Джейсона устраивала работа с Закари. Не смотря на заслуги перед Гильдией, Шандар давал себе отчет, что в обычной жизни он довольно бесполезен. Примерно на уровне собаки-компаньона. Вроде, взгляд умный, понимающий, какие-то простые вещи может делать самостоятельно, даже команды выполняет. А какашки после выгула все равно кому-то другому убирать приходится.
(c) Джейсон Шандар

Девчонки, чего, когда подрастают, за сахаром охотятся? Поэтому им на свидании конфеты дарят? И шоколадки? Чтобы тебя не слопали?
(c) Почуй-Ветер

Люди невероятны сами по себе, а вместе они собирались в единое целое, способное справиться почти с любой бедой..
(c) Эмиль

— Вот знавал я одну сестру милосердия , Авдотья звали, девчонка смазливая была, лет восемнадцать только только исполнилось, младше всего нашего брата почти, но ты только проверни чего, приобними или ещё чего, так она тебе потом так уколет, что хоть на стенку лезь, а присесть, неа , и стой весь день.
(c) Алексей Вольский

— Лист капудыни? — усмехнувшись и пожав плечами, тихо проговорил Вейкко. — Лично я считаю, что раз уж этот листик не способен привести к сокровищам или юной заколдованной принцессе, то это скорее лист бесперспективной капудыни. Лист беспердыни, черт возьми.
(c) Вейкко

Она никогда не делилась своим прошлым, мужчина даже за эти полгода вряд ли смог узнать хоть что-то стоящее, помимо возможности ящерицы находить неприятности на свою аппетитную задницу.
(c) Рене

— Да завалите вы хлебала, — Квадрагинтиллон говорил в приказном тоне, — на вас Герман смотрит!
(c) К. Д. Ротт

— Зануда? Гм.. Да, говорили и не раз. Мои соратники считают, что одной из моих магических способностей, является атака монотонными витиеватыми речами, пока противник не сходит с ума. Ахахахахахаха… — На сей раз, Эссен раскатисто хохочет, хлопая себя по колену ладонью.
(c) Герман Эссен

В вечернее время в Сказке всегда начинает твориться всякое необъяснимое и жуткое непотребство. То за поворотом тебя тварь какая-то поджидает, то в тенях деревьев оживает что-то странное и не очень материальное, то ещё какая странность произойдёт..
(c) Дарий

Решив, что «убийца» не достоин жизни, люди также постепенно начинали обращаться с ним хуже, чем с диким зверем. Насилие порождало ещё большее насилие, вот только преступникам очень часто отказывали даже в базовых нуждах, что уж говорить о компетентной медицинской помощи. Виктор давно решил для себя, что невзирая на их проступки, не спрашивая и не судя, он будет им её оказывать. Потому что несмотря ни на что, они всё ещё оставались разумными существами.
(c) Виктор

Она никогда не делилась своим прошлым, мужчина даже за эти полгода вряд ли смог узнать хоть что-то стоящее, помимо возможности ящерицы находить неприятности на свою аппетитную задницу.
(c) Рене

Нет, они любили лезть в жопу мира. Иначе зачем вообще жить? Вообще от мира со временем достаточно легко устать, особенно если не соваться в его жопы. Но было бы неплохо из этой жопы выбираться с деньгами, да еще и с хорошими деньгами, чтобы там например меч новый можно купить.
(c) Керах

Ему замечательно спалось в канаве, учитывая, что в тот момент он был куда ближе к свинье, нежели единорогу, а то, что храп кому-то мешал — дык зря что ли изобретали такую замечательную вещь как беруши? И вообще это был не храп, а звуки прекрасной живой природы. Скотина он, в конце концов, иль где?
(c) Молот

Ротт не был бы самим собой, если бы так просто и безэмоционально забывал о долге и деле, которое умел и мог делать. А лучше всего ему удавалось то, что многие под прикрытием милосердия и некоего высшего блага не воспринимают всерьез: калечить, рубить, сражаться, умерщвлять и иным способом губительно воздействовать на внешний мир.
(c) К. Д. Ротт

Звали этого маститого мясного голема Дарий и, если Ротту не изменяла память, массивный и практически неподъемный меч за спиной у этого человеческого выброса применялся тем весьма часто. А это значило, что пользоваться он им, как минимум, умеет. И, конечно же, Бешеному Псу хотелось проверить сей тезис на собственной шкуре, а заодно и испытать бывшего сопартийца по гильдии на предмет личностного роста, и степени прогресса боевых навыков.
(c) К. Д. Ротт

Конечно многие посчитают странным то, что двадцатилетняя девушка приглашает детей в гости. Что такого интересного можно было найти в общении с детьми? Но Агнес — это несколько иной случай.
(c) Агнес

Вместо вытекающей крови — клубничное варенье. А вместо меня — каскадер, который сейчас встанет, отряхнется и пойдет дальше по своим делам.
(c) Джун Нин

Есть в этом что-то странное, полагаться на чужое зрение. Хотя оно как бы уже твоё собственное, но все равно это иная перспектива, ведь твои глаза всегда закрыты. Все сложно. Зато никогда не заблудишься. Ведь если смотришь на мир с высоты птичьего полета, всегда знаешь, куда приведет тот или иной поворот.
(c) Стрикс

путеводитель сюжет нужные гостевая правила о мире роли магия расы FAQ
❖ Гильдия Стражей ожидает беспорядки на фоне приближающегося Дня Зверя.
❖ Где-то в холмах неподалёку от Валдена, по слухам, поднялся из земли древний трон. Говорят, тот, кто просидит на нём всю ночь, утром встанет либо мудрецом, либо сумасшедшим.
❖ В поселении объявился отец Забин, весьма странный тип, который коллекционирует святые символы любых форм, размеров и конфессий. Всем известно — он каждый год начинает поклоняться новому богу. Одни говорят, что он шарлатан, другие же — что он может даровать благословение от любого известного бога. (подробнее...)
Октябрь года Лютых Лун
❖ Свет и жара от двух солнц негативно влияет на все окружение; невыносимая жара, гибель урожаев на фермах. Кое-где в Валдене начали плавиться дома..
❖ 29 сентября года Лютых Лун в парковом районе практически полностью уничтожено четыре дома, девять задеты взрывами и пожарами. Погибло семнадцать человек и фэйри, пострадало около тридцати, в том числе многие ранены не последствиями взрывов и пожаров, на их телах обнаружены колотые раны в жизненно важные органы.
❖ В ходе Совета Гильдий решили временно отказаться от войны с Ягой: в такую жару просто невозможно двигаться и что-то делать.

Dark Tale

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Dark Tale » Другие миры » [13.07.1467] Огонь тебе к лицу, танцуй, ведьма, танцуй!


[13.07.1467] Огонь тебе к лицу, танцуй, ведьма, танцуй!

Сообщений 1 страница 12 из 12

1

ОГОНЬ ТЕБЕ К ЛИЦУ, ТАНЦУЙ, ВЕДЬМА, ТАНЦУЙ

13 июля 1467 года

Юг Европы, Гвасталла

Тереза и Санктус

http://forumfiles.ru/uploads/0019/c6/ec/323/t951391.jpg

ПРЕДИСЛОВИЕ

На что ещё можно согласиться, лишь бы избежать смерти?

+2

2

Было скучно. Сырая осень, одинокая пещера – принцессы прятались в тёплых замках. Дракон тосковал у едва тлеющего костра. Из природной вредности не хотел подкидывать дрова. Снаружи лил безумно сильный дождь. Тоска превращалась в муку. Санктус принял облик человека и отправился в весёлое средневековье – там приличных принцесс на порядок больше.
Жизнь кипела бурлящей водой на грязных летних улицах. Бравые инквизиторы тащили очередную якобы ведьму, чтобы предать огню праведному. Дракон покачал головой: чтобы стать ведьмой, достаточно было посмотреть в сторону чужого мужа или не успеть убежать от наглеца, решившего, что любая девушка согласиться отдать ему честь. Суровые времена. Зачем мужчина пошёл шататься по людным улицам – он и сам не знал. Шагал с толпой на площадь и рассматривал очередную приговорённую: светлые волосы, вес немного больше, чем дозволено грузоподъемностью метлы, и рога. Санктус поморгал, нет, не померещилось, рога! Он ущипнул себя, проверяя, там ли, где собирался быть. Нет, реально девушка с рогами! В Сказке он был совершенно не удивился, а тут – надо выяснить. Зачем? А чтобы не скучать в сырой пещере. И вообще, давно пора новый контракт заключить.
Девушку укрепили на костре, как заведено местными порядками. Инквизиторы что-то вещали о гневе господа праведном, а потом – развели огонь. Теперь осталось дождаться, когда будет ещё не очень поздно, но и не слишком привлечь внимание. Толпа бесновалась, а мужчина рыжей тенью слился с огнём:
- Хочешь, я помогу тебе? – на самое ухо через треск поленьев и крики безумного люда.

+1

3

Вывернутые ещё давеча кисти рук зудели и болели, каждый раз напоминая о тех кандалах, в которых рогатая была пристёгнута к пыточной камере. Сколько, сколько раз она должна была прокричать им, что она ни в чём не виновата? Она даже языка их не понимала! Не важно. Её волю сломили в начале вторых суток. Просто кивала на любое предложение, имеющее интонацию вопроса. Она была готова сделать что угодно, лишь бы оставили в покое. Что вообще могла противопоставить совсем неготовая к такому девушка против пыток, устроенных ей инквизицией?
Поначалу казалось, что её отпустят. Кандалы были сняты, разорванные джинсы с кусками майки были заменены каким-то огрызком грязного, пахнувшего крысиной мочой платья. Хотя какая к праотцам разница, во что она вообще была свобода? Вокруг неё была свобода. Она пытала. Вынуждала вновь птицей в клетке крылья ломать о прутья, вырываться из цепей, пытаться сбежать — тщетно. Крепкий мужлан, схвативший девушку под грудью(а за одно и за полушарие ухватившись), уверенно тащил её куда-то по воняющей отходами улице. За ним шла толпа, присвистываючи, крича что-то на непонятном языке вдогонку. В конце-концов вся свора — а по другому и не назвать — оказалась в центре огромной площади, в середине которой красовался постамент. Прошло каких-то десять минут, которые терзаемой девушке показались мучительными часами. За время, пока на небольшую сцену притащили кусок бревна и плотно ввинтили в саму её поверхность, народ совсем вдоволь успел назабавиться с новой безделушкой. Всего за какие-то гроши девушку резали, плевали, вырывали куски волос (на память, как сувенир, о ведьме, конечно). Она только и успевала, что рожки закрывать, уворачиваться. Пытаться избежать хоть части пыток, продолжавшихся до тех пор, пока тот самый мужлан не дёрнул резко цепи на себя, отчего, запутавшаяся в ногах Тереза, просто свалилась навзничь, разбивая колени и локти о каменные кирпичи, мозаикой выложенные на площади. Вот она, стоит на своём смертном одре. Вот он, её смертный удел.
Цепи плотно сковали растянутые кисти, вызывая очередной приступ боли. А не сломаны ли они? Не важно. Чёрт подери, ничего не важно. Кто-нибудь, спасите.
Огонь подступал быстро. Сначала стало нечем дышать, а затем и возможность отчётливо видеть пропала — глаза застилали слёзы, вызванные углекислым газом, обильно распространяющимся то тут, то там. А затем всё в секунду пропало. Боль была адской. Тереза завопила. Закричала так сильно, что, казалось, её глотка просто разорвётся от того ужаса, который передавал её голос. И тут она услышала голос.
— Хочешь, я помогу тебе? — мыслить о том, кто это был совсем не было сил и желания. Тереза была готова отдать всё, что у неё есть (и плевать, что на деле-то она пуста, как бутылка без вина), лишь бы её скорее прикончили или, наконец, отпустили.
— Да, Хронос, Да!

+2

4

Если в костёр подкинуть смолистых дровишек, то едкий дым будет резать глаза и лишать возможности смотреть. И тогда в огне можно творить всё, что угодно. Несчастная ведьма горела и охотно соглашалась на помощь. Будет ли она также легко соглашаться, если вытащить из костра? Скорее всего да, рога вряд ли станет отпиливать. Закинув ароматно-чадящих поленьев, Санктус ловко освободил ведьму, одел мешок сверху, перекинул через плечо и растворился в дымном мареве. На самом же костре вспыхнул яркий факел, не дающий разглядеть, что там горит конкретно – пусть думают, что ведьма.
Народ на площади тоже принялся двигаться в разные стороны, внося сумятицу и путаницу, крики о проклятье ведьмы подбадривали мешкающих. Дракон бы ещё для живописности картины пустил пламя прямо по площади, но сжигать города вне Сказки не особо разрешалось.
Теперь нужно было затеряться в толпе с мешком чего-то полезного в хозяйстве – вполне под силу. Главное, чтобы мешок не сильно себя выдавал и рогами ткань не прорезал – поймаю и обоих поджарят. Ящер не боялся огня, но раз уж взял – тащи в Сказку, тем более согласие дали. Быстрым шагом двигался Санктус, орудовал локтями, распихивая других, ворчал про проклятые дьявольские отродья, про овец, что клочьями линяют и прочее привычно крестьянское бухтение о бренности и тщетности бытия. Потоки зевак разделялись по улицам и проулкам, редели, едкий дым оставался позади.
Свернув от шумной толпы в переулок, мужчина лёгким ударом ноги открыл неприметную дверь, вошёл внутрь и закрыл на приличный засов, справедливо полагая, что его рогатая спутница уже порядком утомилась от шумного местного общества и способа передвижения. Каморка с крошечным окошком, вполне приличным матрасом и котелком с чем-то съедобным, хоть и холодным.
- Пока прибыли, - известил ящер и аккуратно положил ношу на матрас, снял мешок и оглядел ведьму. – Живая?

+1

5

Язычки пламени пекли, сжигали девушку живьём, вынуждали дёргаться, ещё больше выворачивать и без того вывихнутые запястья. Биться в конвульсиях от боли. Кричать.
Последние слова были для неё едва посильной ношей. Кто знает, сколько силы воли ей потребовалось на то, чтобы договорить, всего за пару мгновений до того, как она полностью отключилась. Рога неприятно кололи. Нет, они, конечно, ощущали мир, когда были антеннами, но сейчас всё чувствовалось несколько иначе. Кажется, микросхемы просто взорвались внутри, прожарив и кусочки черепа вместе с мозгом. Тереза просто потеряла себя, как раз в момент, когда «некто» уронил её себе на плечо, взвалив как мешок с морковью, а после и вовсе унёс.
Шаг, второй, третий. Кожа остывала. Шипеть она перестала ещё давно, но вот ощущение от того, как она слазит... осталось. Колющаяся ткань мешка неприятно усиливала боль голого тела, лишённого защиты в виде одежды — ту сорвали ещё в момент, когда девушка стояла под кострищем. Её немного качало. Сил не было вообще ни на что. Плечо больно упиралось прямо в живот, что вызывало чувство тошноты, комок, подкатывающий к горлу. Наверное, единственная причина, по которой Терезу не вывернуло сразу — факт того, как сильно мужчина пережимал ей желудок. Впрочем, уже через некоторое время её скинули на землю, после чего «ведьма» тот час упала. И сразу после этого желудок напомнил о себе. Вместе с водой вылилось и с сотню миллилитров крови. Кажется, горло действительно было разорвано. А, может,  не только горло. Только теперь можно было заметить покрасневшие от нехватки воздуха глаза, напичканные разорванными капиллярами и кровоподтёк, запёкшийся под пламенем, идущий из носа вниз, к подбородку. На четвереньках стоя бывшая учёная хоть как-то смогла восстановить равновесие и ощущения. Ладони и тыльная часть кистей была в содержимом желудка, всего пару мгновений назад вырвавшимся наружу. Всё болело. Страшно болело. Тереза даже не сразу услышала вопрос. Она смогла отреагировать только через время. Только после того, как звон в ушах прекратился — то крики прохожих до сих пор эхом отзывались в её голове. Непонятный, странный язык, не поддающийся внутренним датчикам её рогов. Те давно вышли из строя.
Наконец она упала на матрац, куда её заботливо «скинули». Неприятная поверхность ткани болезненно напоминала о том, что ноги не то, что не успели привыкнуть к ощущениям, а и вовсе были не готовы к любым касаниям. Какое-то время ушло на то, чтобы Тереза села чуть более ровно. Откинулась назад. Легла на спину, закрывая глаза. Выдохнула. Хотелось кричать. Кричать. Кричать. Но уже не от боли. От безысходности. От внезапного спасения. Она-то уже смирилась со смертью, смирилась, что жизнь её оборвётся прямо там.
— Живая, — словно колокол в голове. Эхом разносится по ушам, мозгу, телу. Она не мертва. И больше она не умрёт.

+2

6

Девушка выглядела более, чем отвратительно. Обширные ожоги, запёкшаяся кровь, лопнувшие сосуды. Санктус покачала головой: надо быстро делать крылья в Сказку – откинет ножки запросто. Да и обстановка совсем не располагала к прохлаждению людей с открытыми ранами. Однако рогатая была более, чем упорна в стремлении жить на зло всем врагам. Это радовало и обнадёживало. Ящер зачерпнул в ковш прохладной воды из бочки и опустился рядом с девушкой:
- Хоть попей, - он держал ковш, чтобы обгоревшая могла пить. – У нас не так много времени. Я предлагаю тебе заключить договор, - мужчина говорил негромко, спокойно и даже мягко. – Я могу перенести тебя в другой мир. Там твои раны либо сами исцелятся, либо я помогу, травы всякие есть и мази. Там никто не будет разводить костры под прекрасными дамами. Веришь мне? – заглянул прямо в глаза.
О деликатно Тварях умолчал, равно как о том, зачем такими «благотворительными» делами занимается. Но вообще девушке терять было нечего. Если только она сама не умела шататься меж миров. Драконье чутьё подсказывало, что умеет, не отсюда дамочка, рога какие-то странные. А мозг требовал точно выяснить: человек или нет. Если нет – не надо тратить время и бумагу, надо человека тащить в Сказку.

Отредактировано Санктус (2020-10-02 13:31:36)

+1

7

Чёрт подери. Этот глоток воды был самым вкусным в её жизни. А затем ещё глоток, и ещё. И ещё. Казалось, девушка вообще не сможет остановиться. Впрочем, ей всё же пришлось — вода кончилась. Встать всё ещё не было сил, однако мужчина звал к себе. Зачем — непонятно. Говорил о том, что у них мало времени, о каком-то договоре, о чём-то ещё... на этот раз Тереза, пусть и кое-как, смогла встать сама. Несколько шагов, и она уже всем лицом тонет в той злополучной бочке, хоть и не вышло с первого раза окунуться — рожки, чтобы им пусто было, не вошли! Демонического хвоста у неё, кстати, не было. Ещё несколько глотков воды, полное намачивание головы, чтобы прийти в себя. Хотелось вообще целиком в эту бочку забраться. Да так, чтобы и макушка не торчала. И вообще не вылазить. Никогда.
Первым делом после этого девушка постаралась облить водой ноги. Наконец остудить их. Несмотря на то, что кончики пламени добрались только до бёдер, нижняя часть ног была уже как минимум средней прожарки: кожа сходила живьём. Прямо лоскутами. Слоями. Некоторые кусочки же наоборот — намертво впечатались в ногу, покрывшись неприятной, мерзкой корочкой. Только сейчас она услышала этот запах. Запах средней прожарки. Только сейчас она вспомнила того персонажа из давнего, жуть какого старого сериала, двухтысячных годов. Там тоже девушку на костре жгли. Правда она добровольно решила стать «чёртовым барбекю». Тогда Тереза не полностью понимала весь ужас ситуации, но, вот, сейчас... На пару секунд настало облегчение. Ноги, наконец, жгли не так сильно. А Тереза даже ступни намочила. Наконец боль стала если не отступать, то хотя бы слегка затихать, приглушаться юрко, успокаиваться. Только сейчас рогатая заметила свою особенность, появившуюся всего несколько минут назад. Она стояла в совершенно ужасной позе, да ещё и, чёрт подери, полностью голая. Скверно. Жуть как скверно.
Первым желанием было резко сесть на корточки. Она и села. А потом едва ли с ума не сошла от боли: ляжки коснулись к икрам, чем вызвали очередной приступ боли, вынуждая девушку вообще на пол упасть. О чём он, парень, вообще думал, когда спасал её? Чтобы привести в такое положение?
— Мешок, пожалуйста, — да она даже не смотрела на того, кого просит. Пытаясь закрыться руками, некогда учёная села на задницу, намереваясь сжать ноги между собой — но даже этого сделать не смогла, что привело её в ещё большее отчаянье. Её-то последний раз голой доктор видел. Да и то. Когда нужно было сдать анализы для тестового костюма, благодаря которому она могла бы перемещаться во времени.
Рога, кстати, тоже жутко саднили и... чесались? У основания головы. Видимо — припекло слишком сильно. Невообразимо хотелось почесаться но, чёрт подери, руки же убрать нельзя. — Пожалуйста, подай этот сраный мешок.

Отредактировано Тереза (2020-10-01 06:31:46)

+1

8

Воля к жизни била ключом, заставляла несчастную двигаться и причинять себе боль. Мужчина деликатно не мешал. Он лишь примерно догадывался, насколько всё это болит. Ящеру повезло – мог сам кого угодно поджарить или подогреть без вреда для себя. А эта юная девица… только в Сказку и дорога. Доползла до бочки, остудилась немного, а потом заметила, что нагая. И приняла кошмарную попытку закрыться.
- Не самая лучшая идея, - мягко сказал дракон, снимая плащ. – Раны будут лучше себя чувствовать на воздухе. Да и я знаком с женской анатомией, ничего нового не увижу и смотреть не буду, - Санктус понимал, что надо успокоить, пока не начала метаться в беспамятстве от боли, терзать себя ещё сильнее. «Тогда я её просто сразу целиком спалю, чтобы не мучилась», - решил для себя ящер, уже не один раз жалея о содеянном. Ему казалось, что не всё так ужасно, но увы, именно так: горелая, жареная, уже мёртвая местами плоть. Пахло съедобно для дракона, но облизываться не стал из уважения. В конце концов, девушки, заботящиеся о внешнем виде даже в таком состоянии, явно вполне приличные, с воспитанием. Не то что среднестатистические принцессы с лихими запросами к мужчинам и нравом упрямой коровы.
«Рога есть, хвоста нет, отвалился или не было?» - про себя гадал Санктус, снимая с себя рубашку из нежного и тонкого материала и радуясь, что в человеческом облике любит потратить сбережения на хорошую одежду.
- Лучше накинь это, мягче, может, быть не так больно, когда коснётся кожи, - мужчина в одних штанах протянул вещь с ароматом луговых трав девушке и мысленно зарубил себе на носу либо спасать ведьм до основательного подгорания, либо заранее брать что-то для лечения ожогов, либо вообще не ввязываться в подобные авантюры.
- Не вижу смысла терзать тебя дальнейшим ожиданием, - Санктус накинул плащ на голое тело и достал из внутреннего кармана сверток бумаги. – Я могу перенести тебя в другой мир. Но для этого нужно заключить договор, - подал бумагу.

0

9

— Женской анатомией? — Тереза только через несколько секунд поймёт, чью именно рубашку протянул ей парень, а пока, кое-как встав, всё ещё пытаясь прикрыться, девушка мягко возьмёт ткань, выудив её прямо из тёплой, приятной хватки человека, а затем осторожно натянет на себя. Пальцы всё ещё не слушались, поэтому пуговицы всё никак не хотели сходиться на женском животе, извивались, непослушно подёргивались, ускользая из пальцев. В конце-концов это так доконало и без того на нервах находящуюся учёную, что она просто плюнула, и обернула себя створками одежды, прижав ту к себе плотно рукой под едва заметной грудью. — У тебя, случайно, нет пояса или... чего-то такого?
Наконец она стала оценивать и собеседника, пробегаясь по нему взглядом. Он какой-то странный что ли. Бросился в огонь, помог? На самом деле она всеми силами старалась не смотреть на собеседника, отводя взгляд. Раньше-то она и не видела ничего подобного. И, как ни странно, даже красивого. Более, чем привлекательного. — Из какого ты года? Что за технологию используешь? У тебя остался заряд, чтобы попасть обратно?
Не то, чтобы это первое, о чём должна была спросить девушка, и всё же. Вопросы рыжего, пока что, обошли её стороной. Наконец она вспомнила и про собственные рога. Схватилась резко, щупая внимательно, изучая: а вдруг трещинки? А вдруг другие повреждения? Страховка никогда не покроет то, что могло случиться с чудом генной инженерии! Отростки были на месте. Но вместо привычного тока, щекочущего пальцы, они издавали лишь холод. — Сломались...
— Другой мир? Разве есть параллельные? Мне казалось, это научно-недоказанная тема, совершенно невозможная к исполнению. Или, может, ты имел в виду другое время? Я из трёхтысячного, — и вновь девушка слегка пятится назад. Стало в момент так сложно стоять, что Тереза уселась на первую же попавшуюся под руку табуретку(или её подобие), а затем и вовсе сжалась в комок. Всё ещё страшно мутило, но на то, чтобы вырвать не было ни сил, ни желания. — Я подпишу договор. Ты сможешь вернуть меня обратно? В мой мир. В мою жизнь.

+1

10

Когда девушка попросила пояс, Санктус широко улыбнулся и отрицательно покачал головой. Хороший знак, что думает о таких мелочах. Видимо, боль немного утихла. Вообще его всегда забавляла эта женская способность думать о том, что совсем не имеет значение: пояски, пуговицы, серьги и прочее. Дракон вспомнил одну принцессу, что довелось украсть. Настоящая принцесса была, корона даже имелась, платье с подъюбником на кольцах, туфельки маленькие и сжимающие тисками нежные ножки. Нёс над хвойным лесом, тёмным и мрачным, а она не кричала, молча извивалась, желая разбиться о родную землю. В итоге потеряла одну серёжку. Потом, в пещере, очухалась, поняла, что никто есть и насиловать не собирается, разрыдалась, что потеряла фамильную драгоценность. Ящер даже порылся внимательно в сокровищнице, нашёл парные серьги, принёс, но нет, не утешило это принцессу. Сторговался на борщ, что поищет в лесу украшение. И ведь искал! И нашёл! Правда, варить принцесса не умела, даже чай заварить не сумела. Терпеливо ящер учил готовить древний волшебный коричневый напиток, а там и рыцарь подоспел. Сразились, отдал принцессу – пусть теперь ему чай готовит.
Девушка деловито принялась выяснять обстоятельства, в её вопросах Санктус ничего не понял кроме того, что самый обычный человек путешествует во времени. Технологии! Надо как-нибудь смотаться в этот трёхтысячный, навести там шороху. Хотя, принцесс, поди вообще нет в далёком будущем.
- Я из Сказки, - просто признался дракон. – Я магией переношусь в любое время, - грустно улыбнулся. – Переношусь, чтобы заключить договор. Я не был в твоём времени. Пока что. Но не смогу перенести тебя туда никогда. Только в Сказку. Таковы правила.
Мужчина уже представлял, какая тоска разливается внутри девушки, как горько и обидно. Как это кошмарно – отказаться от всего того, что было родным лет двадцать, и начинать заново. Он дал ей время подумать, принять решение, осознать. Наверно, лет в двести пора подумать о семье, детях – отческие чувства шевельнулись в чешуйчатом сердце. Он бы обнял девушку, погладил по голове, утешая, но помнил об ожогах. С другой стороны, в её времени могут тоже всё вылечить?
- Сколько тебе лет? – мягко поинтересовался Санктус. – Двадцать? Ты можешь начать абсолютно новую жизнь. Это не так уж плохо. Даже интересно. Хоть и тяжело поначалу.

0

11

— Не нужна мне новая... — не то чтобы она всхлипывала, но всё же отвернулась в сторону, ещё плотнее прижимая к себе рукой рубашку. Второй же кистью девушка схватила кусочек Хроноса медальоном надетый на её шею — там уже не было зарядов, но Тереза всё ещё не отпускала что-то важное от себя. Стараясь держать это в пределах видимости и, главное, ощущений. Наконец мысли зашли и о словах парня. Попасть в новый мир? На самом деле это действительно лучшее, что могло с ней случиться. — Там есть инквизиция? Или, может, вера? Не хотела бы опять с этим сближаться. — Что такое Сказка? Что в ней такого? Волшебное место? Но, разве, магия существует? — по правде говоря Тереза была слишком рациональной для того, чтобы поверить в сказанное, в прочем, после того, как её, будучи бифштексом, вытащили прямо из огня, можно было и не в такое поверить. — Почему ты не обгорел? — на этот раз вопросы грабом сыпались. Голос был неспокойным, не стабильным. То полностью пропадал, когда девушка теряла дыхание, то, наоборот, был слишком громкий, пусть и охрипший от недавних криков. Только сейчас она заметила странную вещь, издали напоминающую... — Это что, бумага?! Откуда она у тебя? — такое девушка видела только раз. В музее старых раскопок, в детстве. Настоящее сокровище прошлого, едва сохранившееся до её времени. Там была изображена собака. Видимо, детский рисунок. Говорили даже что когда-то с таких штук и читать можно было, говорили, что они даже вкусно пахли... — Можно потрогать?
Она довольно шустро встала, чертыхаясь про себя от боли, а затем протянула обе руки, отчего рубашка слегка распахнулась, оголяя совсем немного торс. Благо, застёгнутая внизу пуговица таки сдерживала одежду от полного раскрытия женских тайностей. В конце-концов желание ухватиться за бумагу было куда сильнее, чем желание скрыться. Учёная-то ни разу не встречала что-то подобное настолько близко. — Ты хочешь сказать, мы будем портить её какими-то рисунками? Разве нет другого способа?

+1

12

Санктус с чуть заметной улыбкой слушал град вопросов от девушки, про себя отмечая, на какие действительно нужен ответ, а какие – сама забудет или разберётся на месте.
- Инквизиции нет, религиозных фанатиков – тоже почти нет, - уклончиво начал давать ответы ящер. – Фанатики были и будут всегда, либо мы их жарим, либо они нас. Но гораздо интереснее то, что есть у нас всякие немыслимо-волшебные существа – драконы, вампиры, маги, колдуны и прочие, прочие, прочие, - воодушевлённо махнул рукой Санктус. – Я не обгорел, потому что владею немного магией огня, сам могу создавать его и просто тепло.
А далее была сцена поклонения бумаге. Тут дракон растерялся, заморгал, пытаясь понять, почему девушка из будущего так удивлена.
- На работе начальник дал, договор надо же подписать, тут условия, могу зачитать… - мужчина открыл рот, закрыл и спросил с неподдельным интересом. – У вас там вообще не было бумаги? Где же вы пишите? Некоторые пишут на камнях, дощечках, скалах, а вы? – и тут его поразила мысль. – А знаешь, - начал тихим шёпотом заговорщика. – У нас есть книги. Настоящие. Бумажные, - совсем приблизился к уху. – Я поделюсь с тобой своим главным сокровищем.
Нет, коварный дракон не обманывал. Он на самом деле крал не только злато и серебро, книги – их таскал в неограниченном количестве. И не показывал глупым принцессам. Те всё равно дальше витиеватый вензелей на платочках не уйдут. И вообще, Санктус понимал, что Сказка – это не та сказка, в которую хотелось бы попасть. Твари бегают и жрут, вечно дорога и бой за новый день или ночь. И ещё, девушка отдаст ему часть своей жизни – об этом часто говориться мельком, невзначай. Казалось бы, жизнь подошла к внезапному логическому концу, если хочешь жить – отдашь всё, что угодно. Но хочется, почти всем хочется и рыбку съесть и на кресло сесть.
- Я покажу тебе кое-что, - Санктус так и стоял рядом, раскрыл ладонь, на которой сами собой появились ярко-красные чешуинки, а ногти прекратились в полноценные когти. Но ладонь была раскрыта, неподвижна, чтобы девушка могла посмотреть, потрогать. – Это тебе, на память, - с лёгкой улыбкой дракон оторвал одну пластину покрупнее и вручил будущей сказочнике. В конце концов, предприимчивые дамы ловко таскали чешую с пятой точки мирно спящего дракона, значит, девушкам нравится такое. Верно же?

0


Вы здесь » Dark Tale » Другие миры » [13.07.1467] Огонь тебе к лицу, танцуй, ведьма, танцуй!