Джейсона устраивала работа с Закари. Не смотря на заслуги перед Гильдией, Шандар давал себе отчет, что в обычной жизни он довольно бесполезен. Примерно на уровне собаки-компаньона. Вроде, взгляд умный, понимающий, какие-то простые вещи может делать самостоятельно, даже команды выполняет. А какашки после выгула все равно кому-то другому убирать приходится.
(c) Джейсон Шандар

Девчонки, чего, когда подрастают, за сахаром охотятся? Поэтому им на свидании конфеты дарят? И шоколадки? Чтобы тебя не слопали?
(c) Почуй-Ветер

Люди невероятны сами по себе, а вместе они собирались в единое целое, способное справиться почти с любой бедой..
(c) Эмиль

— Вот знавал я одну сестру милосердия , Авдотья звали, девчонка смазливая была, лет восемнадцать только только исполнилось, младше всего нашего брата почти, но ты только проверни чего, приобними или ещё чего, так она тебе потом так уколет, что хоть на стенку лезь, а присесть, неа , и стой весь день.
(c) Алексей Вольский

— Лист капудыни? — усмехнувшись и пожав плечами, тихо проговорил Вейкко. — Лично я считаю, что раз уж этот листик не способен привести к сокровищам или юной заколдованной принцессе, то это скорее лист бесперспективной капудыни. Лист беспердыни, черт возьми.
(c) Вейкко

Она никогда не делилась своим прошлым, мужчина даже за эти полгода вряд ли смог узнать хоть что-то стоящее, помимо возможности ящерицы находить неприятности на свою аппетитную задницу.
(c) Рене

— Вот знавал я одну сестру милосердия , Авдотья звали, девчонка смазливая была, лет восемнадцать только только исполнилось, младше всего нашего брата почти, но ты только проверни чего, приобними или ещё чего, так она тебе потом так уколет, что хоть на стенку лезь, а присесть, неа , и стой весь день.
(c) Алексей Вольский

— Зануда? Гм.. Да, говорили и не раз. Мои соратники считают, что одной из моих магических способностей, является атака монотонными витиеватыми речами, пока противник не сходит с ума. Ахахахахахаха… — На сей раз, Эссен раскатисто хохочет, хлопая себя по колену ладонью.
(c) Герман Эссен

В вечернее время в Сказке всегда начинает твориться всякое необъяснимое и жуткое непотребство. То за поворотом тебя тварь какая-то поджидает, то в тенях деревьев оживает что-то странное и не очень материальное, то ещё какая странность произойдёт..
(c) Дарий

Решив, что «убийца» не достоин жизни, люди также постепенно начинали обращаться с ним хуже, чем с диким зверем. Насилие порождало ещё большее насилие, вот только преступникам очень часто отказывали даже в базовых нуждах, что уж говорить о компетентной медицинской помощи. Виктор давно решил для себя, что невзирая на их проступки, не спрашивая и не судя, он будет им её оказывать. Потому что несмотря ни на что, они всё ещё оставались разумными существами.
(c) Виктор

Она никогда не делилась своим прошлым, мужчина даже за эти полгода вряд ли смог узнать хоть что-то стоящее, помимо возможности ящерицы находить неприятности на свою аппетитную задницу.
(c) Рене

Нет, они любили лезть в жопу мира. Иначе зачем вообще жить? Вообще от мира со временем достаточно легко устать, особенно если не соваться в его жопы. Но было бы неплохо из этой жопы выбираться с деньгами, да еще и с хорошими деньгами, чтобы там например меч новый можно купить.
(c) Керах

Ему замечательно спалось в канаве, учитывая, что в тот момент он был куда ближе к свинье, нежели единорогу, а то, что храп кому-то мешал — дык зря что ли изобретали такую замечательную вещь как беруши? И вообще это был не храп, а звуки прекрасной живой природы. Скотина он, в конце концов, иль где?
(c) Молот

Ротт не был бы самим собой, если бы так просто и безэмоционально забывал о долге и деле, которое умел и мог делать. А лучше всего ему удавалось то, что многие под прикрытием милосердия и некоего высшего блага не воспринимают всерьез: калечить, рубить, сражаться, умерщвлять и иным способом губительно воздействовать на внешний мир.
(c) К. Д. Ротт

Звали этого маститого мясного голема Дарий и, если Ротту не изменяла память, массивный и практически неподъемный меч за спиной у этого человеческого выброса применялся тем весьма часто. А это значило, что пользоваться он им, как минимум, умеет. И, конечно же, Бешеному Псу хотелось проверить сей тезис на собственной шкуре, а заодно и испытать бывшего сопартийца по гильдии на предмет личностного роста, и степени прогресса боевых навыков.
(c) К. Д. Ротт

Конечно многие посчитают странным то, что двадцатилетняя девушка приглашает детей в гости. Что такого интересного можно было найти в общении с детьми? Но Агнес — это несколько иной случай.
(c) Агнес

Вместо вытекающей крови — клубничное варенье. А вместо меня — каскадер, который сейчас встанет, отряхнется и пойдет дальше по своим делам.
(c) Джун Нин

Есть в этом что-то странное, полагаться на чужое зрение. Хотя оно как бы уже твоё собственное, но все равно это иная перспектива, ведь твои глаза всегда закрыты. Все сложно. Зато никогда не заблудишься. Ведь если смотришь на мир с высоты птичьего полета, всегда знаешь, куда приведет тот или иной поворот.
(c) Стрикс

путеводитель сюжет нужные гостевая правила о мире роли магия расы FAQ
❖ Гильдия Стражей ожидает беспорядки на фоне приближающегося Дня Зверя.
❖ Где-то в холмах неподалёку от Валдена, по слухам, поднялся из земли древний трон. Говорят, тот, кто просидит на нём всю ночь, утром встанет либо мудрецом, либо сумасшедшим.
❖ В поселении объявился отец Забин, весьма странный тип, который коллекционирует святые символы любых форм, размеров и конфессий. Всем известно — он каждый год начинает поклоняться новому богу. Одни говорят, что он шарлатан, другие же — что он может даровать благословение от любого известного бога. (подробнее...)
Октябрь года Лютых Лун
❖ Свет и жара от двух солнц негативно влияет на все окружение; невыносимая жара, гибель урожаев на фермах. Кое-где в Валдене начали плавиться дома..
❖ 29 сентября года Лютых Лун в парковом районе практически полностью уничтожено четыре дома, девять задеты взрывами и пожарами. Погибло семнадцать человек и фэйри, пострадало около тридцати, в том числе многие ранены не последствиями взрывов и пожаров, на их телах обнаружены колотые раны в жизненно важные органы.
❖ В ходе Совета Гильдий решили временно отказаться от войны с Ягой: в такую жару просто невозможно двигаться и что-то делать.

Dark Tale

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Dark Tale » Личные главы » [23.11 СВ] DARK WAY


[23.11 СВ] DARK WAY

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

DARK WAY

23 ноября года Синего Вереска, поздний вечер

Валден

Закари, Азраель

https://i.pinimg.com/originals/fc/44/21/fc4421270d41c1c4e4bdf526946836c6.gif

ПРЕДИСЛОВИЕ

Ты не можешь понять, какой из вариантов верный, пока не сделаешь выбор.

Свобода Воли: нет

Отредактировано Закари (2020-05-26 13:52:30)

+1

2

Для атмосферности

Серые беспросветные громады облаков заслоняли своей фигурой небо, скорбно поливая своими слезами сказочную низину: формируясь в лужи, маленькие речки, впитываясь в землю, обтекая камни и поблескивая на свету фонарей и комнатных огней из окон домов. Звучание капель шуршало по округе где только можно. Они бились о крыши, разбивались о камни и пропитывали одежду, хлюпающих бегущим шагом по дороге, жителей. Мрачная лапа перекрыла городу дыхание жизни, оставив его в полной тишине, лишь среди журчания воды, цоканья копыт и стука колёс карет. В переулках эти звуки ощущались очень слабо. Словно отрезанные от окружающего их мира, они жили своей собственной одинокой жизнью, которую мало кто хотел узнать. Служащие приютом для забытых, нуждающихся, потерянных; где те и остаются; где тех переулок и похоронит. Одних. Никому не нужных.
Где-то за поворотом, в одном из таких маячила дверь со всем известной вывеской в виде чёрного кота – Лавка таинственного артефактора. Многих её потухшие во тьме стены принимали клиентов: от молодых до старых, бедных и богатых, добрых и злых. И за столь долгое время, в ней многое успело измениться: появились новые товары, изменилась обстановка, количество разных предметов интерьера... Но, одному суждено оставаться на своём месте вечно – хозяину. Он тихо сидел за своим прилавком под освещением одной свечки и глядел в пустоту, словно в бездну. А та в ответ откликалась движением. Дым из раскуренной мужчиной сигареты в ней исчезал, иногда прежде, чем это сделать мелькал своими остатками. Мёртвая тишина царила во всех углах помещения. Крысы, пауки, хоть какая-то живность боялась сюда заходить; возможно, опасаясь за свою жизнь.
Сигарета потухла, оставив после себя последнее серое дыхание, растворившиеся через несколько секунд в окружении. За этим последовал вздох, разнёсшийся по мягкой тишине – скука. Азраэль всё никак не мог придумать себе занятия. У него уже давно не было интересных заказов, а путешествовать по улицам ему не хотелось. Вновь наблюдать за жизнью и её эмоциями.
По окну пробарабанили капли дождя, пытаясь хоть чем-то наполнить эту обитель одиночества. Чёрный Кот лишь бросил беглый взгляд в сторону второго этажа и вернулся обратно к своим размышлениям, забываясь в мыслях. Тени беззвучно начали перемещаться и сформировались в силуэт девушки. Она улыбалась и тихо сказала:
– Азраэль... – на что мужчина удивлённо обернулся и увидел, как фигура начала медленно растворяться. Надолго пропав в себе, он не заметил, как случайно сформировал Тэю. Такой, какой он последний раз её запомнил – живой и счастливой. Где-то в глубине души что-то зашевелилось и подало зов. Маленький остаток старого себя, желающий выбраться из темноты. Но он растаял и на его место вновь пришла пучина мрака. Снова в памяти моргнули воспоминания: горящий дом, мёртвая жена, Маковое Поле и крест из обугленных досок. Он уже и не помнил, когда последний раз там был. Может быть стоило сходить и что ни будь сказать? Как это делают люди, когда они скорбят. Положить цветок, вспомнить первое свидание; погладить землю на могиле и почувствовать её как нежную щёку, но холодную и мёртвую; поцеловать шершавый крест и понять, что тебе не дадут ответа. Не примут цветок, не примут касаний, не примут поцелуя, не примут тебя, ведь ты был не с ней, когда она умирала. А обещал быть рядом, вечно... Интересно, а каково людям в такие моменты? Грустно? Плачут ли они, когда кого-то теряют? Продолжают ли они любить тех, кого любили при жизни? Скорбеть, смотреть на старые обугленные стихи и вспоминать руку, которая их писала? Вспоминать голубые, цвета лазури небес, глаза; тонкие чувственные губы; улыбку в которой проглядывались зубы; небольшой нос с горбинкой; россыпь еле видных бледных веснушек; запах сладких цветов и кислых чернил; рыжие, словно яркий клён, длинные волосы, и их шелковистость, и то как они путались в пальцах...
Дождь ещё раз пробил по стеклу, пытаясь достучаться до хозяина Лавки. Но он пропал. Практически на пару секунд, его заменил другой фейри. Более живой, мечтательный, уже давно забытый, которому хватило времени лишь выпустить одинокую слезу, в глубине которой читалось: «Я всё помню». Она упала на стол и впиталась в дерево, исчезнув в нём вместе с Элигосом. Чуть проморгавшись, Азраэль вытер со щеки остатки слезы и засмотрелся в них. В золотые глаза, смотревшие на него оттуда.
– Хм – только и всего донеслось от него. Найдя платок, он вытер на суха все остатки мимолётной слабости и спрятав тот, вновь зажёг сигарету и задумался.
На улице всё продолжал идти ливень, а маленький грязно-белый кот, мокрый от воды, сидеть в разбитом ящике, прячась от непогоды.

Отредактировано Азраэль (2020-06-02 08:57:49)

+2

3

Дождь.
Обычно Хаусдорф не отождествлял погоду со своим настроением и наоборот. Видимо, обладал недостаточно тонкой душевной организацией для того, чтобы грустно сидеть на подоконнике по время грозы… или же мечтательно ловить языком снежинки. Хотя последнее за ним водилось в более нежном возрасте.
Но в этот день настроение погоды причудливо совпало с настроением всего города и самого Закари. Улицы стали пустыми и холодными. Передвигаться было сложно не промочив сапоги. Облака тяжелой свинцовой пластиной давили на плечи, и Валден тяжело вздыхал, пытаясь удержать эту громаду на своих плечах, не давая ей обрушиться на жителей города. Зак вжал голову в плечи. Он не любил этот влажный пронизывающий холод, пробирающийся под самые ребра. Так совпало, что в такой неприятный день ему пришлось заниматься не менее неприятными делами. Не знак ли это? Подумал суеверный Гриф. Но увы, был больше человеком дела, чем мысли, поэтому без капли сомнений шагал по улице в поисках необходимой ему двери.
Дверь, конечно же была непростая, магическая, едва ли уловимая. Юркая, словно уличный кот. Черный кот. Но говорят, что, если чего-то очень сильно захотеть, все получится. Вот и Закари следовал этому принципу. Он даже предварительно договаривался о встречи, настолько был уверен в своих намерениях.
В конце концов, Хаусдорф все же повернул в нужный переулок, где виднелась вывеска в виде черного кота. Мужчина замер на несколько секунд перед дверью, будто готовясь к прыжку в темную незнакомую воду, сам даже того не заметив, набрал в легкие свежий воздух и открыл дверь.
Полумрак известного магазина принял Закари не особо доброжелательно, мужчина сразу почувствовал запах табака, к которому было подмешано чувство сильной тоски. Ему хотелось зажечь несколько огоньков, озарить помещение теплым и живым светом огня, но это было как минимум неприлично. Поэтому рыжий оставался стоять на пороге, складывая и отряхивая свой зонт.
- Добрый день, меня зовут Закари Хаусдорф, мне нужен... Азраэль, хозяин лавки, - Закари аккуратно поставил зонт в подставку, и начал всматриваться в полумрак магазина. Нужно было признать, что тень, которая царствовала в помещении была неестественной природы, и глаз никак не хотел адаптироваться к ней. Закари впервые был в этом месте, но неоднократно слышал о нем, поэтому дал себе обещание, что не будет удивляться происходящему. Хозяина магазина описывали как Мрачного Господина, вряд ли у него можно было найти что-то общее с человеком. В силу особенности пытливого ума, Закари испытывал скорее любопытство, чем тревогу. И готов был встретить даже огромного пайка в роль хозяина лавки.
- Я вам писал, по поводу артефакта… – голос Грифа звучал уверенно и спокойно, не смотря на мрачную обстановку. Он прекрасно различал все уловки магазина: шуршание, скрежет, даже чей-то шепот, будто он был не один в этом месте. Но другие посетители, словно тайные зрители, прячутся по углам и перешептываются, иногда даже хихикают над глупым Грифом. Но опять-таки толстокожесть холда позволяла ему не вникать в эту игру теней.
Внешний вид

0

4

Сидеть и наблюдать за течением времени прозябая в своих мыслях и внутренних чувствах было уже слишком привычно и надоедливо, но... Вынуждено. От этого спасали лишь сигареты – единственных помощник в убийстве этого затяжного потока. Уж больно много его было у Чёрного Кота. Иногда даже хочется лишний раз заняться каким-то бестолковым делом, лишь бы прогнать это безделье.
В пепельнице тухла уже 7 сигарета. Обилие разноцветных и разно-форменных бычков просто зашкаливало, а дно было закрыто в слое пепла и прожигов, превращая его в непривлекательного вида шероховатость. За 8 сигаретой Азраэль уже не потянулся – надоело курить. Размяв шею и осмотрев свою обитель, мужчина почему-то задумался о перестановке. Может стоил сделать кардинальную уборку и выкинуть всё самое ненужное? Хотя... Зачем? Столько вещей и все со своей историей. Рыцарские доспехи средневековья, двенадцать таблиц Римской Империи, стихи начинающего итальянского бабника-поэта, картина великого художника – всё это было способно поведать множество представлений и обворожить ощущением того времени, в котором оно было создано. Особенно, если ты сам видел весь процесс создания.
Азраэль услышал, как открылась дверь. Пришёл посетитель с очередной идеей или интересной задачей. А может, даже с возможностью покинуть на пару дней эти стены и отправиться в какое-то приключение? Хотелось бы. Голос был мужчине не знаком. Внешность тоже. Под светом свечей в глаза сразу бросился огненно-рыжий цвет волос, показывая своим видом какое-то озорство, только голубая радужка как-то заглушила это ощущение. Гость знал кого ищет. Кто же это был? Азраэль начал бегать мыслями по воспоминаниями, словно между ячейками, и, открывать ближайшие.
– Мистер Закари? – переспросил Чёрный Кот, – да-да, я помню... Вы хотите что-то конкретное? – сев поудобнее, он скрестил руки на столе и с деловитым взглядом посмотрел на клиента. Тот был видимо не очень богат, но и бедным его назвать язык не поворачивался. Закари больше походил на любителя практичности. Его можно было понять. Золотые глаза всматривались с ленью в самые основные детали рыжеволосого. Когда живёшь долго, начинаешь замечать любые изъяны даже того не осознавая. Любой предмет гардероба, части тела, пятна на ткани несли в себе все косяки владельца. От неряшливости до неопытности или даже плохого самочувствия. Последнее к Закари можно было даже не применять. Было видно, что чувствует он себя прекрасно, хотя и неуютно в этой обстановке. Но любопытство в глазах... Его было не утаить. Каким бы сильным оно не было, его нельзя не заметить. – Присаживайтесь – указал мужчина на стул напротив себя. – Кофе? – у Азраэля был хороший запас кофе из разных миров, который он не жадничал предлагать клиентам. Люди таким образом часто пытались задобрить клиента, но Чёрный Кот старался предлагать больше для удовольствия компании. Вдруг, этот клиент и вправду сможет его удивить? Надежда была слабой, но всё-таки теплилась.

Отредактировано Азраэль (2020-06-23 00:54:29)

+1


Вы здесь » Dark Tale » Личные главы » [23.11 СВ] DARK WAY


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2020 «QuadroSystems» LLC