Тут же, громко цокая когтями по полу, в дверь вломилась громадная собака. Именно вломилась, проделав в ней большую дыру. Что поделать, хозяин, хоть и был талантливым кинологом, забыл, видимо, научить собаку открывать двери.
(c) Вейкко

Маленький сломанный ребенок, прихотью Воли оказавшийся в Сказке. Скольких Тессае видел таких в своей жизни? Десятки? Сотни?.
(c) Тессае Эдар

Людям, которые любят бурчать на все и ненавидеть все, в компании Чижа приходилось всегда сложновато. Он составлял их противоположность, любя или хотя бы нейтрально относясь ко всему миру, даже к очевидно плохим его проявлениям. Во всем он видел свою прелесть, не останавливаясь на одном ярлыке и стараясь разобраться получше. Ведь даже самый отъявленный маньяк может быть хорошим человеком.
(c) Чиж

Люди невероятны сами по себе, а вместе они собирались в единое целое, способное справиться почти с любой бедой..
(c) Эмиль

Шаркс уже привык к своему прошлому телу, которое у него формировалось продолжительное время, а тут бамс и ты уже самец с самыми настоящими бубенцами! О том, как монстр учился ходить в туалет по-маленькому вообще отдельная история.
(c) Шаркс

Это был прекрасный, изумительный день. Начался он с того, что Константин свою любимую, дорогу и родную женщину всем своим добрым сердцем хотел придушить.
(c) Константин

Больничный запах увивался за ним, словно пёс, разнося характерный аромат лекарственных настоек пустыми коридорами Башни.
(c) Артур Райнер

Толпа явно стягивалась к одному конкретному месту, видимо, там и находились представительницы прекрасного пола. Ури словно на встречу фанатов со звездами попал. Кажется, стоит кого-то расспросить, может здесь нужно очередь занимать? Нет, ну мало ли, вдруг это специальное показательное выступление для таких же заинтересованных, как и он?
(c) Ури

Он все летел. Упорно рвался вверх, или стремительно несся вниз, потеряв всякие ориентиры, Самаэль уже не знал. А может он и не летел вовсе – падал, на самом деле он затруднялся сказать.
(c) Самаэль

В его мире, во все времена, гадалки являлись чуть ли не синоним мошенничества - ведь нет способа более эффективного, элегантного и безопасного, чем обобрать человека, который сам на это согласился.
(c) Девил-Джо

Как треклятая розовая задница пошла на второй заход! Дорогуша, суровый мужик и зелёное нечто тебе не посадочная полоса!
(c) Боянка

Крапинка ответственно понюхал буклетик. И так же ответственно отложил в сторонку, больше интересуясь своим новым снаряжением. В конце концов настоящим героям не нужны никакие инструкции, тем более если эти инструкции такие непонятные.
(c) Крапинка

Это Сказка – ему нужно привыкать к такому. Сегодня говорящий кот, а завтра прямоходящая акула. В конце концов, маленького дракона он уже повстречал.
(c) Нуар

Порядочный дракон свои долги всегда платит (ещё, правда, в долг не даёт и воров предпочитает есть, но это уже другая сторона вопроса).
(c) Форте

Когда ты — маленькое и хрупкое существо, на которое, в теории, можно даже наступить и не заметить, вопрос защиты имущества встаёт ребром.
(c) Форте

В норме, для безопасности этой странной собравшейся здесь братии, Рупии следовало бы либо отградить их от прохода внутрь, либо вообще прогнать. Но опыт показывал, что проще закрыть глаза. Зачастую для подобных представителей авторитеты гильдий и орденов, а так же предупреждение об опасностях - лишь пустой звук. Все присутствующие выглядели слишком уверенными в своём решении зайти в здании. Рупия была бессильна.
(c) Рупия

Люди всегда умудрялись быть такими. Они с одним лишь ножом могли ранить умудренную боями и жизнью гиену. Один нож и сила, казалось бы, тонких конечностей, вместе с головушкой могла составить конкуренцию любому монстру. Это ведь до жути странно - нет ни клыков, ни когтей, их ноги стираются в кровь без обуви, а руки покрываются мозолями. Они слабы, как не глянь, и тем не менее надевают свои дурацкие плащи и убивают таких, как Канджу.
(c) Канджу

Поэтому он решил заявиться к звездочету в гости, - нет, не так как он обычно "ходил в гости", - а вполне официально и миролюбиво. Через дверь.
(c) Каминари

Кому вообще понадобились чугунные деньги? Для чего их использовать? Покрыть пол по новомодному дизайнерскому веянию? Или вскоре чугун подскочит в цене и станет дороже золота?
(c) Ариадна

Скриб чуть присел и закинул женщину себе на плечо, точно та была мешком с пожитками. Ну а что, она рассчитывала, что её понесут на руках как невесту под венец?
(c) Скриб

Приличные девушки прячут глаза и ждут в углу. Приличным девушкам не пристало навязывать свою компанию даже просто чтобы помочь.
(c) Персефона

путеводитель сюжет нужные гостевая правила о мире роли магия расы внешности
❖ Книжный клуб «Вавилон» приглашает на работу Вещую Птицу. Оплата обсуждаема.
❖ Глава гильдии стражи Тень пропал. Незадолго после этого был найден труп Лидии, главы отдела разведки.
❖ Неизвестный Ы. предлагает купить трусы главы гильдии Границы за бешеные деньги. Писать на общий винг! (подробнее...)
Сентябрь года Лютых Лун
❖ Аномальная жара и два солнца никуда не делись. В Сказке очень жарко.
❖ В Сказке вновь объявились Вещие Птицы. Внешне они абсолютно неотличимы от обычных птиц, однако они разумны. Они предлагают любому обывателю ответы на любые вопросы, если обыватель разгадает их загадку.
❖ В Сказке настолько жарко, что даже Яга и Зверь не хотят ничего делать в этом месяце. Однако знающие умы говорят - это лишь затишье перед бурей, расслабляться никак нельзя.

Dark Tale

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Dark Tale » Обитатели Сказки » Салем, фэйри, 133


Салем, фэйри, 133

Сообщений 1 страница 2 из 2

1

Cалем Иортас
«Посмотри в мою душу, окунись в мою тьму. Узри червей, пожирающих каждого из нас изнутри.»

http://sh.uploads.ru/K0LmX.jpg
Izuku Midoriya (арты, где он злодей) | Boku no Hero Academia

» Имена и прозвища: Салем Иортас, Художник, в криминальных кругах известен как Доктор Мэль.
» Раса: фэйри.
» Внешний возраст: 20
» Истинный возраст: 133
» Специализация: Берн
» Принадлежность: Бывший член Гильдии Творцов, бывший член Лиги «Живая Сталь», ныне официально не принадлежит ни к одному ордену или группировке.
» Род деятельности: Исследователь, художник, путешественник, хозяин небольшого ресторанчика «Семейное дело Правдивого Гриффина» в Валдене, широко известная фигура в преступных кругах, однако, не теряющая анонимность. Вольнонаемный работник, исполняющий разнообразную специфическую работу для специфических людей.

ПОРТРЕТ

» Пол: мужской
» Рост: 183
» Вес: 80
» Телосложение: эктоморф
» Цвет волос: зеленый
» Цвет глаз: зеленый
» Отличительные черты: Наличие шрамов разного размера и ступеней тяжести, в основном на торсе и спине. Совсем небольшие черные рожки, которые практически незаметны под волосами и две алые длинные полосы на спине, заметно выделяющиеся на фоне остальных шрамов.

ЛЕГЕНДА

Впервые юноша с выразительными и удивительно ясными зелеными глазами осознал себя, как и большинство подобных ему созданий этого мира – в совершенном одиночестве, обделенный заботой родителей, которых у него попросту не существовало.
Внезапно вспыхнувшая вокруг него бесконечность на пару с просторами казалось, совершенно безграничного мира, закружились в безумном, сводящем с ума прекрасном хороводе ярких образов и разнообразия целой палитры цветов. Как оказалось, Салем не был к подобному готов, а потому чуть не повергся в пучину сумасшествия, пока тянулся к небу недостаточно длинными, чтобы достать до него, руками, пытаясь погрузить свое бренное тело во все то великолепие, будто бы окунуть обнаженные чресла в палитру великого художника, стать единым целым с его холстом. Однако, к счастью его разум оказался сильнее и смог отринуть большую часть нахлынувших чувств. Большую, но не всю. Вместо того, чтобы стать одним из мазков художника этого мира, Салем решил уподобиться ему и тоже стать творцом, пусть и в меньших масштабах, пусть пишущим и не по поверхности земли, а на холсте и бумаге. Стать Художником.
Изначально, фэйри не интересовало совершенно ничего, кроме искусства. Им он был одержим, и ради него был готов пойти на что угодно. Путешествовать около недели только для того, чтобы увидеть воочию какую-нибудь достопримечательность или элемент пейзажа и после воплотить их на картинах? Не есть и не спать несколько дней, совершенствуя собственное мастерство? Все это было ничто для Художника, как Салем сам себя прозвал и чьему жизненному пути, который к слову, был выдуман им самим, он и следовал, изредка прерываясь на подписание контрактов с людьми. Его жилище, полностью обвешанное изнутри картинами – настоящими произведениями искусства, напоминало скорей здание для выставок, чем дом нормального обывателя. Так Салем и существовал, скитаясь по миру и упиваясь собственным мастерством живописца, вступив в Гильдию Творцов, ради контакта с такими же, как и он, создателями прекрасного.
Пока в какой-то момент, как и в каждого представителя искусства, в фэйри не случился творческий кризис. Как-то в один, совершенно неуловимый для него самого миг, все вдохновение, что до этого просто распирало мужчину изнутри, ушло, просто исчезло, провалилось в бездонную пропасть… Но Салем не было просто каким-то рядовым художником, он был Художником с большой буквы, настолько одержимым своим творчеством, что когда не смог творить дальше, то снова оказался на грани здравомыслия и безумия, как тогда, впервые, в момент осознания собственной личности. Когда он снова смог опомниться – его галерея пылала, картины были разложены крестом, а посреди помещения сверкало обжигающими языками яркое пламя, что с каждым мгновением разгоралось все сильнее, сдобренное масляными красками и сухими холстами. Лишь тогда, когда огонь поглотил его, Художника, лаская языками пламени и сжигая практически дотла, он и осознал свое истинное я.
Впервые Салем оказался на Перекрестке и впервые понял, что Иортас не просто творил искусство. Он сам был произведением оного. Прекрасный зверь, покрытый зеленой переливающейся шерстью, чью голову обрамляли черные рога, а тело поддерживали могучие крылья, легко способные поднять своего носителя в воздух. Так случилось, что узрев огромный костер внутри мира своей специализации, источающий почти невыносимый и в то же время, ласкающий жар, фэйри не столько восхищался им, как собственной красотой, своим истинным обличием, тем, во что он мог превращаться по собственному желанию, если бы осознал это чуть раньше и насладился бы этой, прекрасной и удивительной силой…
Когда мужчина вернулся в Сказку, он больше не чувствовал себя опустошенным. Его снова, как когда-то, переполняло вдохновение, только теперь вместо бесполезных пейзажей и изображений природы, он собирался творить на полотнах кое-что иное. Битвы. Поля, покрытые трупами после недавних сражений и картины, на которых бой был в самом разгаре. Как бы это странно не звучало, но новая муза Салема обитала там, среди вопящих от боли воинов, орущих от радости победы, измазанных в алое бойцов и ворон, выклевывающих глаза у поверженных.
Со своей новой силой, Иортас мог не только наблюдать за всем этим в непосредственной близости, но и принимать непосредственное участие, самому проливать кровь и ощущать жалящие касания мечей противника. Фэйри настолько этим увлекся, что даже стал одержим идеей усовершенствовать свое человеческое тело, подвергая его постоянным тренировкам, что вдобавок к несколько увеличенной силе и выносливости, благодаря принадлежности к холдам, спустя десятилетие смогло превратить его в умелого бойца, мастерски владеющего как приемами рукопашного боя, так и ножами, с помощью которых он мог творить искусство сражений и боли еще более умело. Другие удивлялись, как Салем способен настолько реалистично передавать все это на своих полотнах, как ему удается отобразить сражение, будто он лично в нем участвовал, будто бы лично кричал врагу в лицо проклятья, яростно брызгая слюной и прорицая скорую погибель. И почти никто не знал, что это так и было. Днем он стоял за холстом, а ночью мог спокойно спуститься в какую-то грязную дыру и упиваться резней на подпольных аренах «Живой Стали», кромсая тела противников и сам подставляясь под удары неприятелей.
Но вскоре, как оказалось, и этого было мало. Данный способ восстановления вдохновения действовал довольно приличное время, но однажды, и он перестал помогать. Тут требовалось что-то новое, что-то, о чем раньше никто не слышал.
Нужно было обязательно закрыть огромную дыру в груди. Несколько десятилетий Художник странствовал везде, куда только можно было добраться, изучал все, что можно было изучить, пытался выдавить хоть капельку наслаждения из каждой битвы, в которой участвовал, но казалось, что ничего уже не могло вернуть ему тех, ощущений, тех девственных эмоций, когда кисть будто сама двигается по белизне холста и создает настоящие шедевры...
Салем упал в отчаяние. Безумие снова приблизилось так близко, как только могло и в последнее время, буквально обнимало его, постоянно находясь сзади и нашептывая на ухо о неспособности дерзкому Художнику сотворить хоть что-то.
Иортас опустел. Он добровольно покинул Гильдию Творцов, так как и творцом-то себя больше не считал. Не найдя себе места в светлой половине Сказки, фэйри погряз в темной, работая на многочисленные преступные кланы, ведь все что он умел, кроме того, чтобы творить – это убивать и делать окружающим больно. Что он и делал, в надеждах поймать все время ускользающее вдохновение и заработав себе достаточно скверную славу, хоть благо, и под псевдонимом.
В какой-то момент он даже заимел небольшой ресторан, благополучно с помощью своих связей устранив прошлого владельца.
Неизвестно, что бы произошло дальше и чем бы закончилась данная история, если бы сотрудничество с теневой стороной Валдена не принесло ему кое-какие плоды. А именно, информацию.
Информацию о том, что недавно стало известно о совершенно новой специализации. Что холды – это не предел, не границы возможностей. Что с помощью силы бернов можно созидать, будто истинный творец, наполняя безжизненные куски плоти искрой, тем самим огоньком, что безумно ярко горел в Перекрестке и тем самым, что всегда был внутри каждого холда. А цена за получение данных способностей казалась столь смехотворной, что в это даже с трудом верилось. Тому, кто мог спокойно лишить человека жизни в сумасшедшем порыве поиска вдохновения, сделать то же самое, только в Перекрестке? Смешно.
К сожалению, все оказалось не столь радужно. Почти полностью обезумевший Художник даже не пытаясь думать о возможных последствиях, уничтожил другого холда в их мире, мире, яркого пламени и непроглядной тьмы. В своей гибридной форме, он предвкушая скорую встречу с госпожой-музой, впился клыками в жертву, которая своим диким воплем нарушила умиротворения данного места. Внезапно метнувшийся в их сторону костер – своим убийственным жаром напрочь выжег прекрасные изумрудно-зеленые крылья Салема, одновременно с этим выталкивая его прочь из Перекрестка. Лишая его всего, чем ранее фэйри так дорожил и чем восхищался. Лишая Иортаса сил холда – возможности превращаться. Забирая даже возможность летать, его гордость, оставляя на месте крыльев два безобразных шрама - напоминание о некогда совершенной ошибке...
Иортас очнулся на пепелище собственной галереи, потому что, как по другому попасть в Перекресток, он не знал. Обнаженный, весь в саже, посреди тлеющих углей, Художник остался совершенно ни с чем.
И тут же обрел.
Новая, неизвестная, по-своему жуткая, но в то же время завораживающая своей красотой и возможностями сила, переполняла его. Больше он не будет страдать от нехватки вдохновения.
Ведь теперь Художник не создает шедевры на холсте или бумаге. Теперь сама плоть, стала его холстом. Стала его бумагой. А с помощью огня внутри, что к счастью, Перекресток так и не отнял, Салем способен давать этой плоти жизнь, создавать все новые и новые произведения искусства...
С того времени, минуло некоторое время. Он так и не утратил страсть к путешествиям  и сражениям. Фэйри все еще творил  свои картины, хоть теперь они и напоминали больше эскизы каких-то чудищ и безобразных химер и лишь немногие могли увидеть в них нечто большее...
Он резал, кромсал, исследовал и открывал новое. Изучал свойства и наслаждался процессом. Губил жизнь, чтобы спустя недели создать новую. Под одним из обветшалых, старых домов Предместья он открыл лабораторию, в которой работают такие же, как и он увлеченные и готовые отдать своей работе практически все, люди – отвергнутые обществом ученые и исследователи (особенно, ученые мужи, имеющие познания в анатомии, так как сам Салем хоть как любой уважающий себя художник и имеет познания в данном вопросе, но все же полагается на знания профессионалов своего дела) и содержатся в клетках «шедевры».
Благо, что его создания, которые конечно же, оказались довольно смертоносными, имеют спрос в теневых делах этого мира, особенно, если речь идет о убийствах и тому подобных гнусных делах. Почему бы и не использовать собственных "детишек" в продвижении Художника еще выше?

[font=0Georgia]СКЕЛЕТЫ В ШКАФУ[/font]

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

МАГИЯ

Живи и повинуйся
Отдавая часть внутреннего огня, Салем способен наделять созданных им в лаборатории созданий жизнью, тем самым получая над ними полный контроль. Химеры имеют с хозяином ментальною связь и хоть сами и не могут ничего передать создателю, но выполнят любой его приказ. Они не имеют собственной воли, а потому воля Художника – это их воля. Также, берн не может растрачивать слишком много внутреннего огня и чаще всего, если собирается оживить тварь побольше – отбирает огонь в точно такой же созданной им твари.
Возможно оживление некоторых мелких существ (крыс, воробьев и т.д.) с условием, что они уже мертвы и использование их для разведки и отвлечения врага. Иортас может лишить их жизни даже на расстоянии, возвращая себе большую половину внутреннего огня, потраченного на оживление.
Призыв
Обычно, бывает достаточно проблематично перемещаться в компании нескольких жутких химер. Потому, если это только не дикая местность вроде гор или лесов, фэйри очень часто действует в одиночку, а когда в этом возникает необходимость, призывает питомца/питомцев, что материализуются рядом с ним. Обязательным условием является то, что Салем обязан знать приблизительное месторасположение (+/- сто метров) химеры и наличие на них специальной метки (в данном случае - почти незаметный крест размером с пуговицу). Заклинание возможно использовать раз в три/четыре поста. Действительно сильных тварей можно перемещать лишь по одиночке, тех что послабее – по двое/трое. Так же стоит заметить, что реально живих чудищ в распоряжении Салема не много и обычно их количество представляет собой четыре-пять-шесть особей.

Химеры в наличии на данный момент

http://sg.uploads.ru/NmqX2.jpg

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

ПУТЬ ДОМОЙ

» Способ связи:

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

» Судьба персонажа: Убить или забыть.

Отредактировано Салем (Вчера 10:24:38)

+8

2

РЕПУТАЦИЯ

ГИЛЬДИЯ ТВОРЦОВ [+46]
□□□□□□□□□□ ■■■■□□□□□□

ЛИГА "ЖИВАЯ СТАЛЬ" [+20]
□□□□□□□□□□ ■■□□□□□□□□

ГИЛЬДИЯ "ГРАНИЦЫ" [+20]
□□□□□□□□□□ ■■□□□□□□□□

БРОЙЕ [+10]
□□□□□□□□□□ □□□□□□□□□

ВАЛДЕН [+10]
□□□□□□□□□□ □□□□□□□□□

ДОСТИЖЕНИЯ

» Леди М. На ваш винг периодически приходят письма, подписанные госпожой М. Кто это? Тайная поклонница вашего творчества? Фанатка? Серийная убийца? Кто знает. Она охотно отвечает на ваши письма, но упорно увиливает от всех попыток разузнать ее личность.

» Наблюдатель. Бройе не одобряет когда битвы пропускают мимо. Вы получаете штраф -5 ко всем последующим броскам связанным с физическими взаимодействиями, если до этого прошли мимо конфликта.

» Я художник, я так вижу! Картины могут многое рассказать о Салеме, а Салем может много рассказать о картинах. Салем получает бонус +10 к попыткам убеждения. Если для этого он будет рисовать, бонус станет +20.

0


Вы здесь » Dark Tale » Обитатели Сказки » Салем, фэйри, 133