Джейсона устраивала работа с Закари. Не смотря на заслуги перед Гильдией, Шандар давал себе отчет, что в обычной жизни он довольно бесполезен. Примерно на уровне собаки-компаньона. Вроде, взгляд умный, понимающий, какие-то простые вещи может делать самостоятельно, даже команды выполняет. А какашки после выгула все равно кому-то другому убирать приходится.
(c) Джейсон Шандар

Девчонки, чего, когда подрастают, за сахаром охотятся? Поэтому им на свидании конфеты дарят? И шоколадки? Чтобы тебя не слопали?
(c) Почуй-Ветер

Люди невероятны сами по себе, а вместе они собирались в единое целое, способное справиться почти с любой бедой..
(c) Эмиль

— Вот знавал я одну сестру милосердия , Авдотья звали, девчонка смазливая была, лет восемнадцать только только исполнилось, младше всего нашего брата почти, но ты только проверни чего, приобними или ещё чего, так она тебе потом так уколет, что хоть на стенку лезь, а присесть, неа , и стой весь день.
(c) Алексей Вольский

— Лист капудыни? — усмехнувшись и пожав плечами, тихо проговорил Вейкко. — Лично я считаю, что раз уж этот листик не способен привести к сокровищам или юной заколдованной принцессе, то это скорее лист бесперспективной капудыни. Лист беспердыни, черт возьми.
(c) Вейкко

Она никогда не делилась своим прошлым, мужчина даже за эти полгода вряд ли смог узнать хоть что-то стоящее, помимо возможности ящерицы находить неприятности на свою аппетитную задницу.
(c) Рене

— Вот знавал я одну сестру милосердия , Авдотья звали, девчонка смазливая была, лет восемнадцать только только исполнилось, младше всего нашего брата почти, но ты только проверни чего, приобними или ещё чего, так она тебе потом так уколет, что хоть на стенку лезь, а присесть, неа , и стой весь день.
(c) Алексей Вольский

— Зануда? Гм.. Да, говорили и не раз. Мои соратники считают, что одной из моих магических способностей, является атака монотонными витиеватыми речами, пока противник не сходит с ума. Ахахахахахаха… — На сей раз, Эссен раскатисто хохочет, хлопая себя по колену ладонью.
(c) Герман Эссен

В вечернее время в Сказке всегда начинает твориться всякое необъяснимое и жуткое непотребство. То за поворотом тебя тварь какая-то поджидает, то в тенях деревьев оживает что-то странное и не очень материальное, то ещё какая странность произойдёт..
(c) Дарий

Решив, что «убийца» не достоин жизни, люди также постепенно начинали обращаться с ним хуже, чем с диким зверем. Насилие порождало ещё большее насилие, вот только преступникам очень часто отказывали даже в базовых нуждах, что уж говорить о компетентной медицинской помощи. Виктор давно решил для себя, что невзирая на их проступки, не спрашивая и не судя, он будет им её оказывать. Потому что несмотря ни на что, они всё ещё оставались разумными существами.
(c) Виктор

Она никогда не делилась своим прошлым, мужчина даже за эти полгода вряд ли смог узнать хоть что-то стоящее, помимо возможности ящерицы находить неприятности на свою аппетитную задницу.
(c) Рене

Нет, они любили лезть в жопу мира. Иначе зачем вообще жить? Вообще от мира со временем достаточно легко устать, особенно если не соваться в его жопы. Но было бы неплохо из этой жопы выбираться с деньгами, да еще и с хорошими деньгами, чтобы там например меч новый можно купить.
(c) Керах

Ему замечательно спалось в канаве, учитывая, что в тот момент он был куда ближе к свинье, нежели единорогу, а то, что храп кому-то мешал — дык зря что ли изобретали такую замечательную вещь как беруши? И вообще это был не храп, а звуки прекрасной живой природы. Скотина он, в конце концов, иль где?
(c) Молот

Ротт не был бы самим собой, если бы так просто и безэмоционально забывал о долге и деле, которое умел и мог делать. А лучше всего ему удавалось то, что многие под прикрытием милосердия и некоего высшего блага не воспринимают всерьез: калечить, рубить, сражаться, умерщвлять и иным способом губительно воздействовать на внешний мир.
(c) К. Д. Ротт

Звали этого маститого мясного голема Дарий и, если Ротту не изменяла память, массивный и практически неподъемный меч за спиной у этого человеческого выброса применялся тем весьма часто. А это значило, что пользоваться он им, как минимум, умеет. И, конечно же, Бешеному Псу хотелось проверить сей тезис на собственной шкуре, а заодно и испытать бывшего сопартийца по гильдии на предмет личностного роста, и степени прогресса боевых навыков.
(c) К. Д. Ротт

Конечно многие посчитают странным то, что двадцатилетняя девушка приглашает детей в гости. Что такого интересного можно было найти в общении с детьми? Но Агнес — это несколько иной случай.
(c) Агнес

Вместо вытекающей крови — клубничное варенье. А вместо меня — каскадер, который сейчас встанет, отряхнется и пойдет дальше по своим делам.
(c) Джун Нин

Есть в этом что-то странное, полагаться на чужое зрение. Хотя оно как бы уже твоё собственное, но все равно это иная перспектива, ведь твои глаза всегда закрыты. Все сложно. Зато никогда не заблудишься. Ведь если смотришь на мир с высоты птичьего полета, всегда знаешь, куда приведет тот или иной поворот.
(c) Стрикс

путеводитель сюжет нужные гостевая правила о мире роли магия расы FAQ
❖ Гильдия Стражей ожидает беспорядки на фоне приближающегося Дня Зверя.
❖ Где-то в холмах неподалёку от Валдена, по слухам, поднялся из земли древний трон. Говорят, тот, кто просидит на нём всю ночь, утром встанет либо мудрецом, либо сумасшедшим.
❖ В поселении объявился отец Забин, весьма странный тип, который коллекционирует святые символы любых форм, размеров и конфессий. Всем известно — он каждый год начинает поклоняться новому богу. Одни говорят, что он шарлатан, другие же — что он может даровать благословение от любого известного бога. (подробнее...)
Октябрь года Лютых Лун
❖ Свет и жара от двух солнц негативно влияет на все окружение; невыносимая жара, гибель урожаев на фермах. Кое-где в Валдене начали плавиться дома..
❖ 29 сентября года Лютых Лун в парковом районе практически полностью уничтожено четыре дома, девять задеты взрывами и пожарами. Погибло семнадцать человек и фэйри, пострадало около тридцати, в том числе многие ранены не последствиями взрывов и пожаров, на их телах обнаружены колотые раны в жизненно важные органы.
❖ В ходе Совета Гильдий решили временно отказаться от войны с Ягой: в такую жару просто невозможно двигаться и что-то делать.

Dark Tale

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Dark Tale » Личные главы » [04.06 ЛЛ] Чужой среди своих


[04.06 ЛЛ] Чужой среди своих

Сообщений 1 страница 2 из 2

1

ЧУЖОЙ СРЕДИ СВОИХ

04.06 ЛЛ

Окрестности Валдена

Окари, Хванг Су Юн

https://d.radikal.ru/d06/2007/da/31d9ebd9e8a8.gif

ПРЕДИСЛОВИЕ

Что-то или кто-то вырезал целый отряд, возвращавшийся в город. Видели зверя - монстра, что, как поговаривают, и напал на людей.
Покуда ловец идет по следу, призрак пытается найти первой монстра.
Она его знает, как и то, что он не мог никого убить. Нахтигаль - единственное, что хоть сколько-то дорого ее сердцу.
С ним ничего не должно случиться.

Свобода Воли: нет

0

2

Его боялись, не ведая, что он, Нахтигаль, боится еще больше и себя, и собственного дара. И он, не желая навредить, только и делает, что отступает, спеша удалиться с чужих глаз, покуда слабость от голода не сподвигнет напротив – искать чьего-то общество, способного насытить… В этот раз нашли его самого – Нахтигаль, спасаясь от удушающего жара, предпочел остановиться в бесцельных скитаниях у лесного озера, проводя большую часть времени в воде. Как не хватало этой воды сейчас охладить ноющие раны…
Вой за спиной поутих: с погоней за ним наконец-то отстали, успокоившись с того, что чужак покинул границы. Нахтигаль, притаившись, слушал лес, слепо водя мордой; саднящие раны жгло, перья были мокрые от крови и пота, а лёгкие зверя до сих пор горели. Тело так радовалось передышке, какой короткой бы она ни была.
Было тихо – настолько, насколько это вообще возможно там, где всё пропитано жизнью: значит, отдохнув, он мог быть спокоен и неспешен в дальнейших поисках нового укрытия. Зверь выжидал. Продолжал слушать.
Здесь, в лесной глуши под навесом из ветвей и листьев, солнечный зной сглаживался тенью. Можно было бы лежать, прижавшись боком к шершавому стволу, сколь душе угодно, но именно-то душа, встревоженная и мятежная, призывала поскорее подняться на лапы и двинуться куда-то дальше. Что-то витало в воздухе. Что-то заставляло многих вокруг злиться и бояться, а он же, Нахтигаль, своим появлением лишь усугублял, подстегивая чужие душевные муки. Сейчас он, закрывшись стеной от всего мира, всё равно терзался виной и скорбью.
Эта жизнь должна стать искуплением, но разве он страдает больше тех, кто его окружает?.. Нахтигаль с сомнением качает головой, поднимаясь. И медленно движется куда-то наугад; каждый шаг его осторожен и мягок, будто под лапой зыбучие пески и болота, а не простая земля. Зверь колеблется перед тем, чтобы открыться разумом миру, и когда он теперь чувствует слишком много, становится вновь трудно дышать.
Слишком велик мир вокруг… Он слышит боль насекомых, разрывающих друг друга острыми жвалами. Он слышит страх кого-то маленького, затаившегося в ожидании хищника… Он слышит предвкушении и азарт охотника, идущего по следу жертвы. Он слышит так много для себя, что голова раскалывается. Его, в темноте, будто ощупывают со всех сторон многочисленные лапки, и каждый что-то стремится донести, что-то показать… Нахтигаль, пошатываясь от ран и хаоса, продолжает идти. Каждый шаг будто ножом по сердцу. Спугнул, раздавил, покалечил…
Он – монстр. Он – чудовище. Ему нет места среди живых. Среди тех, кто чувствует.
Нахтигаль продолжает идти, впитывая чужую случайную боль. Нахтигаль продолжает идти, случайно приумножая чужие муки.
Он не хочет, честное слово. Он не виноват, что скорби больше, чем счастья.
Вой за спиной вновь резанул по ушам. Так близко, что ему показалось, как слышится чье-то дыхание из пасти. Как собственная кожа мурашками покрывается от пристального тяжелого взгляда. Его нашли… снова?
Нахтигаль прыгнул, толкнувшись лапами. Прыгнул вновь, чувствуя, как ветви и сучья впиваются вновь, раздирая до крови.
Слишком. Много. Всего.
Бег по лесу дается ему тяжело. Он едва слышит или думает, что слышит деревья и кустарники. Их голос на фоне прочих звучит неразборчивым бормотанием… И все-таки этого достаточно, чтобы успешно избегать с ними столкновения.
Но мертвое, лишенное чувств и оттого голоса, бревно, попавшее аккурат под лапы, заставило полететь его кувырком. Кто-то, сведенный с ума его даром и проклятием, жаждал крови и впился в бедро, заставив зверя взвыть.
Услышанный «голос» торжества и ярости подстегнул Нахтигаля. Он вскочил, будто не чувствуя боли и липкого тепла, стремительно разрастающегося вокруг раны.
Не было времени вслушиваться в окружающие его голоса. Не было времени думать. Сейчас, ощущая чужое желание убить как свое собственное, он неожиданно ясно понимал, что хочет жить. Хочет жить дальше, продолжая жаться в стороне ото всех подальше.
В какой-то момент лесной дёрн, пружинящий под лапами, сменился, кажется, песком. Зверь устал, боль подтачивала рассудок, и все-таки из раза в раз тело находило сил для очередного прыжка.
И голоса продолжали кружить вокруг него,  забирались в самую голову, вгрызаясь острыми зубками и принося еще больше страданий.
Он до последнего не слышал криков и истошного ржания, пока чуть не влетел в… кого?..
Тяжело дыша, Нахтигаль вкапывается в землю, водя головой – пытается услышать, учуять, что угодно…
И в этот момент едва не захлебывается, будто кто-то чиркнул по горлу ножом, когда появился новый голос. Что-то проснулось? Что-то злое?.. Нет! Он не успевает предупредить. Не успевает отойти. Не успевает ничего.
Слишком много всего, он устал! Он не хотел!
И снова крики. Теперь другие. Кричат не при виде него.
Крики полны ужаса. Боли. Смерти. Зверь хочет убежать отсюда. Исчезнуть. Провалиться сквозь землю.
Как бы цинично ни звучало, но крик «голоса» в его мыслях умирающего зверя и умирающего человека, либо иного существа, способного мыслить… Они оба полны страданий. И все-таки ужас последнего ранит в самое сердце, приводя в ужас и самого зверя.
Он почти привык, пусть ненавидит себя за это, к умирающим и страдающим сущностям без разума.
Но сейчас, когда что-то или кто-то напало на этих людей, он не мог дышать. Не мог думать. Не мог двинуться, будто парализованный…
И лишь хуже оттого становилось. Лишь страшнее и больнее становилось тем, кто был смертельно ранен или пытался спастись за свою жизнь. Лишь яростнее и кровожаднее становился тот, кто упивался пролитой кровью. Лошади метались и пытались вырваться. Звенела сталь.
Кровь… Нет-нет-нет. Этот запах металла и соли раскаленными спицами вонзается ему в разум, вызывая приступ тошноты.
Нет-нет-нет! Не надо крови! Он не хотел!..
С отчаянным криком он бросился стремглав бежать.
И бежал, пока не упал без сил. Где-то далеко отсюда.
[sign]Это страхи, это жизнь вниз головой
Это бесы всё кружатся надо мной.
Моё сердце бьётся чаще и сильней,
Всё пытаясь достучаться до людей.
[/sign][icon]https://a.radikal.ru/a15/2007/24/9b1acf6f8e88.jpg[/icon][nick]Нахтигаль[/nick][status]...[/status]

+1


Вы здесь » Dark Tale » Личные главы » [04.06 ЛЛ] Чужой среди своих


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2020 «QuadroSystems» LLC