Джейсона устраивала работа с Закари. Не смотря на заслуги перед Гильдией, Шандар давал себе отчет, что в обычной жизни он довольно бесполезен. Примерно на уровне собаки-компаньона. Вроде, взгляд умный, понимающий, какие-то простые вещи может делать самостоятельно, даже команды выполняет. А какашки после выгула все равно кому-то другому убирать приходится.
(c) Джейсон Шандар

Девчонки, чего, когда подрастают, за сахаром охотятся? Поэтому им на свидании конфеты дарят? И шоколадки? Чтобы тебя не слопали?
(c) Почуй-Ветер

Люди невероятны сами по себе, а вместе они собирались в единое целое, способное справиться почти с любой бедой..
(c) Эмиль

— Вот знавал я одну сестру милосердия , Авдотья звали, девчонка смазливая была, лет восемнадцать только только исполнилось, младше всего нашего брата почти, но ты только проверни чего, приобними или ещё чего, так она тебе потом так уколет, что хоть на стенку лезь, а присесть, неа , и стой весь день.
(c) Алексей Вольский

— Лист капудыни? — усмехнувшись и пожав плечами, тихо проговорил Вейкко. — Лично я считаю, что раз уж этот листик не способен привести к сокровищам или юной заколдованной принцессе, то это скорее лист бесперспективной капудыни. Лист беспердыни, черт возьми.
(c) Вейкко

Она никогда не делилась своим прошлым, мужчина даже за эти полгода вряд ли смог узнать хоть что-то стоящее, помимо возможности ящерицы находить неприятности на свою аппетитную задницу.
(c) Рене

— Вот знавал я одну сестру милосердия , Авдотья звали, девчонка смазливая была, лет восемнадцать только только исполнилось, младше всего нашего брата почти, но ты только проверни чего, приобними или ещё чего, так она тебе потом так уколет, что хоть на стенку лезь, а присесть, неа , и стой весь день.
(c) Алексей Вольский

— Зануда? Гм.. Да, говорили и не раз. Мои соратники считают, что одной из моих магических способностей, является атака монотонными витиеватыми речами, пока противник не сходит с ума. Ахахахахахаха… — На сей раз, Эссен раскатисто хохочет, хлопая себя по колену ладонью.
(c) Герман Эссен

В вечернее время в Сказке всегда начинает твориться всякое необъяснимое и жуткое непотребство. То за поворотом тебя тварь какая-то поджидает, то в тенях деревьев оживает что-то странное и не очень материальное, то ещё какая странность произойдёт..
(c) Дарий

Решив, что «убийца» не достоин жизни, люди также постепенно начинали обращаться с ним хуже, чем с диким зверем. Насилие порождало ещё большее насилие, вот только преступникам очень часто отказывали даже в базовых нуждах, что уж говорить о компетентной медицинской помощи. Виктор давно решил для себя, что невзирая на их проступки, не спрашивая и не судя, он будет им её оказывать. Потому что несмотря ни на что, они всё ещё оставались разумными существами.
(c) Виктор

Она никогда не делилась своим прошлым, мужчина даже за эти полгода вряд ли смог узнать хоть что-то стоящее, помимо возможности ящерицы находить неприятности на свою аппетитную задницу.
(c) Рене

Нет, они любили лезть в жопу мира. Иначе зачем вообще жить? Вообще от мира со временем достаточно легко устать, особенно если не соваться в его жопы. Но было бы неплохо из этой жопы выбираться с деньгами, да еще и с хорошими деньгами, чтобы там например меч новый можно купить.
(c) Керах

Ему замечательно спалось в канаве, учитывая, что в тот момент он был куда ближе к свинье, нежели единорогу, а то, что храп кому-то мешал — дык зря что ли изобретали такую замечательную вещь как беруши? И вообще это был не храп, а звуки прекрасной живой природы. Скотина он, в конце концов, иль где?
(c) Молот

Ротт не был бы самим собой, если бы так просто и безэмоционально забывал о долге и деле, которое умел и мог делать. А лучше всего ему удавалось то, что многие под прикрытием милосердия и некоего высшего блага не воспринимают всерьез: калечить, рубить, сражаться, умерщвлять и иным способом губительно воздействовать на внешний мир.
(c) К. Д. Ротт

Звали этого маститого мясного голема Дарий и, если Ротту не изменяла память, массивный и практически неподъемный меч за спиной у этого человеческого выброса применялся тем весьма часто. А это значило, что пользоваться он им, как минимум, умеет. И, конечно же, Бешеному Псу хотелось проверить сей тезис на собственной шкуре, а заодно и испытать бывшего сопартийца по гильдии на предмет личностного роста, и степени прогресса боевых навыков.
(c) К. Д. Ротт

Конечно многие посчитают странным то, что двадцатилетняя девушка приглашает детей в гости. Что такого интересного можно было найти в общении с детьми? Но Агнес — это несколько иной случай.
(c) Агнес

Вместо вытекающей крови — клубничное варенье. А вместо меня — каскадер, который сейчас встанет, отряхнется и пойдет дальше по своим делам.
(c) Джун Нин

Есть в этом что-то странное, полагаться на чужое зрение. Хотя оно как бы уже твоё собственное, но все равно это иная перспектива, ведь твои глаза всегда закрыты. Все сложно. Зато никогда не заблудишься. Ведь если смотришь на мир с высоты птичьего полета, всегда знаешь, куда приведет тот или иной поворот.
(c) Стрикс

путеводитель сюжет нужные гостевая правила о мире роли магия расы FAQ
❖ Гильдия Стражей ожидает беспорядки на фоне приближающегося Дня Зверя.
❖ Где-то в холмах неподалёку от Валдена, по слухам, поднялся из земли древний трон. Говорят, тот, кто просидит на нём всю ночь, утром встанет либо мудрецом, либо сумасшедшим.
❖ В поселении объявился отец Забин, весьма странный тип, который коллекционирует святые символы любых форм, размеров и конфессий. Всем известно — он каждый год начинает поклоняться новому богу. Одни говорят, что он шарлатан, другие же — что он может даровать благословение от любого известного бога. (подробнее...)
Октябрь года Лютых Лун
❖ Свет и жара от двух солнц негативно влияет на все окружение; невыносимая жара, гибель урожаев на фермах. Кое-где в Валдене начали плавиться дома..
❖ 29 сентября года Лютых Лун в парковом районе практически полностью уничтожено четыре дома, девять задеты взрывами и пожарами. Погибло семнадцать человек и фэйри, пострадало около тридцати, в том числе многие ранены не последствиями взрывов и пожаров, на их телах обнаружены колотые раны в жизненно важные органы.
❖ В ходе Совета Гильдий решили временно отказаться от войны с Ягой: в такую жару просто невозможно двигаться и что-то делать.

Dark Tale

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Dark Tale » Личные главы » [25.07 ЛЛ] I'm okay, I'm okay!


[25.07 ЛЛ] I'm okay, I'm okay!

Сообщений 1 страница 17 из 17

1

I'M OKAY, I'M OKAY!

25 июля Лютых Лун

Валден

памагите Каминари, Персефона, К.Д. Ротт, Окари, Таво

ПРЕДИСЛОВИЕ

Это должен был быть один из многих летних дней в Валдене, но что-то пошло не так...

Нюансы

Персефона
Выпив Услужливое зелье вас не только начинает тянуть в людные места, но и появляется непреодолимое желание сослужить добрую службу всем окружающим в радиусе 5 метров. Донести чью-то сумку? Направить прохожего по нужному маршруту? Влезть в чужое расследование? Вы стараетесь помочь, даже если вас не просят, и кто знает, к чему это в итоге приведёт.

Окари
Это зелье оказалось очень пряным на вкус. Теперь вы — настоящий альфа самец, девушки тянуться к вам как железо к магниту! И все бы ничего, но... теперь вы единорог. Большой белый конь с рогом и радужной гривой. А тянутся к вам девственницы и девственники. Если вы сможете помочь такому влюбленному, обязательно получите награду.

К. Д. Ротт
Выпили? До дна? Говорят это зелье задумывалось как афродизиак, но что-то пошло не так... Теперь вы — образец скромности и целомудрия всего Валдена. Вы дали обет воздержания, вы разговариваете и ведете себя согласно этикету истинной чопорной леди.
И да, вы СТРАШНО смущаетесь от любого непристойного поведения в вашем присутствии.
P.S если решите падать в обморок, обязательно убедитесь что рядом с вами есть сильные мужские руки, готовые вас поймать!

Каминари
Что же... вам повезло! Это зелье всего лишь поменяло ваш пол. А еще теперь вам невыносимо как хочется устраивать подвиги, помогать слабым, спасать принцесс и так далее.

А как в этом дурдоме оказался Таво - тот еще вопрос...

Свобода Воли: да.

+5

2

Каминари всегда относился к творящимся вокруг пиздецам с философским пофигизмом. Пофигзм был именно философский, а не какой-нибудь там еще по одной простой причине: дракон вычитал про такой подход к нестандартным ситуациям в книге какого-то земного мудреца хрен знает сколько лет назад.
Поэтому проснувшись в борделе рано утром и обнаружив небольшой сюрприз, Каминари не испугался.
Каминари не выпал в осадок.
Каминари лишь слегка залип, задумчиво рассматривая себя в зеркале.
- Вот тебе и на. - Вынес вердикт дракон, осмотрев себя со всех сторон. Девица из него была хороша: высокая, статная, крепкая. Длинные черные волосы никуда не делись, как и наглые красные глаза. А ноги? На таких ногах Ками пожалуй женился, коли можно было жениться лишь на одном органе из всего тела.
Ноги закономерно переходили в крепкую как орех задницу, которая привела Каминари в тихий восторг. Хотя кто бы сомневался, что если уж суждено ему стать женщиной - то женщина из него выйдет на все сто!
Вот только грудь на взгляд дракона была несколько большевата. Но высокая и аккуратная, только вот все равно слегка тряслась при ходьбе. Ощущения были странные и непривычные.
Даром что ночевал он в борделе, и уверенно шагающая к источнику в подвале полуголая девица (еще и придерживая свои достоинства на лестнице) никого не удивила.
Что Каминари делал в борделе?
Прятался, естественно. Бордели под покровительством «Границ» вообще были его любимым местом, когда надо было исчезнуть после очередного заказа. Нынче клиент выдался особо сложный, и Каминари считал, что вполне заслужил отдых.
И пусть не спамят ему на винг всякими воплями!
Единственное что мешало убийце в полной мере насладиться добротно сделанной работой - вот это маленькое происшествие.
Лежа в теплой водичке горячего источника, ящер смотрел в потолок и думал. Потолок этот был побелен, но из-за влажности кое-где пошел трещинами. Каминари лениво отметил, что стоит сказать об этом хозяйке борделя, а то как это так...
В воде было хорошо. Все-таки... родная, в какой-то мере, стихия. Однако вода была не в состоянии вернуть ему облик. Благо хоть в драконьем он почти не изменился! Разве что слегка изящнее стал, но это мелочи.
Провалявшись в импровизированной ванне еще с пол часа и вдоволь насмотревшись на себя со всех сторон, Каминари принял единственное верное решение: надо пойти в Латт Свадже и спросить, что это за херня. Может он вляпался в какую-то ловушку, пока работал? Или что-то в этом роде, мало ли. Дракон не был мнительным, но он не любил зря рисковать.
Своей тушкой в особенности.
Поэтому наскоро собрав свои немногочисленные вещи, дракон направился прямиком в лечебницу. «Это вот все просто случайная причуда Воли, а не смертельное проклятие недоброжелателей.» Осторожно понадеялся Каминари.


Примерно через полтора часа он сидел в коридоре Латт Свадже, перед дверью с многообещающей вывеской "Доктор Персефона". Имя доктора вызывало какую-то инстинктивную неприязнь, хотя дракон никогда ее не видел.
Читал что-то?
Каминари вздохнул, накручивая на палец длинную прядку волос и уставившись мрачным взглядом на зашедшую в кабинет бабулю. Бабуля выглядела вполне себе бодренькой, даже успела поинтересоваться у Ками не является ли он проституткой.
Он с самой милой улыбкой убедил старушку что он всего лишь скромный убийца, не имеющий никакого отношения к представительницам древнейшей профессии.
Бабуля осталась довольна: видимо, по ее мнению, такая профессия гораздо лучше подходила "молодой девушке".
Тем временем и его очередь подошла и дверь соблазнительно приоткрылась...
Доктор Персефона оказалась невысокой рыжей женщиной явно человеческого происхождения.
- Доброе утро, - мягко улыбнулся дракон, без особого интереса ее рассматривая. - Меня, кажется, слегка прокляли, не могли бы вы посмотреть? ~ - сразу перешел к делу дракон. Он заглядывал ей в глаза с таким выражением лица, с каким ребенок мог смотреть на Супермена.

Внешний вид

Одет в [мужские] мешковатые штаны с кучей карманов. Штаны явно большеваты. Черная футболка - маловата в груди, большевата в плечах. На поясе висит вакидзаси в ножнах. На ногах вполне себе резиновые сланцы, намного большего размера чем надо.

[icon]https://i.imgur.com/uwG0H9f.png[/icon]

+7

3

Что может быть прекраснее рутины?! Ах, эти обычные наполненные солнцем и ворчливыми пациентами дни! Эти сморщенные злобные бабки! Этот нескончаемый поток сопливых, проклятых, травмированных, вечно-недовольных, разбитых…
- Следующий!
Красота. Даже мозоль на языке от бесконечного повтора одного и того же текста не могла испортить женщине настроения. В конце концов, что может быть восхитительнее сохранения чужого здоровья! И кошелька, конечно, ведь ее дежурство сегодня было совершенно бесплатным.
- Раздевайтесь до пояса и присаживайтесь сюда… - промурлыкала она в который раз, едва ли глядя на очередную пожилую леди.
И ничто не способно было испортить ей сегодняшнее настроение. Ведь за сегодняшний день она стольким уже смогла помочь! И даже больше, если принимать во внимание прекрасно отработанное ночное дежурство!
Позавчерашнее кажется.
Как же ей нравилось дарить всю себя нуждающимся!
- Следующий! – она на мгновение опустила взгляд, дабы почесать зудящую коленку, а когда подняла глаза, едва не свалилась со стула от такой… красоты.
Вульгарно внесшая свои выдающиеся достоинства в кабинет татуированная девица в откровенно мужских шмотках просто напрашивалась на то, чтобы ей помочь!
- Раздевайтесь. – бездумно брякнула Персефона под стук выпавшей из пальцев ручки, но тут же отвесила себе мысленную пощечину.
С девицей то явно было что-то не так!
- То есть, присаживайтесь. – она приспустила очки на нос.
Но нет, проклятием тут даже не пахло.

+5

4

- Нынче каждая проститутка - убийца или ассасин. - послышался со стороны тягучий, высокомерный и с лёгкой скрипотцой голос, чей обладатель сидел на лавке с противоположной стороны коридора и, закинув ногу на ногу, скрывался за широко распахнутой газетой, ожидая своей очереди. Когда же барышня направилась в кабинет, газета слегка сползла вниз, и дед с хитрым прищуром украдкой проводил девицу взглядом. Лёгкая ухмылка и самовольно вырвавшийся хмык сиюмоментно растворились под пристыжающим взглядом бабульки, от которого Таво поспешил мастерски увернуться - старик громко кашлянул и зашебуршал газетой, прячась за ней и с профессиональным мастерством изображая, что он вовсе не при делах.
- Что за времена пошли. - через некоторое время, когда дверь в кабинет была уже закрыта, всё же продолжил он диалог не то с самим собой, не то с бабкой, которая до этого общалась с темноволосой девицей. - Никакого уважения к профессии. В моё время ты либо трахался с кем-то, либо убивал кого-то. Всё было просто и понятно. Правильно, ведь? Никто и не слышал об этой проф-периориентации, - или как её там, - о которой так много болтовни в последнее время.
Старик недовольно хмыкнул, возмущённо переворачивая страницу, а вместе с ней и свою мысль:
- Каждый нынче мнит себя если не творцом, то как минимум ремесленником. А просто хорошо делать своё дело никто не хочет! Куда катится этот город.
Потихоньку голос его пошёл на спад, нотки раздражения исчезли, да и сам монолог превратился в едва различимое бормотание. Газета же в его руках всё так же сопричастно скрипела и шуршала.

+9

5

[nick]Сэр Квадрагинтиллион[/nick][status]Добродетель — корень, богатство — итог.[/status][icon]https://i.imgur.com/DZOrols.jpg[/icon][sign]Талант — не редкость, редкость — умение выжить при своих талантах.[/sign]

Когда слуга закончил с приготовлениями и робким поклоном утвердил об окончании процедуры переодевания, леди Квадрагинтиллион стояла перед высоким вычурным зеркалом во весь рост, оценивая в отражении качество сочетания белого и черных цветов. Одежды аристократки в присущем ей обыкновении объединяли в себе отсылающую к дворянскому статусу строгость, идейную и в приличных границах выраженную дороговизну и, конечно же, помпезную и слегка игривую неповторимость, трактующую всякому смотрящему глубоко осмысленный индивидуализм и прагматичный характер носителя. Изящно изогнутая в пояснице, она взирала на себя с пьянящей толикой осуждения, умело смешивая ту с казалось бы совершенно противоположным реагентом впечатления: с завороженным одобрением собственного ничем не обремененного выбора.
— Ох, — нежно, почти молча дама выдохнула из себя мышечное напряжение и телесную гибкость, — мне так жаль, что каждый без исключения не может себе позволить быть столь же ювелирно восхитительной, какой порой себе позволяю быть я, — со стороны могло показаться, что слова двухметровой леди преисполнены желчи и ханжеского высокомерия, однако это с лихвой компенсировалось неоспоримой красотой и гармоничным внешним убранством ее одеяний. И, тем не менее, в этот непростой для особы благородных кровей день, ее настроение и внутренняя стабильность, а вместе с ними и душевный порядок были осквернены патологическим вмешательством в здравие молодого организма некой раздражающей сыпи на теле ментального спокойствия. Так уж вышло, что с недавних пор дама Дхо Ротт стала жертвой богопротивных нападков внезапных приступов чрезмерной скромности, излишней волнительности и беспочвенной запуганности, повторение случаев которых каждый день лишь все сильнее, и сильнее учащалось, ставя под угрозу не только репутацию прекрасной незамужней женщины, но и саму сохранность ее эмоциональной молодости. Неспособная более в одиночку уживаться с идеей победы над психологическим гриппом и подогретая советом старшей женщины в семейном кругу, она приняла решение навестить профессионала, достаточно квалифицированного и опытного, чтобы о его способностях не пришлось справляться в обществе тех, кому можно было доверить столь сокровенные тайны. Как было не сложно догадаться исходя из законов и неписаных правил жизни аристократии, обратиться к семейному врачу, знавшему ее с самого момента рождения и непосредственно помнящему о появлении каждой новой веснушки на прелестном лице, она не могла. Посему, преодолевая справедливое предубеждение и горячечную информационную скупость, леди Квадрагинтиллион решила воспользоваться услугами и авторитетом по слухам сведущего во врачевательском деле специалиста с мифологическим именем “Персефона”.
Для поддержания конспирологической скрытности и сохранения таинства передвижения, громоздкая на вид, но плавная и размеренная в движениях девушка позволила себе пренебречь этикетом и заменить платье в пол на более практичные белые штаны, обыкновенно используемые ей для конных прогулок. Для пущего соответствия намеченному пути и потворствованию революционному духу начинания, она решила пойти в Латт Свадже одна, без какого-либо даже формального сопровождения. Более того, разгоряченная и самозабвенная в познании преступной дорожки, она настолько заплутала в омуте неосторожности и претенциозности, что даже не стала никому сообщать о том, куда она направляется, а ведь предполагалось, что она будет отсутствовать в поместье несколько часов к ряду, а полдник, проводимый в строгой обязательности присутствия каждого члена семьи, впервые за всю историю рисковал оказаться сорванным по столь не благоразумной причине и без оправдательной невнимательности. Что и говорить — порой даже самая скромная воспитанница могла ослушаться установок воспитательной прямоты и скрупулезности дворянских семей. Но переживать и подкармливать сии оставшиеся позади треволнения уже попросту не было времени. Бодрым, но оттого не менее выверенным и поставленным шагом, цокая по брусчатке в меру высоким каблуком и преодолевая расстояние в несколько улиц, оставшееся между ней и точкой назначения, леди заметно переживала, то и дело прикрывая лицо черной, обвитой белым тканевым кольцом, шляпкой. Из-за столь незамысловатой оплошности и суетливости, восхитительные рыжие локоны ее модной прически начинали преодолевать трансформацию в некий бесформенный сумбур, что только сильнее раздражало и мучило и без того озадаченную персону.

Отредактировано К. Д. Ротт (2020-04-14 01:31:11)

+5

6

Бах!
Снова. Снова, снова, снова. Ну сколько уже можно? Единорог никак не мог запомнить последовательность перестановки многочисленных (да, четыре - это много) ног, которые, ко всему прочему, справлялись и гнуться, казалось, во все стороны. Или это с непривычки? Хотя какая к черту непривычка, если вот он - единорог. Живее всех живых, мать вашу. И всегда был. Вместе со своим фанклубом невинности, от которого никуда не мог деться, но внимание которого льстило. Сейчас, правда, фанатов поблизости было до неприличия мало. Всего лишь одна штука. Зато какая!
- Бедненький ты мой, ушибся?!
На мгновение он прекратил пытаться собрать конечности воедино и поднять свою исполинскую тушу вверх, предпочтя этому всему уложить тяжелую рогатую голову на колени прелестнице, что присела рядом и сочувствующе гладила белую шерсть на шее. И плевать, что у прелестнице безнадежное косоглазие, нос картошкой, растет горб, одна нога короче другой, а волосы похожи на солому. Рогач вздохнул, дыхнув перегаром, но очарованное его магией созданье не смутилось тяжелому спиртовому духу от грубой морды.
- А ты как думаешь, дурында, - пробасил он, - если я ебнулся аккурат на брусчатке? Кто так строит, - сплюнул он, - вот кто, епт, так строит, ты скажи мне?
- Ножка болит? Давай поцелую!
- Поцелуй, - внезапно великодушно согласился он, с самодовольным важным видом глянув, как однозначно никем не целованные губы приникли к его запястью. А потом, крякнув, худо-бедно поднялся на ноги, будто корова - вначале жопой, потом и передом. Отряхнулся и мрачно поперся было дальше, но внезапно остановился и обернулся на как ее там?.. Пусть будет Маруськой. Вот кто-то всех бездомных кошек зовет Маруськами, а у него прибившиеся девки будут так зваться.
- Эй, Марусь, - снова пробасил конь, - а куда я шел-то?
Девка похлопала своими кривенькими страшненькими глазками, нахмурила лобик, став еще более непрезентабельной, и куда-то ткнула пальцем. Рогач проследил за направлением, особого смысла в нем не углядел, но за полным отсутствием дел целеустремленно направился в указанную сторону, покуда взгляд его не привлекла весьма видная во всех отношениях женщина.
- Ля, какая, - сплюнув на брусчатку, воодушевленно загоготал он, снова чуть было не запутавшись в ногах при попытках перейти на что-то побыстрее похмельного шага. - И задница-то, задница - ну пэрсик из райского сада! - одарив примечательную часть тела хлестким и метким ударом хвоста, рогач, позабыв про бедную Маруську, уже всячески подкатывал яйца, осыпая комплиментами - один похабнее другого.
- А что мордашку-то прячешь-то, краля, а? Аль обидел кто? Дык покажи - у меня с ним разговор короткий будет во всех отношениях! - продолжая дыхать перегаром, он и не думал отстать. Как и заподозрить что-то темное, будучи с безнадежного похмела.

Внешность

Здоровый мачо-жеребец в самом расцвете сил. Мускулистый и мощный коняга под два метра в холке, с раздвоенными копытами, почти белой шерстью и сомнительной расчесанности хвостом и гривой радужной расцветки. Посреди лба золотистый рог.
От него несет цветами и стойким перегаром.

Отредактировано Окари (2020-04-11 19:14:11)

+5

7

Слова деда чуткий драконий слух не упустил. Стоя уже на пороге кабинета, Каминари качнул головой, окинув говорившего задумчивым взглядом.
- Сейчас, - пожав плечами, он потянул за горловину футболки, стягивая ее через голову. В штанах что-то позвякивало. Изменившееся тело нисколечко не прибавило убийце стеснительности - какая разница каким задом щеголять? Каминари вообще не особо понимал зачем стесняться своего тела, какое бы оно не было.
В облике дракона на него почему-то никто не орал "Каминари оденься!!". Вздохнув, он взялся за пояс штанов.
«Стоп!» Персефона дернула бровью, изо всех сил сдержав свой порыв броситься помогать своей новой пациентке, но все равно вцепилась в край стола. Надо было держать свое докторское лицо! Докторское лицо! А раз под верхней частью модного лука у дамочки ничего не оказалось, то подсказывало ей чутье, что и трусы…
- Этого достаточно, спасибо. – пресекла она попытку леди спустить с себя штаны. Вместо этого указала на стул и встала на ноги, растирая кончики пальцев.
- А теперь позвольте своими словами? На что… гм… жалуетесь?

Не на размер груди так точно.
- На вот это. - Каминари невозмутимо пожмакал себя за грудь.
- На наличие груди, на патологию груди, на уплотнения в груди? – деловито уточнил Сеф, натягивая на руки явно притащенные из внешнего мира перчатки.
- На наличие. Представляете, доктор, - дракон покосился на дверь. - Вчера ее не было.
«Вот как? Очередное «Увеличьте себе грудь без вингов и регистрации?»
- Совсем не было? – на всякий случай уточнила доктор.
- Совсем. - Вздохнул Ками, с сомнением поглядывая уже на доктора. Медицинские процедуры не вызывали у него доверия, в особенности те которые не были завязаны на магии. Поэтому ящер ерзал на неудобном креслице для клиентов, то и дело поскребывая татуированные плечи.
«Вот же счастливица! Из нуля, да в такую уверенную четверку…» Она пинком выкатила собственный стул в сторону пациентки и пристроилась на край, бегло ощупывая чужое великолепие. И, как ни странно, ни руками, ни в любом спектре своего удивительного зрения не могла заметить странностей. Грудь и грудь.
- Что еще кроме груди появилось у Вас со вчерашнего дня?
- Понимаете, кхм, доктор. Я уверен... на что меня прокляли. Нет, не грудью, -
Перебил ящер. Его татуировки словно двигались. Нарисованные облака твердели и приобретали форму, превращаясь в гладкую черную чешую. - Или наложили какое-то влияние. На самом деле я - мужчина. Я проснулся утром, а тут - это. - Он провел ладонями по своим бокам и вскинул голову, отбрасывая волосы за плечо.
- О! – многозначительно провозгласила в ответ Сеф, продолжая взвешивать в ладонях доверенное ей новоприобретение.
- Это объясняет… - она осеклась и отняла ладони. Стянула с рук латекс и вновь пробежалась руками по чужому торсу, обожгла искорками магии.
- Следов магии извне на вас я не вижу и чувствую. Это явно не проклятье и не заклятье. Вы вчерашним днем не принимали ничего необычного?
Под руками доктора кожа дракона твердела. Плоские узоры облаков обретали форму, превращались в гладкую чешую. И Каминари морщился, инстинктивно пытаясь отползти подальше от девушки.
...в голове вдруг возникла абсолютно левая мысль, что в эдаком облике он и в саму Гильдию Стражей пролезть может. Никто не догадается, кто он такой!
Разузнать всякого о любимых врагах. Хотя такие ли они враги тот еще вопрос, особенно если учесть последние события.
Черт, зря он раскололся!
Дракон вдруг осознал, что залез на сидение с ногами, уложив шикарную задницу на спинку стула.
- Нет. Я вчера работал. Пришел домой и лег спать. Ладно, доктор... ээ.. Персефона. Я попробую найти еще кого-нибудь, кто может быть осведомлен...
- Сидеть! –
тут же осадил его стальной голос доктора. И мягкие пальчики вдруг птичьими коготками показались.
- От меня еще никто без помощи не уходил! – отчеканила она, широко раскрытыми глазами уставившись на дракона. Впрочем, тут же поспешила смягчиться.
- Простите. Но я не могу отпустить вас, я просто обязана вам помочь, тем более если вы еще вчера были представителем другого пола, госпож… господин. Останетесь здесь, проведем полное обследование.
- Нет! -
Неожиданно тонким голосом воскликнул дракон. Пальчики у доктора оказались слишком сильными, а его мягкие части явно не были рассчитаны на такое обращение! - Не надо, у меня есть хорошие друзья. Э-э-э.... дамочка, перестаньте меня так маниакально щупать - я стесняюсь!

дабл пост :D

[icon]https://i.imgur.com/uwG0H9f.png[/icon]

+5

8

Погрузившийся в свою газету и бормотание, старик на некоторое время выпал из реальности. Как и подобает людям его склада, он легко увлекался всякими городскими сплетнями, происшествиями и невероятными в своей возмутительности свершениями. От очередной статьи его отвлёк внезапный приглушённый визг и последовавшее за ним восклицание:
- ... дамочка, перестаньте меня так маниакально щупать — я стесняюсь!
Дед нахмурился и задумался. Взгляд Таво косо упал на дверь, в очереди к которой он сидел. Только сейчас дед заметил подозрительно интригующую информацию, которая явственно высветилась в голове на фоне занимательного выкрика.
[ Астарот Зубодробилов. ]
Гласила табличка. Чуть ниже висела табличка поменьше:

[ Очень хороший доктор. ]
Голос в голове Таво прочитал последнее с большой вдумчивой расстановкой, будто писавший это старательно пытался его в чём-то убедить, ни на что при этом словно бы не намекая. На двери же, в которую недавно вошла темноволосая барышня, и откуда слышались интригующие звуки, сообщалось:

[ Доктор Персефона. ]
Дед перевёл взгляд с одной таблички на другую. Затем снова. И ещё раз очень вдумчиво. Скрежет вращающихся мыслительных шестерней в голове Таво можно было услышать аж в соседнем крыле Латт Свадже. Соотнести одни факты с другими, кажется, представлялось для него сомнительным, что, однако, не остановило ход седых мыслей. Старик причмокнул, а затем достал из внутреннего кармана камзола латунные часы на цепочке и проверил время, прикинув что-то уме.
- Нет, ну, мне-то чего стесняться... - еле-слышно пробормотал старик себе под нос.
- Моя печень подождёт. - можно было бы прочитать в этот момент в его глазах, если бы только он не моргнул в тот же миг и, убрав часы обратно, не достал из другого кармана крохотную, совсем не под размер его пудовым ладоням, расчёску и двумя лихими взмахами не расчесал свои кустистые брови. Гулко не то хмыкнув, не то крякнув, дед поднялся со своей скамьи, на ходу поправляя один шарф на шее и поднимая ворот пиджака, и со свёрнутой газетой под мышкой пересёк коридор, чтобы, с грохотом усевшись на противоположной стороне, вопросить:
- Так, кто из вас сюда последний?

Отредактировано Таво (2020-04-14 01:27:27)

+5

9

Леди Квадрагинтиллион была птицей не только опасливо полета, но еще и нравственно обреченной робости, из-за чего без исключения каждое ее появление на людях оформлялось громкой и возмутительной колонкой в местной газете. Не желая терпеть нападки со стороны представителей претенциозной и грязной журналистской профессии, она всегда старательно, надлежащим образом относилась к вопросам таинства своего присутствия и благонадежности места, избранного в качестве посещаемого. К сожалению для нее, и для ее выжидательной тактики, в планы по укрывательству девственной тайны своего местоположения никоим образом не входила оказия повстречать во всех смыслах недобросовестного джентльмена, а в особенности, если этим джентльменом был чудаковатого вида единорог. Подобравшись к даме в особо непростительной и подхалимской манере, парнокопытное создание вообразило себя, по-видимому, завидным и достойным ухажером для наследницы достопочтенного рода Дхо Ротт. Однако, нарушитель благопристойного и учтивого поведения не принимал во внимание особенно ранимый характер сэра Квадрагинтиллиона, из-за чего вел себя максимально вызывающе и чрезмерно упорствовал в попытках заслужить ее внимание. Придерживаясь разрабатываемого многочисленными поколениями аристократичной четы плана реагирования в подобных ситуациях, двухметровая девушка изящной наружности ускорилась, умело игнорируя всяческие попытки подступить к себе с любой стороны. Ее не покидала витиевато снующая и роящаяся в голове мыслительная суматоха, из-за которой чувство реальности раздражалось фатумом невроза и сдвигом по фазе шаткого психического баланса. В том мире, который она себе представляла, единороги не существовали вовсе, но сквозь прутья золотой клетки ребенка, рожденного в обеспеченной семье, явственным пейзажем проступала действительность, в которой если эти дивные создания и существуют, то олицетворяют собой стать, волшебство, радужное покровительство чудесам и благодатную замысловатость в прицеле детского по-доброму наивного взгляда на вещи. В данном же случае, преследователь и преступник, неспособный приструнить свои внутренние пороки, ускорился и скакал вместе с ней по брусчатке лицемерного следования непристойным намерениям. Она была уже готова закричать, как вдруг осознала, что помогать ей попросту некому, ведь в округе было ровным счетом нисколько людей, а те персоны, что могли прятаться и сновать по переулкам не самого законного района города, по вновь образованному предубеждению рисковали стать не спасителями, а соучастниками противоправного акта насилия над невинной красавицей. То ли от льющегося через край волнения, то ли от захлестнувших ее душевных терзаний, девушка с торопливого шага перешла на бег, а, вместе с тем, конвульсивная пульсация сердца взбудоражила внутренние рычаги впечатлений настолько, что она более не могла сдерживаться. По нежным щекам молодой девичьей кожи прокатились блестящие на свету дорожки из слез, беспорядочно размазывая по лицу тушь и превращая ювелирно утонченное личико в сомнительное подобие фрукта, слишком долго простоявшего под палящими солнечными лучами.
— Пожалуйста, — вскрикнула она сквозь всхлип, — оставьте меня в покое, — достав из висящей через плечо сумочки увесистый и инкрустированный множественными драгоценными камнями веер, дама поспешила прикрыть им посрамленное жалостливой обидой лицо, — у меня ничего нет, — не останавливаясь и демонстрируя чудеса спринтерского забега, и как будто бы игнорируя наличие надетой неудобной обуви, а также совершенно непригодную для бега поверхность, леди, тем не менее, не могла справиться с природной анатомической ограниченностью и перегнать огромного коня, чья безумная морда, если и не закончит ее существование здесь и сейчас, то уж точно будет приходить ей в ночных кошмарах до конца отведенных лет, — пожалуйста, уходите! Я не хочу иметь с Вами ничего общего! И лучше умру, чем ли..., — резво обогнув угол последнего строения улицы, дама порвала платье в плечах, из-за чего рукава висели на руках в качестве отдельного и довольно смелого дизайнерского решения, однако сие обстоятельство не шло ни в какое сравнение с роковым столкновением, произошедшим между ней и фонарным столбом, решившим покончить с нелепой погоней одним категоричным и радикальным воплем, за которым проследовали одновременный неприятный хруст и патологически громкий звук глухого удара.
— Я тебя в рот выебу и копыто через кишки протолкаю, тварь злоебучая, — вырвался из уст нежной девы внезапно пугающий баритон, из-за чего та сейчас в большей степени напоминала переодетого в платье мужчину, нежели возвышенную и изящную леди, однако сия слабость и легкий приступ шизофрении прошли также быстро, сколь быстро и начались.
— Пожалуйста.., — она схватилась надетой на ладонь белой перчаткой за голову, мгновенно окрасив ту в красный цвет, вытекающий из-под волос обильным перманентным потоком, — помогите.. доктор Персефона.., — сумев устоять лишь на четвереньках, девушка с превозмоганием подняла голову, раскрыв своему обзору всю полноту картины диковинной физиологии домогающегося ее жеребца. Сквозь генетическую мутацию непередаваемой толщи мускулатуры и множества внушительных жил, мощных копыт и вонючего запаха самого мало приятного мужчины, огромным монстром плоти, чудовищем мясной доминации, на нее выглядывало продолговатое нечто, что действительно было крайне легко спутать с пятым копытом, — вот куда меня покинули Боги, — констатировала она сквозь неумолимо надвигающуюся черноту пространства. Следом за замкнутыми в акте потери сознания веками, проследовала реакция столба, свидетельствующая о внутренней силе и личностном величии ранимой особы. От массивной вертикальной конструкции откололся маститый бетонный кусок с грохотом упавший на землю в опасной близости к более неподвижному телу леди Квадрагинтиллион.

[nick]Сэр Квадрагинтиллион[/nick][status]Добродетель — корень, богатство — итог.[/status][icon]https://i.imgur.com/DZOrols.jpg[/icon][sign]Талант — не редкость, редкость — умение выжить при своих талантах.[/sign]

Отредактировано К. Д. Ротт (2020-04-14 13:20:44)

+5

10

Рогач увлекся, а мутно соображающий его мозг, если он вообще еще справился не раствориться в обилии спиртного, которое накануне щедро влили в организм в лошадиной дозировке, пока упрямо игнорировал всевозможные сигналы. В конце концов, чего такого в том, что видная женщина габаритами не уступает мощному мужику, а черты лица куда грубее, чем обычно бывает? На Маруську глянь в сравнении, которая, правда, уже куда-то исчезла, будто развеялась как морок, - так этот шкаф - простите, шкафиня или шкафинесса будет в разы приятнее глазу, даром, что единорогу внешние параметры были-то фени - так, не более чем приятный бонус, если глаз радуется. А если не радуется, так есть и иные радости в жизни. Выпивка, например, после которой, глядишь, и глаз начнет радоваться. Тут знай себе за одним поглядывай - не дойти до кондиции, когда бочонок, иль забор, иль кусты какие становятся неотличимы от пассии. А если вдруг кажутся привлекательнее - совсем далеко за черту ушел, но да что поделать: любовь зла, любовь зла...
- Ну, ля-я, ку-у-уда-а-а же ты-ы-ы-ы, - протяжно, ласково настолько, насколько в принципе был способен протянул рогач, пытаясь не отстать и путаясь в пяти ногах.
Пяти?
Да, пяти. Ну, не равнодушен парень - это ж Вам не магия, чтобы управлять сим моментом по щелчку пальцев!
- Ну да-а-а-амочка-а-а-а, - канючил конь, оказавшийся без внимания. Ну, то есть, на него обращали внимание, пытаясь вначале прибавить шагу, отвернуться, а потом и вовсе припустили со всех ног, но это однозначно не то, на что уповал единорог! Он же достоин большего, лучшего!
Ну почему вот всякие стремные - нет-нет, не лукист же, как вы смели вообще такое подумать –Маруськи его готовы облепить с головы до пят, а нормальная женщина попытается сбежать – что за злая ирония судьбы, что за шутка провидения!
- Ну как же ничего! – болтать на бегу, тщась достучаться до холодного сердца, оказалось сложно – одышка не дремлет, ноги заплетаются, в глазах туман. – А твой шарм! Твое очарование! Ля-а-а, я тебе ногу сломаю нах, - последняя фраза прозвучала отчаянным пыхтеньем себе под нос. – Заебала рысачить, - мрачно бубнил он себе под нос, продолжая настойчиво преследовать свою новую пассию. – Спортивная, ля, ишь ты, - страдал он, тряся пивным пузом на бегу.
- Да я просто поговорить же, ля! – взвыл он в последней попытке достучаться до объекта своих вожделений, когда божья благодать сошла на него в лице столба, остановившего до этого, казалось, неостановимую в своем желании сбежать прелестницу. Рогач даже на мгновение подумал, что всё, закончился его роман, так и не успев начаться, хотя истинные ценители женского тепла отмечают, что мертвая женщина – еще 40 минут женщина…
Пока рогач тугодумно соображал, пялясь на незнакомку, а чо же делать дальше, случилось нечто страшное. На него гаркнул какой-то странный мужик, причем эти штуки, ну, слова, он делал устами той самой видной леди! От такого поворота единорог натуральным образом подсел на жопу, почти соприкоснувшись булками с брусчаткой, и, в таком нехитром положении, как будто нарочно выставив второй рог навстречу судьбе. Учитывая, что и сама дамочка бахнулась на карачки, со стороны все смотрелось настольно неоднозначно, что сторонний наблюдатель, поймай такое зрелище, ушел бы в запой на добрую неделю.
- Это что – кровь, ля? – тонко, будто ему прищемили яйца, пискнул рогач, да вякнул настолько неразборчиво, что прозвучало это скорее как «кровля».  Словно интересовался – не крыша ли поехала у его избранницы.
Всё так же булькающий в обилии выпивки мозг, тем не менее, сообразил вычленить из бормотания отдельное достаточно четко прозвучавшее «Доктор Персефона», однако занялся он и другим мыслительным процессом – часом, а не мужик ли притаился в женском одеянии?! От таких кощунственных мыслей он мгновенно стал как обычно однорогим. И, поднявшись, пытаясь отдышаться после изнурительной пробежки, озадаченно потыкал копытом здоровую тушку.
- Ля, ты живая хоть? – виновато прогудел он, поймав себя на том, что всё еще предпочитает верить, что это такая женщина. Тем не менее, надежда на физиологию никоим образом не повлияла. Пока конь стоял и тупил, думая, как и где спрятать такой видный труп, чуть не прозвучал контрольный выстрел. Точнее, выстрел-то прозвучал и случился в лице грохнувшего куска столба, принеся в радужную гриву несколько седых волос.
Выпав из оцепенения, рогач еще раз потыкал тушку, не обнаружив признаков реакции на него, и, вздохнув, с мрачным матерным бубнежом себе под нос хватив зубами за ляжку закинул эту отнюдь не легкую и воздушную тушенцую на свою спину и мрачно поплелся в сторону больнички. Он был зол, разочарован, огорчен, но всё еще пьян.
- Э, Марусь, - загорланил он, увидав какую-то бабульку с клюкой, – Не подскажешь, где тут ближайшая поликлиника?!
- Ля, что за день, - мрачно сплюнул он на землю, когда обморочная компания пополнилась. Эта хоть успела напоследок дрожащей сухонькой ручонкой куда-то указать. Делать нечего – пришлось и бабку прихватить с собой.
Спустя хрен знает сколько времени, потому что часов в зоне досягаемости не было, рогач уже пытался взять штурмом регистрацию, успел поругаться с армией бабулек, которые послали его нахуй еще витиеватее, чем он мог сам, и единорог, еще более злой, чем прежде, с грехом пополам отыскал нужный кабинет, едва не присев на жопу на скользком кафеле.
- Кто так строит, ля, кто так строит, - жаловался он своим обморочным пассажирам, и те сочувствующе молчали.
- Так, пенсионеры, разойдись, у меня больные на выдачу в критишном, епта, состоянии, - пробасил он, оборачиваясь, чтобы убедиться в целостности своего груза. – Блять, бабку потерял где-то, - расстроился он и мощным ударом головы вынес двери кабинета, которые, оказывается, открывались на себя.
Взору его предстало прекрасное.
- Ля, какая! - воодушевленно проорал он и попытался втиснуться в двери целиком. В конце концов, нужно было же вручить это вот, что там где-то еще лежит, ну, на спине. Если об косяк не снимется.

+4

11

Подобно апофеозу происходящего безобразия, дверь в кабинет распахнулась (Ками нахмурил губки и не удержавшись, воскликнул: Доктор, вы еще двери при пациентах не запираете? А если я тут совсем голенькая была бы, а?) и в комнату протиснулся... рог.
У ящера чуть не отвисла челюсть. Воспользовавшись моментом замешательства доброго доктора Персефоны, Каминари ужом извернулся из-под ее неуклонно надвигающихся ручек и переместился на кушетку. На кушетке лежал его меч, наличие которого в зоне доступности дракона изрядно успокаивало.
Рог оказался приделан к огромной лошадиной башке. Башка эта мало того, что была вида крайне помятого, так еще и голосила на весь Латт Свадже.
Огромный, мать его, радужный единорог!
Ящер улыбнулся коню хорошо натренированной улыбкой, попутно подгребая к своим шикарным формам футболку.
Но не так был страшен сам конь, как то, что он с собой тащил!
На могучей лошадиной спине трупиком болтался сам начальник боевого отдела гильдии Стражи. Каминари приметив знакомую рыжую шевелюру нервно вздрогнул.
Натягивая на себя футболку прежде, чем Ротт очнется и увидит его татуировку, в драконьей голове что-то щелкнуло: ведь он сейчас женщина! Даже если Бешеный Пес мог узнать его в нормальном обличье (в чем Каминари сильно сомневался, но предпочитал перебдеть), сейчас он бы очень хорошо скрыт. Да и Ротт выглядел хреновато.
Не воспользоваться ли шансом устранить эту занозу из задницы?
Тонкие пальцы скользнули по соблазнительному изгибу ножен вакидзаси.
- Офигеть, единорог! - гаркнул в ответ коню Каминари, срываясь с места уже вполне себе одетым. Правда тапки куда-то улетели, но без них было значительно удобнее. – Ты где его нашел? – С сомнением потыкал Ротта в бок пальчиком. Убедившист в бессознательности Пса, ящер кое-как стащил стража с кониной спины. – Пиздец он тяжелый, хорошо вас там в страже кормят. – Буркнул дракон себе под нос, кое-как уложив немаленькую тушу на кушетку. – Рогатый если это ты его прихлопнул – то когда, - «Если» - Он очнется – мало тебе не покажется. – С легким сомнением в голосе произнес убийца.

[icon]https://i.imgur.com/uwG0H9f.png[/icon]

+3

12

ТрудоВыебудни. Ебут и ебут, и ни минуты покоя. Бабульки с запорами, фейри в маразме, сопли до колен, колени до соплей, геморрой головного мозга и прочие прелести смены дежурного терапевта. Но по очереди! По святой, гениально изобретенной, облегчающей все проблемы очереди! Которую вотпрямщас грязно попрало рогато-лохматое и без бахил!
- Так закрыто же. – пискнула Сеф, выпустив из цепких всепомогающих лапок новообретенные своей пациенткой груди, и уже собственной перегораживая дорогу ломящемуся в кабинет коняге.
«Чем я могу вам помочь» ломилось в воздух одновременно с «Куда без очереди?», а ситуация стремительно выходила из-под контроля доктора. То девица-которая-мужик вдруг начала скакать вокруг застрявшего задом в дверном проеме единорога, то пьяный четвероногий, явно тугой на свои мягкие лошадиные уши упорно впихивающий Персефоне бездыханное тело какого-то…
«Еп твою Волю за четыре ноги»
- Мама. – пискнула же она вслух и поспешно села обратно на стул, признав во взлохмаченной прическе мешковатой ноши своего внезапного пациента самого Квадрагинтиллиона Дхо Ротта! Да еще с окровавленной головой! Верхом на единороге! В дамской, мать его, блузе!
«Тесс меня убьет»
Однозначно. А если туша на спине у единорога успела откинуть копыта (копыта! Все поняли?), так господин Дознаватель от таких новостей догонит ее бедную тушку и убьет еще раз.
Правда это будет потом. Сейчас ее кабинет громят без ее же разрешения! Приходят к ней без должного уважения! В конце концов, врач она или не врач?!
Мозг быстро расставил по своим местам: так как без помощи от нее уйти не смел сегодня никто, стоило сначала заняться наиболее тяжело раненным. И здесь выбор между ссадиной на голове и роскошной грудью, увы, был не в пользу последней.
- А ну всем оставаться на месте! – тихий блеющий голосок доктора вдруг обернулся серьезным контральто, не без истеричных ноток правда. Для верности Сеф даже ногой притопнула.
- Ты! – указующий перст уперся в сиськи пришедней  к ней бабомужика, - ножик свой убери, тут больница, а не мясная лавка. И помоги мне.
Стаскивать с лошадиной спины двухметровую тушу господина Ротта в одиночку было тем еще развлечением. Хотя не мешало Персефоне попутно приложить ладони к пострадавшему месту да по-быстрому стянуть рану.
- А ты! – она от души пришлепнула свободной ладошкой бессовестное копытное по боку, - выйди в коридор, бессовестный! Ты сломал мне двери в кабинет! Заберешь своего… избранника сердца через пять минут после того как поставишь мне двери на место!

+6

13

Томительное ожидание рисовало в голове деда картины радостной встречи с очаровательным доктором. Ехидный задор, седина из бороды и бесы под рёбрами - всё смешалось в котле воодушевления. Увы, ненадолго. Благоговейные размышления были безобразным образом прерваны.
- Ветеринарный корпус через два здания отсюда, дятел копытный! - возмутился фэйри, вскакивая со скамьи, чтобы сердито пригрозить единорогу опаснейшим орудием праведного гнева в руках старика, - свёрнутой некрологом наружу газетой, - но не успел, будучи снесённым невероятной кобыльей мощью. Как был, так чуть не свалился с ног. Возмущению его не было предела. Мало того, что лошадеобразное прогрохотало через всё отделение, сотрясая стены и кафель, мало того, что оно распугало всех порядочных горожан, мало того, что подняло на уши всех, кого ещё только можно было поднять, но ко всему прочему - /оно влезло без очереди/. Немыслимо! Капля камень точит, одно рисовое зерно склоняет чашу весов, и всё в таком духе - произошедшее сорвало крышку с засоленной банки терпения Таво.
- Всем здесь только спросить! Я буду жаловаться! Санитар, пилилю в мозг этой сволочи! - громыхал возмущением дед и сотрясал воздух кулаками, подымая в своих чувствах пациентские массы коридора на борьбу с неслыханным злом, решившим вторгнуться в их верой и правдой отсиженную в стоическом ожидании очередь на пути к спасительной обители благополучного спасения от недугов тела. Однако Таво не был бы самим собой, если бы в мгновение ока не сообразил, и не подорвался к проходу, где встрял единорог, продолжив возмущаться уже внутрь кабинета:
- Мадемуазель-доктор Персефона! Это невоспитанное животное несомненно обязано возместить вам потерю двери. Какой отвратительно удачный повод обзавестись качественной шикарной дверью всем коллегам на зависть! Непрошибаемую нахалами, невыносимую, зачарованную настоящим мастером своего дела и проверенную лбами царквейтов. Пускай платит за качество!
И, поглядывая то на недообнажённую пациентку, то на доктора, то на тушу в проходе, кое-как просунул мимо последней

карточку.

https://i.imgur.com/D8eLdaz.png

+5

14

Леди Ротт олицетворял собой нежный и утонченный цветок в разворачивающемся на глазах омуте безобразия. Пока одинокий и патологически обреченный следовать зову похоти единорог перемежал лучи внимания с одной дамы на другую, а сами дамы, каждая по-своему, узнавали в насильном наезднике изощренного рогатого посетителя клиники кошмары былых знакомств, он сам мирно и безмятежно погружался в красочные пучины удивительно правдоподобного сновидения. Лежа в неудобной позе на мускулистой спине удручающе навязчивого бездельника, леди видел пейзажные картины девственно зеленых лугов, контрастирующих с цветочными полями самых разных мастей и всех мыслимых, и немыслимых цветов. На томимых бессознательным состоянием глубинах ему мерещились горделивые и бесподобные табуны единорогов, усиленное созерцание коих прекрасным образом переливалось ярким контрастным танцем множества розовых, голубых, желтых и белых оттенков. Столь восхитительные и непередаваемо радостные создания бесконечным циклом перемещений диктовали свой собственный, ничем не обремененный, ритм жизни и образовывали идиллическое настроение от единственно важного факта — реальности существования. Дама Квадрагинтиллион и сама была в своем видении невероятно чистой, едва ли не прозрачной, благовидной и во всех смыслах невинной девицей, чьи внезапная нагота и неприкрытость не были свидетельством распутного и раскованного поведения, а лишь символизировали о подчеркнутом ощущении естественной близости, родственной связи с материнской заботой природы. Так, омываемая ласковыми прикосновениями тысяч растительных насаждений, услужливо подгоняемых едва прохладным и нежным шепотом ветра, она пустилась в жизнерадостный и безропотный забег, чтобы скорей подружиться и стать гармоничной частью утопического общества причудливых лошадей. В реальности, тем временем, поведенческая цепочка безучастной пациентки пестрила страдальческими стонами, спровоцированными докторским осмотром пораженной области головы; довольным вдохами и редкими непроизвольными улыбками, образуемыми благодаря исцеляющей силе видимой лишь ей блаженной фантазии, а также не сложными спонтанными речевыми конструкциями, не имеющими отношения действительности.
— Ах, прошу, будьте благоразумны, — вырвалось у нее сквозь пелену достоверного бреда под холодным прикосновением женской ладони, — не опускайтесь до изнасилования: в акте потворства плотским желаниям нет ни правды, ни надежности наслаждения, — больная попыталась осмотреться, дабы разглядеть напавшего на нее жеребца, однако взору единственно открытого миру глаза предстало лишь кровавое полотно собственного биологического наполнения, — какой незамысловатый и печальный фатализм: сегодня утром я полагала, что не смогу дойти до врача по сугубо личностным убеждениям и долгом перед общественностью, а, теперь, я даже не знаю смогу ли ходить вовсе, — поддавшись горьким и сильным чувствам, наследница рода Дхо Ротт расплакалась, размазывая по лицу и без того безобразные узоры потекшей туши, — ох, если бы я только знала, что мерзавцы единороги в реальной жизни не имеют совершенно ничего общего с тем, что о них повествует народный фольклор, — проглатывая обильно собирающиеся слюни, дама вскочила с организованной для нее кушетки, дабы в приступе накатившего отчаяния ринуться к выходу, — лучше умереть, чем жить с позором и бременем публичного надругательства со стороны грязного животного, не сумевшего услужить обществу долгом развития партнерских навыков верховой езды и закреплением на собственном примере мирского языка взаимопонимания между человеком и лошадью! Прикрывая лицо руками, уже неспособная сдерживаться аристократка, пронеслась мимо собравшихся в кабинете страждущих и, нацеленная на выход из помещения, смачно врезалась плечом и ближайшей к нему половиной корпуса в дверной косяк. К и без того громким, и вызывающим возгласам прибавился отчаянный набор немых бранных конструкций, последовала фаза бездействия и примирения с болью, а после, через всхлипы и бесполезное истеричное потирание зоны удара, с новой силой возобновилась какофония знакомых всем звуков детской обиды. В дверях показался уродливого и преступно грозного вида старик, который, если бы не общая нарративная составляющая происходящего, мог бы стать новым и очередным кошмаром дамы Квадрагинтиллион, однако, вместо этого, лишь удостоился испуганного взгляда залитого красным глаза и фразы, произнесенной в потугах сглотнуть застревающий в горле ком.
— Бегите, старый господин, — молвила она, вжавшись в стену в попытке обойти дверного мастера на максимально удаленном от него расстоянии, — в окрестностях орудует единорог-насильник и он не остановится ни перед чем на пути совершенствования хронологии своих преступлений, — оказавшись в коридоре, уже за спиной старика, она внезапно резко остановилась, на секунду позабыв о страхе и ужасе, — его не смутит даже старость, — пояснила Ротт таким тоном, словно бы от понимания высказанной правды на самом деле зависели невинные жизни. Живая очередь, столпившись вокруг выбитой двери и своего духовного лидера в лице седого мужчины, заметно поднаторела в искусстве паниковать, ведь даже самая старая и скрюченная бабуля не имела возможности вообразить себе, что из кабинета уважаемого врача может в приступе выбежать нечто напоминающее человека и изуродованное настолько, что сквозь окровавленное наслоение и косметическое безобразие нельзя было разглядеть девственное девичье личико. Крики и характерная реакция проявления ужаса, и праведного сострадания усилились еще и словами дамы, из-за чего стоящая в открывшейся общему взору периферии кабинета кобыла при отсутствии плана к побегу рисковала оказаться на виллах у разгоряченной толпы. Не смея обременять собственный путь отступления более ни на секунду задержки, леди, спотыкаясь и ковыляя на уже сломанных каблуках, пролетела несколько коридоров и, игнорируя одышку, оказалась в самом свободном от присутствия людей помещении клиники. Она не могла успокоиться и унять дрожь, усиленно терзающую все тело, а в яростном следовании инстинктам ей мерещились заповеди, гласящие, что со своими страхами и обидчиками необходимо справляться лицом к лицу. Хоть она и была всего лишь отпрыском дворянской семьи, а ее роль в социуме была уготована по праву рождения женщиной и сужалась до фанатичного способствования реализации амбиций будущего супруга, она все же не могла позволить ненадлежащему поведению в столь опасной ситуации бросить тень на благородное имя своей семьи. Дабы собраться с мыслями и вернуть себе контроль над разумом, леди прислонилась к ближайшей стене и принялась увлеченно изучать доску с местными объявлениями.

На первой сверху листовке была изображена карикатура с участием двух драконов, один из которых, обремененный густой белой бородой и тростью под лапой терпел нападки от своего молодого сородича в белом халате. Буквально оставив в теле своего предка дырку при помощи острейшего крюка-когтя, врач-недомерок наполнял из спровоцированного “фонтанчика” знакомой всей красной жидкостью изящный бокал.

У вас каминаризировалась кровь? Внезапно обмякла и превратилась в нежный творожок некогда непробиваемая чешуя? Чувствуете усталость и постоянную не уступающую апатию? Не тревожьтесь: даже у драконов случается старость и сопутствующие ей болезни. Успейте оставить свой след в истории и помочь популяции огнедышащих гигантов — сдайте кровь на изучение в наш донорский банк. Для связи с центром переливания звоните по указанному ниже телефону, либо обращайтесь по адресу..

На ином изображении, автор увековечил модный пафосный прием и поместил на фоне роскошного старинного особняка стоящего спиной к зрителю человека. С человечностью нарисованного персонажа, впрочем, можно было поспорить, ведь его тело с головы до пят покрывал витиеватый пластинчатый доспех, который тот, судя по общему антуражу картины, собирался применить в бою против не сразу заметных привидений. Последние, причудливым образом дразня завоевателя старинного поместья, прятались за ветхими занавесками, меж раскрывающихся на ветру оконных ставень и прочих местах, доступных изучению внимательного смотрящего.

Практикуете спиритические услуги? Видите умерших, либо мечтаете проститься с трагически погибшим родственником? Просто хотите знать больше, либо изучаете тайны загробной жизни? Тогда Вам точно необходимо обратиться в наше ритуально-ведическое бюро по адресу.. Для получения и активации скидочной программы при заполнении анкеты на месте указывайте в специальной графе кодовую фразу: “ВСЕЛИСЬ В МЕНЯ!”. Для тех, кто принесет с собой на пробный сеанс фарфоровую вазу — дополнительные поощрения.

На последней просмотренной леди брошюре красовалась стилизованная под средневековую фреску сцена, участниками которой стали два полностью облаченных в латы крестоносца. Первый лежал в откинутом кресле дантиста, а второй, стоя рядом и орудуя различными врачебными инструментами, умело приподнимал забрало своего пациента, из-под которого пробивался ярчайший божественный свет, способный ослепить любого, кто не готов пройти проверку истинности своей веры.

Ослепительная защита и чистота десен “Под забралом”! В нашем освященном дантистском кабинете Вы найдете не только широкий спектр услуг по очистке и оздоровлению зубов, профилактике гигиены полости рта, но еще и приветливый, и отзывчивый персонал, состоящий целиком из потворников праведной христианской веры и искренних последователей служения единственно правильному Божеству. Обращайтесь по..

Оторвав ладонь от бесчувственной стены, дама Дхо Ротт оставила подле информационного стенда отчетливый кровавый контур ладони, который весьма иронично дополнил и без того символичный изобразительный ряд. Собравшись с чувствами и взяв себя в руки, она глубоко вдохнула и поплелась обратно на прием к доктору Персефоне. Минуя разъяренную толпу и ловко ныряя под локоть одного из зачинщиков очереди, леди оказалась стоящей напротив прелестной обольстительницы, чье поведенческое разнообразие указывало на широту взглядов, готовность их отстаивать, а также на неспособность скрыть от взора каждого присутствующего дивную стройность и привлекательность полуобнаженных достоинств. На величине последних Квадрагинтиллион и заострила свое внимание прежде, чем поймать себя на очередном приступе смущения и пульсирующей во лбу боли.
— Ой, — представительница голубых кровей резко схватилась пальцами за открытую рану, попутно уводя взгляд от пикантных частей тела первичной пациентки врача, — я такая невнимательная, — покосилась она в попытке нащупать под собой что угодно, на чем можно сидеть, — простите мне мою неучтивость: я не хотела Вам помешать и обидеть.

[nick]Сэр Квадрагинтиллион[/nick][status]Добродетель — корень, богатство — итог.[/status][icon]https://i.imgur.com/DZOrols.jpg[/icon][sign]Талант — не редкость, редкость — умение выжить при своих талантах.[/sign]

+5

15

— Ветеринарный корпус через два здания отсюда, дятел копытный!
- Остынь, дедуль, ля, - рявкнул единорог, однако на дедулю покосился с явной опаской, поскольку пенсионеры страшны в гневе, а уж сказочные тем паче.
— Всем здесь только спросить!
- Я скорая помощь нах, - бездумно брякнул конь и вынес двери, тщась очистить свою совесть и общество от сомнительной компании, бессознательным багажом болтающимся на спине. Вроде еще болтающимся.
— Офигеть, единорог!
- А? - пробубнил рогач, пытаясь ввалиться в помещение, не ободрать свои бока и не поскользнуться на полу, укладку которого явно спонсировали травматологи, желая себе обеспечить постоянный прирост клиентуры.
– Ты где его нашел?
- Кого? - не понял единорог, да и тем более девка, чьи сиськи он заприметил с самого порога, подошла ближе. И пусть драгоценные полушария уже были стыдливо прикрыты тканью, воспоминания о прекрасном были еще свежи, порождая в горле басовитое гоготание, а ноги заставляя пуститься в недопляс, поскольку всё еще было скользко, да и бойкие конечности путались сами в себе. Ему уже было безразлична дальнейшая участь его бессознательного пассажира, поскольку единорог самым бессовестным образом норовил ткнуться мордой в соблазнительные выпуклости. И если домашние бессознательные лошадки похожим образом могли выклянчивать себе вкусности, тщась отыскать лакомство в кармашках двуногих, то намерения рогача были весьма однозначны. Потом он, не без помощи в виде привлечения его внимания, сообразил, что в комнате не одна, а аж две бабы. Возможно, две с половиной, если проявить фантазию и учитывать его трофей. Снующие девчонки были куда мельче, однако хоть не вызывали сомнения в своем происхождении. Пока единорог соображал, продолжить докапываться до брюнетки или переключиться на рыженькую, последняя справилась задорно хлопнуть ладошкой по его боку. Сопровождающие сей жест слова рогач, ясен хрен, не расслышал и не понял.
- Ля какая! - взведенно снова загорланил конь, категорично наконец-то вваливаясь в помещение и снося всё на своем пути, и попытался со всей пылкой нежностью взаимно прихватить рыжулю за ляху, воодушевленный ее инициативой, а главное тем, что она не строила из себя недотрогу-скромницу. То, что она не испытала никакого восторга по поводу взаимности, прошло мимо его внимания.
Да сейчас в принципе всё катилось мимо фокуса внимания. И чего там вещала притащенная им то ли баба, то ли мужик, и возмущения деда - абсолютно всё слышалось издалека, как будто сквозь плотную толщу воды, а мозги затуманил сладкий дурман, взбудоражив единорога выше некуда. Дурным глазом косясь то на одну, то на другую девку, он, половину не соображая, с довольным гоготанием, едва не присев на жопу, встал на дыбы, покрепче обнимая передними ногами свою избранницу и для гаранта прихватив ее зубами, чтобы не дергалась лишний раз, нетерпеливо приступил к сему щекотливому процессу, ни капли не смущаясь посторонних и невольных наблюдателей. И пока вокруг творилась куча мала, единорог воодушевленно трахал кушетку, кряхтя и странно булькая. [icon]https://c.radikal.ru/c11/2005/c1/4e34dbb8538a.jpg[/icon][status]Альфа-единорог[/status]

+4

16

Таких знатных грибов даже в любимой гильдии "Границы" не всегда можно было собрать. А тут - в центре Валдена, прямо в Латт Свадже! Главное от кого? От абсолютно адекватных людей и нелюдей.
Каминари с сомнением покосился на распластавшегося на кушетке Ротта и с легкой неохотой вынужден был признать, что адекватность господина начальника Боевого Отдела всея гильдии Стражей тоже тот еще вопрос. Не подтвержденный, так сказать...
...интересно, а его дорогие сослуживцы видели свою икону стиля в костюме институтки? Фотографии с голым Роттом стоили как недельная зарплата. Сколько же будет стоит Квадрагинтиллион (кто бы знал сколько времени Каминари пытался запомнить, как произносят это имя, не иначе как Ротт сам его себе придумал!) в подобном...
Э-э-э...
Подобном!
Ками ощутил в себе приступ внезапной, абсолютно не свойственной ему драконьей жадности. Может он слишком много времени проводит с Иссеном? Надо будет дозировать, а то так и казну завести не долго. Потом сиди на ней, карауль от всяких нерадивых...
Покосившись на вскочившего Ротта, ящер нервно вздрогнул. Но в лице не изменился: удивление было хорошо отработанным, даже если внутри маленький внутренний Иссен вовсю потирал когтистые лапки и складывал воображаемые лайны в аккуратную стопочку.
...за убийство Ротта он сможет стребовать премию от Ника. И отпуск!
Отпуск ему после ВОТ ЭТОГО ВСЕГО точно необходим; иначе так и будут всякие единороги-маньяки (Воля, что?!) преследовать.
Дракон тряхнул головой, заставляя себя вернуться в больную реальность и сосредоточится.
- Ебушки воробушки. Персефона у тебя есть склянка?! - Не дожидаясь ответа от доктора, Каминари со знанием дела рыться в ящиках, пытаясь найти сосуд. - Единорогова сперма это редкое и дорогое вещество, надо обязательно его собрать! - Он на секунду прекратил поиски и покосился на источник дорогого алхимического вещества. Копыта единорога, обхватившие сладостно поскрипывавшую кушетку, выглядели внушительно. Как под него подлезть чтобы не получить оным в лоб - Ками не знал.
Но ведь всегда можно превратиться в дракона!
Правда тогда у единорога может упасть...
- А заодно какой-то швабры, чтобы не лезть под его копыта? - прошипел на ухо Персефоны Каминари.

[icon]https://i.imgur.com/uwG0H9f.png[/icon]

+2

17

У каждого бывает в жизни тот момент, когда вроде бы ничего страшного не происходит, но ты вот ты просто стоишь и понимаешь, как твоя жизнь вот прямо на твоих глазах выходит из-под контроля, а ты сам тут ничего, собственно, сделать не можешь.
Вот и Персефона сейчас, отчаянно вереща «мамочки» и отгораживаясь от внезапно вспыхнувшего либидо одного непристойного единорога злополучной кушеткой, понимала, что прямо на ее глазах сейчас круто меняется эта самая жизнь.
Увидев раз, как единорог сношается с предметом твоей мебели, в то время как полуголая татуированная девица пытается получить с этого действия какую-то выгоду, в дверях торчит один из начальников твоего собственного фейри, а незнакомый дед в это время нежно набивает твои руки визитками, прежней уже не останешься.
И хуже всего на фоне происходящего было чрезвычайно навязчивое желание помочь им всем.
Только не всем сразу!
- Мамочки. – воздух в легких кончился, и кричать от испуга Сеф уже не могла. Выдув из себя все что осталось, она только и могла, что смиренно прижимать к груди визитку, да пялиться на происходящий на ее рабочем месте акт извращенной любви.
Ей казалось, она слышит, как вопит от переизбытка ощущений обесчещенный предмет мебели.
«Так кушетка потом в суд на него подаст» пронеслось в рыжей голове.
Да и ладно. Над искалеченной психикой кровати стоило подумать позже. А пока…
Она решила идти по часовой стрелке.
- Спасибо, я передам начальству. Хорошие двери нам… всегда пригодятся. – Персефона бездумно сунула визитку в карман и пожала протянутую стариком руку.
- Мистер… Леди Ротт – гигант в изорванном платье пугал ее едва ли не сильнее взбешенного единорога, да только вел себя потише, да помягче, чтобы Сеф могла пересилить страх и все же похлопать Страх всея Стражи по мощной ручище.
- Не могли бы вы присесть вооон туда подальше на стульчик. Вы успеете прийти в себя, а я пока разберусь с вашим непристойным спутником. – она мягко подтолкнула мужчину в сторону указанного стула и, внутренне обливаясь потом, тут же отступила на пару шагов, отчаянно жалея об отсутствии у себя под рукой хорошей фотокамеры.
Дар бы удавился, если бы увидел Ротта в таком состоянии.
Следующей была ее первая пациентка-пациент. Ее Персефона почему-то послушно снабдила склянкой для анализов и даже найденными в столе гинекологичесакими щипцами (серьезно?!), а после робко подвинулась бочком к сходящему с ума коню и робко, даже как-то умоляюще проблеяла:
- Вам помочь?

+3


Вы здесь » Dark Tale » Личные главы » [25.07 ЛЛ] I'm okay, I'm okay!


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2020 «QuadroSystems» LLC