Джейсона устраивала работа с Закари. Не смотря на заслуги перед Гильдией, Шандар давал себе отчет, что в обычной жизни он довольно бесполезен. Примерно на уровне собаки-компаньона. Вроде, взгляд умный, понимающий, какие-то простые вещи может делать самостоятельно, даже команды выполняет. А какашки после выгула все равно кому-то другому убирать приходится.
(c) Джейсон Шандар

Девчонки, чего, когда подрастают, за сахаром охотятся? Поэтому им на свидании конфеты дарят? И шоколадки? Чтобы тебя не слопали?
(c) Почуй-Ветер

Люди невероятны сами по себе, а вместе они собирались в единое целое, способное справиться почти с любой бедой..
(c) Эмиль

— Вот знавал я одну сестру милосердия , Авдотья звали, девчонка смазливая была, лет восемнадцать только только исполнилось, младше всего нашего брата почти, но ты только проверни чего, приобними или ещё чего, так она тебе потом так уколет, что хоть на стенку лезь, а присесть, неа , и стой весь день.
(c) Алексей Вольский

— Лист капудыни? — усмехнувшись и пожав плечами, тихо проговорил Вейкко. — Лично я считаю, что раз уж этот листик не способен привести к сокровищам или юной заколдованной принцессе, то это скорее лист бесперспективной капудыни. Лист беспердыни, черт возьми.
(c) Вейкко

Она никогда не делилась своим прошлым, мужчина даже за эти полгода вряд ли смог узнать хоть что-то стоящее, помимо возможности ящерицы находить неприятности на свою аппетитную задницу.
(c) Рене

— Вот знавал я одну сестру милосердия , Авдотья звали, девчонка смазливая была, лет восемнадцать только только исполнилось, младше всего нашего брата почти, но ты только проверни чего, приобними или ещё чего, так она тебе потом так уколет, что хоть на стенку лезь, а присесть, неа , и стой весь день.
(c) Алексей Вольский

— Зануда? Гм.. Да, говорили и не раз. Мои соратники считают, что одной из моих магических способностей, является атака монотонными витиеватыми речами, пока противник не сходит с ума. Ахахахахахаха… — На сей раз, Эссен раскатисто хохочет, хлопая себя по колену ладонью.
(c) Герман Эссен

В вечернее время в Сказке всегда начинает твориться всякое необъяснимое и жуткое непотребство. То за поворотом тебя тварь какая-то поджидает, то в тенях деревьев оживает что-то странное и не очень материальное, то ещё какая странность произойдёт..
(c) Дарий

Решив, что «убийца» не достоин жизни, люди также постепенно начинали обращаться с ним хуже, чем с диким зверем. Насилие порождало ещё большее насилие, вот только преступникам очень часто отказывали даже в базовых нуждах, что уж говорить о компетентной медицинской помощи. Виктор давно решил для себя, что невзирая на их проступки, не спрашивая и не судя, он будет им её оказывать. Потому что несмотря ни на что, они всё ещё оставались разумными существами.
(c) Виктор

Она никогда не делилась своим прошлым, мужчина даже за эти полгода вряд ли смог узнать хоть что-то стоящее, помимо возможности ящерицы находить неприятности на свою аппетитную задницу.
(c) Рене

Нет, они любили лезть в жопу мира. Иначе зачем вообще жить? Вообще от мира со временем достаточно легко устать, особенно если не соваться в его жопы. Но было бы неплохо из этой жопы выбираться с деньгами, да еще и с хорошими деньгами, чтобы там например меч новый можно купить.
(c) Керах

Ему замечательно спалось в канаве, учитывая, что в тот момент он был куда ближе к свинье, нежели единорогу, а то, что храп кому-то мешал — дык зря что ли изобретали такую замечательную вещь как беруши? И вообще это был не храп, а звуки прекрасной живой природы. Скотина он, в конце концов, иль где?
(c) Молот

Ротт не был бы самим собой, если бы так просто и безэмоционально забывал о долге и деле, которое умел и мог делать. А лучше всего ему удавалось то, что многие под прикрытием милосердия и некоего высшего блага не воспринимают всерьез: калечить, рубить, сражаться, умерщвлять и иным способом губительно воздействовать на внешний мир.
(c) К. Д. Ротт

Звали этого маститого мясного голема Дарий и, если Ротту не изменяла память, массивный и практически неподъемный меч за спиной у этого человеческого выброса применялся тем весьма часто. А это значило, что пользоваться он им, как минимум, умеет. И, конечно же, Бешеному Псу хотелось проверить сей тезис на собственной шкуре, а заодно и испытать бывшего сопартийца по гильдии на предмет личностного роста, и степени прогресса боевых навыков.
(c) К. Д. Ротт

Конечно многие посчитают странным то, что двадцатилетняя девушка приглашает детей в гости. Что такого интересного можно было найти в общении с детьми? Но Агнес — это несколько иной случай.
(c) Агнес

Вместо вытекающей крови — клубничное варенье. А вместо меня — каскадер, который сейчас встанет, отряхнется и пойдет дальше по своим делам.
(c) Джун Нин

Есть в этом что-то странное, полагаться на чужое зрение. Хотя оно как бы уже твоё собственное, но все равно это иная перспектива, ведь твои глаза всегда закрыты. Все сложно. Зато никогда не заблудишься. Ведь если смотришь на мир с высоты птичьего полета, всегда знаешь, куда приведет тот или иной поворот.
(c) Стрикс

путеводитель сюжет нужные гостевая правила о мире роли магия расы FAQ
❖ Гильдия Стражей ожидает беспорядки на фоне приближающегося Дня Зверя.
❖ Где-то в холмах неподалёку от Валдена, по слухам, поднялся из земли древний трон. Говорят, тот, кто просидит на нём всю ночь, утром встанет либо мудрецом, либо сумасшедшим.
❖ В поселении объявился отец Забин, весьма странный тип, который коллекционирует святые символы любых форм, размеров и конфессий. Всем известно — он каждый год начинает поклоняться новому богу. Одни говорят, что он шарлатан, другие же — что он может даровать благословение от любого известного бога. (подробнее...)
Октябрь года Лютых Лун
❖ Свет и жара от двух солнц негативно влияет на все окружение; невыносимая жара, гибель урожаев на фермах. Кое-где в Валдене начали плавиться дома..
❖ 29 сентября года Лютых Лун в парковом районе практически полностью уничтожено четыре дома, девять задеты взрывами и пожарами. Погибло семнадцать человек и фэйри, пострадало около тридцати, в том числе многие ранены не последствиями взрывов и пожаров, на их телах обнаружены колотые раны в жизненно важные органы.
❖ В ходе Совета Гильдий решили временно отказаться от войны с Ягой: в такую жару просто невозможно двигаться и что-то делать.

Dark Tale

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Dark Tale » Личные главы » [27.09 ЛЛ] Хвостатая революция. Из архивов тайных заговоров Валдена


[27.09 ЛЛ] Хвостатая революция. Из архивов тайных заговоров Валдена

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

ХВОСТАТАЯ РЕВОЛЮЦИЯ. ИЗ АРХИВОВ ТАЙНЫХ ЗАГОВОРОВ ВАЛДЕНА

27.09 ЛЛ

Валден

Агнес, Артеций

https://sun9-76.userapi.com/c837334/v837334046/18f50/mO8q3g2325c.jpg

ПРЕДИСЛОВИЕ

Кто-то замышляет в Валдене настоящую революцию. На дорожках и стенах зданий можно найти листовки и граффити, пестрящие кривыми буквами, складывающимися в весьма анархично-бунтарские призывы. 
Viva Revolution!
Мы будем биться до победы!
Не отступать!
Долой гнет и рабскую жизнь!
Свободу!

Однако судьба поручает расследовать это дело вовсе не стражам и детективам этого города, а странной парочке из милой, но невероятно наивной зельеварщицы и наемника, обычно впутывающегося в неприятности лишь за хорошую награду.

Свобода Воли: Нет

Отредактировано Артеций (2020-08-07 13:33:03)

+3

2

- Жаркий выдался денек, не так ли? - раздался тоненький пищащий голосок  где-то над правым ухом и наемник, не теша себя надеждами на легкие будничные галлюцинации, повернул голову и воззрился на незнакомую ему писклю.
Зависнув в воздухе и неловко улыбаясь клювоподобным ртом, на наемника таращилось уникальное, но не менее от этого безобразное, волшебное существо, напоминающее порождение странного нечестивого союза между комаром и уткой. Маленькие крылышки, с низким жужжанием трепещущие за спиной и держащие создание в воздухе, создавали легкий  сквозняк, и это было единственным приятным пунктом нахождения в обществе подобного создания. Нет, в данном мире жили и рождались создания и более гротескных наружностей с менее миролюбивыми нравами и более кровожадными намерениями. Но не удивляться фантазии и изощренности Сказки, создательницы этого мира, с таким сумасшедшим подходом создававшей своих детей, не удавалось даже спустя столько лет.
- И вправду. - вежливо улыбнувшись и наклонив голову, ответил созданию Артеций и тут же поспешил отвернуться в противоположную сторону, давая понять, что у деловой беседы не должно быть продолжения. К тому же дымок, исходящий от только что зажженной самокрутки, заманчиво вился перед глазами, хотя и должен был насыщать собой легкие.
   Наемник тут же глубоко затянулся, чувствуя, как бледные призраки прогораемых трав и табака заполняют глотку, как вода сосуд. Но прежде, чем выпустить дым на волю, мужчина задержал дыхание. А ведь действительно. Какой жаркий день. И все дни, что были до него, начиная с сентября. Казалось, что божество, которое должно было следить за восходами и закатами трех огненных светил, решило не вовремя впасть в депрессию и перестать следить за ними. Может быть, следует в таком случае организовать поиск монстра, что будет являться зеркальной копией того самого мифологического Ужасного Волка, Фенрира. Пусть волк хотя бы здесь исполнит пророческое предназначение своего мифологического собрата и пожрет одно из солнечных светил. А уж оставшееся, взяв в пример печальную участь своего собрата, возьмется за ум и станет милосерднее по отношению к живым созданиям. Однако Артеций испытывал неприязнь к такой погоде вовсе не по сразу приходящим на ум причинам. Вовсе не из-за духоты, мешающей приятно дышать полной грудью. Не из-за пота, крупными каплями скатывающимся по спине и выступающим на лбу. И даже не из-за того, что хорошей, долгой прогулкой могло разморить. В такую погоду было сложно ходить с своих простых доспехах. Да, он был вынужден за существенную сумму отдать свое боевое обмундирование умелому ремесленнику-чародею, чтобы тот наложил охлаждающие изнутри чары и заказ вот-вот должен был быть готов. Но это не отменяло того факта, что несколько дней ему приходилось бродить по городу и смирятся с чувствами, порожденными отсутствием привычной защиты. Простая тканевая рубаха позволяла  телу дышать и не накапливала в себе тепло, однако... никак не могла защитить от меча, кинжала или стрелы. Оттого несколько дней Артеций чувствовал себя, как живая мишень, даже если просто прогуливался по улицам города, охраняемыми стражами, или же проводил часы в кафе и тавернах без малейшей дурной репутации.  Пересидеть дома он тоже не мог - через несколько дней он в числе небольшого отряда наемников, нанятых для  устранения диких троллей, повадившихся в близлежащие леса. В троллями Артеций лично не имел дело и знал о них лишь с чужих рассказов и книг, но предвкушал серьезную и опасную схватку. Однако анахорет понимал, что один лишь боевой пыл не укроет его от взора смерти на поле боя, поэтому все эти несколько дней посветил подготовке. И вот сейчас, стоя прямо перед входом в лавку "Лакричник", у хозяйки которой наемник накануне заказал партию зелий, он докуривал самокрутку и готовился зайти внутрь. К этой лавочнице Агнес. К этой молодой и наивной, с глазами, как у олененка, девчушке  с цветом волос, как у распустившегося пиона. К этой вечно веселой, любознательной... и такой подозрительной личности.
- А вы тоже в лавку? - вновь раздался над ухом голосок.
Чуть помолчав и думая, не отвяжется ли создание, если его игнорировать, наемник все-таки вновь взглянул на существо. Затем, последней затяжкой прикончив сигарету и бросив окурок под ноги, холодно улыбнулся.
- Угадали. И что же меня выдало? - наемник как бы невзначай переложил руку на эфес покоящегося в ножнах на ремне меча. Он не стремился так открыто угрожать созданию. Однако все же хотел, чтобы оно обратило внимание на то, что он вооружен.
- Ну, вы стоите тут... Кстати, а почему вы стоите тут? Лавочка закрыта? - бросив нервный взгляд сначала на оружие наемника, а затем на него самого, создание сглотнуло и издало странный, крякающий звук.
- Лавка открыта, любезный. Но госпожа Агнес сегодня никого не принимает. Поэтому она попросила меня постоять снаружи и проследить, чтобы никто ее не беспокоил сегодня. Так что, любезный, приходите завтра. - с этими словами Артеций принялся перебирать пальцами по эфесу. Уж очень ему не хотелось находиться с этой тварью в одном закрытом помещении. Тем более, если "это" будет все время стоять позади и смотреть ему в спину.
А затем, дождавшись, когда создание, что-то бормоча себе под нос, отправится восвояси, Артеций наконец-то зашел внутрь "Лакричника". В ноздри тут же ударил запах различных ингредиентов, зелий и чего-то сладковатого.

   За прилавком со скучающим видом стоял неприглядный и совершенно не запоминающийся мужчина, который попытался было изобразить радость и энтузиазм при виде потенциального покупателя, однако видимо что-то его душу тяготило, отчего, вяло поприветствовав Артеция, он вернулся к своему простому занятию - разглядыванию дальней стены. Посетителей в лавке не было, что не могло ни радовать - и очереди не будет, и засады не предвидится. Поэтому, не теряя времени на праздное разглядывание ассортимента, наемник тут же подошел к прилавку.
- Здравствуй. Юная мисс Янсен здесь? Если да, то позови ее. И скажи, что пришел Артеций за своим заказом. Да пришел не с пустыми руками, а парочкой новых новостей и рассказами о своих приключениях. 

Отредактировано Артеций (2020-08-09 11:41:59)

+4

3

Сегодняшний день тянулся очень долго, подобно нуге или карамели. Агнес, имевшая толику предпринимательской жилки, быстро распродала к обеду дневной запас лимонада, фруктового льда и мороженого. Полки зачарованного холодильного шкафа опустели, оставив после себя несколько капель пролитого лимонада, да парочку листиков слегка пожухлой мяты. Шкаф наконец окупил себя. В своё время Агнес сглупила и купила весьма дорогое оборудование, которое до недавнего времени не использовалось. А зелья, которые хранились при низких температурах, давно уже стояли на полках в специальных флаконах.

Агнес ответила на письма клиентов и отложила их в ящик стола — с глаз долой. В маленькой подсобке было тесно, но весьма уютно. Высокие полки с документацией, низкий буфет и напротив него сервант. В центре расположился маленький квадратный столик, окружённый узкими стульчиками. За высокой абсолютно неуместной антикварной ширмой, расписанной бамбуковыми побегами, скрывался еле втиснутый письменный стол с креслом. Откинувшись этом в кресле, она кинула взгляд на аккуратно расставленные маленькие флакончики. Агнес поставила их в небольшой ящичек и привязала бирку "Заказ №23 к 27.09 —> Г-ну Артецию".

Затем девушка вышла из подсобки поглядеть на своего нового работника. Мужчина только недавно прибыл в Сказку и ей, как члену ордена Белых дорог, было поручено присмотреть за ним. Бедняга за какой-то месяц в реальности успел развестись с женой, сильно поссориться с дочерью и вылететь с работы, а затем и вовсе переехать в чужой непонятный мир.

Солнце вышло из зенита и медленно ползло к горизонту. На улице было так жарко, что лишний раз никто не выходил из помещений. Разве что жители Валдена собирались на набережной реки и у фонтанов, прятались под сенью деревьев редких бульваров и скверов — но обычно это происходило под вечер. Сейчас же городские жители поддались веянью моды этой осени и предпочли после обеда вздремнуть.

Господин Смит, — она встала прямо перед прилавком, — думаю, я сегодня могу вас отпустить раньше. Да и завтра у вас незапланированный выходной. Меня вызывают в гильдию.

Агнес ждала сегодня г-на Артеция, встречи с которым неизменно растягивались на несколько часов. Поэтому она решила пораньше закрыть лавку, дабы никто не прервал задушевную беседу. Несмотря на странные слухи, витающие вокруг персоны Артеция, девушка считала его хорошим человеком, насколько, конечно, максимально таковым может быть наёмник.

Мужчина устало потёр глаза. Вкупе с его осунувшемся лицом, недельной небритостью и седеющими висками — не самый здоровый вид. Но дело он своё знал и отлично консультировал покупателей, будучи весьма отдалённо знакомым с действием зелий.

Благодарю вас, мисс Агнес, — он положил здоровенную книгу, которая на открытой страннице была заполнена убористым угловатым почерком, — я немного подправил документацию, так сказать, привёл в надлежащий вид.

Правда? — она улыбнулась, — Благодарю вас сердечно! С вашим появлением расходы стали ниже, а прибыль только больше. Я теперь без вас не смогу обойтись.

Да это мелочи, вот раньше я был главным бухгалтером крупной корпорации, — мужчина тоскливо вздохнул, — а теперь я никто. Работаю продавцом в мелкой лавке, за пределами которой ходят единороги, рыцари и летают драконы. Чёртово фэнтези.

Мужчина хлопнул себя ладонью по лбу и принялся наводить порядок на стойке.

Вы уж извините, я всё никак отойти не могу. Вы меня так выручали, а я… — он снял фартук и повесил его на крючок.

Ну что вы, — она махнула рукой, — я всё понимаю.

В лавке стояла приятная прохлада из-за наложенных чар, и девушка могла себе позволить накинуть на плечи шёлковый винного оттенка палантин. Правда по цвету он совершенно не подходил сегодняшнему туалету — батистовому светло-сиреневому платью с вышивкой в виде молодой листвы на манжетах и воротнике.

Уже на выходе из подсобки, куда она отправилась за палантином, Агнес услышала смутно знакомый голос. И практически сразу признала его обладателя — господина Артеция. Сей славный господин всё же был её относительно новым знакомым, но она уже успела оценить его невероятный дар рассказчика. Для такого человека лучшего чая жалко не было. Как раз недавно девушка приобрела жутко дорогой чай у торговца-фэйри.

Господин Смит, я полагаю, вы можете оставить уборку помещения на меня и идти домой, — сказала Агнес.

Мужчина кивнул, с понимающим видом перевернул табличку "открыто" и ушёл, не попрощавшись.

Приветствую вас, господин Артеций! — искренне обрадовалась девушка, — Ваш заказ готов. Признаюсь честно, вы заставили меня повозиться, но — небольшая пауза для пущего эффекта, — результат стоил усилий и затраты ингредиентов.

В три ряда стояли флакончики с привязанными бирками. Некоторые оказались достаточно крупными, но большинство были рассчитаны один-два глотка.

Я вас так давно не видела, может быть, вы не откажетесь от чашечки чая и поведаете мне о своих странствиях?

+4

4

Когда Агнес с гордостью за проделанную работу выставила  на прилавок ящик с несколькими звонко звякнувшими флакончиками, мужчина на миг задержался взглядом на ее лице, силясь найти что-нибудь необычное, непривычное, что-то, что подтвердило бы на миг дернувшиеся нервы. Дело было даже не в том, что она напоминала обычную девушку как внешне, так и характером, в то время, как буквально за дверями лавки жили такие твари, которые своим внешним видом напоминали злобную нечисть из языческого фольклора диких народов.  А в том, что за определенную сумму любой мог купить себе у нечистых на руку дельцов зелье или чары, позволявшие принимать чужой облик.  К тому же его всегда смущала дружелюбная открытость и чрезмерно подозрительный беспомощный вид Агнес. Девушка ведь, как-никак была хозяйкой весьма прибыльной и посещаемой лавки. Однако ни на входе, ни внутри не было тяжеловесных вышибал.  На стене, на расстоянии вытянутой руки для быстрого перехвата не висел арбалет или ружье. А на поясах продавца и самой зельеварщицы не сверкал хищно кинжал. Наемник  не отвергал вариант, что на все это добро, заманчиво покоящееся на полочках, не наложено защитное заклинание.  Но парочку мыслей все же держал на вооружении. Никогда нельзя быть слишком осторожным. 
- Здравствуйте, мисс Агнес. - широко улыбнувшись, он для вида повертел в руках несколько флаконов. Не забыть потом проверить их на яд или на побочные эффекты. - Спасибо вам, дорогая, знал, что могу на вас рассчитывать. Сколько с меня? Вроде бы мы договаривались ровно на сто восемьдесят лайнов и историю. Так вот...
Мужчина отстегнул от пояса пухлый кошелек и протянул его прямо в руки девушке.
- Пересчитайте на всякий случай. А то я все же старый человек, с едва-едва работающими мозгами. Мог и просчитаться. - усмехнувшись, Артеций слегка постучал костяшкой указательного пальца по лбу.
— Я вас так давно не видела, может быть, вы не откажетесь от чашечки чая и поведаете мне о своих странствиях?
Глаза Агнес так и блестели, но вовсе не от алчности, порожденной тяжестью каждой монеты в кошельке -  это наемник видел. Ей хотелось услышать от него историю, полную приключений, магии, опасностей и описаний никогда не виданных ею мест. И ведь она и сама была бы не прочь хоть раз поучаствовать в лихой захватывающей авантюре и самой стать главной героиней собственной истории. Да не могла.  Понимала, что за стенами Валдена рыскают опасности во много раз суровее, нежели на страницах книг. И порой его душу посещал искрений порыв  взять девчушку под свое крыло, да обучить ее фехтованию и базовым навыкам выживания в трудных ситуациях. Пусть отправится в путь, куда хочет и перестанет прозябать каждый день то в четырех стенах лавки, то в лаборатории. Пусть прочувствует жизнь, какой она является на самом деле. Однако слишком уж мужчина боялся того, что эти же уроки однажды могут обратить против него самого. Поэтому просто подкармливал чужое воображение и фантазии своими историями, иногда преувеличивая некоторые моменты для большей остроты повествования, а иногда, наоборот, сглаживая особо острые и нелицеприятные фрагменты.
- Ох, сразу к делу? Даже не спросите у старого вояки, как его здоровье? И даже не удивитесь, почему со мной нет Прусса? - с наигранной обидой мужчина схватился за сердце и покачал головой.  Впрочем, тотчас вновь улыбнувшись, кивнул. - Ладно, не обращайте на меня внимание. Сварливый я стал из-за такой изматывающей погодки. Кстати, хорошо у вас здесь, прохладно. Так бы и попросился пожить какое-то время, да боюсь всех посетителей распугаю. Прусса, кстати, сегодня не ждите. Спит где-то под креслом дома, в тени от солнечных лучей спасается. Так что сегодня ваш пес остался без партнера по бешеным гонкам наперегонки по всей улице. Но зато никто не будет нас отвлекать. Поэтому давайте, вновь удивите меня своим вкусным чаем, а я уж как следует повеселю вас историей.

   Прошло несколько часов, а рассказ наемника и не думал подходить к концу. Увлекшись, он искусно вплетал в повествование и новых персонажей, и старые мифы со сказками из родного мира, умело создавая для девушки  не картину, но целое полотно с историей, которая пусть никогда и не происходила на самом деле, но завораживала с такой же силой, словно ее рассказывал сам кот Баюн. Изредка он останавливался для того, чтобы придать какому-либо моменту более напряженных окрас или для того, чтобы Агнес могла вновь наполнить их чашки свежим и вкусно пахнущим чаем. И пусть в глубине разума нервно извивался червячок, пищащий "она могла отравить отвар", Артеция успокаивало, что девушка пила даже больше него. И как в такую декоративную особу столько помещается? Тоже магия?
- И вот,  приняв предложение  о ночлеге от лестного отшельника, что проживал в большой, богатой и густо украшенной снаружи целым пологом из вьющихся цветов, что переливались на солнце подобно мыльным пузырям радужными оттенками, мы познакомились с ее названой женой. То была молодая, вот чуть постарше тебя, дева с кожей цвета золотого песка, которым посыпали свои волосы нимфы из той тайной рощи, о которой я тебе тогда рассказывал. Волосы ее были заплетены в две тонкие косы. Тоньше, чем две ваши руки. - тут Артеций деликатно взял девушку за руки и прижал друг к другу запястьями. - Вот настолько тонкие. Но длинные, как те канаты, которые в христианских храмах в колоколам привязаны. Поэтому мы постоянно вынуждены были смотреть себе под ноги, чтобы на них не наступить и не оскорбить хозяйку этого дома. Волосы, кстати, были словно прозрачные. Нет, не как стекло, а как кварц с эдаким легким мутноватым, словно заточенным внутри туманом. Она с нами почти не говорила, только улыбалась, подавала яства на стол, да кивала во время наших бесед с ее мужем. Однако потом, когда мы, сидя за хозяйским столом, уже насытились и напились до приятной легкости в голове, она взяла в руки посеребренную лиру и... Так дивно запела, что мы тотчас обо всем забыли. О том, кто мы, что здесь делаем, куда шли, с какой целью. Кое-кто, у кого была семья, совсем забыл о них. О женах, дочерях, сыновьях, оставленных дома ради этого похода. И вот, когда мы все сидели, а из глаз наших начали литься неостановимые слезы, тут-то... Тут-то сквозь пелену мы и увидели настоящий их облик. То, как на самом деле выглядели хозяин-отшельник со своей женой.
Тут Артеций замолк и осушил до дна чашку с уже остывшим чаем. Горло слегка побаливало от стольких часов повествования без перерывов. Но один лишь взгляд на Агнес и то, как она его слушала, окупал это с лихвой. Пусть он не мог ей доверять до конца и постоянно ждал подвоха, однако даже если девушка так искусно притворялась завороженной слушательницей, все равно ее вид радовал его душу. С таким видом когда-то мелкая ребятня собиралась вокруг него, чтобы послушать про очередную войну или одержанную победу в битвах.
- Что-то мы засиделись, мисс. - мужчина взглянул в окно. Оба солнечных светила наконец-то отправились на покой и любезно позволили миру насладиться прохладой. - Уже поздно, а вам наверняка пора уже  закрывать лавку и возвращаться домой. Поэтому давайте я вновь дам вам свое слово, что обязательно продолжу рассказ в нашу следующую встречу и провожу вас до дома.
После этих слов Артеций поднялся со стула, любезно предоставленного хозяйкой, помог ей убраться напоследок, а затем, поудобнее взяв в руки ящичек с зельями, подождал ее снаружи.

+2

5

Узреть господина Артеция в таком виде было очень необычно! Без лёгкой брони он выглядел немного ниже и менее грозным. Агнес всегда казалось, что её знакомый не просто был всегда готов к битве, а перманентно пребывал в состоянии войны, ожидая в любой момент неожиданное нападение. Подобные выверты сознания, исходя из своего опыта общения с подобными личностями, девушка относила скорее к профессиональной деформации, чем к личным проблемам с психикой. Вон, у врачей развивается такое человеконенавистничество, что на этом фоне прочие люди кажутся белоснежками. Хотя, признаться честно, ей было неприятно ощущать этот пристальный взгляд, следящий за каждый самым незначительным её движением или словом.

Пересчитывать гонорар она не стала — если этот господин однажды начнёт ошибаться, то мигом сгинет с его-то профессией. Такие люди ошибок никогда не допускают. Агнес положила достаточно тяжёлый кошель к дневной выручке и повернулась к мужчине.

Не прибедняйтесь, господин Артеций, — с лёгким, слегка смущённым, смешком сказала она, — я немного разбираюсь в медицине и могу смело утверждать, что у вас пока нет никаких старческих изменений.

Она немного горделиво приосанилась, всячески давая понять, что её слова вполне серьёзны. Только вот её серьёзное лицо выглядело скорее умилительно — слегка надутые губы и сведённые к переносице брови.

А у Прусса вполне могут быть свои дела. Всё же он не обязан вас везде сопровождать, — сказала Агнес с лёгкой шаловливой хитринкой в глазах, пожимая плечами.

Она знала, о чём говорит. Её пёс регулярно куда-то пропадал, питался на стороне и возвращался со стойким запахом крови на шерсти. Агнес, понятное дело, старалась лишний раз об этом не думать, но в отместку мыла Умбру самым благоухающим шампунем с запахом ванили и лаванды. Господин Артеций всё же немного смягчился и поведал, куда делся кот и почему такой сварливый.

Всё равно Умбра куда-то убежал ещё утром, — с предвкушающей улыбкой ответила Агнес, а затем указала ладонью на дверь подсобки, — В таком случае, предлагаю пройти вам в нашу импровизированную комнату отдыха, совмещающего в себе и кабинет.

Девушка сняла со спинки стула свою шляпку и бросила её на пустую вешалку, смахнула со стола на пол парочку не особо удачных рисунков и невесть откуда взявшиеся крошки, судя по виду, принадлежащие круассану.

Располагайтесь, господин Артеций. Я сейчас мигом вернусь с чайником.

Агнес взяла из серванта высокий фарфоровый чайник, расписанный безвкусными розами, бросила туда три чайные ложки с горкой свёрнутых листочков глубокого зелёного оттенка с мелкими золотисто-жёлтыми цветками. Может быть, у любого нормального человека при виде такой посуды и страдало чувство прекрасного, зато толстые стенки хранили тепло и мыть его было легко. В лаборатории, которая располагалась в подвале магазина, Агнес быстро вскипятила на газовой плитке чайник, а затем, слегка остудив воду специальным заклинанием, плеснула горячей воды в заварник.

Вернувшись в подсобку, Агнес поставила чайник на небольшой серебряный поднос. Рядом примостила две чашки на блюдцах, вазочку для мёда и сахарницу с серебряными щипчиками.

Ни разу не пробовала этот чай, но его мне многие советовали. Я впервые раз завариваю, поэтому могли пострадать вкусовые свойства, — несколько неловко сказала Агнес, а затем поставила на стол небольшую коробочку, в которых обычно люди брали с собой обед, — А это курабье я вчера испекла. Оно получилось немного суховатым.

Господин Артеций так сильно увлёк её историей, что время стремительно пролетело, подобно деньгам простофили в азартной игре. Голос его отдавал приятной хрипотцой, тембр был ровным, а в нужных местах отлично передавал настроение. Агнес мелкими глотками пила чай, отмечая небольшую горечь из-за неправильной температуры воды при заваривании. Но чай был вкусным, с легким травяным обволакивающим вкусом, а османтус придал послевкусие, отдалённо напоминающее персик или абрикос. Рассказ Артеция вызвал в ней много чувств. Она удивленно поднимала брови, тихо и звонко смеялась, от волнения охала и прижимала ладони к груди.

И каков же был их истинный облик? — девушка поставила на блюдце пустую чашку и с ожиданием взглянула в глаза собеседнику.

Мужчина прервался и взглянул в окно, затем посетовал на то, что было поздно и предложил проводить Агнес до дома. Как заботливо и галантно с его стороны!

Как жаль, — покачала она головой, — мне бы хотелось услышать конец истории.

Они прибрали за собой. Господин Артеций деликатно вышел на улицу, а Агнес осталось совсем немного похлопотать. Она бросила палантин на спинку стула, взяла перчатки и сумку, чуть было не забыла шляпку. Затем погасила электрический свет, отчего в полумраке начала слабо светиться причудливая рунная вязь на потолке, стенах и полу.

Агнес вышла из здания и заперла входную дверь, на которой тут же проявились руны. Остальные лавочники также закрывали свои торговые точки, некоторые прощались друг с другом, а в кафе напротив убирали с веранды столы и столики. Знакомый пекарь выметал из пекарни на улицу пыль и дружелюбно помахал ей рукой на прощание, несколько боязливо косясь на ожидающего господина Артеция.

Какая тут, стоит сказать, духота! — воскликнула девушка, — Боюсь представить, что творилось на улице в полдень.

Агнес бросила взгляд на одежду мужчины, едва удерживая себя от желания спросить о причинах столь непривычного облачения. Но всё же посчитала некорректным спрашивать об этом его. Что-то должно было серьёзное произойти, чтобы такой человек вышел на улицу без брони.

Вопреки желаемому, вечерний ветерок нёс не прохладу, а отголоски дневного зноя. Девушка весело стучала каблучками по мостовой, пока не появилась аккуратно уложенная плитка Фонтанного бульвара. Фонтаны ожидаемо журчали, а под сенью полувековых лип прогуливались высыпавшие на улицу жители Валдена. Район был богатым, поэтому ни попрошаек, ни бездомных видно в тенях улицы не было. Только джентельмены в костюмах и их дамы с массивными украшениями. Агнес приветственно помахала рукой некоторым знакомым, а затем свернула в сторону переулка.

+1

6

Некоторое время парочка шла молча, не обмениваясь друг с другом и коротким словом. Но это молчание не было неловким, тяготящим, при котором хочется поскорее оказаться в другом месте или чтобы что-то непременно случилось и разбавило тишину. Не было тяготящего ожидания, когда другой возьмет все в свои руки и первым заговорит, заполняя общее молчание своей речью. Артеций ступал по мостовой, вымощенной камнями, бесшумно, в то время, как в его голове громко гудели неприятные, но отвлекающие мысли, приводящие к выводу, что если его сегодня ранят или убьют из-за того, что он не позаботился об охлаждающих чарах заранее, то это будет самая нелепая и пустая смерть, какую только может себе представить любой опытный наемник. Агнес же, как человек, обладающая романтической натурой и чувством прекрасного, наслаждалась видом окрестностей. А посмотреть здесь явно было на что. Начиная с мостовой, выложенной зачарованными камнями, которые слегка загорались мягким лунным светом каждый раз, когда кто-то ступал по ним, и заканчивая Фонтанным бульваром. Бульвар преобразился с наступлением вечера и был сказочно красив. Кроны лип, словно зачарованные венцы, украшали сверкающие гирлянды. На ветвях можно было заметить созданных с помощью магии иллюзорных созданий. Кто-то из иллюзий изображал будничную деятельность - шустрые феи играли друг с другом в догонялки, белки носились туда-сюда с желудями, а упитанные коты лениво свешивали лапы с хвостами с ветвей и потягивались. Однако, если проявить внимание и терпение, можно было отыскать видения, что изображали друг с другом целые сюжеты и сценарии. Эдакий маленький фантомный театр прямо на дереве. Вон, например, несколько маленьких, похожих на пряничных человечков, фигурок, изображают миниатюрный оркестр, пытаясь сыграть увертюру, но им постоянно мешает большой мармеладный медведь, который пытается играть на трубе, но постоянно фальшивит.  Видно, этому медведю медведь на ухо наступил. Но главными достопримечательностями этого места, конечно же, были фонтаны. Искусно сделанные из мрамора, украшенные резьбой и статуями, в некоторых местах позолоченные и посеребренные.  Каждый год сама Воля Сказки меняет их внешний вид, а иногда даже наделяет жизнью некоторые статуи. Однако кое-кто из жителей Валдена уверенно заявляет, что Воля тут ни при чем и этим занимается тайная гильдия скульпторов и инженеров. Кто они, для чего это делают и какова их цель никто из сторонников этой теории объяснить толком не может, однако они чуть ли не пяткой бьют себя в грудь, заявляя, что не все в этом мире изменяется под влиянием Воли. Видимо, в Сказке все еще встречаются упрямцы, считающие, что во власти простых смертных тягаться с самой Волей в великой силе созидания и изменения.
-  А вот этот неплох. - на миг отвлекшись от своих мыслей, Артеций с интересом окинул восхищенным взглядом фонтан, мимо которого они сейчас проходили.
По круглому бортику фонтана вышагивали, проводя торжественный военный парад, мышата из гипса. Все они были облачены в маленькие тканевые мундиры, на головах у них прямо между круглых ушей громоздились высокие гусарские шляпы, а в лапах они держали сделанные из настоящего металла сабли. Часть мышат маршировала пешими в составе колонны, а те из них, кто замыкал парад, были верхом на каменных цыплятах с  позолотой на клювах и лапах.
- Что думаете? - слишком тихо спросил Артеций у Агнес как раз в тот момент, когда она помахала кому-то рукой, а затем свернула с дороги. Девушка ничего не ответила, так как явно не услышала вопроса. И наемник лишь пожал плечами и последовал за ней, решив не переспрашивать.

   Оказавшись в переулке, где было значительно меньше людей и меньше освещения, Артеций невольно крепко сжал пальцами рукоять меча. Нет, настороженность еще не заставляла мышцы напрячься, словно у хищника, готовящегося к броску. Однако он понимал, что если волею судьбы на него кто-то решит напасть именно сегодня, то этот переулок вполне подойдет для чьей-либо засады. Надеясь, что Агнес не заметит ни малейшего проявления его беспокойства, он решил заполнить молчание между ними отвлекающим разговором. Поэтому, тихо прокашлявшись, он заговорил абсолютно спокойным, с нотками озорства, голосом:
- Мисс Агнес, да вы более бравая девушка, нежели я думал. И как вам, молодой и красивой, не страшно поздно вечером одной возвращаться домой? Я понимаю еще, когда рядом ваш пес. При виде него местное хулиганье вас не то, что задирать побоится, так еще и поспешит свернуть со своей дороги и убраться подальше. Но вот без него... Может, наймете меня в качестве вашего телохранителя на каждый вечер? К тому же тогда я смогу вам рассказывать о своих приключениях еще и по дороге к вашему дому. - тут наемник, посмотрев на Агнес и хитро улыбнулся. - Или же я о вас чего-то не знаю и вы вполне сами можете постоять за себя?

   Пока девушка отвечала, Артеций заметил впереди кое-что необычное. Под распахнутыми настежь окнами одного из домов сидела группка из пяти черных котов и призывно мяукало, явно требуя чьего-то внимания. Коты явно были домашними, так как их шерсть была здоровой и густой, уши не подраны в уличных потасовках, а шею каждого украшали банты или ошейники. У одного из котов во рту была какая-то бумажка, похожая на листовку.
- Ромео ждут своих Джульетт. - тихо посмеявшись, сказал наемник. - Видимо, по вечерам по улочкам любят гулять не только люди и местные монстры. Кстати, что думаете о последних новостях Валдена? Что, мол, везде появляются агитационные буклеты, карикатуры, рисунки на стенах домов и никто ни разу не смог поймать этих таинственных бунтарей, которые якобы затевают бунт. При этом совершенно не ясно, против чего эти недовольные выступают и что является их целью. Ох, в свое время мне довелось увидеть, к чему приводили обоснованные недовольства народов. И последствия случались такие, что оказывались на страницах летописей и учебниках истории. Но мотивы тех происшествий были понятны -несправедливость власти, деспотизм, тугая петля плохих и невыносимых условий для жизни. Но здесь же... Кому и против чего бунтовать? Неужели и здесь есть кто-то обиженный чем-то? В этом мире со столькими возможностями?
Внезапно какой-то шум и громкое, злобное мяукание сверху заставило Артеция поднять голову и, быстро ухватив зельеварщицу за плечи, отвести в сторону. Спустя секунду на землю, прямо на то место, где они были только что, попадали горшки с цветами. Наверху, на высоте четвертого этажа, из широко распахнутого окна выглядывала крупная кошачья морда со сплющенными персидским носом и длинными барскими усами. Кот, недовольно посмотрев на них сверху вниз, дернул ушами и уж было боднул последний оставшийся в живых горшок с цветком, но вдруг, фыркнув, отвернулся. Тем временем к пятерым черным котам присоединилось две комнатные собачки, которые выбежали откуда-то из-за угла.
- Такое каждый вечер происходит? - задал вопрос мужчина, убрав руки от девушки.

+1

7

Агнес весело стучала каблучками по брусчатке, сложив за спиной руки. Она с любопытством заглядывала в окна, где мерно горело электрическое освещение. Довольно широкий и длинный переулок обрамляли плотно стоящие друг к другу дома, построенные в разных стилях — от богатого и затейливого барокко и симметричного возвышенного классицизма до торжественного строгого ампира и изящного нежного ар нуво. Артеций и Агнес прошли дом одного из представителей финансового отдела гильдии торговцев, на стене которого была выложена из полудрагоценных камней мозаика, светящаяся в полутьме из-за обилия наложенных чар.

Целый Валден молодых и красивых особ, — со смешком ответила девушка, — Не мне вам говорить, что может скрываться за красивым молодым личиком.

Девушка с загадочным прищуром обвела указательным пальцем левой руки вокруг лица, а затем сказала: Честно говоря, я частенько этим валденским стереотипом злоупотребляю. Соседский лавочник до сих пор считает, что я шестисотлетний подражатель!

Агнес не сдержала смешка, радуясь собственной проказе. Не то чтобы ей нравилось дурить людям голову, но это был наилучший выход из конфликтной ситуации. Была у лавочников такая неприятная черта: других предпринимателей, не состоящих в гильдии торговцев, они всячески притесняли. Девушка проводила взглядом кота, сидящего на высоком козырьке над парадным входом какого-то богатого доходного дома. Потом он внезапно спрыгнул и уверенно потрусил, неся что-то в зубах, смутно похожее на бумагу.

В этом районе очень спокойно, — беззаботно ответила Ангес, не придав особого значения странному поведению животного, — пару раз на меня нападали какие-то неместные.

Девушка неловко потеребила рукава и немного стыдливо уставилась на Артеция. Силясь вспомнить событие двух-трёхлетней давности, она слегка приподняла брови и отвела взгляд вверх направо.

Я тогда несла из учебной лаборатории гильдии учёных образцы своих экспериментальных зелий. В подростковом возрасте я очень сильно переживала из-за цвета своих волос, отчего всячески старалась придумать краску, которой было бы возможно их перекрасить, — она почесала кончик веснушчатого носа, — грабители сбили меня с ног и их окатило сразу несколькими образцами. Мне потом пришлось их за свои деньги везти в больницу! К слову, у одного из них малиновая шерсть не сошла, а у другого вместо волос на голове выросли колючки.

Агнес недовольно притопнула ногой, забавно нахмурившись. Было видно, что она до сих пор расстроена тем давним происшествием. Фигуры немногочисленных прохожих в переулке отбрасывали длинные тени, слегка дребезжащие из-за слабого и неровного освещения. Фонарей было немного, и они слабо освещали небольшой участок дороги тёплым светом, вокруг которого бессмысленно летали мотыльки.

А во второй раз на меня напали не грабители, а прислужники какого-то тёмного волшебника-алхимика из-за записей моего покойного наставника, — Агнес перепрыгнула через ажурный канализационный люк, одной рукой придерживая сумку, а другой увлечённо жестикулируя, — Меня тогда спас мой знакомый. Вроде вы должны знать своего коллегу господина Дария. У него ещё вместо меча какая-то расплющенная рельса.

Девушка остановилась и пропустила стайку подозрительно выглядящих енотов, один из которых был почему-то в шапке-ушанке. Агнес нервно посмеялось остроумной реплике Артеция, а затем почувствовала запах гари своим отточенным зельеварским чутьём и встрепенулась, будто её окатило холодной водой. Вокруг было слишком тихо, ни души. Не было раскормленных голубей, не бегали туда-сюда соседские кошки, не было слышно собачьего лая. Даже немногочисленные прохожие остались далеко позади. В полутьме стремительно подступающей ночи деревья за высокими коваными заборами казались страшными монстрами, которые на самом деле могли скрываться в тенистых закутках города.

О, у меня за прошедшие три дня набралось несколько штук! Я думала, что это новый очередной орден и думала вступить, — девушка потупила взгляд и слегка заделать от смущения, — у меня различные ордены и клубы — своего рода хобби. Вы ничего не подумайте!

Агнес пошарила в кармашке сумки, а затем вытащила на свет небрежно сложенные листки, разрисованные, преимущественно, стильными красными крупными буквами и карикатурами. На первой было написано: «Вся власть животным! Долой самодурство двуногих!», а на второй: «Победа животных неизбежна! Да здравствует революция!». Третья и четвёртая были идентичны и, кажется, судя по качеству, напечатаны в весьма приличной типографии: «Животные всей Сказки, соединяйтесь!». Пятая была меньше и без рисунка, зато весьма содержательна: «Под знаменем революции — вперед за свободу, за нашу победу! Наши цели ясны, задачи определены, за работу, товарищи!», а следом шёл непонятный шифр.

Пока она рассматривала агитационные буклеты, Артеций её спас от нескольких горшков, за плечи оттащив в сторону. Разлетелись обломки глиняных горшков в разные стороны и между комками распластавшейся земли проглядывали сочные зелёные листья, также ухоженные цветки фиалок и анютиных глазок. Агнес сделала несколько глубоких вдохов и выдохов, кое-как оправившись от шока. У неё, конечно, была отменная реакция, натренированная взрывающимися котлами, но её это не спасло бы от такого «подарочка» сверху. Котлы, знаете ли, стоят в одной с тобой плоскости!

Н-нет, — ответила девушка, а затем огляделась. — Уважаемые представители фауны, э-э... животные, что вам надо от нас в такой замечательный вечер?

Ей закономерно не ответили, а между тем к ним подтягивалось всё больше животных. Вон, даже парочка относительно знакомых псов перекрыли путь к отступлению. Один из них, почтенных лет бульдог с левым подслеповатым глазом, издал низкое рычание. Товарищ его призывно залаял во всю мощь своих лёгких. Агнес, вне всяких сомнений, девушка мирная и предпочитает все конфликты решать посредством диалога, но нынешняя ситуация явно не располагала к задушевной беседе. Против воли рука потянулась к поясу с дежурным набором зелий, а затем метнула небольшую склянку с переливающейся ядовито-розовой жидкостью. Коты успели отбежать в сторону, а собаки увязли в стремительно темнеющей вязкой массе. Девушка задавила в себе порыв бросить туда что-нибудь воспламеняющееся, опасаясь пожара. Да и ей претило вредить животным.

Господин Артеций, сзади! — беспокойно воскликнула она, чувствуя приближающуюся беду.

0

8

Моментально среагировав на предупреждающие слова Агнес, наемник шустро развернулся и выхватил меч из ножен. О, будь это стандартная ситуация со стандартными противниками, бандитами, агрессивными гоблинами или желающими на ночь перекусить вампирами, то сталь клинка тут же жадно впилось бы во вражеские шеи и напилось крови. Но, как только он своими глазами увидел, кто подкрадывался к ним сзади с нечистыми намерениями, то понял, что эта битва проиграна с самого начала. Десятки котов и кошек, пушистых и гладкошерстных, с ошейниками и без, разом таращились своими очаровательными, круглыми глазами, прямо на мужчину. И мяукали. Не угрожающе, не шипя. А именно таким тоном, с которым его Прусс просился поспать у хозяина на коленях или открыть банку свежих кошачьих консервов. Животные без капли страха, подступали ближе и те, что были в первых рядах, уже нагло и безбоязненно терлись боками о ноги Артеция и Агнес. Глаз наемника нервно дернулся. О, злой рок! Почему именно сегодня и в такой момент открылась миру его слабость? Да еще и присутствии знакомого человека! Крепко сжав в руке клинок и прекрасно понимая, что у него не поднимется рука причинить вред кому-нибудь из кошачьих. Однако же, когда подоспевшее подкрепление из парочки псов поспешило предпринять попытку атаковать их и наброситься, мужчина, успешно увернувшись, без зазрения совести ударил одного пса по худому рыжему боку, оставив длинную рану, а другого с силой треснул навершием клинка по голове. Первый, молоденький рыжий кобелек,  тот час с громким визгом отбежал в сторону и принялся зализывать кровоточащую рану. Второй, покрупнее и черный как смоль,  рухнув на землю, распластался и не издавал ни звука, однако тяжело вздымающиеся бока говорили о том, что он еще жив.
- Да что тут творится? - только и успел сказать наемник, прежде чем стая котов, полностью его окружив, разом, словно по команде, накинулась на мужчину.
Кошачья стая облепили его так плотно, что увидеть самого наемника Агнес могла, лишь когда у Артеция получалось с силой отодрать от себя кого-то из них и отшвырнуть подальше.
- Чертовы твари! - заорал мужчина и тут же принялся неистово чихать, так как кошачья шерсть удушающее лезла  прямо в нос.  - Мисс Агнес, бегите! Я разберусь здесь сам!
   Кошачьи когти, до бритвенной остроты наточенные за счет углов диванов, новых обоев, ножек столов и ни раз опробованные на хозяйских руках и коленях, были без какой либо жалости пущены в ход! Лицо и оголенную шею плотно покрыли длинные царапины, рубаха была разорвана, словно одежда популярного певца фанатками, а штаны обзавелись несколькими молодежными, по последней летней моде, разрывами. И весь этот пушистый клубок орал, извивался и только чудом не успел выцарапать Артецию глаза. Последний удар завершил очень толстый и очень пушистый кот, который, неловко и неуклюже из-за собственного веса, попытался разогнаться и прыгнуть прямо на наемника, однако, не рассчитав, врезался головой наемнику прямо под колено, отчего тот невольно потерял равновесие и рухнул назад.  И в этот самый миг, когда Артеций почувствовал, как зад касается жесткой поверхности дорожки, коты, улучив момент, чем-то сдавили его шею. Но в тот самый миг, когда мужчина почувствовал, как что-то кожаное и жесткое туго опоясывает его шею, животные внезапно... остановились. И оставили его в покое, отбежав в сторону. Мужчина моментально вскочил на ноги и потянулся рукой с шее. Как он и думал, на него надели ошейник. По-крайней мере, такой он сделал вывод, исходя из тактильных ощущений. Скрипучая, гладкая кожа, застежка, как у ремня. Что еще за шутки? Но, когда наемник, тихо ругаясь себе под нос, попытался расстегнуть его, сверху раздался тоненький, но громкий пищащий голосок.
- Нье трогай или помрешь! Совсем помрешь!
Артеций вскинул голову вверх и увидел, как из окна соседнего здания высовывается крохотная, едва заметная мордочка. Окно располагалось на третьем этаже и поэтому различить ее удалось лишь благодаря отменному зрению мужчины. Стоп, это что... Хомяк?
- Убраль рьюки от ошейника! - запищал грызун  и, на миг скрывшись из виду, вновь высунулся, держа во рту тонюсенькую и идеально прямую палку. Палка озарилась тусклым лиловым цветом и от нее в воздух поднялась красная искра. Искра быстро подлетела к Артецию и, прилетев ему прямо в лоб, растворилась в воздухе. И тут наемник понял, что его руки моментально отпустили ошейник и вытянулись по швам.
- Впы пойдмтьште сс нми! - пропищал хомяк, а затем, видимо, сообразив, что с палкой во рту разговаривать неудобно, брезгливо выпустил ее изо рта и, полизав собственные маленькие лапки, чтобы отбить привкус, вновь, уже более отчетливо, сказал.- Вы пойдетье с нами! Не сопротивляться! Или очень больно! Могу делать большому двуногому больно магьией! Могу делать боооольно маленькому двуногому, приказав большому двуногому магией! Понятно? Это была первая вещь! Вторая вещь!
Артеций почувствовал, как все похолодело внутри. Говорящее животное с ошейником управления? Откуда этот зловонный помпон достал все это? И почему животные их атаковали? Но тут в голове эхом пронеслось слово, которым называл их грызун.
- Это вы, что ли, те самые, кто везде расшвыривает агитационные листовки?
На это хомяк не ответил, а, вновь схватив в рот зачарованную палочку, неуклюже стукнул одним ее концом об оконную раму. Палочка вспыхнула, на это  раз бардовым цветом и выпустила еще одну искру, которая поспешила врезаться в лоб наемника. И едва она растворилась в воздухе, как мужчину скрутила такая боль, словно чьи-то невидимые пальцы пытались вырвать каждую мышцу и кость из его тела. Артеций рухнул на колени, не в силах совладать с настолько сильной болью. Она ослепляла, ошарашивала, отчего он не мог ни дышать, ни кричать. Тем временем хомяк вновь выпустил изо рта палочку.
- Тиха! Не перебивать! Хрустик забыть, что хотеть скашать, глупый двуногий! Поэтому наказань! - пискляво (и довольно деспотично, насколько деспотичным мог бы звучать голос хомяка) взвизгнул грызун. - Будешь мучаться, пока я не вспошмнить!
Тем временем стая котов, потеряв к поверженному наемнику всякий интерес, двинулась к Агнес.

0


Вы здесь » Dark Tale » Личные главы » [27.09 ЛЛ] Хвостатая революция. Из архивов тайных заговоров Валдена


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2020 «QuadroSystems» LLC