Джейсона устраивала работа с Закари. Не смотря на заслуги перед Гильдией, Шандар давал себе отчет, что в обычной жизни он довольно бесполезен. Примерно на уровне собаки-компаньона. Вроде, взгляд умный, понимающий, какие-то простые вещи может делать самостоятельно, даже команды выполняет. А какашки после выгула все равно кому-то другому убирать приходится.
(c) Джейсон Шандар

Девчонки, чего, когда подрастают, за сахаром охотятся? Поэтому им на свидании конфеты дарят? И шоколадки? Чтобы тебя не слопали?
(c) Почуй-Ветер

Люди невероятны сами по себе, а вместе они собирались в единое целое, способное справиться почти с любой бедой..
(c) Эмиль

— Вот знавал я одну сестру милосердия , Авдотья звали, девчонка смазливая была, лет восемнадцать только только исполнилось, младше всего нашего брата почти, но ты только проверни чего, приобними или ещё чего, так она тебе потом так уколет, что хоть на стенку лезь, а присесть, неа , и стой весь день.
(c) Алексей Вольский

— Лист капудыни? — усмехнувшись и пожав плечами, тихо проговорил Вейкко. — Лично я считаю, что раз уж этот листик не способен привести к сокровищам или юной заколдованной принцессе, то это скорее лист бесперспективной капудыни. Лист беспердыни, черт возьми.
(c) Вейкко

Она никогда не делилась своим прошлым, мужчина даже за эти полгода вряд ли смог узнать хоть что-то стоящее, помимо возможности ящерицы находить неприятности на свою аппетитную задницу.
(c) Рене

— Вот знавал я одну сестру милосердия , Авдотья звали, девчонка смазливая была, лет восемнадцать только только исполнилось, младше всего нашего брата почти, но ты только проверни чего, приобними или ещё чего, так она тебе потом так уколет, что хоть на стенку лезь, а присесть, неа , и стой весь день.
(c) Алексей Вольский

— Зануда? Гм.. Да, говорили и не раз. Мои соратники считают, что одной из моих магических способностей, является атака монотонными витиеватыми речами, пока противник не сходит с ума. Ахахахахахаха… — На сей раз, Эссен раскатисто хохочет, хлопая себя по колену ладонью.
(c) Герман Эссен

В вечернее время в Сказке всегда начинает твориться всякое необъяснимое и жуткое непотребство. То за поворотом тебя тварь какая-то поджидает, то в тенях деревьев оживает что-то странное и не очень материальное, то ещё какая странность произойдёт..
(c) Дарий

Решив, что «убийца» не достоин жизни, люди также постепенно начинали обращаться с ним хуже, чем с диким зверем. Насилие порождало ещё большее насилие, вот только преступникам очень часто отказывали даже в базовых нуждах, что уж говорить о компетентной медицинской помощи. Виктор давно решил для себя, что невзирая на их проступки, не спрашивая и не судя, он будет им её оказывать. Потому что несмотря ни на что, они всё ещё оставались разумными существами.
(c) Виктор

Она никогда не делилась своим прошлым, мужчина даже за эти полгода вряд ли смог узнать хоть что-то стоящее, помимо возможности ящерицы находить неприятности на свою аппетитную задницу.
(c) Рене

Нет, они любили лезть в жопу мира. Иначе зачем вообще жить? Вообще от мира со временем достаточно легко устать, особенно если не соваться в его жопы. Но было бы неплохо из этой жопы выбираться с деньгами, да еще и с хорошими деньгами, чтобы там например меч новый можно купить.
(c) Керах

Ему замечательно спалось в канаве, учитывая, что в тот момент он был куда ближе к свинье, нежели единорогу, а то, что храп кому-то мешал — дык зря что ли изобретали такую замечательную вещь как беруши? И вообще это был не храп, а звуки прекрасной живой природы. Скотина он, в конце концов, иль где?
(c) Молот

Ротт не был бы самим собой, если бы так просто и безэмоционально забывал о долге и деле, которое умел и мог делать. А лучше всего ему удавалось то, что многие под прикрытием милосердия и некоего высшего блага не воспринимают всерьез: калечить, рубить, сражаться, умерщвлять и иным способом губительно воздействовать на внешний мир.
(c) К. Д. Ротт

Звали этого маститого мясного голема Дарий и, если Ротту не изменяла память, массивный и практически неподъемный меч за спиной у этого человеческого выброса применялся тем весьма часто. А это значило, что пользоваться он им, как минимум, умеет. И, конечно же, Бешеному Псу хотелось проверить сей тезис на собственной шкуре, а заодно и испытать бывшего сопартийца по гильдии на предмет личностного роста, и степени прогресса боевых навыков.
(c) К. Д. Ротт

Конечно многие посчитают странным то, что двадцатилетняя девушка приглашает детей в гости. Что такого интересного можно было найти в общении с детьми? Но Агнес — это несколько иной случай.
(c) Агнес

Вместо вытекающей крови — клубничное варенье. А вместо меня — каскадер, который сейчас встанет, отряхнется и пойдет дальше по своим делам.
(c) Джун Нин

Есть в этом что-то странное, полагаться на чужое зрение. Хотя оно как бы уже твоё собственное, но все равно это иная перспектива, ведь твои глаза всегда закрыты. Все сложно. Зато никогда не заблудишься. Ведь если смотришь на мир с высоты птичьего полета, всегда знаешь, куда приведет тот или иной поворот.
(c) Стрикс

путеводитель сюжет нужные гостевая правила о мире роли магия расы внешности
❖ Гильдия Стражей ожидает беспорядки на фоне приближающегося Дня Зверя.
❖ Где-то в холмах неподалёку от Валдена, по слухам, поднялся из земли древний трон. Говорят, тот, кто просидит на нём всю ночь, утром встанет либо мудрецом, либо сумасшедшим.
❖ В поселении объявился отец Забин, весьма странный тип, который коллекционирует святые символы любых форм, размеров и конфессий. Всем известно — он каждый год начинает поклоняться новому богу. Одни говорят, что он шарлатан, другие же — что он может даровать благословение от любого известного бога. (подробнее...)
Октябрь года Лютых Лун
❖ Свет и жара от двух солнц негативно влияет на все окружение; невыносимая жара, гибель урожаев на фермах. Кое-где в Валдене начали плавиться дома..
❖ 29 сентября года Лютых Лун в парковом районе практически полностью уничтожено четыре дома, девять задеты взрывами и пожарами. Погибло семнадцать человек и фэйри, пострадало около тридцати, в том числе многие ранены не последствиями взрывов и пожаров, на их телах обнаружены колотые раны в жизненно важные органы.
❖ В ходе Совета Гильдий решили временно отказаться от войны с Ягой: в такую жару просто невозможно двигаться и что-то делать.

Dark Tale

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Dark Tale » Личные главы » [15.09.ЛЛ] Кто ходит в гости по утрам, тот поступает мудро


[15.09.ЛЛ] Кто ходит в гости по утрам, тот поступает мудро

Сообщений 1 страница 10 из 10

1

КТО ХОДИТ В ГОСТИ ПО УТРАМ, ТОТ ПОСТУПАЕТ МУДРО

15 сентября года Лютых Лун

Лес, чуть поодаль ферм возле Валдена

Сэр Герман Эссен, Эмиль, члены седьмого отряда

https://sun9-39.userapi.com/c857436/v857436525/13e4fd/N9d-j3parEY.jpg

ПРЕДИСЛОВИЕ

Утро в лагере седьмого отряда, началось с приятного гостя..

Свобода Воли: Да.

Отредактировано Герман Эссен (2019-12-29 19:45:23)

0

2

Седьмой отряд, на плечи которого временно легли основные функции боевого отдела гильдии Стражей, трудился не покладая рук. Патрулирование. Рассмотрение обращений жителей города и окрестностей. Противостояние шайкам контрабандистов. Благо, в эту трудную для гильдии, годину, собственные отряды гильдий Торговцев и Ремесленников, охраняли торговую площадь, лавки, кузни и магазины. А так же сопровождали караваны с материалами, грузы готовой продукции и путешествующих купцов.
Отряд, в полном составе, покинул защищенную башню Стражей, разбив временную стоянку, возле ферм Валдена. Стараясь, держаться как минимум боевыми двойками, члены отряда продолжали выполнять свои задачи.
Ночь лениво и словно нехотя, уступала место занимающемуся рассвету. Подле костра, дежурил сэр Эссен. Он спокойно смотрел на огонь, внимательно вслушиваясь в звуки вокруг лагеря. Но все было размеренно и тихо. Из откинутого полога, большого кожаного шатра, доносились звуки дыхания Марка и Иллюмиэль. Мессир Фрелд, Томас и Сигрун, отсутствовали. Они направились в дальний патруль в сторону Макового поля. В это опасное время, помощь вновь прибывшим, требовалась как никогда раньше, поэтому патрули гильдии Стражей, обязательно добирались до поля, не оставляя его без внимания, дольше, чем на сутки.
Первой, проснулась, разумеется Люми, она почти не слышно выбралась из палатки, и на цыпочках, направилась в сторону фигуры Эссена, сидящей у костра. – Ты сама прекрасно знаешь, что двигаешься бесшумно. Но я вижу тебя. – Чуть улыбнувшись, произнес мужчина. Его неизменный закрытый шлем, лежал рядом. Подняв руку в латной рукавице, Эссен показал Люми, небольшое карманное зеркало. Которое до этого, стояло на ящике рядом. – Ну вот, снова твои хитрости, Герман. – Протянула девушка. Это противостояние, длилось уже несколько недель. Иллюмиэль, могла бесшумно двигаться и стрелять из лука, но прокрасться мимо Эссена, караулящего лагерь, ей пока, не удавалось.
Следом, из палатки выбрался, Маркус. С хрустом потянувшись, он широко зевнул и почесал старый шрам, пересекающий, левую сторону, его груди. Взяв свое полотенце и полотенце Люми, мужчина молча подошел к разведчице и рыцарю. Было довольно прохладно, поэтому девушка слегка поеживалась, потирая тело руками. В отличие от Марка, который был одет лишь в короткие холщовые штаны, Люми накинула на тело сверху, шерстяной плащ воина, но когда его полы, разлетались от движения, была видна довольно белоснежная, обнаженная кожа, начавшая покрываться мурашками.
- Давайте, не мерзните. Быстренько, умылись. Воды Марк, набери с собой. И снаряжаться. – Произнес Эссен, глядя на фигуры соратников. Которые, кивнув, Марк – дисциплинированно, Люми – с тяжелым вздохом, направились в сторону родника с ключевой водой. Рыцарь, неспешным шагом, направился следом за ними. Разумеется, места были спокойными. До города, было рукой подать. Но, Эссен привык обо всем заботиться. Контролировать. Именно поэтому, он сейчас, прохаживаясь по тропинке, поглядывал на фигуры мужчины и девушки. Умывающихся ледяной водой. Марк, стащив сапоги, не только умылся, но и сполоснулся в ключевой воде. Легионер, был закален не одним десятком походов. Тщательно растираясь полотенцем, мужчина, скептически посмотрел на разведчицу. Та, сняв плащ и повесив его на ветку, ежилась от холода, оставшись в нижнем белье, вроде коротких холщовых шорт. Полосы ткани, перематывали ее грудь, сходясь под мышками, представляя из себя, нечто, вроде топа, без лямок. Умываться, Люми пока еще не начала. Хмыкнувший Марк, отложил полотенце в сторону, и зачерпнув широкой ладонью холодной воды, принялся умывать отбивающуюся девушку. Наблюдающий, за всем этим Эссен, расхохотался. Затем вздохнув, он поторопил соратников.

Вернувшись в лагерь, компания расположилась у погасшего костра. Рассвет давно вступил в полную силу. И нужды в огне, пока не было. Марк тщательно вытерся насухо. Он успел даже побриться. Теперь же, неспешно одевался, шнуруя завязки сапог. Оставив пока в стороне, свою лорику сегментату, а по-простому, римский, пластинчатый доспех. Мужчина помог, одеться Люми. Зашнуровав ее кожаные доспехи. Пока они снаряжались, раздевшись до пояса, Эссен, так же принял холодные утренние ванны. И побрил лицо. Вернувшись, рыцарь переоделся в чистый акетон. – Готовы? – Улыбаясь краями губ, спросил он. -  Конечно, готовы. – Ответил, Марк из-за спины Люми. Подавая, ей кожаный пояс. Девушка же, лишь молча кивнула, попрыгав на месте. Эссен, затянул ремни кольчуги, но не стал надевать стальные наплечники и усиление. Несколько раз, глубоко вздохнув, мужчина возглавил коротенькую колонну, следуя легким бегом.

Люми, бежала гораздо быстрее мужчин, и Эссену приходилось, время от времени, окриком возвращать её. Воины же, бежали монотонно и размеренно. Почти в ногу. Вдыхая и выдыхая. Экономя силы. В таком темпе, они могли бежать довольно долго. Но, это была лишь утренняя разминка. Вернувшись, члены отряда, вновь разделись, до нижнего белья. Ну, если холщовые штаны мужчин и короткие шорты Люми, вместе с ее импровизированным топом, можно так назвать. Девушка потянула мышцы. Довольно легко сев на полный шпагат. Сделала несколько сальто. И даже помогла размяться Эссену и Марку. Такие спокойные дни, с большим количеством времени, выдавались далеко не часто. И поэтому, члены отряда, использовали их по максимуму.
Буквально, через минут тридцать, над лагерем разносился аппетитный аромат, готовящегося завтрака. Эссен, жарил на чугунной сковороде, поставив ее прямо на решетку над костром, омлет, щедро приправленный беконом и зеленью. Маркус, заготавливал впрок дрова. А Люми, расчесывала влажные после купания волосы, отпивая из металлической кружки, зеленый чай. - Завтрак готов. - Пробасил, Эссен. Ловко снимая сковородку с огня, и ставя ее на круглый пень. Перехватив кружку, из ладони девушки, рыцарь, с наслаждением отпил глоток горячего чая, усаживаясь на чурбак рядом с ней.

Отредактировано Герман Эссен (2019-12-29 22:20:13)

+1

3

— Ты высыпаешься по ночам?
— Куда высыпаюсь?

Утро для Эмиля наступило рано — он попросту не ложился, предпочтя сразу после работы в архиве отправиться за травами в лес неподалёку от ферм. Не то чтобы в этом была сильная нужда, но даже Эмилю хотелось иногда выбраться из родной башни под сень деревьев, где людей было всё также немного, зато воздух дышал свежестью, а не вековой пылью. Толку в патрулировании или сопровождении караванов от него немного, организационные вопросы в меру своих сил и знаний Эмиль уже решил, по крайней мере, он не ожидал ничего настолько ужасного, чтобы его вдруг хватились и потребовали назад. А значит, можно немного окунуться в предрассветный туман, отдохнуть от шелеста страниц и настроиться на совсем иной ритм. В поиске трав и ингредиентов для зелий было своё особенное очарование: они все вели себя по-разному, прятались под раскидистыми и колючими кустами, ныряли под коряги и болотистые заводи. Эмиль долго бродил по лесу, почти медитативно собирая необходимое и складывая в специально для этого предназначенные тканевые мешочки. Они не пропускали влагу, не мялись и сохраняли внутри идеальную температуру, чтобы растения всегда оставались свежими и ароматными.

Только почувствовав на своём лице тёплый первый солнечный луч и услышав плеск воды и чужое дыхание, Эмиль осознал, зачем отправился в лес. Не идти же в гости с пустыми руками?

Седьмой отряд — это нечто невероятное. Люди невероятны сами по себе, а вместе они собирались в единое целое, способное справиться почти с любой бедой. Под руководством сэра Эссена смутно знакомые Эмилю воины купались, тренировались и переговаривались, делая это так естественно, что сразу стало ясно: они патрулируют эти места не в первый раз. Ну да, вспомнил он, Стражи всегда уделяли внимание защите ферм и Макового Поля, но с появлением седьмого отряда в этой защите начала прослеживаться систематичность и логика. Всё-таки рыцарское воспитание дорого стоило.

Со стороны леса Эмиля невозможно было заметить; он всё-таки не человек и легко прятался в тени дерева, благодаря чему смог с удовольствием понаблюдать за чужими тренировками и повседневными заботами. Когда вкусно запахло едой, Эмиль решил, что пора бы уже выйти на свет, а то получится некрасиво, будто он специально пришёл, чтобы поесть. Хотя не чувствовал ни голода, ни усталости, разве что самую малость, но этот голод не унять омлетом и зелёным чаем.

Доброго утра! — поздоровался он с сэром Эссеном и встал так, чтобы воины могли видеть его и не приняли за вероломного супостата. Кажется, Лойко выражался именно так, когда рассказывал про родной мир. — Не помешал вашей тренировке? Помнится, вы приглашали меня в гости, а я совершенно случайно проходил мимо...

И правда ведь случайно. Вежливо улыбнувшись и кивнув спутникам Эссена, Эмиль протянул им мешочки.

Сбор трав, их добавляют в чай. Помогают не долго не спать и не чувствовать усталости. Всё натуральное, — Эмиль не особо любил распространяться своими зельеваренческими талантами, однако тут следовало пояснить. — Сам собирал.

В отличие от умытых и уже размявшихся воинов, архивариус выглядел как мышь белая, обычная. Повседневная одежда немарких цветов, высокие сапоги до колена, чтобы не промочить штаны лесной росой и топью, тёмный плащ поверх и привычные уже перчатки. Даже в сравнении с леди он не производил впечатление серьёзного противника. И хорошо. Так даже лучше, потому что ни с кем драться Эмиль больше не хотел.

Отредактировано Эмиль (2020-01-15 00:05:04)

+1

4

Услышав позади себя, пожелание доброго утра, Эссен кашлянул и немного облился чаем. Неужто они так отвлеклись на завтрак, что ничего не услышали. Обернувшись к знакомому голосу, Герман, тут же, широко улыбнулся. – Никак, сам мсье Эмиль к нам пожаловал. Что ты. Как можно нам помешать. Правда, мы уже перешли к завтраку. Так что, это ты вовремя заглянул. Прошу, присаживайся. Надеюсь, ты разделишь с нами, нашу скромную трапезу. – Рыцарь жестом указал на еще один чурбак, предлагая Эмилю сесть рядом.

- Рада вас видеть, мистер Эмиль. – Люми, поправив свои темные, влажные после купания волосы, встала и, прижав ладони к бедрам, учтиво склонила голову. После мило улыбнувшись, тут же разрушила налет официальности. – Мы с вами не знакомы лично. Но я видела вас в Башне. Правда, всего пару раз. Меня зовут Иллюмиэль Айнон. Лучше просто, Люми. – Девушка приняла мешочек с травами, и, прикрывая глаза, поднесла его к лицу. Вдыхая аромат. – Как чудесно пахнут. Спасибо, Эмиль. Ничего, что я так? На «ты». – В карих глазах девушки, поблескивали веселые искорки. Оглядев импозантный наряд главы отдела Архивов, и продолжая улыбаться, она принялась делить деревянной лопаткой приготовленный омлет.

Пока девушка с ходу, засыпала мужчину словами, Марк, спрятав скупую улыбку, поставил еще одну кружку. Наливая в нее свежезаваренный зеленый чай. Левую половину лица римлянина пересекал старый шрам. Начинающийся от брови, и теряющийся внизу подбородка, что придавало Канису суровое выражение. Даже, когда он пытался улыбаться. Легионер был наслышан о главе архивов. Еще в пору своей службы на гильдию Торговцев. Протянув кружку с чаем Эмилю, Марк поймал его взгляд, своим спокойным серым глазом. Второго, увы, у него не было. – Доброе утро, господин Эмиль. Вряд ли вы меня знаете. Но я вас помню. У гильдии Торговцев однажды был запрос в архивы. Меня зовут Марк. Марк Канис. К вашим услугам. Благодарствую, за ваш дар. – Передав напиток, римлянин прижал открытую ладонь к груди. Склонив голову в полупоклоне.

- Помнится, я приглашал тебя, уважаемый Эмиль, потренироваться с оружием. Поэтому, завтрак легкий. Никому не наедаться, ребята. И все же, немного подождем. Выпьем пока чаю и побеседуем. – Произнес Эссен, затем продолжая лакомиться завтраком. – Хорошие травы, Эмиль. Долго не чувствовать усталость, это нам всегда пригодится. Добрый подарок. – Пододвигая Стражу тарелку с омлетом, Эссен взял с их импровизированного стола, из деревянной доски и пары чурбаков, ковригу хлеба. Отрезая каждому по ломтю. Затем вопросительно посмотрел на Марка и Люми. Им этот ритуал был знаком. Поэтому они, почти не раздумывая ответили. – Мед. – Спокойно произнес Канис. Наливая еще чаю в кружку. – С повидлом. – Попросила Люми. – И побольше. - Пожав плечами, Эссен щедро намазал хлеб Люми яблочным повидлом. Затем размазывая ножом по хлебу, мед для Марка. – Эмиль? – Спросил Герман, покончив с делом.

Немного меда, у них было с собою. Повидлом их угостили радушные фермеры. До ферм ведь было рукой подать. А вечером, Эссен с соратниками, проходился прямо по окраинам поселения. Поэтому члены седьмого отряда, баловали себя такими изысками, непозволительными в дальнем патруле. Впрочем, людей не хватало, а здесь все вроде бы, оставалось спокойным. У гильдии хватало более важных маршрутов, требующих сиюминутного внимания.

Закончив завтрак, члены отряды попивали чай. – А с каким видом оружия ты хотел бы потренироваться, Эмиль? – Спросила Люми мужчину, собирая свои черные волосы в конский хвост на затылке. – Я могу показать тебе, как обращаться с нагинатой. Или можем позаниматься безоружным боем. – Канис, одним глотком допив чай, покачал головой. – Ему нужен меч. Щит. И элементарное знание тактики боя. – Поставив кружку на стол, Эссен поднял раскрытые ладони. – Спокойнее товарищи. Я думаю, Эмиль скажет нам сам. Или быть может, он захочет посмотреть на тренировочный бой, в качестве примера. Но чуть позже. А пока, мы можем побеседовать. – Повернув голову к главе отдела Архивов, Эссен задает вопрос. – Как служба в архивах, уважаемый Эмиль? Все ли в порядке?

+1

5

Иллюмиэль и Марк. Конечно, он помнил их. Не знал лично, но слухами Башня полнится. Соратники сэра Эссена все как на подбор — храбрые воины, и просто пить с ними чай было уже неплохо. Эмиль одёргивал себя даже в мыслях, когда в отношении людей мелькало снисходительное «ребята». То, что они люди и живут не так долго, как фейри, не делало их хуже. К тому же многие люди успевали за свою относительно короткую жизнь сделать столько чудес и великих деяний, что в пору им завидовать и просить научить, как. Поэтому Эмиль дружелюбно и искренне улыбнулся Люми и Марку, кивнув каждому по отдельности.

— С удовольствием разделю, — отвечать надо по очереди, чтобы никого не обидеть. Неофицальность обстановки грела. Приятно, когда собеседники ведут себя естественно и не оглядываются на правила хорошего тона. Грубость тоже не про них, просто всё очень естественно, как дома. — Можно на «ты», Люми, очень рад видеть тебя лично. Удавалось заметить несколько раз твой чёрный «хвост» в коридорах, — с намёком на пышные волосы девушки и её свободный нрав, ответил Эмиль и с благодарностью принял кружку с чаем. Общаться с такой большой по меркам вампира компанией ему было немного тяжеловато, но он изо всех сил старался не тушеваться и не превращаться в молчаливую ветошь.

Второго соратника сэра Эссэна он помнил по тому самому запросу — трудно забыть, на самом деле, с почти абсолютной памятью. Марк Канис зарекомендовал себя хорошо ещё в Гильдии Торговцев, а теперь был уже славным мужем, как выразился бы сам рыцарь. Бес в ребро, седина в висок, именно так описывали люди подобных воителей. Ещё способных на многое, но переживших немало сражений. Даже лишившись глаза, Марк производил впечатление сильного противника.

И при этом они оба ощущались безопасными. Надёжный тыл. Эмиль попробовал чай и с уважением посмотрел на сэра Эссена. А он умел выбирать себе соратников.

— Приглашение помню и не откажусь понаблюдать за вашими тренировками, — честный ответ для честных людей. Понаблюдав за ритуалом, Эмиль немного удивлённо вскинул бровь, а затем сделал очень важный выбор: — Повидло, пожалуйста. Спасибо за завтрак и тёплый приём. Рад, что мой подарок тоже пришёлся вам по душе.

Завтрак в приятной компании, что может быть лучше? Давно, лет пятьдесят примерно, у Эмиля не случалось столь умиротворённых дней, когда над головой не висела работа и только она. Даже перспектива взяться за оружие не так уж пугала. Возможно, приступа не будет или он просто помашет тяжёлым мечом на потеху рыцарям, кому от этого будет худо? Смелые мечты.

— Ох, не все сразу, — отставив чашку, чтобы не разлить, Эмиль выставил ладони в миротворческом жесте. — Спасибо, но сражаться я сам не умею и не люблю, но вот понаблюдаю за вашими тренировками с удовольствием. Сэр Канис прав: про тактику боя я читал в книгах, сами понимаете, насколько это мало! Уверен, Люми, что ты превосходно владеешь нагинатой, — это уже воительнице, которая была явно настроена показать, что умеет. — Она ведь похожа на глефу, да? Вот и увижу, как с ней обращаться.

Когда споры немного поутихли и сэр Эссен остановил своих товарищей, Эмиль украдкой перевёл дух и снова взял чашку. Сражаться с закованными в тяжёлую броню рыцарями ему ещё не доводилось. Пожалуй, это могло быть интересным опытом… но слишком рискованным. Нужно придумать вежливую причину, почему он не может. Аллергия на холодное оружие? Но Люми сама говорила про бой без оружия. Ах, как неловко.

— Всё по-прежнему, Герман. Люди пишут запросы, мы их разбираем. Бумажной работы стало немного больше, но мы привыкли. У меня хорошие помощники, да и мне не в тягость. Если будет нужна какая помощь или совет — обращайтесь, сделаю всё, что в моих силах. Ваши патрули, надеюсь, проходят мирно?

+1

6

Допивший чай Марк, чуть покачал головой, в ответ на слова Эмиля. Затем ответив. – Что ж, это дело поправимое. А книги, порой гораздо важнее умения махать мечом. – Канис улыбается, а Люми, наконец, собрав волосы в хвост, и затянув его кожаной тесьмой, благодарно кивает. – Ох, Эмиль, не скажу, что прям уж превосходно. Но, я стараюсь. Да, ты прав, нагината похожа на глефу. Она немного ограниченнее в применении. Впрочем, мой отец учил меня нагината дзюцу и мне, это не мешает. – Девушка протягивает руку, взяв из-за спины, свое оружие, убранное в чехол, и держа на ладонях, демонстрирует главе Архивов. Тем временем, Эссен, наблюдающий, как Эмиль знакомится с нагинатой Люми и ест хлеб с повидлом, улыбается краями губ. – Не стоит благодарностей. Нам весьма приятно, принимать такого гостя. И благодарствую за предложение, обязательно обратимся. –  Рыцарь хмурится, вспоминая о патрулях. – Ты и сам прекрасно знаешь, Эмиль. Людей не хватает, мне кажется, патруль Ферм, временно будет приостановлен. Благо, что они рядом с городом. Мессир Фрелд итак ломает голову, как нам везде успеть. Мы постарались, в некоторой степени, разделить обязанности между отрядами. Посмотрим, что из этого выйдет. - Некоторое время они ведут неторопливую беседу. Эссен обменивается с Иллюмиэль утренними хайку. Творение Германа, конечно, не дотягивает до строк девушки, но все же, она довольно хлопает в ладоши. Марк внимает за творческим поединком. Иногда усмехаясь. Пока не проходит достаточно времени после завтрака.

Наконец, Эссен оглядывает беседующих. – Ну что ж, попробуем. Может и уважаемый Эмиль соблазнится. – Марк, Люми и Герман, встают со своих мест. Члены седьмого отряда полностью экипируются. Эссен, надевает стальные наплечники. Усиление на локти. И поножи. Надевает топфхельм и крепит его ремнями, чтобы тот не слетал при сильном ударе. Марк удобнее подгоняет доспех. Девушка же, собравшись быстрее всех, помогает Эссену. – На тренировочном. – Глухо произносит рыцарь. Люми кивает и берет деревянный шест. Герман, лишь жестами показывает на Марка и Иллюмиэль.

Пара отходит от палатки чуть подальше. Выбирая удобное место, на вытоптанной земле. Девушка улыбается и показывает розовый язык Канису. Римлянин – опытный мечник, привыкший сражаться в тесном строю. Используя защитные возможности своего большого щита-скутума и плечо товарища. Он чуть пригибается, почти скрываясь за щитом. Отводя правую руку с деревянной спатой чуть назад, мужчина аккуратно кружит перед воительницей. Мягко ступая и выжидая. Девушка, имея преимущество в длине оружия, ловко атакует Марка издалека, но пока, он успевает ловить удары щитом. Понимая, что ему нужно срочно сократить расстояние, Канис медленно наступает. Но Иллюмиэль, всякий раз оказывается в отдалении. Продолжая быстро атаковать его. Вот резкий тычок, обозначающий колющий удар, попадает в ногу римлянина. Затем, когда воин бросается вперед, пытаясь ударить девушку щитом, Люми делает красивый прыжок, оттолкнувшись от земли и оказывается за спиной римлянина. Несколько ударов шестом, в спину воина, хоть он и резко развернулся, не принесли бы ему ничего хорошего, будь эти удары, нанесены рубящей нагинатой. Мужчина парирует очередной удар мечом. Люми поднимает шест выше, делая обманный выпад в голову и как только Марк, приподнимает край скутума, закрываясь от предполагаемого удара, девушка, подкатываясь ему под ноги, сбивает воина с ног ударом шеста. Показывая добивающий удар, который был бы нанесен в шею. Иллюмиэль очень ловкая и гибкая. Она не только вынослива, но и довольно опытна. Как во владении оружием, так и в безоружной схватке. А если учесть, что она еще и является учителем отряда, по этой дисциплине. То можно понять, несмотря на молодость, девушка – боец славный.

Марк часто дышит, но улыбается, аккуратная ладонь Люми, хватая его за руку, тут же помогает подняться. – Я не сильно ударила тебя по ноге? – Канис, насупившись, отвечает. – Сильно. – И тут же, глухо шлепает ее пониже спины. А в его сером глазу, мелькает веселая искринка. – Хэээй…- Возмущенно произносит Люми, ударив римлянина в плечо кулаком. – Это еще за что? – Марк, разводит руками. – За то, что обижаешь ветерана Галльской войны…

Пока римлянин, усаживается на место наблюдателя. Эссен кивает девушке. – Молодец. Не устала? – И получив отрицательный ответ, зовет ее за собой, взмахом меча. Рыцарь, прикрывается каплевидным щитом, держа в правой руке деревянный бастард. Он не ждет, пока девушка начнет вновь, изматывать его ударами своего шеста. Упорно двигаясь на нее. Подставляя щит, налокотники или принимая удары наплечниками. Девушка, быстрее мужчины, она вновь ловко уклоняется, отпрыгивая в стороны, впрочем, ее шест, тоже пока не наносит особого вреда. Будь он боевым копьем, Люми, наверное, могла бы попытаться попасть им в прорезь топфхельма. А Эссен, мог бы попытаться перерубить копье. Но учебное оружие, вносит в схватку элементы, отличающиеся от реального боя. Получив несколько тычков шестом прямо в шлем, и каждый раз, чуть наклоняя голову, рыцарь с силой бьет по деревянному древку. Надеясь, выбить его из рук Люми. Но разведчица, тоже понимает возможные действия Эссена. Пресекая их. Наконец, сильный удар шестом наотмашь по шлему воина, гулом разносится по округе. Но он лишь качает головой, пока его щит висит на сгибе локтя. Иллюмиэль, надеясь воспользоваться преимуществом ситуации, наносит выпад шестом, в район шеи мужчины. Прямо чуть ниже шлема. Усмехнувшись, рыцарь бросает деревянный меч на землю, и, позволяя щиту болтаться на руке, с силой сжимает ладонями в рукавицах, край шеста, резко дергая его на себя. Не удержавшись, Люми по инерции, летит лицом вперед, но делает перекат, тут же вставая на ноги. Впрочем, конец шеста, что теперь держит в руках Эссен, смотрит точно в ее горло.  – Так нечестно. – Произносит девушка. Но Герман, уже глухо смеется под топфхельмом, бросая шест на землю. – По моему, неплохо. Ну что? На кулаках? – Обращается воин к девушке, снимая шлем, отстегивая наплечники и стаскивая все лишнее. – Хорошо. Во второй раз, тебе не победить. – говорит Люми. А Эссен, повернувшись к Эмилю и Марку, зовет римлянина жестом. – Пока нет желания поучаствовать, уважаемый Эмиль? Быть может, в безоружной схватке? Следующий бой? – Эссен остается лишь в сапогах, кожаных штанах и холщовой рубахе. Марк, стоит рядом в хлопковой тунике, сапогах и штанах. Люми, сняв кожаный доспех, идет следом за мужчинами, мотнув своими волосами, собранными в конский хвост. – Начали. – Произносит Эссен. Римлянин и Люми, действуя в паре, расходятся в разные стороны, Марк, связывает Германа боем, начиная наносить прямые удары. Впрочем, ему самому достается довольно серьезно. Но Люми, действуя свободно, ловко бьет ногами. Первый удар, рыцарь ловит локтем. Второй, отбивает рукой, ощущая, как она отсушивается, от энергии удара. Ударив Каниса кулаком, Эссен тут же получает сильный нижний удар по бедру, от Люми. Схватка длится еще несколько минут. Герман, отвечая на атаки Марка, не успевает следить за быстрой девушкой. Понимая, что в защите, его попросту забьют, мужчина рывком бросается вперед, ударив римлянина головой в грудь, Канис отскакивает, сжимая челюсти от боли. Но, резко делает подсечку. А выскочившая из-за Марка, Люми, прыгает Эссену на плечи, ударяя ладонями по ушам и сжимая бедрами его горло. Падая на спину, Эссен хватается за ноги девушки, пытаясь ее сдернуть. Сминая железными пальцами кожу под тканью штанов. – Ааайй… - Люми морщится, и сильнее давит бедрами. Лицо рыцаря краснеет, шрам пересекающий верхнюю губу наливается кровью, воин задыхается. Через несколько секунд, отпуская бедра девушки,  Герман хлопает ладонью по земле...

Троица возвращается к Эмилю. И Эссен, потирая горло с красной полосой, широкой ладонью, спрашивает. – Быть может, поучаствуешь? - Марк стащив рубаху, тяжело дышит, на его груди виден лиловый синяк с кровоподтеком. А закатавшая штаны Люми, щупает фиолетово-красные следы на коже, от пальцев Эссена. - Ох. Секунду. - Герман, достает из вещевого мешка, вязкую, пахнущую травами мазь. Растирая ею синяк Марка и следы на ногах Люми. Затем, прикрывая глаза, мужчина шепотом читает молитвы. И открыв глаза, удовлетворенно кивает. На коже соратников виднеются почти исчезнувшие следы травм. Затем, Люми забирает у Эссена мазь. Смазывая его рассеченную ударом бровь и следы от своих ног, на горле.

Дополнительные материалы.
Нагината Люми.

https://static.turbosquid.com/Preview/2017/01/29__23_50_48/NaginataJapanesePoleWeaponSetvray3dmodel002.jpgFA5BCE1A-6512-4194-B073-A147D2360956Original.jpg

Стойка Марка.

https://i.pinimg.com/736x/41/35/64/413564d994af0a6b539a032bfbda3504--rome-warriors.jpg

Отредактировано Герман Эссен (2020-02-07 23:51:51)

+1

7

Да, он знал — людей мало, очень мало. Таких, кого не страшно отправить в патруль с мыслью, что этот кто-то, подающий надежды, молодой и амбициозный, может и не вернуться. Новых членов Гильдия, увы, не штамповала, как причудливое человеческое изобретение из другого мира под названием “принтер”. Множество копий одной личности, что может быть более жутким и странным?
Из-за этого знания было и немного стыдно. Боевые отряды всегда были на острие меча, в опасности и подвергали себя риску. Собственно это их работа — защищать невинных и сражаться со злом, если говорить словами высокопарной идеологии. У архивов иная задача и Эмиль прекрасно осознавал, что ничем ни Эссену, ни другим командирам помочь не сможет. Если каждый вдруг вздумает сорваться и выполнять чужие задачи, то о каком порядке вообще может идти речь? Лучше делать то, что умеешь и любишь. А Фермы… В конце концов, они правда расположены недалеко от города. Добраться в случае беды можно быстро.
Эмиль кивнул, показывая, что услышал и запомнил условно новую информацию. Рапорты и отчёты он читал каждый день. Светская болтовня “о делах” с рыцарями редко работала, они весьма прямолинейны и честны. Спрашиваешь — отвечают, чего ждут и от других. При этом нельзя назвать их наивными или глупыми, нет! Глупый воин — мёртвый воин. Под началом Эссена служили профессионалы. Которые даже согласились развлечь “дорогого гостя”, совместив приятное с полезной тренировкой. Вежливо отказавшись присоединиться к ним, Эмиль занял позицию наблюдателя.
Сражение на пусть тренировочном, но всё ещё серьёзном оружии, впечатляло. Он сам неплохо орудовал шпагой и рапирой, однако воины показывали не изящные обманные финты, призванные запутать противника, а простые и действенные приёмы. Не без выдумки, конечно. Каждый знал свои сильные и слабые стороны, подбирал удобный момент для нападения. Их танец завораживал. В конце, видя живое естественное общение между соратниками, Эмиль не смог сдержать улыбку. Он так не умел: просто и понятно, открыто, чтобы эмоции на лице написаны и ничего за душой не спрятано. У людей есть чему поучиться.
От настойчивых приглашений слегка неуютно и с каждым разом всё сложнее отказываться. Эмиль вздохнул, вспоминая, как славно было слушать их хайку, и снова покачал головой: брать в руки даже тренировочное оружие он не хотел. Зато с удовольствием посмотрел на рукопашный бой. Единственная девушка в отряде не знала дискриминации и воспринималась товарищами как равный соперник. При удачных обстоятельствах она могла бы и победить их, если уж на то пошло — она хорошо двигалась, была ловкой и гибкой. Во время захвата шеи Эссена Эмиль поёжился и рефлекторно потрогал собственное горло. Да уж, вот это сила! Таким приёмом можно не только задушить, но и сломать шею. К счастью, всерьёз никто не пострадал, отделались синяками, ушибами и всего одним кровоподтёком. Последний Эмиль не увидел, а учуял, ощутив не самый приятный голодный азарт. Ноздри раздулись, втягивая слабый аромат, а внутри всё скрутилось в тугую пружину.
Нет-нет-нет, нельзя!” — одёрнул себя Эмиль и стиснул челюсти так, чтобы это было не слишком заметно со стороны. Правильное дыхание, контроль и спокойствие. Из-за жёсткой диеты многие вещи воспринимались острее, особенно — человеческая кровь. Хорошо, что он привык к этому. Хорошо, что научился справляться с неожиданными приступами и держать лицо, ничем не выдавая внутренней паники.
Отпустило, когда по поляне разнёсся резкий аромат трав. Мазь была ядрёной и эффективной: отбила обоняние напрочь, несмотря на то, что сам Эмиль к ней не прикасался. Он незаметно выдохнул и расслабился, надеясь, что травмы воинов быстро заживут и не будут причинять им неудобства в будущем. Так и вышло. Молитва в устах истово верующего — тоже оружие.
Это было потрясающе, — искренне произнёс Эмиль и пару раз хлопнул в ладоши. Будь он ребёнком, то и бегал бы за Люми или Марком с просьбами подержать оружие. — Если таковы ваши тренировки, то боюсь представлять вас в реальном бою. Всё нормально?
Последний вопрос адресовался сэру рыцарю, у которого на горле ещё не выцвели следы от ног Люми. Понаблюдав за тем, как быстро справляется с проблемой мазь, Эмиль убедился в том, что ничего страшного не случилось.
А разбередивший прежние склонности запах подтолкнул и к не самому разумному поступку.
Я могу попробовать… Только из меня боец что из воробья — орёл. Вряд ли вам будет интересно валять меня по земле, — пожал он плечами и неловко улыбнулся. Не стоило говорить таким славным людям, что вампира поймать они вряд ли бы смогли, даже если бы захотели. Обижать их Эмиль не хотел, потому собирался правда только “попробовать”. — Как я понял, во время тренировок нет запрещённых приёмов?

+1

8

Эссен наблюдая за главой Архивов, отмечает, как тот, вполне решительно сжал челюсти. Словно борясь с принятием какого-то волевого решения. «Может детские страхи. Или боязнь тренировок..» - Думает мужчина. Однако, не придает этому значения. Глава Архивов всегда производил на него впечатление, очень спокойного, воспитанного и сдержанного человека. В нем ощущалась и отзывчивость. И готовность помочь. И благородство. Но Эссен не знал его слишком близко. Пока Люми занимается рассеченной бровью, Герман молчит. Продолжая обдумывать некоторые вещи. Дела в гильдии. Текущее положение. Закончив, он благодарит девушку, затем поворачиваясь к Эмилю и мягко улыбаясь. Одна бровь, покрытая мазью, делает рыцаря похожим на Фрелда. С левой стороны лица. – Я рад, что тебе понравилось. Хоть это и обычная тренировка. В таких, проходят многие из наших дней. Важно постоянно оттачивать свои навыки. Какими бы они ни были.

Затем, Герман молча выслушивает Эмиля. Задумчиво потерев щеку пальцами. И переглядывается с Марком. – Мне кажется, мой дорогой друг, ты умаляешь собственные возможности. Однако, мы и не собирались тебя без толку валять по земле. Лишь показать что-нибудь полезное. Или даже научить. С твоего позволения, разумеется. – Люми, глядя на фэйри, ободряюще улыбается, подмигивая тому. Эссен же, поразмыслив, что мужчине, наверное, будет немного проще, да и приятнее, принимать советы от Иллюмиэль, чем от сурового Марка, что будет рявкать команды, словно центурион в контубернии, озвучивает свое предложение. – Что ж. Запрещенных приемов почти нет. Но мы все же избегаем ударов в глаза. Причинные места. В висок. Или кадык. Тем, у кого он есть, разумеется. – Добавляет Эссен в ответ на смешок Люми, которая улыбаясь, прикрывает губы сжатым кулачком. – На чем бы ты хотел сразиться, Эмиль? Ты волен выбрать любое оружие. Или же, ты хочешь попробовать рукопашную? – Рыцарь встает с земли, разминая кулаки и растирая шею широкой ладонью. – Твоим партнером Эмиль, будет Люми. Я же, буду с Марком. Поработаем и по одному. И боевыми двойками. – Люми согласно кивает, мотнув своим высоким конским хвостом. – Хорошо, Герман. – Марк и Эссен отходят чуть поодаль. Проверяя снаряжение друг друга. Девушка же, наконец оборачивается к Эмилю. Поблескивая лукавым взглядом блестящих карих глаз. – Ты не робей главное. – Она хлопает фэйри по плечу, глядя в его красные глаза. – На чем будешь сражаться? Рукопашной схваткой владеешь? – Подогнув ноги под себя, Люми усаживается прямо перед главой Архивов. Похлопав его по колену. – Гляди. Эссен, он не очень любит обороняться. У него обычно тяжелые доспехи. Полностью защищающие его. И тяжелый щит. А длинный полуторный меч, позволяет держать врагов на расстоянии. Герман почти всегда ловит удары, наплечниками, наручами или щитом. И яростно атакует. Сапогами ловко пинает. Может в тесной схватке и коленом ударить. Или стальным кулаком. Попробуй бить его в шею. Или по голове. Удары по голове оглушают. Однажды, когда они только принимали меня в отряд, я так пнула его в шлем, в прыжке. Что помяла ему его. – Девушка заливисто хохочет. – Извини, но это было забавно. Тебе надо было видеть его, со смятым забралом. Ладно, теперь к Марку. Канис любит всякие как их там, тактические приемы. Дисциплину. Закрылся щитом. Во время быстро и точно нанес удар мечом. Снова закрылся. Его скутум огромен. Он почти полностью может им прикрыться. И отражать удары. Ты бы мог попробовать ткнуть его копьем. Или запрыгнуть сверху на край щита. Ты же ловкий парень, это они тяжелые увальни. – Перестав улыбаться, девушка вполне серьезно поясняет Эмилю некоторые хитрости. Она, взяв веточку, начинает рисовать на земле, примерные схемы движения и защиты Эссена, и Каниса. Время от времени поднимая голову, и убеждаясь, что Эмиль внимательно слушает. – Что до меня, я.. – Девушка немного теряется. – Я..неплохо стреляю из лука. Люблю древковое оружие. В особенности свою нагинату. Еще я вроде бы, могу и в безоружной схватке подраться. Но не очень люблю тесную рукопашную. Все эти обмены ударами. И прочее. Я стараюсь держать врагов на расстоянии. С помощью стрел. Или с помощью нагинаты. Как-то..ну в общем, как-то вот так. – Девушка ловко встает с земли одним прыжком. – Итак. Есть мысли? Предложения? Ты что-нибудь выбрал? Если будем действовать в паре, тебе придется принимать удары на себя и прикрывать меня. Я буду действовать нагинатой из-за твоего плеча. – Тем временем, Эссен с Марком, обсуждавшие тренировку, закончив, подходят к паре. - Эмиль?.

+1

9

Возможно, его реакцию поняли как-то неправильно? Скорее всего. Лучше прослыть пацифистом, чем рассказывать правду. Эмиль слегка растерялся от потока вылившейся на него информации и на автомате кивнул всем сразу, уходя вместе с Люми в сторону. Против рукопашного боя он ничего не имел, кроме как страха, что при прямом контакте с человеческим телом старые привычки могут взять своё. Поэтому в сражениях он предпочёл бы шпагу или рапиру, в общем, оружие, благодаря которому не только удержит противника на расстоянии, но и других от себя защитит. Наивно, конечно.
- Я владею рукопашным боем, - ответил сразу всем и жёстко подавил воспоминание о том, насколько хорошо; кровавые подробности не способствовали душевной гармонии. - Всегда рад научиться чему-то новому. Раз могу выбирать, то шпага. Лёгкая рапира наших соперников даже не поцарапает.
Рапира - это красивый аксессуар, который показывал, что носящий её что-то да смыслит в самозащите и просто так к нему лезть не надо. Увы, это работало лишь в среде аристократов, простой люд не обращал внимания на подобные тонкости. Фактически Эмилю не нужно было оружие вовсе, однако воспитание обязывало. Как игра на фортепиано: красиво и чудесно, однако совершенно бессмысленно во время кулачных боёв. Так и здесь - против закованных в броню Эссена и Марка помогли бы тяжёлые мечи или острые когти, чтобы сорвать с них шлемы и добраться до уязвимых частей тела.
Эмиль внимательно выслушал объяснения Люми, фыркнув на моменте со шлемом. Да, выглядело наверняка забавно. Удивительно, как после такого удара рыцарь не оказался в лечебнице с сотрясением. Ох уж эти средневековые воины, их не берёт ни чума, ни холера!
- Как я и сказал выше, возьму рапиру. Спасибо за советы, они будут полезны, - он присел рядом с девушкой и внимательней вгляделся в схемы. Затем взял другую веточку и нарисовал примерно то, как должны двигаться уже они, чтобы застать Эссена и Каниса врасплох. - Думаю, нам правда надо действовать сообща. Они ведь закованы, словно черепахи, просто так их не достать. Я возьму основной удар на себя, а ты будешь подлавливать их, когда они откроются. Возможно, я смогу сбить кого-то из них с ног или оглушить, что даст нам фору.
Сказав всё это, Эмиль взглянул на будущую напарницу: не считает ли она, что он слишком много на себя взял и командует, хотя по сути не входит в их отряд и не имеет права давать указания опытным воинам. Весь опыт сражений у вампира заключался в кровавых набегах: он легко рвал плоть, пробивал доспехи и ломал оружие. Если он выпьет человеческой крови, то легко выковыряет "черепах" из их панцирей или воспользуется их или своей кровью, чтобы взорвать им мозги на расстоянии. От одной только мысли желудок скручивало спазмом. Эмиль не хотел делать ничего из этого и только предполагал, что может так. Если припрут к стенке. Если против него или друзей выступят по-настоящему плохие люди.
Пока хватит смущённой улыбки и скромного:
- Но решать, конечно, тебе.
Кажется, у девушки не было возражений.
- Мы готовы, - дождавшись согласия напарницы, ответил Эмиль и встал, отряхивая несуществующую пыль со штанов. Из огромного арсенала оружия он выбрал шпагу более-менее по руке и взвесил её на ладони. Тяжеловата. Впрочем, с балансом он справится в процессе тренировки. Это ведь не реальный бой, где каждое действие направлено на уничтожение врага. Они просто развлекаются и оттачивают навыки. И даже ему будет любопытно выступить против настолько защищённых солдат, к которым сложно подобраться с наскока.
Эмиль отстегнул фибулу плаща, сложил его аккуратно возле сумок остальных и замер в обманчиво расслабленной позе. Он не плёл кончиком шпаги кружева и не показывал, как хорошо ей владеет. Это было лишним и глупым.
Первые атаки были... изучающими. Эссен и Марк не спешили давить, а он сам не торопился с рубящими и колющими ударами. Своей нагинатой Люми могла легко держать врага подальше, позволяя двигаться более свободно. Когда наконец оружие столкнулось, Эмиль со стыдом почувствовал давно забытое удовольствие. Плохой знак, но ничего смертельного. Всего лишь обмен ударами, после которого он сместился в сторону и успел вовремя отвести атаку Марка, которая была нацелена на колено девушки. Реакция вампира априори лучше человеческой, и это несправедливо. Следует извиниться потом перед ними.

+1

10

Девушка следит за движущейся веточкой, вырисовывающей схемы. Она время от времени качает головой. Или дорисовывает что-то. – Если не получится одному привлекать удар на себя, попробуем по-другому. Я буду действовать из-за твоего правого плеча. И держать их нагинатой на расстоянии. – Поглядев на затупленную учебную рапиру, выбранную Эмилем, она задумчиво трет щеку изящными пальцами, затем собирает иссиня черные волосы в тугой хвост, подвязывая его кожаной тесьмой. – Признаюсь, я не особо умею пользоваться рапирами. Они конечно элегантны, в тесном бою с их латами, проку маловато будет. Тебе бы клевец. И стилет. – Задумчиво произносит девушка. Однако тут же поправляется. – То есть, у нас тренировка конечно. Но вообще, это было бы хорошим подспорьем, против доспешного противника. Ладно, будем придерживаться твоего, а точнее, нашего плана и что-нибудь придумаем. – Иллюмиэль улыбается, ободряюще похлопав фэйри по плечу. Подошедшие Эссен и Канис выглядят собранными.

Получив от главы Архивов утвердительный ответ, Герман так же, кивнул им обоим. Улыбнувшись краями губ. Затем надевая шлем на голову. Канис поправил щит и повернул голову к рыцарю. – Мы тоже готовы.

Двойки, перебравшись на утоптанный круг заняли позиции. План мужчин не блистал новизной, однако был логичен, нечто из разряда нестареющей классики, как выражаются люди. Первым стоял Маркус, прикрываясь ростовым щитом. Держа спату на уровне пояса. Следом за ним, чуть правее, выбравший двуручный меч Эссен, прикрывал его. Не удивленная Люми, лишь пожала плечами, наблюдая за воинами. Дескать, в общем-то, так она и думала. Ее хищная нагината кружила из-за плеча Эмиля. Прикрывая его фронт. Несколько раз Канис, организовывая наступление, пытался теснить фэйри. Однако, нагината метко разила, заставляя отступать и прикрываться щитом. Напряженно наблюдая друг за другом, четверка бойцов кружила в странном подобии танца. По ходу нескольких пробных атак, выяснилось, что девушка не может оставить Эмиля, с его рапирой одного, дабы попытаться обойти Эссена и Каниса с тыла или фланга. Длинный двуручник Германа, довольно часто наносил тяжелые удары заставляющие гудеть рассеченный воздух. Отбрасывая нагинату разведчицы от щита Марка. Когда девушка вновь наклонилась вперед, пытаясь достать рыцаря по шлему, Канис нанес привычный колющий удар из-за щита. Метя спатой ей в ногу. Однако, его клинок, хоть и был тяжелее, был ловко отклонен рапирой Эмиля. Используя собственную силу удара римлянина, фэйри заставил его клинок соскользнуть и почти ткнуться в землю, опасно наклоняясь вслед за ним. Вновь раздался свист и острие двуручника Германа пронеслось в миллиметре от груди главы Архивов. Рыцарь прикрывал пошатнувшегося Марка.

Противники мужчин были ловчее. Рапира и нагината змеями вились перед ними. Время от времени, девушка не стеснялась пытаться пнуть Марка в ногу. Однако, одним не хватало защиты, другим не доставало скорости, дабы настигнуть верткого противника. Эссен, не любивший долго пребывать в защите, перехватив двуручник одной рукой, что-то быстро показал пальцами Канису, для пущей уверенности хлопая того по спине. Марк ответил молчаливым кивком. На сей раз их атака была быстрой и яростной, пригнувшись, римлянин закрываясь щитом, стремительно ринулся к Эмилю, ловя удары его рапиры щитом-скутумом. Надеясь оттеснить и перевести бой в тесную схватку. Вот нагината Люми, сверкнув в лучах солнца, оставила тонкую кровоточащую полосу на щеке Марка, приподнявшего голову над краем щита. Не дремавший клинок Эссена, задел затупленным острием предплечье левой руки девушки. Попадая в кожаный наруч и здорово отсушивая ее руку силой удара.

Развивая успех стремительной атаки, рыцарь и воин, разошлись чуть в стороны. Взяв двойку в клещи. – Погоди-ка…- Горячо зашептала девушка на ухо Эмилю. Резко почти падая на землю и метя рубящим ударом по ногам Марка. Удар достиг цели, однако нагината была учебной. Металл лезвия со звоном, лишь отскочил от вычурной поножи римлянина. Украшенной мордой льва. Пользуясь столь удачным моментом, Канис резко наступает сапогом на вытянутое древко нагинаты. Вдавливая его в землю. Во-время успев отпустить оружие, прежде, чем ей прижмет пальцы, девушка ловким кувырком назад, отскакивает за плечо Эмиля. - Что за невезение.. - В сердцах шепчет раскрасневшаяся Иллюмиэль.

Отредактировано Герман Эссен (2020-06-30 23:00:49)

+1


Вы здесь » Dark Tale » Личные главы » [15.09.ЛЛ] Кто ходит в гости по утрам, тот поступает мудро