Джейсона устраивала работа с Закари. Не смотря на заслуги перед Гильдией, Шандар давал себе отчет, что в обычной жизни он довольно бесполезен. Примерно на уровне собаки-компаньона. Вроде, взгляд умный, понимающий, какие-то простые вещи может делать самостоятельно, даже команды выполняет. А какашки после выгула все равно кому-то другому убирать приходится.
(c) Джейсон Шандар

Девчонки, чего, когда подрастают, за сахаром охотятся? Поэтому им на свидании конфеты дарят? И шоколадки? Чтобы тебя не слопали?
(c) Почуй-Ветер

Люди невероятны сами по себе, а вместе они собирались в единое целое, способное справиться почти с любой бедой..
(c) Эмиль

— Вот знавал я одну сестру милосердия , Авдотья звали, девчонка смазливая была, лет восемнадцать только только исполнилось, младше всего нашего брата почти, но ты только проверни чего, приобними или ещё чего, так она тебе потом так уколет, что хоть на стенку лезь, а присесть, неа , и стой весь день.
(c) Алексей Вольский

— Лист капудыни? — усмехнувшись и пожав плечами, тихо проговорил Вейкко. — Лично я считаю, что раз уж этот листик не способен привести к сокровищам или юной заколдованной принцессе, то это скорее лист бесперспективной капудыни. Лист беспердыни, черт возьми.
(c) Вейкко

Она никогда не делилась своим прошлым, мужчина даже за эти полгода вряд ли смог узнать хоть что-то стоящее, помимо возможности ящерицы находить неприятности на свою аппетитную задницу.
(c) Рене

— Вот знавал я одну сестру милосердия , Авдотья звали, девчонка смазливая была, лет восемнадцать только только исполнилось, младше всего нашего брата почти, но ты только проверни чего, приобними или ещё чего, так она тебе потом так уколет, что хоть на стенку лезь, а присесть, неа , и стой весь день.
(c) Алексей Вольский

— Зануда? Гм.. Да, говорили и не раз. Мои соратники считают, что одной из моих магических способностей, является атака монотонными витиеватыми речами, пока противник не сходит с ума. Ахахахахахаха… — На сей раз, Эссен раскатисто хохочет, хлопая себя по колену ладонью.
(c) Герман Эссен

В вечернее время в Сказке всегда начинает твориться всякое необъяснимое и жуткое непотребство. То за поворотом тебя тварь какая-то поджидает, то в тенях деревьев оживает что-то странное и не очень материальное, то ещё какая странность произойдёт..
(c) Дарий

Решив, что «убийца» не достоин жизни, люди также постепенно начинали обращаться с ним хуже, чем с диким зверем. Насилие порождало ещё большее насилие, вот только преступникам очень часто отказывали даже в базовых нуждах, что уж говорить о компетентной медицинской помощи. Виктор давно решил для себя, что невзирая на их проступки, не спрашивая и не судя, он будет им её оказывать. Потому что несмотря ни на что, они всё ещё оставались разумными существами.
(c) Виктор

Она никогда не делилась своим прошлым, мужчина даже за эти полгода вряд ли смог узнать хоть что-то стоящее, помимо возможности ящерицы находить неприятности на свою аппетитную задницу.
(c) Рене

Нет, они любили лезть в жопу мира. Иначе зачем вообще жить? Вообще от мира со временем достаточно легко устать, особенно если не соваться в его жопы. Но было бы неплохо из этой жопы выбираться с деньгами, да еще и с хорошими деньгами, чтобы там например меч новый можно купить.
(c) Керах

Ему замечательно спалось в канаве, учитывая, что в тот момент он был куда ближе к свинье, нежели единорогу, а то, что храп кому-то мешал — дык зря что ли изобретали такую замечательную вещь как беруши? И вообще это был не храп, а звуки прекрасной живой природы. Скотина он, в конце концов, иль где?
(c) Молот

Ротт не был бы самим собой, если бы так просто и безэмоционально забывал о долге и деле, которое умел и мог делать. А лучше всего ему удавалось то, что многие под прикрытием милосердия и некоего высшего блага не воспринимают всерьез: калечить, рубить, сражаться, умерщвлять и иным способом губительно воздействовать на внешний мир.
(c) К. Д. Ротт

Звали этого маститого мясного голема Дарий и, если Ротту не изменяла память, массивный и практически неподъемный меч за спиной у этого человеческого выброса применялся тем весьма часто. А это значило, что пользоваться он им, как минимум, умеет. И, конечно же, Бешеному Псу хотелось проверить сей тезис на собственной шкуре, а заодно и испытать бывшего сопартийца по гильдии на предмет личностного роста, и степени прогресса боевых навыков.
(c) К. Д. Ротт

Конечно многие посчитают странным то, что двадцатилетняя девушка приглашает детей в гости. Что такого интересного можно было найти в общении с детьми? Но Агнес — это несколько иной случай.
(c) Агнес

Вместо вытекающей крови — клубничное варенье. А вместо меня — каскадер, который сейчас встанет, отряхнется и пойдет дальше по своим делам.
(c) Джун Нин

Есть в этом что-то странное, полагаться на чужое зрение. Хотя оно как бы уже твоё собственное, но все равно это иная перспектива, ведь твои глаза всегда закрыты. Все сложно. Зато никогда не заблудишься. Ведь если смотришь на мир с высоты птичьего полета, всегда знаешь, куда приведет тот или иной поворот.
(c) Стрикс

путеводитель сюжет нужные гостевая правила о мире роли магия расы FAQ
❖ Гильдия Стражей ожидает беспорядки на фоне приближающегося Дня Зверя.
❖ Где-то в холмах неподалёку от Валдена, по слухам, поднялся из земли древний трон. Говорят, тот, кто просидит на нём всю ночь, утром встанет либо мудрецом, либо сумасшедшим.
❖ В поселении объявился отец Забин, весьма странный тип, который коллекционирует святые символы любых форм, размеров и конфессий. Всем известно — он каждый год начинает поклоняться новому богу. Одни говорят, что он шарлатан, другие же — что он может даровать благословение от любого известного бога. (подробнее...)
Октябрь года Лютых Лун
❖ Свет и жара от двух солнц негативно влияет на все окружение; невыносимая жара, гибель урожаев на фермах. Кое-где в Валдене начали плавиться дома..
❖ 29 сентября года Лютых Лун в парковом районе практически полностью уничтожено четыре дома, девять задеты взрывами и пожарами. Погибло семнадцать человек и фэйри, пострадало около тридцати, в том числе многие ранены не последствиями взрывов и пожаров, на их телах обнаружены колотые раны в жизненно важные органы.
❖ В ходе Совета Гильдий решили временно отказаться от войны с Ягой: в такую жару просто невозможно двигаться и что-то делать.

Dark Tale

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Dark Tale » Личные главы » [06.09 ЛЛ] Таинственный Автор


[06.09 ЛЛ] Таинственный Автор

Сообщений 1 страница 11 из 11

1

ТАИНСТВЕННЫЙ АВТОР

6 сентября Года Лютых Лун

Валден и Предместье

Агнес, Азраэль, Таво

https://i.pinimg.com/564x/31/0c/1d/310c1d2f289a3d6b56ed3a3438b73c20.jpg

ПРЕДИСЛОВИЕ

Девчушка купила барахольную вещицу, которая несла в себе большую ценность – местоположение древнего артефакта...

Свобода Воли: нет

Отредактировано Азраэль (2020-03-19 14:35:51)

0

2

Было пасмурное сентябрьское утро. Противная морось шлёпала по брусчатке и козырькам мелких магазинчиков. Небольшой книжный развал, который девушка посетила накануне, появился под блёклым коричневатым навесом буквально в паре кварталов от дома семьи Янсен-Хаас. Агнес выгуливала своего милого прирученного монстра и не могла пройти мимо старых пожелтевших книг с полустёртыми надписями на обложке. Девушка заинтересовалась старым минералогическим справочником, в котором было сделано много заметок предыдущим владельцем. Поддавшись порыву, она отдала деньги плутоватому продавцу и повернула в сторону дома, шлёпая по лужам сапогами.

Агнес возвратилась прогулки, прижимая к груди новую покупку. Она пропустила «пса» вперёд, тот незамедлительно отправился в столовую, где его уже ждала домработница с мясом наготове. Сама Агнес повесила новенький зелёный плащ на крючок, положила шляпу на полку, и приветственно махнула рукой вышедшей с кухни женщине. Отказавшись от второго завтрака, девушка направилась в свой кабинет. Там она села за стол и принялась рассматривать потрёпанную временем книгу. В середине торчал кончик тканевой закладки, на которой была вышита молитва. Агнес отложила её и стала дальше листать, вчитываясь в некоторые особо длинные заметки на полях. Увлёкшись чтением, она машинально схватила закладку и стала мять её пальцами. Внутри что-то было. Девушка взяла нож для бумаги и сделала осторожный надрез, а затем подцепила кончик свёрнутой записки. Бумага была плотная и немного пожелтевшая от времени. Агнес нетерпеливо развернула её и увидела ничего. Но её было не так просто провести. Кончики пальцев ощущали некую шероховатость на поверхности, какая бывает, если писать с нажимом — автор записки использовал невидимые чернила. Но теперь встал новый вопрос: что использовалось? Агнес задумчиво пожевала губу, а затем зажгла свечу и провела над пламенем бумажку. Ничего не появилось. Тогда девушка взяла из ящика стола нашатырный спирт, а затем пропитала им вату, которой провела по записке. Через некоторое время стали проявляться округлые крупные буквы бледного сине-зелёного оттенка. Агнес едва смогла разобрать, что было написано:

ЗАБ РИ МО РУ ОП  СЬ У СТАР ГО ЭДА И У ИЧТ ЖЬ

Хотела бы я знать, что произошло. Старые тайны — это жутко интересно! — сказала в пустоту Агнес и откинулась на спинку кресла.

Сегодняшний день обещал быть невыносимо скучным. Агнес не отказалась бы от небольшого приключения. Девушка прикрыла глаза и стала воображать, как отстреливается от бандитов вместе с каким-нибудь красавчиком.

+2

3

В лавке стоял обычный глубокий омут темноты, изредка разрывающийся редкими свечами, колышущимися практически от любого мановения ветра. Самое интересное, что любая попытка пройти хоть какому-то кусочку быстрого потока воздуха в помещение была тщетна благодаря магии. Что же тогда за сила, волнующая эти оранжевые лисьи хвосты? Сказать об этом мог лишь сам хозяин известного своей тёмной репутацией магазинчика на весь Валден, работающий над своим очередным проектом.
В мастерской плавала непреодолимая стена серого вязкого дыма, истекающего из тлеющей в пепельнице сигарете марки «Dunhil». Скурена была ровно на половину. Серо-белая кучка бумаги с куском огонька внутри отвалилась от упавшей на деревянный стол звонкой металлической детали, присоединившись к остальной пригоршни, оставшийся со старых сигарет, золы. Мужчина бережно разбирал один из своих пистолетов, разложив детали по левую руку от себя близ свечи. Казались бы они обычными частями огнестрела, только вот руны, вычерченные на них, отдавали уж совсем потустороннее-бледное свечение. Фэйри с золотыми глазами протянул свою руку к инструменту в виде иглы с маленькой мореной ручкой. При первом же касании своего владельца она наполнилась таким же магическим свечением что было на деталях пистолета и легла между большим и указательным пальцами Азраэля. Присмотревшись к небольшому куску, стали, он наклонился и чиркнул по металлу, оставив ровную выцарапанную линию...
Инструмент мягко лёг в бархатное отделение, где он обычно ждал своего часа для нового артефакт. Господин потянулся к сигарете, но к его удивлению, она, оставленная там «совсем недавно» уже давно слилась с другим мусором в пепельнице, даже похоронив под собой остатки тления. Пришлось лезть за портсигаром с зажигалкой похлопывающими по карманам движениям, пока заветные вещи не были обнаружены цепкими глазами в углу стола. Азраэль лишь повернул ладонь к потолку в требующем жесте, в ответ на который из тени появилась когтистая чёрная лапа, бережно положившая портсигар с зажигалкой в руки. Брюнет быстро щёлкнул крышкой, забрав оттуда свою сигарету той же марки и прикурив синем пламенем зажигалки, затянулся. Теперь можно было и расслабиться. Всё что ему было нужно сейчас было в зубах и на столе. Готовая деталь была подхвачена теневой рукой вместе с остальными частями устройства. Они крутились, исчезали, вертелись, пока их повелитель следил из дымного покрывала за процессом. Вдруг, из вязкой жижи тьмы вынырнула фигура с жёлтыми глазами, ростом около ножки обычного стула. В припрыжку добравшись до хозяина мастерской, она протянула ему сложенную в трое записку и остановилась. Взяв из рук письмо, Азраэль зашуршал бумагой и пробежался глазами по содержимому. С каждой строкой на его лице вырисовывался кривой смешок, из которого было вовремя перехвачено чуть не выпавшее курево. В записке:

Уважаемый господин,
Я нашёл книгу что вы искали, но, по заверению продавца, она была продана леди по имени Агнес. Кто она такая – мне неизвестно. Единственное что мне удалось узнать, так это её адрес и ничего более.
Ваш Т.

Сигаретная затяжка продлилась несколько секунд, от чего папироса дошла до половины гораздо быстрее. Дым устремился в потолок. «Значит Агнес...» казалось, что мир вокруг словно остановился. Работа по сбору была уже давно закончена и пистолет тихо лежал на столе, словно ожидая, когда его возьмут в руки. Золотой взгляд фэйри был полон задумчивости, направленной куда-то в свои мысли. Осталось дело за малым, взять книгу и разгадать загадку. Только вот всё это лишь было на представлении. В самом же деле или загадка окажется не такой простой или девчонка скажет, что книгу не отдаст и её придётся отбирать хитростью. «Её не зачем отбирать» ответил сам себе в голове Чёрный Кот и закурил. Воспользовавшись её возможным интересом, он добудет с помощью него сокровище. Лишняя голова – никогда не будет лишней в раскрытии тайн. Азраэль поднялся со стула и убил оставшийся окурок в пепельнице, прихватив второй рукой пистолет, отправленный в кобуру к своему собрату. Из ящика вылетел листок и перо, в след за ним.

Уважаемая Агнес,
Меня зовут Азраэль и я владелец лавки «Чёрный Кот». Спешу вас уведомить, что книга, которую вы недавно приобрели, хранит в себе ключ к некоторому секрету, который я уже многие годы пытался разгадать. Если вы захотите его узнать вместе со мной, то я не откажусь с вами им поделиться.

На последним слове была поставлена точка. Лист тут же был схвачен вингом, растворившимся во тьме.

Отредактировано Азраэль (2020-03-18 01:10:21)

+2

4

Агнес чуть было не уснула, когда почувствовала чей-то пристальный взгляд. Заложенный природой инстинкт чуть ли взвыл, отчего мурашки забегали по спине. Из открытого окна доносились шум людной улицы и звук бьющего в козырёк дождя. Девушка распахнула глаза и подождала пару мгновений, прежде чем пропала сонная поволока. Кажется, она ненадолго задремала. Не больше часа. Свеча давно потухла и растеклась лужей по подсвечнику. Кабинет был погружён в полумрак — солнечный свет едва продирался сквозь свинцовое небо. Агнес с хрустом потянулась и вздохнула. Нескончаемо длинный день продолжался. Она скучающим взглядом пробежалась по записке из недавно купленной книги, а затем периферийным зрением уловила движение.
Это что ещё такое? — возмутилась она.
Агнес вытащила коробок спичек из кармана и чиркнула одной об бок коробки, затем поднесла к дрожащей тени. Мелкий плоский бесёнок прогулочным шагом шёл, точнее тянулся, через столешницу. Выглядело это весьма жутко. Очень неприятно, когда ты один в помещении и к тебе ползёт НЕЧТО, прямо из тени. Спичка погасла и девушка бросила её в мусорное ведро.
Винг, что ли? — несколько погодя спросила она у тени, — Ну что за шутники? Узнаю чей — выскажу все, что думаю по этому поводу, — Агнес небрежно выхватила листок.
Она пробежалась несколько раз глазами по ровным строчкам. На её лице появилась искренняя улыбка, какая бывает у детей, успешно выпросивших мороженое. Девушка прижала листок к носу и вдохнула аромат. Чувствуете? Это был запах тайны и приключения! На самом деле пахло книжной пылью и какими-то реагентами, какие используют в работе изготовители артефактов. А ещё сигаретами. Её мать тоже курила, правда предпочитала мерзко воняющие сигариллы. Агнес чиркнула ещё одной спичкой и зажгла масляную лампу. Затем взялась за перо и окунула его в чернильницу, промокнула и стала выводить имя адресата. Но вскоре остановилась, поскольку не знала, как написать то, что крутилось у неё в голове. Она прикусила кончик деревянного перьедержателья и серьёзно задумалась.

"Уважаемый Азраэль,
Я не буду спрашивать, из какого источника вы получили информацию о недавно приобретённой мною книге. Но ваше предложение кажется мне весьма заманчивым. И раз уж сама судьба вверила мне в руки ключ к разгадке тайны, что занимает длительное время ваш ум, то я не вижу причин отказываться. Могу ли я узнать, где и когда мы можем встретиться, дабы обговорить дела? И присутствие моего пса Вам не помешает?
Агнес"

Признав третий вариант записки приемлемым, девушка написала внизу своё имя. Небольшая записка выглядела аккуратно, острые некрупные буквы легли ровными тёмно-зелёными рядами на плотную молочно-белую бумагу. Чернила были собственноручно изготовлены Агнес и являлись предметом её маленькой гордости — при намокании они не расползались. После недолгого любования очередным шедевром эпистолярного жанра, она стала искать глазами жутковатого посыльного, но не нашла. Тот, не дожидаясь ответа, видимо, отправился к своему хозяину. Агнес скрутила записку и слегка похлопала ею по столешнице. Винг-флакон резво спрыгнул с полки и стал нетерпеливо крутиться.
Полегче, приятель! — рассмеявшись, сказала она, — И попробуй только в своей привычной манере врезаться в адресата, иначе я тебя быстро заменю более покладистым почтовым голубем.
Девушка вложила записку во флакон и закупорила его, а затем подкинула. Винг повис в воздухе на пару секунд и вскоре вылетел в окно, которое Агнес поспешила закрыть. Она глядела вслед посыльному: траектория полёта была зигзагообразной, а сам флакон трясся. Агнес знала, что её винг служит предметом многочисленных насмешек и даже своеобразной визитной карточкой. Но заменять его было жалко — столько лет вместе.
Агнес встала из-за стола и направилась в свою комнату, дабы сменить прогулочный наряд на что-нибудь более практичное. Стоило также почистить сапоги, ведь накануне налипшая грязь могла весьма заметно проступить сквозь свежую. В доме никого больше не было. Домработница уже ушла и оставила на столе в столовой давно остывший чай с бисквитом, предусмотрительно нарытым салфеткой. Агнес споро перекусила, затем оставила в прихожей записку родителям. Сумка со всем необходимым верно ждала её, как и накануне почищенный пистолет, прямо на тумбе у входной двери. Взгляд скользнул по недавно полученному плащу члена гильдии учёных — всё также радовал сердце.

Отредактировано Агнес (2020-03-18 01:51:20)

+2

5

Шаги двигались мягко, практически беззвучно, разве что только каблуки издавали глухой еле слышимый стук об доски. Свечи стоявшее вдоль всего коридора горели не все. Две-три, может даже четыре слабо освещали стены и создавали вокруг стоящих предметов интерьера (статуя, меч на стенде, пару витрин и человеческий скелет) мрачный ореол. Что там делал человеческий скелет сказать было трудно, если не быть знакомым с биографией хозяина этого места. В своё время его интересовало всё что можно: от изучения книг до препарирования живых созданий. Вот один из его подопытных и стоял сейчас на небольшом деревянном пьедестале с табличкой: «Герберт Вольф».
При жизни он был заносчивым немецким дворянином. Многого хотел и практически ничего не боялся, кроме одного – Смерти. Из-за этого у него появилась сначала чрезмерная подозрительность, а потом и паранойя. Вокруг него все стали предателями, заговорщиками и лгунами. Родная дочь, полюбившая слугу, стала последней тварью и неблагодарной мразью. Подозревая что «родная кровь» захочет его отравить, мозг Герберта достиг идеального варианта спасения от руки судьбы: парня вздёрнули на дубовом суку рядом с пшеничным полем, а дочь заперли под замок в подвале на несколько лет. Как и бывает в глупых человеческих Сказках, где добро побеждает зло, девушка сбежала из-под стражи, проткнув охраннику ложкой глаз. Потом украла с кухни нож и зарезала отца, за что была повешена на том же суку что и любимый. Как раз на смертном одре, Герберт и взмолился всем силам чтобы уберегли они его от небытия... Теперь он стоит здесь. «Будь у тебя одно желание, чтобы ты сейчас загадал?» Азраэль повернул за угол к ступенькам на второй этаж.
На свече встрепенулся язычок пламени и тени взыграли свой концерт нечёткими силуэтами, превращаясь в монструозные фигуры. Брюнет с ровной осанкой прошёлся вдоль окон, выходящих на улицу.
Лавка как обычно появилась в одном из тёмных переулков. Стёкла выходили наружу, предоставляя взору вид на несколько заброшенных зданий и соседние окна: за которыми виднелся кожаный диван, пыльный столик с пером и чернилами и вуаль шёлковой серой паутины, словно кричащая что дом заброшен. В узкой улочке между лавкой и бесхозным домом под окнами тёрся какой-то мужчина – судя по виду наркоман или бездомный. Ходил из стороны в сторону. Видимо нервничал, готовил ограбление или ждал курьера. Азраэлю было все равно обратит ли этот бедолага на него внимания, окна снаружи не было видно, да и даже если бы его золотые глаза можно было легко увидеть сквозь этот мрак, скорее всего этот бродяга принял решение покинуть место. Ручка двери повернулась и запах старых книг с небольшим пыльным налётом легонько обнял нос, вводя посетителя кабинета в атмосферу древности. Люстра горела стабильно несколькими свечами и по сравнению с остальной частью заведения была самым освещённым помещением. Вдоль стен стояли вырезные полки с книгами, хотя сейчас Чёрному Коту были нужны не они. Он прошёл до своего рабочего места с приличной стопкой пергаментов. Рядом с ними стояли цветы, не увядшие в отсутствии нормального освещения благодаря специальному артефакту-горшку. Заняв свой стул, фэйри потянул за один из ящиков, где лежали аккуратно сложенные перья с закрытыми чернильницами. Взяв оттуда всё что надо для письма, он снял один пергамент из стопки и положил перед собой на стол. Нащупав рукой в верхнем кармане портсигар, Азраэль вытащил оттуда курево и прикурив затянулся. В этот раз, уже без помощи из вне, хозяина лавки достаёт из соседнего ящика стола пепельницу, которая встала рядом с пергаментом. Впечатление было что она уже стала необходимым атрибутом. Маленькая когтистая лапка беса вылезла откуда-то из пергаментов, протянув ответ от Агнес. Пробежавшись по нему глазами и кинув его в один из ящиков, мужчина принялся отписывать:

«Ничего не имею против вашего домашнего любимца. Встретимся с вами в кафе «Обряд». Сейчас оно находится недалеко от Левого Камня.»
Ваш Азраэль.


Передав в руки бесу, фэйри докурил сигарету и посмотрел на книжные полке. Окурок вмял в пепельницу.
Мужчина неторопливым шагом дошёл до гардероба чтобы одеть нечто по солиднее нежели рабоче-загвазданный костюм. Открыв шкаф, его глазам предстал выбор серо-чёрных тонов. В дали где-то виднелся пёстрый костюмчик Гильдии Торговцев, висел он там по причине нелюбви своего хозяина. Слишком уж ярок для него был этот наряд, то ли дело чёрное классическое одеяние, которое просто радовало глаз. Благородный, сшитый на заказ. Азраэль выбрал именно его и быстро переодевшись, отправился в путь, пристукивая тростью с серебряной вороньей головой.

Отредактировано Азраэль (2020-03-30 11:44:25)

+2

6

Дождь прекратился и ударила не по-осеннему знойная жара. Два солнца начали раскаливать мощённые улочки Валдена и влажный горячий воздух с трудом проходил по лёгким. Агнес надела голубое платье с кружевной отделкой и взяла в руки, обтянутые лёгкими матерчатыми перчатками, соломенную шляпку, дабы голову не напекло. И нет сомнения в том, что она с собой взяла с собой сумочку, в который был дежурный набор зелий, а также к поясу была пристёгнута кобура с верным оружием и патронташ — о безопасности забывать не стоило. Как показывал опыт, в Валден может произойти мыслимое и немыслимое. Девушка захлопнула входную дверь и подумала о том, какой сегодня был замечательный день. Как можно было так хандрить утром?
Верный пёс ждал у входной двери — лежал в тени раскидистого клёна и лениво помахивал хвостом. Девушка ему махнула рукой, мол иди за мной. Умбра вскочил и подбежал к Агнес, высовывая язык и часто дыша. Она его потрепала по голове и направилась к калитке. Несколько метров по переулку, парочка поворотов и девушка с псом вышли на широкую улицу. Было многолюдно и шумно, несколько экипажей с вензелями быстро проехали, оставив после себя обрызганных горожан. Некоторые знакомые приветственно махнули рукой и вернулись к своим делам, прохожие косились на сопровождающего её монстра, похожего на пса. Умбра не замечал настороженных взглядов, только жутковато скалился, как обычно делал, когда у него было хорошее настроение. Он трусил рядом, больше похожий на огромную чёрную кляксу. Правда очень лохматую.
Агнес остановилась и принялась разглядывать вывески домов, довольно хаотично разбросанные и совершенно не дающие представления о том, где она в данный момент находилась. Девушка обычно ориентировалась, основываясь скорее на интуиции и чутье своего пса.
Что за Левый камень? — вдруг она поняла, что не имеет представления о том, где находится место встречи, — Чё-ёрт! Где это кафе «Обряд» находится?
Третий по счёту переулок от фонаря Коппера, на втором повороте, где широкая улица со статуей, — раздался за спиной приятный узнаваемый баритон Курносого Мака.
Мужчина крутил в пальцах свою любимую трубку и блестел насмешливыми глазами.
Спасибо, г-н Курносый Мак! — радостно отозвалась девушка, — Вы мне всегда помогаете!
Мне не сложно, тем более я тебя с детства знаю, девочка. Я с твоим отцом не раз напивался в барах, хороший он парень, — Курносый Мак растянулся в довольной улыбке и явно вспомнил что-то, о чём Агнес не хотела бы знать. (Её отец умудрялся вляпаться в такие истории, что от них уже тошнило)
Агнес махнула ему на прощание рукой и, стараясь не забыть дорогу, направилась в кафе. Небольшая веранда была забита посетителями, у входа стояла нахохлившаяся женщина.
Мисс, в наше заведение с животными нельзя, — с не меньшим, чем её бюст, достоинством сказала она.
Оставлять своего верного спутника на улице не хотелось. Обычно Агнес посещала места, где её или родителей знали. Также существовали и иные общественные места, куда в основном ходили члены гильдии учёных. Эти уважаемые члены общества нередко брали материалы для работы, многочисленные записи и книги с собой, поскольку не хотели прерываться во время процесса. Поэтому к её появлению в компании с монстром относились спокойно. Но здесь была иная политика заведения и срочно требовалось что-нибудь придумать.
Где вы увидели животное? — Девушка сделала удивлённое лицо, — Вы насчёт г-на Умбры? Вы что себе позволяете? Мой коллега, пусть и не состоит в гильдии учёных как я, но он известный специалист по свойствам мяса монстров! ЗЛА на вас не хватает, я обязательно, как вернусь в башню, напишу куда надо, — она вздернула нос и сложила руки на груди.
У женщины забегали глаза и вскоре появился статный седеющий мужчина, который извинился и предложил десерт за счёт заведения. Умбра всё это время с неодобрением глядел на развернувшееся перед ним действо. А затем снисходительно вздохнул и с гордостью прошествовал внутрь.
На какое количество персон вам нужен стол? — спросил мужчина.
На троих, но меня уже может ожидать мой друг, с которым я договорилась тут встретиться, — ответила Агнес, окидывая быстрым изучающим взором помещение.
Декор заведения соответствовал названию. Находчивый ум того, кто занимался внутренней отделкой и убранством, сделал так, что руны, которыми обычно защищали помещение, хаотично проступали сквозь штукатурку. В некоторых местах висели магические светильники, стояли многочисленные высокие полки с потёртыми книгами и свитками. Небольшие столики с креслами, одиноко стоящая в углу арфа. Было ощущение, будто ты не в кафе, а в небольшой библиотеке около дома. Вот за углом точно найдётся неприметная дверь, ведущая в подвал здания, где расположилась комната для магических изысканий.
Агнес натерпелась встретиться с таинственным господином Азраэлем, в её сумке лежал тот самым старый минералогический справочник, внутри которого находилась записка.

Отредактировано Агнес (2020-03-29 01:09:56)

+3

7

За спиной хозяина дверь в лавку захлопнулась. Чуть поправив костюм, он осмотрелся по сторонам и не обнаружив не единой души, отправился в путь. Продвигаясь сквозь переулок его глазам, предстала довольно удручающая картина не очень благополучного места. Под ногами пронеслась еле спасшаяся от трости крыса, а в след за ней хищной рысью метнулся облезлый бездомный кот. Этому зрелищу почему-то умилялся сидевший на какой-то заляпанной клеёнке пьяница, буркнув им в след едва различимое:
– Вот так ей – Его стеклянные глаза закрывала лишняя кружка эля, пропущенная им в таверне через несколько домов от места, где он сейчас коротал своё и так убитое время. Отправится обратно в другое измерение его сознанию помешала фигура статного фэйри. Несколько потупив свои голубые сонные глаза, он пьяно икнул и одной монотонной водяной речью пробормотал, – У вас не найдётся пару лайнов? – прохожий не обратил внимания. Не собираясь понимать, что «аристократишка» занят в отличии от него более насущными делами и куда-то может торопиться, пропойца, собрав все свои остатки сил привстает и хватает мужчину за штанину, – Эй! Я же вежливо спросил. Ты меня игнорируешь? – пальцы пронзила звенящая боль от удара трости. Видимо прохожему не понравилось столь агрессивное нарушение личного пространства и за это он решил наказать негодяя, сломав ему несколько пальцев. Пьяную пелену дрёмы сразу же смело. Схватившись за повреждённую конечность и скорчившись, человек завыл, – Ах ты урод треклятый... – сердце встрепенулось от выпущенного в кровь адреналина и под эмоцией гнева человек поднял взгляд на врага и не успев даже сорваться поймал тяжёлый удар металла в челюсть, выбивший из него сознание.
Зная, чем эта ситуация должна была закончиться, Азраэль одарил бедолагу набалдашником своей довольно крепкой трости. Последний раз такое лицо всплывало в его памяти лишь в прошлой жизни. Запах пойла с тех пор даже не изменился и люди в том числе. Такие же слабые и немощные, без сил контролировать свои порывы эмоций, а в особенности гнев. Оттряхнув чёрную штанину, Чёрный Кот крутанул трость и пристукнув о каменную брусчатку растворился в тени.
Над столицей Сказки, в зените знойной жарой, весь Валден нагревало два ярких солнца. На главной улице продолжали вести свою жизнь местные лавочники и проходимцы, изредка заглядывающих в их не столь примечательные заведения. Пару таверн по-обычному гудели весёлыми разговорами и хохотом, а вышибала одной из них усевшийся под небольшим козырьком продолжал работать, посматривая на вход. Под крышей здания напротив заведения, в толпе зевак, сидел щуплый паренёк лет 14 игравший в напёрстки.
– Подходите-подходите, народ! Что встали? Сюда-сюда! – из уличного потока потихоньку начали выбиваться люди, но к какому-то моменту в эту массу вошли два здоровых бугая и сразу же после, с другой стороны вылетел подросток-напёрсточник и ломанулся вверх по улице сверкая пятками. В след за ним и его довольно увесистым мешком на поясе с криками:
– Стоять! – бежали и громилы. Народ потихоньку разошёлся, и никто из них даже и не подумал побежать спасать мальчонку от рук этих хладнокровных бандитов. Что с ним там случилось никого не волновало. Каждый вернулся к своим делам даже без задней мысли что сейчас где-то там этого паренька, попавшего в Сказку совсем случайно, избили и оставили умирать в сыром заброшенном подвале. Такова его участь в этом мире. И Азраэль проходивший в это время сквозь улицу был с этим согласен.
На одном из поворотов господин в мрачных одеждах притормозил сориентироваться.  Уже оставалось несколько минут ходьбы по главной дороге до «Обряда», только вот карта в голове фэйри подсказывала что путь можно сократить, если свернуть через двор. «Пожалуй пойду старой дорогой» решил Чёрный Кот зашагав вдоль домов.
Завернув за угол, мужчина наконец пришёл к пункту назначения. Бегло пробежавшись глазами по посетителям, он подошёл к владелице и спросил:
– Простите, девушка по имени Агнес не приходила? Она, должно было сказала, что её ждут.
– Да. Вон за тем столиком – указала она на столик с девушкой с розовыми волосами, – Что ни бу... – не успела она договорить.
– Пепельницу и кофе – сказал господин в чёрном и удалился к столику. – Добрый день. Прошу простить за ожидание – фэйри аккуратно поставил тросточку и присев за стол, дождался пепельницы. Привычно щёлкнув зажигалкой, Чёрный Кот выпустил серый саван дыма и завёл разговор, – Итак... – несколько улыбчиво протянул он, – То, о чём мы говорили, у вас?

Отредактировано Азраэль (2020-05-11 16:03:26)

+2

8

Агнес села за круглый невысокий столик. На соседнее кресло запрыгнул пёс и, свернувшись калачиком, задремал. Девушка заказала эрл грей, а затем развернула утренний выпуск «Валденский новостей», прихваченный на входе из газетницы. Она обычно не читает газет, но за неимением другого, дабы не заскучать, стала узнавать новости. Новый труп, по почерку похожий на «творчество» одного серийного убийцы, два дерзких ограбления за одну ночь. Больше ничего заслуживающего внимания. Кроссворд на последней странице оказалась смехотворно простым и она даже не стала утруждать себя его заполнением. Агнес отложила «Валденского вестника» и подпёрла кулаком подбородок.
Добрый день. Прошу простить за ожидание — приятный мужской голос вывел девушку из глубоких раздумий.
Она посмотрела на молодого человека, на первый взгляд, едва ли старше её самой. Взгляд на секунду переметнулся на трость. Намётанный глаз сразу же подметил, что эта вещица явно непростая. Несмотря на ухоженность и замечательное состояние, можно было различить на конце едва заметные следы. Таинственный г-н Азраэль мог при случае и стукнуть этой тростью, судя по всему.
То, о чём мы говорили, у вас? — продолжил говорить тот.
Интонации этого явно не человека только подтвердили догадки Агнес. Перед ней был властный, уверенный в себе мужчина, который даже и не скрывает этого. Он явно занимает высокое положение в обществе. Но было что-то ещё такое, чего девушка понять не могла. Иногда её особое чутьё на магию только мешало. Ей явно не хотелось знать, что под всем этим образом скрывается. Лучше вообще не обращать внимания на то, что у неё пробежали мурашки по спине. А ещё ей не нравился запах дыма табачных изделий.
Добрый день, г-н Азраэль, — едва заметно ему кивнула она. — полагаю, нет причины представляться вам.
Она залезла в сумку и вытащила на свет свой новоприобретённый минералогический справочник и раскрыла его на середине. Внутри лежала тканевая закладка с вышитой молитвой, осторожно разрезанная сбоку, а также пожелтевшая от времени записка с блеклыми, едва различимыми бледно-голубыми буквами.
Сразу же после покупки я обратила внимание, что закладка была слишком плотной и у неё был подозрительный шов нитками иной толщины, — Агнес провела пальцем по разрезу, — сама записка была пустой. Но по неровностям на поверхности я догадалась, что содержимое написано невидимыми чернилами. После недолгих поисков мне удалось проявить их нашатырным спиртом, — она пожала плечами, — Используется обычно что-нибудь простое: лимонный сок, молоко или медный купорос.
Подошла девушка и поставила на стол чёрный чай с бергамотом и чашку чёрного кофе. Агнес беззастенчиво сняла крышку чайника и заглянула внутрь. По её лицу можно было догадаться, что она не очень довольна. Заварки было мало и чай обещал быть несоответствующим её стандартам. Хотя кому-то такая разбавленная бурда покажется и крепковатой.

+1

9

Тем временем, на улице под тенью уличного навеса за небольшим высоким столом без стульев стояли двое и что-то обсуждали. Один - скучающего вида, интеллигентный и похожий не то на школьного учителя истории, не то на не самого успешного в делах нотариуса. Другой кряжистый и широкоплечий старик, одетый в какой-то длинный камзол с витым узором и укутанный, не смотря на жару, аж в два шёлковых шарфа разных цветов и орнамента. На голове его была высокая красная феска с золотистой кисточкой, болтавшейся на боку, а на носу красовалось обычное и непримечательное на вид пенсне. На столе перед стариком стояла влажная от холодной испарины пинта золотистого пива и рядом - придавленный рукой, сжимавшей карандаш, лист с некоторым списком.
- Имеется восемь выпусков литературного журнала "Смена", - карандаш подвинулся чуть дальше. - Алфавитный указатель имен, авторов, статей, портретов, иллюстраций и факсимиле рукописей. Седьмой и восьмой выпуски в одной книге. Сохранность хорошая. Утрачена передняя обложка у первого выпуска, шестой выпуск распадается на тетради. Выпуски пять и семь-восемь во владельческих переплетах, остальные в оригинальных обложках. Что скажешь?
Коллега отмахнулся. Карандаш поставил галочку и, после небольшой задержки, во время которой, старик что-то обдумывал, поскользил вниз, пока не остановился напротив.
- Том рукописей неизвестного. Сохранность удовлетворительная: надрыв на корешке, потертости и утраты на уголках. На форзаце экслибрис - пустой. Содержит четыре карты, шесть литографированных иллюстраций и сорок четыре политипажа. Полукожаный переплёт. Сделан, хм, судя по всему на заказ у Н. Интересно. - старик вновь задумался, после чего его мысль ускользнула куда-то, и он заглянул под стол. В ногах у него лежал пёс вороной масти и грустно провожал взглядом свободно гулявших по улице прохожих. Фйэри подмигнул ему и вернулся к делу. - Помнишь старого Эда? Сторговал у него за сотню лайнов. Можно при желании ещё сотню-другую поднять.
Его собеседник ответил что-то невразумительное насчёт известного в кругах Эда. Старик хмыкнул, деловито пожал плечами и отхлебнул из кружки освежающе холодного пива, после чего вновь вернулся к своему списку и продолжил перечислять компаньону варианты.

+2

10

Серым клубом из тления, вверх к потолку потянулся табачный дым. Сигарета в пальцах господина сверкнула оранжевым пятном от затяжки и уронила остатки ветхого пепла в затёртую чёрную пепельницу с прожжёнными следами на дне. Заведение обволокло слух общественным галдежом и редким звоном посуды, пока из этой атмосферы от соседнего столика с двумя дамами не раздалось:
– Эта жара меня добьёт! – вымолвила одна из них и продолжила обвевать себя веером.
Мужчина даже не оглянулся в их сторону, продолжая внимательно-оценочным взглядом разглядывать предмет обсуждения. Книга, судя по задумке создателя, была сделана неброской и «серой», для того чтобы иметь возможность спокойно слиться с остальными на библиотечных полках.
Сделав глоток чёрного кофе, Азраэль докурил сигарету и кинул в пепельницу, не отрывая взгляда от вскрытого шва. Нитки были старыми, но по заявлению Агнес достойно выполняли свою работу. Следующим, за что зацепился взгляд, само местоположение шва: странно что он находился в закладке. С тем же успехом можно было спрятать бумажку и в корешке, но почему-то неизвестному захотелось её спрятать именно в закладке, там, где её найдут с большим шансом. Видно хотелось, чтобы её нашли быстрее. Наконец последняя деталь этого тайника, сама виновница сегодняшней встречи – записка, написанная невидимыми чернилами. «Счёл нужным спрятать в заметном месте, но написал так, чтобы обычный человек даже не увидел послания» звучало всё это так будто переписываются члены какого-то тайного клуба, только буквы на пожелтевшей бумаге, уводили от этой мысли. Из имевшегося можно было явно различить слова: «Забери мою рукопись у старого Эда и уничтожь».
– Смею у вас поинтересоваться, написанное здесь вы расшифровали? – спросил Азраэль и поднял взгляд на Агнес. Ему было нужно узнать, с какой ноты начинать разговор.
Мимолётно взгляд поймал пса, сидевшего рядом со своей хозяйкой на сиденье. Высунув свой длинный язык, он пялился всеми своими глазами в ответ. Зрелище было уникальное.
– Этот пёс – разумен? – поинтересовался Чёрный Кот между делом. О лишних ушах знать было нужно обязательно.
Жара всё никак не спадала. Уличные столики пустовали, хотя двух-трёх посетителей, вполне удовлетворённых нынешней температурой, обнаружить было можно. Дамы по соседству всё никак не унимались и кокетливо поглядывали на компанию каких-то господ в костюмах и с бокалами чего-то алкогольного. Те отвечали им взаимностью. Персонал в перерыве от работы заболтался, а в это время, за каким-то дальним столиком раздался дребезг разбитого стекла: упал бокал. Один из официантов схватившись за мешок, отправился убирать за неуклюжим клиентом. Время в таких заведениях обычно растягивалось. Особенно, если приходишь с компанией посидеть за выпивкой. Таких здесь было большинство. Меньшинством же были одиночки: люди-алкоголики, пенсионеры и странные личности.
Кофе был ещё теплым. Вкус правда был не тем. Приторный и без аромата. Не такой какой он пробовал не давно в человеческом мире. Где он тогда оказался? Кажется, Париж? Вроде бы так это место называлось. Тихое, спокойное и по-своему привлекательное. Повезло что девушка этажом выше вскрылась в ванной, а потом в последний момент передумала. Иначе он бы туда не попал. «Такая жизнь» подумал фейри и брякнул чашкой о блюдце.

Отредактировано Азраэль (2020-05-10 16:15:48)

+1

11

Смею у вас поинтересоваться, написанное здесь вы расшифровали?

Агнес посмотрела с лёгким недоумением на собеседника, а затем, наморщив нос и крепко зажмурив глаза, звонко рассмеялась. Смех её был высоким и звонким, но очень быстро потонул в общем шумовом фоне. За соседними столиками велись неспешные беседы и ожесточённые споры, звонко стучали о тарелки приборы и шагали с подносами официанты — всё это вместе составляло типичный для подобных заведений фон.

Ох, прощу прощения, — незамедлительно, со сбивчивым дыханием, ответила она, — ваш вопрос был слишком неожиданным для меня.

Скулы Агнес от смущения слегка порозовели. Она стыдливо опустила свой взор на руки, нервно перебиравшие чайную ложку. Запах сигарет быстро ушёл к потолку, поэтому можно было вздохнуть полной грудью. Не то чтобы у неё могла закружиться голова от простого сигаретного дыма, но в своей работе девушка больше всего ненавидела именно испарения котла. Однажды она по собственной глупости отравилась парами бензина и стала посмешищем на следующие две недели, пока один неудачник не разлил спирт из горелки, тем самым спалив два ценных учебных талмуда.

Конечно прочитала, — поспешно добавила девушка через пару мгновений, — было бы странно, если я не смогла бы понять содержимое.

Она налила в широкую чашку с низкими бортами и узким дном некрепкий чай и сделала глоток. Яркая цитрусовая нотка бергамота отлично сочеталась с терпкой горечью чёрного чая. Правда чай, на вкус Агнес, был недостаточно крепким. Девушка слегка улыбнулась своим мыслям и вновь подняла взгляд на своего собеседника, успокоив чувства.

Знаете, в детстве я увлекалась криптографией, правда моё увлечение не зашло дальше шифра Вижнера, — Агнес звонко поставила чашку на блюдце с кокетливой золотистой каймой, —  Я, признаюсь честно, очень люблю разного рода загадки и тайны. Всю жизнь мечтала побродить по старому таинственному особняку с заросшими паутиной сетью тайных проходов и какой-нибудь интригующей семейной легендой! И чтобы было загадочное убийство!

Девушка легкомысленно болтала, будучи настроенной очень дружелюбно. Она быстро позабыла главную цель этой встречи, в силу некоторой рассеянности и забывчивости, присущих её натуре вне научной деятельности. Восторженные и бодрое настроение Агнес было наредкость заразительным. Разбуженный Умбра лениво открыл один тёмный глаз, а затем и второй, уставившись на незнакомца. Пёс пристально его рассматривал, оценивая степень угрозы для своей хозяйки. Он слегка прижал уши и отвёл взгляд, признав силу таинственного незнакомца, но в то же время не почувствовал какой-либо агрессии в сторону хозяйки.

Его зовут Умбра, — не забыла Агнес представить своего спутника-питомца, — Не настолько, чтобы считаться полноценной разумной личностью, — ответила она, потрепав по голове пса,— но всё же умнее обычной твари из Предместья. К слову, отдел магозоологии считает его неопасным для окружающих и у меня имеются документы, позволяющие находиться ему в общественных местах. А то раньше при виде него у некоторых начиналась истерика.

Пёс фыркнул, тем самым высказав всё своё отношение к подобным случаям. Он, конечно, производил не самое приятное впечатление. Большой и мощный, со всклокоченной жёсткой чёрной шерстью глубокого чёрного оттенка. В большой пасти были длинные острые клыки. Но больше всего пугало то, что это подобие большой собаки не совсем лаяло и не скулило, а ступало едва слышимо для самого чуткого слуха.

Я полагаю, вы имеете представление о личности Старого Эда? — спросила девушка, смутно предполагая, что господин Азраэль и без её участия вышел бы на нужный след.

Агнес не была гением сыска, да и её умственный потенциал не выходил за рамки "выше среднего", но даже ей показалась странной записка.

Как вы думаете, г-н Азраэль, почему автор записки выбрал такой тривиальный способ сокрытия содержимого? Всё-таки существуют простые заклинания и элементарные зелья, которые смогли бы скрыть надпись. Или же автор не желал прибегать к использованию магии?

+1


Вы здесь » Dark Tale » Личные главы » [06.09 ЛЛ] Таинственный Автор


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2020 «QuadroSystems» LLC