Джейсона устраивала работа с Закари. Не смотря на заслуги перед Гильдией, Шандар давал себе отчет, что в обычной жизни он довольно бесполезен. Примерно на уровне собаки-компаньона. Вроде, взгляд умный, понимающий, какие-то простые вещи может делать самостоятельно, даже команды выполняет. А какашки после выгула все равно кому-то другому убирать приходится.
(c) Джейсон Шандар

Девчонки, чего, когда подрастают, за сахаром охотятся? Поэтому им на свидании конфеты дарят? И шоколадки? Чтобы тебя не слопали?
(c) Почуй-Ветер

Люди невероятны сами по себе, а вместе они собирались в единое целое, способное справиться почти с любой бедой..
(c) Эмиль

— Вот знавал я одну сестру милосердия , Авдотья звали, девчонка смазливая была, лет восемнадцать только только исполнилось, младше всего нашего брата почти, но ты только проверни чего, приобними или ещё чего, так она тебе потом так уколет, что хоть на стенку лезь, а присесть, неа , и стой весь день.
(c) Алексей Вольский

— Лист капудыни? — усмехнувшись и пожав плечами, тихо проговорил Вейкко. — Лично я считаю, что раз уж этот листик не способен привести к сокровищам или юной заколдованной принцессе, то это скорее лист бесперспективной капудыни. Лист беспердыни, черт возьми.
(c) Вейкко

Она никогда не делилась своим прошлым, мужчина даже за эти полгода вряд ли смог узнать хоть что-то стоящее, помимо возможности ящерицы находить неприятности на свою аппетитную задницу.
(c) Рене

— Вот знавал я одну сестру милосердия , Авдотья звали, девчонка смазливая была, лет восемнадцать только только исполнилось, младше всего нашего брата почти, но ты только проверни чего, приобними или ещё чего, так она тебе потом так уколет, что хоть на стенку лезь, а присесть, неа , и стой весь день.
(c) Алексей Вольский

— Зануда? Гм.. Да, говорили и не раз. Мои соратники считают, что одной из моих магических способностей, является атака монотонными витиеватыми речами, пока противник не сходит с ума. Ахахахахахаха… — На сей раз, Эссен раскатисто хохочет, хлопая себя по колену ладонью.
(c) Герман Эссен

В вечернее время в Сказке всегда начинает твориться всякое необъяснимое и жуткое непотребство. То за поворотом тебя тварь какая-то поджидает, то в тенях деревьев оживает что-то странное и не очень материальное, то ещё какая странность произойдёт..
(c) Дарий

Решив, что «убийца» не достоин жизни, люди также постепенно начинали обращаться с ним хуже, чем с диким зверем. Насилие порождало ещё большее насилие, вот только преступникам очень часто отказывали даже в базовых нуждах, что уж говорить о компетентной медицинской помощи. Виктор давно решил для себя, что невзирая на их проступки, не спрашивая и не судя, он будет им её оказывать. Потому что несмотря ни на что, они всё ещё оставались разумными существами.
(c) Виктор

Она никогда не делилась своим прошлым, мужчина даже за эти полгода вряд ли смог узнать хоть что-то стоящее, помимо возможности ящерицы находить неприятности на свою аппетитную задницу.
(c) Рене

Нет, они любили лезть в жопу мира. Иначе зачем вообще жить? Вообще от мира со временем достаточно легко устать, особенно если не соваться в его жопы. Но было бы неплохо из этой жопы выбираться с деньгами, да еще и с хорошими деньгами, чтобы там например меч новый можно купить.
(c) Керах

Ему замечательно спалось в канаве, учитывая, что в тот момент он был куда ближе к свинье, нежели единорогу, а то, что храп кому-то мешал — дык зря что ли изобретали такую замечательную вещь как беруши? И вообще это был не храп, а звуки прекрасной живой природы. Скотина он, в конце концов, иль где?
(c) Молот

Ротт не был бы самим собой, если бы так просто и безэмоционально забывал о долге и деле, которое умел и мог делать. А лучше всего ему удавалось то, что многие под прикрытием милосердия и некоего высшего блага не воспринимают всерьез: калечить, рубить, сражаться, умерщвлять и иным способом губительно воздействовать на внешний мир.
(c) К. Д. Ротт

Звали этого маститого мясного голема Дарий и, если Ротту не изменяла память, массивный и практически неподъемный меч за спиной у этого человеческого выброса применялся тем весьма часто. А это значило, что пользоваться он им, как минимум, умеет. И, конечно же, Бешеному Псу хотелось проверить сей тезис на собственной шкуре, а заодно и испытать бывшего сопартийца по гильдии на предмет личностного роста, и степени прогресса боевых навыков.
(c) К. Д. Ротт

Конечно многие посчитают странным то, что двадцатилетняя девушка приглашает детей в гости. Что такого интересного можно было найти в общении с детьми? Но Агнес — это несколько иной случай.
(c) Агнес

Вместо вытекающей крови — клубничное варенье. А вместо меня — каскадер, который сейчас встанет, отряхнется и пойдет дальше по своим делам.
(c) Джун Нин

Есть в этом что-то странное, полагаться на чужое зрение. Хотя оно как бы уже твоё собственное, но все равно это иная перспектива, ведь твои глаза всегда закрыты. Все сложно. Зато никогда не заблудишься. Ведь если смотришь на мир с высоты птичьего полета, всегда знаешь, куда приведет тот или иной поворот.
(c) Стрикс

путеводитель сюжет нужные гостевая правила о мире роли магия расы FAQ
❖ Гильдия Стражей ожидает беспорядки на фоне приближающегося Дня Зверя.
❖ Где-то в холмах неподалёку от Валдена, по слухам, поднялся из земли древний трон. Говорят, тот, кто просидит на нём всю ночь, утром встанет либо мудрецом, либо сумасшедшим.
❖ В поселении объявился отец Забин, весьма странный тип, который коллекционирует святые символы любых форм, размеров и конфессий. Всем известно — он каждый год начинает поклоняться новому богу. Одни говорят, что он шарлатан, другие же — что он может даровать благословение от любого известного бога. (подробнее...)
Октябрь года Лютых Лун
❖ Свет и жара от двух солнц негативно влияет на все окружение; невыносимая жара, гибель урожаев на фермах. Кое-где в Валдене начали плавиться дома..
❖ 29 сентября года Лютых Лун в парковом районе практически полностью уничтожено четыре дома, девять задеты взрывами и пожарами. Погибло семнадцать человек и фэйри, пострадало около тридцати, в том числе многие ранены не последствиями взрывов и пожаров, на их телах обнаружены колотые раны в жизненно важные органы.
❖ В ходе Совета Гильдий решили временно отказаться от войны с Ягой: в такую жару просто невозможно двигаться и что-то делать.

Dark Tale

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Dark Tale » Личные главы » [20.08 ЛЛ] Пути Мистрэ


[20.08 ЛЛ] Пути Мистрэ

Сообщений 1 страница 11 из 11

1

ПУТИ МИСТРЭ

20 августа Лютых Лун

Валден

К. Д. Ротт, Айе

ПРЕДИСЛОВИЕ

...не всегда ведут туда, куда мы желаем. А вот всегда ли несут наслаждение - это другой вопрос.

Свобода Воли: конечно.

+1

2

Порой уединения требует не только душа, но и тело. Важным аспектом в жизни любого стража является фундаментальная способность четко и сознательно подойти к выбору идеи, срабатывающей как бесперебойный катализатор мотивации в ситуации любой степени сложности и проработки. Для кого-то важным и всеобъемлющим условием службы является потворство и следование постулату вершения справедливости и образу блюстителя правопорядка. Для иных целеполагание складывается из сумбурного стечения обстоятельств, завязанных на отсутствии обозримого выбора и желания приложить больше усилий для его поиска. Третьи видят службу и свой святой долг в покровительстве власти, чье прикосновение дарует им ощутимые социальный статус и возможности, которыми обделен простой обыватель. Иными словами — людям важно тешить свое самолюбие через ощущение собственной важности, либо через осознание праведности каждого своего поступка в рамках исполнения обязательств, придуманных кем-то свыше. Ротт никогда не придавал особого значения организационным установкам и делился своими планами на жизнь и существование с исключительно узким кругом приближенных, удостоенных чести пройти испытание его безудержным нравом. Как было не по наслышке известно многим его сопартийцам, авторитетов у Квадрагинтиллиона не было и потому, обладая недюжими боевыми талантами и смекалкой, способной адаптировать его к любой ситуации, состав его времяпрепровождения базировался на настойке из свободолюбия крепчайшей выдержки. Вольный делать все, что вздумается, говорить все, что заблагорассудится и вершить все, что захочется, Бешеный Пес отличал свое обыкновение лишь одним-единственным дисциплинированным служением: поклонением единственной совершенной и бесспорной Богине. В его жизни Мистрэ занимала не просто особое значение и статус, выгодно отождествляющие его с нормальным человеком, но имела вес и природу блаженного помешательства, понимание и специфика правды которого была доступа ровным счетом никому, кроме него одного. Порой в городе даже можно было услышать слухи, описывающие любовные приключения Ротта, как монстра, который не способен увидеть в своей любовнице личность. Мол, в любой женщине ее самые очаровательные и привлекательные изгибы представлялись Стражу, как нечто принадлежащее исключительной красоте самой Богини, дарованной низшему существу сугубо в качестве олицетворения собственного неземного образа и божественного подобия. Насколько эти слухи были правдивы оставалось еще большей загадкой, нежели существование самого Ротта в целом: дам у него было немного и не только из-за того, что добрая половина жителей Велдена избегала его из вполне справедливого опасения за собственную сохранность, но еще и из-за того, что и сам Квадрагинтиллион был крайне избирателен в том, кого выбрать за жертву симпатии свойственной лишь ему силы. Абстрагировавшись от событий, что роем бессмысленных шумов и волнений витали внутри гильдии Стражей, он пустился в одиночное паломничество, оставляя за собой след из короткого и односложного послания: “пошли вы все нахуй со своими проблемами, долбаебы”. В городе было пустынно и тревожно тихо: многие жители были напуганы затянувшимся молчанием со стороны власть имущих, а проблемы, которые гильдия так старательно пыталась скрыть от общественности, понемногу расползались старанием тех, кто боялся чуточку меньше. Или намного больше. Зависело от подачи. Ротт реагировать на какие-либо заявления и выпады со стороны инициативных лидеров групп не собирался, да и не мог физически: его боялись так сильно, что даже и не пытались выйти на контакт. Оттого ему самому было только лучше и комфортнее: можно было спокойно передвигаться по самым открытым и видным улицам, игнорируя любые запреты и экстренные обстоятельства — все равно здесь не было никого, кто мог бы чинить проблемы для Бешеного Пса. В особенности в тот период, когда он шел на встречу с ментальным лидером и обольстительницей всех сокровенных, и открытых желаний.
— Мистрэ, — немного завороженно прошептал Ротт, минуя несколько часов пути к храму, — я пришел насладиться тобой и несравненной красотой каждого из твоих величайших достоинств, — проходя меж храмовой колоннады под высокими сводами, мужчина казался удивительно маленьким, хотя каждый, кто был с ним знаком, яркой вспышкой впечатления отдавал себе отчет в том, что не заметить исполинское туловище Квадрагинтиллиона был способен лишь лишенный на один глаз больше, чем он. Богиня любовных наслаждений таковой не была и потому мужчина яснее всего на свете осознавал, что она его слышит и видит. И пускай со стороны казалось, что он говорит сам с собой: правда содержалась в том, что так лишь казалось.

+1

3

Зверь и Яга.
Яга и Зверь.
Везде! Кругом! Куда не плюнь - попадешь в упоминание этой сладкой парочки. Причем ладно бы только в Предместье, но и в Валдене уже было то же самое. Газетенки пестрили статьями разной степени достоверности, а кабаки были полны слухами.
Айе это бесило и злило. Даже не сама Яга, а то что из-за нее на монстров в Валдене опять косились. И всем было абсолютно плевать, что монстр этот в Валдене уже мне один десяток лет живет.
Косились. Шептались. Даром что пальцами в спину не тыкали.
У нее ведь только-только начинали налаживаться отношения с Гильдией Творцов: мастер Ирро согласился встретиться и почитать ее песни! Но... но вдруг срочно передумал. Бросил женщину одну в дорогущем ресторане - а она ведь готовилась к этой встрече!
Новое платье (конечно же алое!) из тонкой алой парчи, с отделанное золотой нитью чудесно на ней сидело. И фасон был самый тот: вроде бы все прикрыто, а все равно игриво. Все как кошка любила.
Оно теперь валялось разодранным, недалеко от храма. Потому что ткань не выдерживала превращения, рвалась под острой чешуей. Да и к чему нужно платье, если шкура толстая, крепкая. Всяко надежнее какой-то ткани...
Одежда она вообще для людей, не для монстров.
Человеком Айе не была уже очень давно. Порою предыдущая жизнь казалась чем-то нереальным, словно и не было никогда ее. Словно она всегда была членом дома Стального Когтя. Родилась в одном логове со своими железными братцами - назваными, но такими родными.
Может так было бы и лучше для нее, чем пытаться прыгать выше головы? Все проблемы из-за этого. Но Айе не собиралась отступать.
В полумраке храма Мистрэ Айе чувствовала себя в безопасности. Мистрэ все равно, выглядит она человеком или зверем. Ей все равно что она вся в крови. В чужой. Если бы богиня злилась, то камень алтаря под пальцами был бы ледяным. А он - теплый, живой практически. Не дышит правда, но зачем камню дыхание.
- Я - не жертва. - Еле слышно буркнула Айе, размазывая пальцем по камню кровь. - Я - хищник. - Уже менее уверенно прошипела себе под нос женщина.
Шаги заставили ее вздрогнуть всем телом. Спина привычно зачесалась: чешуя вновь спешила явить себя миру. Кошка же тряхнула головой, отбрасывая волосы и мрачно уставилась прямо на приближающегося к алтарю мужчине.
Рыжий? Рыжий! И волосы длинные... а вдруг Самаэль? Нет, конечно, не он - откуда ему взяться в храме... он кажется вообще должен был из Валдена уехать.
При мысли о фениксе как-то сразу защемило сердце и стало себя жалко. Захотелось прижаться лбом к груди и заныть. И чтоб жалел, курица жаренная!
Но Самаэля здесь не было. Уходить тоже было некуда.

+1

4

Обычно Ротт не испытывал смущения при виде посторонних посетителей храма и еще меньше чувствовал себя некомфортно в ситуациях, когда с теми приходилось взаимодействовать. На самом деле деструктивные с точки зрения внутреннего самоощущения состояния вовсе не были ему свойственны, однако иногда требовалось хоть как-то подчеркивать привычную реакцию, адаптируясь под ситуацию и выделяя ее на фоне множества других. Исключений было немного, но большая их часть была связана с женщинами или теми, кто был крайне на них похож: порой за личиной роковой красоты таился соблазн совершенно иной величины. Продолжая свойственный ему монолог и удостаивая вниманием чуть ли не каждый уголок храма, Ротт уже прекрасно осознавал, что помимо него и Богини здесь находится кто-то еще. Это будто бы чувствовалось в дыхании всего замкнутого стенами пространства: алтарь сиял в стороне множественным энергетическим переливом, а наполнение помещения постепенно присовокуплялось старательно подавленным страхом и покалеченным волнением. Со свойственным каждой собаке чутьем, Бешеный Пес хорошо знал оба этих чувства и пользовался их наличием с удручающе точной проникновенностью. Дама с необычайной точеной фигурой и формами, соблазнительно выделяющимися благодаря нарочито откровенной и подобранной под стать одежде, была ему знакома уже давно. Однако, несмотря на родственную связь каждого члена Ордена Мистрэ, спустя несколько лет пребывания в нем, Ротт так и не мог говорить о том, что они на самом деле знакомы. Оттого ее присутствие вызывало вопросы, но одновременно с тем предостерегало от желания получить на них такие же откровенные ответы. С другой стороны, Квадрагинтиллион не отличался предубеждением и не впадал в оцепенение при виде возбуждающей особи женского пола. Напротив: его всегда тянуло к таким, как она. Ведь только с раскрепощенной и готовой проявить себя не в лучшем свете женщиной, любой мужчина и может испытать себя на поприще воина-завоевателя. Хорошо осведомленная о первичной рефлексии Ротта Богиня, словно бы потворствовала обстоятельствам, поджигая лампады в такт его движению и направляя к алтарю, где в сокровенной тишине затаилась, выжидая момент, богиня мастью пониже. Хоть в первородном виде она и была кошкой, а главу боевого отдела гильдии небезосновательно сравнивали с псом, последний давно уже был чем-то гораздо большим и потому в нужное время мог обладать несравненными грацией и аккуратностью. Убедившись в том, что Айе его не видит и, уже стоя от нее с противоположной от ожидаемой стороны, Квадрагинтиллион выпрямился во весь рост, скрестил руки на груди и постарался обратить на себя внимание как можно более спокойно и тихо.
— Для кого-то ты — хищник, — мужчина продолжил озвученную кошкой мысль, — для кого-то ты — жертва, — он подмигнул, ощутив на себе взгляд желтых глаз, — для кого-то ты — весь мир, — сделав несколько шагов по направлению к алтарю, Ротт вышел на свет, будто бы сбрасывая с себя вуаль таинственности и покров темноты, хоть и прекрасно осознавал, что для кошачьего зрения этот фактор не имеет значения, — для кого-то ты — объект желания и наслаждения, — двусмысленно облизнувшись, Бешеный Пес положил руку на кажущийся холодным камень и прочертил вдоль него линию знакомого всем алого цвета, — а для кого-то ты — нечто большее, — заметил он вполне резонно и в его единственном глазе мелькнул какой-то свойственный лишь ему огонь. Казалось, что верный почитатель Богини сразу же понял, что произошло и отчего кошка кажется такой взбудораженной, однако озвучивать свои мысли не торопился. И, тем не менее, оставался довольным: если внутри Ротта и имелось место для жалости, то она явно не проявлялась на людей, использованных в качестве подношения. Где-то на подкорке сознания он был даже расстроен из-за того, что не воспользовался подобным способом обожания Мистрэ первым.
— А кто ты для нее, Айе? Бешеный Пес склонился на одно колено и взглянул на женщину сквозь зажженный тут же огонь.

+1

5

Первое что ей захотелось - броситься на него. Броситься первой, но не в объятия любви, а точно в глотку. Запустить острые когти в грудь и разодрать горло. Чтобы кровь, чтобы тепло, чтобы весело! И горело бы пламя на алтаре, радуясь подношению.
Официально конечно боги не принимали подношения разумными существами, но не официально... это был бы их маленький секретик: ее, Мистрэ и Ротта.
Право не приперся же бы он из Сливовых Садов мстить ей? О нет, такого как он богиня точно бы забрала под свое крылышко...
Айе нервно вздрогнула и вскинула голову, вслушиваясь в каждое сказанное ей слово. Отползать больше было некуда - камень алтаря за спиной.
«Молодец, дорогуша» - подумала мрачно кошка. «Наткнулась... и на кого? На Стража, ебать копать» - и ладно бы какого-то рядового стража, но...
Кто не знал Квадракакеготам Ротта? Даже в ордене быть не обязательно для этого.
Она повела точеным плечиком и подтянула к груди колени.
- Кто я для нее - не мне решать. - Буркнула раздраженно кошка, думая, что надо бы себя как-то прикрыть. А то сидит, голая и вся в крови. Не то чтобы она стеснялась...
- О, Квадрик, красивые слова еще никому никогда не помогали. - Уж кому как не бывшему барду об этом знать. Данный факт признавать она упорно не хотела, но слушать чужие умные речи (и вникать в них, Мистрэ помоги!) у нее совершенно не было настроения. Ее же никто не слушает - так почему ей надо?
Вот так всегда.
Протянув не слишком изящные пальчики к алтарю, она любовно погладила камень.
- Скажи мне, милый мой, почему у тебя по городу средь бела дня ходят насильники? А вот если бы он не на меня напал, а на какую-то бедную беззащитную девушку, а? Куда эта ваша Стража смотрит? Как ко мне претензии предъявлять это вы первые, а как ловить тех, кто опаснее любого монстра - то хрен?

+1

6

Айе была напугана и оттого вела себя резко. Ротту подобные паттерны поведения были ясны и понятны, хотя он их и нисколько не разделял, считая, что бояться нужно не обстоятельств, а величину их влияния на конкретного человека. И, если он что-то и понимал в женских реакциях, так это то, что если бы она была напугана настолько, что на это уже нельзя было бы закрывать глаза или в его случае глаз, то язвить бы ей не хотелось. А она это делала и как будто бы совершенно не опасалась за возможные последствия: а ведь Ротт мог запросто спутать желание с поклонением, трахнув и тут же принеся девку в жертву. Впрочем, так могло бы быть только в том случае, если бы Ротт и по сей день оставался бандитом, коим его когда-то давно считали. А некоторые считали и до сих пор. И небезосновательно, ведь слово закона в случае с Квадрагинтиллионом значило не больше, чем услужливый и гибкий инструмент в отправлении власти. Власти, которая имелась у него по праву сильного и до того, как он вступил в гильдию Стражей. Кроме того, сейчас его куда больше интересовала случившаяся история, нежели законные последствия, глас правосудия и привлекательные телеса, которыми пленница обстоятельств щеголяла так, будто изнасилование еще только должно случиться.
— Это потому, что ты употребляешь их слишком часто и слишком бесцельно, киса, — парируя высказывание девушки, Ротт не испытывал иллюзий в отношении того, как до этого звучали его слова: подобную форму и способ словообразования он использовал только в присутствии Богини, а потому Айе, сама того не осознавая, стала свидетельницей редкой стороны жизни стража, с которой его не знали даже самые близкие приближенные, — я вот себя так не балую и потому часто очень сильно удивляюсь тому, для кого и зачем люди держат марку приличия? Продолжая смотреть на собеседницу сквозь пламя, он оставался спокоен и неподвижен, так, будто одно резкое движение или неверный шаг могли разрушить утонченную картину их с ней взаимодействия, — вот только не надо — блять — жаловаться, что ты недовольна столь ярким проявлением внимания к своей персоне, — Ротт отмахнулся от лукавой фразы кошки, хоть и сделал это совершенно без пренебрежения, — будь мы в другом месте и я был бы чуть менее связан долгом, то и я бы с большим удовольствием тебя трахнул, — мужчина был откровенен, но вместо того, чтобы подтвердить свои слова действием, он сделал ровно наоборот: встал на ноги и, выпрямившись во весь рост, одним движением сорвал с себя широкий дорожный плащ, чтобы накрыть им обнаженную спутницу случая, — прикройся, сучка, — выдохнул он не без сожаления о содеянном, — насильники ходят по городу так же спокойно, как город плодит обстоятельства для их расстройства и становления, да только в “нашей” истории ты, кажется, преуспела в возможных пределах для самообороны, а? Боец усмехнулся и по улыбке его даже казалось, что он одобряет совершенный Айе поступок, хотя это с большой вероятностью могло быть лишь уловкой, используемой представителем правопорядка для того, чтобы втереться в доверие. Хотя, вполне очевидным оставался фактор того, что судить ее он не собирался. Ротт признавал силу и если сила была на стороне кошки, то ее право состояло в том, чтобы той воспользоваться. И в условиях случившегося было реально счастливым обстоятельством то, что насильником действительно был не он, ведь при таких условиях все обернулось бы совершенно иначе.
— Так значит ты — хищник, — одноглазый вернулся к теме самоопределения и едва уловимым движением пальцев пригласил красотку следовать за собой: он собирался закурить и не имел привычек делать это у алтаря, — но при этом думаешь, что Богиня не одобрит твой выбор? Не останавливаясь и, уже достав из кармана громоздкую пачку сигарет, Ротт на секунду обернулся, чтобы встретиться взглядами с Айе: его немного забавлял трепет девчонки перед Мистрэ и ее сопротивление перед признанием себя достойной быть с Непревзойденной Любовницей самой собой, а потому он не мог позволить себе пропустить осуждающий или хотя бы недовольный взгляд, — Так может ты и не хищник вовсе, а лишь беззащитная целка и жертва насилия, какой тебя видят уроды нашего города? Или ты всего лишь монстр и убийца, какой тебя хотят видеть все остальные? Квадрагинтиллион закурил и от сигареты его, обвивая расплывчатыми узорами рыжие волосы, принялся распространяться ароматный дым, а процессия его шествования по храму стала все больше напоминать богослужение с использованием импровизированной кадильницы. Слова и вопросы его были резким, а сам он очевидно не вызывал доверия, хотя не смотря ни на что оставался прямолинейным и честным. Реального зла или умысла в отношении Айе страж не имел и ей оставалось либо принять это, либо искать поддержки в наказующих объятиях стража, который первым найдет в одном из многочисленных переулков Валдена свежий — с характерным почерком умерщвленный — труп.

+1

7

Заявление Ротта про слова Айе демонстративно пропустила мимо ушей. Потому что слушать известные ей истины (которые к тому же задевали за живое ее внутреннею творческую сущность!) кошка совсем не собиралась. В особенности сейчас.
Нашелся бард на ее голову!
Кошку съедало раздражение. Тонкий ее хвост возился по земле из стороны в сторону, но она пыталась удержать себя в руках.
- Спать с тобой все равно что спать с Ней, - вдруг сказала она. Само вырвалось - Айе честно собиралась съязвить. Украдкой бросив взгляд на жертвенное пламя, женщина легко поднялась на ноги.
- Ее благословение всегда с тобой, Квадрик, - в голосе ее не было грусти, как не было зависти. Завидовать тем, кого богиня избрала глупо. И Айе не завидовала.
Да и с ней Мистрэ всегда была добра, кошке не на что было жаловаться.
От его плаща знатно несло табаком. Кажется еще и застарелой кровью и самим Роттом. Букет запахов почему-то успокаивал, хотя для спокойствия это было не время и не место.
Квадрик не вызывал в ней особого доверия, хотя она его толком и не знала. Были случайные встречи на праздниках посвященных Мистрэ, но Айе не могла даже припомнить было ли что-то между ними или нет.
После подобных оргий вообще сложно что-то вспомнить, но это и не важно. Иногда вон лица масками скрывали, хотя Айе этого не понимала. Ей было нечего стыдиться, особенно не в таких вопросах.
Ротт опять начал свою пластинку. Айе поморщилась и вздохнула, закутываясь в чужой плащ словно в одеяло. Благо размеры оного позволяли.
- Квадрик, серьезно, я не могу на такие умные темы рассуждать на трезвую голову! А она у меня еще мало того, что трезвая, так еще и побаливает! - Капризно пожаловалась Айе. Движение стража ее завораживали, ей чудились в клубах дыма... что-то чудилось. Непонятное; расплывчатые образы, которые Айе никак не могла уловить, как бы не пыталась.
- Их было четверо. Одного я убила - трое испугались и убежали, когда я оторвала первому хрен. - Хмуро сказала кошка. - Потом правда пришлось пасть в фонтане мыть, но это того стоило. Очень весело было наблюдать его лицо, когда мое переменилось.

+1

8

Ротт не жаловал сантименты, но еще больше не жаловал похвалу — пусть даже то была лишь прямолинейная честность. Посему, когда Айе приравняла его в качестве любовника к Богине, посетителями чьего храма они являлись, он лишь слегка поморщился, оставаясь в недоумении. Ему казалось странным, что кошка, воспринимая его столь идеализированно, до сих пор умудрялась держать себя в руках, вместо того, чтобы припасть к его ногам в судорожной попытке расстегнуть туго затянутый ремень. Если бы перед ним наяву предстало воплощение Мистрэ, то никакие правонарушения, свежие красочные впечатления и особо категоричные убеждения не смогли бы сдержать в нем страсть, неистовый пыл и непревзойденное желание. Он бы просто взял ее, невзирая на обстоятельства, и не стал бы упрашивать разум найти хотя бы одну достаточно достойную причину, дабы сохранить самообладание. Страж считал, — и делал это не без веских оснований — что удовольствие — едва ли не единственный материал и ценность, который стоит того, чтобы никогда от него не отказываться. Ведомый своим убеждением, он не чурался того, чтобы пойти наперекор всем и вся, дабы сорвать лакомый плод и ни с кем им не поделиться. Жизнь — слишком хрупкая и изменчивая дорога, чтобы проводить ее в строительстве грандиозных планов о будущем, либо ностальгических стенаниях о прекрасном, но безвозвратно минувшем. Так, в прогулке меж колоннады под внушительными сводами храма, Квадрагинтиллион находил успокоение в том, чтобы просто прислушаться к миру, посетившей его ситуации и женщине, которая по-прежнему считала, что пребывает в беде, выпутаться из которой становится только сложнее. Но она ошибалась, ведь он вовсе не собирался ее подставлять, сдавать властям, чинить расправу собственноручно или иным образом усугублять положение жертвы насилия. Как раз наоборот: в дивной иронии взаимоотношений кошки и собаки он узрел поэтическое удобство, которым намеревался воспользоваться для того чтобы обнаруженное им преступление не стало очередной галочкой в рапорте стража-сексиста. Из того, что ему поведала взволнованная обольстительница, становилось очевидно, что его вмешательство становится все более, и более необходимым. Ведь, помимо того, что Айе убила человека и уже успела в том ему сознаться, она еще и оставила при этом свидетелей, которые наверняка обнаружат оказию в том, чтобы сдать ее представителям правопорядка раньше, чем она попытается сдать их.
— Хуево, — отозвался он через какое-то время после услышанного и в очередной раз выпустил в сторону новоиспеченной преступницы кольца сладкого дыма, — из четырех отпустила троих, и даже ни одного не покалечила, — в голосе стража не отражалось ожидаемое переживание, ведь тревогу тот заменил любопытством, а предполагаемую моральную установку на исключительное желание помочь одинокой душе, — как считаешь, сможешь найти сбежавших? Ротт затянулся, прикрывая глаза от распространяемого через и в организм блаженства: когда боец предавался любым привычкам, то это всегда выглядело, как любовное ублажение. Причиной столь умелой расслабленности служил единственно верный фактор: Ротт не находил подобного рода привычки вредными, либо неуместными. Ему просто нравилось дегустировать разные сорта табака, и их удивительно богатая палитра не переставала удивлять очередной приятной вкусовой неожиданностью, — Думаю, что нам не стоит упускать момент, — мужчина взглянул на свою спутницу и в мгновение стал каким-то неожиданно добрым, и принимающим, — сейчас они в панике, но, по опыту могу сказать, что продлится она недолго, — дойдя до выхода из убежища сакральных суждений, Бешеный Пес присел на одну из последних входных ступенек, — скоро они поймут, что могут выгодно себя оправдать, демонизировать тебя в лице общества и отразить в заявление лишь те обстоятельства, которые удобны лишь им: что ты, мол, набросилась на них в переулке, когда они дружной компанией возвращались с обыкновенной работы в обыкновенные дома с обыкновенными семьями, — он усмехнулся, вспомнив старую, но очень похожую ситуацию из службы, — и что они вроде как тебя и не домогались вовсе, а ты и рада была сама их публично кастрировать, демонстративно заявив всему миру о том, что женщинам пора уступить дорогу, что за ними будущее, а “членоносцев” давно пора было поставить на место, — скрестив руки на груди, Квадрагинтиллион провел очередную затяжку, после чего протянул внушительную сладко пахнущую сигарету в сторону девушки, — к сожалению для тебя, Стража вполне наверняка им поверит, а недалекие умы молодого поколения служивых не захотят глубоко разбираться в ситуации, — не смотря на сказанное, воитель едва различимо улыбался, не собираясь проигрывать столь вопиющей несправедливости, — с бумагами я тебе не помогу: я не в том положении, чтобы вмешиваться в ход строго регламентированного расследования, однако, — зрачки мужчины недобро блеснули, — я могу помочь тебе сделать так, чтобы убийцей стала не ты, а я, но для этого мне нужна помощь в том, чтобы найти этих малахольных ублюдков.

+1

9

Айе не испытывала никаких угрызений совести по поводу убийств подобных мерзких мужиков, которых мужиками-то язык назвать не поворачивается. Все-таки она была монстром, а монстру свойственна... охота. Особенно когда пытаются зажать в угол.
Ха, у котеночка не только острые когти и ядовитые зубы, но и железная шкура! Пусть и не такая как у братцев, но удара слабых человековых кулаков вполне выдерживала.
- А что, мне надо было бежать через весь город в таком виде за ними? - Возмутилась женщина, демонстративно помахав перед собой ладонью в попытках развеять сладковатый дымок от Роттовых сигарет. Интересно, а Мистрэ не мешает что в ее храме курят?
Вряд ли. Это же Мистрэ - она понимает! Словно подтверждая ее мысли, дым поднимался к статуям богини, ложась на ее изгибы причудливыми одеяниями. В ее красивых глазах Айе виделась лукавая ухмылка, которую кошка никак не могла разгадать. Казалось ей, богиня что-то хочет, но не никак не скажет чего. Знание ускользает сквозь пальцы, словно дым от Роттовых сигареток.
- Меня бы схватил первый же патруль. - Буркнула кошка. - Я ж говорю - они на монстров гораздо охотнее реагируют, чем на подозрительные звуки в подворотнях.
"Пошли им импотенцию. А лучше сифилис. И лобковых вшей. Хотя нет - лучше все сразу!" - Мстительно попросила Айе, покосившись на Мистрэ с нескрываемым обожанием. Но вслух сказала:
- Слушай, Квадрик, я, конечно, единственная и неповторимая... Но мало ли в Валдене разумных монстров? - Кошка развела руками. - И уж с членоносцами у меня никогда никаких проблем не было, когда они свои хозяйства не пытаются пихать куда не надо. - Фыркнула Айе. - Любой мало-мальски обученный маг это подтвердит. - Ей все-таки хотелось верить, что Ротт не прав. Стража же должна охранять закон и все-такое. Айе понимала - на самом деле гильдия Стражей отнюдь не филиал ордена паладинов, но...
Но хотелось верить, что там есть адекватные люди, которые сначала разбираются, а потом рубят. Инстинктивно, так сказать.
Слова Ротта были... странными. Интригующими и Айе не сразу ему ответила. Она стояла, задумчиво рассматривая стража снизу вверх и пытаясь понять, есть ли в его словах подвох.
- Я не понимаю. Почему тогда ты просто не скажешь им, что я не виновата в случае чего? - Кошка озадаченно почесала затылок. - Ну ведь это... если тебе можно их убить - почему мне нельзя?... - мысли роились в голове, неприятно давя на черепную коробку изнутри. - Ай да похуй! - Не выдержала женщина, хлопнув себя по лбу. Думать и соображать ей было откровенно лень, да и голова побаливала.
- Давай устроим самую крутую ночную охоту во имя Мистрэ! - Возбужденно предложила Айе, сверкнув хищными глазами.

+1

10

Айе нещадно тупила. При всей нескрываемой привлекательности и очевидной сексуальности, в ее присутствии сложно было отделаться от мысли, что даже такому харизматичному монстру с огромным трудом даются навыки социальной адаптации. Впрочем, Ротту жаловаться не приходилось. Пока кошка с малоэффективным усердием скрипела мозгами, он мог безмолвно и безропотно наслаждаться обществом той, кто ничего не ждет и ничего не требует. И то была даже не любимая Богиня, а сама Айе, которая, пусть того и не понимала, являла собой ту исключительно редкую категорию личности, когда можно говорить о чем угодно и как угодно. Кроме того, сквозь тканевую широту накинутого на нее плаща, Ротт без лишних стараний мог лицезреть привлекательные изгибы и первобытную красоту плоти. В моменты соблазнительных наблюдений, даже если рыжеволосая ловила на себе его взгляд, Квадрагинтиллион нисколько не смущался и даже не сразу переводил луч внимания. Он не видел никакой проблемы в наготе и не испытывал комплексов в отношении публичной демонстрации неприкрытого тела. Более того, было глупо отрицать или намеренно не замечать достоинства, которыми обладал человек. Вне зависимости от гендера. Многие, кто посещает храмы, относятся к таким вопросам с предубеждением и с укором смотрят на тех, кто, как они считают, слишком легкомысленно и поверхностно относится к нормам приличия. Пусть так. Ротт не был обязан соглашаться с подобными ограничениями и, само собой, не соглашался. Посему, когда Айе, наконец, достигла апогея мыслительного труда, страж пребывал в благоговейно-приподнятом расположении духа и с удивительной легкостью ощущений отозвался на становящиеся бессмысленными вопросы.
— Потому, что ты виновата, Айе, — отрикошетил он, не пытаясь лукавить, — а стражи захотят найти виноватых, — в этом Ротту сомневаться не приходилось, — а моих свидетельских показаний против показаний тех мудаков будет недостаточно, чтобы закрыть судебный процесс, — легонько притронувшись к волосам девушки, мужчина аккуратно толкнул изрядно напрягшуюся преступную голову, чем заставил ту пошатнуться, — сейчас у нас есть труп и две стороны по делу, а если — ебанный в рот — будут четыре трупа, одна беззащитная девушка и один страж, чьи методы и способы “обороны” известны всем без исключения, то ни у кого и в мыслях не будет сомневаться в правдивости нашей истории, — при помощи яркой жестикуляции свободной от сигареты ладони, Ротт изобразил вопросительный жест, требующий от собеседницы просто согласиться со сказанным, — сама же говоришь, что сейчас монстров активно притесняют, так что, будь уверена: если кто-то будет заявлять против тебя и того, что я вообще был там в тот момент, то пизда тебе и твоей свободе. Усекла? Квадрагинтиллион спустился по массивным ступеням храма и, завидев ближайшую урну, поплелся в ее сторону, дабы избавиться от тлеющего бычка. Тем же временем напарница по богослужению сумела собраться с мыслями и прийти к единственно верному и простому решению: сумела не отступить и довериться ему. Стражу большего и не нужно было. Он был доволен и готов действовать. Вытянув освободившуюся руку и подняв над собой, Ротт около минуты стоял неподвижно, старательно изображая скульптуру-зазывалы, который не без помощи громадного роста привлекает прохожих для рекламы посещения храма. На самом же деле, Бешеный Пес в эти мгновения ждал своего верного спутника и подручного, который преодолевал расстояние в половину Валдена только для того, чтобы оказаться вложенным в выставленную под него ладонь. Сверкая в совершенстве заточенным лезвием и перемещаясь со скоростью кареты, запряженной табуном взбесившихся лошадей, маститый топор стремительно приближался. Под аккомпанемент выдаваемой им же мелодии, преисполненной эпоса и каких-то древних этнических мотивов, горлового пения и звучания примитивных музыкальных инструментов, “Разрубатель” сочинял свое направление волшебным и мелодичным их единением.
— Ну, теперь можно идти, — отозвался Ротт, поймав с недюжей силой влетевший в руку винг и при этом даже не шелохнувшись, — пора бить лица тем, кто предпочитает носить маски порядочного человека. Ебана рот!, — и сорвался с места, бодро сокращая расстояние от храма к точке приблизительного назначения. Через некоторое время, услужливо нарисованная Айе кровавая полоса, привела их к искомому месту, где в полумраке узкой улочки валялось холодеющее изуродованное человеческое тело. Лежа на животе с задранными над головой руками, мертвец как бы в последний раз обращался к человеческому в себе: просил о пощаде и прикрывался от неожиданной угрозы. Небрежно перевернув глупца ногой, страж поверхностно освидетельствовал умершего.
— Одежда рабочего, — без сочувствия подметил мужчина, удобнее закидывая топор на плечо, — у таких дома всегда сварливая жена обитает, — он откашлялся и взглянул на спутницу, — значит домой они не пошли: там поддержки не будет. К счастью, такие идиоты не умеют надолго прятаться. А значит они сейчас либо в ближайшем кабаке, выпивают и успокаивают друг друга, либо трясутся, как овцы при виде волка, и трутся жопами в каком-нибудь амбаре или складе, где вечером их никто не станет искать, — Квадрагинтиллион достал очередную сигарету и вновь закурил, — будешь? Айе чаще его была в этом районе и по идее должна была знать, где находится подходящее под описание место. Страж надеялся, что с задачей навигатора девушка справится лучше, нежели с последствиями своей привлекательности.

+1

11

...и да: ей чертовски нравилось, когда она ловила на себе блуждающий взгляд Квадрика. Пусть и кошка понимала - не время сейчас выпячивать свои достоинства! Но против привычки ничего сделать не могла. Забывалась, то рассеяно поправляя плащ словно нечаянно съехавший с округлого плечика, то накручивала на палец странного цвета локон.
Играла с огнем и абсолютно не замечала этого. Привыкла, что огонь-то у нее ручной, ласковый. Если и полыхнет - то все равно не обидит.
- Я все равно не понимаю. - Проворчала кошка, спускаясь вслед за исчезающей из храма огненной шевелюрой. - Что за дурацкая привычка обвинять жертву? В клубе Кары умеют призывать духов, которые знают когда им врут! Думаешь, для таких, как я духи не работают? Эй, подожди! - Она еле успела схватиться за воротник плаща, стартанув с места вслед за стражем.
Босыми ногами по нагревшимся за весь день каменным мостовым. Моля всех богов, в частности, и Мистрэ в особенности чтобы ей под ноги не бросился какой-нибудь острый камень. Или осколок. Или еще что-нибудь - только повредить себя ей не хватало! И так ступни будут черными как последняя дыра Грани, но хоть целыми.
Хотелось обратиться: у Квадрика-то вон какие ножищи длинные, она за ним еле успевала. На четырех бы обогнала, а так...
Не была Айе великим атлетом.
Поэтому, когда она его наконец-то нагнала, она несколько секунд тяжело дышала, обмахивая себя полой плаща. Покрасневшая и растрепавшееся, все еще кое-где в чужой кровище. С дикими, сверкающими в темноте глазами. Зайди сейчас сюда кто-то, точно задумается кто здесь на кого напал.
Сигарета выглядела заманчиво просто потому, что могла как-то отвлечь. Но Айе отрицательно тряхнула головой, с плохо скрываемым восторгом слушая домыслы Ротта.
...не то, чтобы она сама до этого не додумалась... Но надо же поддержать благородные стремления стража, а то еще обидится и бросит ее тут одну!
Поэтому она всплеснула руками, едва не подскочив на месте, воскликнув "я могу пойти по следу!". Не дожидаясь реакции Ротта, женщина сбросила ему в руки плащ и обернулась.
Пусть и быстро, но со стороны зрелище было не особо приятным. Рвалась кожа, пропуская чешую. Скручивались конечности под неестественными углами. Пара мгновений - и крупная зверюга тыкается страшной мордой в тело.
- От него пахнет кровью. - Проурчала кошка задумчиво. - Чужой. В смысле, не моей и не их. - Поспешно пояснила Айе, пока Квадрик не открыл рот. - Словно они до этого еще за кем-то ходили... - Она шумно втянула воздух носом. Чуток подумав, еще и языком попробовала кожу и тут же скривилась, отфыркиваясь:
- Ебушки воробушки, он еще и не мылся... давно! Гадость! - Опустив зад на землю, она принялась скрести язык запястьем. - Фафое офуфение, фто до меня офи уше кохо-фо зафали. А до этого я этого не заметила... - кошка озадаченно поскребла затылок и подняла глаза на стража.

[icon]http://sh.uploads.ru/Vph9Z.jpg[/icon]

+1


Вы здесь » Dark Tale » Личные главы » [20.08 ЛЛ] Пути Мистрэ


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2020 «QuadroSystems» LLC