Джейсона устраивала работа с Закари. Не смотря на заслуги перед Гильдией, Шандар давал себе отчет, что в обычной жизни он довольно бесполезен. Примерно на уровне собаки-компаньона. Вроде, взгляд умный, понимающий, какие-то простые вещи может делать самостоятельно, даже команды выполняет. А какашки после выгула все равно кому-то другому убирать приходится.
(c) Джейсон Шандар

Девчонки, чего, когда подрастают, за сахаром охотятся? Поэтому им на свидании конфеты дарят? И шоколадки? Чтобы тебя не слопали?
(c) Почуй-Ветер

Люди невероятны сами по себе, а вместе они собирались в единое целое, способное справиться почти с любой бедой..
(c) Эмиль

— Вот знавал я одну сестру милосердия , Авдотья звали, девчонка смазливая была, лет восемнадцать только только исполнилось, младше всего нашего брата почти, но ты только проверни чего, приобними или ещё чего, так она тебе потом так уколет, что хоть на стенку лезь, а присесть, неа , и стой весь день.
(c) Алексей Вольский

— Лист капудыни? — усмехнувшись и пожав плечами, тихо проговорил Вейкко. — Лично я считаю, что раз уж этот листик не способен привести к сокровищам или юной заколдованной принцессе, то это скорее лист бесперспективной капудыни. Лист беспердыни, черт возьми.
(c) Вейкко

Она никогда не делилась своим прошлым, мужчина даже за эти полгода вряд ли смог узнать хоть что-то стоящее, помимо возможности ящерицы находить неприятности на свою аппетитную задницу.
(c) Рене

— Вот знавал я одну сестру милосердия , Авдотья звали, девчонка смазливая была, лет восемнадцать только только исполнилось, младше всего нашего брата почти, но ты только проверни чего, приобними или ещё чего, так она тебе потом так уколет, что хоть на стенку лезь, а присесть, неа , и стой весь день.
(c) Алексей Вольский

— Зануда? Гм.. Да, говорили и не раз. Мои соратники считают, что одной из моих магических способностей, является атака монотонными витиеватыми речами, пока противник не сходит с ума. Ахахахахахаха… — На сей раз, Эссен раскатисто хохочет, хлопая себя по колену ладонью.
(c) Герман Эссен

В вечернее время в Сказке всегда начинает твориться всякое необъяснимое и жуткое непотребство. То за поворотом тебя тварь какая-то поджидает, то в тенях деревьев оживает что-то странное и не очень материальное, то ещё какая странность произойдёт..
(c) Дарий

Решив, что «убийца» не достоин жизни, люди также постепенно начинали обращаться с ним хуже, чем с диким зверем. Насилие порождало ещё большее насилие, вот только преступникам очень часто отказывали даже в базовых нуждах, что уж говорить о компетентной медицинской помощи. Виктор давно решил для себя, что невзирая на их проступки, не спрашивая и не судя, он будет им её оказывать. Потому что несмотря ни на что, они всё ещё оставались разумными существами.
(c) Виктор

Она никогда не делилась своим прошлым, мужчина даже за эти полгода вряд ли смог узнать хоть что-то стоящее, помимо возможности ящерицы находить неприятности на свою аппетитную задницу.
(c) Рене

Нет, они любили лезть в жопу мира. Иначе зачем вообще жить? Вообще от мира со временем достаточно легко устать, особенно если не соваться в его жопы. Но было бы неплохо из этой жопы выбираться с деньгами, да еще и с хорошими деньгами, чтобы там например меч новый можно купить.
(c) Керах

Ему замечательно спалось в канаве, учитывая, что в тот момент он был куда ближе к свинье, нежели единорогу, а то, что храп кому-то мешал — дык зря что ли изобретали такую замечательную вещь как беруши? И вообще это был не храп, а звуки прекрасной живой природы. Скотина он, в конце концов, иль где?
(c) Молот

Ротт не был бы самим собой, если бы так просто и безэмоционально забывал о долге и деле, которое умел и мог делать. А лучше всего ему удавалось то, что многие под прикрытием милосердия и некоего высшего блага не воспринимают всерьез: калечить, рубить, сражаться, умерщвлять и иным способом губительно воздействовать на внешний мир.
(c) К. Д. Ротт

Звали этого маститого мясного голема Дарий и, если Ротту не изменяла память, массивный и практически неподъемный меч за спиной у этого человеческого выброса применялся тем весьма часто. А это значило, что пользоваться он им, как минимум, умеет. И, конечно же, Бешеному Псу хотелось проверить сей тезис на собственной шкуре, а заодно и испытать бывшего сопартийца по гильдии на предмет личностного роста, и степени прогресса боевых навыков.
(c) К. Д. Ротт

Конечно многие посчитают странным то, что двадцатилетняя девушка приглашает детей в гости. Что такого интересного можно было найти в общении с детьми? Но Агнес — это несколько иной случай.
(c) Агнес

Вместо вытекающей крови — клубничное варенье. А вместо меня — каскадер, который сейчас встанет, отряхнется и пойдет дальше по своим делам.
(c) Джун Нин

Есть в этом что-то странное, полагаться на чужое зрение. Хотя оно как бы уже твоё собственное, но все равно это иная перспектива, ведь твои глаза всегда закрыты. Все сложно. Зато никогда не заблудишься. Ведь если смотришь на мир с высоты птичьего полета, всегда знаешь, куда приведет тот или иной поворот.
(c) Стрикс

путеводитель сюжет нужные гостевая правила о мире роли магия расы FAQ
❖ Гильдия Стражей ожидает беспорядки на фоне приближающегося Дня Зверя.
❖ Где-то в холмах неподалёку от Валдена, по слухам, поднялся из земли древний трон. Говорят, тот, кто просидит на нём всю ночь, утром встанет либо мудрецом, либо сумасшедшим.
❖ В поселении объявился отец Забин, весьма странный тип, который коллекционирует святые символы любых форм, размеров и конфессий. Всем известно — он каждый год начинает поклоняться новому богу. Одни говорят, что он шарлатан, другие же — что он может даровать благословение от любого известного бога. (подробнее...)
Октябрь года Лютых Лун
❖ Свет и жара от двух солнц негативно влияет на все окружение; невыносимая жара, гибель урожаев на фермах. Кое-где в Валдене начали плавиться дома..
❖ 29 сентября года Лютых Лун в парковом районе практически полностью уничтожено четыре дома, девять задеты взрывами и пожарами. Погибло семнадцать человек и фэйри, пострадало около тридцати, в том числе многие ранены не последствиями взрывов и пожаров, на их телах обнаружены колотые раны в жизненно важные органы.
❖ В ходе Совета Гильдий решили временно отказаться от войны с Ягой: в такую жару просто невозможно двигаться и что-то делать.

Dark Tale

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Dark Tale » Незавершённые эпизоды » [05.07 ЛЛ] Когда потерян даже список потерь


[05.07 ЛЛ] Когда потерян даже список потерь

Сообщений 1 страница 16 из 16

1

КОГДА ПОТЕРЯН ДАЖЕ СПИСОК ПОТЕРЬ

5 июля Лютых Лун

Предместье. Окрестности.

Николас и Кармела

https://i.imgur.com/1USAIJ9.jpg
[video2=410|70]https://music.yandex.ru/iframe/#track/50717253/7025893[/video2]
Я ищу тебя в каждом встречном, в отражении всех зеркал...

ПРЕДИСЛОВИЕ

Эй.
И что теперь будешь делать?
Теперь, когда ты остался один?

Джонас мертв. Николас одержим безрассудной местью.
Карма не может допустить, чтобы и он сгубил себя на горячую голову, но сможет ли она до него достучаться?

+1

2

Знаете. Бывают такие правила, которые остаются неизменными при любых обстоятельствах. Как всем известная аксиома, которую даже не нужно объяснять и которая всегда есть, всегда будет. Ничем ненарушаемая. Даже смерти неподвластная. И только в нее веришь. Она твой костяк. Тот стержень, который позволяет выжить в любой ситуации.   

Их всегда было двое.

И на двоих одно рождение, одна жизнь, одна смерть.

Теперь остался один.

Неправильно. Так не должно быть. Если есть один, значит есть и второй. Если одного нет, значит нет и второго. Это так просто, как дважды два. Так почему же в правиле появилось исключение?..

«Нет никаких исключений»

Николас отказывался это признавать. Или Джо выжил, или он исчезнет сам. Третьего варианта не существует. Даже в мыслях. Даже в теории. Даже в параллельной вселенной. Ник уже умер, когда сердце брата остановилось, а тело рассыпалось в прах. Да. Он надеялся, что это очередная игра Бенджамина. Как тогда… тогда ведь он тоже почти поверил…

«Джо мертв»

Жестокий факт, который заставляет замолчать бешенный шум других мыслей. Губы вытягиваются в кривую злую усмешку. Им так долго удавалось обмануть смерть. Так долго они танцевали на самом краю бездны. Часто срывались, но в последний момент успевали зацепиться. Смеялись весело и самонадеянно смерти в лицо. И вот удача исчерпала свой лимит.

«Что ж, время пришло»

Что теперь у него осталось? Только месть. Скорее всего безрассудная и самоубийственная месть. Ник прекрасно понимал, что ему не убить Бенджамина. Ему нужно поступить хитрее. Найти артефакты против иллюзии, подготовить людей, открыть настоящую охоту. Для начала выловить и убить всех волков, затем и самого вожака загнать в угол. Ему просто нужно время...

«Времени больше нет»

Николас не мог позволить себе стать бестией. Стать одной кровью с убийцей брата, дать над собою реальную власть. Даже сама эта мысль вызывала неистовый гнев. Взгляд упал на отражение в болоте. Дьявол. Зубы заскрипели от ярости. Даже видеть свой желтый глаз невыносимо. Словно метка, клеймо, напоминание.

«Как будто я могу забыть…»

Сколько еще осталось? Месяц? Неделя? Пару дней? Нет. Даже если это будет стоит жизни, Николас ни за что не станет играть по чужим правилам. Может Йону и не удастся достать Бенджи, но хотя бы заберет жизнь его брата или сестры. Может даже не одну. Там как повезет.

Или не повезет… ─ тихо прозвучала злая усмешка, но хриплым сорванным голосом. Он звучал так дико, так не похоже на Ника. ─ Да Джо на смех меня поднимет в чертогах. 

Николас был на грани… на грани стать монстром? бестией? схватить филлио? или просто сойти с ума? Трудно было сказать. От него чувствовалось злое равнодушное спокойствие. Для него больше нечего не важно. Ему больше нечего терять. Ему больше нечего бояться. Нарушилось самое главное правило, на котором строилась его жизнь.   

Невольно взгляд снова вернулся к отражению в луже, но на этот раз приковался к отражению намертво. Смотрел завороженно, с таким убитым чувством. Медленно подняв руку, Николас закрыл правый глаз. Нет… не себя он видел в этом жидком и грязном зеркале.

«Если бы мог, я с радостью поменялся с тобой местами…»

Ожив от оцепенения, Николас резко дернулся и быстрым шагом направился дальше по разбитым окрестностям Предместья. Глупость. Как не меняй местами, итог все равно будет один.

+2

3

Трудная выдалась неделя. До безобразия трудная. Казалось пол жизни пролетело за такой короткий срок. Все пошло наперекосяк. Все, что только могла случится – случилось. Добивающим выстрелом в голову была смерть Энрики. Что теперь делать? Как быть? Как успокоить народ?Паника, беспокойство, перешёптывание за спиной. Как на зло и близнецы куда-то прополи. У неё не было другого выхода. В конце концов Йон она или не Йон? Ей пришлось взять все в свои руки. Получилось. Как не странно, получилось. Первое время она просто ждала возвращения главы. Придут. Куда денутся? Всегда приходили. Опять куда черти увели. Они ведь любят попадать в передряги. Всегда возвращались. Всегда. На третий или четвёртый день, но возвращались. Переживания появились на пятый день. Да. Она приживала. Действительно переживала. Ходила из угла в угол. Отправляла письма и голосовые со своего винга. Все тщетно. Абсолютно все. Где их искать? Стоит ли поднимать шум? Ввязывать ли во все это гильдию? Много было размышлений на этот счёт. Ждала. Продолжала ждать. На следующий день она увидела винг Джонаса на рабочем столе Ника. Забыл ? Как она только не обратила  на него внимание раньше? Опять отправляла сообщения. Опять оправляла голосовые. Отмечены как спам. Не было больше времени ждать. Отправилась на поиски сама. Попросила Каминари присмотреть за всеми. Она не знала, где искать. Она даже не знала, как быстро сможет вернутся. Утроба ей подсказывала что что-то случилось. Серьёзное. До безобразия серьёзное. Кто знает, может они ранены. Ведь должна быть причина по которой они все ещё не вернулись. Нет. Только не смерть. Кара знает, что Ник жив. На то были свои причины. Причины, которые давали сто процентную гарантию. Она найдёт. Найдёт и двинет хорошенько по челюсти. Да так, чтоб её сломать нахрен. Будет знать, как на жену все вешать. Кинул и делай что хочешь. Но это ещё ладно! Ублюдок не то что о своей жизни не думает, так ещё не думает и о её! Вот что с ним сделать? Хоть кастрируй негодяя в профилактических целях.

Продолжала отправлять голосовые. Надеялась. Все ещё надеялась, что сможет достучаться. Все попытки тщетны. В какой-то момент ей показалось, что она не сможет найти. Какого вероятность? Она склоняется к нулю. Они могут быть где угодно. Вообще хоть где. Вот где теперь их искать ?

”- Спокойно. Чтобы понять, нужно думать как Йон. Где бы я оказалось, будь на их мести? Хм. Ну на месте Джо я бы оказалась в овраге, судя по его острому языку.  Так. Все. Не думать как Джо, тут без вариантов. Думать как Ник. Так где же? Даже если бы что-то случилось, даже если бы будучи вися на волоске от смерти… предместье. Нужно искать там.”

Искала. Ноги гудели. Она потеряла счёт времени. Сколько уже прошло? Целая вечность! Не бросит, найдёт. Сердце набирало обороты. Почему она так переживала за него? Почему так боялась? Списывала на их связь. Ну а что ещё? Не любовь же, в конце концов. Такого конченного не то что любить, да за такого переживать не стоит! Да он ей всю жизнь испортил. Он ей причинил столько боли, как никто другой. И все же, почему?

”- Потому что если его и убьёт кто, то только я. Другим я не позволю это сделать.”

Знакомый до боли образ. Никогда не перепутает. Даже если захочет, не сможет. Он смотрит на своё отражение. Жив, относительно здоров. Вроде таковых ран не видно. Протягивает к нему руку.  Слишком далеко. Подрывается, идёт. Он бежит от чего-то. Неужели от самого себя? Ей хочется крикнуть. Позвать. Заставить обернутся. Молчит. Не смеет этого делать. Он не остановится. Да и вряд ли обернётся. Срывается с места. Бежит. Бежит из-за всех сил. И когда оказывается совсем рядом, то хватает его за руку и резко останавливается, заставляя обёрнутая. 

- Какого чёрта? - Говорит грубо. Даже слишком. Смотрит в глаза. Злится. – Я спрашиваю, какого чёрта? Где вас черти носят! Какого хрена ты не отвечаешь на мои сообщения? А этот… этот полудурок где?

Пауза. Слишком долговая. Молчит. Только сейчас замечает боль в его глазах. Только сейчас понимает, что винга не было ранее на столе. Только сейчас осознаёт, что не смогла бы отправлять сообщения, если бы… Джо был жив.

Не замечает, как сжимает его руку ещё сильнее. Нет, он не выдернет её. Нет, она не даст ему это сделать. Не оставит его в покое. Не даст ему сделать глупость. Очередную глупость.

- Идиот. Языкастый идиот. - Зло произносит Карма. Он ещё больше ее бесит. – Ник, только не распускай сопли. Понял? Да люди умирают каждый божий день. Сегодня, завтра. Все умирают. Никто не застрахован от смерти. Даже мы.

Как только он пытается вырваться. Как только пытается убежать. Кармела буквально впивается второй рукой в его одежду и со всей силы притягивает его к себе. Так сильно, как это возможно. Прижимает  к своему телу, впиваясь пальцами в его плоть. Не отпустит. Ни за что не отпустит.

Отредактировано Кармела Йон (2020-05-05 22:05:56)

+2

4

Карма писала. Постоянно, беспрерывно кидала сообщения одно за другим. Ник не отвечал. Отмахивался. Даже перестал открывать, если видел, что это от нее. В конце концов заблокировал вовсе. Не хочет с ней говорить. Не хочет ничего объяснять. Не хочет ее слушать. Он знает, что она скажет. Так зачем? Скорее разозлит насколько, что захочется ее убить. Причем на этот раз ему уже на все плевать. Ничего не сдержит.

Ник дергает от неожиданности, когда приходит очередное сообщение на винг. С диким безразличием он смотрит на Астру, но через секунду его взгляд меняется. Глаза опасливо оживают. Он видит, что отправитель Джо. Не уже ли… Руки дрожат, когда открывают полученное письмо. Еще одна секунда, одна строчка сообщения и губы вытягиваются в злую усмешку. И Ник смеется.

«Веселая шутка…»

Это Карма. Не Джо. И раз у нее вышло отправить сообщение с этого винга, значит его хозяин мертв. Иначе винг не оказался бы у нее в руках. По-другому он никак не мог у нее оказаться. Вот еще одно доказательство.  Только… почему у нее? Пока Ник думал об этом, пришло другое письмо. Опять от Кары с винга Джо. Николас почувствовал дикую злость. Наверное, даже больше на самого себя, что на какой-то миг повелся, посмел надеяться. Забыл, что надежда самая глупая и бесполезная вещь в этом мире.   

Заблокируй, ─ дал он настройку Астре.

Астра умолкла. Скорее всего Карма там в ярости, что ее сообщения не доходят до адресата. Только ему плевать. Просто оставьте его уже в покое. Оставьте уже наконец в покое, черт вас дери! Хоть раз в жизни не трогайте.   

Настолько Ник был погружен в свои мысли, что чужое приближение заметил лишь в самый последний момент. На рефлексах он был готов в тут же секунду нанести удар. Лишь чудом. Каким-то неведомым чудом остановился. Не посмел. Наверное, дело все в том проклятье… 

Карма. Нашла его все-таки, чертовка. Из-под земли достанет. В бешенстве кричит, выговаривая все, что у нее накипело. Сначала Ник молчит. Лишь смотрит исподлобья. Вдруг Карма запинается, словно замечает. Замечает в нем что-то не то. Неправильно. Она слишком хорошо его знает. Слишком… Спрашивает про Джо и тут Ник меняется. 

Радуйся, ─ рычит зло. ─ Помер.

Резко дергает руку, пытаясь вырваться из хватки Кары. Она попытается его удержать. Он знает это. Но нет, он не собирается останавливаться. 

Умирают, ─ отвечает Николас со злым ехидным оскалом. ─ И мы умрем. Это лишь вопрос времени. 

Не отпускает. Вцепляется до боли. Вот с виду слабая девчонка, а сжала руку поди до синяка. Ник дергается, пытается оттолкнуть ее. Безуспешно. Как кошка, вцепилась когтями в одежду и не отдерешь. Она притягивает, прижимает к себе. Забавно, ведь походу первый раз за сто лет обнимает. И вот показалось, что Ник сдался. Перестал упираться и с убитым вздохом замер. Но Карма не глупая. Она знает, что это не повод ослаблять хватку. Скорее знак, что нужно держать еще крепче. Молчание не затягивается. Через пару мгновений Ник тихим глухим смехом засмеялся Карме в плечо. Что такого нашел веселого? В том и дело, что нихуя не смешно уже. Поднимает голову, хватает руками лицо Кармы и смотрит в глаза.

Да что ж ты вцепилась в меня так отчаянно? ─ спрашивает он. Утешить его решила? Да бред полный. ─ Боишься? Страшно? ─ говорит куда мягче и спокойнее. С пугающей мягкостью и спокойствием. Глаза выдают. ─ Да брось. Может и не случится ничего с тобой. Зато свободной будешь. От меня.

Ненавидит же. Прекрасно знает, что всем сердцем ненавидит она его. И беспокоится больше за себя. Что с ней будет, если угробит он себя. А может все-таки стоило бы подумать о Карме? Остановиться? Брось мысли о мести? Только это выглядит как жалкое оправдание своей трусости. На такое согласиться Николас не мог.

А тут ты права. Сопли распускать мне некогда, ─ продолжает Николас, невесомой рукой забирая выпавший локон волос Карме за ухо. Страшно спокоен, но в следующих его словах улавливается угроза. ─ Так что отпусти.

Отредактировано Николас Йон (2020-05-09 17:47:36)

+1

5

Обнимает. Крепко обнимает. Вцепилась мертвой схваткой. Так обычно держат суицидников, чтобы не натворили делов. Ну, или психических больных. Собственно, нет никакой разницы. В эти категории Ник попадает одновременно.

Боится ли она за него? Боится ли за себя? Почему так крепко держит? Почему за такой долгий период все же впервые обнимает? Какого это, быть в ее объятиях? Наверное, странно. Через чур странно. Карма обделена нежностью. С тех пор обделена, как осталась одна. Все изменилось. Изменилась и сама она. Так что же это? Жалость? Страх? Или любовь, которую она никогда не признает? Она и сама не знает ответ на вопрос. Но даже если где-то глубоко таится что-то кроме ненависти – не признает. Никогда. Ни за что.

Николас сдается, но ненадолго. Она то знает. Слишком хорошо его знает. Лишь поэтому до боли впивается ногтями в спину, как хищник, что поймал свою жертву; как удав, постепенно душит в своих объятия, пока не умрет. Да, такой любви он точно ранее еще не видел.

- Боюсь? Страшно? – Усмехается глядя в глаза. Позволяет держать ее лицо, позволяет касаться. Пока позволяет. – Еще чего. Думаешь, мне свойственно бояться? Да я уже ничего не боюсь. Мне нечего бояться. Все, что когда-то было ценно – тобой убито. Думаешь, мне действительно может быть страшно? Почему держу? Отчаянно? Ты действительно так считаешь? – Смеется. Да, она смеется. – Да я держу лишь потому, что не хочу бегать за тобой, как за девчонкой. Вечно пытаешься убежать от проблем. Геройничаешь, как последний идиот. Что ты хочешь этим доказать? Плевать теперь на все, да? Какого это? Какого быть в моей шкуре, Ник? Больно, да? Чертовски больно. Кому, если не мне знать об этом. – Язвит, говорит достаточно грубо. Бесит. Невыносимо бесит. Как никогда ранее. – Плевать я хотела на нашу связь. На все плевать хотела. Плевать хотела на смерть Джо. Но ты, мой милый, дорогой мой, умрешь только от моих рук. Запомни это раз и навсегда. – Сбавляет тон до шепота. – И только тогда, когда я этого захочу… А пока… - Произносит лишь одними губами. – Хрен тебе, а не смерть.

Терпит, пока терпит. Говорит спокойно, но глаза выдают. Видит его насквозь, как никто другой. Выводит его специально. До предела. До попытки убить. Зачем? Есть только два выхода из этой пропасти отчаянья: слезы, которые он никогда не прольет и... гнев, который он может спустить прямо сейчас. Играет в злую шутку. Рискует своей жизнью. Зачем она это делает? Да черт ее разбери.

- Отпустить? Для чего? Чтобы продолжать самобичание? Чтобы дальше выглядеть жалко? Чтобы продолжать сопливо думать: «почему все именно так?» Есть только один ответ на этот вопрос: потому что, Ник. Ты жалок. Именно сейчас жалок. Так жалок, что смахиваешь на девчонку. Все еще хочешь, чтобы тебя отпустили? Ну, давай. Попробуй освободиться. Или что, настолько размяк, что силенок не хватит справиться с девчонкой? Тогда силы у нас будут равны. – Усмехается. – Все еще думаешь, что мои объятья выглядят отчаянно? Тебе все еще кажется, что я боюсь? Или ты уже так не считаешь? Что, без брата ты всего лишь его тень? Ну, давай же, Ник, выпусти своих демонов. Они то уж поди тебя не покинули. Или ты уже совсем ни на что не способен? Как же ты мстить тогда собрался. Жалок. Чертовски жалок.

Держит еще крепче. Из-за всех сил. Вцепилась до невозможности. Ждет. Специально выводит с каждым словом. Он даже не подозревает, как сейчас это ему необходимо. Ему необходимо выплеснуть боль и совсем неважно как именно. Один из вариантов - злость. Он должен злиться. Так злится, чтобы перестать думать, чтобы перестать жалеть себя. И неважно чем это закончится. Это не выглядит заботой. Нет. Но это она и есть. Кармела знает. Она знает эту боль. Она знает, как от нее можно освободиться, хотя бы частично. Она поможет ему. Почему? Они связаны. Нравится это ей или нет. Именно поэтому. Только ли?

+1

6

Карма держала крепко. Через одежду Ник чувствовал, как она впивается в него когтями. В какой-то момент ему даже показалось, что вырвется он, только жертвуя клочком своего мяса, который останется у нее в руках. Да уж. Даже объятий от нее нормальных не дождешься. Карма смотрит уперто. Не собирается уступать. Она никогда ни в чем не желает уступать ему. Даже себе во вред сделает все наперекор ему.   

Ах, да. Не рада... Скорее жалеешь, что Джо умер не от твоей руки. Тогда мы бы точно сравнялись, ─ губы вытягиваются в паскудную улыбку. Да, он прекрасно осознает, какую ужасную роль сыграл в жизни Кармы. Никогда за это прощения не просил. И вряд ли когда-то станет. Никогда не сожалел? Никогда не чувствовал вину? Кто его знает. Но только за это простить попросту невозможно. Он бы сам не простил. ─ Именно. Кому, как не тебе это знать. Кому, как не тебе понимать, что это не даст покоя. Ведь иначе ты не была бы здесь. Не была бы со мной. Да. Ты не боишься. Ты просто также одержимая. Мной.

Карма затеяла слишком опасную игру с ним. Теперь, когда у него вовсе нет никаких тормозов. Проводя большими пальцами по ее щекам, остальными он невольно цепляется в шею. Пока еще еле ощутимо. Пока еще. Николас не забывал. Не забывал, как отголосок прошлого смог отозваться в настоящем. У судьбы отвратительное чувство юмора.

Потому что это мы, ─ отвечает Николас.  ─ Найди мне человека, который не хотел бы нашей смерти? Убийце глупо ругаться на несправедливость и спрашивать, чем же он все это заслужил. Мы заслужили. И даже больше скажу, один раз умереть будет мало, ─ за сто лет своей жизни Йон уже давным-давно сбился со счета тех, чьи жизни отправил в чертоги. А сколько еще покалеченных жизней оставил за собой. Здесь вообще сосчитать нереально. ─ Я выгляжу жалко? И чем же тогда ты лучше меня? Много лет уже гоняешься за призраком прошлого. Раз тебе плевать на все и даже на нашу клятву, то почему же я все еще жив? Чего ты ждешь? У тебя было столько удобных шансов… Что тебя останавливает? Что? Скажи мне? Уж точно не огромная любовь ко мне, ─ злая усмешка, но через секунду лицо меняется. Он грубо притягивает Карму, сократив и так близкую дистанцию до минимума. ─ Грош цена твоей мести, если ты не рискуешь поставить на кон свою жизнь. Ты лишь делаешь вид, что хочешь отомстить. И отказаться от нее не способна и довести до конца духа не хватает. В итоге находишь себе тысячу оправданий. Не так ли?
                                                     
Карма, ты же знаешь, как трудно его вывести из себя. Как трудно его задеть за живое. Ведь нет там уже живого ничего. Лишь мертвое и трупный яд. Который прольется и отравит тебя саму. Начнет убивать словами. Одним за другим. Одним за другим. Вернет в сто крат. Ну же. Попробуй выигрывать. Повышай ставки. Крой крупной мастью.   

Ну и зачем? ─ продолжает он тихим заговорческим голосом. ─ Не любишь. Не боишься. Не можешь убить. Так зачем держишь на самом деле?

Будет ли он снова вырываться? Пытаться бежать от нее? Скорее заставит ее саму отпустить хватку. Заставит отступить. Или принять решение, которое так давно уже откладывала. Пусть наконец-то рискнет всем. Пусть попробует убить его. Может на этот раз повезет. 

Так это я тут жалок и слаб? ─ Ник проводит рукой от затылка по волосам Кармы с видом, словно это он жалеет ее. Но эта мнимая мягкость временна. Другая его рука медленно скользит вниз. Большой палец грубо упирается в подбородок снизу, прямо за костью, заставляя голову поднять выше, когда остальные вцепляются сильнее в шею. 

Ты так хочешь видеть моих демонов… ─ задумчиво продолжает Николас. ─ Сейчас моя рука на твоей шее. Я чувствую пальцами твою сонную артерию. Мне достаточно одного движения… ─ он нажимает сильнее. ─ Ну тут уже без вариантов будут последствия. Интересно, сколько у меня будет времени? Или оно сразу сведется под ноль? ─ его глаза широко распахнуты, словно ему чертовски интересно провести этот эксперимент и узнать, что же будет дальше.

Он смотрит на нее реакцию, на нее действия. Дрогнет ли Карма под его натиском? Поверит ли в то, что он действительно не задумываясь может порвать ей горло? Верит ли в это сам Николас?

Отредактировано Николас Йон (2020-05-10 16:16:17)

+1

7

Смотрит в глаза, слишком смело для «слабой девчонки». Не думает отступать. Она не из тех, кто сдает заднюю. Ник это знает. Знает же. Так к чему это представление?

- У меня было столько времени и столько возможностей. Слишком много, чтобы ими не воспользоваться. – Говорит как никогда серьезно. – Если бы я так сильно этого хотела, то давно бы стерла этого придурка в порошок. Мне ничего не останавливало. Связь – она только наша, Ник. Больше ничья. – Почему она не отомстила хотя бы так? Видимо на то были свои причины. – Одержимая? – Усмешка. Злая усмешка. – Вот как это теперь называется. – Глаза в глаза. Чувствует его пальцы на шее. Знает, чего он хочет. В этом они не отступают друг другу. – Да, ты прав. Никогда. Ни при каких условиях. Ничто. С этих пор покой тебе только снится. Отныне и навсегда.

Она знала, о чем говорила.

Никогда не сможет его простить. Никогда не перестанет жаждать мести. Вот только в его случае все гораздо проще.  Он может убить. Он может стереть в порошок. Его ничто не связывает: ни прошлое, ни клятва, ни будущее.

- Что ж, хоть какая-то приятная новость. – Ехидно улыбается. - Здравый смысл тебя не покинул. Уже хорошо. – Смешок. – Да что уж говорить о других, когда каждый из нас так часто хочет это сделать. Мы никогда не заслуживали хорошей жизни. Пора привыкнуть к плохой. – Слишком спокоен, даже через чур. Как ему это удается? Как? Два близнеца, но такие разные, такие противоположные друг другу. – Не поверишь, сама часто задаюсь этим вопросом. – Смеется. Опять. Снова и снова. Неужели ей действительно так смешно? – Наверное, тоже, что и тебя. Ведь и ты мог это сделать. Даже сейчас, находясь так близко. Что? Что тебе мешает это сделать? Отныне нет больше брата. Есть только я – твоя вечно головная боль. Так что? – Отвечает вопросом на вопрос. Играет в его же игру. – Говоришь, мне духа не хватает? Слабая? Вот как раз таки наоборот. – Улыбается, шепчет довольно тихо. – Я была бы мерзопакостной слабачкой, если сейчас бы повелась на эту детскую провокацию. – Кажется, даже не моргает. – Всему свое время, милый. Всему свое время. Нет большей мести, чем терпеть мое присутствие и не иметь возможности меня убить. Тебе так не кажется?

Продолжает держать той же схваткой. Думал, отпустит? А вот хрен ему. Упрямая до безобразия. Что не делай – сделает все да наоборот. Она тоже умеет быть спокойной, когда ей это нужно. В этом ее различие с Джо. Она умеет держать свой гнев, когда это необходимо. Она сделает все, чтобы не остаться в дураках. Не привыкла проигрывать.

- Зачем держу? – Вновь шепчет. Приходится даже прислушиваться. – Ты не заслуживаешь смерти. Не так быстро. Я хочу отравлять твою жизнь. Год за годом. Хочу, чтобы она была невыносима. Смерть – это слишком просто. Слишком.

Так ли это? Неужели в ней нет ни грамма любви? Одна лишь месть? Гадкая, долго играющая? Черт ее разбери. Говорит так, что воля не воля, но веришь ее словам. Чем не аргумент? Ведь действительно, убить – слишком легкая месть.

Начинает игру. Пытается запугать. Но получится ли? Позволяет. Не сопротивляется. Даже не пытается дернуть головой, когда впивается до боли в шею. Палец касается ее сонной артерии, с каждым словом давит сильнее. Карма продолжает впиваться в его плоть. Не отпустит. Смотрит в глаза бесстрашно. Не боится. Ни на секунду не испытала страха.

- Разве я выгляжу жалко? Разве я молю о пощаде? – Смешок. – Знаешь, я тебя сейчас, наверное, удивлю, но я заметила, что твоя рука на моей шеи. – Улыбается. - …одного движения. – Вторит Кармела. – Коль так интересно, то, может, стоит попробовать? Что ты теряешь? Тебе ведь нечего терять, верно, Ник? Сам сказал, что чувствуешь мой пульс. Так вот, он в твоих руках. Бери. Забирай жизнь. Мало ли, может, обойдется. – Играет его же словами. – Чего тебе стоит? Одно резкое движение… и все. Все покончено. Чего же ты тогда медлишь?

Наблюдает за его реакцией. Ждет. Чего? Сама не знает. Играет в слишком жесткую игру. Ведь на эмоциональном фоне запросто может натворить делов. Но сможет ли? Она не отступает. Никогда. Даже во вред себе.

- Так что же тебе мешает это сделать? – Улыбается одними уголками губ. – Правильно, милый, месть. Ты не можешь так рисковать. Именно сейчас не можешь. Ты будешь выглядеть трусом, жалким трусом. Ведь это равносильно наложить на себя руки. Месть для тебя слишком много значит, чтобы вот так легко от нее сейчас отказываться. – Сверлит взглядом. – Или все же откажешься? Попробуй.

Отредактировано Кармела Йон (2020-05-10 21:48:14)

+1

8

Когда Карма говорит о том, что он не заслуживает смерти. Что лучше оставить его живым и до основания испортить его существование, Николас улыбается. Да, довольно улыбается. Ненормальной довольной улыбкой.

Хоть я и ненавижу тебя, но как же ты мне нравишься, ─ признает он внезапно даже с каким-то восторгом. Да. Он и сам так считал. Смерть - это слишком просто. Быстра смерть ни о чем. Куда лучше запугать жертву. Заставить думать, что любой ее день может стать последним. Разрушить жизнь и опустить до уровня подзаборного бомжа. Заставить переступить через все свои святые принципы. Отобрать все, что ему дорого. И только потом закончить его бессмысленную жизнь. Причем подарив долгую и мучительную смерть. Тогда действительно месть будет полной. Именно этого момента и ждет Карма? Ждет, когда он упадёт и потеряет все?  Что ж, вот этот момент почти настал.

Не дрогнула. Не испугалась. Чтобы он ни говорил, чтобы он не делал. Все так же держит крепко и дерзко смотрит в глаза. Чертовка. Такая же наглухо отбитая чертовка. Не уже ли в этом мире ни осталось ничего, что напугало бы тебя? До какой грани тебя нужно довести, чтобы ты потеряла свой самоуверенный вид?

И это нравится, что не боишься расстаться с жизнью. Или же это просто глупая уверенность, что не посмею? Да я, если честно, и сам не знаю. Может следующее твое слово вызовет во мне такую ярость, что рука дрогнет. 

Никогда не станет молить о пощаде. Николас это знает. И знает то, что она его никогда не боится. Здесь даже не о каком-то трусливом страхе речь. Любой другой даже сильный фейри напрягся бы, если вот так подставить нож к горлу. А ей плевать. Она абсолютно спокойна, словно полностью уверенная, что он не посмеет. Как будто ей ничего не угрожает. Но она понимает, что Николаса ничего не сдержит, если он чего-то действительно захочет сделать. Это его и поражает. Это его и заставляет испытывать ее вновь и вновь. До какого края они смогут дойти? Где этот придел? Что, если они однажды не сумеют остановиться? Что, если это случится сегодня?

Правильно, милая, месть, ─ вторит ей Николас. ─ Даже само мое существование уже месть. Вот даже ты. Отравляя мне жизнь, ты и сама не живешь. Сомневаюсь, что именно о таком будущем ты мечтала. Хотя постой… вообще-то я помню. Помню твои детские наивные мечты.

То, что было задолго «до». Разве тогда она могла представить, что все обернется таким вот образом? Что судьба сведет их снова именно так? Вряд ли бы тогда Карма захотела встретить Ника еще раз. Скорее пожелала, чтобы он никогда не попадался ей на глаза. Ни в этой, ни в следующей жизни. Если бы только знала… Но увы. Теперь ее жизнь связана с одним из самых поехавших ублюдков Предместья. Да и она сама ничем не лучше. 

Вот незадача. И правда, что же мне сделать? ─ говорит он таким тоном, словно выбирает себе десерт. Задумывается на секунду, наклоняя голову в бок. Даже любуется что ли? ─ Тогда сделаем по-другому, ─ что-то перещелкнуло там в глазах. Его рука расслабляются и пальцы перестают давить на артерию. ─ Мне же нужно совсем немного. Просто немного времени. Этого вполне хватит.

Он вполне мог согласиться с Карой. Не обязательно было доводить все до этой черты. Только он тоже слишком упрям, а сейчас еще и слишком безумен. Карма понимает, что если сейчас отпустит, то это точно будет последний раз, когда она увидела его в своей жизни. Николас знает, что если сейчас отступит и не доведет охоту до конца, то никогда себе этого не простит. Ведь он не знает, сможет ли он потом выследить трапперов. Его руки обхватывают девичью шею полностью. Медленно, словно ее обвивает ядовитая змея. Медлит специально, позволяя осознать то, что он делает. Позволяя ему помешать. Но станет ли она это делать? Или же она все еще будет верить, что он не посмеет? 

Зря ты меня не отпустила, ─ произносит он с каким-то сожалением. С каждой секундой вкладывает все больше силы в хватку. Девичья шея такая нежная и хрупкая, не составляет особого труда перекрыть полностью доступ к кислороду. Он ждет. Она должна понять, что он уже не шутит. Должна дать ему отпор. Он ждет. Он чувствует биение ее сердца. Способен контролировать хватку и понимать реальное состояние Кармы. Даже если ему придется дойти до самой грани, он ее не перейдет.   

Не перейдет ведь?

Сможет же себя остановить?

Отредактировано Николас Йон (2020-05-11 00:26:36)

+1

9

Впервые за столько лет Николас признаётся, что ему нравится Кармела. Странно. Слишком странно это слышать. Разве так могло быть? Разве она могла нравится? Она ведь уже не та глупая девчонка. Она совсем другая. Совсем. Так что может импонировать в ней? Жажда мести? Мучительной, долгоиграющий? Серьезно? Он точно слетел с катушек. Она продолжает смотреть в его глаза. Признается ли, что он тоже ей нравится? И нравится ли? После всего, что успел сделать... Разве он может нравится ей? Как бы там ни было, он не услышит взаимности. Даже в таком, казалось бы, пустяковом признании. Ни за что. Никогда.

Не боится. Совсем. Что это? Самоуверенность? Или отбитость? Для чего она играет в эти игры? Для чего сейчас рискует собственной шкурой? Неужели уверена, что он не причинит ей вреда? Нет. В каком-то веке нет. Он слишком безумен. Сейчас. Именно сейчас он способен на все. Так почему? Почему в ее глазах нет страха? Почему, зная, что это может быть последний раз, она продолжает бесстрашно взирать на него? Где ее инстинкт самосознания? Где он? Почему не отпустит его? Почему так боится его отпускать? Знает. Просто знает, что тогда она уже никогда его не увидит. Сам факт не дает покоя. Говорят, что люди привыкают к другим людям. А фэйри? Фэйри могут привыкнуть? Что если привычка окажется страшнее, чем какая-то смерть. Что если это уже так? То что? Что?

- Ты вправе думать так, как хочется тебе. Я не буду убеждать в этом. Думай, как знаешь. Действуй, как хочешь. Сомневаешься? Проверь. Я же даже не сопротивляюсь. Да и не буду. Я продолжу стоять на этом месте. Я продолжу крепко держать тебя. Я не отпущу. Ты это прекрасно знает. Слишком давно меня знаешь, чтобы надеяться на что-то другое. – Говорит спокойно. Губы по прежнему растянуты в улыбке. Признаться, ей даже интересно, сможет он это сделать или у него кишка тонка. – Если бы ты этого так сильно хотел, то не тратил бы время на лишнюю болтовню. Просто признайся, Ник, ты проверяешь меня. Ты проверяешь дрогнет ли рука, когда я окажусь на волоске от смерти. Вот только ты так и не понял… я постоянно на волоске. С тех самых пор, как оказалось одна. Так почему я должна бояться, если это обычное мое состояние?

Не верит ей. Точно не верит. Если бы верил, то не продолжил бы гнуть свою линию. Или это всего навсего его упрямство? Он же ещё тот упрямый осел. Так что же это? До чего он готов дойти? На что способен? Дрогнет ли рука, когда он осознаёт, что ещё немного и она умрет? Есть ли хоть что-то внутри, кроме обычной симпатии? Спасёт ли это ее? Заставит ли он ее испугаться? Именно это он собирается проверить. Сам не знает, на что способен.

– Я была слишком наивной девчонкой. Но не сейчас. Сейчас мою наивность напрочь выбили. Ее совсем не осталось. То, что было раньше – осталось в прошлом. Больше нет ничего, кроме сейчас. Я живу одним днем. У меня нет будущего. Вся моя цель – уничтожать тебя, заставить мучиться. Я хочу заставить тебя жить тогда, когда тебе больше всего хотелось бы умереть. Нет большей боли, чем жить так, как ты больше всего бы не захотел. – Говорит слишком серьезно, даже через чур. – Я уже никогда не смогу просто жить. Это не про меня. Что бы я не делала, чем бы не занималась – я существую. Только лишь всего. Просто существую. Так же, как и ты.

А дальше новый уровень. Максимальный уровень заставить бояться Карму. Он делает вид, что отступает, но его речь говорит об обратном. Он уверен, что не умрет в эту же секунду. Уверен, что ему хватит времени отомстить. Слишком наивная уверенность. Что ж, пусть тешит себя ей. Она все равно не уступит. Она все равно будет идти до победной. Даже смерть не заставить ее проиграть ему.

Как только руки Николаса оказывается на ее шее, девушка цепляется со всех сил так, чтобы грудная клетка ныла от боли. Ему тоже тяжело дышать. Нет, не так как будет ей, но все же. Он хотя бы может представить хоть чуточку ее ощущения. Что ж. Задушить ее еще никто не пытался. Все бывает в первый раз.

– Ну попробуй. Попробуй так, коль порвать сонную артерию не в силах. Задушить должно быть легче. Хрупкую шею даже легко сломать, ну это на тот случай, если задушить не получится. Мало ли. – Улыбается безумной улыбкой. Выглядит ещё безумней, чем сам Ник. До чего может дойти их игра? Как далеко они зайдут? – Я не боюсь смерти. Хочешь убедится? Тогда смотри мне в глаза. Все это время. Смотри, если сам не трусишь в них умереть.

С каждым разом его руки, как удав, медленно сжимали тонкую шею. Сперва еле ощутима, но потом, все сильней и сильней. Она пока все еще может дышать. Все еще может. Он слишком долго медлит. Вот в чем его ошибка. Он сомневается скорее в себе, чем в ней. Они связаны. Нет, не только клятвой. Их связь куда крепче, просто они еще сами об этом не подозревают. Просто упрямы. Просто безрассудны, чтобы это понять.

- Зря ты меня боишься попросить тебе помочь. – Отвечает в ответ Кара. О чем она сейчас говорит? Вряд ли он понимает.

Становится все трудней дышать. Воздуха слишком мало. Руки постепенно теряют бдительность, но когда они начинали расслабляться, то Кармела с новой силой отчаянно цепляется в плоть супруга. Она не сдастся.

– Я знаю, кто убил Джо. – Хрипло и невнятно произносит жена. - Я знаю, где его искать.

+1

10

Она видит его насквозь. И это чертовские его злит. Или же… наоборот, это ему и нравится? Однако именно из-за этого Николас продолжает перегибать. Перегибать на столько, что все уже трещит по швам. Еще чуть-чуть, еще немного и это будет конец. Конец всему. Как легко сломать. Все перечеркнуть из-за одной вспышки гнева. Из-за одной попытки напугать. Просто из-за желания, из-за больного интереса узнать, есть ли у них придел. Где это черта? Что еще нужно сделать? Какую боль причинить Карме, чтобы она наконец-то ответила? Не уже ли она действительно может позволить вот так ее убить? Николасу уже самому казалось, что все это время он ведет с ней игру, где вынудит ее наконец-то довести свою месть до конца. Чтобы она сорвалась.

Постоянно на волоске… По больше части из-за него. Именно Ник доводит ее до этой черты. Именно Ник и сделал ее такой. Такой отбитой, какая она сейчас. Отравил ей душу, вытравил всю наивность и веру во что-то светлое. Все убил в ней. Даже страх убил. Только вот намеренно ли он это делал? Действительно ли хотел видеть ее такой?

Как знать, Карма, как знать, ─ отвечает Николас на слова, что он ее проверяет. Больше ничего не говорит. Молчит. Сейчас лишь Карма продолжает свою речь. Слушает ли он? Или просто смотрит с равнодушием и пропускает все мимо ушей? Или думает о чем-то, глядя, как его руки сжимают девичью шею? И все смотрит в глаза, как Карма и просит. Нет, не отведет. Он хочет видеть, как ее уверенный взгляд начнет меняться. Он хочет увидеть в них страх. В какой-то момент она должна почувствовать, что Ник действительно готов ее сейчас убить. И это все отразиться в глазах.

Карма так и не отпускает. И ничего не предпринимает. Ведь она вполне могла применить свою магию на нем. Ей ничего не стоит залезть ему в голову и перевернуть там все верх дном. Убедить согласиться с ней или же вызвать самое ужасное воспоминание. Их у Николаса полным-полно на любые случаи жизни. Но она ничего из этого не делает. Только сжала в своих объятиях насколько сильно, как могла. Все сильнее впивается когтями. Если не отчаянные, то все-таки как же назвать эти объятия? Держит ведь из-за всех сил, как не держала никогда. Как никогда не обнимала. Николасу самому становилось трудно дышать. Только это пустяки по сравнению, что сейчас приходится чувствовать Карме. 

Мне уже ничто не поможет, ─ усмехается Ник. Если бы ему нужна была ее помощь, он бы сразу ответил на первое ее сообщение, а не стал игнорировать, удалять, блокировать. Быть может даже написал ей сам, первой объяснив ситуацию и что ему требуется. Хотя здесь не понятно, о какой именно помощи говорит каждый. И в чем ему уже не помочь. Если посмотреть на них двоих, то им обоим уже ничего не поможет. Ничто не спасет. Спасать там уже нечего.

С каждой секундой Карма все острее ощущает нехватку кислорода. Хватка становится настолько сильной, что ей трудно говорить. Последнее, что Николас слышит, похоже на попытку его отвлечь. На жалкую попытку и эта попытка ему не понравилась.

Лжешь, ─ отрезает Ник даже не дрогнув в лице. ─ Такая наглая ложь не спасет тебя.

Она никак не может знать. Лишь догадываться и только догадываться, по тем событиям, в которые вляпались близнецы. Но никак не знать.

Хотя… ─ какое-то понимание в глазах, которые сверкнули разноцветным огнем. Только совсем не то, которое ожидала Карма. Совсем не то.  ─ Ты же тоже бестия. Вообще-то ты и правда можешь знать. 

Эти слова и стали той причиной гнева, о который Николас предупреждал изначально. Даже мысли, что она все могла знать, что все это время имела связь с Бенджамином, вызывали дикую злость. Теперь он уже не играл, не медлили с ней. Резко усилившаяся хватка окончательно перекрыла кислород. Теперь Карма даже не могла говорить, только издавать тихий хрип. Но она все держала. Не пыталась сама его оттолкнуть. Не пыталась сопротивляться. А его все еще крыла ненависть и злоба. Настолько, что он даже перестал прислушиваться к своему чувству крови. Лишь то, что он внимательно смотрел в глаза, в которых начало тухнуть сознание. Лишь то, что мертвая хватка Кармы начала слабеть. Лишь одна секунда. Единственная последняя секунда оставалась до бездны, но именно на ней Николаса и отдернуло. Именно потому, что неотрывно смотрел в ее глаза. 

Также резко, как и появилась, хватка исчезла и освободила шею. Наверное, в этот момент глоток воздуха для Кармы казался чем-то невероятным. Николас отпустил ее, позволяя рухнуть на землю, откашляться и отдышаться. Сам же он остался на месте. Какое-то время он просто смотрел на нее нечитаемым холодным взглядом. Уходить кажется не собирался. Сел рядом. Молчал. Просто смотрел на нее и молчал. О чем он думал трудно было сейчас сказать, как и прочитать по его глазам.   

Смотрел и ждал, что она будет делать. Смеяться над ним, что он слабак, горазд только языком молоть, а на деле ни на что не способен? Попытается пояснить о том, что действительно она там знает? Будет кричать и ругаться, какой же он сука блять больной ублюдок? Какие еще будут варианты?

+1

11

Глаза в глаза. Это походит на некую игру. Больную игру. Иначе не назовешь. Никто из них не хочет отступать. Когда-нибудь это и сгубит их, как бы ни прямо сейчас.

Смотрит на него. Слушает. Все что остается – это только слушать. Говорить она больше не может. Не хватает воздуха. Он ей не верит. Злится, как черт. Думает, что лжет ему, чтобы спастись. Но на долю секунды начинает сомневаться. А вдруг говорит правду?  Но как бы там не было, он сам додумывает ее речь. И эта речь ему не нравится. Именно поэтому он еще сильнее хочет ее убить. Лишь из-за того, что сам надумал. Забавно. Действительно забавно. В ее силах все остановить. Она может влезть в его голову, внушить ему другую правду. Поиграть с его разумам, как играл кое-кто другой. Или же просто воспроизвести смерть близнеца. Его хватка ослабла бы. Точно ослабла бы. Но вместо этого она предпочитает бездействовать. Просто смотреть глаза.

Есть ли в ее глазах страх? Нет. Ни на секунду. Ей не страшно умереть. Зря он не верил ей. Она продолжает бездействовать, когда разумней было бы что-то предпринимать. Но вместо этого крепко держать в своих объятьях. Старается даже не моргать. Улыбка на ее лице сверкает ехидством. Она не может говорить, но она все еще может улыбаться смерти в глаза. Наверное, поэтому он и выбрал ее. Она такая же конченная, как  и его брат, такая же конченная, как и он сам. В этом они едины. Втроем едины.

Слабость постепенно накрывает ее с головой. Все меньше кислорода, все меньше сил. Руки постепенно начинают ослабевать. Улыбка медленно исчезает с ее губ. Нет, не потому что ей отныне не смешно, а лишь потому, что на это попросту больше нет сил. Глаза медленно тухнут. Она больше не дышит. Она больше не может сделать вдох. Так вот она, какая смерть?

Вся жизнь начинает мелькать перед газами: нелепое детство, первая дружба, клятва, наивная влюблённость, а затем и любовь, смерть родного брата, конец смысла существования, вновь возвращение забытой любви, свадьба, раковая правда, жажда мести, смерть Джо и руки Ника на ее шее. Так быстро, как только возможно. Слишком быстро, чтобы о чем-то успеть подумать. Ну, вот и все… Все ведь? А что дальше? Пустота? Небытие? Что?

Чувствует, как падет на колени. Делает глубокий вдох. Тот вдох, которого ей так не хватало. Надрывисто кашляет. Ей все еще тяжело дышать. Садится. Продолжает  кашляет. Но помимо кашля появляется смех.  Да, она смеется. Ей смешно. Обессиленно падает на спину. Смеется еще пуще прежнего. Это не отчаянный смех, это безумный смех. В этом смехе Николас отчетливо видел Джо. Именно так он смеялся всегда, когда был на волоске от смерти и неожиданно, даже для себя, спасался. Они так схожи и не похожи одновременно.

Лишь тогда, когда смех утихает, Кармела поворачивает лицо в сторону супруга. Но лишь для того, чтобы проверить здесь ли он или уже ушел. Здесь. Сидит рядом и молча смотрит. Просто наблюдает за ней. За ее диким смехом, за улыбкой. Даже сейчас, когда она все еще посмеивается. Он смотрит. О чем он думал в этот момент? Черт его знает. Признаться, ей бы не хотелось этого знать. Только не сейчас. Вновь смотрит в его глаза и улыбается, а затем на время прикрывает их. Улыбка все еще не сходит с ее лица. Сошла ли она с ума? Вполне возможно. Но если и сошла, то уже давно. Ведет себя очень странно. Такую он ее видел впервые. Такую… безрассудную, отбитую, настолько бесстрашную? Да, именно так.

- Так вот что видят перед смертью.- Ухмыляется. -  А я ведь почти поверила. – С улыбкой на губах произнесла Карма. Врет. Она верила изначально, но зачем ему это знать? – И что тебя остановило? Ты же хотел это сделать, я видела это в твоих глазах. Они тогда не лгали. Они не пытались напугать. Они жаждали этого. – Поворачивает лицо. – Так что? Что тебя остановило? Не думаю, что это любовь. Ее нет в твоем сердце, в твоих глазах. Что, Ник? – Делает недолгую паузу и приподнимается, чтобы присесть. – Тебя остановила моя речь? Это ведь ложь. Мы оба это знаем. Она лишь разожгла огонь. Смертельный огонь. Тогда что? Почему ты не завершил начатое? Почему? Ведь на то должны быть какие-то причины.

Отредактировано Кармела Йон (2020-05-11 19:34:59)

+1

12

Она заливается звонким смехом. Он все молчит и просто смотрит на нее. Весело ей. Просто очуменно как весело. Валяется на спине и не может угомониться. Поглядывает, тут ли он все еще и снова закрывает глаза. Здесь он. Куда денется. Этот раунд за Кармой. Чтоб она была неладна. Хотя… с ней все и так неправильно. Чуть не придушил, а она радуется. Когда она успела так поехать головой? Не уже ли это все его пагубное влияние?

Когда истерика наконец-то прошла, Карма спрашивает, что же его остановило.

И правда. Что? 

Почему ты не воспользовалась магией? ─ задает Николас ей встречный вопрос. Теперь его голос холоден и спокоен. Он закрыл, захлопнут ту дверь, где живут те самые демоны. Ничего не осталось от гнева, от той было ярости. Только холод. Привычный холод заледеневший души, на которой после смерти брата нарастает еще один слой льда. 

Николас смотрел на отметины своих рук на шее Кармы. Наверное, останется синяк. Перестарался. Слишком даже. Еще немного и действительно бы убил. Что же его все-таки остановило? На то было много причин. В некоторых из них он даже сам себе не признается. Но все же, что именно заставило остановиться? Какая из них? Отсутствие страха, которого он так добивался и так не увидел в нее глазах. Если бы Карма все-таки предприняла попытки сопротивляться, скорее всего он точно перешел бы черту. Как это было сейчас с ее обманом. Николас просто не увидел границу и продолжал гнуть свою линию. Пока не сломал.

Йон отнял много жизней, но хоть раз, хоть кому-то было так плевать на свою смерть? Хоть кто-то не начинал цепляться за нее до последнего? Даже самые отчаянные, кого, казалось бы, уже ничего не держало в этом мире, все равно пугались смерти на краю гибели. Даже самого бесстрашного можно было довести до ужаса. А ей плевать. Чтобы Ник не делал, она смеется ему в глаза.   

Однако когда-нибудь даже ее бесстрашие не остановит его. И другие причины он забудет в своем гневе. Может даже сам себя забудет. Карма не должна к этому привыкать. Не должна принимать все покорно. Иначе она просто упустит свой шанс отомстить.   

Николас долго молчит, ожидая ответ на свой вопрос. Слишком долго. Очень долго.

Ты же обещала убить меня, помнишь? ─ наконец-то отвечает. Почему-то сейчас ему до жути захотелось закурить, как обычно курил Джо. Всегда ругал его за эту привычку. До бешенства ненавидел запах дыма, но сейчас этого дико не хватало. ─ Так что не жульничай. Сама. Ручками. Пока жива, а не через проклятья после смерти.   

Пусть будет вот такая официальная причина. Поверит ли Карма или нет, это уже не важно. В любом случае, это действительно одна из причин. А сколько их вообще? Если Карма захочет, пусть попробует найти их все. 

Что может быть в моем сердце, если его вообще нет? ─ замечает Николас с тем же серьезном тоном. Нет, сердце-то физическое есть. Можно услышать, как оно бьется. Только того, другого давно уже нет. Мертво. Кстати, может кто-нибудь его уже похоронит и поставит на могиле крест? Помним, скорбим или что там обычно пишут?

Он снова замолкает. О чем-то снова думает. Его взгляд цепляется за кубик, выпавший у Кармы. Тянется, подбирая его с земли. Рассматривает внимательно, с педантичной придирчивостью. И правда куб Джонаса. И вот как это объяснить? Ник всегда считал, что винг исчезает вместе со смертью владельца. Пробует собрать. Не выходит. Лишь сильнее все путает. И как только у Джо так легко всегда получалось? За секунду раз-раз и собрал. Всегда смелся над жалкими попытками Николаса. Нет бы научить, мудила. Так и не научил.   

Где ты нашла винг Джо?

Даже не поднимает взгляд от куба. Кажется, получилось собрать одну сторону.

+1

13

Кармела смотрит на супруга. Она ждет, ответа ждет на свой вопрос. Вот только он не спешит давать его. Вместо того чтобы сказать причину, он задает ей встречный вопрос. Бестия улыбается. Она тоже играет в молчану. Взгляд Николаса концентрируется на ее шеи, девушка автоматически касается ее. Больно. Видимо останутся синяки. Приподнимает воротник от блузки, чтобы скрыть признаки удишься и не ловить больше взгляд мужа на себе. Так почему же она не воспользовалась магией? Ей бы хотелось ответить, что все было под контролем, что она бы успела. Но… это ложь. Она не собиралась что-либо предпринять. Наверное, главная причина – это сам Ник. Она хотела доказать ему, что не боится, даже если он попытается ее убить. Он не верил ей, и эта стала еще одной причиной, чтобы рискнуть. И она рискнула. Она не могла знать, чем это все закончится. Но даже это не остановило ее, ведь на кону была ее жизнь. Где-то глубоко внутри что-то подсказывала ей, что он остановится. Остановится, обязательно остановится. Но даже это ощущение покинуло ее, когда она увидела его взгляд. Взгляд жаждущий убить. В тот момент надежды рухнули, но она все равно не попыталась его остановить. Так почему?

Молчание первым нарушил муж. Он все же ответил на ее вопрос, но честно ли? Как знать. Кара слышала в его словах ложь. Он лгал ей. Точно лгал.

- Вот как. – Задумчиво произносит Карма. – Тогда не делай это своими руками. Ты слишком хорошо меня знаешь, чтобы не понимать сейчас смысл моих слов. Пока ты так жадно жаждешь своей смерти, то я никогда не пойду у тебя на поводу. Я никогда не убью тебя, пока ты заставляешь меня это сделать. Это тоже самое, что  сделать тебе одолжение. Это не месть. Месть, она другая. – Девушка замолкает, но ненадолго. – Может я не воспользовалась магией, потому что мне было интересно, сможешь ты перейти эту черту или нет? Ты ведь брал меня на слабо, что я струшу. Ты был уверен в этом. Я не могла позволить тебе выиграть даже в этом.

Совсем недолгая пауза, а после Николас говорит о том, что у него нет сердце. Как же? Оно ведь у него есть. Если бы его не было, то он сейчас не чувствовал боли. Он ее чувствует, ее не обманешь. Опять ей лжет. Всегда кричит о том, чтобы она не лгала, а сам?

- Есть оно. Расскажи это кому-нибудь другому. –Грубо отзывается Кармела.

Как же он порой невыносимо бесит. Так и хочется дать ему по щам. Сейчас бы она с удовольствием прилепила с размаху пощечину. Он это заслужил. Хотя бы потому, что чуть не убил ее. Ничего. Подождет. Дождется подходящего момента и обязательно этим воспользуется.

Какое-то время Карма смотрела по сторонам, лишь бы не на супруга. Она злилась на него. Невыносимо злилась. Из-за чего? Трудно сказать. Может быть из-за всего? Она бы продолжала молчать, не заговорила бы, если бы не выпавший кубик, который подобрал Николас.

- Даже если соберешь – он не откроется. Кубик открывается только своему хозяину. Да, ты не ослышался. Теперь он мой. – Говорит холодно, делает недолгую паузу. – Я его новая хозяйка. Не смотри так, я сама не знала, что это вообще возможно. Мой винг, кстати, загадочным образом исчез. Исчез тогда, когда я воспользовалась этим. Так что… как не крути, ты его все равно не откроешь. Даже не старайся.

Она видела его взгляд на себе. Он не понимал, почему именно она? Ведь как минимум винг должен был достаться хотя бы ему, ну или вовсе исчезнуть вместе со своим хозяином. Так что? Что же это?

- Он сам ко мне явился. Я не шучу. В нужный момент. В нужный час. Знаешь, мне кажется это дело рук Джо. Вернее, не кажется, я знаю это. – Встает наконец-то с пола, подходит к нему и протягивает руку. – Дай мне его, я тебе кое-что покажу. – Ждет, когда отдаст.  Как только винг оказывается в ее руке, то начинает собирать кубик-рубик. Всего тридцать секунд и он собран. – Он кое-что оставил тебе. Я не знаю, почему он заранее не отправил, но он знал, что кубик окажется у меня. Он знал, что ты все равно это прочтешь. Он знал, что я пойду за тобой. Он знал, что найду.  – Винг открывается и появляется небрежное письмо. – Я не смогла прочесть. Письмо можешь прочесть только ты. Даже тут обдумал, видимо не такой уж он тупой, как казался все это время.  – Вручает его. Оставляет право за ним:  останется ли письмо только в его праве или же он даст его прочесть и ей?

Здравствуй, Ник.
  Если ты читаешь это, то, по всей видимости, я уже мертв. Помнишь, ты говорил, что за мой острый язык мне когда-то отрежут голову? Видимо время пришло. Я не знаю, как я умер. Хотя, нет, знаю. Бендж по любому эффектно меня прибил. Эффектно же? Надеюсь, я улыбался до последнего? Я обязан был улыбаться. Если я этого не делал, то найди способ меня оживить и убей снова. Шучу. Хотя идея была бы неплохой.
  Я знаю, что у тебя много вопросов ко мне. Давай по порядку, ладно? Я не знал, что я умру. Вернее, я догадывался об этом. Именно поэтому я написал это письмо. Я знал, что если это  случится, то я уже ничего не смогу тебе сказать. Бендж ведь меня попытается похоронить. И раз ты держишь этот кусок бумаги, то значит он смог.
  Наверняка, ты не понимаешь, почему винг не исчез вместе со мной? Я искал, как это осуществить и нашел способ. Зачем? Я знаю, что если меня не станет, то это убьет тебя. Я знаю это хотя бы потому, что меня это тоже бы убило. Я не хочу, чтобы твое тело, так же как мое, исчезло и перестало существовать. Вот так просто. Словно его и не было. Больше всего, я не хочу, чтобы ты делал глупости. Все же я старше тебя на три минуты, а значит, я в ответе за тебя. Старший брат как никак. Я сделал так, чтобы после того, как я исчезну, мой винг оказался в нашем офисе, чтобы там его нашла Кармела. Не, я ее по прежнему терпеть не могу. И до сих пор считаю, что она худший вариант с кем можно было создавать брак. Но коль решился, хер с тобой. Но знай, она выебет тебе весь мозг во все известные и неизвестные извилины. Так о чем я? Почему именно она? Ближе никого нет. Я знаю, что она пойдет тебя искать. Почему я так думаю? Она привязана к тебе. Я думаю между вами не только ненависть, как вы об этом говорите, между вами есть что-то сильнее. У вас вполне может появиться связь, как была у нас с тобой. Она пойдет тебя искать. Это то, что мне нужно. Не иди за Бенджамином. Обещай мне, брат. Только не сейчас. Пережди, подожди. Я знаю, что ты захочешь отомстить, и я ни в коем случае не имею право отговаривать, ведь сам жажду мести. Но пообещай, что хотя бы в ближайшие две недели ты не станешь искать.
Ты слишком уязвим, чтобы идти сейчас. Если хочешь отомстить, то тебе нужно принять этот жесткий факт, что я мертв, и только потом действовать. Только тогда, когда появятся силы. Иначе все напрасно.
  Живи всем назло. У нас слишком много врагов, чтобы дважды их порадовать.
И передай своей кукушки, что однажды мы увидимся в аду. Пусть идет к черту.

Карма все это время молча наблюдала за Ником. Она ничего не говорила, лишь ждала, когда он посмотрит на нее. 

- Мне кажется, что это винг помог мне тебя найти. Хотя, у Джо не хватило бы мозгов на это. Слишком много супер идей для него одного. 

Отредактировано Кармела Йон (2020-05-12 10:28:06)

+1

14

Карма замечает его взгляд, прикованный к ее шее, и тут же поднимает воротник. Зачем? Не хочет, чтобы он смотрел? Не хочет, чтобы он думал об этом? Или ей самой не хочется об этом вспоминать? В любом случае, вины Николас как таковой не чувствует. Хотя правильнее сказать вполне осознанно принимает тот факт, что пытался ее убить и как-то отрицать это не собирается. Карма знала с кем и на что играет.

И играла она рискованно. Это нужно быть или абсолютно сумасшедшей, или на сто процентов уверенной в Николасе. Самое интересное, когда даже сам Ник не уверен в своих действиях. Когда попытка взять на слабо переходит в действительную попытку убить. Шутка перестает быть шуткой. Здесь всего один маленький шаг.

Понятно. Значит надо просто сделать вид, что я счастлив, ─ замечает Ник, поведя плечами. Не хочет делать одолжение? Вот оно как называется. Ладно, пусть будет так. ─ Твоя манера во всем тягаться со мной меня поражает. 

Когда Карма говорит, что у него есть сердце, Николас вскидывает бровь мол «да ладно, от кого я это слышу?». У нее как бы больше всех поводов убедиться, что там скорее камень. И тут вам здрасте. Что еще скажешь? Что у Николаса кроме сердца еще и доброта, честность да порядочность остались? Запылилось просто, а так все есть, на месте? Однако Ник промолчал. Пусть думает, как хочет. Пререкаться с ней сейчас совершенно не хотелось.

Карма наблюдала, как он возился с вингом. Неудачно, но ему было плевать. Он мог даже часами так спокойно сидеть и перебирать варианты. Получится в итоге или нет, ему было не важно. 

Знаю, ─ отвечает Ник, когда Карма предупреждает, что он не сможет открыть винг. Не за этим он его подобрал и крутил сейчас в руках. ─ И об этом тоже догадался.

Конечно остается вопрос «как?», но то что Карма теперь хозяйка винга было ясно по первому сообщению. Иначе она не смогла бы отправить письмо. Забавно. Джо больше всех шипел на Карму не брать его вещи, а теперь его винг у нее. И похоже сам же ей завещал.

Николас отдает винг, когда Карма хочет что-то показать и потягивает руку. Он сморит, как быстро она собирает головоломку. Ну точно, сговорились предатели против него. Слажено работают. Карма открывает и достает письмо, которое заранее написал Джо. Не уже ли все предусмотрел и специально подкинул ей винг?

Почему-то сейчас Николас вспомнил, как в том походе брат что-то писал по пути. Писал, психовал и тут же рвал. Джо часто бесится, когда надо отвечать на чьи-то послание. Тогда Ник не обратил внимание. Кажется, даже что-то пошутил про завещание. Пошутил… А ведь может уже тогда… тогда Джо понимал, чем все это может закончится. Что у них слишком мало шансов, этот противник будет им не по зубам. И действительно писал это письмо в той проклятой экспедиции? А сколько уже раз они были на волоске. Быть может такое письмо не первое? Просто, когда опасность очередная миновала, рвал письмо и писал новое. Здесь Джонас точно оказался умнее своего младшего брата. У Ника никогда не было мысли писать завещания. Как-то даже не подумал…

Он некоторое время смотрит на послание из прошлого, где брат все еще жив. Последнее письмо. Письмо, где Джо сообщит о своей смерти. Считай похоронка. Кажется, Ник даже не собирается читать. Нет, решается и открывает.

Паршивец, ─ срывается с губ Николаса через минуту. ─ Чтоб тебе пусто было на том свете. 

Предусмотрел. Все предусмотрел на случай своей смерти. Мудила. Умный? Да нихуя он не умный. Можно же было просто не умирать. И тогда не надо ничего было придумывать. Мог же быть осторожнее. Не рваться так ошалело в бой. Любитель гребанного риска. Просто мог бы немного беспокоится о своей жизни. Если знал, как убито будет чувствовать себя Ник, то хоть ради него. А теперь что? Теперь он же говорит ему сидеть на жопе равно и не рваться на рожон. Ах ты ж сукин сын.     

Тебе, кстати, привет из ада и пожелание отправится к черту, ─ говорит Ник, поднимая голову на Карму и сворачивая письмо. Не показывает, убирает в карма. Если спросит, может и позволит, а так зачем? Если же это для него письмо?

Он смотрит на жену странно. Словно в письме брат рассказал про нее какую-то страшную тайну. Просто Николас сейчас увидел в ней Джо. Гребаный риск и безрассудство. То, что сгубило брата. То, что может однажды сгубить и ее. 

Одно только утешает. С ней правило сработает как надо.

Отредактировано Николас Йон (2020-05-12 20:42:07)

+1

15

Постоянно на нее пялится. Бесит. Чертовски бесит. Даже не от того, что смотрит. А от того, КАК смотрит. Что ему от нее надо? Сверлит взглядом, даже тогда, когда прикрывает шею. Какого черта? Так и хочется ему это сказать. Это не его дело, почему она это делает. Да и не для него, а для себя. Ненавидит. Ненавидит, когда на теле есть ссадины. Тем более, когда настолько яркие... Не имеет значения, кем они поставлены. Терпеть не может это уродство.

Даже тогда, когда речь заходит о винге, ведет себя как последняя мразь. И опять. Опять смотрит. В какой-то момент ей хочется его паслась нахер и ничего не показывать. Делает это не из жалости к нему, а лишь для того, чтобы не бегать за ним, как за маленьким ребенком. Кто знает, может быть хоть Джонас сможет остановить его жажду приключения на пятую точку. Если не он, то кто?

Язвит, косится, бубнит себе под нос. Сначала даже не хочет читать письмо из прошлого. Но, так или иначе, все же читает. Злится. Кажется даже еще больше, чем обычно. Когда дочитывает «завещание», то складывает его и пихает себе в карман. Вновь на нее смотрит и передает от брата привет. Своеобразный привет, естественно. Кармела ухмыляется. Это очень похоже на Джо. А дальше… дальше Николас буквально сверлит ее взглядам. Да что опять? Небось снова что-то не нравится? Как же он ее сегодня уже достал. Сил нет больше терпеть. Подходит ближе. Еще ближе. И дает с размаху пощечине.

- Передай это своему брату. – Щека мужа становится розовой. – А это уже тебе. – Бьет еще раз, только в этот раз уже сильнее предыдущего. Сразу видно, кого она «любит» сильней. – За то, что придушить меня хотел.- Бьет в третий раз. Финишный. – А это, за то, что чуть не придушил. 

Ну, вот и все. Теперь стало легче. Намного легче. Буквально сразу же от него отскакивает. Мало ли, вдруг сработает рефлекс отдачи. Усмехается  и пожимает плечами. Не, а что, теперь они квиты. Все честно. Справедливость стоит всегда на первом месте. Смотрит куда-то вдаль, прячет винг в карман. Что теперь ей с ним делать? Каков у него настрой? Молчит партизан. Ничего не говорит. Что же такого мог написать ему близнец? И смог ли он его остановить?

- Ну что, отпустило? Или для этого тебе нужно еще раз хорошенько врезать? – Издевается Карма. Успокаивать явно не ее конек. – Что теперь намерен делать с Бенджамином? – Интересуется она, повернувшись к нему лицом. Вот же не задача. Он же ей ничего не говорил про него. Смотрит так на нее. Опять. Бесит. – Что смотришь? По-моему я тебе уже говорила, что я в курсе. Мне было достаточно влезть в твою голову и заглянуть в твои дерьмовые воспоминания. Я хотела тебе его произвести. Тогда, когда твои руки были на моей шее. Тогда, когда я все еще могла дышать. – Отводит взгляд. Если продолжит смотреть ему в глаза, то захочет еще раз залепить пощечину. – Думаю, не самая лучшая идея сейчас бросаться в бой. Ты проиграешь. Ты не в том состоянии, чтобы куда-то бежать сломя голову. – Мельком смотрит на него оценивающим взглядом. – Да и вообще, ты себя видел? Тебе нужно привести себя в порядок. Выглядишь так, словно по тебе пробежало стадо четырех копытных.

Поправляет блузку, отряхивает юбку и… идет. Обратно идет. В гильдию. Она не оборачивает. Не пытается проконтролировать каждый шаг супруга, идет ли он сзади нее? Нет, не потому что уверена, что он ее послушает. А потому, что знает, чтобы не было в том письме, это должно его остановить. Ведь это Джо. Раз его винг оказался у нее, то в этом должен был быть какой-то смысл. Иначе к чему все это?

Гордо шагает вперед. Думает о чем-то. Слишком сильно сконцентрирована на своих мыслях, чтобы ощущать кого-то рядом. Чувствует дикую усталость. Слишком долго искала. Слишком сильно переживала. Почему? Почему ее так беспокоит его жизнь? Дело ведь в их связи? Или не только? Как знать…

«-Когда-нибудь, Николас, я сверну тебе шею. Все, что ты делаешь в этой жизни – это отравляешь мне жизнь. Ненавижу тебя, придирок!»

Отредактировано Кармела Йон (2020-05-13 19:47:34)

+1

16

Карма нервно дергается под его взглядом. Не нравится ей. Явно что бесит и раздражает. Сама смотрит на его зло, словно хочет швырнуть что-то тяжелое. Только Ник даже не думает переводить взор. Может ему даже нравится вот так ее выводить?   

И вот кажется довел. Карма подходит и отвешивает звонкую пощечину. Что ж, заслужил, не поспоришь. Но на этом она не останавливает. Бьет второй раз. Третий. С каждым разом все больше вкладывая силу в удар. Щека становится не просто розовой, а люто красной. Болит, жжет, но Ник даже глазом не ведет. Даже не прикасается к ноющей коже. И зря Карма тут же отходит от него прочь. Ничего он уже ей не сделает. Не додушить же ее до конца из-за этого. Сидит также спокойно, как и сидел.

Рука болеть будет, ─ тихо усмехается Ник на предложение вмазать ему еще раз. Как ни крути, но ладонь после таких смачных ударов у нее тоже горит. ─ Что собирался, то и буду делать, ─ даже особо сильно не выглядит удивленным, когда речь идет о Бенджи. ─ И ты мне в этом поможешь.

Не спрашивает. Просто констатирует факт. В любом случае она никуда не денется, будет принимать участие. Правда только косвенное. Ее Ник к Бенджамину просто так не пустит. Если даже будет упрямится и устраиваться скандалы, в чулане запрет, но с собой не возьмет. А вот то, что она сама бестия может сыграть на руку. И то, что может что-то знать о трапперах.   

Залезть ко мне в голову? ─ изгибает Ник бровь и смотрит с наглым видом «да? Ну тогда прочитай, о чем я сейчас думаю?». Тут вдруг подхватывается, отводит взгляд и как бы говорит сам себе. Даже немного с сожалением что ли, что она сделать так не может. Все читать в нем. ─ Ах, ну да, ты же только ужасные видишь…

И кто его теперь знает, о чем он там подумал в этот момент. О каком такой неужасном моменте он мог вспомнить. Ник поднимается с земли. Черт с вами со всем. Пока ваша взяла. Только это не значит, что он отступит. Да, он не станет лезть сейчас в охоту, рваться в тот же момент в бой. Однако покоя не будет знать. Будет искать. Искать способ, как уже наверняка достать Бенджамина и его семью. Искать средство, чтобы обернуть ритуал или хотя бы притормозить. Быть такого не может, чтобы никакого средства не оказалось во всем мире сказки. Найдет. Всю землю перероет, но найдет. А пока исполнит просьбу брата и не станет никуда лезть две недели. Только дне недели, Джо.   

Подрывается с места и в легкую догоняет Карму, которая с психу пошуровала в гильдию. Даже его не ждет. 

Хоть по мне и стадо пробежало, да двигаюсь куда быстрей, ─ бросает ей, поравнявшись. ─ Шустрей, улитка.

И в этот момент бестия скорее всего пожалела, что не отбила ему и вторую щеку.

Отредактировано Николас Йон (2020-05-13 19:30:04)

+1


Вы здесь » Dark Tale » Незавершённые эпизоды » [05.07 ЛЛ] Когда потерян даже список потерь


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2020 «QuadroSystems» LLC