор, выискивая в пустых комнатах кого-нибудь из боевого отдела, дабы отправить за лекарем. – Как всегда никого нет, когда они нужны.. - Пробормотал воин себе под нос. Распахнув дверь в расположение третьего отряда, Эссен глухо ударил кулаком в покои их лекаря. А точнее шамана. Надеясь застать хоть его. Сам отряд был придан в помощь второму. А у вторых, было итак два лекаря. Рохас, звали шамана. И рыцарю всегда нравилась молчаливость и спокойствие смуглокожего мужчины. Рохас молча поднял свои светлые глаза, приветственно кивнув Эссену. – Подсобить надо. Нет, не с этим. – Отрицательно покачал головой рыцарь, в ответ на кивок головы к его торчащему болту. – Раненный там. Я вроде ему помог. Но ты посмотри. Сходил на черный рынок называется. - Шаман понимающе улыбнулся, легко и энергично поднимаясь с ковра на полу, словно был на пружинах.

Добравшись с Рохасом к Кориги, Эссен махнул широкой ладонью. – Вон он. Гляди. – А пока шаман занимался делом, рыцарь не без труда, выдернул болт, пнув ногой стол и сломав его. Рохас неодобрительно покачал головой, однако продолжил заниматься худым пареньком. Стащив кирасу и кольчугу, Герман бросил на пол испачканный кровью акетон. И уселся на стул. Обрабатывая рану мазью. Он даже не заметил подошедшего знахаря, мягко забравшего мазь у него из руки, и вместо этого, начавшего обкладывать рану жеваными листьями терпко пахнущего растения. – Эээ..ладно. Как знаешь. Вообще-то мазь у меня тоже травяная. Из кровохлебки. – Показав большой палец в жесте одобрения, шаман перебинтовал Эссена, сделав обычную спиралевидную повязку. – Спасибо Рохас. – Рыцарь встал, сжав предплечье шамана. На что, он чуть грустно улыбнулся, кивнув головой. – А с этим-то как быть? Он скоро встанет? – На что Рохас, вновь кивнул головой. Покидая помещение. Услышав, как паренек завозился в кресле, Эссен обернулся к нему, прищурив серо-стальные глаза..

Рохас

https://i.pinimg.com/736x/9c/71/ce/9c71ce73771feb262dd31e60991074af--character-art-character-inspiration.jpg

0

6

Сильно болит голова, перед глазами всё плывёт, и тошнит немного. Несколько секунд таращиться в потолок, пытаясь вспомнить, что стряслось.
Во рту пересохло. Мучает жажда.
Она сглатывает слюну и пережидает сухой спазм где-то под рёбрами.
- Хорошо... - Подозрительно послушен. Прогулка по трущобам сбила спесь с этого человека. - Погодите-ка...
Трёт тыльной стороной веки. Резко осматривается и понимает две вещи: первое - он явно в безопасном месте, второе - резкие движения пока противопоказаны.
Мутит... Мысль быстро подняться отбрасывает, признав как явно неудавшуюся. Не торопясь опускает ноги на пол и с растущим беспокойством смотрит на свои руки.
Не понимает, откуда взялись все эти порезы, синяки и царапины. Допускает вариант, что от того, кто может биться и царапаться.
Кажется, словно несколько часов назад пытался искупать как минимум леопарда. Шея поворачивается с трудом, особенно влево, и отдаёт ноющей тупой болью. На ноге огромный синяк ниже колена.
«Я впечатлен, сука!»
У него отбито плечо и признаки переохлаждения по всему телу... А, нет, просто ипохондрия. Только плечо. При манёврах им, кстати, кто-то втыкает раскалённые иглы под лопатку.
«Я определённо, сука, впечатлен!»
Нога ощутимо болит при движении. Забеги на длинные дистанции, очевидно, противопоказаны. И на короткие, к слову, тоже.
Из недолгого поединка с вестибулярным аппаратом он выходит абсолютным победителем и потому поднимает свою грудку вверх, издавая прерывистый глубокий вдох.
На месте кривой раны в брюшной полости осталась лишь некровоточащая полоса пореза на коже.
- У-у-увау... - Придыхает (тихо, но харизматично), после чего пару секунд оттягивает порез в разные стороны, проверяя его на иллюзорность. - У-вахренеть... - Шокированно молвит и протягивает эту же руку к рыцарю, что сидел недалеко. - Кастиель. Просто Кас.

Отредактировано Белый (2020-11-19 15:34:50)

0

7

Эссен отходит к столу. Наливает воды в металлический стакан. Сделав глоток, мужчина хмурится потирая повязку на груди. Из-за такой царапины ходить теперь с бинтами. Наконец, спасенный зашевелился и рыцарь, пинком подтолкнув к нему стул, уселся на деревянную поверхность.
Паренек выглядит ошалевшим, тянет руки к почти затянувшейся ране. Затем, протягивая ладошку для приветствия. Страж крепко сминает руку своей широкой, чуть шершавой ладонью. – Герман Эссен. Гильдия Стражей. – Ощущая некое чувство дежавю, Эссен встает с табурета. – Хорошо, Кастиель.  Что расскажешь? Чего от тебя хотели нападавшие? Или ты и вправду не заплатил в таверне? – Мужчина хмурит серые глаза, скрещивая на крепком, обнаженном торсе пересеченном бинтом, свои могучие руки. – Выглядишь ты конечно хреново. Есть хочешь? Или воды налить? - Ожидая ответа, воин еще раз смотрит на собственные снятые доспехи. - Непривычно мне без них. - Вздохнув, он накидывает акетон, застегивая его на пуговицы. Задрав руки, натягивает кольчугу, крепя наплечники и стальные наручи. Следом неспешно застегивая сбоку, две пластины кирасы. - Так что там, ты рассказывай. Не молчи. - Оборачивается он к юноше.

0

8

Герман Эссен
- Нет, спасибо. - Отказывается от воды и пищи. - Вы и так много для меня сделали...

Hey Little Trouble Maker! Hey Big Trouble Maker!
В голове кто-то поёт, перекрываемый завыванием ветра, словно издалека. Он водит взглядом по комнате, пытаясь найти источник звука... Нету. Показалось?
- Господин Эссен, я даже дня не успел провести здесь. Меня один мужчина попросил отнести какие-то штуки. На пальцах показал куда идти и... Кажется, это была ловушка. - Улыбается, прикрывая ладонью рот, только сейчас осознавая как же ему повезло встретить стража. Точнее ему его. Наоборот страж... Он запутался. - Тот что мелкий назвался Трещиной, не знаете такого? Обещал провести... Экая оказия.
Приподнялся на один локоть, жестикулируя второй рукой. Его одежда теперь походила на разного рода тряпье - окровавленное, грязное, рваное, испорченное.

«Самые глупые – те, кто по всем стандартам умён»
Именно это вынес для себя Кас за всю свою жизнь. Всё детство он бы крайне неулыбчивым ребёнком. Точнее, улыбку у него вызывали не те вещи, что обычно вызывали её у детей. Соответственно, взрослые видели её нечасто, что им очень нравилось. Им нравилось, что Кас «серьёзный», но на самом деле он не понимал зачем улыбаться и что это дает. Почем люди улыбаются? Почему люди плачут, если не от боли? Почему дети плачут, когда их ругают? Почему какие-то вещи приятные, а какие-то неприятные? Почему что-то должно быть интересно, а что-то нет? И как бы маленький Кас не задавал эти вопросы няне или матери – они не отвечали внятно, так чтобы этот маленький «дурак» понял. Единственное, что родители смогли ему нормально объяснить это чувство стыда, ведь стоило ему заикнуться о том, что он не понимает что-то, то ему отвечали: «Стыдно не знать, это ведь так просто!». И он перестал спрашивать, предпочитая искать ответы самостоятельно, но не найдя ответы на эмоциональные вопросы – Кас сделал так,
чтобы это его не отвлекало и не тратило энергию, а именно: забил. Да, это значительно упростило занятие наукой и медициной, но когда тот пошёл в гимназию, а после и в Университет, то столкнулся с проблемой откровенного непонимания, что от него хотят учителя литературы и философии. Тогда он научился фабриковать эмоции и чувства. С этого момента у него даже начинали появляться друзья, что особенно не заботило Кастиеля, хотя и накладывало некоторую ответственность. Зато позволило изучать вопросы человека более близко и точно.

- Спасибо вам. Я могу как-то отплатить? - Совсем не имея денег, он пощурился.

Отредактировано Белый (2020-11-22 16:24:28)

0

9

Воин хмыкает, заканчивая снаряжаться в доспехи. Качает головой. – Не так уж много я тебе и помог. К тому же, поесть и попить тебе всё же стоит. Рану твою Рохас залатал. Поэтому, можешь не опасаться. Только вот снаружи надо еще повязку бы наложить. Да мазью помазать. Впрочем, так царапина осталась. До свадьбы заживет. - Мужчина прохаживается по комнате, заложив руки за спину. Далее, за дверью находятся покои седьмого отряда гильдии Стражей. С их личными кроватями. Сундуками. Тумбочками. Личными вещами. И даже отдельными кабинетами. А это, скорее комната-коридор. Если ее так можно назвать.

- А что же, на Маковом поле совсем никого не было? – Спрашивает Эссен, разглядывая хрупкого юношу. Да, патрулей сейчас осталось не так много. Некоторые сняты. На какие-то не хватает людей. Однако, тракт от Макового поля, всегда был довольно оживленным. Шанс встретить на нем караван или обоз купцов и ремесленников. Членов ордена Сталкеров. Авантюристов или даже наемников. Частенько очень велик.

- И ты сам добрел до Валдена? Что ж. Молодец. Хорошо, что не заплутал. Тракт пересекает множество поворотов и разветвлений. – Эссен подвигает стул, усаживаясь на него. От чего дерево скрипит под тяжестью тела рыцаря. – Но в район Черного рынка ты зря сунулся. Тем более в первый день своего пребывания в этом мире. Знакомцев у меня там нет. Посему, что от тебя хотели не особо ясно. Ты же ведь гол, как сокол. Разве что, поглумиться. Или сделать полубесправным рабочим. В общем, все может быть. – Мужчина сжимает широкую ладонь в могучий кулак. – По-хорошему, проучить бы их. Да только, ищи теперь ветра в поле. Разве что, Трещиной этим твоим заняться. Ладно. Не до них сейчас. Забот итак полон рот. А ты, жив и то хорошо.

Мужчина наливает в стакан воды из кувшина, осушив его. – Гмм..тебе надо в гильдию Торговцев отправиться. Они оказывают первоначальную помощь вновь прибывшим. Если те ее просят, разумеется. Поселят тебя пока в общежитии. Работу дадут первоначальную. А там глядишь и сам начнешь двигаться. В гильдии Торговцев тоже всегда люди нужны. Охрана их частенько страдает в дорогах. И курьеры. И представители. Особенно в диких местах. - Эссен осекается, понимая, что описывает не самые прельщающие стороны работы в гильдии Торговцев. - Подъемные зато какие-то выплатят..

Эссен складывает могучие руки на груди. – Не за что. Отплатить тебе мне нечем. Разве что, постарайся больше не встревать в неприятности. – Окинув взглядом одеяние Кастиеля, воин хмурится. – Надо бы тебе рубаху дать целую, да штаны почище. Где их взять только. У нас в отряде все поболе тебя будут. – С задумчивым видом скрывшись за дверью, мужчина через некоторое время выносит холщовую рубаху, которая, несмотря на его интенсивные поиски, все равно гораздо шире в плечах. А вот крепкие штаны из выдубленной кожи, хоть и выглядят не новыми, но в целом, должны быть как раз. – Одевайся. – Эссен протягивает одежду пареньку. – Итак. Что ты решил? Отведу-ка я  наверное тебя сам в гильдию Торговцев. Хоть там район и не чета Черному рынку. Но мне самому так спокойнее будет..

0

10

Его глаза и без того настолько раскрытые, что белки были видны вокруг всей радужной оболочки, стали еще больше.
- Серьёзно? Это звучит... неплохо. - Проговорил, одевая новые штаны и стягивая их ремнём. - Недурно. - Он просунул его в лямку на поясе поправил рубашку... Заправил... Ну, выглядит лучше.
Посмотрел на небольшой порез под рёбрами, протянул руку к Эссену, принимая бинты и какую-то травянную, немного маслянистую мазь. Нанес на розовую плоть, перевязал, скрепив булавкой в самом конце.
- Я никого не встретил. Вообще-то там поставили указатели, ведущие к городу. - На рубашке не появилось ни крови, ни какого-то рельефа от бинтов. Хорошая работа. - Да, я вам всецело доверяю. Торговцы, говорите... Пошлите.

Отредактировано Белый (2020-12-02 17:25:15)

0


Вы здесь » Dark Tale » Личные главы » [10.10 ЛЛ] Неплатёжеспособность