Джейсона устраивала работа с Закари. Не смотря на заслуги перед Гильдией, Шандар давал себе отчет, что в обычной жизни он довольно бесполезен. Примерно на уровне собаки-компаньона. Вроде, взгляд умный, понимающий, какие-то простые вещи может делать самостоятельно, даже команды выполняет. А какашки после выгула все равно кому-то другому убирать приходится.
(c) Джейсон Шандар

Девчонки, чего, когда подрастают, за сахаром охотятся? Поэтому им на свидании конфеты дарят? И шоколадки? Чтобы тебя не слопали?
(c) Почуй-Ветер

Люди невероятны сами по себе, а вместе они собирались в единое целое, способное справиться почти с любой бедой..
(c) Эмиль

— Вот знавал я одну сестру милосердия , Авдотья звали, девчонка смазливая была, лет восемнадцать только только исполнилось, младше всего нашего брата почти, но ты только проверни чего, приобними или ещё чего, так она тебе потом так уколет, что хоть на стенку лезь, а присесть, неа , и стой весь день.
(c) Алексей Вольский

— Лист капудыни? — усмехнувшись и пожав плечами, тихо проговорил Вейкко. — Лично я считаю, что раз уж этот листик не способен привести к сокровищам или юной заколдованной принцессе, то это скорее лист бесперспективной капудыни. Лист беспердыни, черт возьми.
(c) Вейкко

Она никогда не делилась своим прошлым, мужчина даже за эти полгода вряд ли смог узнать хоть что-то стоящее, помимо возможности ящерицы находить неприятности на свою аппетитную задницу.
(c) Рене

— Вот знавал я одну сестру милосердия , Авдотья звали, девчонка смазливая была, лет восемнадцать только только исполнилось, младше всего нашего брата почти, но ты только проверни чего, приобними или ещё чего, так она тебе потом так уколет, что хоть на стенку лезь, а присесть, неа , и стой весь день.
(c) Алексей Вольский

— Зануда? Гм.. Да, говорили и не раз. Мои соратники считают, что одной из моих магических способностей, является атака монотонными витиеватыми речами, пока противник не сходит с ума. Ахахахахахаха… — На сей раз, Эссен раскатисто хохочет, хлопая себя по колену ладонью.
(c) Герман Эссен

В вечернее время в Сказке всегда начинает твориться всякое необъяснимое и жуткое непотребство. То за поворотом тебя тварь какая-то поджидает, то в тенях деревьев оживает что-то странное и не очень материальное, то ещё какая странность произойдёт..
(c) Дарий

Решив, что «убийца» не достоин жизни, люди также постепенно начинали обращаться с ним хуже, чем с диким зверем. Насилие порождало ещё большее насилие, вот только преступникам очень часто отказывали даже в базовых нуждах, что уж говорить о компетентной медицинской помощи. Виктор давно решил для себя, что невзирая на их проступки, не спрашивая и не судя, он будет им её оказывать. Потому что несмотря ни на что, они всё ещё оставались разумными существами.
(c) Виктор

Она никогда не делилась своим прошлым, мужчина даже за эти полгода вряд ли смог узнать хоть что-то стоящее, помимо возможности ящерицы находить неприятности на свою аппетитную задницу.
(c) Рене

Нет, они любили лезть в жопу мира. Иначе зачем вообще жить? Вообще от мира со временем достаточно легко устать, особенно если не соваться в его жопы. Но было бы неплохо из этой жопы выбираться с деньгами, да еще и с хорошими деньгами, чтобы там например меч новый можно купить.
(c) Керах

Ему замечательно спалось в канаве, учитывая, что в тот момент он был куда ближе к свинье, нежели единорогу, а то, что храп кому-то мешал — дык зря что ли изобретали такую замечательную вещь как беруши? И вообще это был не храп, а звуки прекрасной живой природы. Скотина он, в конце концов, иль где?
(c) Молот

Ротт не был бы самим собой, если бы так просто и безэмоционально забывал о долге и деле, которое умел и мог делать. А лучше всего ему удавалось то, что многие под прикрытием милосердия и некоего высшего блага не воспринимают всерьез: калечить, рубить, сражаться, умерщвлять и иным способом губительно воздействовать на внешний мир.
(c) К. Д. Ротт

Звали этого маститого мясного голема Дарий и, если Ротту не изменяла память, массивный и практически неподъемный меч за спиной у этого человеческого выброса применялся тем весьма часто. А это значило, что пользоваться он им, как минимум, умеет. И, конечно же, Бешеному Псу хотелось проверить сей тезис на собственной шкуре, а заодно и испытать бывшего сопартийца по гильдии на предмет личностного роста, и степени прогресса боевых навыков.
(c) К. Д. Ротт

Конечно многие посчитают странным то, что двадцатилетняя девушка приглашает детей в гости. Что такого интересного можно было найти в общении с детьми? Но Агнес — это несколько иной случай.
(c) Агнес

Вместо вытекающей крови — клубничное варенье. А вместо меня — каскадер, который сейчас встанет, отряхнется и пойдет дальше по своим делам.
(c) Джун Нин

Есть в этом что-то странное, полагаться на чужое зрение. Хотя оно как бы уже твоё собственное, но все равно это иная перспектива, ведь твои глаза всегда закрыты. Все сложно. Зато никогда не заблудишься. Ведь если смотришь на мир с высоты птичьего полета, всегда знаешь, куда приведет тот или иной поворот.
(c) Стрикс

путеводитель сюжет нужные гостевая правила о мире роли магия расы FAQ
❖ Гильдия Стражей ожидает беспорядки на фоне приближающегося Дня Зверя.
❖ Где-то в холмах неподалёку от Валдена, по слухам, поднялся из земли древний трон. Говорят, тот, кто просидит на нём всю ночь, утром встанет либо мудрецом, либо сумасшедшим.
❖ В поселении объявился отец Забин, весьма странный тип, который коллекционирует святые символы любых форм, размеров и конфессий. Всем известно — он каждый год начинает поклоняться новому богу. Одни говорят, что он шарлатан, другие же — что он может даровать благословение от любого известного бога. (подробнее...)
Октябрь года Лютых Лун
❖ Свет и жара от двух солнц негативно влияет на все окружение; невыносимая жара, гибель урожаев на фермах. Кое-где в Валдене начали плавиться дома..
❖ 29 сентября года Лютых Лун в парковом районе практически полностью уничтожено четыре дома, девять задеты взрывами и пожарами. Погибло семнадцать человек и фэйри, пострадало около тридцати, в том числе многие ранены не последствиями взрывов и пожаров, на их телах обнаружены колотые раны в жизненно важные органы.
❖ В ходе Совета Гильдий решили временно отказаться от войны с Ягой: в такую жару просто невозможно двигаться и что-то делать.

Dark Tale

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Dark Tale » Незавершённые эпизоды » [10.05.СЛ] Свежая кровь


[10.05.СЛ] Свежая кровь

Сообщений 1 страница 10 из 10

1

СВЕЖАЯ КРОВЬ

10 мая Синего Вереска

Тренировочная площадка четвертого боевого отряда гильдии Стражей

Ротт, Рэй

https://i.ibb.co/M5cc4pF/400.jpg

ПРЕДИСЛОВИЕ

Соперничество — есть воля, высказанная на стертых в кровь кулачных костяшках.

Превозмогание и поиск достойного соперника — есть истязание собственных навыков посредством преодоления страха перед перспективой поражения.

Способность соперничать с лучшими и побеждать — показатель стойкого умения каждый день побеждать самого себя.

       Юный и не находящий спокойствия в размеренной жизни анахорет борется с собственными противоречиями путем испытания битвой. В поисках оппонента, готового не только с радостью услужить ему в этом деле, но еще и разделить садистскую философию, он нацеливается на самую беспрецедентную личность в Сказе — главу боевого отдела гильдии Стражей — Квадрагинтиллиона Дхо Ротта. К сожалению для себя и своей сохранности, горячий сердцем и слегка тронутый умом боец не отдает себе отчет в том, что прозвище “Бешеный Пес” являет собой бурлящую квинтэссенцию из способности разорвать в клочья и готовности сделать это без права на выбор в случае, если ты пришел в логово зверя, и бросил тому вызов без надлежащего уважения.

Свобода Воли: да.

Отредактировано К. Д. Ротт (2020-04-05 18:55:36)

+4

2

Ротт никогда не забывал о своем месте в гильдии. И хотя многие считали его в критической степени своевольным, из-за чего неоднократно портили собственные же нервы выдвижением теорий о его скоропостижном предательстве, реальность же была такова, что в его отряде царствовало братское уважение и согласованность, каких не было ни в одной другой организованной группе. Кроме того, несмотря на репутацию главных смутьянов и особо наглый нрав каждого члена дружины, никто из подчиненных Квадрагинтиллиона никогда не чинил препятствий и проблем гильдии в осуществлении деятельности по охране закона и правопорядка. Присовокуплялось это еще и тем обстоятельством, что в отряде Бешеного Пса показатель смертности на количество особо опасных заданий был наименьшим среди всех отрядов вместе взятых. Секрет успеха был прост и нетривиален: каждый из них заботился и держался друг друга, как реальных брата или сестру в лучшим их проявлении. Само собой, все перечисленное было бы невозможно, если бы качественный состав отдела не разбавляло жесткое управленчество и строгая муштра, которой Ротт наделял без исключения каждый день в жизни каждого своего бойца. Направление его руководства было категорически узким и не включало в себя назидательные беседы на тему общей целостности, и унижения, призванные выбить из любой человеческой единицы достоинство и собственное мнение. Наоборот, Ротт поощрял способность своих подопечных постоять за себя и высказать предположения, и утверждения, которые вполне могли противоречить общему настроению. Но каждый из них знал и отчетливо понимал, что каждое действие, любое слово и намерение ведет к различным последствиям, с которыми он был обязан справляться. И, в том числе посредством сражения, каждое из которых не всегда являло собой честную и порядочную дуэль: Бешеный Пес не влезал в разборки младших сотрудников гильдии даже если понимал, что смута загорелась с ровного места, а некоторые из ее участников пребывают в явном численном меньшинстве. Однако, он всегда боролся и скрупулезно работал над тем, чтобы в подобных противостояниях взглядов его идиоты могли показать непревзойденные боевые навыки и способности, которым обзавидуется любой сторонний наблюдатель. Проще говоря, важным аспектом внутреннего учения Квадрагинтиллиона представлялось умение отстоять себя в любой ситуации и любых условиях. С твердым осознанием этих убеждений и абсолютной уверенностью в своей неповторимости, начинался каждый новый день в жизни любого члена четвертого боевого отряда.
— Ну что, собаки? Отоспались? Завязывая волосы в удобный хвост, Ротт вышел на середину огромного крытого амфитеатра, где уже успели собраться около десятка бойцов, — предлагаю начать утро с отборных пиздюлей, — поочередно осмотрев полусонных, но жаждущих действия сопартийцев, мужчина остановился на худосочной девушке, отличающейся некрасивым выразительным носом и непропорционально длинной шеей, — о, Игла, ты тоже здесь? Ну, тогда не только пиздюлей, но еще и пиздюлин, — добавил он саркастически и одним планомерным движением опустил обух увесистого топора на плечо, — давай нахуй: покажи класс и попробуй меня хотя бы ударить, сучка.
Зная об особенностях характера своего командира, удивительно высокая женщина крепче обхватила выбранную заранее обоюдоострую глефу, а остальные присутствующие, перемалывая между собой понятные лишь им шутки и фразы, расступились на несколько метров, образовав собой живой круг наблюдателей. Представление не заставило себя ждать, а острейшее лезвие парного клинка едва ли не сразу оказалось в опасной близости от лица Квадрагинтиллиона, который легко и непринужденно, дурачась, ушел в сторону от атаки. Способствуя темпу сражения, то и дело сокращая дистанцию между собой и Иглой, Ротт с завидной стабильностью раззадоривал довольно быструю и способную воительницу безвредными, но весьма ощутимыми ударами тупой стороны топора по ее ногам.

+2

3

Тишину широкого и светлого коридора то и дело нарушала размеренная тяжелая поступь подбитых кожаных сапог. Рэй молчаливо шел в направлении тренировочной площадки четвертого отряда, все мысли его были заняты лишь одним - предстоящей схваткой. Да, всегда есть шанс, что его просто выпнут под зад, выкрикивая всякое вслед, а может быть просто посмеются и, развернувшись на каблуках, продолжат заниматься своими делами. Но на такой случай всегда есть план Б - вмазать посильнее, и будь, что будет. По крайней мере, раньше срабатывало, так что метод проверенный. Но шутки шутками, а ситуация действительно заставляет задуматься. Рэй уже достаточно давно выбрал своей целью именно главу четвертого отряда Ротта, за которым прочно закрепилась слава сильнейшего во все Сказке. А это уже достаточно веский повод схлестнуться с Бешеным Псом в бою. Победить или проиграть, убить или быть убитым - все это чушь собачья. Сам бой - есть истинное удовольствие. И чем сильнее оппонент, тем ярче заиграют краски окружающего мира. Рэй крепко сжал правый кулак, унимая неожиданно подступившую дрожь. Страх? Это я боюсь от одной лишь мысли? Или же мне просто не терпится уже начать? В страхе, конечно, нет ничего зазорного. Бояться так же естественно, как и есть, ну или скорее как срать. Процессы иногда даже напрямую взаимосвязаны. И да, скорее всего, Рэй сейчас трясется в страхе перед превосходящей силой будущего соперника. За Роттом не просто так закрепилась слава не просто сильнейшего, но и одного из самых жестоких бойцов, с напрочь отбитой башкой. К тому же он еще и не человек. Но если задать вопрос “А что же есть сила?”, то можно услышать лишь единственный верный ответ - Сила в преодолении. После хорошей схватки ты становишься сильнее не потому, что смог превратить кого-то в безжизненный кусок мяса, ты становишься сильнее, потому что смог преодолеть свой страх, свои звериные инстинкты, бешено ревущие в твоей башке о надвигающейся опасности. Преодолей себя, стань жестче, стань крепче в собственном сердце, и тогда ни один меч не сможет пробить твою нерушимую броню. Именно поэтому в погоне за истинной Силой Рэй всегда ищет лишь тех соперников, которые способны поселить в его сердце настоящий страх, возможно, даже граничащий с ужасом. И этот день вновь настал.
Уже издалека было слышно знакомый и приятный звон металла, гулкие перекрикивания. Бой, видимо, в самом разгаре, и Рэю повезло лично посмотреть на способности лучших из лучших. О них и так слагают чуть ли не легенды, то восхваляя их боевое мастерство, то принижая интеллектуальные способности. Конечно, Рэю было совершенно плевать на все эти пересуды. Да и вообще плевать на все, что не имеет отношения к его работе или личным интересам. Злые языки всегда перемалывают чужие кости. Но чаще это больше говорит лишь о них самих. Поэтому во всем стоит убедиться лично.
Завернув за угол, Рэй попал в широкое крытое помещение, представлявшее собой скорее арену, чем тренировочную площадку. Более опрятную нежели подпольное ристалище “Живой стали”, но явно видевшую ничуть не меньше крови. На площадке находилось около дюжины человек, образовавших импровизированный круг, в котором по счастливому стечению обстоятельств присутствовал и сам Ротт. Он сейчас проводил тренировочный поединок, больше напоминавший издевательство над слабым, чем обучение. Отточенные и выверенные движения девушки явно говорили о ее высоком уровне мастерства. Такое достигается лишь путем бесконечных тяжелых тренировок, от этого ее плачевное положение выглядит лишь еще удивительней.
-Одновременно и пугает и воодушевляет… - опершись о стенку, Рэй внимательно рассматривал каждого присутствующего, параллельно следя за самим командиром отряда и его спарринг партнером. Вмешиваться в их тренировку было бы некрасиво. Но уже от одного только наблюдения сердце заколотилось быстрее. Столько сильных бойцов, каждый смог бы оказать достойное сопротивление, выдержать пару самых тяжелых ударов… Да что уж, еще веселей было бы драться сразу со всеми! И не важно, что с ним после этого будет. А, да к черту приличия.
-Прошу прощения, что вмешиваюсь в вашу тренировку! - голос эхом отскочил от стен, устремляясь куда-то вверх. Рэй оттолкнулся от стенки, и, сложив руки за спиной, уверенно-нетерпеливой походкой направился к импровизированному человеческому кругу. - Командир четвертого отряда Ротт, говорят, что вы сильнейший боец в Гильдии. - остановившись совсем близко к одному из суровых вояк, и окинув взглядом лица развернувшихся членов четвертого отряда, Рэй снова поднял глаза на их вожака. - И поэтому я пришел сюда, чтобы лично во всем убедиться. Мое имя Рэй. - парень слегка кивнул в приветственном жесте. - И я здесь, чтобы бросить вам вызов.

+2

4

Удовольствие от процесса сражения — главная составляющая единства четвертого боевого отряда гильдии стражей. Преисполненный жаждой совершенства и садисткой страстью к увечьям, Квадрагинтиллион Дхо Ротт порой так яростно увлекался тренировкой, что забыл обо всем на свете: в том числе и о том, что тренировка не подразумевает убийство своих подопечных. Выученные и тщательно ознакомленные с натурой своего руководителя, “бешеные псы” не только знали свое место, но и могли на нем усидеть, так, чтобы после дуэли остаться живыми и способными к дальнейшему существованию. Но самое главное качество участников таких мероприятий состояло в том, чтобы не просто выжить и оказать миру честь своей выдержкой, но в том, чтобы сделаться еще более сильными, маститыми и способными. В этом плане не было лучшего учителя, чем тот, кто отдавал себя без остатка и только не поддавался, но не был способен поддаваться вовсе. В секунду времени от тактичного и оборонительного ведения танца с клинками Ротт переобувался в наступательную позицию, одним сокрушительным натиском подавляя своего мнимого оппонента, и уже не доказывая, но попросту проявляя свое превосходство. Игла, попавшая в капкан стратегии командира уже не в первый раз, вела себя по уму и старалась держать дистанцию, способствующую обладанию преимуществом. Выбранное девушкой оружие было гораздо длиннее, а комплекция ее тела не позволяла долго держать удар: для эффективно завершения боя требовалось выдержать паузу, вычленить верную точку времени и нанести один точный — пусть даже грязный — удар. Помочь ей в этом, помимо собственных навыков, могло лишь чудо и оно как нельзя кстати подоспело к моменту, олицетворенное появлением на тренировочной площадке какого-то на вид грузного мужика, которого здесь никто раньше не видел. Откликнувшись на кажущееся учтивым замечание, вся команда четвертого отряда одной-единой цепочкой разворотов уставилась в сторону незнакомца, чье качество нахождения здесь зависело исключительно от способности поведать им какую-то удивительную историю. К сожалению для непрошеного гостя, Ротт менее всего остального любил комплименты в свой адрес и еще меньше любил тех, кто приносил их без повода и обозримой на то причины. Не наделенный чувством самосохранения и усердием в обороне, он позволил себе отвлечься на постороннего вместе со всеми, из-за чего создал для Иглы максимально удачную оказию для победы. И она, конечно же, ей воспользовалась и с характерным хлипким звуком прочертила надбровную дугу командира линией алого цвета. На песок под ногами сражающихся тут же хлынула кровь, обильно заливающая правый глаз Бешеного Пса, а присутствующие в слаженном унисоне голосов засвидетельствовали победу напарницы.
— Еееееееееееебать, — протянул коренастый бородатый мужчина, закидывая заплетенную косу густых волос за плечо, — пизда тебе, — констатировал он с нескрываемым удовольствием, — беги, подруга, — хотел было он предостеречь не успевшую ликовать девицу, как Ротт одним молниеносным движением сократил дистанцию между ними, уронил свои огромные ладони на пологие женские плечи, а та под их весом тут же прогнулась в коленях. Успев среагировав только лишь в части того, чтобы покрепче схватить оружие, девка тут же лишилась обзора из-за подведенного непростительно близко к лицу колена. С хрустящим смаком изгибающегося хряща и под гул сморщенных от неприятной картины лиц товарищей, Игла проделала самое быстрое путешествие в своей жизни, проложив своим телом след в расстояние около пяти метров. Не очень аккуратно пойманная жилистым юношей, все это время стоявшим позади, она попыталась было дернуться в сторону соперника и на месте разменять долг болью, однако на неправильно выставленную вперед ступню тут же упала вся тяжесть заведенного за голову топора. К счастью или несчастью, но оружие по-прежнему использовалась тупой стороной, из-за чего прогнозируемая ампутация ноги сразу же отметалась, чего нельзя было сказать о дальнейшей способности пользоваться конечностью в данной ситуации. Впрочем, Ротт не дал ей даже времени осознать сей фактор, так как стихийно развернувшийся обух уже через секунду встретился с ее подбородком. Встав на ногу видимо на одних лишь морально-волевых усилиях, Игла поравнялась со своим командиром, чтобы в последний за сегодняшний день раз взглянуть тому в лицо. После недолгой, но весьма ощутимой в условиях развернувшейся сцены, паузы и установления зрительного контакта, воительница плашмя упала на пол и более не вставала. И хотя каждый из собравшихся перед звуком глухого удара тела о покрытый песком камень успел услышать самодовольное “раунд за мной”, среагировать на сие справедливое высказывание как подобает попросту не решился. Сейчас внимание без исключения каждого приковал к себе смутьян, решивший без приглашения заявиться в их храм боли и крови. Но пуще этого их интересовал Квадрагинтиллион и его возможное отношение к произошедшему. Командир, по всей видимости, нисколько не смущался тем фактором, что его напрягшееся в оскале лицо заливало кровью, а подопечная требовала если не немедленного, то хотя бы формального медицинского участия.
— Ты просто пиздец как вовремя, — сказал Ротт незадачливому появленцу и из интонации его не было ясно: зол он или просто сосредоточен, — пиздят тебе, — ответил он тут же и сделал несколько уверенных шагов в сторону собеседника, — Я — лучший боец не в гильдии, но во всей Сказке, — констатируя данный весьма громкий тезис, Квадрагинтиллион, тем не менее, совершенного не выглядел высокомерным или хвастливым, — вот только про тебя, Рэй, — имя адресата своих слов Ротт произнес с таким презрением и пренебрежением, что казалось, будто он сплюнул его вместе с кровью, нарисовавшей пятно тому на ботинке, — я нихуя не слышал, — на этой фразе он развернулся к своим солдатам, дабы получить хотя бы иллюзорное, хотя бы мизерное опровержение высказанному утверждению. Тем не менее, по ехидным лицам членов четвертого отряда было небезосновательно ясно, что никакого Рэя они также не знают, и, видимо, знать не хотят.
— Вот видишь, — Бешеный Пес развернулся обратно и теперь уже стоял вплотную к самонадеянному мужчине, — Ты — никто. И, ввиду этого обстоятельства, с какого хуя я должен подарить тебе бой? Чем ты лучше любого, кто найдет наглость сюда зайти? Вопрос главы боевого отдела звучал прозрачно и не сигнализировал ни о каком снисхождении, а воздух в помещении как будто бы “загустел”, ощутимо осложняя дыхание.

Отредактировано К. Д. Ротт (2020-04-08 21:29:10)

+3

5

- Да хотя бы тем, что я здесь… - Рэй развел руки, окидывая всю арену - … а любые другие - нет. - картинно обернувшись по сторонам, Рэй поднял голову вверх, уставившись с неконтролируемо злобной рожей прямо на командира. Страх неожиданно куда-то улетучился, уступая место подступающей боевой ярости. Перспектива боя с самым сильным бойцом Сказки сейчас не вызывала ничего кроме желания поскорее начать. Слова сильнейшего звучали для Рэя как оправдание. Он уже столько раз слышал эту браваду. Ему в лицо говорили, что сильнее, но буквально через пару минут лежали, сплевывая собственные зубы вперемешку с легкими. Хотя здесь, стоит признать, явно иной случай. Рэй физически всем телом ощущает явную смертельную угрозу, исходящую от этого существа, абсолютно точно не являющегося человеком. На мгновение Рэй даже чуть не потерял контроль над собой и не попытался вмазать командиру прямо сейчас без всяких игр в вопросы-ответы, и лишь из последних сил умудрился сдержаться. В этом не было бы того, чего он ищет. Удар исподтишка не приведет его к желаемой цели вне зависимости от исхода боя.
- Сильнейший в Сказке значит… Ну, это точно меняет дело. Хотя я, конечно, разочарован. - тяжело выдохнув, Рэй наклонился вбок, заглядывая за громадную тушу и еще раз оглядывая любопытствующим взором всю собравшуюся братию, именуемую четвертым отрядом. - Вы тут, оказывается, по громкости имени людей меряете? Просто тогда странно. Ведь о ваших ребятках я тоже ничего не слышал… Тогда что, и они… - взгляд снова метнулся на Ротта, а Рэй занял прежнее положение - ...никто? - до этого момента довольная ухмылка резко перетекла в недовольную гримасу, а массивные надбровные дуги грузно повисли над глазами. Рэй отступил на шаг назад, разрывая расстояние между ними, крепко упираясь ногами в землю, словно пытаясь врасти в нее. - Мне плевать на то, как их там всех зовут, и плевать на то, кем считают. Плевать, кто и что обо мне думает и знает. Ваше имя звучит громко, но я уже встречал таких. Если враг достаточно силен, чтобы драться со мной и не сдохнуть, то пусть он хоть Ротт, хоть Готт, да кто угодно, мне все равно. -  слова постепенно становились все тяжелее, голос мало-помалу переходил в странный утробный рык. Эмоции все сильнее захлестывали говорившего. Такое случалось крайне редко, лишь перед лицом того, кто действительно стоил потраченного времени. Слова становились в горле комком, не желая вырваться наружу. Мышцы сводило от жажды крови. Громадный, неутолимый голод сражений поселился глубоко в душе, разрывая ее изнутри. В порыве праведной ярости Рэй уже полностью забыл про субординацию - Если ты столь же силен, как громко твое имя, то мы сразимся. Я здесь именно для этого, и мне срать, с тобой сейчас или сначала с твоими бойцами. Да хоть со всеми вами сразу. Это все не имеет значения.
В подтверждение своих слов, Рэй обошел командира по широкой дуге, выходя на арену. Инстинкты уже летели впереди него. Глаза привычно еще раз посчитали количество возможных оппонентов. Каждый выглядел опытным бойцом, мастером своего дела. Возможно, Рэй погорячился со своими заявлениями, ибо они и без Ротта могли размазать его прямо здесь. Но уже все равно ничего не исправишь. Своих слов брать назад он не привык, и если придется из-за этого здесь сдохнуть, значит туда ему и дорога. Слабому смерть. Но действительно беспокоиться стоило лишь о командире. Рэй не просто так стоял и наблюдал за учебным боем. Он подметил огромное множество преимущество Ротта, и самое главное, это была его неполная сила. Вряд ли он сдерживался, нанося тяжелые размашистые удары, но все это выглядело, как игра кошки с мышкой, нежели тренировка. Сейчас же, раздраженный и разозленный, Ротт мог быть намного опаснее. Ну а если он еще не зол, то Рэй сделает все, чтобы заставить его биться по-настоящему.
Руки привычно заняли боевую позицию, плечи чуть приподнялись вверх, ноги медленно скользнули по земле, занимая удобное положение.
- Дерись как хочешь, командир, но если будешь играться со мной, умрешь...

+2

6

Квадрагинтиллион не был легкой мишенью. Вопреки ожиданиям и распространенному мнению, его уязвимость вовсе не была побочным эффектом психической нестабильности или излишней эмоциональности. Напротив. Ярость боя и злость, вкладываемые в непревзойденный концентрат безумства в его случае диктовались выверенным годами тренировок искусством наслаждения битвой. Раж и доминирование, подавление и беспощадность, стали для него неотъемлемым инструментом воздействия на оппонента, что вовсе не означало отсутствие у него самообладания и возведенного в абсолют навыка концентрации. Он мог без сопротивления и усилий со стороны оказаться спровоцированным, и взбешенным, но никогда не становился таковым против собственной воли. По крайней мере во всем, что касалось сражения. Изредка учтивый и благосклонный к своим противникам, Бешеный Пес, тем не менее, очень часто давал им свободу выбора: уйти или пожалеть о том, что остался. Смехотворный и кичливый самодур, называвшийся Рэем, казалось, совершенно не позаботился о том, чтобы собрать о Квадрагинтиллионе побольше информации, из-за чего сейчас по глупости оказался в крайне непростой для себя, и своего здоровья ситуации. И, вероятно, фатальной ситуации для явно завышенной самооценки. Угрожать Ротту смертью означало полнейшее непонимание реальных условий честного поединка, ведь, чтобы сразиться с тем на равных, бойцу требовалось нечто большее, чем просто злость и пустая бравада. Впрочем, разъяснять сей тезис, раскладывая его на пальцах, страж вовсе не собирался.
— Тогда ты нихуя не лучше них, — парировал Ротт абсолютно спокойно, а по столь же спокойным лицам подчиненных становилось очевидно, что они каждый день на этом самом месте получают гораздо больше намного более желчных оскорблений в свой адрес, чем мог даже попытаться продемонстрировать Рэй, — и у тебя ровным счетом нет нихуя, чем бы ты смог меня удивить, и порадовать, — Бешеный Пес развернулся к неэффективному смутьяну боком, посмотрев на того исподлобья, — но мало тебе того, что ты — пустослов, так еще и очевидно кретин, и глухонемой, раз умудрился слышать обо мне, но не о четвертом отряде, — он сплюнул, с силой воткнув топор в щель между посыпанных песком плит, — но все это меркнет и лишь усугубляется тем обстоятельством, что это ты пришел к нам, а не наоборот, сопляк, — разочарованно закатив глаза, мужчина сделался еще более равнодушным по отношению к провокатору, нежели был до этого, — можешь сесть и посрать, если тебе больше негде нагадить, ведь возможно это единственное в твоих словах, что ты действительно в состоянии претворить в жизнь, — в голосе командира звучала сталь и непоколебимая уверенность, — никому из присутствующих ты и в подметки не годишься, но если ты — сука — думаешь, что ты чего-то стоишь и умеешь сражаться, то для начала тебе придется научить себя подбирать слова, потому что пока они не способны вызвать ничего, кроме легкого приступа жалости, — в резком рывке и удивительно слаженной комбинации походки и ритма описываемой дистанции, Квадрагинтиллион проделал чрезвычайно синхронную дугу “подготовки” с мнительным обидчиком, из-за чего это действие со стороны последнего выглядело максимально нелепо и по-издевательски смешно. Подхватив настроение командира и его известное в их круге актерское мастерство, бойцы четвертого отряда сорвались на смех, перегруппировались и разошлись поодаль от происходящего представления, позволив себе стать верными зрителями развернувшегося пред ними театра занимательного события.
— Шеф, только не лупи этого долбаеба по голове, — попросил высокий парень лет двадцати от силы, с ехидной улыбкой отпивая воду из принесенной с утра бутылки, — у него и так мозгов мало, а тут еще и такая оказия лишиться и тех крупиц, что еще не успел растерять по дороге к нам.
— Леска, твою мать, — наигранно возмущенно отозвался мясистый бугай, сидящий по правую руку и обладающий ни на что не похожим голосом, искаженным из-за клетки стального намордника, прикрывающего половину уродливого лица, — не говори так, прошу тебя! Он вообще-то собирается запиздить шефа в крошечки, а у нас не так много возможностей, чтобы договориться с ним мирно, и попросить не трогать. Он же потом и нас нахуй об коленку сломает! Смотри какой злой уебина: я — блять — потею, смотря на него.
— Заткнитесь, идиоты, — подхватила общее помешательство сидящая с другой стороны деваха, шевелюру которой полностью заменили множественные рубцы от полученных некогда шрамов, — он же может нас услышать и начать избивать, как маленьких деток! Мастерски имитируя страх и тревогу, воительница даже и не заметила, как поднялась на ноги и начала трясти своих единомышленников в мнимом приступе отчаяния.
— Ротт, не надо, — бесполезно намекнул единственный сидящий с серьезным лицом мужчина, поправляя указательным пальцем очки, сползающие на нос, — вы повеселитесь, а мне потом опять улаживать все формальности и вести переговоры с остальными отделами на предмет того, что мы в очередной раз портим авторитет и статус Гильдии, — вложив подбородок в ладонь, говорящий сделался максимально отстраненным и даже скучающим, так, будто проходил через эту процедуру непростительное множество раз, — не стоит он того, — в голосе мужчины чувствовался холод и прагматичный анализ, которые, видимо, единственные имели вес для внимания командира, ведь только после этого выражения Ротт поутих и перестал доливать масло в огонь нарастающей атмосферы очевидного издевательства. Травля была окончена резко и категорично.
— Вот как мы поступим, — Бешеный Пес устало вздохнул, — Я позволю тебе вмазать мне, — широко разведя руки в стороны, словно крылья, боец подтвердил готовность соответствовать словам и на деле, — и если твой удар сумеет меня пошатнуть или хоть как-то задеть, хоть как-то мало ощутимо нанести мне урон, то я сверну тебя в идеальный круг и позволю выкатиться отсюда нахуй и без носилок, — слова Квадрагинтиллиона сейчас звучали абсолютно серьезно и без иронии, — но если ты — блять — не способен меня даже поцарапать, то ты уйдешь отсюда по своей воле и впредь будешь пиздиться только с уличными котами, усек? Заглядывая в душу стоящего напротив мужчины, командир боевого отдела гильдии стражей ни разу не позволил себе моргнуть, из-за чего взор его стальных зрачков казался бездушно маниакальным, — не переживай: уходить от удара или иным образом уклоняться я не стану. Тебе лишь нужно не промахнуться и вложить в этот удар всю свою хваленую мощь, ублюдок.

Отредактировано К. Д. Ротт (2020-04-14 00:37:16)

+3

7

Конечно, Рэй был готов к сложностям. Он понимал, что идет на глупый полусамоубийственный поступок. Не факт, что с ним согласятся драться и просто не выпрут пинком под жопу. Он был готов к тому, что столь известный человек может отказаться драться с ним банально из-за того, что перед ним неизвестный новичок. Но то, с чем он столкнулся не было сложно. Это было… разочаровывающе. Такие словоблудливые бравады Рэй слышал не раз, не два, да даже не тысячу. В свою бытность костоломом в так называемых Черных кварталах - эдаких бандитских гетто, в которых царит полное беззаконие - такими же словами говорил каждый обрыган, считавший себя кем-то. Иногда можно было видеть, как два таких главнюка стоят и часами поясняют друг другу за то, кто здесь мусор. А за спиной у каждого по своре… Эдакая группа психологической помощи. Помогает своему неуверенному лидеру почувствовать внутреннюю силу и выпустить своего хомячка на волю. Наверное, Стража - это последнее место, где он рассчитывал поймать мрачный флэшбек из далекого прошлого. Тем более от Сильнейшего в Сказке. Перед ним банальный бандос и все та же свора за спиной. Ну ладно, сейчас скорее стая. И если эту самую стаю он еще способен понять - они говорили все это в первую очередь для самих себя, нежели для него - то в случаем с Роттом это было невозможно. Это было вне его идеологии, основанной на постоянной жажде битвы. Кто бы ни бросил ему вызов, Рэй всегда с радостью бросится в атаку. Это ведь путь сильнейшего. А так, это все…
- Скучно… - закатив глаза, Рэй вышел из боевой стойки и снова прошелся взглядом по всем присутствующим. - Как же это все скучно! Ладно, командир. Если для того, чтобы ты заткнулся и мы, наконец, начали драться, я должен тебе въебать, то так тому и быть. - уверенно двинувшись вперед, Рэй быстро обдумал, как поступить. Бить первым он не привык, скорее всегда было наоборот - его приложат, а он потом приложит в ответ, ну и понеслась. А сейчас ситуация зеркальная. Так вот что обычно ощущают мои противники… Прикладываться в полную силу смысла не было. Несмотря ни на что, перед ним все же самый опасный противник из возможных, и будет наивно полагать, что один его, даже самый мощный удар, сможет его положить в бессознанку. Но вот что точно сомнению не подлежит - после этого удара все и начнется. Вот тогда уже можно идти во все тяжкие, пускать в бой все свои силы и навыки. С каждым шагом сердце колотилось все сильнее, предвкушая грядущее веселье. Настало время проверить, насколько слухи правдивы.
Подойдя в зону досягаемости, Рэй без промедления нанес удар. Чуть двинув левой ногой вперед, он крепко встал в землю и перебросил весь вес своего тела точну в ударную поверхность. Корпус привычно довернулся и кулак, закрутившись мощным боковым штопором отправился Ротту прямиком в подбородок. Если уж не свалит, то может он хоть покачнется.

125637,256 написал(а):

[10.05.СЛ] Свежая кровь

Сила первого удара по Ротту

Условия

Чем больше, тем лучше, очевидно

Игрок кинул 1 куб с 100 гранями

Результаты броска: (88)=88

Сычи, кроты, и другие звери.

Рэй вступил в Стражу не просто так. Он получает бонус +5 ко всем боевым броскам, когда находится рядом с кем-то из гильдии

Отредактировано Рэй (2020-04-15 21:01:57)

+2

8

Наконец-то. Ротт был уверен в слабости своего оппонента ровно до того момента, пока тот не закрыл пасть, давая тем самым старт задорному действу. И хотя показательная гримаса равнодушия и напускное хладнокровие Рэя определялись всего лишь особенностями защитного образа психики, удобно пряча за собой реальные чувства и трепет перед новым непосильным вызовом, Бешеный Пес все же отметил способность претендента сохранять контроль хотя бы над собственным телом. Стремительный и готовый принять последствия возможно самого важного поступка в собственной жизни, тот нисколько не возмутился и не стал обманываться напускной решительностью Квадрагинтиллиона, вознамерившись доказать свою правоту и превосходство показательным выступлением на поприще ратного дела. Никакого уважения. Никакого самообмана и изнеженной впечатлительности. Никакой попытки сгладить обстоятельства разнородными внешними факторами. Важен был только бой и даже не его результат. Ротт это ценил и всегда возвращал сторицей. Заблаговременно разгадав стратегию концентрированного самодура, страж услужливо выставил подбородок вперед, дабы во исполнение собственного обещания сделать спровоцированный удар как можно более эффективным. И он оказался не только эффективным, но еще и эффектным, ведь в палитре всеобщего замешательства Рэй улучил момент для того, чтобы крепко сжать кулак в беспрецедентной близости с лицом главы боевого отдела. Костяшки пальцев, пришедшиеся в качестве самого выразительного напоминания о чувствительности нервной системы, со смачной проникновенностью входящего звука соприкоснулись с зубами Квадрагинтиллиона. С феноменальной независимостью от случившегося, белоснежный ряд ранее стиснутых челюстных атрибутов прогнулся, терпеливо выждав давление внезапной внешней угрозы, чтобы в момент отступления чужеродной плоти окраситься в знакомый всем алый цвет. Кровь, смазывающая не только нижнюю часть лица Ротта, но и кулак нападающего, податливо прыснула из разорванной в миг десны, а ее владелец причудливо съежился, проехав расстояние около тридцати сантиметров по лежащему сзади песку. Благодаря заранее принятой стойке и согнутых в коленях ногах, страж непоколебимо хранил равновесие, демонстрируя чудеса неподвижности скелетного каркаса тела, впитывающего урон в обычно не применяемом напряжении шейных позвонков. Несмотря на глухое согласие обороняющегося с возможностью испытать на себе нефильтрованную силу противника, со стороны произошедшее выглядело весьма жутко, из-за чего сторонний и не готовый к подобному проявлению агрессивности наблюдатель мог посчитать, что если не Ротт лишился языка, то Рэю наверняка самым непосредственным образом откусили кулак. И все это под приправой соуса из совершенно спонтанного и ничем ничем не определенного конфликта. Но таковых наблюдателей поблизости не было, из-за чего яркие и непревзойденные в проявлении чувств подчиненные Квадрагинтиллиона завопили от неподдельной радости и предвкушения предстоящего, первично, правда, сощурившись и отразив коллективное ощущение комбинированным тянущимися возгласом.
— УУУУУУУУ блять, — подскочили практически все присутствующие с насиженных мест, — нихуя себе, — продолжил здоровенный детина, переступая с ноги на ногу в надежде, что это поможет ему подобрать слова, — вы только глядите, что творит этот мудак, — супротив словесной конструкции, в голосе его звучала ярко выраженная похвала и сердечное одобрение, — беру — нахуй — свои слова назад: перед нами настоящий мужчина. Просто — огонь, ебла его мать, — подхватив в секунду разожженное пламя наслаждения и красочно преобразившись под нарицательным кличем наблюдаемого удара, девушка сделалась похожей на ребенка, который отчаянно долго ждал, когда же занудный взрослый сможет его развлечь, — УБЛЮДОК ЕБУЧИЙ! ЧТО Ж ТЫ ТАК ДОЛГО МОЛЧАЛ, ЧТО ХОЧЕШЬ ПИЗДИТЬСЯ? Леска волшебным образом соединил в себе радость больного психопата, недоумение озабоченного и истерию патологически зависимого от препаратов, основным ингредиентом состава которых, видимо, был добротный поединок, — ДАВАЙ РЭЙ! УБИЙЦА! НАСИЛЬНИК ЕЩЕ НЕ РОЖДЕННЫХ ДЕТЕЙ! ПОКАЖИ СВОЮ МОЩЬ! Кричали собравшиеся уже в унисон, щедро поливая слюной у себя под ногами и поддерживающими возгласами подогревая человека, который, казалось бы, должен быть им противен. На самом же деле у них просто не было повода переживать за своего командира: уж слишком хорошо они того знали. И, тем не менее, Рэю удалось завоевать их внимание одним выверенным движением и для целей последнего это было важнейшим сигналом, знаменующим успех, ведь после подобной реакции Ротт чисто физически уже был просто не в состоянии подвести столь благодарную публику.
— Мать твою, — Квадрагинтиллион приложился всей широтой ладони к отмеченной пятерней Рэя части лица, — порезал — блять — без ножа, сука, — боец сделал несколько неуклюжих шагов назад, старательно потирая зудящую от боли челюсть и столь же неосторожно разбрызгивая льющую теперь из двух мест кровь, — ну ты конечно мудаааааааааак, — Ротт выпрямился необычайно резко и настолько внезапно, что создавалось впечатление, будто он намеренно стимулировал боль, получая от ее импульсов извращенное удовольствие, — пиздел тут стоял, словно расфуфыренная шлюха, за внимание которой еще заплатить нужно, — в голосе командира чувствовалось стремительно возрастающее довольство, — а мог бы просто влететь в толпу и начать зарубу, как в последний — сука! — раз, — Ротт сократил дистанцию между собой и Рэем столь же молниеносно, сколь очевидно теперь уже было принятие им поединка, — не расстраивай меня так больше, — кардинально изменившись во взгляде и олицетворяя залитым кровью лицом ужасающую гримасу, Бешеный Пес психопатически резко и уверенно схватил инициированного оппонента за грудки, после чего с троекратным усилием возвратил тому боль посредством молотобойного удара лбом в нос. Не собираясь давать тому фору или, что еще хуже, жалеть, страж, будто бы вообще не нуждаясь в отдыхе и стабильном дыхании, с грохотом опустил медвежьи ладони на уши дуэлянта, одновременно забив оглушение никак не удерживаемым и ничем не смягченным ударом ноги прямо в открывшийся из-за ударной стойки пах. Если Рэй рассчитывал на красивый бой по правилам чести и кодекса благородного поединка, то он пришел не по адресу: Квадрагинтиллион учил своих людей защите и бою в условиях непредсказуемой реальности, а не соревновательно-спортивной действительности. Посему, наделенный нравом разъяренного зверя и силой дикой решительности, он прописал быстрый, без замаха, прямой удар прямо в кадык нового любимца публики. И, развернувшись к тому полубоком, не без помощи той же руки, перебросил мускулистую тушу через бедро. Все, что могло волновать Бешеного Пса в такой красочный и трепетный момент, так это то, чтобы соперник любил боль также сильно, как и он сам. Ибо только при наличии схожей страсти он мог быть уверен, что тот не вырубится слишком быстро.

Результаты бросков:

Два по сто

Отредактировано К. Д. Ротт (2020-04-16 19:07:58)

+2

9

Рэй был морально готов к тому, что вот-вот его кулак соприкоснется с челюстью противника, и арена взорвется мощным потоком боевой ярости. Удары посыпятся со всех сторон, и нужно лишь успевать их блокировать. Был готов… Но все равно не успел. Казалось, вот его покрытые сухими мозолями костяшки врезаются в чужую челюсть, привычно отправляя импульс в локоть, как вот уже Ротт крепко ухватывает его за грудки и обрушивается всей своей массой в мощнейшем ударе головой. Лишь инстинкты позволили Рэю слегка приопустить голову, чтобы летящий вниз лоб не вогнал его нос внутрь черепа. Маловероятному успеху способствовала еще и весьма существенная в данной ситуации разница в росте, поэтому лоб глухо врезался в лоб, но, пожалуй, это последнее яркое воспоминание, которое останется у Рэя о начале их поединка. В голове будто бомба разорвалась, разлетаясь эхом во все части тела и отдавая гулким визгом. Первым пропало чувство ориентации, следом ушла и возможность ясно видеть. Казалось, стоит ему разжать веки, как из глазниц сразу же повываливаются глазные яблоки. Время и место перестало играть всякое значение. Мысли закружились непонятным хороводом, отказываясь собираться в единую кучу. Но следом уже навстречу его голове неслась очередная порция боли. Даже не успев восстановить сознание, Рэй снова провалился в темный омут. Град ударов не давал ему прийти в себя, попадая во все самые уязвимые точки. Эффективный удар по ушам не дал вернуть сознание, а последовавший за ним пинок в самое уязвимое  окончательно вывел его из равновесия. Ноги едва заметно подогнулись, с трудом удержав тело, но новый удар тут же обрушился на незащищенное горло, лишая всякой возможности восстановить утраченное от предыдущих атак дыхание. Захлебнувшись в рефлекторной попытке втянуть ртом воздух, Рэй краем сознания почувствовал, как его тело отрывается от земли, брызгая песком арены во все стороны, а следом наступил яркий и максимально чувствительный момент удара. Не сумев сгруппироваться, Рэй всем своим весом, умноженным силой броска комадира, с грохотом обрушился на землю. Когда я последний раз был в такой безнадежной ситуации? Ясность мысли вдруг вернулась к нему, и четко дала понять, что стадию приветствия он безнадежно проиграл. Хороший удар, которым он намеревался лишь раззадорить оппонента, идеально справился со своей задачей, наверное, даже еще лучше, чем идеально… Если такое вообще возможно. Ротт бил в самые уязвимые точки, отлично понимая, чего от сильнейшего в Сказке ждать Рэй точно не будет. Грязно, но эффективно. Привел оппонента в негодность всего за пару секунд. Да только все так просто закончиться не могло. Дикая боль отдается эхом во всем теле, но сердце лишь все яростней бьется о грудную клетку. Кровь закипает от одной мысли о следующем столкновении с этими пугающими ударами.
Прошло каких-то пару мгновений, и Рэй сумел хотя бы открыть глаза. Лицо покрывала теплая липкая кровь, сочившаяся из лопнувшего словно шарик лба. Она заливала глаза, уши, смешиваясь с песком арены. Единственный ясно видящий голубой глаз метнулся на нависшую над ним фигуру, не сумев точно уловить его выражение лица. Тело едва слушалось, но хотя бы реагировало на попытки им пошевелить. Так просто его не сломать. Точно не этим. Из глотки вырвался слабый булькающе-кряхтящий смешок, сейчас скорее напоминавший воронье карканье. Рэй ненавидел боль всей своей душой. Но страха не было, лишь привычка. Он привык к ней, привык использовать себе во благо. Она заставляла его тело двигаться быстрее. Она означала, что перед ним смертельно опасный враг. А это чертовски весело.
Лежащие на земле ноги метнулись вверх, устремляясь нависшему над Рэем оппоненту прямо в грудь. Уперевшись руками в песок, Рэй с силой вытолкнул свое тело следом за ногами. Все тело стонало от боли. Недавний удар в пах сбил подвижность ног, голова все еще гудела, и было по-прежнему сложно дышать. Но ничего такого, чего с ним еще не случалось. Все это мелочи, в сравнении с тем, что еще предстоит. Бой лишь начался. После удара Рэй приземлился на ноги, тут же резко разворачиваясь на пятке. Бить в уязвимые точки - стратегия эффективная. Но это не его стиль. Всю свою жизнь Рэй пытался подстроиться под противника, но лишь с той целью, чтобы попасть на то поле боя, где противник чувствует себя комфортней всего. Ломать врага там, где он сильнее всего - вот истинное значение силы. В бою она абсолютна. Для нее нет преград. Если ты действительно силен, то как бы противник ни был хорош, ты вомнешь его башку в землю. Но Ротт  - иной случай, ибо любое поле боя - его. У него нет слабых мест, и замыленным от боли и крови глазом их тем более не разглядеть. Так что остается просто бить, потом получать удары в ответ, и снова бить. Пока кто-то не упадет, весь залитый своей и чужой кровью. - Вот! Так уже лучше! - Рэй вовсю заливался хриплым болезненным смехом, с трудом выплевывая слова. Кулак сорвался вперед, метя точно живот. Неважно, попадет куда надо или нет, главное, чтобы противник хоть немного согнулся, и следом тут же вылетит мощный удар снизу в челюсть. Главное правило - в корпус, в голову, в корпус, в голову, как и учили. Бой - наука сложная, но точный в челюсть всегда упрощает дело.

129809,256 написал(а):

Кубы сюда
Защита от атаки Ротта

Игрок кинул 1 куб с 100 гранями

Результаты броска: (36)=36

Ответные действия в бою

Игрок кинул 1 куб с 100 гранями

Результаты броска: (73)=73

Сычи, кроты, и другие звери.

Рэй вступил в Стражу не просто так. Он получает бонус +5 ко всем боевым броскам, когда находится рядом с кем-то из гильдии

+2

10

Ротт не торопился заканчивать поединок. В его намерения не входила доминирующая победа, а настроение не требовало закончить бой максимально быстро и утвердительно. Напротив. Принимая во внимание наглость появления Рэя на территории гильдии и беспочвенную самоуверенность в том, что его персона стоит внимания и пригодна для употребления в качестве достойного оппонента, Квадрагинтиллион позволил себе впечатлиться желанием не просто доказать, но показать смутьяну обратное. Для успешного и показательного издевательства, стражу требовалось не только сохранять избиенца в сознании, но еще и поочередно перестраивать манеру сражения, демонстрируя тому чудеса адаптации и вбивая в землю любые попытки действовать в соответствии с тонкой тактикой. Впрочем, стратегия новоиспеченного гладиатора тренировочной площадки четвертого отряда оказалась весьма тривиальной и привычной широкому кругу бойцов. Он намеревался одолеть Бешеного Пса благодаря исключительным выдержке и тренированной годами испытаний выносливости, однако по какой-то причине отказался принимать в рассмотрение тот фактор, что противник до их встречи успел прожить несколько человеческих жизней, и в искусстве терпеть удары был куда более маститым профессионалом. Как и обозначал командир ранее: ошибка беспокойного гостя состояла в том, что он не удосужился собрать компетентную и достаточную информационную базу, откликнувшись лишь на громкое имя Квадрагинтиллиона. Не заставив себя ждать, болезненные последствия обрушились на Рэя непосильной ношей внешнего напутствия. Вообразив себя, по-видимому, бессмертным и неспособным ломаться в самом буквальном смысле, мужчина попытался контратаковать при помощи прямого и очевидного удара ногами. Ротт в свою очередь, хоть и был практически слеп из-за залитого кровью лица и немного обескуражен необходимостью проводить второй бой подряд, не выражал абсолютно никаких сожалений и беспокойства. Казалось, что страж банально не знал о таких понятиях, как усталость и самосохранение, и отдавался процессу избиения настолько фанатично, что его энергией сейчас можно было зарядить весь Валден и близлежащие территории. Намеренно не став уклоняться, дабы не только раззадорить своих подчиненных, но еще и вызывать чувство бессилия у противника, Квадрагинтиллион принял на грудь всю массу избиваемого им тела. Удар получился красочным и со стороны мог претендовать на художественную ценность, однако не оказался достаточно эффективным, чтобы послужить переломным моментом в развернувшемся поединке. Вместо того, чтобы упасть или хотя бы пошатнуться, командир ловко и как будто бы даже учтиво схватился за ногу воителя чуть ниже колена одной рукой и чуть ниже задницы второй. Из такого захвата особо сильные исполины обычно раскручивали врага вокруг собственной оси, нарушая стабильность вестибулярного аппарата и наделяя роковой дезориентацией, но у Ротта на этот счет были более грубые и от того не менее интересные мысли. Подогнув в воздухе перехваченную конечность, он с силой припечатал ее владельца к земле, возвращая того в исходную позицию и одновременно с тем лишая возможности полноценно пользоваться ей в дальнейшем. Присутствующие в помещении свидетели новой жертвы командира сощурились, презрительно примеряя на себе продемонстрированное испытание болью, эпицентром коего стало психосоматическое отождествление себя образу Рэя, который в отличие от них страдал из-за праведного гнева Бешеного Пса всего лишь впервые.
— Бля, — Леска смачно сплюнул, мгновенно восполнив опустошенный комок в горле, — ступню после такой хуйни восстанавливать нужно не меньше года, — схватившись за плечо напарника, парень сгорбился, против воли отдавшись представлению о том, как неприятно сломать ногу в таких местах, — Да уж, — отреагировал здоровяк, чуть более стоически справляющийся с нервами, — бить шефа в корпус, не имея при этом стального протеза или хотя бы точеного каблука, идея не из разумных, — гладиатор почесал затылок, пытаясь разгадать нехитрый план дальнейших событий, — И это при том, что шеф не стал на него садиться и добивать, как свинину визжащую, — продолжила девушка с ухмылкой, значение которой осталось загадкой для всех остальных, — хотя ржет он забавно, — смерив пыл, она присела на ближайшую трибуну, где успели заботливо поместить бессознательное тело первой противницы командира, — мне нравится, — воительница похлопала по недвижимому плечу напарницы, — а тебе, Игла? Жаль, что ты пропускаешь это дерьмо и хорошо, что шеф использовал топор на тебе, а не на нем: это показывает как он на самом деле тебя ценит.
Пока подчиненные Квадрагинтиллиона придавались обсуждению коллективных впечатлений и постепенно теряли интерес к становящемуся очевидным исходу состязания, сам командир приветливо встретился с кулаком Рэя. Изо всех сил стараясь подняться на ноги и подогнуть стража поближе к земле, тот совершенно не рассчитал необходимую концентрацию силы, из-за чего Ротт не согнулся, но сознательно упал всей своей недюжей массой на и без того с трудом дышащего воина. Конечно же, страж не рассчитывал остаться в таком положении без внимания и принимал на себя продолжающийся шквал ударов с благородным энтузиазмом и даже радостью. Тем не менее, по какой-то немыслимой для человека причине все эти выверенные кулачные выпады не оказывали должного эффекта, а сам обороняющийся обрушивал на лежащего под ним соперника медленные, но теперь уже не сдерживаемые, преисполненные мощи и беспощадности собственные удары. Рэй явно был знаком с подобным положением и знал как работать в партере, но Ротт и не собирался его удивлять. Ротт собирался его подавлять и делал это непередаваемо концентрированным барабанным отыгрышем по запримеченной ранее глотке. Каждый новый удар отдавался глухим отзвуком эха по огромной комнате ристалища, а от сломанной шеи самонадеянного приключенца спасала лишь возможность обороны руками, которую теперь уже нападающий боец даже не пыталась исключить из схватки. Рэю хотелось продемонстрировать и проявить свою сильную сторону, объявив всему миру, суженому до боевого отдела гильдии стражей, что благодаря своей выносливости и готовности выдержать любые нападки, он сумеет одолеть каждого. Без исключений. Но исключения были. И Квадрагинтиллион уставать не собирался. Вбивая корпус противника в песок при помощи уже обеих рук и, зафиксировав того между согнутых ног таким образом, что переворачиваться было попросту некуда, он награждал наглеца размеренными и губительными тумаками на протяжении нескольких удручающе долгих минут. Но и это не было пределом Бешеного Пса, как и не было это тем, что должно было привить народному избраннику силу рассудительности и избавить от слабоумия, разрастающегося в бесполезную отвагу.
— У тебя заразительный, но вовсе не пугающий смех, — процедил глава боевого отдела, заметно ускорившийся в цикле ударов, — Лучше бы — блять — ты работал с дыханием, а не вот на такое гавно распылялся, — и на этом моменте страж раскрылся окончательно. Не для удара. Но для ударов. Бешеная и бронебойная цепочка ущерба, градом яростных столкновений и бесчеловечных напутствий лавиной обрушилась на Рэя. Мужчина перестал себя сдерживать и теперь олицетворял собой силу, которой не требовалась одышка, не требовалось восполнение энергии, перерывы и время на концентрацию. Она просто была. Его массивные руки набирали скорость невероятно интенсивными импульсами безумства и ярости, а кулаки словно бы покрыла корка из эфемерного материала, делая те не просто костями с насаженной на них плотью, но самой настоящей сталью с плотностью, способной видоизменять ландшафт под давлением сомкнутых пальцев. Останавливаться командир не собирался, а после очередного неприятного треска камня под содрогаемыми телами борцов, присутствующие члены четвертого отряда заметно обеспокоились.
— Бляяяяяяяяяяять, — протянул Леска, пытаясь обрести взглядом оружие достаточно увесистое и крепкое, чтобы им можно было если не вырубить, то хотя бы на время притормозить увлекшегося начальника, — сука! Шеф кажись забыл, что этот мудак смертный!
— Проси, уб-лю-док, — Бешеный Пес более не расслаблял нарушителя размеренной жизни ударами в одну точку и позволял себе считать ребра, и волновать стертыми костяшками вражеский висок, — пощады, — вполне конкретный и прямолинейный в своих требованиях, он также основательно делал их выполнение практически непосильной задачей, ведь ударов становилось только больше, а их сила по-прежнему возрастала. Остановить командира, когда тот достигает подобного состояния, даже для его собственных подчиненных не представлялось возможным.

Результаты бросков:

Новые два по сто

+3


Вы здесь » Dark Tale » Незавершённые эпизоды » [10.05.СЛ] Свежая кровь


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2020 «QuadroSystems» LLC