Многие знали её, в славе - сила её; твари, монстры, чумные псы да крысы сбегались к ней со всех углов, со всех эшафотов, ища защиты и крова - не он первый, не он последний узнает её в лицо. Вот только это лицо она показывать не готова.
(c) Жимолость

Тень смеётся глухо, отчаянно, стуча зубами о зубы и впиваясь лопатками в целое ещё стекло. Их не двое здесь — трое. Primum non nocere тебе в глотку, кровожадный кусок дерьма. Возьми себя в руки, дыши, дыши, дыши, говорю. Ты живой, а она — мёртвая, мертвее всех, и нет её здесь, и быть не может.
(c) Тень

Не дошел бы он до дому. И до Фитцроя бы не дошел. Никуда бы он не дошел; расправил бы черные крылья, разбросал бы черные перья, разметал бы черные клочки да по черным закоулочкам - и остался бы в черном пакете, получив в белый лоб черную пулю.
(c) Жимолость

Нет, господин Доджсон, ничего, всё в порядке, спасибо за беспокойство, и вам тоже самых мирных снов. Кошмарных снов о ваших мёртвых, скрежещущих зубами у порога дочерях, господин Доджсон. Нет, вам, должно быть, послышалось. Рад был увидеться. Очень, очень рад.
(c) Тень

Люди с дырявыми мозгами щемятся в переулки и помойки, захлопывают створки, щёлкают замками, как собачьими челюстями; Предместье хохочет утробно, слышно только детям, как она ловко подменяет улицы, личности, реальность.
(c) Ярогора

— Отпусти, — шипит он с голодной улыбкой и знает: выдрать из деревянных внутренностей стула его дрянную спинку так же просто, как очистить от лишних костей да мяса чужой хребет. Непропорционально, неправильно длинный.
(c) Тень

Когда они вырезали целые селения язычников, никакой полк не соглашался ночевать вблизи: все чаянно верили, что после смерти люди, отказавшиеся от Бога, ходят демонами несколько ночей, и шепчут. Шепчут. Сжимают руками головы живых и давят, могут так до самой церкви висеть «терновым венцом». С язычниками всегда ходит что-то ещё.
(c) Ярогора

Больничный запах увивался за ним, словно пёс, разнося характерный аромат лекарственных настоек пустыми коридорами Башни.
(c) Артур Райнер

Говорят, что этих ненастоящих звёзд столько же, сколько холдов есть в мире. Банально, но кто знает, а ну как правда? Во время любых катаклизмов, говорят, звёзд и вправду становится меньше. Она, по счастью, не застала...
(c) Лидия

Шейли выскочила наружу первой, через черный вход, решив не признаваться себе, что она только что начала и выиграла у Лидии гонку "кто доберется до улики первой".
(c) Тина Шейли

Вилкой с изогнутыми зубьями Лира царапает на сколотой грани стола созвездие; ее брови чуть сведены вместе, выражая то ли крайнюю степень сосредоточения, то ли просто желание немного подумать.
(c) Лира

Она ведь тоже убивала. Не мечом. С любовью, по-матерински, по-сестрински мягко - "я помогу", "я разберусь". "Я знаю, где-то есть из этого выход, потерпи еще разок, станет легче".
(c) Софья Раневская

...Всё было бы проще, если бы такие бланки можно было печатать на двух разных листах, но закон есть закон, и Хцио следовал его букве безукоризненно. И с небольшим удовольствием.
(с) Хциоулквоигмнзхах

Дыхание монстра позади говорило о том, что некоторые блага человеческой жизни (вроде зубного порошка или, на худой конец, зубочисток) до низших форм будут идти еще очень, очень, очень долго.
(c) Жимолость

Она ведь этого хотела. Искала. Ждала. Чтобы в мире появилось хоть что-то, способное её сломать. Сломать, чтобы выпустить на свободу. Но что теперь, Ярогора? То, что должно было тебя сломать — сломало. Но оказалось, что освобождать некого.
(c) Ярогора

Ешь меня, отрывай еще и еще — и служи до последней капли кипучей крови, пачкай руки грехом убийства, разврата, алчности. Чужие руки, чужой грех. Руки Яги чисты, белы и пахнут молоком и хлебом.
(c) Жимолость

Спонтанный крик или дёрнувшаяся рука может произойти в любой момент и сломать всё, что готовили несколькими днями. Поэтому они пьют. Много. Хорошо. И жуют опустелую траву.
(c) Ярогора

И Валденская Католическая ей, конечно, чужая. Не Исаакиевский, и даже не Лютеранская на Невском - скорее реплика настоящей церкви, последняя, отчаянная попытка зацепиться за начитанное в реальности писание. Ждать и верить в Христа там, где его очевидно нет - глупость. Так посмеиваются над верующими в Башне, и Раневская только смущенно улыбается - "глупость, верно", и ей совсем не хочется спорить.
(c) Софья Раневская

Интересно, а подпадают ли сказочные вампиры под понятие "нежить"? Чтоб нет-нет да и сказать Джо так лениво — "Изыди!", и тот, захлопав перепончатыми крыльями, с воплями уносится в адские кущи...
(c) Артано

Крапинка ответственно понюхал буклетик. И так же ответственно отложил в сторонку, больше интересуясь своим новым снаряжением. В конце концов настоящим героям не нужны никакие инструкции, тем более если эти инструкции такие непонятные.
(c) Крапинка

Читал утренние письма дома, в тайне от коллег, и только после этого покидал жилище — такова стратегия выживания управленца высшего звена. Да и молиться на рабочем месте неудобно.
(c) Тайб

Такое по-детски простое описание всего, что давит в груди (”не виновата!”), кажется святотатством. Дьявол кроется в деталях.
(c) Жимолость

— Извините, миледи, что не в яблоках, — язвит Ярогора в ответ, — но ты это сожрёшь, — заканчивает разговор.
(c) Ярогора

Её тянет просто опуститься на колени здесь и сейчас, и будь что будет – но вместо этого она опирается кончиками пальцев на столешницу, ища поддержки, и делает то, что должно.
(c) Тина Шейли

Назад дороги больше не было. Он сбежал от себя в Сказку. Теперь будет бежать от себя к Смерти. Дальше бежать некуда.
(c) Артано

Так, у тебя восемнадцать бойцов. Выдели мне четверых, кто имеет хоть какой-то опыт боевых действий. Которые не побегут при виде волка и не спутают рожу чудовища с моей.
(c) Гиль-Камиль-Каар

Сказки есть сказки, и неважно, сколько в них правды – однажды разумные существа берут какой-то факт, навешивают на него мишуру и вуаля! Готовая сказка на блюдечке.
(c) Гиль-Камиль-Каар

Есть такая вещь — красота. И если бы Гекльберри попросили придать этому понятию какой-нибудь приятный визуальный образ, ещё вчера он бы назвал Синтию с обложки Стальных Монстров июля 1998 года.
(c) Гекльберри

Март был Петербуржский, с давящим, низким серым небом, снег таял коричневыми разводами слякоти. А год назад на ветках уже цвели почки; Сказка непредсказуема.
(c) Софья Раневская

Поэтому он решил заявиться к звездочету в гости, - нет, не так как он обычно "ходил в гости", - а вполне официально и миролюбиво. Через дверь.
(c) Каминари

- Помимо гаданий и предсказаний судьбы, я также могу заглядывать в прошлое, относительно недалекое, и видеть те события, при которых присутствовал… кхм… этот ботинок, - гадалка жестом указала на изделие из коровьей или не очень кожи.
(c) Аншара

Это же подумать только, в Сказке живет белый пушистый пес размером с некоторые домишки, у него есть своя собственная роща с десятками песиков поменьше и игрушками, а Шадани об этом ни сном, ни духом!
(c) Шадани

Кому вообще понадобились чугунные деньги? Для чего их использовать? Покрыть пол по новомодному дизайнерскому веянию? Или вскоре чугун подскочит в цене и станет дороже золота?
(c) Ариадна

Запах крови ударяет в нос. Эреда закрывает глаза, втягивая этот аромат, пытаясь наполнить им каждый бронх. Не свежая, но тоже бодрит. Она ведома этим. Движется, словно хватаясь за незримую алую нить.
(c) Эреда

Но иногда случаются моменты просветления и монстры пробуют взять обстоятельство в свои лапы. Или же зубы, как это предпочитает делать Зэнхи.
(c) Зэнхи

путеводитель сюжет нужные гостевая правила о мире роли магия расы внешности
❖ В Предместье неспокойно. Монстры — разумные и не слишком — недобро поглядывают на местных, принадлежащих к другим расам. Поговаривают о нескольких случаях нападения. Въезд в Предместье временно запрещён Гильдией Стражей.
❖ Творцы подали спорное прошение о постройке на месте Валденского рынка загадочного сооружения. Сами авторы спорного проекта не уточняют его целей и таинственно отмалчиваются. Сооружение сложной формы из бумаги высотой с пятиэтажный дом может быть возведено в Валдене к следующему году.
❖ На фермах выросли потрясающих размеров сливы — к несчастью, произошло это прямо на границе между грядкой господина Ръо и госпожи Хопли-Допли. Споры не стихают уже вторую неделю. (подробнее...)
Июль года Лютых Лун
❖ Две луны продолжают вырастать над Валденом каждую ночь; с бледно-голубоватого их цвет сменился на кроваво-красный. Участились осадки: тяжёлые ливни заливают столицу и её окрестности.
❖ Монстры бродят по дорогам между поселениями. Не рекомендуется выходить из дома без крепкого зонта и базовых представлений о самообороне.
❖ Бестии могут чувствовать себя слегка некомфортно. Судя по последним вестям из Латт Свадже, они слышат некий зов, но пока не понимают, куда именно он зовёт и каково его происхождение.

Dark Tale

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Dark Tale » Архив эпизодов » [30.05 ЛЛ] Q: Кости на мостовой


[30.05 ЛЛ] Q: Кости на мостовой

Сообщений 31 страница 35 из 35

31

Когда Киса подходит к Делириуму Тременсу, на его лице мгновенно отпечатывается уже привычное вам отвращение. И всё-таки, он ждёт. Позволяет закончить. Стискивает губы, сжимает руки в кулаки, но смотрит прямо, безотрывно и пронзительно — так, будто всё ещё надеется на положительный ответ.

Может быть, и вправду надеется. Но положительного ответа не следует.

И Делириум Тременс злится.

Вы чувствуете это снова. Так же, как в первый раз. Сначала становится сложно дышать, будто к горлу подступает тяжёлый, нашпигованный дымом и горечью комок. А потом вы понимаете: сейчас вас обеих убьют. Вот так просто. Вы осознаёте это с абсолютной ясностью: Делириуму Тременсу действительно ничего не стоит вас прикончить.

Пожалуй, вам становится страшно. Кисе — потому что совсем скоро она присоединится к своему отцу. Лидии — потому что помирать, чёрт возьми, никому не хочется. Это простой, очень понятный, в чём-то даже банальный страх.

И — этот страх исчезает, стоит только Лидии Оливиоли произнести одно слово. «Судьба».


ЛИДИЯ ОЛИВИОЛИ

Кажется, что Делириум Тременс увидел призрака. Он смотрит на тебя так, как дети (ты слышала эти истории много раз) смотрят на того странного дедка в усыпанной снегом шубе и мешком подарков за плечами. Ты сказала что-то очень важное, очень ценное и очень значимое для Делириума Тременса. Для кого-то из них.

— Ты...

Тременс выдыхает и прикрывает глаза. Впервые за всё это время ты осознаёшь, насколько редко он вообще моргает. Наверное, духам нет смысла размениваться по таким мелочам.

— Ну конечно. Не могла ведь она просто оставить меня, правда?

Смех Делириума Тременса — короткий и хриплый. Так смеются древние существа — и на долю секунды кажется, что сейчас страх вернётся с новой силой. Но ничего не происходит. Когда Тременс вновь смотрит на тебя, то говорит медленно и вдумчиво, будто каждое слово требует от него максимальной концентрации и причиняет сильную боль:

— Ты найдёшь для меня контрактора. Неважно, кого: любого, кто согласится заключить со мной договор. Ты приведёшь его ко мне, а потом — поможешь вернуться к ней.

Делириум Тременс произносит последнее слово — и исчезает.


Точнее сказать, его тело остаётся на месте: вместе с галстуком, жилетом и недюжинным ростом. Но вы с лёгкостью понимаете, что это — совсем не то существо, что готово было избавиться от вас во мгновение ока.

Господин Тременс хватается за голову, делает пару шатких шагов назад, сбивает со стола чашку неосторожным взмахом руки и тихо стонет, когда шум осколков пробивается сквозь окружающую вас тишину.

— Пожалуйста, помогите мне, — говорит он очень тихо. А потом добавляет чуть громче, по-прежнему не поднимая на вас взгляда: — Пожалуйста. Пожалуйста. Пожалуйста.


КИСА МЯУ-КУСЬ

Как только от присутствия другого духа не остаётся и следа, Макс появляется в поле твоего зрения. Он разводит длиннющими руками и склоняет набок тупую волчью башку. Кажется, его до сих пор немного потряхивает: как после поездки от Валдена до Мираэля с дерьмовым извозчиком. Или от страха. Второй вариант почему-то кажется тебе более вероятным.

Техническая информация

» Дух исчез. Прямо сейчас перед вами предположительно находится настоящий Делириум Тременс, представитель отдела займов Гильдии Торговцев.

» Если подсчёты Лидии верны, через минуту-другую из Гильдии Стражей прибудет отряд быстрого реагирования.

» Лидия Оливиоли одержима. Она знает, что должна найти контрактора для духа, который называет себя Делириум Тременс. Это абсолютно искреннее желание, идущее из самой глубины души. Это необходимо сделать в ближайшее же время. В том случае, если подходящее существо не удастся найти и привести к Делириуму Тременсу в течение следующих трёх дней, Лидия Оливиоли сама попытается приобрести специализацию контрактора. В том случае, если дух, называющий себя Делириумом Тременсом, погибнет, Лидия Оливиоли покончит жизнь самоубийством.

[icon]https://i.imgur.com/eseCE5b.png[/icon][nick]Делириум Тременс[/nick][status]hlep[/status]

+4

32

Этот парень куда больше похож на того Тременса, в лавку к которому она и шла этим утром. Этот Тременс хнычет, не контролирует собственные конечности и выглядит максимально жалко. Наверное, надо ему помочь.

Её профессионализма на это не хватает.

Лидия сжимает порезанную руку, откидывается на спинку стула, запрокинув голову к потолку, и медленно выдыхает через сжатые губы. Бессмысленная попытка освежить голову. Значит, дух? Значит, контрактор?

Инстинкты требуют прижать Кису к ближайшей стене за шею, может быть, выколупать ей глаза в целях, ну, устрашения. Заставить девчонку немедленно принять любые условия Тременса: впустить к себе нового духа, жрать людей, принести две тысячи лайнов к третьей лавке в парке к семи вечера – плевать. Всё, что тот захочет. Это совершенно нездорово, не нужно быть большого ума, чтобы это понять, и Лидия дышит спокойно, пытась обуздать это неестественное, навязанное желание.

Нет, Тременс заслуживает лучшего.

Эта мысль ничуть не здоровее, но с ней, во всяком случае, можно работать. Лидия позволяет себе усталую ухмылку: в голове начинает вырисовываться план.

***

Сильва уже здесь. Смотрит с любопытством, мнёт в руках листок с посланным ей вингом, звенит каким-то своим учёным барахлом в сумке. Сильва... подойдёт, несомненно подойдёт. Она далеко не идеальна, она слишком слаба, и раз в пару секунд Лидия начинает даже сомневаться в своём решении, тут же одёргивая себя. Подойдёт. Сказала же.

– Пройдёмся ещё раз, госпожа Оливиоли. В чём мой интерес?

– Ваш? Сугубо научный. Мне казалось, это ваш профиль.

– А ваш? – Сильва достаточно проницательна, чтобы не поддаваться на этот внезапный подарок вот так уж просто. Впрочем, и Лидия не особенно скрывается.

– Привести к нему лучшего контрактора, которого он заслуживает, – она поджимает ехидно губы. – Вы стали лучшим из моих кандидатов.

– Мы не сможем проводить необходимые нам исследования на территории Гильдии Стражей...

– Мы не можем выпустить его отсюда. В качестве компромисса можем предоставить отдельную комфортабельную камеру со всеми необходимыми удобствами. Но под постоянной охраной.

Сильва сомневается недолго. Очевидно, что на подобные условия она в принципе и рассчитывала.

– Идёт.

+2

33

Место, в котором содержат Делириума Тременса, хорошо оборудовано. Тень распорядился, чтобы руны в этой камере как следует обновили перед тем, как посадить сюда бедолагу с опасным духом в голове. Прямо сейчас они сковывают его магию, не позволяя ей вырваться наружу, но в любой момент это можно изменить. В любой. Тебе стоит всего лишь обратиться к любому из представителей охраны.

Так или иначе, тебе придётся сделать это, чтобы Сильва смогла заключить контракт. Но не теперь. Ещё слишком рано.

Интерес в её глазах очевиден. Сильва смотрит на тебя в упор, пока раздумывает — недолго — и улыбается улыбкой гения. Или, скорее, смертника? Ты не можешь сказать наверняка.

Когда она подходит к дверям камеры, ты отчётливо ощущаешь, как начинает бурлить в венах кровь. Тебе хочется этого. Хочется покончить со свербящим ощущением в голове, ногах и под ложечкой, хочется дать Делириуму Тременсу — точнее, тому, кто по несчастливой случайности оказался заперт внутри — желаемое. Сейчас.

По твоей команде охрана ослабляет защиту в камере — не окончательно, только совсем немного. Этого недостаточно, чтобы Сильва могла войти в контакт с духом. Однако такого расклада определённо хватит, чтобы она сумела присмотреться. Оценить свои шансы. В конце концов, ты ведь не хочешь отдавать Тременсу порченый товар?

Сильва действительно присматривается. Устремляет за прутья клетки внимательный взгляд светлых глаз — и вдруг округляет их, закусывает губу, застывает на месте. Смесь восторга и ужаса написана на её лице достаточно ярко. Истрескавшиеся губы Тременса ухмыляются ей в ответ.

— Фаланга, — говорит она. — Его имя — Фаланга.

Эти слова отдаются у тебя в голове чем-то вроде приятного, едва различимого треска. Как глотнуть воздуха после минуты, проведённой под водой. Как шагнуть к камину после нескольких часов под тяжёлым снегопадом. Тебе хорошо.

— Легендарный дух, — продолжает тем временем Сильва. — Опасный. Очень сильный. Начинающему контрактору с ним не совладать, но... — Она хмурит брови, и уголки её рта медленно ползут вверх. — Я справлюсь.

Ты чувствуешь облегчение.

— Я справлюсь, — повторяет Сильва. — Выпускайте.
[icon]https://i.imgur.com/8A6IeKy.jpg[/icon][nick]Сильва[/nick][status]veni. vidi[/status]

+1

34

Сильва берётся, и это хорошо.

Лидия ещё раздумывает – совсем немного, с лёгкой и совершенно бессмысленной ревностью – стоит ли действительно доверять всё это именно Сильве, но, в общем-то, иных достойных нет. Были, но – ярость, ярость, ярость, изнутри пробивается четыреждыблядская ярость, легко усмиряемая чужим, навязанным блаженством – но Хейзел больше нет.

Это не те эмоции, которые стоит сейчас испытывать. Это не заботит Лидию на самом деле, но это неправильно, так быть не должно! Несоответствие грызёт её изнутри, раздражает и мешает наслаждаться этим заслуженным покоем: контрактор найден, контрактор отлично подходит!

– Выпускайте, – отмахивается Лидия, запоздало замечая, что ногти на этой руке сгрызены чуть ли не до первой фаланги. Замечает, и забывает тут же. – Мой приказ.

+2

35

ЛИДИЯ ОЛИВИОЛИ

Ещё до того, как в тишине звучат нужные слова, ты понимаешь: всё закончилось. Наконец-то. Именно в этот момент на плечо тебе ложится мягкая, аккуратная, невидимая рука.

— Вот как, — говорит та, что стоит за твоей спиной, когда перед Сильвой открывается дверь.

Дверь открывается, и ты чувствуешь это. Силу. Тяжёлую, налившуюся энергией мощь древнего существа, выпущенного наконец на свободу. Но даже так — ты знаешь, что Делириум Тременс — Фаланга — и вполовину не так силён, как мог бы быть в том, родном для себя мире. Как хорошо, что он заперт в этом. Как хорошо.

Его чары рассеиваются медленно, как слой густого дыма, вяло текущего из печной трубы. «Вяло» — очень верное слово. Ты вяло наблюдаешь за тем, как Сильва делает шаг вперёд по направлению к Делириуму Тременсу. Вяло смотришь, как тело Делириума Тременса оседает на каменный пол камеры, как от него отделяется нечто: долговязая фигура, исходящая мелкой рябью в полумраке темниц. В тебе нет страха, хотя бояться, пожалуй, следовало бы.

Ты понимаешь, что в теле Делириума Тременса совсем не осталось костей.

— Вот как.

Голос звучит совсем близко; она почти соприкасается прозрачными губами с твоим ухом и улыбается смешливо, пока Сильва умирает. Пока все они умирают. Мягкое прикосновение Фроа к твоему затылку открывает тебе взгляд на чужой мир, на мир духов: ты видишь, как чья-то кошмарная, распахнутая голодом пасть глотает их заживо. Всех семерых, раньше принадлежавших Сильве, а потом — и её саму. Вытягивает из неё жизнь, словно лимонад из трубочки, и обретает форму. А потом — устремляется ввысь.

На какое-то время ты чувствуешь, что за твоими плечами стоят двое. По правое — Фроа, по левое — её дух, не больше, чем Фаланга одного из её пальцев, указующий перст, один из множества верных советников.

— Я изгнала его за непокорность, — шепчет Фроа, мягко перебирая пальцами твои волосы, — за алчность, стяжательство, вечный голод; а ты вернула его ко мне. Вот как.

Ты не знаешь, что произойдёт в следующий момент. Она может снести тебе голову одним движением ладони или стать перед тобой на колени в благодарном поклоне — с равной степенью вероятности. Ты не знаешь.

— Видно, он очень сильно хотел вернуться. Много смертей. Много голода, много, ещё больше, чем раньше. Нашёл способ вернуться домой. — Ты чувствуешь её дыхание. Близко. — Видно, так тому и быть.

Ты молчишь. Силуэты за твоей спиной растворяются в воздухе.


КИСА МЯУ-КУСЬ

Ты возвращаешься к госпоже Тельман на следующий день, с пустыми руками — по крайней мере, так тебе кажется на первый взгляд. Ты уверена в том, что ублюдок Тременс — или то, что жило внутри него, — и есть убийца, но как объяснить это полоумной старушке?.. Ты не уверена в том, что у тебя получится.

В этом, впрочем, не возникает нужды. Госпожа Тельман встречает тебя с распростёртыми объятиями и тычет в лицо свежим выпуском «Валденского вестника»:

— Вот спасибо, милочка! Удружила на старости лет! Знаю-знаю, в одиночку эти стражи, скоты поганые, ещё месяц бы слюни пускали, а потом плюнули бы на это дело, на доченьку мою ненаглядную, и на остальных тоже, потому что ясное дело, как они там дела ведут в этой своей...

Ты не слушаешь.

Макс объявляется только теперь: сконфуженно чешет затылок, таращится на тебя своими моргалами и пожимает плечами:

— Ну, Фаланга это был. Чего мне делать оставалось? Та ещё падла; мощный, чертяка, злобный — под Фроа, значится, бегал, пока она его из мира духов в материальный пласт не скинула за грешки. Чего он там, пропал? — Он заглядывает тебе за плечо и скользит взглядом по первой полосе. — Если пропал, то и хер с ним, а? А ты, мать, не злись. Жива ведь? Жива. Ну и скажи себе за это спасибо.


ИТОГИ КВЕСТА

» Дело о Живоглоте было раскрыто совместными усилиями Лидии Оливиоли и Кисы Мяу-Кусь. Руководство Гильдии Стражи принесло официальную благодарность Гильдии «Границы» за помощь в поимке опасного преступника. Лидия Оливиоли получила премию за успешную работу.

» Оставшись без поддержки духа, Делириум Тременс погиб. [обновлена информация об НПС] Этот факт не получил широкой огласки.

» В подвале лавки «Пара лайнов», принадлежавшей Делириуму Тременсу, были обнаружены трупы шести существ. Их тела были целы внешне, но полностью лишены костной системы.

» Отдел аналитики Гильдии Стражей не уверен в том, был Делириум Тременс убит и выпотрошен Фалангой до событий в лавке «Пара лайнов» или позже, при заключении сделки с Сильвой. Вполне возможно, что Фаланга имел возможность занимать место костной системы умерщвлённых им существ.

» Сильва попыталась заключить контракт с Делириумом Тременсом — и, судя по всему, у неё получилось. Несмотря на это, организм Сильвы не выдержал такой нагрузки. Она скончалась на месте, в камере, отведённой Делириуму Тременсу. [обновлена информация об НПС]

Лидия: обновлена репутация.

[30.05 ЛЛ] Q: Кости на мостовой. Сильва была достаточно известна в своей гильдии. Учёные не простили тебе её смерти.
Гильдия Учёных: [0][-30]

[30.05 ЛЛ] Q: Кости на мостовой. Руководство Гильдии Стражей благодарно тебе за быстрое и своевременное закрытие дела о Живоглоте.
Гильдия Стражей: [+70][+80]

[30.05 ЛЛ] Q: Кости на мостовой. Этот город запомнит тебя как охотницу на Живоглота.
Валден: [+20][+30]

[30.05 ЛЛ] Q: Кости на мостовой. В Гильдии «Границы» прознали о том, что ты не брезгуешь совместной работой с её представителями. Это... приятная новость.
Гильдия «Границы»: [0][+30]

[30.05 ЛЛ] Q: Кости на мостовой. Весть о том, что ты сумела противостоять мощным чарам Фаланги, достигла ушей большинства контракторов. Кажется, они в восторге от тебя.
Контракторы: [0][+50]

[30.05 ЛЛ] Q: Кости на мостовой. Фроа запомнит твоё лицо и твоё имя.
Фроа: [0][+50]

Лидия: получено достижение.

» Плавали, знаем. Лидия обзавелась богатым опытом взаимодействия с духами. Это стоило ей больных нервов и затяжной депрессии, зато теперь она получает бонус +20 на любые броски против представителей этой расы.

Лидия: бюджет пополнен.

Начальство выписало тебе премию за успешное закрытие дела о Живоглоте. Ты получаешь 300 лайнов.

Киса Мяу-Кусь: обновлена репутация.

[30.05 ЛЛ] Q: Кости на мостовой. Гильдия приятно удивлена работой, которую тебе удалось проделать.
Гильдия «Границы»: [+20][+30]

[30.05 ЛЛ] Q: Кости на мостовой. Узнав о твоих достижениях, клиенты толпами повалили в твоё детективное агентство. Вот это рекламный ход!
Валден: [0][+10]

Киса Мяу-Кусь: получено достижение.

» Собака некрещёная. Киса умудрилась провести целые сутки без Макса и выжить. Кому вообще нужна эта псина?! Вирсавия получает бонус +10 на любые броски, включающие в себя противостояние собственному духу.

Киса Мяу-Кусь: бюджет пополнен.

Госпожа Тельман благодарна тебе за успешное выполнение возложенной на тебя миссии. Ты получаешь 200 лайнов.


Квест завершён. Приваты открыты. Результаты квеста будут освещены в новостях мира.
[nick]Фроа[/nick][status]капля за каплей[/status][icon]https://i.imgur.com/r2hqhl9.png[/icon]

+2


Вы здесь » Dark Tale » Архив эпизодов » [30.05 ЛЛ] Q: Кости на мостовой