Дыхание монстра позади говорило о том, что некоторые блага человеческой жизни (вроде зубного порошка или, на худой конец, зубочисток) до низших форм будут идти еще очень, очень, очень долго.
(c) Жимолость

— Расскажи мне всё, леди дракон, чистую правду. Не жалей меня. Кажется, свет моих очей вчера вечером отключили за неуплату.
(c) Артано

Читал утренние письма дома, в тайне от коллег, и только после этого покидал жилище — такова стратегия выживания управленца высшего звена. Да и молиться на рабочем месте неудобно.
(c) Тайб

Такое по-детски простое описание всего, что давит в груди (”не виновата!”), кажется святотатством. Дьявол кроется в деталях.
(c) Жимолость

— Извините, миледи, что не в яблоках, — язвит Ярогора в ответ, — но ты это сожрёшь, — заканчивает разговор.
(c) Ярогора

Её тянет просто опуститься на колени здесь и сейчас, и будь что будет – но вместо этого она опирается кончиками пальцев на столешницу, ища поддержки, и делает то, что должно.
(c) Тина Шейли

Назад дороги больше не было. Он сбежал от себя в Сказку. Теперь будет бежать от себя к Смерти. Дальше бежать некуда.
(c) Артано

Так, у тебя восемнадцать бойцов. Выдели мне четверых, кто имеет хоть какой-то опыт боевых действий. Которые не побегут при виде волка и не спутают рожу чудовища с моей.
(c) Гиль-Камиль-Каар

– Не верьте своим глазам. – Джон усмехнулся. – Да и вообще, ничему не верьте.
(c) Джонас Йон

Кажется, что если переиграешь, все сложится наилучшим образом. Наивный самообман. Возможно, все кончилось бы куда печальнее. Никогда нельзя угадать.
(c) Николас Йон

Сказки есть сказки, и неважно, сколько в них правды – однажды разумные существа берут какой-то факт, навешивают на него мишуру и вуаля! Готовая сказка на блюдечке.
(c) Гиль-Камиль-Каар

Как же хорошо, что коты не такие, как люди.
(c) Василий

Есть такая вещь — красота. И если бы Гекльберри попросили придать этому понятию какой-нибудь приятный визуальный образ, ещё вчера он бы назвал Синтию с обложки Стальных Монстров июля 1998 года.
(c) Гекльберри

В "Стражах", поди, не девочки-ромашки работают. А если бы работали, вот это было бы номер. И Киса непроизвольно скалится, дорисовывая вокруг лица блондинки ореол из белых лепестков. Красотища.
(c) Киса Мяу-Кусь

Движение. Стой! Еще одно в сторону. Больной ты ублюдок, прекрати! Дурманящий запах крови ударил в нос. Не смей! Брат, не смей умирать!
(c) Николас Йон

Подушечка выходила просто замечательная, так что едва ли кто мог бы усомниться, что вышивка гладью райских птиц уже выбешивала изрядно. Настолько, что хотелось послать заказчицу и сжечь все двенадцать подушечек.
(c) Ланс

Случайный прохожий мог бы назвать её как-нибудь по-дурацки — ну, «дверь», например (потому что именно дверью она, в сущности, и была), — но Тень отказывался лишать Машину её гордого статуса даже мысленно.
(c) Тень

Но вы, конечно, посидите пока в карете, отгоните её на парковочку, пожалуйста, и отдыхайте пока. Вечером увезёте меня домой в целости, ведь столько кругом упырей, неврастенических повес и всесторонних уродцев на дорогах...
(c) Артано

...Лидия помотала головой, расстёгивая липучки на груди. Это слишком, Оли. Да, Нокс сегодня невменяемый, ну так он же никогда вменяемым не был! Но нож можно и оставить. И пистолет.
(c) Лидия

Через неделю уже весь Шрамовый переулок знал, как сильно Руфус хочет в отпуск. А еще через неделю добрая часть шрамовых уже была готова оплатить плащу любую поездку, желательно куда-то за горы Хап, лишь бы не слышать его непрекращающиеся стенания.
(c) Руфус

Март был Петербуржский, с давящим, низким серым небом, снег таял коричневыми разводами слякоти. А год назад на ветках уже цвели почки; Сказка непредсказуема.
(c) Софья Раневская

Поэтому он решил заявиться к звездочету в гости, - нет, не так как он обычно "ходил в гости", - а вполне официально и миролюбиво. Через дверь.
(c) Каминари

Почему-то в его голове образ «капитана» и «платья» ранее никак не совмещались, тем более, что платье – это же, считай, принцесса и все такое… Ох. Опять он об этих сказках задумался. Не к добру.
(c) Руа

- Чара Шайн… - повторил Роджер. Продегустировал имя. Снова усмехнулся. - Как будто кто-то начал произносить имя, но в процессе чихнул. Ну знаешь, Чара… пхчшайн. Да не обижайся.
(c) Роджер Доу

Бег. Он не прекращался. Ноги сами стремятся вперед. Рука намертво держит брата, словно он – единственный смысл на спасение. Впервые за все время в голове пусто. Совсем. Нет мыслей. Нет ничего. Даже усталости.
(c) Джонас Йон

— Простите. Вечер пусть. Добр будет. “Дамочка в беде”. Где?, — ужасно стесняясь, Грег снова обратился к случайному прохожему, надеясь что уж теперь-то ему повезёт.
(c) Грег

Махина говорила странно. Махина была все-таки вширь, а не в высоту. И это тоже могло стать проблемой. Она даже отклонилась, рассматривая монстра в талии. Мда. Проблемка.
(c) Чара Шайн

- Мряу мя? – Василий постарался вложить в мяуканье как можно больше вопросительной интонации, дабы человек уразумел, что пора уже чем-то заняться, кроме попыток продать никому ненужную ерунду. А голод... А голод и потерпеть можно!
(c) Василий

- Помимо гаданий и предсказаний судьбы, я также могу заглядывать в прошлое, относительно недалекое, и видеть те события, при которых присутствовал… кхм… этот ботинок, - гадалка жестом указала на изделие из коровьей или не очень кожи.
(c) Аншара

Упустить зверину вот так просто — непозволительная роскошь, поэтому Кирион дождался, когда Гек (а что это Гек он понял сразу по характерному кряхтению) заорёт, как маленькая девочка, и вот тогда вышел биться.
(c) Кирион

Это же подумать только, в Сказке живет белый пушистый пес размером с некоторые домишки, у него есть своя собственная роща с десятками песиков поменьше и игрушками, а Шадани об этом ни сном, ни духом!
(c) Шадани

Кому вообще понадобились чугунные деньги? Для чего их использовать? Покрыть пол по новомодному дизайнерскому веянию? Или вскоре чугун подскочит в цене и станет дороже золота?
(c) Ариадна

Запах крови ударяет в нос. Эреда закрывает глаза, втягивая этот аромат, пытаясь наполнить им каждый бронх. Не свежая, но тоже бодрит. Она ведома этим. Движется, словно хватаясь за незримую алую нить.
(c) Эреда

Не хочу умалять способностей вашего босса, но даже ему будет трудно превзойти в жестокости и садизме обычных людей, которые вроде бы и порядочные граждане, а загляни ты им в чулан — и заснуть потом не сможешь.
(c) Дэн Пэро

Но иногда случаются моменты просветления и монстры пробуют взять обстоятельство в свои лапы. Или же зубы, как это предпочитает делать Зэнхи.
(c) Зэнхи

путеводитель сюжет нужные гостевая правила о мире роли магия расы внешности
❖ Торговец Кабула Кахетэм всё-таки выдал свою шестую дочь замуж! Сивушные пары до сих пор не выветрились из дома. Жених получил один из магазинчиков и щедрые 10 000 лайнов.
❖ Уже неделю закрыт популярный ресторанчик «У семерых воробьёв». Говорят, в последнее время было много отравлений, и Гильдия Торговцев временно запретила деятельность ресторана. А может, это происки врагов?
❖ По всему Валдену — от таверны «Старый грифон» до Фонаря Коппера — проходит длинная золотая нить, подарок Зунга. (подробнее...)
Июнь года Лютых Лун
❖ После заката над Валденом появляются две луны, частично закрывающие друг друга. Каждую ночь существа и предметы теряют цвета, превращаясь в свои монохромные аналоги. Участились приступы филлио.
❖ Пострадавшие от ударов молний вернулись в норму. Их родственники и друзья благодарят сотрудников Латт Свадже за своевременное оказание помощи.
❖ В Предместье неспокойно: кто-то из жителей поговаривает, что воочию видел Святую Питу, покровительницу монстров.

Dark Tale

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Dark Tale » Архив эпизодов » [30.05 ЛЛ] Q: Кости на мостовой


[30.05 ЛЛ] Q: Кости на мостовой

Сообщений 1 страница 30 из 35

1

КОСТИ НА МОСТОВОЙ

30 мая года Лютых Лун; десять часов утра

Лавка «Пара лайнов»

Киса Мяу-Кусь, Лидия, Делириум Тременс

https://i.imgur.com/ke9Ypa5.png

ПРЕДИСЛОВИЕ

Убийца, получивший прозвище Живоглот, орудует в Валдене уже месяц. Подпись Живоглота — это кости его жертв, которые он не слишком умело прячет в разных уголках города; их не раз обнаруживали представители Гильдии Стражей. Пару дней назад к ним обратился Делириум Тременс, недавно открывший собственную лавку под покровительством Гильдии Торговцев. Господин Тременс утверждает, что у него есть важная информация об убийце, но поделиться ей он готов только в личном порядке.

Очерёдность постов: ГМ, Киса Мяу-Кусь, Лидия.

0

2

ЛИДИЯ ОЛИВИОЛИ

Ты — тот самый представитель Гильдии Стражей, которого направили к господину Делириуму Тременсу. Твоя задача — передать в гильдию всё, что он расскажет; от первого и до последнего слова. Возможно, куда лучше на эту роль подошёл бы какой-нибудь допотопный аналитик, но все они очень вовремя умеют изображать из себя самых занятых на свете господ. Тащиться в дрянную лавчонку в такую рань, да ещё и проводить всё утро один на один с каким-то заёмщиком? Ты тоже не считаешь, что это звучит, как прекрасное начало дня. Но всё равно идёшь; больше-то некому.

А вот господин Тременс что-то запаздывает.

Часовая башня поблизости только что закончила отбивать свои десять ударов, а двери лавки, возле которой ты стоишь, по-прежнему закрыты. Вы договорились встретиться ровно в десять утра, едва господин Тременс начнёт работу; но, видно, представители Гильдии Торговцев отличаются добросовестностью только тогда, когда речь идёт о личной финансовой выгоде. И на личную финансовую выгоду господин Тременс сегодня явно не рассчитывает.

Когда ты слышишь долгожданный звук шагов за спиной, то ожидаешь увидеть владельца лавки, но выглядит он почему-то совсем не так, как ты успела его запомнить. Во-первых, это госпожа, а не господин. А во-вторых, из её макушки торчит пара рогообразных ушей. Или ухообразных рогов? Или всё-таки...

Приватная информация

» Тебе известно, что за прошедший месяц Живоглоту удалось прикончить аж семерых: и это лишь те, чьи кости вам удалось отыскать. В личностях убитых вы сомневаетесь до сих пор.

» Ты точно знаешь, что Тень в ярости, хоть и скрывает это за свойственным ему напускным спокойствием. Вчера он не выдержал: взорвался посреди личной беседы и прямо указал на то, что теперь ты занимаешься делом Живоглота и несёшь за его поимку единоличную ответственность. Насколько серьёзен он был и был ли серьёзен вообще — ты не знаешь.

» Ты озаботилась тем, чтобы выяснить кое-какую информацию о виновнике торжества. Джерри, твой знакомый из Гильдии Торговцев, сообщил, что господин Тременс — новичок, только-только поступивший на службу. Какой-то невнятный, неловкий, не слишком уверенный в себе: вечно мямлит что-то — поди разбери. В общем, не слишком толковый парень. Судя по всему, утро тебя ожидает не из лёгких.


КИСА МЯУ-КУСЬ

Ты — не представитель Гильдии Стражей. И не тот, кто был послан сюда Гильдией Стражей по личному поручению. Ты вообще не имеешь к гильдии никакого отношения; и это прекрасно. Тебе, должно быть, не хотелось бы.

Госпожа Тельман рассказывает свою историю: сквозь сопли и слёзы тебе кое-как удаётся понять, что её малолетнюю дочь похитил, убил и освежевал клятый Живоглот. Да как он смел! Ублюдок! Скотина! Паскуда! Беспонтовая саранча! Теперь ты знаешь очень много способов обозвать серийного убийцу, но по-прежнему понятия не имеешь, где его искать. К счастью, вместе с кружкой тёплого медового чая госпожа Тельман даёт тебе наводку: говорят, какой-то новичок из Гильдии Торговцев послал в Стражу винг. Мол, так и так, знаю кое-что про Живоглота, присылайте ко мне своих лучших людей, покумекаем.

Наверное, будет хорошо, если ты успеешь прибыть к заёмщику раньше этих самых «лучших людей». Вот почему ты направляешься в его лавчонку с не слишком оригинальным названием к самому открытию — и всё равно не успеваешь.

Приватная информация

» Ты знаешь госпожу Тельман, мать одной из погибших. Она уверяет тебя в том, что кости, которые нашли на углу Носатой и улицы Шерстяных Носков, принадлежат её дочери. Госпожа Тельман наняла тебя, потому что не доверят Гильдии Стражей, зато с большим почтением относится к представителям «Границ». «Мой благоверный тоже из ваших был», — доверительно сообщает она тебе ближе к концу вчерашней беседы.

» Ты знаешь, что единоличное открытие этого дела прекрасно поспособствует аж нескольким репутациям: лично твоей, репутации агентства и репутации гильдии. Также госпожа Тельман обещала отсчитать тебе баснословную сумму в триста лайнов, если ты принесёшь ей голову Живоглота в мешке. Мешок она тебе выдала.

» Госпожа Тельман упомянула, что узнает глаза убийцы. Упомянула, что поймёт, если ты решишь обмануть её. Упомянула, что лучше бы тебе, милочка, этого не делать.

» Ты склонна верить словам госпожи Тельман.

Вы встречаетесь у входа в лавку «Пара лайнов». Вы можете говорить друг с другом столько, сколько пожелаете нужным. Каждый из вас получил приватную информацию, которая может помочь вам или, напротив, запутать ещё сильнее. Делиться этой информацией с вынужденным напарником или нет — полностью на ваше усмотрение.

Когда вам понадобится пост ГМа, сообщите об этом Воле Сказки.

+3

3

— И че, думаешь, она их по запаху определила?
— Я те гребаный ясновидящий шар?

Киса косится на возвышающегося рядом Макса. Вот уж точно последняя форма, на которую тот может быть похож, это шар. Тем не менее волнующий вопрос остается актуальным. А спрашивать у дамочки было неловко. Ну, знаете, не тактично. Она-то, Киса, девчонка воспитанная.
...в определенных рамках.

— А че откуда она тогда поняла, что это кости ее дочурки? Сук, тайна похлеще этого головореза, ну.
Макс уныло провожает взглядом очередную девицу и театрально вздыхает. Свой обыденный лимит он прикончил с полчаса назад, как только Киса финишировала мучительное чаепитие с госпожой Тельман.

— А че там про глаза? Это че за пассаж такой был? Блин, ну и жутенькая дамочка. Все эти бабульки с пирожками и чаем, бр-р-р. Это как та бабулька из сказки. Ну, помнишь, которая пришла в логово к волкам, нацепила шкуру одного из, прикинулась, что она из их стаи. В смысле все было не так? Так, давай подумаем…

Макс начинает выть. Сначала тоненько, затем все громче, добавляя к нотам какое-то утробное бульканье. Слова Кисы тонут в этой звуковой вакханалии, но если позволить демону одержать верх, значит, признать, что его метод работает.
Нет уж, волчик.
Тебе придется разговаривать.

Или нет. Лавка господина Тременса внезапно вырастает из-под земли.
— Ой все, заткнись, — раздраженно шипит Киса, прежде чем наткнуться на, собственно, самого Тременса.
— Доброе утро, госпо….хмммммм……
Когда солнце перестает бить в глаза, Киса понимает, что господин не слишком похож на "господина". В незнакомце присутствуют явные черты "госпожи".
— О...а вы тоже сюда, да? Не думала, что здесь прям такой ажиотаж и столпотворение.

— Да она явно из этих, — морщится Макс, и в глазах Кисы мелькает искра догадки.

"Из тех, кто хочет решить все дело и отобрать все деньги".

— А вы это...лавочника не видели? У меня с ним вроде как встреча назначена. Важная, что жуть.
Киса подходит к двери и дергает ту пару раз. Сначала вежливо, затем более настойчиво.
— Не открывается… Закрыто! — оборачивается она к незнакомке.

— А то она без тебя не знает. Че она, думаешь, рекламные листовки стоит раздает? — скалится Макс, сопя где-то над ухом дамочки. Слышит ли та его — остается лишь гадать.

— Ладно, давай говорить прямо. Я знаю, зачем ты здесь. Дело, канеш, хочешь свершить праведное. Так и запишем. Я, эт самое, пишу всякие новостные листовки скандальные. Хочешь в статью попасть? Все хотят, можешь не отвечать. Может, пока расскажешь, что знаешь про этого жуткого типа? М? М? Я те весь текст скину, как только накатаю, чесслово.

И Киса прикидывает, можно ли настроить пересыл спама с ее винга на другой адрес.

+4

4

Будь сейчас хоть утро, хоть глубокая ночь: Тень сказал прямо, что сейчас это дело – самое приоритетное. Приоритетнее всяких квартальных отчётностей! Приоритетное настолько, что можно отобрать его у Эби и заняться им самостоятельно. Эби, в общем-то, очень классно всё провернула, даже жаль, что их след ни к чему не привёл, но...

Но, чёрт побери, можно не писать никакую отчётность! Полевая работа! Это ж просто Канун Неба и Земли какой-то!

Лидия обернулась к приближающемуся Тременсу, натягивая приветливую улыбку из числа тех, что не отпугивают людей сразу. Всё-таки, выглядела она достаточно заёбанно, чтобы распугать кого угодно своей мордой...

Да чёрт побери. Это ещё и кошкодевочка, а не блядский Тременс! Кошкодевочка с претензиями!

– Деньги тебе, улики мне, в газетку строчи, что хочешь... – нет, про какую-то ушастую с глупым прозвищем Лидия однозначно уже слышала, когда пару дней назад просматривала все детективно-наёмнические агенства Валдена. Вовсе даже не из зависти. С целью повышения квалификации и уровня общей осведомленности! А вспомнишь, как известно, дьявола... – Про жуткого типа не знаю нихрена, а если бы и знала – чёрта с два я тебе так просто расскажу, я при исполнении. И, раз ты всё равно пронюхала про лавочника... ну, кажется, ближайшее время мы собираемся путаться друг у друга под ногами. Лидия Оливиоли. Гильдия Стражей и бла-бла-бла. Можно просто «Лидия». Можно просто «Оли». Ты?

Что-то там было кошачье. Котя, Кица, всё одна фигня. Тень сказал ей «любой ценой», а это вполне может включать в себя временное использование ушлых частников для добычи информации.  Так что с Китей придётся дружить. Хотя бы до одиннадцати утра.

+3

5

Киса с любопытством разглядывает дамочку. Она, впрочем, и не ждала, что контакт будет установлен легко и просто. В "Стражах", поди, не девочки-ромашки работают.
А если бы работали, вот это было бы номер. И Киса непроизвольно скалится, дорисовывая вокруг лица блондинки ореол из белых лепестков. Красотища.

— Киса. Киса Мяу-Кусь, если ты не любитель краткости.
Ну вот, стоит и чувствует себя как девица на балу. Еще б реверанс и в щечку чмокнуть. По сути, вынужденный союз не устраивает ни ту, ни другую. А правила этики соблюсти — эт святое.
— Ну я тоже бла-бла-бла. Расскажи мне не просто. Расскажи мне сложно. Я, знаешь, какая сообразительная, ага.

Макс возникает за плечом адской тенью, и даже спиной Киса чувствует его недовольство.
— У меня идея. Хорошая идея. Давай ее прикончим и скажем, что так и было.
Ага. Первое правило общения с демонами - уметь отделять плохие идеи от очень плохих.
— Верь мне, все получится.
Конечно. В Стражи-то феечек берут. Эта вон особенно феистая. Разве что блестки из задницы не сыплются.
— Одной левой уложим, цыпа. Я тебе когда врал?
Сегодня утром Макс точно говорил, что не жрал новые тапки. А потом блевал полупереваренным плюшем.
— Мы с тобой вообще братья по духу. И зубам. Ты должна верить.
Макс раскрывает пасть и звонко щелкает по клыку.

Киса машет рукой возле уха, прогоняя назойливое жужжание. Вообще-то волчья морда права в одном — выполнить этот заказ в соло намного выгоднее. С материальной точки зрения. С точки зрения "реальность" приходится выкручиваться. Избавиться от дамочки-стража вряд ли получится так легко. Что ж. Союз так союз. До поры до времени.

— Мне тут сказали, что лавочник в курсе, кто за всем этим стоит. И что он хранит у себя...гм...доказательства. Улики, да. Тебе же они нужны, да? Давай зайдем. Подождем внутри. Или вы эт...против взломов? У меня есть ключи.

Конечно, у нее нет ключей. Но взломать замок, если это обычная лавочка, довольно просто.

Отредактировано Киса Мяу-Кусь (2019-03-04 11:05:11)

+5

6

А, ну да. Не Китя, просто Киса.
Официальную часть с «Мяу-Кусь Цараповна» Лидия игнорирует во имя сохранения душевного равновесия: если ей придётся звать Кису Инфантиловну по имени-отчеству, вместе им работать точно не удастся.

– Значит, Киса. Ну, вроде как приятно познакомиться и всё такое... – А что она на самом-то деле может рассказать? Такого, чтобы по делу. Чтобы не сбиваться на ложный след, который они с Эби бросили отрабатывать буквально вчера.

Не очень-то хочется признавать, что Живоглоту пока что удаётся натягивать всю Гильдию Стражей по самые гланды: конкретных улик у них нет. Есть только семь убийств за последний месяц. Лидия вглядывается в рассеянные глаза кошкодевочки и немного жалеет, что не озаботилась выяснить заранее, в чём у той проблема. Чего от неё ждать? Обоссанной обуви? Внезапно материализовавшегося трёхметрового меча? Хор кошачьих голосов в голове, призывающих убивать?

– Тременс обещал говорить только с Гильдией Стражей. Не думаю, что он будет полезен, но мы в таком положении, что отрабатываем даже такие версии... – «...после того, как потратили полторы недели, охотясь за собственным хвостом.» – Интереса ради. Сколько тебе обещали за это дело?

Нет, Оливиоли. Ты вовсе не сравниваешь расценки частных кого-бы-то-ни-было с собственным окладом, чтобы прикинуть, насколько больше ты могла бы получить, выполняя ту же работу. Ты выясняешь мотивацию вынужденного союзника!

И кстати. Никаких тут взломов!

– Никаких тут взломов! – ой, ну само собой, у Кисы Инфантиловны есть ключи. А ещё лазерная пушка и скатерть-самобранка впридачу... Лидия стучит по бедру, подзывая винг:

«Господин Тременс! Это Оливиоли, отдел Разведки. Мы договаривались на десять утра, но я не вижу вас на месте. Дверь в вашу лавку была открыта, так что я дождусь вас внутри.»

– А вот теперь открывай, если сможешь сделать это без лишней грязи... – ну право слово, если кто спросит – изнутри ведь действительно раздавались подозрительные шумы, предельно похожие на звуки борьбы!

+3

7

– А почему сомнения по поводу Тременса? Думаешь, стал бы он по пустякам Стражей беспокоить? Он, конечно, в бизнесе продажном, но должен понимать, что за пустышку ему никто не заплатит. Либо... Либо! Это засада. У вас, случайно, никаких тёрок с  Тременсом нет?

Киса роется в сумке в поисках отмычек.

– А денег я не беру. Я альтруист до самых пят. Вся правда в народ, спасем наше общество и все такое, знаешь. Старушка попросила помочь, а я, как сочувствующий гражданин, не смогла отказать. Я ваще, знаешь, какая жалостливая. Эмпатия прост через край хлещет. Смотри, чтоб не затопило. Ага!..

Последнее уже относится к набору отмычек, которые нежно извлекаются из недр сумки. Сейчас она, Киса, мастерски вскроет эту треклятую дверь, чем совершенно и наверняка покорит сердце Олли-Долли. Киса подходит к двери, прижимается к той ухом (которое абсолютно точно человеческое) и сообщает:
– И даже кто-то зовет на помощь!
Ответом служит глухая тишина лавки.

– Да ты не, ты пихай глубже...еще глубже...сильнее! С чувством давай, че ты, ну, ха-ха, я так и знал!
Комментарии Макса скорее отвлекают и раздражают, а вовсе не поддерживают, поэтому не удивительно, что через пять минут кисиных пыхтений отмычка ломается и прочно застревает в замке. Терять лицо – довольно неприятно. Терять лицо профессионала - неприятней вдвойне. Киса замирает и тупо глядит на замок. Чертова задвижка почти поддалась, осталось совсем немного...помочь. Точно.

– Дверь открыта! – она делает широкий взмах рукой и важно глядит на Лидию. – Прошу за мной!

"Так, дорогой мой волчик, ты либо сечешь ситуацию, либо у тебя неделя трезвости".

И волчик сечет ситуацию.

В следующую секунду происходят сразу несколько вещей:
1. Киса врезается плечом в дверь.
2. Киса хочет умереть от боли в плече.
3. В дверь врезается подозрительно довольный Макс.
4. Дверь открывается.
5. Киса, не успевшая принять устойчивое положение, оказывается на полу лавки.

– Добро пожаловать, дорогуша, – морщась от боли, стонет она.

+4

8

Киса активно отрицает сотрудничество: ну что значит «денег не беру», в сказки про альтруизм Оливиоли перестала верить ещё в раннем детстве. Если и правда денег не берёт, значит, рассчитывает поиметь свой профит в физическом эквиваленте. Глаза там у Живоглота сожрать, или ещё что...

Нет, ну просила же без грязи!

– Да, милая моя, стажёром бы я тебя не взяла с такими методами... – Лидия вздыхает и приседает перед испорченным замком. Отмычка, разумеется, в мясо. И замок в мясо. И вообще теперь придётся объясняться с Тременсом из-за сломанной двери... Это ведь хотя бы покроют из гильдийного бюджета?! – Ты если надумаешь из Границ куда податься, приходи. Научим взламывать замки и смешивать напитки... Что там, кстати, про старушку?

Забавно: в Страже до сих пор никто не справился с задачей определения личностей погибших. А тут какая-то старушка имеет очевидно личный интерес. Какой, интересно, шанс, что эта загадочная бабка и правда может оказаться хорошей зацепкой?..

– А Тременс... Ну просто какой-то он мутный. Непонятно откуда взявшийся невротик, который спонтанно обладает полезной информацией? Я ужасно удивлюсь, если он не начнёт заливать какую-нибудь шизофреническую дичь.

+4

9

Едва Лидия успевает договорить, как из задверной темноты доносятся громкие шаги, а секундой позже в лавке загорается свет. Господин Делириум Тременс смотрит на вас с широко распахнутыми глазами и крепко сжатых в обеих руках сундучком, занесённым над головой для — предположительно — броска. Лёгкий испуг в его глазах стремительно тает, уступая место чему-то, похожему на гнев. Да, однозначно гнев. Вы понимаете это, когда господин Тременс переводит взгляд на то, что осталось от замка́.

— Вы... — он поджимает губы, глядя на Кису в упор, но всё-таки ставит сундук на пол: глухой звук, с которым он приземляется на деревянные половицы, мешается с приятным перезвоном монет. — Какого...

Кажется, господин Тременс слегка ошарашен тем, что здесь происходит — в том случае, если под «слегка ошарашен» подразумевается «вне себя от ярости».

Вы ненароком вспоминаете о том, что все до единого представители Гильдии Торговцев знают цену вещам. Особенно — своим собственным.


КИСА МЯУ-КУСЬ

В этом местечке определённо есть, чем поживиться. Ты рассматриваешь его с оживлённым вниманием: повсюду сплошные сундуки (очевидно, с деньгами), мешки (с деньгами), даже несколько дурацких свиней-копилок (кто бы мог подумать: с деньгами!). Либо господин Тременс решил свалить из Валдена, пока этот Живоглот не добрался до его шкуры, либо он только-только перебрался на новое место работы и не успел как следует устроиться. Есть и ещё один вариант: возможно, по выходным этот очкастый грабит банки в дружной компании торгашей-соучастников. Или это наследство, доставшееся ему от покойной тётушки. Или...

Приватная информация

Ты отвлекаешься, но вовсе не потому, что тебя интересуют сокровища господина Тременса. То есть, может, они тебя и интересуют, но уж точно не настолько, чтобы не заметить происходящее с Максом.

— О, — говорит тебе Макс с неопределённым выражением морды лица.

И исчезает.

Больше ты его не слышишь.


Прямо сейчас тебе необходимо сделать выбор:

[1] КЛЫКАСТЫЙ
Ты решаешь сосредоточить своё внимание на Максе и его подозрительном поведении. В смысле, серьёзно, куда подевался этот блохастый кусок дерьма?!

[2] ОЧКАСТЫЙ
Ты решаешь сосредоточить своё внимание на господине Делириуме Тременсе и присмотреться к нему как следует. Может, удастся подметить что-нибудь интересное.

[1] При желании ты можешь попробовать достучаться до Макса. Для этого тебе необходимо совершить бросок стогранника со сложностью 60. Значение 61 и выше означает «успех»: Макс вернётся к тебе. Надолго ли? Кто знает.

[2] При желании ты можешь внимательнее рассмотреть господина Делириума Тременса. Для этого тебе необходимо совершить бросок стогранника со сложностью 40. Значение 41 и выше означает «успех»: ты сможешь получить дополнительную информацию о господине Тременсе. Значение 81 и выше означает «критический успех»: ты сможешь получить ещё больше дополнительной информации. ГМ рассчитает результаты бросков и выдаст результат в следующем посте.

Из двух возможностей тебе необходимо выбрать только одну, либо проигнорировать обе.


ЛИДИЯ ОЛИВИОЛИ

Только теперь ты замечаешь, что твой винг всё-таки достиг адресата. Принадлежащая господину Тременсу крылатая коробочка с зелёным хвостом настойчиво бьётся о его грудь, но тот не спешит распаковывать послание. По всему видно, что он куда больше обеспокоен вашим поведением, нежели утренней почтой.

Возможно, тебе следует объясниться.

Техническая информация

» Господин Делириум Тременс — щеголевато одетый мужчина худощавого телосложения. На вид ему не дашь больше тридцати, но выглядит он довольно солидно. Вероятно, всему виной галстук и очки.

» Кажется, господин Делириум Тременс не очень рад вас видеть. Ещё секунда — и он выставит вас за порог. Или пошлёт в долгое пешее путешествие за новым замко́м на противоположный конец Валдена. Сложно сказать наверняка.

» Лавка господина Тременса выглядит как типичная любого типичного заимодавца, за исключением раскиданных по полу мешков и сундуков. Никто не складирует чужие сбережения вот так, в открытую. Возможно, устав отдела займов даже располагает отдельным параграфом на этот счёт. Вот зануды, а?

» Вы также замечаете несколько картин на стенах, большое (и наверняка мягкое) кресло напротив письменного стола, несколько стульев, пару дверей, ведущих в соседние комнаты, и цветастый ковёр, до которого совсем немного не долетела Киса.

» Лидия должна совершить бросок стогранника со сложностью 50. Это скрытая проверка, о последствиях которой вы узнаете чуть позже.

[nick]Делириум Тременс[/nick][icon]https://i.imgur.com/vdXXiBo.png[/icon][status]#np Пневмослон - Серёга[/status]

+3

10

Вот это прикол.
На серой морде Макса немедленно расплывается хищный оскал. Он гогочет словно гиена
Да вы, цыпы, супер-детективы. Напали на свидетеля в его же доме. Давай уж обчистим лавчонку. Так, что тут у нас...

Киса поднимается с пола, стараясь сохранить при этом невозмутимый вид. Хотя если уж совсем по правде, то происходящее малость удивляет ее. Она совершенно точно может поклясться, что из чертовой лавочки не доносилось ни звука! Немного неловко, но что поделать. Издержки профессии.

Издержки неспособности к терпению вообще-то.

— Доброе...утро. Нам показалось...что... — здесь Киса бросает взгляд в сторону Лидии. — Что вам нужна помощь. И вот они мы. Давайте...э...поможем?
Где-то за спиной Макс взрывается от нового приступа смеха.

— Капитан Оли..Олив...Оливлилёли, приказ "взломать дверь" выполнен. Жду распоряжений дальше.
Киса пару раз моргает, вытягивается по струнке и смотрит на Лидию взглядом "это моя лучшая идея". В конце концов, бесноватый мужик скорее поверит оправданиям Стражи, чем какой-то левой девчонки. Так что почему бы и не поиграть за другую команду?

— Не тем бизнесом ты занимаешься, цыпа, — между тем доносится голос Макса.
И тут нельзя не согласиться. Волчий демон зрит в корень. По всей комнате расфасованы какие-то мешки, сундуки, копилки. Вот так — сходу. Словно Тременс заранее провоцирует потенциальных воришек, выставляя все свое богатство напоказ. Киса не слишком уверена, что можно так хорошо навариться на одной лишь завалящей лавке. Либо этот парень — гений, либо сам приворовывает на стороне.
— ...или это он всех мочит и присваивает добро себе, ха! — встревает Макс.
На лице Кисы мелькает подобие ухмылки.

— Пахнет здесь странно. Но чем-то знакомым. Не могу вспомнить. А...
Киса стоит и ждет продолжения фразы, но ее не следует. Секунда, две, пауза становится слишком затянутой. Она оборачивается к Максу, но вместо него натыкается на пустоту. Вот же черт лохматый. Просто взять и исчезнуть, да?!

"Э... Это что за перфомансы?"

...
....
.....

Киса непонимающе оглядывает комнату еще раз. Но почти двухметрового демона в ней совершенно точно не наблюдается. Тот либо ушел по своим демонячьим делам, либо решил, что это офигенно смешно, либо...
Так!
Отставить панику и все такое. Один раз Максу удалось за сегодня перетянуть внимание, вследствие чего дверь оказалась не "деликатно открыта", а вполне "яростно выломана". Больше этот трюк не пройдет. Слышишь, бестия шлюховатая?

И Киса усилием воли заставляет себя целиком и полностью переключиться на господина Тременса. А там, глядишь, Максу станет скучно, и он сам подтянется.

Отредактировано Киса Мяу-Кусь (2019-03-05 11:27:26)

+3

11

[dice=102608-1:100]

0

12

Лидия наблюдает за попытками Кисы выкрутиться с искренним детским восторгом. А кошечка-то не совсем клинический случай, из неё ещё может выйти толк! По-прежнему не ясно, как она умудрилась дожить до своих лет в таком бизнесе, но...

Но кто, глядя на Оливиоли, не задался бы тем же вопросом?

– Господин Тременс! – Лидия ненавязчиво оттесняет Кису плечом, повторно натягивая на лицо поюзанную уже приветственную улыбку с лёгким налётом тревожности. – Рада видеть, что вы в порядке! Я госпожа Оливиоли, из Стражи, мы с вами договаривались о встрече! Это... Киса. Мой... стажёр. Отсюда доносились звуки борьбы, мы подумали, что вы, как свидетель по важному делу, можете быть в опасности и решили действовать немедленно! Простите уж за дверь, сами понимаете: ужасно нехорошо бы вышло, если бы вас тут сожрал Живоглот в то время как мы бы не решались войти...

Болтовня, ещё болтовня и ещё немного болтовни. Киса вертит головой по сторонам и – хочется верить! – до сих пор не решилась ничего прикарманить. Если кроме свидетеля придётся присматривать ещё и за ней... Сидеть с котятами Лидия однозначно не нанималась.

А между прочим, умению крутить головой у Кисы стоило бы поучиться. Комната и правда выглядит... странно. Ей доводилось бывать в лавчонках заимодавцев. И в её годы всё это выглядел совершенно не так. Любой из них удавился бы, но не выдал бы Оливиоли ни лишнего лайна, ни местонахождения своих отнюдь не лишних лайнов. Тременс же... Ну, ей говорили, что он был странным новичком. Но, вроде бы, не упоминали, что он был идиотом?

Интересно, во сколько Страже обойдётся укомплектование сотрудников детектором магии? Хотя бы специализации чуять – а ну как Тременс сейчас окажется каким-нибудь припизднутым тивадом, который чахнет над своим златом? Или, того веселее, не менее припизднутым контрактором, и у них за спиной уже материализуется какая-то дичь?

Лидия нервно покосилась через плечо. Не. Вроде, пока что, не материализуется.

– Так какую информацию вы хотели нам сообщить?

[dice=141328-1:100]

+4

13

Приватная информация

КИСА МЯУ-КУСЬ

Глядя на господина Тременса в упор ты, наконец, понимаешь. Вы с ним похожи. Или нет. Или да? Сложно сказать, в чём именно заключается это сходство, но ты чуешь его нутром. Пока он смотрит на тебя в ответ — хмуро, недоверчиво, — ты не чувствуешь в себе сил, чтобы докопаться до истины. А когда Делириум Тременс отводит взгляд, то наконец понимаешь: духи. Этот хрен как-то связан с духами. Тоже контрактор?

Что-то в нём не даёт тебе сделать этот вполне логичный вывод.

Мысль ускользает, но ты явственно ощущаешь близость господина Тременса к проходу между мирами: Сказкой и Планом, миром духов. Почему?

Макса по-прежнему не видно.

Делириум Тременс как будто не обращает ровным счётом никакого внимания на вашу болтовню.

— Взлом с проникновением, — цедит он; презрение сочится из каждого слова.

Он смотрит на вас сверху вниз: сперва — на Кису, затем — на Лидию, — и вы замечаете между делом, что роста этому человеку не занимать. Может, если бы он не горбился слегка, то растянулся бы в добрые два метра. Горбится он, кстати, довольно причудливо: не совсем так, как это делают представители сидячих профессий. Смешнее.

— Ясно. Полагаю, мне стоило бы доложить о ваших успехах на этом поприще прямиком в гильдию, но разберёмся сперва с тем, зачем вы пришли. Да. Об этом.

Господин Тременс неторопливо, с достоинством опускается в своё кресло, смыкает ладони друг с другом и указывает вам на стулья, стоящие в некотором отдалении. Ему явно некомфортно: он ёрзает, дёргает плечом, хмурится — и тут же снова обращает к вам своё внимание.

— Будьте так любезны сесть немного поближе и говорить немного погромче, — говорит господин Тременс, поправляя очки и быстро моргая в попытке сосредоточиться. — Со слухом я, признаться, не в ладах.

Кому-то из вас может прийти в голову, что здесь не помешал бы аналитик. Или любой другой человек, хоть сколько-нибудь ориентирующийся в том, почему некоторые заёмщики ведут себя... странно.

Господин Тременс барабанит пальцами по столу, выхватывает небольшой чистый листок из возвышающейся рядом стопки, что-то чертит на нём в неожиданной задумчивости, затем отстраняется, не закончив, и с уверенностью отбрасывает его в сторону. В последний момент вы успеваете разглядеть надпись: «п», «о» и ещё какая-то невнятная закорючка.

Делириум Тременс поднимает на вас тяжёлый взгляд.

— Ещё раз: громко и чётко назовите цель своего визита. И имена. Имена тоже назовите. Чайник где-то за вашими спинами, чашки придётся поискать — разберётесь. При желании. Итак?
[nick]Делириум Тременс[/nick][icon]https://i.imgur.com/vdXXiBo.png[/icon][status]#np Пневмослон - Серёга[/status]

+3

14

И Киса вдруг понимает, что ее невидимая шерсть на затылке стоит дыбом. Да уж, нечего сказать. Мужик этот явно умеет производить впечатление.
Первое.
Второе.
Одно впечатление впечатлительнее другого.

Она, словно в трансе, переводит взгляд на предложенные стулья. Контроль над ситуацией принадлежал не им, хотя, если задуматься, это к ним обратились за помощью. Так почему она начинает чувствовать себя так, словно ей делают одолжение? Крайне неприятно, да и вообще как-то подозрительно.
Подозрительное....что-то.
Какая-то несомненно важная вещь витает на периферии сознания, и Кисе не удается схватить ее за скользкий хвост. Одна лишь интуиция рассылает "код красный" всюду, до куда дотянется. Но на одной интуиции далеко не уедешь, знаете ли. Может, у дамочки-стража есть соображения?

Киса косится в сторону Лидии.
— Да, спасибо за чай. Наверное, он не помешает, верно, капитан?
И она отходит к столу, на котором сердито поблескивает чайник, делает вид, что возится с поиском чашек, дожидаясь, пока Лидия догадается подойти.

— Слушай, — Киса переходит на еле слышный шепот, надеясь, что Лидия в принципе умеет читать по губам.
— Ты ранее вообще сталкивалась с этим Тременсом? Я...э...короче, это прозвучит дико, но меня не покидает ощущение, что этот хмырь... — тут Киса бросает быстрый взгляд через плечо на лавочника. — Этот хмырь просто напялил шкуру Тременса. Типа...как шмотку, понимаешь? Шмотку не по размеру.

Затягивать поиск чашек становится уже неприлично, и Киса, громыхнув чайником, наливает кипяток.
— И почему он спрашивает про цель визита, если сам позвал? — в последний момент бросает она и возвращается к странному дядьке.

Стул — жесткий, мужик — стремный, Макс — козел.
Вот, о чем она думает в данный момент. Впрочем, последнее утверждение начинает казаться не таким радикальным. Чутье подсказывает, что не сам волчик решил дать деру. А, может, даже не решал вовсе. Депортировали? Какое-то заклинание? Руна? Что?

Киса вертит головой, внимательно осматривая все картины на стенах, даже ковер под ногами, пытаясь получить ответ. На глаза попадается бумажка, на которой Тременс что-то записал. Зачем? Что за странные жесты? Бумажка не дает ей покоя, так и светится ярким пятном на столе. Будь Макс рядом, можно было бы послать прочитать любопытства ради. А что делать без Макса? Не подойдешь же нагло рыться в бумагах. Этот тип вон так и сверкает очами за взломанную дверь. Подойди ближе — вовсе руки откусит.
Руки — вещь необходимая так-то.

— Киса, — как-то нехотя отвечает она после небольшого раздумья. И снова замолкает, недовольно разглядывая Тременса, пытаясь найти хотя бы малюсенькую зацепку, которая даст ответы на многочисленные вопросы.
— Киса Мяу-Кусь.
С целью визита пусть уж дамочка-ромашка объясняется. Раз они с ним договаривались о встрече.

Как-то мало это похоже на договор.

Отредактировано Киса Мяу-Кусь (2019-03-06 21:47:31)

+3

15

По всем до единого правилам ей полагается сейчас паниковать, нервно сглатывать и нервозно потрясываться. Так, чтобы мурашки по спине, ком в горле и прочие прелести здоровой психики – но, вероятно, двадцать с лихом лет службы не пошли ей на пользу.

С каждым новым словом Тременса Лидия приподнимает бровь всё выше, с трудом сдерживая азартную и совершенно неподобающую случаю улыбку. Вот ты, значит, как? А она-то полагала, что утро будет скучным!

– Тременс – неуверенный невротик. Этот хмырь похож на неуверенного невротика? – интересное сравнение со шмоткой. Нельзя не признать, что довольно меткое. Крайне, крайне жаль, что они с Кисой не успели разобраться, какую пользу та может принести в полевых условиях: плюётся огнем? может перетаскивать предметы взглядом? превращается в трёхметровый меч?!

Прямо сейчас точно не помешал бы кто-нибудь, кто может перетаскивать взглядом предметы. Каракули Тременса не выглядят знакомо, но было бы неплохо сразу исключить вариант с рунами, проклятьями и всякими призывами. Лидия кидает взгляд на листок – чёрта с два, не дотянуться вот так вот.

К чаю она не притрагивается.

– Ли...лия, – небольшое нечестное исправление само срывается с языка и Лидия тут же себя за это ругает: либо она доверяет Тременсу как свидетелю (пускай и весьма странному свидетелю!), либо она сразу должна была вызвать подкрепление, потому что захват в одну рожу всяких подозрительных хмырей никаким образом не входит в её должностные обязанности! Но сказанного уже не исправишь, и гнуть свою линию приходится дальше. – Олив...ьери. Гильдия Стражей Валдена. Что до цели визита... – она наклоняется чуть вперёд со своего стула, впериваясь в Тременса взглядом. – Вы мне скажите. Всё-таки это вы нас позвали. Может быть, я хочу взять крупный займ?

Лидия приподнимается и скучающе обводит помещение рукой. Если предположить, что хотя бы в половине всех этих ёмкостей деньги, то это будет действительно крупный займ. Интересно, хватит ли у Кисы любопытства, чтобы спереть чёртов листочек, если Лидия слегка переключит на себя внимание? В месте, где подозрительно всё, проклятая обычная бумажка вызывает почему-то особенный интерес.

– Может быть, мы хотим арестовать вас по обвинению в финансовом мошенничестве? За работу без лицензии. У вас ведь есть лицензия, господин Тременс? Вас не затруднит её показать?

Шаг. Ещё шаг в сторону. Хочется верить, что Тременс сейчас будет следить именно за ней. Близко к нему Лидия всё-таки старается не оказываться, но вот прогуляться по комнате – святое дело. В конце концов, всё, что лежит на видном месте, она по закону имеет право осмотреть...

– Может быть, мы пришли вас грабить, прикрываясь именем Гильдии Стражей? Кто поверит, что Стража обобрала заёмщика? Чушь! А может быть, мы просто хотим выяснить, где находится господин Тременс и что у него происходит? Праздный интерес. Заботимся о гражданах.

Тяжёлый взгляд Тременса Лидия встречает своим, спокойным. Во всяком случае, тот ещё на неё не кинулся. Надолго ли его хватит, правда?

+4

16

Dark Piano - The Tall Man

Пока вы разбираетесь с чашками и чайником, Делириум Тременс продолжает сверлить вас орлиным взглядом из своего кресла. Естественно, от него не укрываются ваши переговоры. Естественно, он чертовски этим недоволен. Казалось бы, ещё сильнее нахмуриться уже нельзя, но господин Тременс вполне преуспевает: вряд ли в этом мире найдётся хоть что-то, в чём он ещё не успел вас заподозрить, начиная со взломов чужих лавок средь бела дня и заканчивая кражей мороженого у детей дошкольного возраста.

— Может, у вас в Страже и принято шептаться друг у друга за спиной, но я не терплю к себе такого отношения.

Судя по всему, вам действительно удалось как следует задеть этого господина: Тременс умудряется выглядеть оскорблённым, надменным и степенным одновременно. К чаю он и не думает притрагиваться; даже убирает руки со стола к себе на колени, без особых на то причин. И снова ёрзает в кресле.

Наверное, именно поэтому в комнате разом становится ещё менее уютно и ещё более неловко, чем было раньше.

Услышав имя Кисы, Делириум Тременс вскидывает брови и давит явно рвущуюся наружу усмешку. В то, что это её настоящее имя, он определённо не верит, но, по всей видимости, не слишком возражает против дурацких псевдонимов. Ничего удивительного: в конце концов, в Сказке существует даже парочка орденов, полностью состоящих из любителей менять себе прозвища каждую неделю, день или даже несколько часов.

А потом он поворачивается к Лидии. К Лилии. Он склоняет голову набок (выходит немного удивлённо). Он смотрит — спокойно, совсем немного потерянно. Он хочет что-то сказать, но не решается. Искра понимания мелькает в его глазах, когда Лидия напоминает о том, кто позвал их сюда, — и Делириум Тременс, наконец, улыбается.

Его улыбка — улыбка человека, вытащившего из земли ценный клад спустя полгода рытья могил. Его голос — шерсть холёного домашнего кота, выгибающего спину под прикосновением знакомой руки.

— Если вы пришли меня грабить, — начинает Делириум Тременс, послушно поднимаясь с места и следуя за Лидией, — то слишком затягиваете с экспозицией. Если вы пришли осведомиться о моём состоянии, то знайте, что со мной всё, к счастью, в полном порядке. Если же речь о лицензии...

Он вздыхает, забирается ладонью под ткань жилета и, пошарив во внутреннем кармане, извлекает наружу аккуратную карточку — такую, какие выдают всем представителям Гильдии Торговцев, уполномоченным собственноручно вести денежный оборот. Господин Тременс едва успевает протянуть её Лидии, прежде чем лицензия — совершенно неожиданно, без особых на то причин — падает на пол. Он хмурится недовольно и уже собирается нагнуться за карточкой, но в последнюю секунду отбрасывает эту идею.

— Итак. — Делириум Тременс проводит рукой по волосам, делает глубокий вздох и одаряет Лидию очередным острым, внимательным взглядом. — Если мы закончили со вступлением, то давайте перейдём прямо к делу. Присаживайтесь, — добавляет он с нажимом. — Этот ваш Живоглот вполне заслуживает того, чтобы я потратил на него несколько минут своего времени и немного любимой заварки.


КИСА МЯУ-КУСЬ

На несколько драгоценных мгновений Тременс оказывается полностью поглощён беседой с Лидией. Разве ты можешь отказаться от того, чтобы потратить их с пользой? Или всё-таки можешь?

Так или иначе, всё это звучит ужасно рискованно.

ЗАПИСКА
Ты обращаешь своё внимание на лист бумаги, который Тременс только что уронил на пол прямо рядом со своим столом. Что там написано?..

МЕШКИ
Ты обращаешь своё внимание на бесконечно длинные ряды холщовых мешков, высящихся здесь же, у стены, и туго набитых... Интересно, чем?


ЛИДИЯ ОЛИВИОЛИ

Господин Тременс так и не подобрал свою лицензию с пола, тем самым предоставив тебе самой решать, что следует проявить в этой ситуации: доверие или жёсткость. Судя по поведению Тременса, он не особенно доволен вашими методами вести дела. Вполне возможно, что твоя мнительность окажется для него последней каплей и будет стоить гильдии ценных свидетельских показаний.

Впрочем, решать тебе.

ЖЕСТ ДОВЕРИЯ
Ты решаешь не поднимать лицензию Делириума Тременса с пола. Отсюда и так прекрасно видно, что она принадлежит ему и до сих пор считается действующей.

ТРЕЗВЫЙ ПОДХОД
Ты решаешь поступить благоразумно и проверить всё, что необходимо проверить. В конце концов, как и у любого члена гильдии, у тебя есть на это полное право.

Приватная информация

Не то чтобы ты считала себя мастером в этих вопросах, но долгое пребывание в ордене Мистрэ сделает человека даже из распоследнего девственника, стесняющегося каждого продолговатого предмета на своём пути. Ты точно знаешь, что Делириум Тременс тебе... симпатизирует. Если это можно назвать именно так. Ты уверена, что можно.

[nick]Делириум Тременс[/nick][icon]https://i.imgur.com/vdXXiBo.png[/icon][status]#np Пневмослон - Серёга[/status]

+3

17

Ну же, цыпа, отвлеки его.
И Лидия, явно уловив мощные ментальные волны разума Кисы, делает все, как нужно. Идеальная командная игра. Напомните, почему у них с Максом такого нет?..

Пока Лидия задушевно болтает с господином Тременсом, Киса чуть более нагло осматривается. Отсутствие Макса дезориентирует ее, она с недовольством и некой долей ужаса осознает, что слишком привыкла к его обществу.
Слишком привыкла полагаться. На демона, ага. Нет Макса — нет рук, ушей и глаз. Приходится все делать самой. Чертова самостоятельность.
Но все же Макс был прав. Она явно не тем зарабатывает себе на жизнь. Киса скользит взглядом вдоль стен помещения, которые подпирают пухлые мешки. Кажется, что еще немного и холщовая ткань порвется. Есть ли смысл так напоказ выставлять свое богатство? Это лишено логики, рассудка и...вообще всего. Товар? Тоже не слишком практично. Мусор? Зачем его копить?

Любопытство подзуживает и толкает к одной из стен. Киса почти делает шаг, но останавливается. Лидия не сможет долго отвлекать этого хмыря — он явно не из тех, кто так просто упускает контроль над ситуацией. Придется расставлять приоритеты.

Мягко повернувшись на пятках, она не спеша доходит до стола и поднимает упавший клочок бумаги. Внимательно рассматривает, что-то хмыкает и кивает головой. Бросает беглый взгляд в сторону Лидии, мол, цыпа, я закончила, возвращает этот клочок обратно на пол. Уж лучше все оставлять на своих местах.

— Ладно, ладно, присаживаемся мы. Капитан, не нужно заставлять нервничать мистера Тременса. Он — наша единственная зацепка, как-никак. И сейчас выдаст нечто потрясающее. Да? — последние слова относятся уже к лавочнику.

И слушает, и думает про записку на полу.

А что же в ней?..

+2

18

Мог ли Тременс казаться ей ещё подозрительнее, чем был?
Определённо точно не мог. Но, сука такая, казался, и, если бы у Оливиоли был подозрительнометр, то он бы сейчас надрывался писком и определенно зашкаливал.

За лицензией Оли даже не думает наклоняться. Вот эта чёртова карточка – последнее, что интересует её в жизни, будь она хоть трижды просрочена и выписана на имя Синдромум Абстинентие – а какая ей к чёрту разница? Тременс либо расскажет что-нибудь, что поможет им поймать Живоглота, либо последний пиздабол.
Либо Живоглот. Этот вариант не кажется особенно маловероятным.

– Я вас внимательно слушаю, – Лидия скрещивает руки на груди и буравит Тременса самым пронзительным из всех своих невыносимых взглядов. – Информация про Живоглота будет крайне полезна Страже, если в ей действительно обладаете. Может быть, докажете, что мы не зря тратим своё время?

В игру «сделай максимально загадочную рожу» могут играть двое, господин Тременс. А если и Киса тоже подключится, так даже и трое.

Ну же, должно же быть в нём что-нибудь! Хоть что-то, что подтвердит Кисины подозрения. Хмырь он, конечно мутный, но что, чёрт возьми, с ним не так?! Всё, что она успела нарыть до прихода сюда, даже близко не совпадает с реальностью. С той реальностью, которая сидит перед ней и навязывает ей свой чёртов чай.

+3

19

Приватная информация

КИСА МЯУ-КУСЬ

Ты успеваешь рассмотреть записку со всей внимательностью и можешь сказать наверняка: это — самый что ни на есть обыкновенный лист бумаги. Не зачарованный. Не увитый какими-нибудь причудливыми рунами. Просто — свежайший кусочек пергамента; даже запах соответствующий. Рукой Делириума Тременса на нём начертаны две с половиной буквы: «п», «о» и то, что с большой вероятностью можно принять за  «м». Видимо, Тременс прервал свою каллиграфическую практику — по причине, которую ты придумать не можешь. Что же за слово он собирался написать? «Помада»? «Помпон»? «Помощь»? «Помогите»?

Тременс, судя по всему, остаётся доволен, когда вы обе наконец занимаете свои места напротив его стола. Очередной глубокий вздох выходит максимально похожим на облегчённый. Он поднимает лицензию с пола, стряхивает невидимую пыль тыльной стороной ладони и аккуратно убирает в карман.

К столу он возвращается небрежной походкой, призванной, видимо, выразить всё презрение, которое ощущает по отношению к Страже любой уважающий себя представитель Гильдии Торговцев. Получается у него превосходно.

— Что ж, — начинает господин Тременс, вновь устраиваясь в кресле. — Я видел этого самого Живоглота за работой. Выследил его от проспекта Семи Звёзд до самого Речного переулка: держался тени, нос зря не высовывал, но под плащом сжимал какой-то мешок. С костями, как потом вскрылось. Молодой ещё парень: светловолосый, кудрявый немного... Расовую принадлежность, сами понимаете, уточнить не смогу. Весь в чёрном. Мешок свой вместе с костями сбросил в сточную канаву, за пару минут до полуночи. Затем — глотнул из пузырька и мигом стал на десяток дюймов выше, а лицо позеленело, как у ящера какого-нибудь. Случилось это двое суток назад. Ещё вопросы?

Последняя реплика, судя по всему, обращена персонально к капитану Оливьери. Господин Тременс вскидывает бровь, давит короткую улыбку — насмешка рука об руку с самодовольством — и упирается локтями в стол, ожидая ответа. А потом что-то идёт не так.

Вы не сразу понимаете, как высокомерная презрительность в лице господина Тременса сменяется сконфуженным удивлением, а его локти вдруг резко устремляются к полу. Секундой позже он снова сидит перед вами, как ни в чём не бывало, — только теперь осторожно прижимает руки к груди. Но вас не обманешь. Вы отчётливо видели, как обе конечности Делириума Тременса только что... провалились сквозь стол. Так, как если бы они принадлежали какому-нибудь призраку.

Приватная информация

Или духу, думаешь ты.

Или духу.


ЛИДИЯ ОЛИВИОЛИ

Тебе известно, что кости в Речном переулке действительно находили. И произошло это действительно позавчерашним утром. Показания Делириума Тременса сходятся с той информацией, которую тебе удалось получить от аналитиков, занимавшихся расследованием всё это время. Тебе также известно, что даже самые сильные зелья смены внешнего вида не получится использовать чаще, чем раз в пять дней. Иными словами, прямо сейчас Живоглот по-прежнему должен выглядеть так, как его описал Делириум Тременс.

Это — ужасно ценная информация.

[nick]Делириум Тременс[/nick][status]#np Пневмослон - Серёга[/status][icon]https://i.imgur.com/vdXXiBo.png[/icon]

+2

20

Киса смотрит на странного мужика и думает, что мужики в принципе - народ такой себе. Прокручивая в голове слова Лидии, она все больше убеждается, что их свидетель вряд ли отделался лишь зрительным представлением. Но что еще? Если это не Тременс, то зачем ему было вызывать к себе Стражу и давать сведения о Живоглоте? Или настоящий Тременс успел послать винг, но потом...потом...

Одна мысль выталкивает другую, голова идет кругом. Здесь творится какая-то фигня — лишь это ясно однозначно. Киса косится на бумажку на полу. Ему угрожают? О, черт, как же не хватает Макса. На какой-то миг в голове появляется мысль — призвать демона. И Киса прикидывает, сколько у нее осталось крови для призыва. Она не уверена, что хватит.

Она не уверена, что призыв вообще сработает.

Придется разбираться самой. И в тот самый миг, когда в ее голове созревает важный и очень наводящий вопрос, руки Тременса проваливаются сквозь стол. Определенно. Ей это даже не показалось.
Показалось?..
Нет.
Точно нет.
Ничего удивительного, если Тременс — это призрак.
Ничего удивительного, если Тременс — это брат по духу Макса.

Только вот Тременс — обычный лавочник. Не так ли?..

Киса медлит всего секунду, на принятие решения требуется всего одна мысль: как долго?
Как долго будет длиться это представление?
Киса поднимается и подходит к мужчине, хватает его за запястье — осторожно, словно (словно ли?) пытается нащупать пульс — и тихо произносит:
— Мистер Тременс, что происходит?

Нутро уже ворчит от того, что она так резко сокращает дистанцию. Нда, старая привычка, когда тебя за спиной прикрывает демон. Но теперь никуда не деться.
— Детка, — бросает она Лидии через плечо. — Ты же тоже находишь это все чертовски странным?

Отредактировано Киса Мяу-Кусь (2019-03-18 20:35:48)

+2

21

Лидия встречает чужую болтовню без особого энтузиазма, и привычка барабанить пальцами заметки под винговую запись срабатывает автоматически. Ага, ага, мешок, плащ, кудрявый, зелёный... Где-то в отделе сейчас всю эту информацию возьмут в работу, если кто-то из дежурных готов этим заняться. А у неё самой вопрос более серьёзный...

Впрочем, его прекрасно формулирует Киса.

Нет, блядь, она совершенно не полагает странным, что человек зарекомендованный коллегами как размазня и неудачник, довольно успешно с ними играет!
Нет, блядь, это совсем не странно, что его руки проваливаются через ёбанный стол, сквозь стол, прямо вот проходят, как будто нет там никакого стола или никаких рук!
Нет, всё это совершенно нормально: чай, мешки, сраная карточка, какие-то бумажки, тот факт, что этот парень вообще обладает какой-то информацией по Живоглоту!..

– Ещё бы, блядь, – вслух выходит короче и куда менее саркастично. Когда Киса кидается к Тременсу, Лидия уже подсознательно готова увидеть, как тот рвёт девчонку на куски, так что сейчас где-то в душе зарождается искреннее, хоть и жестокое недоверие: как это та до сих пор жива?! – Господин Может-Быть-Тременс, я обладаю всеми полномочиями, чтобы вся гильдия сбежалась обыскать эту лавочку до последнего гвоздя, а вы в таком случае проведёте ближайшие 15 часов в нашей допросной, общаясь с самыми очаровательными вооружёнными людьми. Либо прямо сейчас мы сами оматриваем все, что нас интересует, без привлечения всей остальной гильдии, и вы вместо допросной сидите здесь и нам не мешаете...

Долгая речь. Достаточно долгая, чтобы успеть обойти Тременса кругом, лёгким пинком повалить на пол подвернувшийся под ноги мешок и замереть у противоположной стены, оглядываясь. Давай, Оли. Разведчик ты или куда?

Может быть, мешок мокро шмякнулся, а не звякнул монетами? Может быть, со спины у Тременса торчит нож? Может быть, из подсобных помещений доносятся какие-то звуки? Может быть, где-то написано кровью «Я ЖИВОГЛОТ»?

Должно же быть что-нибудь?!

+3

22

Всё происходит достаточно быстро. Вы видите, как лицо господина Делириума Тременса складывается в недоверчивую гримасу. Вы кожей чувствуете исходящее от него недовольство. А когда Киса тянется за его рукой, на секунду вы почти задыхаетесь в этом искреннем, нечеловеческом раздражении.


КИСА МЯУ-КУСЬ

Пульс есть. Запястье — самое что ни на есть человеческое. Тременс дёргается в явном отвращении и тянет руку на себя, отстраняясь. Ты ему отвратительна. Сам факт вашего присутствия здесь — отвратителен. Не нужно обладать никакими магическими способностями, чтобы это понять.


ЛИДИЯ ОЛИВИОЛИ

Он переводит взгляд на тебя и слушает. Слушает внимательно, не отвлекаясь, позволяет тебя закончить и только морщится неприязненно, когда ты завершаешь последнюю реплику глухим пинком. Мешок валится на пол с тяжёлым перезвоном, больше всего напоминающим монетный. Всего лишь деньги. Ровным счётом ничего криминального. Тогда почему Делириум Тременс смотрит на тебя так, будто готов проглотить живьём?

Возможно, потому, что ты вломилась в его собственность и находишь целесообразным пинать мешки вместо того, чтобы благодарить свидетеля за дачу показаний. Такой вариант нельзя исключать.

Впрочем, он довольно быстро сдаёт позиции — стоит только Тременсу вновь открыть рот.

— Ты ведь и понятия не имеешь о том, с кем говоришь. — Он почти шипит, когда касается переносицы парой пальцев — средним и указательным — в явной попытке не сорваться на крик. — Не так ли, лютик? Подойди к столу.

Ты подходишь.

Нет, действительно. Просто берёшь и делаешь то, что говорит тебе этот кусок дерьма, искренне удивляясь собственной непоследовательности. Зачем? Он же явно конченный, этот Тременс! Какого чёрта ты просто...

— Возьми нож. Он лежит прямо за чайником — вон тот, кухонный. Ты, — он оборачивается к Кисе, — сиди смирно. Лютик? Да, всё верно. Прекрасно. Просто прекрасно.

Ты молчишь. Нож в твоих руках — абсолютно чистый. Ты смотришь на него без тени волнения. Ты знаешь, что вонзишь лезвие в собственное горло, стоит только господину Тременсу тебя попросить — вежливым, спокойным, уверенным тоном. Так, как он умеет.

Мысль об этом... завораживает.


КИСА МЯУ-КУСЬ

Закончив с Лидией, Делириум Тременс снова смотрит на тебя. Что вообще здесь происходит? Какого хера случилось с Оливиоли? Какого хера Макс до сих пор не высунул свою морду из конуры? Воображаемой, разумеется, чисто метафорической, блядской конуры.

— Ты контрактор, — просто говорит тебе господин Тременс, снимая очки с переносицы и укладывая их на стол перед собой. — А я — дух. Ну, не совсем — только одной, лучшей своей половиной. Я предлагаю тебе простую сделку, девочка: мы заключаем договор, я оставляю твоего капитана в живых, и всё заканчивается хорошо. Убийства прекращаются. Валдену больше ничего не угрожает. Я просто уйду; и, может, буду навещать тебя время от времени. Прямо сейчас я достаточно сыт для... перехода.

Он говорит всерьёз, ты понимаешь это без особого труда. Этот хрен — действительно дух. Может, он и напугал Макса? Достаточно могущественный дух, чтобы оно его присутствие заставляло сородичей бежать, поджав хвост? Воображаемый хвост. Чисто метафорический, блядский хвост.

Ты боишься? Волнуешься? Предвкушаешь?

Что бы ты ни чувствовала на самом деле, прямо сейчас тебе придётся сделать выбор.

СОГЛАСИТЬСЯ
Ты ощущаешь, что тот, кем на самом деле является Делириум Тременс, — поистине могущественный дух. Возможно, он наделит тебя великими силами.

ОТКАЗАТЬСЯ
Ты не знаешь, что станет с Максом, если согласиться на предложение Делириума Тременса. Да и стоит ли доверять психу, перебившему столько людей?..

Техническая информация

» Делириум Тременс — наполовину дух. Теперь это известно вам наверняка.

» Вы не знаете, кем является вторая половина Делириума Тременса. Но, вероятнее всего, именно она прислала винг в Стражу и именно она пыталась оставить злосчастную записку. Судя по всему, приходится ей несладко.

» Лидия Оливиоли может попробовать оказать сопротивление эффекту, который наложил на неё Делириум Тременс. Для этого необходимо бросить один стогранный куб со сложностью 80. Значение 81 и выше означает «успех»: ты сопротивляешься чужим командам, отбрасываешь нож в сторону и сможешь действовать так, как пожелаешь нужным, уже на следующем своём ходу.

[nick]Делириум Тременс[/nick][status]how the tables have turned[/status][icon]https://i.imgur.com/vdXXiBo.png[/icon]

+3

23

С вашего позволения, кину сейчас, потому что если я прокину – действовать я начнцу раньше, чем Киса успеет сказать «мяу».

[dice=168432-1:100]

+1

24

Наконец-то, всё это обретает смысл. Жаль только, что смысл этот уже не важен: Лидия заворожённо сжимает в руке нож и мир вдруг сжимается до одной только точки. До мнения господина Тременса насчёт этого самого ножа. Это ощущение прекрасно.
Прекрасно и до боли знакомо.

– Сука! – шипит Лидия сквозь зубы. Или ей только кажется, что она шипит это вслух? В одурманенном сознании ругательство бьётся будто красная пульсирующая артерия, и Лидия щедро добавляет к одной артерии сетку мелких капилляров. – Блядь!

Вырываться из-под подобного всегда больно, но Тременсу, если честно, есть ещё у кого поучиться; на этот раз Лидия даже обошлась без сломанных пальцев.  Огромное упущение с чужой стороны. Сраный лузер. Когда такими фокусами занималась Тиамат, получалось даже красиво, а этот идиот не может даже скрыть своё вмешательство! Невероятный, беспомощный, бессильный идиот!

Ругательства помогают держать себя в руках. Нож впивается в ладонь и с каждым новым усилием дрожащих ослабевших вдруг пальцев становится легче.

Наконец-то она может действовать. Повреждённой ладонью к вингу – тот впитывает кровь радостно, чуть ли не вибрируя от энтузиазма. Пальцы выбивают устоявшийся сигнал тревоги: три всем знакомые буквы, универсальные буквы, даже если на дежурстве по какой-то прихоти оставили стажёра – даже он может это понять. И ещё несколько ударов, чтобы пояснить ребятам ситуацию.

«Бля. Дух. Hlep.»

По-хорошему, её работа здесь закончена.

Нож всё так же в руке. Лидия делает шаг. Ещё шаг. Не меняя заворожённого взгляда в никуда, готовая слушаться Тременса по первому зову – во всяком случае он должен так думать, сраный он идиот. Два шага, чтобы оказаться за спиной у Кисы и нож упирается в чужое горло. Лидия наклоняется к самому плечу.

– Тяни время, сука. Тяни время.

+4

25

– А... – только и успевает сказать она в ответ на происходящее.
Атмосфера сгущается, воздух становится настолько плотным, что, кажется, его можно резать ножом.
Да, тем самым, что держит в руках Лидия.

– Капитан...какого черта?!

Киса оборачивается к Тременсу. Ее зрачки расширяются от ужаса и осознания того, что сейчас ее некому прикрыть. То есть действительно некому. А такого, если быть точным, не было никогда. Что же делать, что же делать. Киса бешено пытается сообразить самый лучший, черт возьми, план, но все мысли хаотично вопят "код красный".

Требуется невероятное усилие воли, чтобы заставить себя успокоиться. То есть как. Хотя бы начать дышать. Пара вздохов, и Киса чувствует, как холодная полоска стали касается ее горла. Нда. Она никогда особо не жаловала стражу. Впрочем, слова Лидии дают крохотную надежду, что той удалось воспротивиться контролю духа. Или нет?

– М-м-м-м, – мычит она и не сводит взгляда с Тременса. Блядь. Этот припадочный сукин сын отправил Макса куда-то в тартарары. Покусился на ее демона. Либо Макс сам съебался от греха подальше, конечно. Она еще с ним об этом поговорит.

Если выживет.

– Интересное предложение, – наконец произносит она и облизывает высохшие губы. – Но зачем тебе еще один контрактор? Если ты здесь, стало быть, у тебя уже есть контракт. Был. Не удивлюсь, если это был сам Тременс, да? Зачем ты ему нужен был? Золотишком разжиться?
Киса издает что-то вроде нервного смешка и косится в сторону мешка, который недавно пнула Лидия.

– Но что-то пошло не так, и ты взял вверх. Теперь Тременс принадлежит тебе, а не ты ему. Не думаю, что ему долго осталось, да? И ты будешь абсолютно свободен. Так зачем связывать себя новым контрактом?

Киса на самом деле не уверена, стоит ли соглашаться. Разум говорит – нет. Но вот другой разум, тот самый, который отвечает за власть, силу и успешность по жизни, говорит – да, конечно. Тем не менее умирать в расцвете сил и лет не хочется. Она еще подумает, еще немного. Если, конечно, ей позволят это сделать.

"А потом окажется, что за всем стоит госпожа Тельман. И это ее дух-шалун, с которым они просто поругались, ха-ха. Нет, не смешно ни разу, прошу, милочка с ножом за моей спиной, не убивай меня, я еще пригожусь."

+4

26

Первый шаг Лидии становится ошибкой. Первый, второй и все последующие — ошибка, ошибка, ещё одна. Делириум Тременс смотрит на неё поверх плеча Кисы и, кажется, удивляется. Но почти не подаёт виду — только вздыхает, потирая ладонью о ладонь. Будто жуть как недоволен тем, что шоу непростительно затянулось.

— Потому что таковая моя природа, — терпеливо объясняет он Кисе, вздыхая ещё раз. На этот раз — глубже, с тяжёлой усталостью. — Право слово, это что, тот момент, когда я должен рассказать тебе историю своей несчастной жизни, довести половину слушателей до слёз, а ещё половину — до нервного припадка? Мы не в древней легенде, девочка, и тебе это прекрасно известно. И тебе тоже, лютик.

Делириум Тременс поднимает улыбчивый взгляд на Лидию. Для того чтобы рассмотреть в нём искреннюю симпатию, не требуется ровным счётом никаких усилий. Судя по всему, он даже рад, что её не пришлось убивать.

— Хватит притворяться: выходит у тебя ужасно, — Тременс пожимает плечами. — Впрочем, признаться, я впечатлён. Искренне. Сила воли — это прекрасно. Очень жаль, что заключить со мной контракт тебе не по силам: в противном случае, полагаю...

Он задумывается на пару секунд, усмехается и качает головой.

— Неважно. Вернёмся к насущным вопросам.

Усилие, с которым он разминает узловатые пальцы, можно охарактеризовать как нетерпеливое. Судя по всему, Делириум Тременс чертовски устал от этой сцены. Ему нужен ответ, притом ответ предельно конкретный. Согласие или отказ. Да или нет.

— Она убьёт тебя, девочка. Убьёт — и не поморщится, стоит ей только захотеть. Или — в случае, если ты откажешься, — это сделаю я. Просто... избавлюсь от вас обеих — и сказке конец. Незамысловатый, глупый конец. Я ведь убивал раньше, помнишь? Для меня это так же легко, как предложить вам чаю или заставить вас перерезать друг другу эти ваши маленькие глотки.

Делириум Тременс разрезает воздух ребром ладони и мечтательно хмыкает.

— Подумай, по какую сторону от баррикады хочешь оказаться ты. Подумай как следует.


Вы вспоминаете всё, что вам известно о Делириуме Тременсе. Это дух — и в достаточной степени могущественный. Это дух, который убивал людей. Это дух, который ищет себе контрактора. Это дух, внутри которого по-прежнему жив — кто? Человек? Обыкновенный заёмщик, который пытался связаться с Гильдией Стражи и, возможно, добровольно сдаться в руки правосудия?

Теперь этот дух ждёт от вас ответа на своё предложение. Вы не уверены в том, что последует за отказом. Вряд ли вы на самом деле хотите знать.

СОГЛАСИТЬСЯ
Делириум Тременс может предложить могущество и силу.

ОТКАЗАТЬСЯ
Делириум Тременс выглядит чертовски опасным.

ОБРАТИТЬСЯ К НАСТОЯЩЕМУ ТРЕМЕНСУ
Внутри этого духа всё ещё живёт человек.

ВЫКИНУТЬ ЕЩЁ КАКУЮ-НИБУДЬ ШТУКУ
Вы настоящие профессионалы по этой части.

[nick]Делириум Тременс[/nick][status]how the tables have turned[/status][icon]https://i.imgur.com/vdXXiBo.png[/icon]

+4

27

"Надо соглашаться. Определенно точно. Когда я вообще не выбирала то, что лучше для меня? Макс, конечно, демон славный, и мы с ним слишком давно знакомы, чтобы так легко отказываться... Но если выбрать между своей шкурой и шкурой блохастого, то выбор очевиден. С другой стороны, где гарантия, что мой демон вообще еще в состоянии...функционировать. Что будет со старым контрактом? Затрется? Этот тип съест Макса? А если он съест меня? Точно надо соглашаться. Я скажу, что я согласна. Прости, детка-ромашка, но каждый выживает как может. Если придется убить тебя, то я убью. Так что..."

Киса открывает рот, чтобы согласиться на предложение духа. Потому что она - девочка умная. Так что она послушно кивает и произносит:
— Нет. Если бы ты хотел убить нас, то уже сделал бы это. И не устраивал это маленькое представление. Все еще не понимаю, зачем тебе это, но...

Так-так. Это ведь совершенно не то, что она собирается сказать! Так-так, девочка. Давай еще раз. Киса делает вдох и предпринимает вторую попытку дать свое согласие.

— Но те убийства... О нет, слишком просто. Так легко убивал людей на улицах, но всего лишь угрожаешь нам?

Киса подается вперед и чувствует, как нож, который Лидия все еще не убрала, впивается в ее шею. По спине пробегает дрожь. Она совершенно точно своими словами роет себе могилу все глубже и глубже. Мама дорогая. Остановите ее кто-нибудь. Серьезно.
Мягким движением руки Киса отодвигает нож и встает. Этот ублюдок просто обязан пояснить, что за чертовщина происходит.

— У меня уже есть контракт. Есть. Что ты сделал с моим демоном? Он, конечно, не лучший выбор, но даже не смей ставить мне условия.

"Я сегодня умру. Точно. Сказ о том, как одна девчонка не умеет сдерживать свою злость."

Киса приближается вплотную к Тременсу, хватает того за рубашку и встряхивает ровно на столько, на сколько хватает ее девчоночьих сил. Практически не на сколько, да. Но тем не менее.
— Да ты проблеваться готов только при одном взгляде на нас. И теперь я должна поверить, что ты обглодал до самых костей тех бедолаг? Может, нам лучше поговорить с тем, кто будет лучше чувствовать себя в нашем обществе?

Сердце бешено колотится, а мозг начинает обратный отсчет. Милочка с ножом, не подведи, если что. Киса привстает на цыпочки.

- Мистер Тременс...я имею в виду действительно мистер Тременс, как вы себя чувствуете? Вам есть, что нам рассказать? С-с-сука, тебе придется терпеть мою близость, пока на связь не выйдет твоя не настолько лучшая половина.

+4

28

Если то, что делает Киса – это план, то он чертовски дерьмовый.
Лидия мысленно даёт ей самую большую и смачную пятюню, какую может представить. Что одна ебанутая, что вторая, отлично, просто отлично! Им обеим не дожить до вечера, господи прости.

Но если они это переживут, то надо вместе надраться в каком-нибудь засранном баре до синих чертей. Кажется, именно так начинается славная дружба: с попыток вместе сдохнуть?

Лидия опускает нож и вздыхает.

– Тременс. Если серьёзно. Мне было бы очень жаль, если бы эта кошка тебя прикончила, потому что... – драматическая пауза, чтобы обвести руками и Тременса и всю комнату и весь этот сраный мир! – Ну посмотри на себя! Ты ебал мозги Страже уже месяц. И всего единожды не справился со своим «я», которое успело договориться с нами о встрече. Тебе не кажется, что это судьба? Мы должны были пересечься. Ты очевидно мастер всей этой гипнотической фигни, но, однако же, вот она я, перед тобой, размахиваю ножичком, и до сих пор никого не прикончила. Давай пообщаемся, Тременс. Наша история звучит слишком заманчиво, чтобы проебать её бессмысленным убийством. А на кошку внимания не обращай... – какое всё-таки счастье, что Киса болтается на Тременсе и не смотрит сейчас на неё! Зато смотрит сам Делириум. Лидия проводит ножом возле своей шеи и вскидывает брови с улыбкой. – Я её уволю. Если попробует что-нибудь вякнуть.

Хороший полицейский. Плохой полицейский. Ладно вам, Тременс откровенно ей симпатизирует, почему бы не побыть для него действительно хорошим копом. Тем самым, который убивает людей за спиной у всего полицейского департамента и самолично расследует собственное дело. Отличный план, блядь, лучше некуда!

Если они выживут, они напьются. И Кису не спрашивают.

+4

29

Трщ гейммастер попросил кинуть в него кубом.
[dice=40656-1:100]
+5 за смекалочку тм

0

30

[dice=30976-1:100]

+3


Вы здесь » Dark Tale » Архив эпизодов » [30.05 ЛЛ] Q: Кости на мостовой