В самом деле, полная чувств, хорошего вина и любви ночь сменилась довольно прохладным утром, когда фея в свойственной ей изощренной манере показала весь свой арсенал двусмысленных и недвусмысленных намеков, явно или скрыто указывающих на дверь.
(c) Джеймс Блекмор

Сарцелл, ощущая себя ведьмаком в душе, ненавидел чертовы порталы.
(c) Сарцелл

Людям, которые любят бурчать на все и ненавидеть все, в компании Чижа приходилось всегда сложновато. Он составлял их противоположность, любя или хотя бы нейтрально относясь ко всему миру, даже к очевидно плохим его проявлениям. Во всем он видел свою прелесть, не останавливаясь на одном ярлыке и стараясь разобраться получше. Ведь даже самый отъявленный маньяк может быть хорошим человеком.
(c) Чиж

Представленная бумага была подделкой, естественно, но подделкой весьма качественной — в ней чёрным по белому было указано, что дракон, терроризирующий ныне деревеньку, был законной собственностью его, честного торговца гильдии, Имре Фаркаша.
(c) Имре

Как можно было им, исчадьям Геенны, доверить хоть что-то?! Но нет, Сказка, видимо, будучи сама женщиной, испытывала солидарность к товаркам – и вот, по его душу пришла очередная дочь бездны.
(c) Лойко

Это был прекрасный, изумительный день. Начался он с того, что Константин свою любимую, дорогу и родную женщину всем своим добрым сердцем хотел придушить.
(c) Константин

Больничный запах увивался за ним, словно пёс, разнося характерный аромат лекарственных настоек пустыми коридорами Башни.
(c) Артур Райнер

Ну конечно, это так по-фэйрийски, так по сказочному - "Твое дело - помогать нам, а свои оставь на сказочное потом, пока тебе не вставят новые палки в колеса".
(c) Фална Моргана

Он все летел. Упорно рвался вверх, или стремительно несся вниз, потеряв всякие ориентиры, Самаэль уже не знал. А может он и не летел вовсе – падал, на самом деле он затруднялся сказать.
(c) Самаэль

В его мире, во все времена, гадалки являлись чуть ли не синоним мошенничества - ведь нет способа более эффективного, элегантного и безопасного, чем обобрать человека, который сам на это согласился.
(c) Девил-Джо

Интересно, а подпадают ли сказочные вампиры под понятие "нежить"? Чтоб нет-нет да и сказать Джо так лениво — "Изыди!", и тот, захлопав перепончатыми крыльями, с воплями уносится в адские кущи...
(c) Артано

Крапинка ответственно понюхал буклетик. И так же ответственно отложил в сторонку, больше интересуясь своим новым снаряжением. В конце концов настоящим героям не нужны никакие инструкции, тем более если эти инструкции такие непонятные.
(c) Крапинка

Это Сказка – ему нужно привыкать к такому. Сегодня говорящий кот, а завтра прямоходящая акула. В конце концов, маленького дракона он уже повстречал.
(c) Нуар

Порядочный дракон свои долги всегда платит (ещё, правда, в долг не даёт и воров предпочитает есть, но это уже другая сторона вопроса).
(c) Форте

Назад дороги больше не было. Он сбежал от себя в Сказку. Теперь будет бежать от себя к Смерти. Дальше бежать некуда.
(c) Артано

Так, у тебя восемнадцать бойцов. Выдели мне четверых, кто имеет хоть какой-то опыт боевых действий. Которые не побегут при виде волка и не спутают рожу чудовища с моей.
(c) Гиль-Камиль-Каар

"Блядь, бесконечные бабы, бабы бесконечные, я что, все-таки в аду?" - подумал Лойко.
(c) Лойко

Поэтому он решил заявиться к звездочету в гости, - нет, не так как он обычно "ходил в гости", - а вполне официально и миролюбиво. Через дверь.
(c) Каминари

Кому вообще понадобились чугунные деньги? Для чего их использовать? Покрыть пол по новомодному дизайнерскому веянию? Или вскоре чугун подскочит в цене и станет дороже золота?
(c) Ариадна

Скриб чуть присел и закинул женщину себе на плечо, точно та была мешком с пожитками. Ну а что, она рассчитывала, что её понесут на руках как невесту под венец?
(c) Скриб

Ну да, точно. Он точно был в аду, потому что в аду без рыжих мужчин не обойтись, а тут их было сразу двое.
(c) Лойко

путеводитель сюжет нужные гостевая правила о мире роли магия расы внешности
❖ Книжный клуб «Вавилон» приглашает на работу Вещую Птицу. Оплата обсуждаема.
❖ Глава гильдии стражи Тень пропал. Незадолго после этого был найден труп Лидии, главы отдела разведки.
❖ Неизвестный Ы. предлагает купить трусы главы гильдии Границы за бешеные деньги. Писать на общий винг! (подробнее...)
Сентябрь года Лютых Лун
❖ Аномальная жара и два солнца никуда не делись. В Сказке очень жарко.
❖ В Сказке вновь объявились Вещие Птицы. Внешне они абсолютно неотличимы от обычных птиц, однако они разумны. Они предлагают любому обывателю ответы на любые вопросы, если обыватель разгадает их загадку.
❖ В Сказке настолько жарко, что даже Яга и Зверь не хотят ничего делать в этом месяце. Однако знающие умы говорят - это лишь затишье перед бурей, расслабляться никак нельзя.

Dark Tale

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Dark Tale » Личные главы » [23.09 ЛЛ] Порою, лучше говорить, чем сражаться.


[23.09 ЛЛ] Порою, лучше говорить, чем сражаться.

Сообщений 1 страница 3 из 3

1

ПОРОЮ, ЛУЧШЕ ГОВОРИТЬ, ЧЕМ СРАЖАТЬСЯ.

23 сентября года Лютых Лун

Фермы близ Валдена

Герман Эссен, Вейкко

https://sun9-8.userapi.com/c205624/v205624943/35eff/SsNN2Um6aqk.jpg

ПРЕДИСЛОВИЕ

Всё началось со странных нападений ночью. В лучшие времена, Фермы охранялись патрулями гильдии Стражей. Сейчас же, из-за нехватки людей, они были временно отозваны. Патруль и охрану возглавили несколько десятков наемных охранников и охотников-жителей Ферм. Сначала, ночью начал пропадать крупный скот. Жители, зачастую находили фрагменты растерзанных тел. Затем, ночная охрана, что пыталась остановить нападения, так же частично исчезла, частично была уничтожена. Разорвана и перебита. Решив больше не медлить. Жители Ферм обратились за помощью к гильдии Стражей. Для решения сей напасти, прибыла часть седьмого отряда.

Свобода Воли: Да.

Отредактировано Герман Эссен (2020-01-10 23:46:54)

+2

2

Сентябрь выдался немилосердным, особенно для ферм. Невыносимая жара губила посевы, изматывала людей и скот. Поиски фэйри, которые могли бы вызвать хоть какой-нибудь, пусть даже кратковременный, дождь, не принес никаких результатов. Фермерам оставалось лишь помолиться своим богам и еще усерднее впрячься в работу. И, словно этого было мало, начал пропадать скот. Ночью, когда работники крепко забывались сном, а животные наслаждались менее удушающей погодой, кто-то или что-то пробиралось в загоны и курятники. Поначалу фермеры, проснувшись поутру и не досчитавшись куриц или поросят, сразу же приходили к выводу, что в округе завелась приблудная дикая собака или лисица. Рядом ведь были леса, так что дикие звери не всегда могли пересилить желание "заглянуть в гости" к людям. Расставив капканы, раскидав отравленную приманку и выгнав из дома на улицу сторожевых собак, люди перестали волноваться, будучи уверенными, что буквально через пару дней незнакомый бедокур попадет лапой в капкан. Однако правосудие так и не случилось, а положение тем временем усугублялось. Похищений не просто стало в разы больше; теперь пропадал и крупный скот, а некоторых из них могли найти растерзанными неподалеку от окраин. И, что самое странное, по ночам не было слышно никаких волнений от животных. Среди людей начала расти паника, ведь такими темпами продовольствия не хватит не то, что для снабжения Валдена, но и для обеспечения самих ферм. Да и становилось ясно, что одна простая лесная лисица физически не способна за одну безлунную ночь выкрасть по три коровы за раз и, как нечего делать, утащить их на себе в лес. Из-за этого смекнули, что таинственным похитителем может оказаться либо животное покрупнее, либо банда воришек. За один день были организованны дозоры, состоящие из наемников и охотников, по паре людей в отряде, которые с позднего вечера и до первых петухов должны были патрулировать фермы и окрестности. Ставка была на то, что если и не удастся поймать вора, то получится его хотя бы спугнуть. Некоторым дозорным везло - пройдя положенный маршрут, они возвращались целыми и невредимыми домой под утро, с первыми петухами. Однако другие таким везением похвастаться не могли. Да, после организации дозоров и вправду перестал пропадать скот. Но стали пропадать люди. От них находили лишь следы крови, борьбы и брошенное на земле оружие. Что-то злобное нападало на фермы, что-то, с чем не могли справиться своими силами. Поэтому, недолго думая, с посланием в город был отправлен гонец. С посланием для Гильдии Стражей.
   Вейкко сидел у края кровати, медленно поглаживая перебинтованный бок собаки. Уши кинолога были плотно прижаты к голове, а тихий скулеж пса он невольно принимал за свой. С тех пор, как начались нападения на фермы, прошло всего пара дней, но каждый день видимо сказался на собаководе и его подопечных. Обеспокоенность и волнение читалась на их мордах, в их глазах. Пара собак хромали. У одной из них полностью отсутствовало ухо и глаз. Другой теперь приходилось вилять кривым обрубком вместо хвоста. Третья сейчас, тяжело дыша, лежала на кровати хозяина и все норовила сгрызть бинт, чтобы вылизать глубокую рану на боку. "Этого можно было бы избежать, разве нет? Я бы мог отказаться и, если нужно, увести своих в Велен или попросить того мусора нас спрятать", раз за разом корил себя Вейкко, вместе с тем прекрасно понимая, что вот так просто отгородиться от происходящего и бросить фермеров на произвол судьбы он не мог, даже при всем своем ужасном характере. Ведь он здесь, пусть и отшельнически, но все же жил, разговаривал с этими людьми, пил с ними, покупал вещи и часто, очень часто брал взаймы или за услугу еду или деньги. Да и, что греха таить, на некоторых дев он строил планы. Так что, если бы он занял позицию "моя хата с краю", но не факт, чтобы ему в будущем позволили спокойно жить без последствий. Поэтому ему ничего не оставалось, кроме как записаться в дозор вместе со всеми, выделяя на патруль нескольких собак, оставляя остальных для защиты собственного дома. Однако то, с чем пришлось столкнуться, было ему не по зубам. За всю свою "карьеру" охотника Вейкко успел повидать и изучить разное зверье. Но то, что нападало на фермы, было для него новым. Позавчера ему не повезло и на отряд из двух наемников, к которому Вейкко приставил трех своих псов, напали. Кинолог почувствовал это, будучи неподалеку и тут же бросился на помощь, моментально настроив связь со своими собаками, чтобы, наконец, увидеть облик врага. И увидел то, отчего вязкий холод сковал сердце. Враг был не один. Атаковало несколько существ. Они были могучими и не лишенными ловкости; ни у дозорных, ни у псов не было и шанса. Стрела одного из них просто завязла в шкуре существа. А жалкий удар мечом оставил лишь царапину. Когда существа, расправившись с наемниками, ринулись на его собак и атаковали, кинолог резко остановился и скомандовал своим псам бежать. Через связь он чувствовал и боль, и несогласие, и тоску своих подопечных по погибшим, но не передумал. Почувствовав, что его псы оторвались от чудовищ и что их не преследуют, Вейкко тоже поспешил убраться подальше на случай, если создания решат направиться в его сторону. Позже, по запаху, он нашел другой дозорный отряд, которого и уведомил о произошедшим. На удивление, его не обвинили в трусости за побег. К тому же, он сумел описать дозорным внешность существ, настолько подробно, насколько мог. Теперь люди хотя бы могли знать, что враг у них не один. Оставалось лишь дождаться ответа от Стражей.
   Теперь же Вейкко сидел в своей хижине, залечивая раны своих собак и думая, как же обезопасить собственный дом. Существа еще ни разу не нападали на его дом среди ночи, но не было никаких гарантий на то, что это не взбредет в их голову. Убедив раненную собаку перестать дергать перевязь и поспать, фэйри медленно и неохотно вышел подышать на улицу. И тут же увидел, как по направлению к его дому идет женщина. Она шла, переваливаясь, сгорбившись и все прижимала руки то к животу, то ко рту. Чем ближе она подходила, тем отчетливее становились слышны ее надрывные рыдания. Узнав в ней жену одного из фермеров, он быстро зашагал к ней навстречу, чувствуя, как внутри все свело от нехорошего предчувствия.
- Мэри, это ты? - едва он только к ней приблизился, как она, словно безумная, кинулась на него, хватая тонкими пальцами за воротник и прижимаясь всем телом. - Что случилось? Что ты здесь делаешь?
  Женщина предприняла попытку заговорить, но не могла, слишком сильно сотрясала ее тело истерика, а стоны отнимали все дыхание. Она согнулась и села прямо на голую землю, невольно утягивая собачника за собой. Наконец, набравшись сил, она смогла произнести несколько слов.
- Ушел! Они все ушли! Маркус тоже ушел с ними! Дураки, какие же дураки! В лес ушли! - женщина посмотрела прямо в глаза собачнику.
- Да успокойся ты, я ж нихрена не понимаю! Куда ушли? Кто ушел-то? - раздраженно рявкнул на нее Вейкко, поднимая женщину на ноги.
- Вчера! Днем собрали людей и решили в лес пойти искать! Зверей этих! Ты же им сказал, как они выглядят, так они и организовали отряд! И пошли туда, решили или поймать или прогнать огнем!
- И... Что?
- Не вернулись! Ни один из них!

+2

3

На улицах Валдена, был жаркий полдень. В помещении Башни Стражей, в столовой, наскоро пытались пообедать несколько членов седьмого отряда. А именно - Марк, Сигрун и Эссен. Римлянин, ловко орудуя ножом и вилкой, расправлялся с говяжьими отбивными. Сигрун, лениво прихлебывала из литровой кружки, запотевшей от холода, пенное пиво. (Да-да, именно пиво, в разгар ратного дня) И заедала полосами вяленого мяса. Герман же, давно закончил есть рис с курицей, разбавленный овощами, обжаренными прямо в масле. Теперь допивая ароматный чай и спокойно поглядывая, на кружку с пивом Сигрун, которую она, заметив его взгляд, опустошила одним богатырским глотком. – Все Герман, теперь можешь высказывать мне свои «отеческие» поучения. – Скрестив руки на груди, произнесла воительница. Но вместо этого, рыцарь, пряча улыбку и сохраняя суровый вид, взял со стола бумажную салфетку и вытер девушке, оставшиеся после пива «пенные усы» на верхней губе. – Думаю, без них тебе будет лучше. – Произнес мужчина, сделав еще глоток чая. В это время, громко расхохотавшийся Марк, хлопнул ладонью по столу и выронил нож на пол. Упавший с металлическим звоном и отскочивший в сторону. – Однако. Мужчина к нам спешит. – Проводив отлетевший предмет взглядом, прервал веселье соратников, Эссен.

Отворившаяся дверь, впустила в комнату, одного из Стражей шестого отряда. – Эссен, тебя Фрелд там ищет. Он думал вы в городе. – Воин указал кивком головы назад, в коридор. – Хорошо, Райтор, благодарю тебя. – Ответил Эссен. Задумчиво поглядев на упавший нож. Посерьезневшая Сигрун, и недоевший отбивные Марк, тоже встали из-за стола. – Интересно. – Герман, потерев подбородок ладонью, жестом позвал остальных за собой. Добравшись до командира, бойцы молча выслушали новость. Фрелд, заложив руки за спину, расхаживал по кабинету, обсуждая случившееся. Время от времени, расправляя ладонью, свою густую седую бороду.

План был прост, как топор, и ясен, как день. Срочно отправляться на Фермы и попытаться разобраться. С одной стороны, с фермеров станется, приврать побольше. С другой, гильдия Стражей, действительно отозвала патрули Ферм – людей не хватало. Но наемники, нанятые магистратом города или гильдией Торговцев, тоже, не были лыком шиты. Пусть их и было не так много. Слишком уж внезапно и странно они погибали. Если действительно погибали. Как сказал гонец, многие не были найдены. Лишь следы сражений и брошенное снаряжение. Фрелд, не хотел обращаться к четвертому отряду слишком рано. Вдруг, то пустые басни. А наемники, на которых, как обычно пожалели денег. Может, переметнулись. Может, ушли. А может, и без Границ, здесь не обошлось. Во всем разобраться. В этом и заключалась задача Германа. Ежели нападения совершаются, почитай под самым Валденом, это тревожный знак, ох, какой тревожный.

Покинув кабинет Фрелда, Эссен обернулся к товарищам. – Ну что ж. Задача ясна. Мыться. Бриться. Снаряжаться. Сбор, через пятнадцать минут, внизу в гостином зале Башни. – Нахмурившаяся Сигрун, несильно бьет рыцаря в плечо. – Хээй. Девушка вообще-то, мечтала нормально помыться. Волосы помыть. А вы тут, скорые на ногу. Или на руку. – Ухмыльнувшись, добавила воительница. Марк, повернув голову, вопросительно смотрит на Эссена. Герман, пожав плечами, через несколько секунд произносит. Вопросительно-утвердительно. – Хорошо. Через тридцать?.- Толкаясь, Сигрун первая выходит из коридора. – Через тридцать, если только придешь в купальню сам и придашь ускорение. – Пропуская девушку вперед, Марк улыбается. – Хорошо, мы придем с Эссеном вместе.

Проверив снаряжение. Оглядев с ног, до головы Марка и Сигрун. Эссен затягивает ремни заплечного мешка. Пора выдвигаться. По дороге, воины глядят по сторонам. Герман больше молчит. Сигрун травит шутки. Иногда похабные. Марк, улыбаясь слушает. До ферм идти не так далеко. Они расположены за окраиной Валдена. Ближе к свободной землице. Чтобы пахать, сеять, да выращивать было удобнее. Там же неподалеку и поселок шахтеров располагается. Не смотря на палящие лучи двух солнц, под вечер, они все же меняли гнев на милость, клонясь к закату. Спускающиеся сумерки, даровали прохладу. Широкие мощеные улицы, сменялись кривыми и узкими тропками окраин. Кивнув городской охране на воротах, отряд покинул Валден. Скоро направляясь в сторону Ферм. Спустившиеся сумерки, мягко разливаются по земле. Впрочем, огни жилых домов поселения, хорошо видны даже вдалеке.

Эссен вышагивает первый. Внимательно глядя по сторонам. Проверив, легко ли вынимается бастард из ножен. И быстро ли снимается щит со спины. Сигрун, давно переставшая шутить, зорко разглядывает темноту, своими зелеными глазами. Нюхает воздух. А Марк, замыкая, хмурит брови. Фермы близки к городу. Обеспечивают его, и провиантом. И товаром для лавок, магазинов и гильдий. И даже ингредиентами, для алхимиков и зельеваров. Не следовало убирать патруль. Но, тяжелые времена, постигли не только гильдию Стражей. Порой, Эссену кажется. Что и во всем мире Сказки. Нависло тяжелое затишье. Словно, перед бурей.

Когда до первого дома поселения Ферм, оставалась сотня-другая метров, Эссену, как идущему первому, почудилась могучая тень, скрывшаяся за углом дома. Горящие огни окон жилищ и редкие масляные фонари, позволяли лучше разглядеть окрестности. В воздухе повисла тяжелая, гнетущая тишина. Нарушаемая, лишь вскриками ночных птиц. Пока, остроглазая Сигрун, не увидела сапог. Обычный кожаный сапог. Если бы, не одно «но». Из голенища стоящего сапога, торчала выломанная нога. С осколками кости..

Тени появились внезапно. Особенно, если учесть их размер. Они двигались довольно бесшумно и плавно, для столь могучих существ. Не менее двух метров ростом. В ширине плеч, превосходя Эссена, да и Фрелда. С густым буроватым мехом. Часть зверей была перемазана свежей кровью. Видимо, они только что прикончили, один из патрулей поселения фермеров. Все эти мысли, текли в голове рыцаря настолько быстро, что казалось, время загустело. Замедлилось вокруг них.

- OOOOOOORRRBBBBIIIISSSSSS! – Громогласно скомандовал Эссен. А его клич, наверное, разнесся по всему поселению. Впрочем, теперь уже, нужды таиться, не было никакой. Скидывая со спины каплевидный щит и толкая широкой спиной, Сигрун назад. Марк, изготовив скутум, с лязгом выхватил меч-спату из ножен. Девушка, ничуть не обидевшись, прекрасно поняла все без слов. Натягивая тетиву лука, она, не дожидаясь команд, метко пустила стрелу. Попав в морду, одному из существ. Увы, это его почти не смутило. Звери двигались хаотично, но пружинисто, по-кошачьи. Словно и не весили пару центнеров. Сигрун, продолжала стрелять из лука. Но стрелы, вязли в толстой шкуре. А попадания в морду, почему-то, не приносили желаемого эффекта. Даже попадание в глаз, одной из тварей, не убило ее. – Не руби, а коли их. – Спокойно произнес Эссен, Марку.

Зарычавший зверь, первым подобравшийся к Стражам, обрушил на щит Германа, сокрушительный удар лапой, на которой виднелись заслуживающие уважения когти. Раздался лязг металла. А Эссен, крепче вжал каблуки латных сапог в землю. Этот удар, мог принадлежать какому-то, великану молотобойцу. Не обращая внимания, на загоревшуюся огнем, от энергии удара, руку. Воин оттолкнул  зверя щитом. Заставляя задрать голову. Тут же, в глотку захрипевшего существа, вонзилась стрела. Сигрун свое дело знала. – Забавно, третий раз бью в глаз, этих медведей-переростков. А им, хоть бы хны. Нарисованные глаза у них что ли. – Зло проговорила девушка. Сплевывая на землю.

Похоже, одно из существ, они как минимум, тяжело ранили, но дальше воинам пришлось гораздо сложнее. Остальные звери, разом атаковали Стражей. Прикрывая щитом и собой Сигрун, Эссен ловил тяжелые удары лап, стараясь парировать их. Вот, очередной удар, способный наверное, вышибить дух из быка, обрушился справа на его топфхельм. У рыцаря, аж в глазах потемнело и лязгнули зубы. А выплеснувшаяся слюна, потекла по подбородку под шлемом. Марку, позади него приходилось не легче. Его доспехи, все же были, менее крепкими, чем броня Эссена. Римлянина спасал ростовой щит. Покрытый глубокими бороздами когтей и вмятинами от ударов. Каждый раз, когда очередное существо, атакуя, буквально наваливалось на него весом. Канис, вкладывая силу удара в клинок, резкими прямыми ударами, колол зверя. Стараясь пробить брюшину. Его атаки, похоже, увенчивались успехом. О чем свидетельствовали яростные звериные крики боли. Существ было не больше десятка. Но умирать не торопились даже тяжелораненные. – Montjoie Saint Denis! - Почти прорычал Эссен, ударив бастардом снизу вверх. Буквально вспарывая горло одного из существ. Раздавшийся вскрик позади, заставил Эссена обернуться. Шлема Марка, с разорванными ремнями крепления, валялся на земле. Сам римлянин, поваленный на землю зверем, прижимал рукоять спаты к груди. Вбивая меч, почти, по самое навершие, в тело существа. Пробивая заскорузлый мех. Добираясь до плоти. Хлынувшая кровь оросила лицо воина. А широкая пасть, раскрытая в рыке, обдала слюной и зловонным дыханием. С размаху пнув латным сапогом, прямо в морду зверя. Эссен, схватил Марка за руку. Помогая подняться.

Сигрун в своем кожаном доспехе, давно бросив лук, уворачивалась от прямых атак. Орудуя двумя топорами. Не взирая на густой мех, она умудрилась отрубить лапу, одному из «медведей». И яростно скалила зубы, приседая под очередной удар или бросаясь рывком вперед. Эссен, буквально подтащив Марка за воротник доспехов, мотнул в сторону Сигрун головой. – Прикрывай ее! – Отвлекшись, Эссен пропустил прямой удар в грудь. С коротким, но звучным хеканьем, мужчина отлетел назад, повалившись на траву. Смертоносные когти зверя, не пробили усиленной кольчуги, но рыцарю хватило и удара. Оставалось лишь надеяться, что не сломаны ребра. Уперевшись щитом в землю, Герман, рывком поднялся на ноги. Отталкиваясь, он с разбегу толкнул не ожидавшее атаки существо. Ударив его щитом. И вонзив глубоко в живот, тяжелый бастард. Зверь в предсмертной агонии, обрушил на спину воина, несколько слабеющих ударов. И обмякая, повалился вперед. Выбираясь из-под туши, Эссен успевает только обернуться назад. Одна из тварей, пытается сомкнуть пасть на его латном наплечнике. Другая, ударяет его по шлему. Раздается треск лопнувших ремней и топфхельм Эссена, словно волной, сбивает с его головы. Но, самое страшное, не это. Тяжело оседая наземь, с металлическим звоном в ушах, мужчина, словно сквозь плотное марево видит, как Сигрун, парирует рукоятью топора, удар когтистой лапы. Второй удар, отбрасывает ее топор в сторону. А третий…вспарывая кожу доспеха, начиная от плеча и заканчивая талией, оставляет на плоти под броней, глубокие кровоточащие борозды. Сигрун, как-то неловко, устало вздыхает. Зло поблескивая бешеными зелеными глазами. И падает навзничь. Марк, бросаясь к телу, припадает на одно колено, удерживая щит над девушкой. По его рассечённой щеке стекает алая кровь.

Сжимая до боли челюсти, Эссен скалит зубы, покрытые кровавой слюной. А его спокойные карие глаза, сверкают злыми огнями. - Requiem aeternam dona eis, Domine, et lux perpetua luceat eis. Requiestcant in pace. Amen. – Читая молитву безжизненным, словно металлическим голосом, рыцарь осеняет себя крестным знамением. Кольчужные рукавицы и меч Эссена, словно подрагивают, источая слабый свет. Он словно становится еще выше ростом. Рассыпая тяжелые рубящие удары. А в каждом взмахе меча, за спиной рыцаря, виднеется дымка могучей фигуры в доспехах с сияющим нимбом. На землю падают отсеченные лапы и когти. Следом, орошая землю алым фонтаном, скатывается косматая голова одного из существ. Но рыцарь, не торопится уничтожить их всех. Пробив дорогу к Сигрун и Марку, он опускается на одно колено, бережно подхватывая тело девушки на руки. Марк вскидывает щит и меч, прикрывая Эссена со спины. Но ошеломленные атакой звери, которые еще остались в живых. Их было лишь двое. Топчутся в нерешительности. Передавая тело девушки, с кровоточащей, рваной раной на груди, в руки Марка, Эссен, ощущая сильное напряжение, медленно отступает спиной назад. Прикрывая соратников. – В ДОМ. БЛИЖАЙШИЙ. – Произносит мужчина. Слыша, как Марк, пинком открывает калитку хижины, стоящей чуть поодаль, на окраине селения фермеров. А по округе разносится лай собак..

Снаряжение и внешний вид.

Снаряжение: Шлем-топфхельм. Стеганый подкольчужник. Длинная усиленная кольчуга с сюрко (тканевый плащ, надетый поверх доспеха), стальные наплечники. Тканый акетон под кольчугой. Кожаные штаны. Стальные наголенники. Усиленные сапоги. Кольчужные перчатки со стальными наручами. Каплевидный деревянный щит. Полуторный меч-бастард. Кожаный пояс, с поясной сумкой и литровой флягой воды на нем. Холщовый мешок за спиной.
Содержимое сумки на поясе: Запас листов пергамента. Несколько карандашей для записей. Кошель с монетами. Огниво.
Содержимое холщового мешка за спиной: Бурдюк с водой, объемом около 2,5 литров. Небольшой мех с очень крепким ячменным спиртом (750 мл). Запас продуктов на два-три дня. Ржаные сухари. И вяленое мясо, порезанное полосами. Рулон широких нетканых бинтов. Хватит на несколько перевязок. Острый нож. Хирургическая игла с нитью. Несколько оселков для заточки меча. Прямая бритва римского типа. Запас трута для разведения костров. Несколько смоляных факелов, завернутых в пергаментный сверток. Стальной кубок, объемом в пол литра. Небольшой мешочек с высушенными целебными травами, вроде кровохлебки, корня бадана, крапивы и тысячелистника. Некоторые травы, используются в качестве вспомогательных средств, для излечения ран. Некоторые - останавливают воспалительные процессы.

Внешний вид

https://sun9-13.userapi.com/c854224/v854224026/17e105/pUNXhr1CaCQ.jpg

Марк Канис (воин отряда)

https://sun6-19.userapi.com/c858128/v858128617/13c232/Q177onKZNcw.jpg
Мечник седьмого отряда. Расчетливый. Дисциплинированный. Бывает хитрым, как и все римляне. Сохранил свое снаряжение. Лишь усилив его. Использует ростовой щит-скутум и меч-спату. Ему часто приходится помогать пьяной Сигрун, добраться до лагеря. Играет в шахматы с сэром Эссеном. Никогда не остается без денег. Иногда выполняет обязанности казначея. Или выбивает дополнительное финансирование для отряда, не стесняясь просить много, чтобы дали именно столько, сколько нужно. Продолжает верить в пантеон римских богов, просто добавив к ним богов Сказки. Рост 177 см. Вес 74 кг. Волосы темные. Глаз серый, второго нет. Поджарый.

Примерный внешний вид

https://sun9-22.userapi.com/c855732/v855732881/17c71c/0p_JwXpdbZQ.jpg

Сигрун Гуннарсдоттир (воительница отряда)

https://sun9-21.userapi.com/c858128/v858128617/13c24a/-hgIvW1zmMA.jpg
Воительница седьмого отряда. Яростная. Несдержанная. Плюет на манеры. Любит выпить в таверне и побуянить. Если ее не забирает Марк, устраивает драки, успокаивать всех и извиняться приходит сэр Эссен. Оплачивая попорченное имущество. Метко стреляет из лука. Имеет достаточный запас стрел. Предпочитает легкие кожаные доспехи, не стесняющие движения. Сражается двумя короткими боевыми топорами. Презрительно смотрит на щиты Эссена и Каниса. Рост 170 см. Вес 65 кг. Глаза светло-зеленые. Волосы темные. Собирает в косу. Виски выбриты. На щеке длинный шрам.

Примерный внешний вид

https://sun9-70.userapi.com/c855732/v855732881/17c7a1/REYpcj2bUb4.jpg

Отредактировано Герман Эссен (2020-01-14 12:52:08)

+1


Вы здесь » Dark Tale » Личные главы » [23.09 ЛЛ] Порою, лучше говорить, чем сражаться.