Джейсона устраивала работа с Закари. Не смотря на заслуги перед Гильдией, Шандар давал себе отчет, что в обычной жизни он довольно бесполезен. Примерно на уровне собаки-компаньона. Вроде, взгляд умный, понимающий, какие-то простые вещи может делать самостоятельно, даже команды выполняет. А какашки после выгула все равно кому-то другому убирать приходится.
(c) Джейсон Шандар

Девчонки, чего, когда подрастают, за сахаром охотятся? Поэтому им на свидании конфеты дарят? И шоколадки? Чтобы тебя не слопали?
(c) Почуй-Ветер

Люди невероятны сами по себе, а вместе они собирались в единое целое, способное справиться почти с любой бедой..
(c) Эмиль

— Вот знавал я одну сестру милосердия , Авдотья звали, девчонка смазливая была, лет восемнадцать только только исполнилось, младше всего нашего брата почти, но ты только проверни чего, приобними или ещё чего, так она тебе потом так уколет, что хоть на стенку лезь, а присесть, неа , и стой весь день.
(c) Алексей Вольский

— Лист капудыни? — усмехнувшись и пожав плечами, тихо проговорил Вейкко. — Лично я считаю, что раз уж этот листик не способен привести к сокровищам или юной заколдованной принцессе, то это скорее лист бесперспективной капудыни. Лист беспердыни, черт возьми.
(c) Вейкко

Она никогда не делилась своим прошлым, мужчина даже за эти полгода вряд ли смог узнать хоть что-то стоящее, помимо возможности ящерицы находить неприятности на свою аппетитную задницу.
(c) Рене

— Вот знавал я одну сестру милосердия , Авдотья звали, девчонка смазливая была, лет восемнадцать только только исполнилось, младше всего нашего брата почти, но ты только проверни чего, приобними или ещё чего, так она тебе потом так уколет, что хоть на стенку лезь, а присесть, неа , и стой весь день.
(c) Алексей Вольский

— Зануда? Гм.. Да, говорили и не раз. Мои соратники считают, что одной из моих магических способностей, является атака монотонными витиеватыми речами, пока противник не сходит с ума. Ахахахахахаха… — На сей раз, Эссен раскатисто хохочет, хлопая себя по колену ладонью.
(c) Герман Эссен

В вечернее время в Сказке всегда начинает твориться всякое необъяснимое и жуткое непотребство. То за поворотом тебя тварь какая-то поджидает, то в тенях деревьев оживает что-то странное и не очень материальное, то ещё какая странность произойдёт..
(c) Дарий

Решив, что «убийца» не достоин жизни, люди также постепенно начинали обращаться с ним хуже, чем с диким зверем. Насилие порождало ещё большее насилие, вот только преступникам очень часто отказывали даже в базовых нуждах, что уж говорить о компетентной медицинской помощи. Виктор давно решил для себя, что невзирая на их проступки, не спрашивая и не судя, он будет им её оказывать. Потому что несмотря ни на что, они всё ещё оставались разумными существами.
(c) Виктор

Она никогда не делилась своим прошлым, мужчина даже за эти полгода вряд ли смог узнать хоть что-то стоящее, помимо возможности ящерицы находить неприятности на свою аппетитную задницу.
(c) Рене

Нет, они любили лезть в жопу мира. Иначе зачем вообще жить? Вообще от мира со временем достаточно легко устать, особенно если не соваться в его жопы. Но было бы неплохо из этой жопы выбираться с деньгами, да еще и с хорошими деньгами, чтобы там например меч новый можно купить.
(c) Керах

Ему замечательно спалось в канаве, учитывая, что в тот момент он был куда ближе к свинье, нежели единорогу, а то, что храп кому-то мешал — дык зря что ли изобретали такую замечательную вещь как беруши? И вообще это был не храп, а звуки прекрасной живой природы. Скотина он, в конце концов, иль где?
(c) Молот

Ротт не был бы самим собой, если бы так просто и безэмоционально забывал о долге и деле, которое умел и мог делать. А лучше всего ему удавалось то, что многие под прикрытием милосердия и некоего высшего блага не воспринимают всерьез: калечить, рубить, сражаться, умерщвлять и иным способом губительно воздействовать на внешний мир.
(c) К. Д. Ротт

Звали этого маститого мясного голема Дарий и, если Ротту не изменяла память, массивный и практически неподъемный меч за спиной у этого человеческого выброса применялся тем весьма часто. А это значило, что пользоваться он им, как минимум, умеет. И, конечно же, Бешеному Псу хотелось проверить сей тезис на собственной шкуре, а заодно и испытать бывшего сопартийца по гильдии на предмет личностного роста, и степени прогресса боевых навыков.
(c) К. Д. Ротт

Конечно многие посчитают странным то, что двадцатилетняя девушка приглашает детей в гости. Что такого интересного можно было найти в общении с детьми? Но Агнес — это несколько иной случай.
(c) Агнес

Вместо вытекающей крови — клубничное варенье. А вместо меня — каскадер, который сейчас встанет, отряхнется и пойдет дальше по своим делам.
(c) Джун Нин

Есть в этом что-то странное, полагаться на чужое зрение. Хотя оно как бы уже твоё собственное, но все равно это иная перспектива, ведь твои глаза всегда закрыты. Все сложно. Зато никогда не заблудишься. Ведь если смотришь на мир с высоты птичьего полета, всегда знаешь, куда приведет тот или иной поворот.
(c) Стрикс

путеводитель сюжет нужные гостевая правила о мире роли магия расы внешности
❖ Гильдия Стражей ожидает беспорядки на фоне приближающегося Дня Зверя.
❖ Где-то в холмах неподалёку от Валдена, по слухам, поднялся из земли древний трон. Говорят, тот, кто просидит на нём всю ночь, утром встанет либо мудрецом, либо сумасшедшим.
❖ В поселении объявился отец Забин, весьма странный тип, который коллекционирует святые символы любых форм, размеров и конфессий. Всем известно — он каждый год начинает поклоняться новому богу. Одни говорят, что он шарлатан, другие же — что он может даровать благословение от любого известного бога. (подробнее...)
Октябрь года Лютых Лун
❖ Свет и жара от двух солнц негативно влияет на все окружение; невыносимая жара, гибель урожаев на фермах. Кое-где в Валдене начали плавиться дома..
❖ 29 сентября года Лютых Лун в парковом районе практически полностью уничтожено четыре дома, девять задеты взрывами и пожарами. Погибло семнадцать человек и фэйри, пострадало около тридцати, в том числе многие ранены не последствиями взрывов и пожаров, на их телах обнаружены колотые раны в жизненно важные органы.
❖ В ходе Совета Гильдий решили временно отказаться от войны с Ягой: в такую жару просто невозможно двигаться и что-то делать.

Dark Tale

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Dark Tale » Личные главы » [14.04 ЯС] Хозяин медной горы


[14.04 ЯС] Хозяин медной горы

Сообщений 1 страница 22 из 22

1

ХОЗЯИН МЕДНОЙ ГОРЫ

14 апреля года Яростных Снегов

Горы Хап

Джун Нин, Гуймихо

https://sun9-59.userapi.com/c204724/v204724609/559d2/Eitwo-YdQ8o.jpg

ПРЕДИСЛОВИЕ

Слухами земля полнится. А еще любопытство сгубило не одну кошку и прищемило дверью далеко не один нос. Собственно, именно слухи, которыми были окружены горы Хап, и натолкнули одного не в меру любопытного лиса на мысль: "А не поглядеть ли на то чудовище, которое малюют на гравюрах и продают за бешеные деньги местные торговцы?"

Свобода Воли: Да.

Отредактировано Джун Нин (2020-02-02 01:00:10)

+3

2

В жизни бродяги, как ни странно, есть две стороны. С одной - это безграничные возможности для изучения мира, его обитателей, их нравов и многочисленных, поддавшихся влиянию людей, культур. И Гуймихо охотно впитывал эти знания, что-то записывая, а что-то просто запоминая, так сказать, на будущее. Лис никогда не пренебрегал информацией, даже самой, казалось бы, бесполезной, считая, что весь этот багаж когда-нибудь ему поможет в ситуации, когда придётся вытягивать свои хвосты из западни. А ведь информацию можно ещё и продавать! Может даже не в прямом значении этого слова, но хорошая, интересная беседа всегда располагает к тебе, даруя нужные знакомства, которые позволяют попросту выжить в этом мире и не сдохнуть с голоду в безденежьи. Вот мы и подошли ко второй стороне этой монеты. Безденежье. Отсутствие постоянного достатка неслабо так портило малину лису. Вот он и ходил последние годы от поселения к поселению, в поисках того самого места, где он наконец сможет устроиться и закончить своё странствие хотя бы на какое-то время, лет эдак на пятьдесят…

- Подходи, покупай! Гравюры с легендарным хранителем горы! Отвратительное чудовище, терроризирующее всех жителей в предгорье уже много лет! Всего пятьдесят монет, и вы сможете посмотреть в лицо этой твари!
Гуймихо оторвался от своих мыслей и обнаружил себя в небольшом поселении. И когда он успел так далеко зайти? Но это не важно, его в данный момент интересовал исключительно крикливый торговец, размахивающий листами, на которых было нацарапаны очертания какого-то мерзкого создания. Уши лиса как локаторы развернулись к источнику звука.

- Расскажи мне, милейший, что это за чудовище такое? – мужчина подошёл к продавцу и ткнул когтём в уродливое изображение на листе бумаги.

Торговец тут же заметно оживился.

- Да вы, гляжу, не из местных, коль не слышали об ужасном хранителе горы. Это ужасное чудовище, страшное и кровожадное. Ворует и ест детей, уничтожает посевы, насылает зной и болезни, да-да! – пухленький мужичок от возбуждения брюзжал слюной и подпрыгивал на месте, видимо, чтобы высокий фэйри его лучше слышал. – Всего пятьдесят монет, и вы сможете приобрести достоверную гравюру с его изображением, господин!

Гуймихо задумчиво погладил пальцами собственный заросший лёгкой белой щетиной подбородок. Существо на изображении выглядело впечатляюще: выпученные, широко посаженные глаза, широкий жабий рот с кривыми крупными зубами, здоровенные уши и не менее впечатляющие когти. Лис не удержался и присвистнул. Пахло достаточно прибыльной авантюрой, да и собственное любопытство не давало покоя. Он. Должен. Увидеть. Это. Чудовище.

- Давай сюда эту бумаженцию. Принесу я вам голову этого чудовища, - самодовольно ухмыльнулся мужчина, вытряхивая из кармана последние монеты и вручая их торговцу.

Ноги, разумеется, гудеть меньше от усталости не стали, но энергии в лисе прибавилось. Лёгкая эйфория от ожидания чего-то интересного придавала сил и заставляла лиса буквально понестись в сторону горы.

Подъём не был сложным – за многие столетия здесь были проложены тропы, вдоль которых то и дело попадались различные тотемы, а в траве прятались старательно замаскированные заклинания-барьеры от злых духов. Лис только фыркал, ведь ему они никакого вреда не доставляли, но природная шкодливость рано или поздно взяла над ним верх, и Гуймихо попросту щелчком пальцев сжигал осточертевшие бумажки. Те красиво вспыхивали и улетали в небо, как мотыльки, заставляя мужчину самодовольно улыбаться и радоваться как ребёнок.

Пройдя некоторое расстояние, Гуймихо остановился около небольшого ручейка, чтобы наконец умыться и привести себя в порядок. А то видок у него был, действительно, потрёпанный.

Пока лис сидел на камне и заплетал заново толстую белоснежную косу, его взгляд «сканировал» окружающую местность. Камни. Камни. И ещё раз камни. Но вдруг вдалеке он приметил небольшой домик. Больше разглядеть не удавалось, и Гуймихо решил после привала двинуться непосредственно к нему. На жилище чудовища это здание издалека похоже не было, но обязательно нужно было изучить его, да спросить хозяев, знают ли они чего про местную тварь.

Мужчина так замечтался, что чуть не наступил на яркую блестящую на солнышке ящерку, которая решила пробежать прямиком под его ногами. Ловким движением лис поймал любопытное существо и принялся вертеть то в руках  - с виду обычная зелёная ящерка, но больше напоминает ожившую драгоценность. Да на голове пятнышко, которое больше похожее на маленькую золотистую корону.

- Ишь, какая у вас тут гора чудесатая, - поцокал языком Гуймихо, выпуская отчаянно кусающееся существо обратно на камушки.

Отредактировано Гуймихо (2020-02-02 10:42:45)

+1

3

Погода в этот день была на удивление замечательной - именно с такой мыслью Джун проснулся сегодня, выглядывая в окно. Теплый ветерок ласково коснулся его лица, неряшливо отодвинул челку со лба, просочился в комнату и затерялся где-то в складках светлых штор. Подавив зевок, мужчина еще какое-то время просто любовался открывающимся из окна видом - а посмотреть было на что! Маленькая негустая чаща рядом с домом не скрывала вид на крупное озеро, опоясанное горами, что простирались дальше на север. Облака, словно рулоны сахарной ваты, укрывали их острые верхушки, а редкие деревца торчали то тут, то там, напоминали кусочки петрушки в тарелке. За длинным хребтом притаился знаменитый Драконий мост, место, где тивады выбирают свою специализацию. А если перевести взгляд южнее, то можно было разглядеть вдалеке очертания Валдена, до которого отсюда не меньше двух дней ходу.

Тиваду дорого пришлось заплатить за такую красоту, и цена измерялась отнюдь не в деньгах.

Проклятая гора, обитель дьявола, драконий пик, плато некроманта - как только не обзывали жители ближайших поселений его скромный мирный уголок. Это при том, что тут сроду не водилось ни некромантов, ни им подобных. Драконы - да, на этих существ легко было наткнуться. Некоторые обитали в пещерах, строили себе там что-то наподобие гнезд, другие селились на самых вершинах, где завывал пронизывающий до костей ветер. Самому Джуну открыто сталкиваться с ними не приходилось, но пару раз он замечал крылатую тень на камнях.

Проверив свой винг - Сосиска лениво подрыгал лапками и свернулся в зеленый клубок на полке - мужчина вышел на улицу, вдыхая свежий воздух полной грудью. Его ждало сегодня много дел, начиная от работы с травами и заканчивая всякими домашними хлопотами. Благо прошлая вылазка в город оказалась более чем удачной, теперь запасов должно было хватить аж до конца месяца. В лучшем случае.

Когда Джун только поселился в этих глухих местах, они не представляли из себя ничего, кроме полуразрушенной хибарки, давным давно заброшенной и покосившейся. Крыша прохудилась и больше напоминала решето, двери вообще отсутствовали, а половицы скрипели раненными поото. Понадобилось очень много времени и сил, чтобы хижина приобрела жилой вид, а земля вокруг - стала плодородной и усеянной различными травами да овощами. Выращивать свою еду - это все равно, что печатать себе деньги. Джун не испытывал нужду, не голодал (ну разве что только в очень суровую зиму), и вообще был достаточно обеспеченный, сильный и независимый.

Переливчатая трень со стороны крыльца заставила мужчину повернуть голову - ветер задел резные трубочки, подвешенные над порогом, так называемую "Музыку ветра". Одновременно с этим на крыльцо вышел ленивый черный кот. Сяо зыркнул на хозяина своими золотистыми глазами, издал недовольное мяу и так же неспешно последовал в дом, всем своим видом намекая на то, что требует кормежки.

- И тебе привет, наглый кусок меха, - тихо рассмеялся лекарь, следуя за животным. От его внимания не укрылось, как вспыхнул висящий на стене талисман - кто-то проник в его владения. Это могло быть как и просто крупное животное, так и заблудший путник, ненароком задевший оповещающие талисманы.

Местность для полноты восприятия

https://sun9-56.userapi.com/c857536/v857536932/16b33b/23yUjboa1hc.jpg

Отредактировано Джун Нин (2020-02-02 17:12:14)

+1

4

Монотонная ходьба уже начинала наскучивать, а дом среди склонов ближе не становился, словно кто-то наложил на него заклинание, искажающее пространство. Тогда Гуймихо в очередной раз решил для себя, что четыре лапы - это всё же лучше, чем всего две ноги. Перевоплощение в зверя не занимало у него больше секунды: мужчина просто исчез в вспышке пламени, а на его месте остался стоять пушистый девятихвостый лис. Животное грациозно потянулось, привыкая к новому своему состоянию и пуша хвосты. Свёрнутую гравюру зверь взял в пасть, стараясь ту не слюнявить, и прыжками снова двинулся в сторону одинокого жилища неизвестного ему существа.

На четырёх лапах дело пошло гораздо бодрее. Подушечки с когтями практически не скользили по камням, да и балансировать было значительно удобнее. Вот уже ручей, служивший своеобразным ориентиром,  сменился небольшой, но шустрой горной речушкой, которая сменилась, наконец, небольшим кристально чистым озерцом.

Внезапно до чутких пушистых ушей ветер донёс бряцание металлических трубочек, заставив лиса завертеть головой в поисках источника звука. Сомнений не было – он шёл от того самого дома, а значит, шанс обнаружить там живых жильцов значительно возрастал. Знание этого придавало Гуймихо сил и заставляло бодрее скакать по камням, высекая из-под лап искры и небольшие вспышки пламени. При этом он абсолютно игнорировал наличие в нескольких метрах от себя протоптанной тропы. Лисы есть лисы – всё бы им резвиться, а лёгкие пути созданы не для них. А вот интересные белые бумажки, расклеенные то тут, то там, явно предназначались, по его мнению, для развлечения, а именно для сжигания. Шкодливое создание, по-особому по-лисьи хохоча, просто сбивало их лапой и заставляло обращаться в пепел.

Эти земли выглядели обитаемыми – достаточно крупный огород, явно выращенные людьми лекарственные травы, половину названий которых Гуймихо помнил лишь благодаря книгам. Слишком всё аккуратно и чисто для заброшенного убежища. Да и сам дом не казался неухоженным или очень уж старым – за ним явно кто-то приглядывал. Оказавшись достаточно близко лис наконец заметил возню внутри и даже услышал обрывки фразы. Не похоже на безумное кровожадное чудовище.

В несколько прыжков холд преодолел остатки расстояния до двери и наконец сунул свой нос в чужое убежище. При этом гравюра так и оставалась в его пасти, свёрнутая в трубочку.

0

5

Пушистый засранец был накормлен, собственный завтрак приготовлен - хотя можно ли считать полноценным завтраком просто обжаренные с корицей тосты да чашку чая? Такое едва на перекус катит, поэтому стоило бы позже озаботиться нормальной едой. Размышляя об этом и задумчиво перебирая в голове список собственных продуктов, Джун остро ощутил чужое присутствие. За годы жизни практически в одиночестве в этих местах он научился превосходно чувствовать приближение к своему дому. Менялся то ли запах, то ли сама атмосфера - а гости у него бывали очень уж не часто, в виду известных особенностей...

Сяо запрыгнул на подоконник, своим мохнатым задом едва не сбросив горшок с цветком, и зашипел, глядя наружу. Черная шерсть поднялась дыбом, изогнулась спина, словно кот собирался прыгать прямо сейчас на своего неприятеля. Тивад спешно приник к стеклу, сосредоточенно вглядываясь, однако никого и ничего подозрительного не увидел.

- Дружище, мы с тобой становимся параноиками, тебе не кажется? - с тихим смехом потянулся к животному, чтобы успокаивающе погладить того по черной спинке, но неожиданно получил лапой по руке - на коже вспыхнули царапины. - Ауч, Сяо! Что на тебя нашло?! - кусок меха злобно шикнул, спрыгнул и в два счета оказался у двери, продолжая шипеть.

Чужое присутствие стало сильнее, на крыльце звякнули колокольчики, половицы издали тихое жалобное "скрунь", а тихий шорох за дверью не оставлял больше сомнений в том, что пожаловали незваные гости. Джун с досадой подумал о том, что катана осталась в спальне, а из оружия при нем только флейта, которой при случае, конечно, можно дать в глаз, но эффективность этого сомнительна. Если это опять кто-то из "недовольных" жителей, то он не успеет даже пикнуть, не говоря уже о том, чтобы сыграть что-то.

Стиснув пальцами обух флейты, лекарь медленно вдохнул, выдохнул, отгоняя прочь невеселые мысли и тревоги, решительно распахнул входную дверь и... уставился на пустоту. Моргнул озадаченно, сообразил опустить взгляд пониже и наткнулся на животное. Опешил. Моргнул еще раз, потом еще, потер глаза, краем мысли думая, что, наверное, еще не до конца проснулся. Ибо такое не каждый день увидишь!

Животным оказалась крупная - гораздо крупнее своих обычных собратьев - полностью белая лиса с... Сколько там хвостов? Джун сбился на пятом, ибо все они, казалось, жили отдельной жизнью от хозяина и постоянно шевелились. Лиса очень сильно напоминала известных китсуне из сказок, которые читал он в детстве. Белоснежный мех переливался серебром на солнце, притягивая взгляд и вызывая непреодолимое желание зарыться в него пальцами и потрогать, ощутить мягкость шерсти.

- Ты откуда такая, красавица? - голос от волнения подвел и вопрос прозвучал слишком хрипло. Кашлянув и прочистив горло, тивад отодвинул ногой шипящего Сяо подальше - кот опешил и издал недовольное "мау?" - и присел на корточки перед зверем. Лиса не выглядела агрессивной или дикой, в цветных умных глазах определенно читалось наличие разума, а значит высока вероятность, что она его прекрасно понимает.

Язык не поворачивался называть ее животным, эта лиса скорее походила на чудного священного зверя. Вопрос только, что же делает это существо в его краях? Джун ни разу за все годы не видел в окрестностях ничего подобного. Нет, ему и раньше встречались волшебные существа, как-никак этот мир сам был соткан из магии и ею же населен. Но чтобы таких вот лисов... Джун даже не был уверен, лиса это или все-таки лис, ибо на глаз определить несколько сложнее, чем с человеком.

Что-то привлекло внимание мужчины. Прищурившись, он увидел какую-то бумагу в пасти у лисы, на что сначала попросту не обратил внимание, больно уж поразило его явление этого создания. Алеющие царапины на тыльной стороне ладони отгоняли сомнения относительно того, что это все еще сон.

0

6

Любопытный лисий нос старательно обнюхивал, изучал каждый доступный сантиметр чужого убежища: каждую щель, каждую паутинку и выбившуюся из коврика на полу ниточку. Наконец, дверь перед ним, как и ожидалось, открылась, и взору Гуймихо предстал, судя по всему, сам хозяин жилища. На чудовище он совсем не был похож, что в каком-то смысле даже расстроило лиса, ибо это значило, что ему придётся потом снова продолжить свои поиски и лазание по местным горам. А это, знаете ли, начинало ему наскучивать. Но с другой стороны этот парнишка мог оказать помощь в поимке монстра, ведь он не мог не знать, где живёт эта тварь.

Стоявший перед ним юноша выглядел донельзя напряжённым. Словно натянутая до упора струна – ещё чуть-чуть и со звоном лопнет. Это даже забавляло, учитывая тот факт, что мальчишка был абсолютно безоружен. Разумеется, флейту Гуймихо за оружие не считал. По его мнению все эти музыкальные инструменты и магия с ними связанная – это всё игрушки да баловство.

Абсолютно игнорируя кажущегося ему безобидным фейри, лис прошёл внутрь помещения и стал исследовать его, гордо расхаживая, скрипя половицами и грозясь смести хвостами всё, что стояло на столе и ниже. В ходе поисков Гуймихо обнаружил висящий на спинке стула очаровательный сиреневенький фартук. Ухмыльнулся. По крайне мере настолько, насколько позволяла ему лисья пасть и находящаяся в нём свёрнутая в трубку бумага. Мысленно старый развратник представлял в этом фартуке своих многочисленных пассий обоих полов. Получалось неплохо.

-  Ты откуда такая, красавица?
- Мама всегда говорила мне, что я красивый, - выплюнул бумагу на пол и весело отозвался мужским голосом девятихвостый, беспардонно шарясь взглядом по полкам в чужом доме. Нужно же ему было удовлетворить собственное любопытство? Внимание быстро привлекла открытая банка с сиреневенькими цветочками внутри. Разумеется, любознательный зверь не мог не сунуть в неё свой длинный нос. Приподнялся, попробовал понюхать. А когда в нос попало содержимое банки, смешно зафыркал, топорща хвосты и пуша шерсть на них. Такого же умилительно сиреневенького цвета кружка улетела со стола на пол, чудом не разбившись. 

- Слушай… -  лис перестал наконец чихать и отодвинул лапой стоящий рядом с собой стул. Залез. Затем неспешно устроился поудобнее и свесил пушистые хвосты. Через пару секунд на месте зверя сидел, закинув ногу на ногу, молодой с виду мужчина и с хитрым прищуром сверял взглядом опешившего хозяина дома. О том, что это всё тот же лис, напоминали торчащие из копны густых и чертовски длинных волос ушки и девять хвостов, которые ни на секунду не прекращали гонять по полу пыль. Мужчина наклонился и подобрал с пола выпавшую бумагу, которую он аккуратно развернул, разгладил и показал стоящему перед ним фэйри изображение на ней. – Не знаешь ли ты, где обитает эта тварь? И что она из себя представляет?

+1

7

Лисица мало того, что не выразила никакого испуга или опасения при виде человека, так еще и нагло вошла в дом, задев огромными пушистыми хвостами остолбеневшего хозяина. Только коготки по полу цок-цок-цок. Сяо ретировался куда-то под стол и шипел оттуда змеей, но связываться с животным, превосходящим его в размерах в десяток раз не спешил - видать, инстинкт самосохранения хоть какой-то присутствовал.

Джун поднялся и прикрыл входную дверь, последовав за неожиданным визитером. Да уж, наглости этому созданию было не занимать. Что же (или кто?) все-таки привело зверя в этот дом - так и оставалось пока что загадкой. Мужчина надеялся, что лист бумаги в ее пасти послужит ответом на этот вопрос или хотя бы подсказкой. А лиса тем временем принялась вертеться по его кухне, осматриваясь и что-то вынюхивая, хвостами задевая то кухонную утварь, то стул, едва не сшибая все вокруг.  Кружку лекарь едва успел подхватить у самого пола и выдохнул - его любимая! Осторожно поставил ее повыше на полку. От греха подальше так сказать.

- Мама всегда говорила мне, что я красивый.

Тивад непроизвольно дернулся, когда из ниоткуда послышался мужской голос. Схватился за флейту, крутя головой по сторонам, пока до него внезапно не дошло, что...

- А? - только и смог выдавить с крайне глупым выражением лица, опустив голову и уставившись на лисицу. Точнее, лиса, потому что такой голос определенно не мог принадлежать представительнице прекрасного пола. Хотя кто этих лисов разберет, они на любые выдумки и хитрости горазды. То, что животное в принципе умело разговаривать, его не смущало. Мало ли что там волшебные звери умеют, разумная речь - это еще не самое странное.

Правда с ответом Джун так и не нашелся, все еще продолжая пялиться на животное, которое чувствовало себя как дома - залезло без проблем на стул, устраиваясь удобнее, только вот хвосты занимали все свободное пространство. А когда в следующее мгновение на этом же стуле вместо лиса обнаружился молодой мужчина, лекарь с большим трудом подавил порыв шарахнуться в сторону. Взяв себя в руки (хотя какое тут, не каждый день на его кухне незнакомые мужики с хвостами рассиживаются!), Джун прочистил горло и осторожно покосился на бумажку, что протягивал ему бывший лис.

– Не знаешь ли ты, где обитает эта тварь? И что она из себя представляет?

С листка на него косил глазами какой-то жуткий уродец, которого даже в страшном сне не увидишь. Наверняка художник употреблял какие-то грибные настои перед рисованием, потому что в трезвом уме такое точно не нарисуешь. Само печальное в том, что Джун прекрасно знал, кого именно пытался изобразить горе-гравировщик. Люди настолько боялись соваться к нему на гору, что за годы забыли его облик. А потом покатились слухи, как снежный ком, обрастая подробностями и сплетнями, и вот его видом пугают маленьких детей и впечатлительных особ. Тивад закатил глаза со вздохом и потер переносицу, убирая флейту за пояс.

- А с какой целью интересуетесь? - бросил хмурый взгляд на белобрысого, опираясь бедром о край столешницы и складывая руки на груди. "Это что, лисьи уши?.." - Ну, допустим, я знаю эту, - издал смешок. - как вы выразились, тварь. И все же, для чего она вам? Дайте угадаю, отрубить голову и продать как редкий трофей, а заодно получить почет и славу? - склонил голову на бок, рассматривая лицо собеседника. "Интересно, он что, совсем не местный, раз пришел сюда вот так и расспрашивает меня... обо мне?"

+1

8

Гуймихо жалел, что так и не нашёл времени в своей неприлично долгой жизни для того, чтобы научиться рисовать. Уж больно умилительным казалось ему нелепое выражение лица хозяина дома, когда тот услышал голос лиса.

«Совсем, видимо, одичал на своей горе», - решил холд, задумчиво глядя на стоящего перед ним фейри. О том, что перед ним человек, Гуймихо почуял сразу. Был у фейри лёгкий такой специфичный запах, который трудно было даже описать. В общем, вот этот вот фейри обошёл практически всех «жертв» девятихвостого в плане реакции на подобные «розыгрыши».

В приципе, он вызывал у Гуймихо исключительно положительные эмоции, несмотря на тщательно скрываемый холод холда ко всем антропоморфным существам. С виду достаточно робкий, но при этом не лишённый нотки аристократизма, привлекательный внешне – всё это разжигало в холде доброжелательность и… невыносимое чувство голода. Внутренний пламень вовсю требовал растерзать, разорвать и сожрать этого молодца ещё с первых минут визуального контакта, но девятихвостый лихо тушил это дикое желание на корню. Если бы он не мог это контролировать, он бы давно сгинул. А пока оставалось лишь разобраться, будет ли полезен этот парнишка в маленькой лисьей авантюре, или же лучше будет, действительно, послушать настойчивый зов внутреннего хищника.

- А с какой целью интересуетесь? – забавно, малец наконец взял себя в руки и теперь старался казаться суровым хранителем горы. Лис лишь ухмыльнулся, маскируя это под доброжелательную улыбку.

- Боже-боже, где мои манеры? – быстро затараторил Гуймихо, поднимаясь со своего места и выпрямляясь во все свои практически два метра роста. Дотошно проверив и расправив складки на кимоно, лис заметно наклонился вперёд, протягивая Джуну когтистую руку, исщербленную мелкой сеткой белёсых шрамов, для рукопожатия. Большой рост, сложные одежды, хвосты и пышная грива длинных волос делала его силуэт массивным и несколько пугающим. Дополняла образ улыбка, которая из-за острых клыков не могла не выглядеть слегка угрожающей, хотя в разномастных глазах девятихвостого играли весёлые огоньки.

- Меня зовут Гуймихо. Я лишь простой странник, который уже много-много лет зарабатывает себе на жизнь случайными сделками и охотой, - доброжелательный оскал ни на секунду не сходил с лица полузверя,  – и Вы совершенно правы, я хочу убить это чудовище, чтобы впоследствии получить себе имя в ближайших землях и наконец осесть здесь.

-  Понимаете, это обоюдовыгодная сделка с местными,   - лис задумчиво погладил поросший за время путешествия без остановок колючей белой щетиной подбородок свободной рукой, - да и Вам, думаю, будет выгодным моё предложение. Раз уж Вы живёте здесь, то не понаслышке должны знать о злодеяниях этого существа. Слухи о нём расползлись отсюда далеко за пределы Валдена. Так что если поможете мне, я буду готов распрощаться с частью гонорара в Вашу пользу.

Лис чуял, что что-то здесь, со всей этой историей про монстра было не так, но не понимал, о чём именно ему настойчиво стучала по черепной коробке азбукой Морзе птичка-интуиция. Наверно, просто, потому что этой азбуки Гуймихо никогда не изучал.

Отредактировано Гуймихо (2020-02-11 17:04:39)

+1

9

- Боже-боже, где мои манеры?

"Я бы сказал, где твои манеры, но мама учила меня, что выражаться - это некрасиво. Подумать только, все мои охранные талисманы сжег и вот так домой ко мне вломился!.."

Человеко-лис шустро поднялся со стула, и Джун смог наконец оценить, насколько тот крупнее и выше него самого на самом деле. А уж благодаря своим хвостам - сколько их там все-таки?.. - вообще занимал бОльшую часть и так крохотной кухонки. Тивад сглотнул, глядя на ухмыляющегося гостя снизу вверх и от его взгляда ему стало слегка не по себе. Так себя, наверное, ощущает кролик, когда на него пялится лиса. Отличие было разве что в том, что кроликом себя Джун не чувствовал, и вообще, сдачи дать мог при случае, не смотря на внешне кажущуюся хрупкость и беззащитность. Ему даже порой на руку было то, что о нем так думали - жить было гораздо проще.

- Меня зовут Гуймихо. Я лишь простой странник, который уже много-много лет зарабатывает себе на жизнь случайными сделками и охотой.

- Джун, - лекарь осторожно пожал протянутую ладонь. Чужая рука была суховатой и теплой, почти горячей, а хватка крепкой и сильной. - Джун Нин. Но можно просто Джун. Простой странник значит, да? - лис продолжал скалиться непонятно чему, и это самую малость нервировало. Обычно вот у таких вот беззаботных улыбак чаще всего припрятан не просто омут, а целый океан странностей и чертей. Лезть правда в этот омут Джун не собирался даже мысленно, а потом отвернулся, протискиваясь мимо массивной фигуры, чтобы дотянуться до чайника и зажечь плиту. Один из хвостов собирался щедро поделиться своей шерстью для чая, и тивад вежливо осторожно отодвинул его в сторону. - А вы не могли бы как-то... ну... - повернулся к собеседнику и неопределенно помотал рукой в воздухе, выразительно косясь на его хвосты, что занимали места больше, чем сам мужчина, так еще и норовили что-нибудь снести. От собственной просьбы почувствовал себя неловко и замолк на середине предложения, надеясь, что Гуймихо его поймет. А то мало ли, может у него какие-то особенно трепетные отношения со своими хвостами, как никак они все-таки были такими же конечностями, как руки и ноги.

Так забавно было слушать с невозмутимым лицом, как лис рассказывает о сделке с местными и о его планах на убийство "жуткого чудовища". О, сколько раз местные пытались охотиться за его головой! Обычных людей Джун отваживал талисманами, что развешивал около своего жилища да по лесу вокруг. Магия водила незадачливых охотников кругами, пока те, плюнув, не уходили обратно ни с чем. Но раз этот товарищ - Джун мельком взглянул на гостя - смог не только пробраться, но еще и уничтожить (!) половину оберегов, значит он обладал магией как минимум среднего уровня. К слову об талисманах. Тивад столько времени и сил потратил на написание защитных заклинаний, что не собирался спускать порчу имущества так просто. В голове моментально созрел план пусть небольшой и скорее шутливой, но мести. Чудовище он там ищет, да?.. Ну вот пусть поищет!

- Конечно я о нем прекрасно наслышан, - кивнул с серьезным выражением на лице, чуть хмуря тонкие брови. Напустил на себя побольше озадаченности и тревоги, хотя мысленно едва сдерживал смех. - Ужасная тварь, нечеловеческая. Скот убивает, посевы уничтожает, поговаривали, оно разграбило целую деревню! А еще постоянно насылает порчу и всякие пакости на местных, имеет дурной нрав и живет не так далеко отсюда. Я вполне могу показать вам дорогу до его жилища, но вы уверены, что справитесь с ним? - обеспокоенно взглянул на Гуймихо. - Тварь очень изворотлива и коварна, прямой силой ее одолеть тяжело. - тяжкий вздох. - Чаю? - тут же буднично предложил, снимая с плиты закипевший чайник и заливая кипятком заварку, чтобы дать ей немного настояться. Все же гости у него бывали тут не часто, почему бы и не предложить тому чаю, особенно когда травы для него Джун старательно выращивал сам. - Не волнуйтесь, у меня и в мыслях нет вас отравить, - поспешил успокоить на всякий случай, мало ли что там мог подумать этот патлатый. Джун бы сам подозрительно отнесся к подобному предложению от незнакомого отшельника, живущего на горе. "Интересно грива такая по лесу бегать не мешает?"

0

10

Гуймихо наконец выпустил из цепкой хватки чужую руку. Что же, рукопожатие оказалось достаточно крепким, юноша прошёл своеобразную проверку на прочность.  Но от внимания лиса не ускользнуло движение кадыка, которое заставило уголок губ холда ещё сильнее уползти вверх. В глазах лиса играли искорки. Ему бы сейчас больше подошли не пушистенькие ушки да хвостики, а кожистые крылья и крупные рога. И трезубец в руках.

- Значит, Джун...  - задумчиво протянул Гуймихо, словно пробуя имя на вкус. Своеобразный аперитив перед тем, как преступить к основному блюду, в роли которого мог выступить одинокий юноша с горы. «Не сейчас, не здесь», - мысленно одёрнул себя лис, едва заметно хмуря белые брови и недовольно цокая языком.

- А вы не могли бы как-то... ну...
Недовольство резко сменилось лёгким недоумением, а затем холд осознал, куда был направлен возмущённый взгляд Джуна. В своём внутреннем диалоге он не заметил, что его собственные хвосты были близки к тому, чтобы разнести чужой дом. Добродушная и немного глуповатая улыбка вернулась на лицо мужчины, и тот ловким  движением поймал один из своих пушистых хвостов, прижимая тот к груди.

- Прошу простить, немного заболтался, ведь я так рад нашей встрече, - двумя пальцами Гуймихо потушил на хвосте крохотный огонёк белого пламени и отпустил тот восвояси. Как только о пушистых отростках вспомнили, те послушно повисли, собирая кончиками пыль с пола. Как и у любого зверя, хвосты тивада выдавали его настроение и мысли, пока тот не фокусировался на их движениях. Разумеется, он мог ими управлять, даже хватать и держать какие-то предметы, но их хаотичные бесконтрольные движения были для него такими же естественными, как для всех остальных существ дыхание. Мы можем его контролировать, но большую часть времени делаем это совершенно неосознанно.

Лис втянул носом воздух, маскируя это под шумный вздох. На самом деле он принюхивался, пытаясь распознать ложь или уловку. Рефлекторное, но бесполезное действие, призванное лишь как-то успокоить истерично вопящую интуицию старого фейри. Этот мальчишка заодно со зверем? Это он распускает слухи? Или он сам – это и есть зверь? Пф, бред какой-то. Эта тщедушная тушка никак не может терроризировать деревенских, разве только безобразной игрой на флейте. Но факт оставался фактом: как Джун умудряется сосуществовать на одной территории с отвратительным чудовищем, настоящим (на что очень надеялся жадный до денег лис) или вымышленным.

- А тебя, - Гуймихо не любил церемониться и легко переходил на «ты», - эта тварь обходит стороной? Земли, на которых стоит этот дом выглядят достаточно мирными, и я не чуял присутствия какой-либо осязаемой твари. За исключением того, что вся гора настолько смердит тёмной энергией, будто где-то неподалёку кто-то прячет тёмный артефакт невиданной силы.

Холд прищурился, вглядываясь в лицо юноши, и потушил пальцами очередной белый огонёк, на этот раз на своём ухе. Светлая магия резонировала с чем-то непонятным, вызывая недоумение у лиса. И, разумеется, любопытство.

- Чай? Не откажусь, - снова резко сменил своё настроение Гуймихо, забавно дёрнув ушками. Он снова взгромоздился на стул, весело постукивая коготками по деревянному столу. Его словно совсем не заботило то, что его могли запросто отравить. Даже все сомнения насчёт правдивости слов Джуна не заставили лиса отказаться от предложения.

- Не стоит сомневаться в моих силах, мальчик, - неожиданно тихо произнёс  холд на низких тонах, отчего в голосе промелькнули сиплые нотки.
«Интересно, как далеко зайдут эти игры…»

+1

11

Этот лис начинал что-то подозревать, но до полноценной догадки было еще далеко. Может быть, животная интуиция играла ему на руку, может просто недоверие, но Джун по взгляду разноцветных глаз безошибочно определил - ему не верят. Точнее, верят, но далеко не полностью, что отчасти было на руку самому тиваду. Вряд ли его собеседник сам в конце концов догадается о правде. Джун прекрасно был осведомлен о том, что ни по каким признакам он не вызывает ни опасения, ни даже близко не похож на ту тварь, которой его считают. Это позволяло легко менять маски и прикидываться простодушным дурачком.

Только дурачком он не был.

- Прошу простить, немного заболтался, ведь я так рад нашей встрече, - тивад, не скрывая своего любопытства, рассматривал огоньки на кончиков хвостов, которые вспыхивали то тут, то там, видимо, независимо от воли хозяина. Как бы он тут не поджег все ненароком, все-таки домик лекаря целиком и полностью состоял из дерева да бамбука - дыхни и моментально вспыхнет. Дракон внутри недовольно зашевелился, шикнув ревностно на чужое пламя. Ах, как хотелось бы ему тоже вдохнуть полной грудью и облечь дыхание в огонь, плавящий даже камень...

Джун вздрогнул от странных мыслей, что принадлежали даже не ему, стрельнул глазами в сторону лиса и нервно поправил воротник ханьфу, тут же успокаиваясь. Не читает же этот тип чужие мысли, в самом деле. Иначе давно раскусил бы шуточки тивада, и кто знает, как на них отреагировал. Почему-то Джуну казалось, что отнюдь не положительно... Сколько там дней пути от Валдена до горы, двое суток? Предположим, конечно, что в облике зверя Гуймихо мог добраться намного быстрее, но это не отменяет факта потраченного времени и усилий. Ах, наивный мужчина, который польстился на кругленькую сумму да мнимые почести! Как сладко будет насладиться его разочарованием, какой усладой будет для молодого тивада недоумение в чужих глазах!

- А тебя эта тварь обходит стороной? Земли, на которых стоит этот дом выглядят достаточно мирными, и я не чуял присутствия какой-либо осязаемой твари. За исключением того, что вся гора настолько смердит тёмной энергией, будто где-то неподалёку кто-то прячет тёмный артефакт невиданной силы.

На лиса посмотрел спокойно, даже бровью не повел, хотя внутри все похолодело, сковало внутренности ледяными когтями и сперло дыхание на долю мгновения. Этот фэйри умудрился учуять то, что удерживало Джуна на этой горе уже далеко не первый год. Тьма, которую он так тщательно и старательно подавлял, иногда все же просачивалась наружу, но заметить и ощутить ее было не так просто.

- Мне пришлось потратить много времени и сил, чтобы эти земли выглядели мирными, - отозвался невозмутимо, пожимая плечами и переводя взгляд на окно. - Хотите знать, как они выглядели до моего появления? Бесплодная пустошь, усеянная костьми и поросшая мертвой травой, и ни одна живая душа не смела ступать сюда. Да и не так уж легко заставить землю приносить урожай, - проворчал недовольно. - А что до твари, - снова переключил свое внимание на Гуймихо, чуть щурясь, - скажем так, мне удавалось избегать прямых столкновений с нею. Но вот кое-кто сегодня утром, - указательный палец уперся лису в грудь, - умудрился уничтожить добрую половину моих охранных талисманов. Кто бы это мог быть, хм? - разумеется посвящать незваного гостя в то, что эти талисманы нужны были для другого, Джун не стал.

Горячий напиток был разлит по кружкам, и тивад поставил одну перед мужчиной, когда тот вновь устроился за столом. Теперь, когда его хвосты были опущены, он уже не казался настолько уж большим и пугающим. Сяо, привыкший к незнакомцу, перестал изображать из себя шипящий комок меха и вовсю игрался с одним из хвостов лиса. Джун едва сдержал смешок от этой картины.

- Не стоит сомневаться в моих силах, мальчик, - у лекаря глаз дернулся от такого обращения и чаем едва не поперхнулся, но провокацию он благополучно проигнорировал, лишь ответил мягкой улыбкой.

- И в мыслях не было, уважаемый, - важно кивнул, отпивая. - Уверен, что с вами и вашей силой не каждый сможет потягаться, - лукавый взгляд голубых глаз из-под челки.

"Дедуля."

- Что ж, пойдемте, я покажу вам дорогу.

+1

12

Лис продолжал с любопытством разглядывать юношу. Люди обычно пялятся так в сложную головоломку, которую им предстоит разгадать. Гуймихо очень любил пораскинуть мозгами, а лучшими загадками считал именно фейри, в то время как люди казались ему достаточно скучными, примитивными и ограниченными в своём коротком сроке жизни.

То, что ему врали, нисколько не злило девятихвостого. Эту ложь он считал для себя абсолютно безвредной. Неприятной, но безвредной. Джуну достаточно будет раскрыть её причины лису, чтобы тот сразу всё ему простил, так как это он считал достойной платой за свою беготню. Любопытный зверь внутри знал цену поступкам и информации и охотно торговался.

- Какой талант прозябает в горах! - Что же тебя держит здесь?
– покачал головой Гуймихо словно почтенный  старец, не одобряющий поведение молодняка. Игры играми, но если юноша не врал об этом, его трудами оставалось только восхищаться. Но что он забыл в этой глуши? Оставалось только предполагать, но идеи у лиса уже были. Одна из них связывала между собой отшельника и подозрительный фон тёмной энергии в этих, казалось бы, райских местах. Может, чудовище всё-таки существует?

- Я бы не сказал, что это были талисманы для защиты от тёмных сил… - задумчиво протянул холд, кося взгляд на игрища кота с его хвостом. В какой-то момент Гуймихо начал подыгрывать комку меха, специально дразня его.

- Смею предположить, что они созданы скорее для отвода людей и слабых фейри от этой горы. Я ведь прав?

Гуймихо взял в руки предложенную кружку и, на всякий случай всё-таки принюхавшись, сделал несмотря на высокую температуру напитка большой глоток. Тепло, приятно обжигая пищевод, распространилось по всему, как оказалось, чертовски уставшему телу. Он бы с удовольствием нашёл себе нагретый камушек и в лисьем облике подремал несколько часов, но нет, пока он не удовлетворит своё любопытство и, возможно, жажду наживы, лис не успокоится.

- Прекрасный чай. Есть у меня на уме несколько видов сладостей, которые прекрасно его дополнили бы, - добродушно оскалился Гуймихо, ставя значительно опустевшую кружку обратно на стол. – Обязательно сделаю их потом и угощу тебя.

Холд поймал лукавый взгляд голубых глаз и беззлобно засмеялся. Какой дерзкий мальчишка! Он нравился лису, хотя бы потому что забавлял его.

- Что же, нам, действительно, пора. Чтобы приготовить сладости, нужны деньги. Чтобы получить деньги, нужно чудовище. А для того, чтобы найти чудовище, мне, мой очаровательный друг, нужен ты.

Гуймихо поднялся со стула, аккуратно стряхивая нагло слюнявящего его хвост кота, и направился к выходу. Покинув чужой дом, девятихвостый достал длинную трубку, заранее набитую смесью курительных трав, и поджёг её. Мужчина сделал глубокую затяжку и выпустил изо рта немного горько, но в то же время сладко пахнущий клуб дыма.

+1

13

- Какой талант прозябает в горах! Что же тебя держит здесь?

Джун задумчиво погладил подбородок, чуть прищурив глаза, словно оценивающе оглядывая лиса. В разговоре с ним стоило подбирать слова осторожно, ступая мягко и легко, не разжигая излишних подозрений, потому что семя недоверия уже посеяно. Ростки же еще не дали свои всходы, спешить было некуда.  Это напоминало какую-то изощренную игру, в которой оба знают, что их собеседник что-то скрывает, но продолжают играть каждый свою роль.

- Воздух чистый и людей мало, - легкомысленно  ответил ему, пожимая плечами.  - Я незваных гостей не люблю, а тут тихо, спокойно, травка зеленеет, солнышко блестит и вообще благодать да и только.

И ведь он не врал ему практически, просто слегка, так сказать, не договаривал. Сааамую малость. Сокрытая правда не является ложью, зато какой простор дает для воображения! За годы жизни тивад действительно полюбил эти горы, попробуй кто согнать его с насиженного места - дорого поплатился бы за такую дерзость. Впрочем, жителям ближайших поселений это отнюдь не мешало посылать по его голову то рыцарей,  то охотников,  то еще какую пакость,  благо на выдумки те были горазды. Лекарь мысленно посмеялся,  вспомнив рисунок, который показал ему лис.

Джун и от предположения относительно талисманов отговаривать его не стал, лишь пожал плечами и улыбнулся самыми уголками губ. Пусть думает как хочет. Талисманы тем не менее свою работу выполняли вполне успешно. Чай допивали в тишине, но тягостной или напряженной тивад ее не назвал бы. Гуймихо все еще вызывал в нем легкое опасение, но помимо этого было что-то еще, на что дракон внутри настороженно щерил зубы и шипел. Внешне же угрожающим лис не выглядел и вообще являл собой образец радушия, дружелюбия и учтивости.

- Прекрасный чай. Есть у меня на уме несколько видов сладостей, которые прекрасно его дополнили бы. Обязательно сделаю их потом и угощу тебя.

Лекарь послал ему мимолетную мягкую улыбку. Ишь, каков льстец.

Выйдя наружу, он вздохнул и уловил нотки дыма. Бросив удивленный взгляд в сторону хвостатого, заприметил курительную трубку у того в руках. Солнце отражалось серебристыми бликами в его длинных волосах, слабый ветерок шевелил длинные пряди и трепал шерсть на хвостах. Джуну подумалось, что его гость выглядит как самый настоящее божество, которых рисовали люди в гравюрах эпохи эдо. Он находил такие картинки и полотна в храмах, когда путешествовал в мир людей. На мгновение его даже посетила мысль самому нарисовать создание, которое выглядело так, словно сошло со страниц чудной сказки. Джун моргнул, и наваждение рассеялось так же быстро, как и охватило.

- Идем? - подал голос, привлекая к себе внимание. Запоздало осознал, что флейта осталась на столе, но ведь ничего страшного случиться не должно было, верно? Просто небольшая прогулка, только и всего. Тивад двинулся вперед, зная, что лис последует за ним. В процессе рассказывал ему о горе, об озере, в котором водились русалки и не только, о драконах, которые жили где-то там, у самых вершин. Путь их лежал через редкий лесок, который и лесом-то язык назвать не поворачивался: так, одинокие кривые стволы деревьев, понатыканные то тут, то там чьей-то ленивой рукой. Чем дальше они уходили от жилища Джуна, тем более необжитой становилась местность. Трава пожухлая и вялая, растрескавшаяся пыльная земля, иссушенные деревья практически без листвы. Контраст был разительным. Ведь именно здесь когда-то и был очаг распространения проклятья, что сгубило большую часть земли. И прямо сейчас тивад с непринужденный лицом вел его навстречу этому самому проклятью.

А вот и пещера показалась из-за скалы, которую они обогнули. Почерневшая земля без единой травинки вокруг входа была испещрена рытвинами, словно кто-то загребал ее большими длинными когтями. Изнутри тянуло сыростью и гнилью, а еще страхом.

- Ну-с, - кашлянул лекарь, сложив руки на груди и глядя в темнеющий зев пещеры.  - Мы на месте.

Отредактировано Джун Нин (2020-02-25 14:59:28)

0

14

Прогулка вышла совершенно непринуждённой, будто они не охотились на опасное чудовище, а Джун просто показывал лису окрестности. Однако даже животная выносливость начинала постепенно подводить девятихвостого, в мышцах отчётливо ощущалась заковывающая конечности в металл усталость, но Гуймихо предпочитал игнорировать её. Подумаешь, меньше, чем за сутки прошёл столько, сколько обычный караван проходит чуть больше, чем за неделю.

- Живописное местечко, - откликнулся лис, отправляя пинком в полёт потрескавшийся череп какого-то животного. Пейзаж кардинально изменился по сравнению с тем, что окружало их рядом с домом Джуна. Трудно было представить чудовище, которое способно настолько осквернить земли рядом со своим логовом. И чем сильнее была гнетущая тёмная аура, тем сильнее было любопытство лиса, и тем сильнее и чаще вспыхивали огни на его хвостах.

- Отвратительно, - сквозь зубы процедил девятихвостый, доставая из ножен катану. Каждая шерстинка на его хвосте стояла дыбом, реагируя на непроглядную черноту в зеве пещеры. Всепожирающий свет не собирался делить одну территорию с вечно голодной тьмой. Доселе чересчур расслабленный, даже можно сказать расхлябанный лис изменился – тело напряжено, добродушная глуповатая улыбка сменилась злым оскалом, уши повёрнуты назад.

- Останешься здесь? Флейтой ты явно много не навоюешь, - задумчиво хмыкнул он, даже не поворачиваясь к Джуну, и решительно правился внутрь пещеры. Возможно, ему не стоило так рисковать, без отдыха и еды запрыгивая прямо в логово к монстру, но чувство самосохранения отказало ещё на подходе к этому месту.

* * *
Стоило Гуймихо войти в пещеру, тьма услужливо расступилась перед ним, пропуская в своё чрево, но как только лис сделал несколько шагов внутрь, она захлопнула пасть, и девятихвостый скрылся из виду.

- Вот же ж холера, - фыркнул девятихвостый, зажигая на ладони огонёк и поднимая руку повыше и освящая пространство внутри. Тьма отступала очень неохотно, порываясь затушить единственный источник света. Она была словно жидкой, липкой и чертовски приставучей – цеплялась за волосы, лицо и руки, силилась залить собой глаза, забраться в рот и уши. Лис рычал на неё, огрызался, пламя бесконтрольно вспыхивало вокруг него, заставляя тьму визжать от ужаса. Честное слово, можно было практически расслышать её болезненный вопль каждый раз, когда она сталкивалась с огнём. Но самое главное…
Он слышал Зов.

- Ближе, - капала с потолка вода.

- Ну же, - трещали камни.

- Просто дотронься, - шептал осквернённый талисман, висящий между полом и потолком пещеры. Его сила опьяняла, она завораживала и манила к себе, требуя протянуть руку и схватить его.

- Какая интересная безделушка, - вслух рассуждал лис, изучая взглядом артефакт. Или лучше сказать, монстра? Не было никаких сомнений в том, что это и была причина беспокойства деревенских жителей, причина, по которой Джун был привязан к этой горе. Подходить ближе девятихвостый пока не рисковал, уж слишком сильной и густой была аура, висящая вокруг.

- Сукин ты сын, Джун Нин, - засмеялся Гуймихо, оборачиваясь к выходу. Вернее сказать, к его предполагаемому месту расположения. Кругом была беспросветная тьма, и только две светящиеся точки – белое свечение пламени лиса и красноватое едва заметное мерцание артефакта – нарушали её целостность.

Смазливый мальчишка с флейтой явно решил скормить непрошенного гостя первобытному злу, что обитало здесь. Был бы Гуймихо хоть на толику слабее, эта пещера пережевала бы его и проглотила, едва он ступил в неё. Но сейчас она переваривала его медленно и мучительно, как переваривается жертва паука, в тело которой впрыснули яд. То, что по началу можно было назвать зовом, превратилось в набат, который бил по каждой клеточке тела, прося, нет, требуя коснуться чёртового артефакта.

Гуймихо тянет руку, на мгновение задумывается и резко хватает висящую печать. В этот самый момент раздаётся взрыв, и из пещеры вырывается вихрь белоснежного пламени. Где-то глубоко в душе холда от костра, олицетворявшего его внутреннее пламя, остаются лишь тлеющие угли.

***
- Кха-а, - хватаясь за стены пещеры, девятихвостый наконец выбирается из пещеры. Печать осталась внутри, не сумев заставить лиса забрать её. Одежды Гуймихо слегка дымятся, они покрыты каменной пылью и крошкой, а его лицо удлинилось и на половину оказалось покрыто шерстью. То же самое произошло с его руками и ногами - наполовину звериные, на половину человеческие, покрытые посеревшей от грязи шерстью.

- Чёрт, чёрт, ч̵͓̫͎͕̬̣͉͕̲͍̬̏̏̈́̈́̂̆̂́͐͒̕ё̸̨̡̞͖̺̰̬͖͍̱͍́̊͛̏͌͘͜͝͝ͅр̶͍͈̬̤̗̮̘̃͊́̈́̈́̾̿̄̌͛͝т̸̣͈̾̄̃̀̊̇͜! – рычит зверем холд, с трудом держась на изуродованных конечностях. Его тело неестественно изогнулось в судороге, и лис выкашлял на землю густую чёрную жидкость. Её было очень и очень много, она пачкала землю, а также одежды и лицо мужчины.

- Джун Нин... - как только приступ отпускает девятихвостого, он поднимает тяжёлый, затравленный взгляд и ищет юношу. Чёрная жижа всё ещё капает с его губ, пенится у уголка рта, как у бешеной собаки. От лиса не ощущалось и толики былой светлой силы, да и в принципе узнать его было очень трудно, словно печать подменила холда.

+1

15

- Отвратительно, - вынес свой вердикт собеседник Джуна, когда они подобрались к пещере, на что тот лишь пожал плечами, легкомысленно отозвавшись:

- Каждому - свое. Зато, согласись, никому в голову не придет тут устраивать пикники, - сам Джун тоже не особо в восторге был от того, насколько сильно земля пропиталась черной энергией, преобразившись вокруг до неузнаваемости. Когда-то здесь все было украшено пышной зеленью и широкими раскидистыми елями, от которых нынче остались одни лишь скрюченные стволы, напоминающие высушенные пальцы старухи-ведьмы. Тивад бросил короткий взгляд на лиса, который становился все более напряженным и взъерошенным, чем ближе они подходили к источнику его тревоги. Видимо, чувствовал каким-то своим звериным нутром, вон как шерсть вздыбилась на хвостах.

Джун, разумеется, не собирался следовать за ним внутрь, и так прекрасно будучи в курсе, что именно его там будет ожидать. Ведь сам же и запечатал проклятую вещицу, спрятав от греха подальше от чужих глаз. И охранял столько лет, чтобы никто не приблизился да дел не натворил с этим артефактом. Что ж, решил парень, раз эти глаза так сильно хотят увидеть то самое чудовище, за которым и пришли, то пусть потом пеняют на себя. Как будто он, Джун, не предупреждал, в самом деле... Гуймихо с решительным и суровым видом обнажил катану - и как только тивад раньше не увидел у того оружие?.. - и ломанулся в сторону входа. Джун едва слышно вздохнул.

- Удачи там, дружище! - крикнул ему вслед, усаживаясь на гладкий камушек напротив входа и принимаясь ждать. Вряд ли этого героя хватит надолго. Пробудет там дольше десяти минут, считай - мертвец. Темная энергия, пусть и подавленная печатями, вполне способна была нанести непоправимый вред как телу, так и психике, если только этот лис не имел стальную волю и рассудок.

Минуты кажутся до безобразия долгими, пока ты чего-либо ждешь. Лекарь призадумался, постукивая кончиком флейты по колену и поглядывая в сторону зева пещеры, где скрылся Гуймихо. В голову начинали закрадываться сомнения относительно того, что лис справится и вернется обратно - проклятье никого не отпускает просто так. Отведенное время уже давно закончилось, а тот все еще оставался внутри. Неужели ему придется идти туда за телом?

Джун разочарованно поморщился, поднимаясь и отряхивая ханьфу, но только он сделал шаг в сторону пещеры, как послышались шаги. Шлеп. Шлеп. Шлеп. Медленные, тяжелые, эхом отдавались они от стен и долетали до слуха тивада, который мигом напрягся, стиснув флейту до побелевших костяшек. А затем на свет вывалился... Вывалилось нечто, что язык не поворачивался называть живым существом. Внутренности тут же обдало холодом, а по спине поползли колючие мурашки. Гуймихо больше не был похож на того, каким он был менее получаса назад. Его испачканная одежда дымилась, словно на него хорошенько пыхнули огнем, а черты лица напоминали скорее морду одичавшего зверя, чем человека. Но самое жуткое в этом всем - лиса окутывала та самая тяжелая черная энергия. Ее было видно даже невооруженным глазом, тьма сгущалась вокруг чужого тела, пропитывая собою и сводя с ума. Даже отсюда на расстоянии чувствовалось ее пагубное разрушительное влияние.

- Оя, оя, - Джун инстинктивно шагнул назад, столкнувшись взглядом с обезумевшим от тьмы существом. - Какие мы красивые, прямо загляденье, - прицокнул языком, судорожно соображая, что делать дальше. То, что лис выберется в таком состоянии, совершенно не входило в его планы. Неужели он попытался печать сломать?? Больной ублюдок, удивительно, что та не прикончила его на месте! Нельзя было оставлять все вот так, и уж тем более ни в коем случае нельзя было позволить пораженному черной энергией лису уйти. Тьма разрушала тело и разум, но давала взамен такую силу, с которой тяжело было бороться. Страшно представить, каких дел может натворить этот безумный, если доберется до поселения... - Спокойно, приятель, без лишних движений, - поднял он руки в успокаивающем жесте, каким обычно успокаивают диких животных. Одновременно с этим поднес к губам флейту и заиграл мелодию подчинения. Это могло помочь ненадолго удержать попавшего под проклятье и найти способ привести его в чувства. Музыка тонким быстрым переливом расплылась по воздуху, однако на лиса не возымела никакого эффекта. Должно быть, дело было еще и во тьме, которая сейчас управляла им. Джун с досадой выругался сквозь зубы, отступая еще на пару шагов. Находиться с Гуймихо сейчас было смерти подобно, а умирать тивад уж точно сегодня не планировал. Еще и талисманы все остались дома как назло. Раз уж не подействовала магия флейты, придется работать традиционными методами.

- Ну хорошо, надо будет немного побегать, - лекарь бормотал скорее самому себе, чем обращался к лису, который вряд ли его сейчас слышал и понимал. Да и на ногах тот еле держался, истекая какой-то черной жижей и содрогаясь. - Так. Держись, приятель, мы что-нибудь придумаем. Только не уходи никуда, ладно? - и Джун рванул обратно по тропе.

До хижины добрался в разы быстрее, чем они шли к пещере. Влетел внутрь подобно маленькому стихийному бедствию, напугал кота, едва не снес мебель, хаотично разгребая завалы на столе. Нужные талисманы отыскал не сразу, стопка желтых бумажек, исписанных магическими символами. И, не успев толком отдышаться, Джун бросился обратно, искренне надеясь, что не наткнется на бездыханное тело по возвращении.

Отредактировано Джун Нин (2020-03-11 22:57:08)

0

16

Дыхание сиплое, неровное – мужчина с трудом судорожно втягивает в себя воздух, проталкивая его сквозь забившиеся чёрной субстанцией неизвестного происхождения трахею и бронхи. В какой-то момент Гуймихо снова теряет, казалось бы, восстановленный ритм, и из его горла вырывается бульканье. Дыхание синхронизировалось с тем, что происходило в душе холда: огромный некогда костёр лишь тлел, но его угли наливались алым каждый раз, когда мужчина делал вдох.

- Я… Я не могу, так просто… - девятихвостый бормочет себе под нос, глядя словно сквозь Джуна, и делает шаг за шагом вперёд по направлению к нему. Кажется, что Гуймихо не слышит или не обращает внимания на болтовню юноши, но его уши, едва тивад открыл рот, развернулись чётко по направлению к нему. Лис цеплялся за этот неуверенный, напуганный голос, хотя весь вид его сейчас говорил исключительно об агрессивном настрое.

- Я – С̶̫̊̄̔͊͐͝В̵̡̢̹̩̠̗̹͕̪̼̆̒̔̀̏̆̿̏̀̃̕͘͘͠ͅЕ̶̙̰́͑́̉̓̈́̒̅̈́̃͋̀̉̚͝Т̵̨̨̛̼͙̤̱͉̫̜͉̒͐̐̉̏̑̓͌̇͗̚͝, - зарычало чудовище, и по его шерсти пробежало яркой волной пламя. Оно громко трещало и искрило, стоило ему столкнуться с чёрной жижей, в которой был испачкан лис, но очень быстро погасло. Гуймихо остановился и потряс головой, пытаясь собрать разбегающиеся и тонущие во тьме мысли.

Постепенно холд принимал всё более звериные черты – голова наконец превратилась в лисью, хотя длинные человеческие волосы никуда не делись, тело сгорбилось ещё сильнее, оно с трудом держалось на лисьих лапах.

Вдох. Свист забитых лёгких. Выдох. Ещё один выдох. Стоп, сейчас нужно же было вдохнуть! Тело лиса содрогнулось в кашле, освобождая лёгкие ещё от порции жидкости. Стало совсем немного, но легче.

Гуймихо с трудом поднимает голову и смотрит на источник музыки – Джун играет на флейте в надежде на то, что мелодия успокоит девятихвостого. Кажется, мужчина засмеялся, если только свист и бульканье можно было назвать смехом.

- …беги, - хрипит тивад. К его счастью, юноша развернулся и бросился наутёк. Лис пронзительно закричал – то ли вой, то ли крик, который можно услышать только у этих представителей псовых. Вслед за воем из глотки зверя вырвался столп белого пламени, испепеляющий стоящие на пути и без того безжизненные деревья, и Гуймихо начал медленно заваливаться на бок: уставшее тело с трудом справлялось с огромным количеством энергии, которое выделялось из-за столкновения тьмы и света внутри одного существа. Девятихвостому некоторое время удаётся удержать баланс, но через несколько секунд он всё-таки падает на четвереньки. В попытках подняться холд оставляет на камнях глубокие борозды от когтей, но всё же они оказываются успешными, и мужчина начинает медленно двигаться в ту сторону, куда убежал Джун Нин. Медленно – не от того, что он не мог двигаться быстрее, нет, напротив, тьма внутри требовала сорваться вперёд и нестись за юношей, а потому что Гуймихо не желал того, что сделает с ним, когда найдёт.

Своевольный лис был не против закусить мясом фейри, но не сейчас, когда это ему диктовала тьма. Подчиняться ей он не собирался. Хотя бы потому что Джун Нин был обязан сначала рассказать ему всё, что знал об этой проклятой печати.

Но едва тивад показывается на горизонте, мышцы зверя наливаются силой, и он срывается с места, двигаясь с нечеловеческой скоростью. Когда Гуймихо очнулся, его клыки уже впивались в чужое плечо, а на языке был солоноватый привкус крови.

- Я… Не… Не хотел, - невнятно хрипит зверь, не в силах разжать челюсти. Но как бы то не казалось абсурдным, кровь тивада оказывала отрезвляющее действие, словно топливо разжигая пламя внутри холда.

На кончиках хвостов лиса загораются маленькие трепещущие огоньки.

- Ещё…

+1

17

Джун Нину показалось, что путь обратно занял целую вечность, пока он продирался через какие-то заросли, из-за неосторожности оцарапавшись об излишне колючие ветки, а потом, спотыкаясь, торопливо мчался по тропе в сторону злополучной пещеры. Уже на подходе он ощутил всплеск темной энергии, словно с разгону нырнул в густой кисель. Даже воздух вокруг казался тяжелым, тягучим, с примесью железа и горечи, оседающей на кончике языка. Лиса поначалу скорее услышал, чем увидел: с поляны раздавалось хриплое загнанное дыхание с булькающей жижей в легких, словно смеялся кто-то жутким смехом в темноте - ха-а, ха-а, ххха-а. Глаз фэйри не успевает отследить молниеносное движение, сам он едва успевает инстинктивно вскинуть руки в защитном жесте и отшатнуться назад, как его плечо пронзает острой болью.

Сдавленно охнув, тивад скосил глаза на звериную пасть, острые зубы которой крепко впились в его конечность. Гуймихо походил на человека все меньше и меньше, сейчас внешне он напоминал больше обезумевшее животное. Из вытянувшейся пасти капала чужая кровь вперемешку с черной жижей, а глаза горели инфернальным огнем. Над поляной повисла тишина, прерываемая только шумным дыханием. Джун стиснул зубы, ощущая, как боль огнем расползается по руке, посылая импульсы по нервным окончаниям. Плечу стало мокро и холодно, ткань быстро пропиталась кровью.

Фэйри скосил глаза на Лиса, стараясь не совершать резких движений, потому что что-то подсказывало ему, что такие челюсти запросто могут перекусить и горло. Если уж залечить плечо в принципе не представлялось сложным благодаря его способностям, то оторванная голова вносила небольшие коррективы в эти планы. Без головы жить-то в принципе можно. Но недолго и не совсем счастливо.

- Ещё…

- Так, приятель, - Джун свободной рукой полез в карман, морщась от челюстей, сдавливающих его плечо. - ты уж прости, но я против того, чтобы меня ели. Отравишься еще не ровен час. Хотя да, куда больше... - пробормотал, разговаривая скорее сам с собой, чем обращаясь к Лису. Вряд ли тот сейчас его понимал. Однако в чужих глазах безумия поубавилось, а на хвостах загорелись огоньки. - Ты уж прости, - продолжая говорить так же спокойно, тивад прицепил два талисмана на спину Гуймихо, и те тут же вспыхнули ярким голубым, едва не ослепив. Тьма зашипела, завопила сотней разных голосов, рванулась, не желая расставаться с таким восхитительным сосудом, но амулеты прекрасно справлялись со своей работой, впитывая негативную энергию в себя. Единственный минус этих бумажек был в том, что вместе с этим они впитывали вообще любую энергию. Соответственно, захватывали часть силы лиса и тивада.

Тьма затихла, растворилась, оставляя после себя чернильные разводы и запах сажи в воздухе. Опасность, кажется, миновала. По-крайней мере, на это очень хотелось надеяться. Фэйри уже успел пожалеть, что отправил этого чертового лиса сюда. Челюсти наконец разжались, выпустив его из опасного захвата. Джун, выдохнув от очередной болезненной вспышки, с тревогой заглянул в чужое лицо, пытаясь отыскать там признаки разумности и прежнего сознания. Что делать, если пострадавший это самое сознание сейчас тут и потеряет, - ибо похоже был близок к этому, - он пытался не думать.

Отредактировано Джун Нин (2020-03-25 15:44:20)

+1

18

Теперь, когда тьма отступала, гонимая прочь возвращающимся сознанием лиса не без колоссальной помощи талисманов Джуна, Гуймихо начинал более трезво оценивать происходящее. И он ощущал себя грязным, чертовски грязным, словно он прошёл голышом через толпу зевак, каждый из которых коснулся него минимум десяток раз своими покрытыми сажей руками. Испуганный огонёк внутри горел как-то неуверенно, будто боясь, что его снова потушат.

- Ох, и натворил я дел…
- не очень внятно сначала проговорил лис, возвращаясь к человеческому облику. Девятихвостый попытался натянуть обратно прежнюю улыбку, но весь его вид говорил о том, насколько ему было плохо. Его слегка потряхивало и знобило как от сильной простуды, а взгляд был слегка затуманенным.

Гуймихо пошатнулся, но нашёл опору в виде стоящего за спиной обуглившегося мёртвого дерева и сполз по нему на землю. Теперь он хотя бы мог не думать о том, как сохранить равновесие, а спокойно собирать расползшиеся мысли в организованную кучу.

- Кто бы мог подумать… - бормотал лис, зажмурившись как от сильной головной боли, - …кто бы мог подумать, что эта дрянь окажется сильнее. Нет-нет, я точно должен был её поглотить.

Холд начал щупать складки кимоно в поисках трубки и мешочка с травами. Те чудом не потерялись, и Гуймихо дрожащими руками набил трубку табаком и судорожно закурил. То ли затянулся слишком сильно, то ли дыхание ещё не восстановилось после произошедшего, но лис поперхнулся дымом и зашёлся кашлем вперемешку с сиплыми ругательствами.

- Хорошая у тебя кровь, тивад, - вторая затяжка пошла легче, и девятихвостый поднял наконец взгляд на стоящего рядом юношу, - чистая она у тебя. Для существа, соседствующего с такой силой.

Гуймихо снова опустил взгляд, глядя на исщербленную когтями землю и свои оставшиеся звериными покрытые белой шерстью ноги. Последние капли магии ушли на маленький огонёк, чтобы закурить, и вернуть их прежний вид пока не представлялось возможным. Мужчина раздражённо фыркнул, раздосадовано прижимая уши к голове.

- Надеюсь, не сильно я тебя..? Ты это, прости, да, - негромко продолжал бормотать лис, раскуривая трубку. Его мысли были отнюдь не здесь, они обитали в злополучной пещере и складывались в размышления о том, как заполучить треклятую печать вместе с сокрытой в ней силой. Да, Гуймихо точно сюда вернётся, набравшись сил и решимости. Вечноголодный огонёк внутри требовал преподнести эту тьму на блюдечке в готовом к употреблению виде. Желательно вместе с молодым тивадом на десерт.

С шумным вздохом мужчина поднялся на ноги, прикрывая на несколько секунд глаза. Мир вокруг пустился в круговой пляс, а руками стало вдруг невыносимо холодно.

- Я твой должник, Джун Нин, - горько усмехнулся девятихвостый и сделал несколько осторожных шагов вперёд. Если бы не вовремя выхваченный меч в ножнах, который послужил отличной опорой, лис бы благополучно свалился на землю, но лишь покачнулся в итоге.

+1

19

Джун внимательно наблюдал за происходящими переменами с лисом, готовый обороняться или бежать, на случай, если талисманы не сработают. Видимо, сегодня госпожа удача была на его стороне. Обошлось. Постепенно беловолосый становился больше похож на себя прежнего, теряя те жуткие звериные черты, и теперь, заляпанный в черной жиже и его крови, он выглядел откровенно говоря паршиво. Наверняка и ощущал себя так же. Джун знает, Джун помнил те ощущения, когда проклятье впервые забралось не только в его голову, но и проникло отравленным ядом в тело, едва не сведя тивада с ума в прямом смысле. Муражки пошли по коже от этого воспоминания, и парень поежился, отгоняя мысли прочь. Он уже научился ставить стены, и вкрадчивый шепот ощущался уже не таким страшным, как раньше. А вот такие неподготовленные, как этот лис, запросто могли стать жертвой печати - чудо, что выжил вообще.

Он там что-то про свет бормотал?..

- Надеюсь, не сильно я тебя..? Ты это, прости, да.

Лекарь отстраненно взглянул на собственное подраное плечо, все еще кровоточащее и ноющее от боли - он даже успел забыть о нем на несколько секунд.

- Все в порядке, - безразлично отозвался он, присаживаясь на землю и осторожно приспуская рубашку, чтобы оголить плечо. На коже четко проступали следы острых зубов, слегка рваные, но не сильно глубокие ранки, заполненные кровью. Удивительно, что руку не отгрыз такими усилиями, вполне мог, с такими-то сильными челюстями. Ладонь второй руки загорелась зеленоватым, когда тивад направил магию в нее, сосредоточившись. Кончики пальцев слегка покалывало. Он накрыл пострадавшее плечо этой ладонью, чуть морщась от болезненных ощущений, но постепенно боль сходила на нет, а через минуту и вовсе затихла. Кровь он остановил, дома нужно будет осмотреть рану внимательнее, сейчас было не до этого.

- Ты сам-то как? - повернулся он к лису как раз в тот самый момент, когда девятихвостый попытался встать и едва не рухнул. Джун поспешил придержать его. - Можешь не отвечать, вопрос был риторическим, - хмыкнул, закидывая его руку себе на плечо. - Давай-ка, только не отключайся мне тут. Доберемся до дома, там я тебя подлатаю. Давай-давай, один я тебя не дотащу, - тушка была определенно тяжелой, и фэйри старался не думать о том, как будет волочить ее, если лис все же отключится прямо сейчас.

Путь до хижины показался вечностью, передвигались они в час по чайной ложке, но когда показалась знакомая крыша, Джун Нин облегченно выдохнул. Втащил Гуймихо внутрь, едва не споткнувшись об тревожно мяукающего кота, и затащил в гостиную, усаживая на кушетку.

- Так, - выпрямился, поморщившись от занывшего плеча, и окинул пострадавшего взглядом с головы до ног. - Тебе не помешало бы привести себя в порядок, в таком виде далеко не уйдешь. Наберу тебе воду, - еще раз заглянул в глаза, проверяя степень сознательности, и скрылся за дверью, где находилась крошечная ванная комната с квадратной небольшой ванной. Спустя пару мгновений оттуда послышался шум набирающейся воды, и вернулся сам Джун.

Ванная

https://i.pinimg.com/564x/e2/ad/1c/e2ad1c1f081a84ebb44c4faf222c62c0.jpg

0

20

Гуймихо и ухом повести не успел, как вдруг у него появился дополнительный источник опоры. Лис не мог не улыбнуться такой заботе со стороны малыша-тивада, а его тело, почувствовав поддержку, решило тут же начать сдавать обороты и попыталось полностью положиться на Джуна. Мужчине пришлось приложить неимоверные усилия, чтобы заставить ноги держать всю остальную тушу и не переваливать весь свой вес на плечи целителя.

Всю дорогу Гуймихо ощущал себя работающей на последнем издыхании машиной, ему словно не хватало внутреннего тепла, пламени, а потому конечности двигались с большой неохотой, а голова не соображала от слова совсем: перед глазами после каждого шага всё плыло, а бормотание Джуна сливалось в единый поток. Интересно, именно так люди ощущают себя в моменты опьянения? 

Девятихвостый снова вышел на волну реальности, когда ощутил под пятой точкой кушетку. Та казалась мягким диваном по сравнению с сырой землёй. Гуймихо приоткрыл один глаз, выискивая взглядом Джуна. Напасть сейчас и, отбросив все эстетические принципы, загрызть как обычный дикий зверь? А хватит ли сил? Холд сглотнул слюну. Потрёпанный тьмой лис против покусанного уставшего целителя… Такая себе перспектива.
«Где твои манеры, старый лис? Собираешься сожрать того, кто вытащил тебя за шкирку с того света», - противно застучал по черепной коробке голос разума, заставив Гуймихо тяжело вздохнуть и подняться с казавшейся такой удобной кушетки. Огоньки пробежали по его телу, но они всё ещё были недостаточно сильными, чтобы очистить до конца осквернённое тело.

Грязные лапы цокали по полу когтями и оставляли на полу мокрые следы, будто по дому Джуна прогуливалась огромная псина. Да уж, помыться не мешало – шерсть, где только это возможно было, оказалась заляпана грязью, кусочками мёртвых растений  и остатками проклятой чёрной субстанции из пещеры. Кроме того, Гуймихо отчётливо чувствовал катящийся по спине ледяной пот – его всё ещё знобило, телу явно не нравилось то, куда влез его хозяин.

Двигаясь на автомате, лис не заметил, насколько быстро Джун вернулся из другой комнаты и едва не столкнулся с ним.
- Слушай, у тебя есть что-нибудь, что можно зажечь? Свечи, ненужные бумаги, да всё, что угодно. Мне нужен огонь,  - девятихвостый был не очень уверен в своей дикции, но старался изъясняться максимально понятно.

+1

21

Джун, отвлекшийся на какие-то свои мысли, едва не налетел на лиса, столкнувшись с ним в коридоре, но вовремя отпрянул, успев на мгновение испугаться. И как тот находил силы двигаться и вообще на ногах стоять при таком его состоянии? Его откровенно штормило и шатало из стороны в сторону, того и гляди завалится прямо тут. Парень поджал губы, не испытывая никакого удовольствия от мысли, что ему опять придется практически на себе тащить далеко не маленькую тушку.

- Огонь? - растерянно моргнул, уставившись на Гуймихо, затем встрепенулся, явно вспомнив о чем-то, засуетился. - Да, одну минуточку! Идем, - потянув лиса за собой, он ломанулся на кухню, полки которой были заставлены всякого рода барахлом. Порывшись немного, Джун выудил из-под кипы бумаг продолговатую коробочку и открыл. В рядок аккуратно лежали свечи из черного воска, которые он часто использовал во время медитации. Выудив сразу несколько и порывшись на столе в поисках спичек, целитель зажег на них пламя и нерешительно замер перед лисом, протягивая их ему.

Он не совсем понимал, что тот собирался делать с этим огнем, но раз надо, то... надо. Задавать лишние вопросы в таком состоянии было ни к чему. Они прекрасно могли поговорить потом, когда оба  придут в себя и позаботятся о ранах.

К слову о них, плечо все еще требовало вмешательства, и Джун, только сейчас это осознавший, неприятно поморщился, пододвинул стул и опустился на него. Отодвинул ткань ханьфу, скептично осматривая рваные следы с кровоподтеками от зубов холда - кусанул тот знатно, оставалось порадоваться, что кости не перекусил. Сращивать их пришлось бы долго и мучительно, даже при помощи магии.

- Там вода, если что, набралась, - пробормотал, кончиками пальцев, которые охватило зеленоватое свечение, касаясь пострадавшей конечности и вливая в себя магию капля за каплей. Боль постепенно утихала, кровь останавливалась и подсыхала, а ранки прямо на глазах начинали затягиваться. После лечения от них не останется и следа. - Если нужна моя помощь, только скажи, - Джун окинул мужчину взглядом, скорее профессионально окидывая возможности оного, а не с каким-то пошлым подтекстом. Он в самом деле переживал, сможет ли тот справиться сам и не отрубится ли где-то в процессе.

+1

22

Гуймихо едва не растянулся плашмя на полу, когда его потянули за рукав. Такой прыти от Джуна он точно не ожидал, благо, вовремя зацепился лапой за дверной проём и не потерял равновесия. Пока лис собирал себя в осознающую себя в пространстве кучу, шустрый тивад уже успел найти свечи, зажечь их и сунуть их в руки девятихвостому. От вида весёлых огоньков на душе стало гораздо теплее и спокойнее. Близость к родной стихии помогала восстанавливать силы гораздо быстрее, хотя лис бы предпочёл проспать несколько часов радом с огромным трещащим и плюющимся искрами костром.

- Спасибо, - буркнул Гуймихо, чуть ли не прижимая свечи к груди. Капля воска скатилась вниз, застывая на пальцах холда, но такая лёгкая боль была даже полезна в данный момент. Мужчина покосился на латающего собственные раны Джуна и тихонько фыркнул.

- Ещё раз извини за укус, - он поспешил отнести свечи в ванную комнату – не хотелось смотреть на собственные ошибки. Сейчас важнее расставить источники пламени в каком-то только лису понятном порядке и поскорее упасть в тёплую воду.

Тяжёлая запачканная грязью и кровью ткань одежд девятихвостого упала на пол словно тряпка. «Надо будет сжечь, как только доберусь до своей комнатушки», - подумал Гуймихо, забираясь в ванную. С лисьими неустойчивыми лапами это было не очень просто и пришлось повозиться. Помесититься целиком было тоже трудной задачей, так что лис был вынужден стоять на коленях. Первым делом он взял небольшой деревянный ковшик и, зачерпнув воды, попросту вылил её себе на голову, жмурясь от капель, норовящих попасть в глаза. Эту процедуру пришлось повторить несколько раз, чтобы волосы холда наконец полностью намокли, а мысли прояснились.

- Уфф, - тяжело выдохнул Гуймихо, уткнувшись лицом в раскрытые ладони и растирая по щекам живительную влагу. Нет, в таком виде с горы он точно не спустится, разве только кубарем. Осталось надеяться, что Джун разрешит ему хотя бы несколько часов поспать в своём доме. А не разрешит… ну, жалко будет есть прыткого тивада.

Когда свечи почти полностью догорели, а вода в ванне остыла, из неё выбрался уже мокрый насквозь зверь – с трудом, но лису удалось склонить чашу весов в сторону одного полноценного облика. Лучше ходить на четырёх лапах, чем на двух неполноценных. А ещё Гуймихо безумно не хотелось надевать обратно грязную одежду, которая теперь годилась только на тряпки. Девятихвостый хорошенько отряхнулся, оставляя на стенах капли воды, но это всяко лучше, чем с него будет течь в три ручья. Сушить себя магией сил не было.

Схватив зубами свои вещи, зверь вышел из комнатки и направился в угол гостинной, чтобы бросить их там на манер подстилки. А затем он вопросительно уставился на Джуна, словно спрашивая разрешения улечься.

0


Вы здесь » Dark Tale » Личные главы » [14.04 ЯС] Хозяин медной горы