Тут же, громко цокая когтями по полу, в дверь вломилась громадная собака. Именно вломилась, проделав в ней большую дыру. Что поделать, хозяин, хоть и был талантливым кинологом, забыл, видимо, научить собаку открывать двери.
(c) Вейкко

Маленький сломанный ребенок, прихотью Воли оказавшийся в Сказке. Скольких Тессае видел таких в своей жизни? Десятки? Сотни?.
(c) Тессае Эдар

Людям, которые любят бурчать на все и ненавидеть все, в компании Чижа приходилось всегда сложновато. Он составлял их противоположность, любя или хотя бы нейтрально относясь ко всему миру, даже к очевидно плохим его проявлениям. Во всем он видел свою прелесть, не останавливаясь на одном ярлыке и стараясь разобраться получше. Ведь даже самый отъявленный маньяк может быть хорошим человеком.
(c) Чиж

Люди невероятны сами по себе, а вместе они собирались в единое целое, способное справиться почти с любой бедой..
(c) Эмиль

Шаркс уже привык к своему прошлому телу, которое у него формировалось продолжительное время, а тут бамс и ты уже самец с самыми настоящими бубенцами! О том, как монстр учился ходить в туалет по-маленькому вообще отдельная история.
(c) Шаркс

Это был прекрасный, изумительный день. Начался он с того, что Константин свою любимую, дорогу и родную женщину всем своим добрым сердцем хотел придушить.
(c) Константин

Больничный запах увивался за ним, словно пёс, разнося характерный аромат лекарственных настоек пустыми коридорами Башни.
(c) Артур Райнер

Толпа явно стягивалась к одному конкретному месту, видимо, там и находились представительницы прекрасного пола. Ури словно на встречу фанатов со звездами попал. Кажется, стоит кого-то расспросить, может здесь нужно очередь занимать? Нет, ну мало ли, вдруг это специальное показательное выступление для таких же заинтересованных, как и он?
(c) Ури

Он все летел. Упорно рвался вверх, или стремительно несся вниз, потеряв всякие ориентиры, Самаэль уже не знал. А может он и не летел вовсе – падал, на самом деле он затруднялся сказать.
(c) Самаэль

В его мире, во все времена, гадалки являлись чуть ли не синоним мошенничества - ведь нет способа более эффективного, элегантного и безопасного, чем обобрать человека, который сам на это согласился.
(c) Девил-Джо

Как треклятая розовая задница пошла на второй заход! Дорогуша, суровый мужик и зелёное нечто тебе не посадочная полоса!
(c) Боянка

Крапинка ответственно понюхал буклетик. И так же ответственно отложил в сторонку, больше интересуясь своим новым снаряжением. В конце концов настоящим героям не нужны никакие инструкции, тем более если эти инструкции такие непонятные.
(c) Крапинка

Это Сказка – ему нужно привыкать к такому. Сегодня говорящий кот, а завтра прямоходящая акула. В конце концов, маленького дракона он уже повстречал.
(c) Нуар

Порядочный дракон свои долги всегда платит (ещё, правда, в долг не даёт и воров предпочитает есть, но это уже другая сторона вопроса).
(c) Форте

Когда ты — маленькое и хрупкое существо, на которое, в теории, можно даже наступить и не заметить, вопрос защиты имущества встаёт ребром.
(c) Форте

В норме, для безопасности этой странной собравшейся здесь братии, Рупии следовало бы либо отградить их от прохода внутрь, либо вообще прогнать. Но опыт показывал, что проще закрыть глаза. Зачастую для подобных представителей авторитеты гильдий и орденов, а так же предупреждение об опасностях - лишь пустой звук. Все присутствующие выглядели слишком уверенными в своём решении зайти в здании. Рупия была бессильна.
(c) Рупия

Люди всегда умудрялись быть такими. Они с одним лишь ножом могли ранить умудренную боями и жизнью гиену. Один нож и сила, казалось бы, тонких конечностей, вместе с головушкой могла составить конкуренцию любому монстру. Это ведь до жути странно - нет ни клыков, ни когтей, их ноги стираются в кровь без обуви, а руки покрываются мозолями. Они слабы, как не глянь, и тем не менее надевают свои дурацкие плащи и убивают таких, как Канджу.
(c) Канджу

Поэтому он решил заявиться к звездочету в гости, - нет, не так как он обычно "ходил в гости", - а вполне официально и миролюбиво. Через дверь.
(c) Каминари

Кому вообще понадобились чугунные деньги? Для чего их использовать? Покрыть пол по новомодному дизайнерскому веянию? Или вскоре чугун подскочит в цене и станет дороже золота?
(c) Ариадна

Скриб чуть присел и закинул женщину себе на плечо, точно та была мешком с пожитками. Ну а что, она рассчитывала, что её понесут на руках как невесту под венец?
(c) Скриб

Приличные девушки прячут глаза и ждут в углу. Приличным девушкам не пристало навязывать свою компанию даже просто чтобы помочь.
(c) Персефона

путеводитель сюжет нужные гостевая правила о мире роли магия расы внешности
❖ Книжный клуб «Вавилон» приглашает на работу Вещую Птицу. Оплата обсуждаема.
❖ Глава гильдии стражи Тень пропал. Незадолго после этого был найден труп Лидии, главы отдела разведки.
❖ Неизвестный Ы. предлагает купить трусы главы гильдии Границы за бешеные деньги. Писать на общий винг! (подробнее...)
Сентябрь года Лютых Лун
❖ Аномальная жара и два солнца никуда не делись. В Сказке очень жарко.
❖ В Сказке вновь объявились Вещие Птицы. Внешне они абсолютно неотличимы от обычных птиц, однако они разумны. Они предлагают любому обывателю ответы на любые вопросы, если обыватель разгадает их загадку.
❖ В Сказке настолько жарко, что даже Яга и Зверь не хотят ничего делать в этом месяце. Однако знающие умы говорят - это лишь затишье перед бурей, расслабляться никак нельзя.

Dark Tale

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Dark Tale » Личные главы » [23.09 ЛЛ] Порою, лучше говорить, чем сражаться.


[23.09 ЛЛ] Порою, лучше говорить, чем сражаться.

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

ПОРОЮ, ЛУЧШЕ ГОВОРИТЬ, ЧЕМ СРАЖАТЬСЯ.

23 сентября года Лютых Лун

Фермы близ Валдена

Герман Эссен, Вейкко

https://sun9-8.userapi.com/c205624/v205624943/35eff/SsNN2Um6aqk.jpg

ПРЕДИСЛОВИЕ

Всё началось со странных нападений ночью. В лучшие времена, Фермы охранялись патрулями гильдии Стражей. Сейчас же, из-за нехватки людей, они были временно отозваны. Патруль и охрану возглавили несколько десятков наемных охранников и охотников-жителей Ферм. Сначала, ночью начал пропадать крупный скот. Жители, зачастую находили фрагменты растерзанных тел. Затем, ночная охрана, что пыталась остановить нападения, так же частично исчезла, частично была уничтожена. Разорвана и перебита. Решив больше не медлить. Жители Ферм обратились за помощью к гильдии Стражей. Для решения сей напасти, прибыла часть седьмого отряда.

Свобода Воли: Да.

Отредактировано Герман Эссен (2020-01-10 23:46:54)

+2

2

Сентябрь выдался немилосердным, особенно для ферм. Невыносимая жара губила посевы, изматывала людей и скот. Поиски фэйри, которые могли бы вызвать хоть какой-нибудь, пусть даже кратковременный, дождь, не принес никаких результатов. Фермерам оставалось лишь помолиться своим богам и еще усерднее впрячься в работу. И, словно этого было мало, начал пропадать скот. Ночью, когда работники крепко забывались сном, а животные наслаждались менее удушающей погодой, кто-то или что-то пробиралось в загоны и курятники. Поначалу фермеры, проснувшись поутру и не досчитавшись куриц или поросят, сразу же приходили к выводу, что в округе завелась приблудная дикая собака или лисица. Рядом ведь были леса, так что дикие звери не всегда могли пересилить желание "заглянуть в гости" к людям. Расставив капканы, раскидав отравленную приманку и выгнав из дома на улицу сторожевых собак, люди перестали волноваться, будучи уверенными, что буквально через пару дней незнакомый бедокур попадет лапой в капкан. Однако правосудие так и не случилось, а положение тем временем усугублялось. Похищений не просто стало в разы больше; теперь пропадал и крупный скот, а некоторых из них могли найти растерзанными неподалеку от окраин. И, что самое странное, по ночам не было слышно никаких волнений от животных. Среди людей начала расти паника, ведь такими темпами продовольствия не хватит не то, что для снабжения Валдена, но и для обеспечения самих ферм. Да и становилось ясно, что одна простая лесная лисица физически не способна за одну безлунную ночь выкрасть по три коровы за раз и, как нечего делать, утащить их на себе в лес. Из-за этого смекнули, что таинственным похитителем может оказаться либо животное покрупнее, либо банда воришек. За один день были организованны дозоры, состоящие из наемников и охотников, по паре людей в отряде, которые с позднего вечера и до первых петухов должны были патрулировать фермы и окрестности. Ставка была на то, что если и не удастся поймать вора, то получится его хотя бы спугнуть. Некоторым дозорным везло - пройдя положенный маршрут, они возвращались целыми и невредимыми домой под утро, с первыми петухами. Однако другие таким везением похвастаться не могли. Да, после организации дозоров и вправду перестал пропадать скот. Но стали пропадать люди. От них находили лишь следы крови, борьбы и брошенное на земле оружие. Что-то злобное нападало на фермы, что-то, с чем не могли справиться своими силами. Поэтому, недолго думая, с посланием в город был отправлен гонец. С посланием для Гильдии Стражей.
   Вейкко сидел у края кровати, медленно поглаживая перебинтованный бок собаки. Уши кинолога были плотно прижаты к голове, а тихий скулеж пса он невольно принимал за свой. С тех пор, как начались нападения на фермы, прошло всего пара дней, но каждый день видимо сказался на собаководе и его подопечных. Обеспокоенность и волнение читалась на их мордах, в их глазах. Пара собак хромали. У одной из них полностью отсутствовало ухо и глаз. Другой теперь приходилось вилять кривым обрубком вместо хвоста. Третья сейчас, тяжело дыша, лежала на кровати хозяина и все норовила сгрызть бинт, чтобы вылизать глубокую рану на боку. "Этого можно было бы избежать, разве нет? Я бы мог отказаться и, если нужно, увести своих в Велен или попросить того мусора нас спрятать", раз за разом корил себя Вейкко, вместе с тем прекрасно понимая, что вот так просто отгородиться от происходящего и бросить фермеров на произвол судьбы он не мог, даже при всем своем ужасном характере. Ведь он здесь, пусть и отшельнически, но все же жил, разговаривал с этими людьми, пил с ними, покупал вещи и часто, очень часто брал взаймы или за услугу еду или деньги. Да и, что греха таить, на некоторых дев он строил планы. Так что, если бы он занял позицию "моя хата с краю", но не факт, чтобы ему в будущем позволили спокойно жить без последствий. Поэтому ему ничего не оставалось, кроме как записаться в дозор вместе со всеми, выделяя на патруль нескольких собак, оставляя остальных для защиты собственного дома. Однако то, с чем пришлось столкнуться, было ему не по зубам. За всю свою "карьеру" охотника Вейкко успел повидать и изучить разное зверье. Но то, что нападало на фермы, было для него новым. Позавчера ему не повезло и на отряд из двух наемников, к которому Вейкко приставил трех своих псов, напали. Кинолог почувствовал это, будучи неподалеку и тут же бросился на помощь, моментально настроив связь со своими собаками, чтобы, наконец, увидеть облик врага. И увидел то, отчего вязкий холод сковал сердце. Враг был не один. Атаковало несколько существ. Они были могучими и не лишенными ловкости; ни у дозорных, ни у псов не было и шанса. Стрела одного из них просто завязла в шкуре существа. А жалкий удар мечом оставил лишь царапину. Когда существа, расправившись с наемниками, ринулись на его собак и атаковали, кинолог резко остановился и скомандовал своим псам бежать. Через связь он чувствовал и боль, и несогласие, и тоску своих подопечных по погибшим, но не передумал. Почувствовав, что его псы оторвались от чудовищ и что их не преследуют, Вейкко тоже поспешил убраться подальше на случай, если создания решат направиться в его сторону. Позже, по запаху, он нашел другой дозорный отряд, которого и уведомил о произошедшим. На удивление, его не обвинили в трусости за побег. К тому же, он сумел описать дозорным внешность существ, настолько подробно, насколько мог. Теперь люди хотя бы могли знать, что враг у них не один. Оставалось лишь дождаться ответа от Стражей.
   Теперь же Вейкко сидел в своей хижине, залечивая раны своих собак и думая, как же обезопасить собственный дом. Существа еще ни разу не нападали на его дом среди ночи, но не было никаких гарантий на то, что это не взбредет в их голову. Убедив раненную собаку перестать дергать перевязь и поспать, фэйри медленно и неохотно вышел подышать на улицу. И тут же увидел, как по направлению к его дому идет женщина. Она шла, переваливаясь, сгорбившись и все прижимала руки то к животу, то ко рту. Чем ближе она подходила, тем отчетливее становились слышны ее надрывные рыдания. Узнав в ней жену одного из фермеров, он быстро зашагал к ней навстречу, чувствуя, как внутри все свело от нехорошего предчувствия.
- Мэри, это ты? - едва он только к ней приблизился, как она, словно безумная, кинулась на него, хватая тонкими пальцами за воротник и прижимаясь всем телом. - Что случилось? Что ты здесь делаешь?
  Женщина предприняла попытку заговорить, но не могла, слишком сильно сотрясала ее тело истерика, а стоны отнимали все дыхание. Она согнулась и села прямо на голую землю, невольно утягивая собачника за собой. Наконец, набравшись сил, она смогла произнести несколько слов.
- Ушел! Они все ушли! Маркус тоже ушел с ними! Дураки, какие же дураки! В лес ушли! - женщина посмотрела прямо в глаза собачнику.
- Да успокойся ты, я ж нихрена не понимаю! Куда ушли? Кто ушел-то? - раздраженно рявкнул на нее Вейкко, поднимая женщину на ноги.
- Вчера! Днем собрали людей и решили в лес пойти искать! Зверей этих! Ты же им сказал, как они выглядят, так они и организовали отряд! И пошли туда, решили или поймать или прогнать огнем!
- И... Что?
- Не вернулись! Ни один из них!

+2

3

На улицах Валдена, был жаркий полдень. В помещении Башни Стражей, в столовой, наскоро пытались пообедать несколько членов седьмого отряда. А именно - Марк, Сигрун и Эссен. Римлянин, ловко орудуя ножом и вилкой, расправлялся с говяжьими отбивными. Сигрун, лениво прихлебывала из литровой кружки, запотевшей от холода, пенное пиво. (Да-да, именно пиво, в разгар ратного дня) И заедала полосами вяленого мяса. Герман же, давно закончил есть рис с курицей, разбавленный овощами, обжаренными прямо в масле. Теперь допивая ароматный чай и спокойно поглядывая, на кружку с пивом Сигрун, которую она, заметив его взгляд, опустошила одним богатырским глотком. – Все Герман, теперь можешь высказывать мне свои «отеческие» поучения. – Скрестив руки на груди, произнесла воительница. Но вместо этого, рыцарь, пряча улыбку и сохраняя суровый вид, взял со стола бумажную салфетку и вытер девушке, оставшиеся после пива «пенные усы» на верхней губе. – Думаю, без них тебе будет лучше. – Произнес мужчина, сделав еще глоток чая. В это время, громко расхохотавшийся Марк, хлопнул ладонью по столу и выронил нож на пол. Упавший с металлическим звоном и отскочивший в сторону. – Однако. Мужчина к нам спешит. – Проводив отлетевший предмет взглядом, прервал веселье соратников, Эссен.

Отворившаяся дверь, впустила в комнату, одного из Стражей шестого отряда. – Эссен, тебя Фрелд там ищет. Он думал вы в городе. – Воин указал кивком головы назад, в коридор. – Хорошо, Райтор, благодарю тебя. – Ответил Эссен. Задумчиво поглядев на упавший нож. Посерьезневшая Сигрун, и недоевший отбивные Марк, тоже встали из-за стола. – Интересно. – Герман, потерев подбородок ладонью, жестом позвал остальных за собой. Добравшись до командира, бойцы молча выслушали новость. Фрелд, заложив руки за спину, расхаживал по кабинету, обсуждая случившееся. Время от времени, расправляя ладонью, свою густую седую бороду.

План был прост, как топор, и ясен, как день. Срочно отправляться на Фермы и попытаться разобраться. С одной стороны, с фермеров станется, приврать побольше. С другой, гильдия Стражей, действительно отозвала патрули Ферм – людей не хватало. Но наемники, нанятые магистратом города или гильдией Торговцев, тоже, не были лыком шиты. Пусть их и было не так много. Слишком уж внезапно и странно они погибали. Если действительно погибали. Как сказал гонец, многие не были найдены. Лишь следы сражений и брошенное снаряжение. Фрелд, не хотел обращаться к четвертому отряду слишком рано. Вдруг, то пустые басни. А наемники, на которых, как обычно пожалели денег. Может, переметнулись. Может, ушли. А может, и без Границ, здесь не обошлось. Во всем разобраться. В этом и заключалась задача Германа. Ежели нападения совершаются, почитай под самым Валденом, это тревожный знак, ох, какой тревожный.

Покинув кабинет Фрелда, Эссен обернулся к товарищам. – Ну что ж. Задача ясна. Мыться. Бриться. Снаряжаться. Сбор, через пятнадцать минут, внизу в гостином зале Башни. – Нахмурившаяся Сигрун, несильно бьет рыцаря в плечо. – Хээй. Девушка вообще-то, мечтала нормально помыться. Волосы помыть. А вы тут, скорые на ногу. Или на руку. – Ухмыльнувшись, добавила воительница. Марк, повернув голову, вопросительно смотрит на Эссена. Герман, пожав плечами, через несколько секунд произносит. Вопросительно-утвердительно. – Хорошо. Через тридцать?.- Толкаясь, Сигрун первая выходит из коридора. – Через тридцать, если только придешь в купальню сам и придашь ускорение. – Пропуская девушку вперед, Марк улыбается. – Хорошо, мы придем с Эссеном вместе.

Проверив снаряжение. Оглядев с ног, до головы Марка и Сигрун. Эссен затягивает ремни заплечного мешка. Пора выдвигаться. По дороге, воины глядят по сторонам. Герман больше молчит. Сигрун травит шутки. Иногда похабные. Марк, улыбаясь слушает. До ферм идти не так далеко. Они расположены за окраиной Валдена. Ближе к свободной землице. Чтобы пахать, сеять, да выращивать было удобнее. Там же неподалеку и поселок шахтеров располагается. Не смотря на палящие лучи двух солнц, под вечер, они все же меняли гнев на милость, клонясь к закату. Спускающиеся сумерки, даровали прохладу. Широкие мощеные улицы, сменялись кривыми и узкими тропками окраин. Кивнув городской охране на воротах, отряд покинул Валден. Скоро направляясь в сторону Ферм. Спустившиеся сумерки, мягко разливаются по земле. Впрочем, огни жилых домов поселения, хорошо видны даже вдалеке.

Эссен вышагивает первый. Внимательно глядя по сторонам. Проверив, легко ли вынимается бастард из ножен. И быстро ли снимается щит со спины. Сигрун, давно переставшая шутить, зорко разглядывает темноту, своими зелеными глазами. Нюхает воздух. А Марк, замыкая, хмурит брови. Фермы близки к городу. Обеспечивают его, и провиантом. И товаром для лавок, магазинов и гильдий. И даже ингредиентами, для алхимиков и зельеваров. Не следовало убирать патруль. Но, тяжелые времена, постигли не только гильдию Стражей. Порой, Эссену кажется. Что и во всем мире Сказки. Нависло тяжелое затишье. Словно, перед бурей.

Когда до первого дома поселения Ферм, оставалась сотня-другая метров, Эссену, как идущему первому, почудилась могучая тень, скрывшаяся за углом дома. Горящие огни окон жилищ и редкие масляные фонари, позволяли лучше разглядеть окрестности. В воздухе повисла тяжелая, гнетущая тишина. Нарушаемая, лишь вскриками ночных птиц. Пока, остроглазая Сигрун, не увидела сапог. Обычный кожаный сапог. Если бы, не одно «но». Из голенища стоящего сапога, торчала выломанная нога. С осколками кости..

Тени появились внезапно. Особенно, если учесть их размер. Они двигались довольно бесшумно и плавно, для столь могучих существ. Не менее двух метров ростом. В ширине плеч, превосходя Эссена, да и Фрелда. С густым буроватым мехом. Часть зверей была перемазана свежей кровью. Видимо, они только что прикончили, один из патрулей поселения фермеров. Все эти мысли, текли в голове рыцаря настолько быстро, что казалось, время загустело. Замедлилось вокруг них.

- OOOOOOORRRBBBBIIIISSSSSS! – Громогласно скомандовал Эссен. А его клич, наверное, разнесся по всему поселению. Впрочем, теперь уже, нужды таиться, не было никакой. Скидывая со спины каплевидный щит и толкая широкой спиной, Сигрун назад. Марк, изготовив скутум, с лязгом выхватил меч-спату из ножен. Девушка, ничуть не обидевшись, прекрасно поняла все без слов. Натягивая тетиву лука, она, не дожидаясь команд, метко пустила стрелу. Попав в морду, одному из существ. Увы, это его почти не смутило. Звери двигались хаотично, но пружинисто, по-кошачьи. Словно и не весили пару центнеров. Сигрун, продолжала стрелять из лука. Но стрелы, вязли в толстой шкуре. А попадания в морду, почему-то, не приносили желаемого эффекта. Даже попадание в глаз, одной из тварей, не убило ее. – Не руби, а коли их. – Спокойно произнес Эссен, Марку.

Зарычавший зверь, первым подобравшийся к Стражам, обрушил на щит Германа, сокрушительный удар лапой, на которой виднелись заслуживающие уважения когти. Раздался лязг металла. А Эссен, крепче вжал каблуки латных сапог в землю. Этот удар, мог принадлежать какому-то, великану молотобойцу. Не обращая внимания, на загоревшуюся огнем, от энергии удара, руку. Воин оттолкнул  зверя щитом. Заставляя задрать голову. Тут же, в глотку захрипевшего существа, вонзилась стрела. Сигрун свое дело знала. – Забавно, третий раз бью в глаз, этих медведей-переростков. А им, хоть бы хны. Нарисованные глаза у них что ли. – Зло проговорила девушка. Сплевывая на землю.

Похоже, одно из существ, они как минимум, тяжело ранили, но дальше воинам пришлось гораздо сложнее. Остальные звери, разом атаковали Стражей. Прикрывая щитом и собой Сигрун, Эссен ловил тяжелые удары лап, стараясь парировать их. Вот, очередной удар, способный наверное, вышибить дух из быка, обрушился справа на его топфхельм. У рыцаря, аж в глазах потемнело и лязгнули зубы. А выплеснувшаяся слюна, потекла по подбородку под шлемом. Марку, позади него приходилось не легче. Его доспехи, все же были, менее крепкими, чем броня Эссена. Римлянина спасал ростовой щит. Покрытый глубокими бороздами когтей и вмятинами от ударов. Каждый раз, когда очередное существо, атакуя, буквально наваливалось на него весом. Канис, вкладывая силу удара в клинок, резкими прямыми ударами, колол зверя. Стараясь пробить брюшину. Его атаки, похоже, увенчивались успехом. О чем свидетельствовали яростные звериные крики боли. Существ было не больше десятка. Но умирать не торопились даже тяжелораненные. – Montjoie Saint Denis! - Почти прорычал Эссен, ударив бастардом снизу вверх. Буквально вспарывая горло одного из существ. Раздавшийся вскрик позади, заставил Эссена обернуться. Шлема Марка, с разорванными ремнями крепления, валялся на земле. Сам римлянин, поваленный на землю зверем, прижимал рукоять спаты к груди. Вбивая меч, почти, по самое навершие, в тело существа. Пробивая заскорузлый мех. Добираясь до плоти. Хлынувшая кровь оросила лицо воина. А широкая пасть, раскрытая в рыке, обдала слюной и зловонным дыханием. С размаху пнув латным сапогом, прямо в морду зверя. Эссен, схватил Марка за руку. Помогая подняться.

Сигрун в своем кожаном доспехе, давно бросив лук, уворачивалась от прямых атак. Орудуя двумя топорами. Не взирая на густой мех, она умудрилась отрубить лапу, одному из «медведей». И яростно скалила зубы, приседая под очередной удар или бросаясь рывком вперед. Эссен, буквально подтащив Марка за воротник доспехов, мотнул в сторону Сигрун головой. – Прикрывай ее! – Отвлекшись, Эссен пропустил прямой удар в грудь. С коротким, но звучным хеканьем, мужчина отлетел назад, повалившись на траву. Смертоносные когти зверя, не пробили усиленной кольчуги, но рыцарю хватило и удара. Оставалось лишь надеяться, что не сломаны ребра. Уперевшись щитом в землю, Герман, рывком поднялся на ноги. Отталкиваясь, он с разбегу толкнул не ожидавшее атаки существо. Ударив его щитом. И вонзив глубоко в живот, тяжелый бастард. Зверь в предсмертной агонии, обрушил на спину воина, несколько слабеющих ударов. И обмякая, повалился вперед. Выбираясь из-под туши, Эссен успевает только обернуться назад. Одна из тварей, пытается сомкнуть пасть на его латном наплечнике. Другая, ударяет его по шлему. Раздается треск лопнувших ремней и топфхельм Эссена, словно волной, сбивает с его головы. Но, самое страшное, не это. Тяжело оседая наземь, с металлическим звоном в ушах, мужчина, словно сквозь плотное марево видит, как Сигрун, парирует рукоятью топора, удар когтистой лапы. Второй удар, отбрасывает ее топор в сторону. А третий…вспарывая кожу доспеха, начиная от плеча и заканчивая талией, оставляет на плоти под броней, глубокие кровоточащие борозды. Сигрун, как-то неловко, устало вздыхает. Зло поблескивая бешеными зелеными глазами. И падает навзничь. Марк, бросаясь к телу, припадает на одно колено, удерживая щит над девушкой. По его рассечённой щеке стекает алая кровь.

Сжимая до боли челюсти, Эссен скалит зубы, покрытые кровавой слюной. А его спокойные карие глаза, сверкают злыми огнями. - Requiem aeternam dona eis, Domine, et lux perpetua luceat eis. Requiestcant in pace. Amen. – Читая молитву безжизненным, словно металлическим голосом, рыцарь осеняет себя крестным знамением. Кольчужные рукавицы и меч Эссена, словно подрагивают, источая слабый свет. Он словно становится еще выше ростом. Рассыпая тяжелые рубящие удары. А в каждом взмахе меча, за спиной рыцаря, виднеется дымка могучей фигуры в доспехах с сияющим нимбом. На землю падают отсеченные лапы и когти. Следом, орошая землю алым фонтаном, скатывается косматая голова одного из существ. Но рыцарь, не торопится уничтожить их всех. Пробив дорогу к Сигрун и Марку, он опускается на одно колено, бережно подхватывая тело девушки на руки. Марк вскидывает щит и меч, прикрывая Эссена со спины. Но ошеломленные атакой звери, которые еще остались в живых. Их было лишь двое. Топчутся в нерешительности. Передавая тело девушки, с кровоточащей, рваной раной на груди, в руки Марка, Эссен, ощущая сильное напряжение, медленно отступает спиной назад. Прикрывая соратников. – В ДОМ. БЛИЖАЙШИЙ. – Произносит мужчина. Слыша, как Марк, пинком открывает калитку хижины, стоящей чуть поодаль, на окраине селения фермеров. А по округе разносится лай собак..

Снаряжение и внешний вид.

Снаряжение: Шлем-топфхельм. Стеганый подкольчужник. Длинная усиленная кольчуга с сюрко (тканевый плащ, надетый поверх доспеха), стальные наплечники. Тканый акетон под кольчугой. Кожаные штаны. Стальные наголенники. Усиленные сапоги. Кольчужные перчатки со стальными наручами. Каплевидный деревянный щит. Полуторный меч-бастард. Кожаный пояс, с поясной сумкой и литровой флягой воды на нем. Холщовый мешок за спиной.
Содержимое сумки на поясе: Запас листов пергамента. Несколько карандашей для записей. Кошель с монетами. Огниво.
Содержимое холщового мешка за спиной: Бурдюк с водой, объемом около 2,5 литров. Небольшой мех с очень крепким ячменным спиртом (750 мл). Запас продуктов на два-три дня. Ржаные сухари. И вяленое мясо, порезанное полосами. Рулон широких нетканых бинтов. Хватит на несколько перевязок. Острый нож. Хирургическая игла с нитью. Несколько оселков для заточки меча. Прямая бритва римского типа. Запас трута для разведения костров. Несколько смоляных факелов, завернутых в пергаментный сверток. Стальной кубок, объемом в пол литра. Небольшой мешочек с высушенными целебными травами, вроде кровохлебки, корня бадана, крапивы и тысячелистника. Некоторые травы, используются в качестве вспомогательных средств, для излечения ран. Некоторые - останавливают воспалительные процессы.

Внешний вид

https://sun9-13.userapi.com/c854224/v854224026/17e105/pUNXhr1CaCQ.jpg

Марк Канис (воин отряда)

https://sun6-19.userapi.com/c858128/v858128617/13c232/Q177onKZNcw.jpg
Мечник седьмого отряда. Расчетливый. Дисциплинированный. Бывает хитрым, как и все римляне. Сохранил свое снаряжение. Лишь усилив его. Использует ростовой щит-скутум и меч-спату. Ему часто приходится помогать пьяной Сигрун, добраться до лагеря. Играет в шахматы с сэром Эссеном. Никогда не остается без денег. Иногда выполняет обязанности казначея. Или выбивает дополнительное финансирование для отряда, не стесняясь просить много, чтобы дали именно столько, сколько нужно. Продолжает верить в пантеон римских богов, просто добавив к ним богов Сказки. Рост 177 см. Вес 74 кг. Волосы темные. Глаз серый, второго нет. Поджарый.

Примерный внешний вид

https://sun9-22.userapi.com/c855732/v855732881/17c71c/0p_JwXpdbZQ.jpg

Сигрун Гуннарсдоттир (воительница отряда)

https://sun9-21.userapi.com/c858128/v858128617/13c24a/-hgIvW1zmMA.jpg
Воительница седьмого отряда. Яростная. Несдержанная. Плюет на манеры. Любит выпить в таверне и побуянить. Если ее не забирает Марк, устраивает драки, успокаивать всех и извиняться приходит сэр Эссен. Оплачивая попорченное имущество. Метко стреляет из лука. Имеет достаточный запас стрел. Предпочитает легкие кожаные доспехи, не стесняющие движения. Сражается двумя короткими боевыми топорами. Презрительно смотрит на щиты Эссена и Каниса. Рост 170 см. Вес 65 кг. Глаза светло-зеленые. Волосы темные. Собирает в косу. Виски выбриты. На щеке длинный шрам.

Примерный внешний вид

https://sun9-70.userapi.com/c855732/v855732881/17c7a1/REYpcj2bUb4.jpg

Дополнительные материалы.

Патрульные отряды Ферм

https://sun9-45.userapi.com/c856020/v856020057/1e1512/G9H_FsmjNZg.jpg

Отступление седьмого отряда к дому Вейкко

https://sun9-1.userapi.com/c856020/v856020182/1e7ef1/Fr5wl5U_boo.jpg

Отредактировано Герман Эссен (2020-01-28 20:11:44)

+2

4

Звуки битвы, доносившиеся снаружи, не смогли застать собачника врасплох. Все эти дни он, как и остальные жители ферм, лишний раз не могли позволить себе сомкнуть глаза и постоянно держали неподалеку оружие. Ведь никто не мог дать гарантии, что звери, рыскающие по улицам в потемках, не захотят однажды войти в чей-то дом. Поэтому, не долго думая, он, резво прикрепив ремнями к поясу колчан и короткий кинжал, схватил старый лук и выбежал на улицу. Фейри видел, как трое незнакомых людей, хорошо вооруженных и явно не раз побывавших в бою, кое-как справлялись с напавшими на них существами. Вейкко узнал этих существ, да и ошибки быть никакой не могло - это точно те самые звери, терроризировавшие округу.
  Поглядывая за непрекращающейся битвой, Вейкко, вместо того, чтобы броситься на помощь войнам, первым делом шустро ринулся к клеткам и вольерам, которые чуть ли не тряслись от бешеного лая и обеспокоенных метаний собак. Открыв замки, он выпустил всех своих собак на свободу, мысленно отдав приказ кому-то из них отыскать дозорный отряд и любым способом привести на помощь, а кому-то, кто был либо еще слишком молод, либо стар, убегать подальше. Остальные же, оскалившись, вздыбив шерсть и прижав уши к голове, встали поближе к хозяину, ожидая команды. Но она так и не поступила. Фейри, сжимая одной рукой лук, а другую держа наготове у колчана, смотрел, не отрываясь, на  ожесточенную бойню. Он видел, как воительница отрубила лапу одному существу, как полоснуло когтями другое существо по рыцарю, сбивая его шлем. Как длинные когти все же достали до воительницы и ранили ее. И он так стоял и думал - "это ли наше подкрепление? Неужели их... убьют". И не мог пошевелиться, сделать шаг ни вперед ни назад, пока один из псов, матерый и грузный, как молодой кабан, с рыжей, как янтарь, шерстью, почувствовал что-то неладное со своим хозяином. Поэтому, только по-своему зная, как нужно справляться с чужим шоком, вцепился в рукав хозяина и потащил в противоположную от битвы сторону. В ту, куда убежали, спасаясь, другие собаки. Другие псы, поняв намерение матерого рыжего и выстроились полукругом перед хозяином, готовясь его защищать, если придется. Вейкко же, неуверенно следуя за псом, не сопротивлялся, пока не увидел,  как один из рыцарей сначала поднял на руки сраженную воительницу, а затем, передав ее в руки другого война, начал, не переставая прикрывать союзников, отступать в сторону домов. В сторону его дома. Калитка распахнулась от тяжелого удара  ноги. Ему показалось, что войны настолько изнурены, что не заметили его. Собаки лают до хрипоты. Резким движением отцепив от своего рукава рыжего пса, фейри скомандовал своим собакам замолчать и, еще полностью не оправившись от оцепенения, быстрым шагом направляется к двери своей хижины.
- Давайте внутрь, быстро. Будь как дома, клади женщину на стол. - говорит он незнакомцем, почти гостеприимно придерживая перед ними дверь. Кажется, те его наконец-то заметили. Как, в принципе, и звери, которые направились в их сторону, не желая так просто отпускать добычу.
  Рыча и злобно посверкивая глазами, они уже было подошли вплотную к калитке, ничуть не боясь того, что во дворе их поджидала целая свора. Но вдруг замерли и, встав на четвереньки, издали оглушительный и мерзкий, неестественный рев. А затем, как ни в чем не бывало, развернулись и устремились прочь. Хотелось верить, что на этом сегодняшняя атака закончена, но в хорошее всегда верится с трудом.

Отредактировано Вейкко (2020-02-02 14:51:07)

+1

5

Продолжавший мягко светится в полумраке, Эссен внимательно следил за двумя оставшимися тварями. Марк, в пылу битвы, даже не заметивший пушистого хозяина дома, лишь чуть нахмурился. Кивая головой в ответ, на его приглашение. Быстро окинув взглядом фигуру, вооруженную потрепанным луком и коротким кинжалом. Бережно удерживая на руках Сигрун, проходя внутрь дома. Пачкая пол хижины, поблескивающими каплями крови. Герман, обернувшись, тоже замечает хозяина дома, ловит его движения взглядом карих глаз, в которых полыхает огонь. – Заходи в дом. – Хрипло произносит рыцарь. Бесцеремонно толкая незнакомца спиной. Звери, словно очнувшись от оцепенения, медленным шагом направляются за ними. Добираются до распахнутой калитки, сломанной пинком Марка. Но, не решаются следовать дальше. Покачнувшись, они издают яростный рык. Оставшись в дверях, Эссен успевает осенить себя крестным знамением. Готовясь встретить их здесь. Но твари, внезапно останавливаются. Словно натыкаются на невидимую преграду. Или быть может, слышат, им одним известный приказ. Отступая, они опускаются наземь, довольно быстро передвигаясь на четырех конечностях. На секунду, Эссену это кажется странным. Но тут же, эту мысль, подхватывает поток десятка новых и стремглав уносит прочь.

Проводив взглядом, исчезнувших тварей, рыцарь на ходу, стаскивает латные перчатки, закрывая за собой двери. Пропуская незнакомца, запереть все засовы. Мягкое сияние, окутывавшее фигуру Эссена, медленно угасает. Со стуком, он убирает меч в ножны, бросив щит прямо на пол в углу. Марк, попросту сгреб, все мешающие предметы на пол, уложив воительницу спиной на стол. Подтекающая кровь, залила столешницу, разодранные ударом когтей, доспехи девушки, так же были измазаны кровью. Движения мужчины стремительны, но плавны. Расчетливы. С металлическим шелестом из ножен вылетает кинжал. Эссен, кивком головы указав Марку на тело, скоро орудует лезвием кинжала. Разрезая тесьму завязок доспехов. Кожаный нагрудник распорот ударом когтей. Падает на пол, вместе с остатками плаща. Поясом. Колчаном. Воин добирается до тонкой хлопковой рубашки, пропитанной кровью и зияющей ранами.

На пол падает вещевой мешок Эссена, сброшенный им со спины. Выдергивая пробку меха с ячменным спиртом, рыцарь щедро поливает им руки. На поверхность извлекается рулон чистой ткани и хирургические принадлежности. Аккуратно ощупывая неровные края, нескольких рваных ран, мужчина хмурится. Продолжающееся кровотечение, не сулит ничего хорошего. Закрывая глаза, рыцарь мягко прикрывает ладонями места ран. Часто дышащий Марк, поднимает брошенный мех с пола, сделав порядочный глоток ячменного спирта. Он стоит рядом наготове, дабы чуть что, стремительно бросится за всем, что попросит Эссен. Но тот, лишь хрипло начинает читать молитву. - Credo in Deum, Patrem omnipotentem, Creatorem caeli et terrae. Et in Iesum Christum, Filium eius unicum, Dominum nostrum: qui conceptus de Spiritu Sancto, natus ex Maria Virgine, passus sub Pontio Pilato, crucifixus, mortuus et sepultus: descendit ad inferos; tertia die resurrexit a mortuis: ascendit ad caelos; sedet ad dexteram Dei Patris omnipotentis: inde venturus est iudicare vivos et mortuos. Credo in Spiritum Sanctum, sanctam Ecclesiam catholicam, Sanctorum communionem, remissionem peccatorum, carnis resurrectionem, vitam aeternam. Amen. – Когда Герман заканчивает чтение, под его глазами видны еще более глубокие тени. А шрам на верхней губе, выделяется еще резче. Воин, открывая глаза, отводит руки, от зрительно уменьшившейся раны, продолжавшей сочиться сукровицей. Протянув руку, он тут же получает в нее, протянутый Канисом мех, и, смачивая ткань, тщательно протирает кожу вокруг раны, смывая кровь и грязь. Кожа девушки поблескивает чистотой, протертая спиртом. А аккуратная грудь, с розоватыми сосками, мерно вздымается. Наблюдающий за этой картиной римлянин. Не удерживается, от широкой улыбки. Несмотря на залитое кровью лицо. Приходящая в себя Сигрун, сначала щурит, поблескивающие зеленые глаза, а потом громко выговаривает, пытаясь достать Марка кулаком. – Ну вот, стоило мне, только на секунду потерять сознание, как вы уже, мало того, что раздели меня, так еще и на столе разложили. А это что за волосатый товарищ? Вы еще и незнакомцев позвали, поглядеть на мою грудь? Ну ладно Канис, я вообще удивлена, что он еще меня не лапает. Но ты то, Герман.. – С укоризной, протягивает девушка, между тем, осматривая рану. На лице рыцаря, появляется едва заметная улыбка, он, чуть усмехаясь, разматывает моток кетгутовой нити. А римлянин, сделав еще глоток спирта из фляги, протягивает ее Сигрун. – Самое главное, что твоя прелестная сиська цела. – Со смехом, произносит он воительнице, отхлебнувшей спирта. Но Эссен, жестом призывает их к спокойствию. Указав Марку, на края раны, и подготовив иголку с нитью, рыцарь сшивает рану. Накладывая сверху повязку с травой кровохлебки. И заставив девушку расставить руки в стороны, хорошенько бинтует ее. – Недолго любовались.  – Еле слышно произносит Канис себе под нос. Но Сигрун, все равно, прекрасно слышавшая его слова, молча показывает ему кулак.

Эссен утирает пот со лба ладонью и тяжко выдыхая, выпрямляется. Наконец обернувшись к незнакомцу. Пока рыцарь заканчивал с раной девушки, Канис успел не только представить их всех. Но и похоже угостить пушистого товарища спиртом. – Сэр Герман Эссен. - На всякий случай, еще раз представляется воин. - Это мои соратники. Марк Канис. И Сигрун Гуннарсдоттир. – Мужчина устало указывается на спутников. – Мы воины седьмого отряда. Получившие послание от жителей Ферм. Прибыли с целью помочь и разобраться с вашей напастью. Как я вижу, дело это не простое. Позволь узнать твое имя, уважаемый. Надеюсь, ты простишь нам, наше вторжение. Не печалься, мы оплатим его сполна. Я заметил у тебя большое количество собак. Тем лучше. Нас не застигнут атакой врасплох. – Пока Эссен, говорит, Сигрун улыбаясь закатывает глаза, кивком указывая Марку на рыцаря. Канис в ответ, пожимает плечами. Ему это уже привычно. А сэр Эссен, кроме своего характера и владения оружием, давно известен длинными и нудными речами, над чем, частенько шутят члены седьмого отряда. Но, так, втихомолку. Беззлобно. Они уважают своего товарища. И за навыки. И за личные качества.

Тем временем, Эссен продолжает говорить. Расспрашивая хозяина дома, о сложившейся ситуации. Его подозрениях. Мыслях. И обстановке. Не глядя, воин кивает головой, внимательно слушая. Тем временем, усадив Марка на стул и занимаясь его рассеченной щекой, а также глубокими царапинами на шее. – Было бы совсем здорово, если бы нам удалось отдохнуть до утра. Будем надеяться с Божьими молитвами, что атаки на дом не последует. Нам не помешала бы ваша помощь, друг. - Сигрун, отходящая от болевого шока, и выхлебавшая несколько добрых глотков спирта, продолжает сидеть на столе, в одних кожаных штанах, с перемотанной тканью, верхней частью тела. – Да, друг. А если ты угостишь нас, чем-нибудь вкуснее сухарей и вяленого мяса, что таскает Эссен. Я, так и быть, не обижусь, на то, что ты разглядывал мою грудь. И даже, поцелую тебя. – Слегка развязано произносит девушка. На суровый взгляд Германа, качающего головой, она сначала отвечает виноватым взглядом. Затем пожимает плечами. – Ну, а что такого?

Рыцарь, подносит к губам девушки мех со спиртом. Позволяя ей, отхлебнуть еще несколько глотков. От крепкого напитка, она дергает плечами, но все равно сглатывает жидкость, обжигающую горло. Затем, воин поднимает ее на руки. И с помощью хозяина дома, находит кровать, укладывая Сигрун в нее. – Вообще то, я не собиралась спать. – Говорит Герману, лежащая девушка. Но через несколько секунд, доносится ее спокойное дыхание засыпающего человека. На ее руке, поблескивает магический браслет Эссена – подарок от Сновидцев.

Мужчина возвращается к покинутым товарищам. Марк, переговариваясь с Вейкко, помогает наводить порядок. Поднимая раскиданные вещи. Протирая залитый кровью стол. И замывая следы на полу. Рыцарь, убирает снаряжение в мешок. Сматывая бинты и кетгут. Затем, хлопает римлянина по плечу. – Поспи, Марк. – Глядя, как соратник собирается пререкаться, Эссен мягко подхватывает его под руку. – Поспи возле Сигрун. Отдохни пару часов. Скоро я тебя разбужу и тоже посплю. - Кивая, Канис стаскивает с себя броню. Оставшись в холщовой рубахе. И удобнее поправив меч-спату на поясе, уходит к постели спящей Сигрун. - Нам с вами, нужно сходить осмотреться на место битвы. Забрать кое-какие, оставленные вещи. Но чуть позже. Ближе к рассвету. А пока, мы можем поговорить. Хотел бы услышать все от вас поподробнее. Будете сухари и вяленое мясо? - Словно между делом, интересуется Эссен, наконец внимательно осматривая хозяина дома..

Дополнительные материалы.

Дом Вейкко

https://sun9-56.userapi.com/c858436/v858436208/161710/g0vm8P497uo.jpg

Отредактировано Герман Эссен (2020-01-30 13:36:13)

+1

6

Голод – не страшный зверь. Не хитёр он. Ступает легко, вьётся дыханием тяжелым у шеи, заботливо тело тревожит. Не жесток он. Лишь шепчет сладко, взывает к гнили, что в разуме скрыта, пускает по венам и жар, и холод. Голод не знает милости. Голод не ведает жалости. Голод не имеет разума. Голод – инструмент. Сложный – не всякому уму по зубам. Тяжёлый – попробуй, отыщи руку, что удержит, не даст укрыть землю костями белыми.

Коль наполняется рот слюною, желудок огнём горит, да из глотки рвётся хрип болезненный – Голод у порога. Он проскользнёт меж закрытых дверей и ставен. Просочится с ветром меж половиц. Проберётся червём к беззащитному нутру. И пожрёт твой разум.
Кто не знает сего – обречён на гибель. Будь то разумный, дикий зверь иль чахнущая от жара трава под ногами.

Грасс потёр ладонью подбородок. Стоило побриться. Но в Сказке никогда не хватало времени. Тяжело смириться с разочарованием в собственноручно сделанном выборе. Грасс ни дня не переставал думать о том, каким идиотом был.

Герония, смотрящая на задумчивое лицо партнера, с нескрываемой неприязнью, больше молчать не могла.
- Ты собираешься убирать дерьмо, дед? – и махнула рукой в сторону потерявших облик жуткого (как и всё в этом грёбаном мире) зверья химер. Пускай те и детище Геронии, жалости та не испытывала. Жалеть порождённую магией Сказки падаль? Мерзость.

Грасс демонстративно промолчал, присел у ближайшего комка плоти. Герония – талантлива, нельзя не признать. Созданные тонкими и хрупкими руками химеры жестоки, прожорливы и агрессивны. А ещё прекрасны. От одного взгляда достаточно, чтобы ощутить слабость в ногах. Жаль только, что химеры Геронии никогда не жили долго. Она перекраивала их раз за разом в надежде создать хоть что-то соответствующее высокому вкусу благородной особы. И все усилия впустую.

Комок плоти под рукой Грасса, как и порождения Геронии, создан специально для этого дня. Вот только в химере ничего ужасающего нет. Кроме преступно безобразного вида. Так и звал его бесполезный комок плоти: без силы, без души, без капли очарования.
В родном мире Грасс терпеть не мог работать руками. Так что нет ничего удивительного в том, что химеры выходили у него отвратительными. Печально, конечно, но работать головой куда приятнее. Грасс и рад избавиться от уродливого «сынка».

- Начинай уже. Или ты прощаешься с этой хернёй?
Герония не отличалась терпением (каких сил стоило дождаться, пока стражники сгинут с глаз долой; слишком долго!). Со стороны действия Грасса и выглядели как затянувшееся прощание, на деле имели совсем иное значение. Заслышав слова заклинания (чёрт подери, это первое что она услышала от Грасса за последний час), закрыла глаза.

Герония на дух не переваривала насекомых. Однако могла лишь неподвижно стоять, стараясь не обращать внимания на тварей то касающихся обнажённых рук, то ползущих по ногам. Ногти впились в ладони. Герония сжала зубы. И мысленно вела счёт.
Грасс никогда не подводил.

От трупов не осталось и следа. Вернее, от химер. А то, что должно было сбить бравую Стражу со следа, заняло своё место. Ведь этим высокомерным чмырям нужны будут «у-л-и-к-и», «д-о-к-а-з-а-т-е-л-ь-с-т-в-а». А мерзкие отродья Геронии легко выполняли поручения. Не наткнуться на поселение урсов с такими-то следами? Разве что следопыты у Стражи хуже безмозглой химеры. Тела, запах, следы, кровь. Много крови и цепочка приметных следов и засечек. Этого добра у создателей химер навалом. На любой вкус.

Плеча что-то коснулось. Даже сквозь слои одежды Герония ощутила обжигающий холод. Открыв глаза, заметила лишь смазанное движение руки. Грасс уже повернулся к неё спиной, напевая какой-то отвратный мотивчик из своего родного мира.
Герония направилась вслед за ним только после того, как удостоверилась, что кроме необходимых, других следов не осталось. Жаль не получится удостовериться в том, что сразу не понравившаяся Геронии девица сдохнет от яда.

Двух оставшихся химер должно хватит на случай непредвиденных обстоятельств. Да и Грасс почти не участвовал в дешёвом спектакле. Сил у него хоть отбавляй.

Стоило поторопиться, заклятие тишины и отвода глаз вот-вот иссякнет.

К сожалению, впереди ещё много работы. Предстоит сделать то, что не смогла треклятая сентябрьская жара. Пускай и чужими руками. Или лапами. Герония и Грасс не отказались бы от раскалада, при котором урсы и шавки Сказки перебьют друг друга.

[nick]Злой Умысел[/nick][status]Почернели до костей[/status][icon]https://sun9-37.userapi.com/c206720/v206720292/54c4f/r0vgGTdqKUw.jpg[/icon]

+2

7

Когда и стражи и сам хозяин дома оказались внутри и заперли дверь, фейри отошел от нее подальше в тень. Увидев, что в его помощи не нуждаются, он решил проверить через своих псов, действительно ли звери ушли. Смотря чужими глазами и отдавая команды быть настороже и не покидать пределы двора, кинолог тщательно осматривал окрестности. Нет, судя по всему, создания ушли с концами. Ночная тишина со стрекотанием сверчков и бытовым шумом со стороны остальных домов заполнила все вокруг, словно никакой битвы и не было.  В голове промелькнул вопрос - почему же твари ушли?
Тем временем один из стражей, серьезного и сурового вида рыцарь, приводил в порядок свою союзницу. Вейкко, уже смотря собственными глазами на происходящее, не отводил взора. Он смотрел на то, как странное, но мягкое, не режущее глаза, свечение, окутывавшее рыцаря, медленно гаснет. Какая-то защитная магия? Или нечто иное? Кинолог не знал, да и не подходящий момент был для того, чтобы задавать вопросы. Он молча следил за тем, как рыцарь оказывал первую помощь. В воздухе стоял резкий запах крови и пота. К ним примешался запах спирта. Фейри готов был поклясться, что слышит сквозь незнакомые слова молитвы звуки падающих на пол капель крови. Будто бы это не жидкость вовсе, а маленькие свинцовые шарики. Не сдержав любопытства и подойдя ближе, собачник своими глазами видел чудо-исцеление воительницы и то, как затянулись ее раны и как ее жизнь перестала опасно балансировать над пропастью смерти.  Сама же девушка была не из простых. Едва только открыв глаза,  еще и нашла в себе силы шутить и махать руками.
– Ну вот, стоило мне, только на секунду потерять сознание, как вы уже, мало того, что раздели меня, так еще и на столе разложили. А это что за волосатый товарищ? Вы еще и незнакомцев позвали, поглядеть на мою грудь? Ну ладно Канис, я вообще удивлена, что он еще меня не лапает. Но ты то, Герман.. . - ее голос, хоть и был уставшим, вымотанным, но явно не как у человека, который вот-вот продиктует завещание и последние напутствия.
- Мадам, я - фейри простой. С детства научен, что если что-то дают - то надо брать. А если что-то хорошее показывают - то надо смотреть. - не выдержав, усмехнулся Вейкко, почувствовав, что никто из присутствовавших не будет против, если он так ненавязчиво подвяжется ко всеобщему празднованию в честь чужих уцелевших грудей. - И смею заметить, что такую грудь следует демонстрировать почаще. Для поднятия боевого духа, разумеется.
  Увидев, что рыцарь принялся перебинтовывать рану девушки, собачник подошел к окну и выглянул на улицу. Нужно было уже заняться делом, раз бесплатные демонстрации закончились. Отдав мысленный приказ своим псам быть начеку, он послал часть из них вдогонку за теми, кто скрылся в лесах.
- Что же, еще одну ночь пережили. Хвала Вороже. - тихо произнес охотник и обернулся, встречаясь взглядом с третьим стражником.  Взрослый мужчина, сурового внешнего вида и явно успевшего за все годы жизни поднакопить изрядное количество боевых историй,  только уж было открыл рот для того, чтобы представиться сам и представить остальных, как вдруг Вейкко резко перебил его на полуслове.
- Да, да, ты тот самый, что сломал мне калитку. В следующий раз лучше пни одного из этих уродцев. Сломанная коленная чашечка врага будет явно полезнее, чем сломанная личная собственность вашего потенциального союзника. - фейри хотел уж было включить старческий бубнеж, но мужчина тут же протянул ему бурдюк со спиртом, чем положил конец так и не начавшейся тираде.  А еще именно так собачник понял, кто из всей этой троицы рискует стать его хорошим другом.
Сделав большой глоток и откашлявшись, охотник наконец-то выслушал, кого и как зовут. А после сделал еще один глоток, чтобы, так сказать, закрепить полученную информацию. Тут к нему уже обратился другой рыцарь, которого звали Герман.
– Сэр Герман Эссен. - вновь представился воин.  Может, он считал, что у хозяина этого дома могут быть проблемы к памятью. А может, он и сам не помнил, представили их или нет. - Это мои соратники. Марк Канис. И Сигрун Гуннарсдоттир.  Мы воины седьмого отряда. Получившие послание от жителей Ферм. Прибыли с целью помочь и разобраться с вашей напастью. Как я вижу, дело это не простое. Позволь узнать твое имя, уважаемый. Надеюсь, ты простишь нам, наше вторжение. Не печалься, мы оплатим его сполна. Я заметил у тебя большое количество собак. Тем лучше. Нас не застигнут атакой врасплох.
- Вейкко. Местный охотник и местный кинолог. А для некоторых - местная знаменитость. - добродушно усмехнулся фейри. - Про вознаграждение это ты, конечно, интересно сейчас упомянул, братишка. Но давай по факту - сначала справьтесь с этой чертовой напастью и выживете. А потом уже поговорим, кто кому что должен. А пока давай по делу. Дай только воду поставлю. А то будете потом еще рассказывать в своем кругу, что живет тут на окраине волчара не гостеприимная. Слухи всякие пойдут...
Вернув Марку бурдюк со спиртом, фейри направился к камину и подвесил над пламенем небольшой котелок с колодезной водой. Быстро вернувшись, он вновь заговорил с Германом.
- Ну, дела такие. Расскажу вкратце, так как вам в письме уже наверняка всё подробно описали.  Началось это буквально несколько дней назад, еще даже неделя толком не прошла. Начал у наших фермеров скот пропадать. Мелкий сначала, ну там курица-две, утки, поросята мелкие. Все и подумали, может, из леса какой зверь пришел, лисица например. Где-нибудь нору раскопала, а то и вовсе ощенилась да детям своим таскает. Хотели своими силами, благо капканы и сторожевые собаки - вещь легко приобретаемая. Ко мне обращаться даже не стали, да и к другим охотникам. Только вот теперь думаю, что и слава Вороже. Иначе бы тут с тобой не стоял. Да только толку особо от капканов и собак не было, все равно таскали. И уж буквально через день начали крупную скотину тащить. Коров, свиней, коз. Да даже иногда и не утаскивали полностью, либо на месте растерзают, либо пол туши бросят посреди двора и все. Зрелище то еще. Никто не хочет с утра выйти в свой двор, чтобы набрать воды и увидеть груду из мяса и костей, которая еще вчера была твоей любимой козой. Вон, один из мелких теперь, говорят, теперь не разговаривает. Все переполошились. Конечно, сентябрь немилостивый, уже говорят, что урожая не то, что для снабжения Валдена, но и для собственного не хватит. А тут такое. Ну, у нас много мужиков здоровых, вот и организовали патрули. Небольшие, по двое и по трое. Наемники, охотники или просто люди покрепче, которые знают, с какой стороны меч держать и каким концом тыкать. Да вот тварины эти на них и переключились. Каждую ночь кого-то насмерть растерзывали. Так еще вон, вчера в леса отряд ушел. Видно, ждать своей смерти невтерпеж было. Не вернулись они. Поэтому вам письмо и написали. Но это я рассказал из того, что вы и сами знаете. А теперь от себя добавлю - странные они какие-то. Я с ними столкнулся пару дней назад. Косвенно, благодаря своим собакам. Я, скажем так, кое-что умею. Поэтому, когда их к одному из патрулей приставил, через их глаза смог, наконец, увидеть их воотчую.
Тут Вейкко замер, повернув морду в сторону двери. Он почувствовал, что собаки, которых он до этого отправил в лес, вернулись все в целости и сохранности. От души немного отлегло и он смог продолжить рассказ чуть более бодрым тоном.
- Это явно не обычные звери, которые вышли из леса. Да, по виду словно медведи, но вы сами видели, что они передвигаются на двух ногах. Я таких еще не встречал, особенно в наших местах, хоть и охочусь там регулярно. Тем более, что медведи сейчас вовсю заняты нагуливанием жира и подготовкой к зиме. Даже если предположить, что они увидели в фермах легкую добычу для отжирания, тогда тут тоже ряд несостыковок. Ведь начинали с мелкой скотины, а затем перешли на крупную. Медведи хоть довольно и умны для животных, но в этом случае такая последовательность не имеет смысла. И, опять же, я, да и другие охотники, знаем, что водится в этих лесах и с кем или чем можно столкнуться. А вот таких чудищ видим впервые. Есть, конечно, слухи... Но ладно. А по-поводу пропавшего отряда - пытались нас, охотников, местные заставить пойти их искать. Еле отказались. Думаю, нам еще припомнят этот поступок, но лучше пусть мне потом блеют в спину, но зато я жив буду.
Закончив рассказ, Вейкко снял котелок с крючка и переставил его на металлический поддон рядом.
– Было бы совсем здорово, если бы нам удалось отдохнуть до утра. Будем надеяться с Божьими молитвами, что атаки на дом не последует. Нам не помешала бы ваша помощь, друг. - выслушав его, высказался Герман, принявшись уже за другого раненного товарища.
– Да, друг. А если ты угостишь нас, чем-нибудь вкуснее сухарей и вяленого мяса, что таскает Эссен. Я, так и быть, не обижусь, на то, что ты разглядывал мою грудь. И даже, поцелую тебя. - добавила воительница и на это Вейкко не сдержать многозначительного взгляда в ее сторону.
- Ах, так это та самая "плата", о которой вы говорили в самом начале. Ну что же, как тут отказать? - усмехнулся фейри и кивком головы указал на дымящийся котелок. - Тогда будьте моими гостями, пейте на здоровье.

Спустя некоторое время, слегка прибравшись с чужой помощью и проводив сначала Сигрун, а потом Марка до одной из комнат для гостей и оставив им напутствие не трахаться на чужой кровати и в чужом доме, Вейкко вернулся в гостевую. Там его уже ожидал Герман.
- Нам с вами, нужно сходить осмотреться на место битвы. Забрать кое-какие, оставленные вещи. Но чуть позже. Ближе к рассвету. А пока, мы можем поговорить. Хотел бы услышать все от вас поподробнее. Будете сухари и вяленое мясо? - карие глаза внимательно изучали собачника и Вейкко был знаком этот взгляд. Он к нему уже привык. Видно, Эссен, как и все остальные, сейчас гадал, действительно ли охотник является фейри, а не хорошо притворяющимся разумным монстром.
- Давай свое мясо, сэр рыцарь. И пойдем быстрее. Я чувствую, что мои собаки нашли один из патрулей и теперь ведут их сюда. - сказал кинолог, отпирая засов и тихо выходя на улицу.
Собаки тут же их окружили, настороженно смотря на Германа и прижав уши.
- Друг. - четко произнес фейри, даже не посмотрев на них. И этого слова было достаточно, чтобы псы тут же начали смотреть на Германа, как на самого желанного гостя.
- Подытожим. Я, конечно, рад, что эти твари ушли. Но все же это очень странно, что они так резко передумали добивать вас. - произнес Вейкко, вместе с рыцарем направившись в сторону места, где недавно произошла стычка. - И то, как они резко, словно по зову, направились прочь... Нет, что-то тут не чисто, или же моя мать - чертова королева русалок. Но, по-крайней мере, теперь мы видим, что они смертны. И их можно ранить. И что они смертны. Однако будем надеяться, что это была вся компания. А то придет какая-нибудь банда лучших друзей этих существ и начнет мстить. Так что давай-ка осмотрим то, что осталось от убитых, на случай, если их коллеги вернутся за останками с желанием похоронить их со всеми почестями.
Они пришли. Ничего не было. Никаких следов и остатков тел. Даже не клочка шерсти.
- Что за черт? - непонимающе шепнул Вейкко и подошел ближе, не веря своим глазам. Никаких тел.
Опустившись на колени и припав носом к земле, он принюхался. Помимо запаха сухой травы и земли четко ощущался свежий запах крови. Но это вполне мог бы быть запах от крови Сигрун. И только едва-едва уловимый, призрачный и тонкий, как нить паука, запах юлил и терялся среди остальных. Это не было запахом зверя, шерсти и пота. То был странный, щекочущий запах. Магии.
  Позади раздался шум. Резко обернувшись, кинолог увидел, как к ним бежали двое людей и трое собак. Отряд дозорных наконец то прибыл. Собаки радостно уж было бросились к хозяину облизывать его, но быстро взяли себя в лапы и заняли позиции неподалеку, прислушиваясь и принюхиваясь ко всему, что сейчас могло таиться в ночной темноте.
  Уже перейдя на шаг, к ним подошли двое взрослых мужчин. По их измотанному виду было понятно,  что те запыхались. Бежали. Спешили. Вымотались. Поэтому им понадобилось какое-то время, чтобы, восстановив дыхание, обратиться к Герману и Вейкко.
- Что случилось? - обеспокоено проговорил один из мужчин, светловолосый, зеленоглазый и с густой, заплетенной в косички, бородой. Вейкко знал его, пусть и не слишком хорошо. Это был один из местных охотников, Винделбальд.  То есть товарищ и конкурент в одном лице. -  Вы в порядке?
Второй же, низкий и крепкий, как дворф из сказок, молча стоял, крепко сжимая в руках глефу и пугливо посматривая то на остальных, то вокруг. Его имени собачник не знал, но понимал его - каждая ночь для дозорных стала подобием смертельной рулетки. Каждую ночь она забирала кого-то в мир мертвых. И срываться с поста да бежать туда, где точно происходит битва - эта задача непростая, требующая либо недюжей храбрости, либо сильного алкогольного опьянения.
- Стражи прибыли. - Вейкко поднялся на ноги и кивнул в сторону Германа. - И твари решили их поприветствовать. Сам видел, они нескольких положили. Однако двое существ ушли. Именно ушли, а не сбежали.
Увидев, что Герман уже засобирался представиться, охотник его оддернул, хлопнув по его плечу.
- Прибереги-ка пока приветствия. По-хорошему тебе нужно идти либо к главе наемников, либо к нашему старосте. Доложить, что вы прибыли. Если хочешь, я могу пойти с тобой, но это было бы не желательно, так как я и тому и другому должен денег. Но я уверен, что эти два бравых солдата тебя проводят. Верно, ребят? - он махнул рукой в сторону "бравых солдат". Один из них, зеленоглазый, нервно улыбнулся. Другой аж вздрогнул, чуть не выронив из рук глефу. - Я пока могу вернуться домой и что-нибудь сообразить на завтрак. Так и быть, оставайтесь у меня пока. Тем более, что это увеличит мои шансы на выживание завтра ночью.

Отредактировано Вейкко (2020-02-09 23:28:51)

+2

8

Сигрун, сидя на столе, болтала ногами в сапогах. Пока мужчины вели разговор. Канис, молча слушал. Герман, засыпал охотника вопросами. Девушка, чуть раскрасневшаяся от выпитого ячменного спирта, отвечает Вейкко, на его слова. – И это твое угощения даме? Котелок с кипятком? Погоди, завтра проснусь, я тебе покажу, как  нужно охотиться. Притащу тебе косулю. Тогда, уже ты будешь меня целовать. А это, слабовато. – Хохоча, воительница разводит ладонями. В это время, Эссен подхватывает ее со стола. Дав сделать еще глоток из бурдюка и быстро надев свой браслет от Сновидцев, на запястье девушки. Мужчина уносит Сигрун из комнаты, следуя вместе с хозяином дома, указывающим на свободную постель в другой комнате. – Ладно, так уж и быть, шерстяной. Иди сюда. – Девушка, ерзая ногами на руках у Германа, манит Вейкко пальцем. Как только, охотник приближается. Она дает ему легкую пощечину. – Чтобы не пялился без спросу. -  В ее зеленых глазах пляшут озорные огоньки. Затем наклонившись, она все же целует их нового знакомца в щеку. Рыцарь, молча укладывает девушку в кровать, не обращая внимания на ее заявления о том, что и спать она совсем не собирается и дойти могла бы сама. Несмотря на улыбку, в его карих глазах видна задумчивость. Он обратил внимание, пока перевязывал воительницу. На некоторые темные следы, вокруг раны. Хоть, под его усилиями, они и почти затянулись, это не выглядело хорошо. И волновало Германа. Фэйри, вернулся в гостиную раньше. Рыцарь, присоединился к нему и Марку, через несколько минут. Помогая наводить порядок. Когда мужчины закончили, воин настоял на том, чтобы Канис поспал. Пожав плечами, римлянин уходит. Отвечая на напутствие охотника, не трахаться на чужой кровати лишь улыбкой. – Я и не собирался. Все же, сейчас не время для этого. Да и Сигрун, сама кого хочешь, трахнет. -  Со смехом поясняет мечник седьмого отряда. Бросив бурдюк со спиртом Вейкко и наконец, покинув гостиную.  Провожая его спокойным взглядом, рыцарь прячет улыбку,  аккуратно закрывая небольшой пузырек с каплями крови. Мужчина не был уверен, что это кровь Марка. Он собрал ее, пока бинтовал раны. Вполне возможно, что и его самого. Но мастер Люпену, думаю, сойдет любая. Они оба были воинами. А добрый артефакт, пригодится в их отряде.

Отвлекаясь, но, все же слушая охотника, Эссен время от времени, кивает головой. – Что ж, уважаемый Вейкко. Сейчас я свяжусь по вингу с сиром Фрелдом. Попытаюсь описать наших противников и уточнить дальнейшие действия. – Мужчина, заложив за спину руки, делает несколько тяжелых шагов по комнате. -  То, что ты их видел, сможешь описать, это уже добрая новость. А слухи, слухи тоже поведай. По крупице оно, так и картина полная сложится. Может быть. - Дожидаясь закипающей воды, рыцарь достает сверток с вяленым мясом. Куском твердого сыра. И сухарями. Вытащив кинжал, режет неровными толстыми ломтями сыр. Кладет сверху на ломоть полосу вяленого мяса. И протягивает охотнику. – Прошу. – Рыцарь и сам задумчиво жует сухарь. Отвлекаясь на информацию, поведанную охотником. – Да уж. Странная напасть посетила Фермы. Нам нужно отыскать отряд охотников. Или хотя бы то, что от них осталось. Но будем надеяться на лучшее. -  Эссен, с помощью Вейкко, находит кружку, достает из сумки с травами, мешочек с чаем. Заваривает напиток. Продолжая слушать рассказ. Предлагая чай и фэйри.

Вскоре, охотник прерывает их беседу, сообщая новые известия. Вернулись его собаки. И даже привели с собой патруль. Дивясь тому, как фэйри ловко управляется со своими четвероногими друзьями, Герман лишь отставляет кружку. Закидывая на спину щит. Встретившись с целой стаей воспитанников Вейкко, воин немного опешивает. Затем, бросает им полосы вяленого мяса, целыми горстями. Поясняя. – Негоже как-то. Знакомиться без угощения.

Возвращаясь на место схватки, рыцарь больше молчит. Кивками, соглашаясь с доводами охотника. Поднимая шлем Марка, с лопнувшими от удара кожаными ремнями. А затем и свой топфхельм. Поблескивающий царапинами на одной стороне. Ремни не порвались, но вот металлическая пряжка, сломана ударом могучего когтя. Хмыкнув, Эссен водружает топфхельм на голову. Глядя как охотник, быстро припадает к земле. Обнюхивая примятую траву и следы крови. Мужчину, удивляет тот факт, что от зверья, не осталось ни клочка шерсти. Не говоря уже о телах. Вместе с Вейкко, он так же обходит место сражения. Впрочем, оно и понятно, двое оставшихся убрали тела павших. Только вот, очень тщательно. И это выглядит странно. Мысль о том, что они более разумны, чем кажутся, крепко заседает в голове. Либо, зверьем управляет злая рука, внезапно приходит к выводу Эссен. Глядя как Вейкко, отдает приказы своим приблизившимся псам. Повернувшись, к приближающимся мужчинам, Эссен оценивает их фигуры. Они не выглядят особо умелыми воинами. В них не хватает, не столько силы или мастерства. Скорее духа. Глядя в измотанные лица, мужчина видит отблески страха, в их глазах. И печально усмехается. Впрочем, под шлемом этого никто не видит. Рыцарь делает шаг вперед, снимая с головы шлем. Открывая хмурое, уставшее лицо, слегка побледневшее за эту ночь. Он потратил немало сил сегодня. Короткие волосы. Выделяющийся шрам на верхней губе. Спокойные карие глаза. Подождав, пока мужчины хоть немного отдышатся, воин произносит. – Приветствую. Меня зовут, сэр Эссен. Мы прибыли помочь вам. - Хоть охотник и не видел в этом необходимости, но представиться все же нужно. Это элементарная вежливость.  Далее, рыцарь, задумавшись на пару мгновений, обращается к патрульным и охотнику. – Хорошо. Посетим обоих. Вейкко, твое предложение принимается. В моем мешке есть кое-какая еда. Может, что-то приготовишь. Запри дверь и будь осторожен. Теперь вы. – Мужчина переводит взгляд на зеленоглазого охотника и его низкорослого, крепкого спутника. – Не тревожьтесь. Живы будем, не умрем. Для начала, идем к старосте.

Добираясь с патрульными по улицам ферм, Эссен осматривает поселение. По дороге, они встречают еще один патруль из трех человек. Переговариваясь с ними, рыцарь вновь выясняет какие-то факты, о ситуации, но ничего, кроме того, что ему уже поведал Вейкко, он не узнает. Приблизившись к крепкому, довольно зажиточному дому, Герман просит людей не разделяться и находиться поблизости. Поднявшись по крыльцу, он гулко стучит кулаком в массивную дверь. Отперев двери, его встречает довольно тучный, недоверчиво поглядывающий человек. – Сэр Эссен, воин седьмого отряда гильдии Стражей. Мы прибыли вам на помощь. – Рыцарь, склоняет голову, прижимая сжатый кулак к груди. – Всего несколько стражей? – Староста истерично смеется, но позволяет пройти. В доме горит свет. Обитатели, похоже, и не ложились спать. В большой гостиной за столом, сидят несколько человек. Сам староста, несмотря на полноту, передвигается довольно ловко. Жестом подозвав молодого слугу, он берет у него из рук, кубок с горячим вином, потирая поясницу. – Пары-тройки воинов будет нам маловато. Пусть и самых доблестных. Наша ситуация пока не поддается контролю. Мне доложили, что вы уже повстречались с нашей напастью. Так же, рассказали и об ее исходе. Что ж, это радует нас и вселяет в сердца надежду. Позвольте, я кратко расскажу вам, страж Эссен, как стремительно развивались события…-  Герман, поприветствовав собравшихся, останавливается перед старостой. Внимательно слушая его рассказ.

Мужчина поведывает о нападениях, что нарастали, словно ком. После того, как у гильдии Стражей, перестало хватать людей на патрули Ферм и их окрестностей, они были вынуждены обратиться к небольшому отряду, занимающемуся охраной караванов в гильдии Ремесленников, под предводительством уважаемого, Роберта Бранна. Худоватый и бледный мужчина, с проседью в висках, молча кивает, подняв два пальца. Отправляя караваны с провизией в Валден, фермеры зачастую, больше не видели, ни караванов, ни сопровождающих их. А всему виной, как теперь они считают, кочующее племя урсов, которое наверное движется в сторону Норвежского леса. Почему они решили остановиться так близко к людям и фермам, им неведомо. Всем казалось, что урсы давно вымерли, теперь же, можно утверждать обратное. Изначально, они даже не могли с точностью сказать, кто и как нападает на поселение. Однако же, битва случившаяся несколько часов назад, позволила патрульным разглядеть существ, что нападали на отряд Эссена. Так же, староста извиняется, что патрульные не помогли Стражам. Поясняя, что сейчас их боевой дух, оставляет желать лучшего. О племени урсов, сделала предположение, волшебница Даная. Миловидная фэйри, со светлым оттенком кожи и небольшими рогами на голове, встав, так же приветствует рыцаря. Поясняя, что буквально, пол часа назад, после описания патрульными существ. Припомнила о племени урсов. Если раньше, они считали, что атаки совершают стая яг или несколько арговов, теперь же, они хотя бы прояснили этот вопрос. И за это, спасибо Стражам. Бранн, прервавший старосту, рассказывает о том, что они выслали отряд из нескольких десятков ополченцев и оставшихся наемников. Но от них, нет ни слуху не духу. Это почти поставило поселение на осадное положение. Несколько гонцов до этого, не добирались до города. И теперь понятно почему, в отличие от примитивных зверей, урсы, довольно сообразительны. И даже могут говорить. По крайней мере, так считается. Роберт считал, что они вполне могли заманить отряд наемников в ловушку и его судьба, была незавидна. Однако, теперь, когда точно известен враг. Нужно затребовать подкрепления из города. Просить о помощи остальные гильдии. И уничтожить урсов. Энергично рубил рукой глава наемников, ударяя себя кулаком по ладони. Эссен, не торопился высказывать свое мнение. Все выглядело слишком просто. Слишком явно и странно. Но, спорить он не стал. Люди, терявшие родных и близких. Друзей и знакомых. Были подавлены. Огорчены. Теперь же, к этому примешивались жажда отмщения.

Время, проведенное в доме старосты, затянулось до самого утра. Шли обсуждения, пересуды. Герман предложил уменьшить количество патрулей, но усилить их численность. Раздать, немногим оставшимся в живых наемникам, звуковые или световые средства сигналов в случае нападения. Настроение собравшихся в доме людей, за несколько часов, менялось от растерянности и разбитости, до жажды крови. Крови урсов, посмевших организовать нападения на фермы. Вздыхая, рыцарь лишь устало потер виски. Ему нужно было время, время чтобы во всем разобраться, но оно стремительно таяло. Под призывами Роберта и старосты Басха. Приблизившись к Данае, он стал выяснять известную ей информацию об урсах и типах их поведения. Но фэйри, помнила о них немного. Кроме самого внешнего вида. Так же, женщина оказалась по совместительству и лекарем, поэтому воин, попросил ее заглянуть в дом Вейкко, кратко описав приключившееся с Сигрун. Даная обещала зайти и посмотреть утром, как только закончится собрание в доме старосты. Приблизившись с Босху и Роберту, рыцарь попросил не торопиться делать выводы. Но получил яростный ответ наемника, о том, что пока Стражи собирались, он потерял 80% своих людей. А теперь, зная кто его враг, он уж им покажет, что тоже умеет убивать. Староста Босх, не был так категоричен в словах, но сказал примерно тоже самое. Все, что смог сделать Герман, это попросить о проведении разведки, силами его людей. После чего, он должен был передать сведения старосте и командиру наемников, а они, должны были выдвинуться на предполагаемое логово урсов и уничтожить их. Заставив ответить за все злодеяния. Этими людьми словно овладело злобное безумие. Однако, покинув дом старосты, рыцарь обнаружив неподалеку оба патруля, не сказал бы, что их боевой дух, как-то изменился. Основная масса людей, не были солдатами, лишь ополченцами. Они по-прежнему были запуганы. Они не хотели умирать. Не хотели сражаться с урсами. Впрочем, быть может, это были лишь его мысли. Оставив людей у дома старосты, поблагодарив их за сопровождение и кивнув на прощание, Эссен вернулся к дому Вейкко. Увы, покой лишь снится нам. Как и всегда. Устало улыбнувшись своим мыслям, Эссен постучал в двери.

Дополнительная информация.

Староста Босх

https://i.pinimg.com/originals/e7/81/dd/e781dd32f64a7b13144726f569df391f.jpg

Предводитель наемников - Роберт Бранн.

http://i.photoblogs.ru/20160923/600px/41024802569827_021.jpg

Волшебница Даная.

https://i.pinimg.com/736x/32/64/f9/3264f9bacafdd788f38ce25b5f3342e4--digital-paintings-digital-art.jpg

Отряд охотников-ополченцев.

https://i.pinimg.com/originals/10/6f/b1/106fb1aae2da11c214b70b8a04245849.jpg

+1


Вы здесь » Dark Tale » Личные главы » [23.09 ЛЛ] Порою, лучше говорить, чем сражаться.