В самом деле, полная чувств, хорошего вина и любви ночь сменилась довольно прохладным утром, когда фея в свойственной ей изощренной манере показала весь свой арсенал двусмысленных и недвусмысленных намеков, явно или скрыто указывающих на дверь.
(c) Джеймс Блекмор

Сарцелл, ощущая себя ведьмаком в душе, ненавидел чертовы порталы.
(c) Сарцелл

Людям, которые любят бурчать на все и ненавидеть все, в компании Чижа приходилось всегда сложновато. Он составлял их противоположность, любя или хотя бы нейтрально относясь ко всему миру, даже к очевидно плохим его проявлениям. Во всем он видел свою прелесть, не останавливаясь на одном ярлыке и стараясь разобраться получше. Ведь даже самый отъявленный маньяк может быть хорошим человеком.
(c) Чиж

Представленная бумага была подделкой, естественно, но подделкой весьма качественной — в ней чёрным по белому было указано, что дракон, терроризирующий ныне деревеньку, был законной собственностью его, честного торговца гильдии, Имре Фаркаша.
(c) Имре

Как можно было им, исчадьям Геенны, доверить хоть что-то?! Но нет, Сказка, видимо, будучи сама женщиной, испытывала солидарность к товаркам – и вот, по его душу пришла очередная дочь бездны.
(c) Лойко

Это был прекрасный, изумительный день. Начался он с того, что Константин свою любимую, дорогу и родную женщину всем своим добрым сердцем хотел придушить.
(c) Константин

Больничный запах увивался за ним, словно пёс, разнося характерный аромат лекарственных настоек пустыми коридорами Башни.
(c) Артур Райнер

Ну конечно, это так по-фэйрийски, так по сказочному - "Твое дело - помогать нам, а свои оставь на сказочное потом, пока тебе не вставят новые палки в колеса".
(c) Фална Моргана

Он все летел. Упорно рвался вверх, или стремительно несся вниз, потеряв всякие ориентиры, Самаэль уже не знал. А может он и не летел вовсе – падал, на самом деле он затруднялся сказать.
(c) Самаэль

В его мире, во все времена, гадалки являлись чуть ли не синоним мошенничества - ведь нет способа более эффективного, элегантного и безопасного, чем обобрать человека, который сам на это согласился.
(c) Девил-Джо

Интересно, а подпадают ли сказочные вампиры под понятие "нежить"? Чтоб нет-нет да и сказать Джо так лениво — "Изыди!", и тот, захлопав перепончатыми крыльями, с воплями уносится в адские кущи...
(c) Артано

Крапинка ответственно понюхал буклетик. И так же ответственно отложил в сторонку, больше интересуясь своим новым снаряжением. В конце концов настоящим героям не нужны никакие инструкции, тем более если эти инструкции такие непонятные.
(c) Крапинка

Это Сказка – ему нужно привыкать к такому. Сегодня говорящий кот, а завтра прямоходящая акула. В конце концов, маленького дракона он уже повстречал.
(c) Нуар

Порядочный дракон свои долги всегда платит (ещё, правда, в долг не даёт и воров предпочитает есть, но это уже другая сторона вопроса).
(c) Форте

Назад дороги больше не было. Он сбежал от себя в Сказку. Теперь будет бежать от себя к Смерти. Дальше бежать некуда.
(c) Артано

Так, у тебя восемнадцать бойцов. Выдели мне четверых, кто имеет хоть какой-то опыт боевых действий. Которые не побегут при виде волка и не спутают рожу чудовища с моей.
(c) Гиль-Камиль-Каар

"Блядь, бесконечные бабы, бабы бесконечные, я что, все-таки в аду?" - подумал Лойко.
(c) Лойко

Поэтому он решил заявиться к звездочету в гости, - нет, не так как он обычно "ходил в гости", - а вполне официально и миролюбиво. Через дверь.
(c) Каминари

Кому вообще понадобились чугунные деньги? Для чего их использовать? Покрыть пол по новомодному дизайнерскому веянию? Или вскоре чугун подскочит в цене и станет дороже золота?
(c) Ариадна

Скриб чуть присел и закинул женщину себе на плечо, точно та была мешком с пожитками. Ну а что, она рассчитывала, что её понесут на руках как невесту под венец?
(c) Скриб

Ну да, точно. Он точно был в аду, потому что в аду без рыжих мужчин не обойтись, а тут их было сразу двое.
(c) Лойко

путеводитель сюжет нужные гостевая правила о мире роли магия расы внешности
❖ В Предместье неспокойно. Монстры — разумные и не слишком — недобро поглядывают на местных, принадлежащих к другим расам. Поговаривают о нескольких случаях нападения. Въезд в Предместье временно запрещён Гильдией Стражей.
❖ Творцы подали спорное прошение о постройке на месте Валденского рынка загадочного сооружения. Сами авторы спорного проекта не уточняют его целей и таинственно отмалчиваются. Сооружение сложной формы из бумаги высотой с пятиэтажный дом может быть возведено в Валдене к следующему году.
❖ На фермах выросли потрясающих размеров сливы — к несчастью, произошло это прямо на границе между грядкой господина Ръо и госпожи Хопли-Допли. Споры не стихают уже вторую неделю. (подробнее...)
Август года Лютых Лун
❖ На смену двум лунам пришли два солнца.
❖ В Предместьях видели тень Зверя и слышали шепот Яги. Теперь все знают – они здесь, они вернулись. Некий Большой Бен из Валдена утверждает, будто видел как однажды ночью в здание гильдии Стражей заходила женщина с белыми волосами в окружении самых страшных зверей, которых он когда-либо видел.
❖ Во время дождей многие начали слышать таинственный шепот. По миру то тут, то там ползают сгустки тумана, словно они живые. Гильдия Ученых настоятельно рекомендует воздержаться от прогулок в такую погоду и стараться держаться подальше от скоплений туманов.

Dark Tale

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Dark Tale » Сюжетные главы » [23.07 ЛЛ] Q: По прозрачным следам


[23.07 ЛЛ] Q: По прозрачным следам

Сообщений 1 страница 9 из 9

1

ПО ПРОЗРАЧНЫМ СЛЕДАМ

23 июля ЛЛ

Валден/Вереница снов

Самаэль, Айе, Артано

https://i.ibb.co/9ZzF3jj/1.png

ПРЕДИСЛОВИЕ

Самаэлю приснился однажды мальчик-сновидец. И Самаэль знает, что тот в беде — никаких толком подсказок у него больше нет. И помочь, конечно же, надо.
К чему приведут поиски? И приведут ли вообще?
Очерёдность постов: ГМ, затем игроки в любом порядке.
[!] Не забудьте про инвентарь в первом посте.

0

2

САМАЭЛЬ, АЙЕ
В парке — тихо, спокойно. Свежо. День сегодня выдался жаркий, но в тени дерева легко про это забыть. Где-то шумит небольшой фонтанчик позади вас, где-то в стороне гуляет случайный человек, не имеющий к вам отношения. Наверное. Вы меняете мнение об этом, когда шаги его становятся все громче и громче, шаркают совсем рядом.
— Вам тоже снился мальчик? — спрашивает он. Вот так сразу, без приветствий, без добрых бесед о погоде и поэзии. Молчит немного, разглядывает вас. И вы его. Мужчина — почти старик, с лучиками морщинок в уголках глаз, с тонкими губами. Губы двигаются: — Снился, я знаю. И играл с вами в прятки, в еще что, а потом — плакал. Плакал ведь? — его речь становится горячее, быстрее, — плакал. Я знаю. И я знаю, что вы пытались его найти. Я ведь тоже... как он. Сновидец. Только он в снах играет, а я — вижу больше. Он в здании, где стены красят в желтый, где псы на цепях, где стонут еще такие мальчишки. Я...
Его речь прерывается. Мужчина смотрит на вас враз остекленевшим взглядом, шепчет, на угасание:
— должен бежать... должны, мы все... и он.
Мужчина тает в воздухе. И правда убегает, да?
Вы чувствуете, что даже спасительная прежде тень дерева кажется угрозой.

ОСТАТЬСЯ
Ну, тень, давай, нападай. Давай, ну же! Давай.

УБЕГАТЬ
Старших надо слушать. Странных надо слушать.


АРТАНО
Облака — мягкие. Небо — опять такое же синее.
— Эй, ты здесь? — над ухом. Мягко, шепотом.
Ты лежишь на траве. Земля холодная, сырая от росы. В лицо ткнулась маленькая летающая рыбка. Рыже-белая, медная монетка, упавшая в чистый-чистый снег. Ткнулась, оставила мокрое ощущение, испугалась сама себя — уплыла куда-то. Или улетела? Не поймешь этих летающих рыб. Хоть научную работу пиши, серьезную, с абстрактами и референтами...
— Стой-стой, какие референты? — спрашивает мальчишка, хмуря брови. Он сидит рядом, скрестив ноги, плетет из одуванчиков венок.
— Если умный такой — мы в загадки поиграем. Я загадываю. Слушай, первая: висит груша, нельзя скушать. Вторая: зимой и летом одним цветом. И третья: в квартале Серебренников — закопана моя мать, над ней выросло цветущее дерево, под ней — земля стылая. А под тем деревом — те, кто меня ищут, те, кто меня могут найти. Беда в том, что они взрослые, а взрослые — глупые, слышишь? А ну не взрослей! Так вот, через пару улочек, да через канал, где район плохой, где раньше такие же глупые взрослые стали на ма-ну-фак-ту-ре варить краску, да сплошь серую, там сейчас — пусто, да не пусто. Пусто, да не пусто — это как? Отгадаешь? Но это ты потом, мне твои ответы не нужны, мне нужно, чтобы ты их сам нашел. И тех чудиков тоже, ладно? На мизинчиках?
Мальчик смотрит, моргает. Дышит сбивчиво, сам не заметил, как подался всем телом, почти виснет над тобой.
— Теперь твои три загадки. Давай скорее, солнышко зайдет за тучу — а я ведь с ним!

[nick]Хозяин Сна[/nick][icon]https://i.ibb.co/dpKdTdY/image.jpg[/icon][status]я не хочу больше играть[/status]

+2

3

Двулунный июль — чуть ли не весь серый и слякотный. А тут вдруг солнце! Всё начинается безоблачно, безветренно, с каким-то особенным, пушистым теплом. Искрятся чуть заметные паутинки. Очень тихо. Сырая земля холодит. Яма тревожно смотрит в сердце, но солнечное умиротворение постепенно успокаивает, обволакивает. Где-то в глубине ещё скребутся беспокойство и обида, но сильнее их уверенность, что все хорошо. Впрочем, и уверенность эта — не главное. Она тоже растворяется в обречённой, тёплой лени.

Артано слушает.
Он не шевелится. Не хочется.

Мать. Слово знакомое, пахнет уютно, но вместе с тем — сыро, ямой. Здесь всё пахнет ямой, даже тепло и солнце какое-то гадкое. Артано вспоминает: он тогда как раз дизентерией болел, думали, что кончится. Мама потом говорила: «Из-за него и выжила, надо было спасать, на ноги ставить. А то бы, наверно, не перенесла...». А он всё равно. Но это «мама», а «мать»? Мать — Смерть. Тут нечего думать.

Становится больно. И этот... закрыл солнышко. Артано морщится. Грустные мысли годятся для пасмурных дней, а сейчас надо радоваться воле вольной. Безлюдное небо манит ласково и неудержимо.

Мальчик знает, что идет туда, куда не хочет идти, но не колебался. В нем уже звенит "система отсчета": девять, восемь, семь...

— Вот тебе в ответ, — говорит Артано. — Один мой знакомый бреет бороду по десять раз на дню, а все равно бородат, как так у него вышло? Вторая: три Йона жили в «Границах», двое решили умереть, сколько осталось Йонов и что осталось от «Границ»? А третью я тебе задам, когда солнышко снова появится. А то ты с ним, а так нечестно.

Он поднялся на локтях.

— Если ты с ним, то я с тобой! А если нет, то смотри мне — я отгадаю загадку и тогда только тебе третью задам!

Инвентарь:

https://i.imgur.com/D86ExeM.png

Тёмный амулет

Амулет с неизвестными свойствами на цепочке. В сердцевине камня пульсирует тёмная энергия. Неизвестный велел вам ни в коем случае не снимать его; но только вам решать, как следует поступить в этой ситуации.

https://i109.fastpic.ru/big/2019/0221/e9/00dcba5a28f884d62e6ad908844139e9.png

Сердце Ионессы

Ионесса была темной жрицей Мистрэ, всю жизнь посвятившей служению богине. Специализация бестии сыграла с ней дурную роль: после смерти она так и не смогла упокоиться. Богиня услышала ее мольбы и подарила покой, а сердце Ионессы сделала мощным артефактом. Если направить его на любого человека, можно узнать случайный факт из его жизни, рассказанный голосом жрицы.

https://i109.fastpic.ru/big/2019/0221/d1/6e68ae4ebaa4ffbe4d920d66c947b0d1.png

Руна здоровья

Руна залечивает увечья легкой и средней тяжести раз в неделю. Достаточно раскрошить ее в руке (довольно хрупка!). Восстанавливается в специальном мешочке раз в неделю.

https://i110.fastpic.ru/big/2019/0221/d4/c609dc832dc14d4914f4c08ac3ee53d4.png

Темная шляпа

Шляпа защищает от любой непогоды. В ней становится менее жарко и менее холодно (примерно на 10 градусов), но главная ее особенность - она не промокает, не горит и не улетает от ветра.

[icon]http://s5.uploads.ru/47wqM.png[/icon]

Отредактировано Артано (2019-11-12 19:29:57)

+1

4

Айе в недоумении смотрела на непонятно откуда возникшего старикашку. Никакие мальчики ей не снились и она была этому очень рада. Сны бывают крайне напрягающими, хотя казалось бы закрой глаза и кайфуй! Кошка была не из тех, кто ищет вдохновения в иллюзиях да мечтах.
- Самаэль? - пальцы лежавшие на предплечье мужчины сжались чуть сильнее. То ли для собственного спокойствия, то ли для чужого. - Что это... - но дедуля опять что-то говорит и Айе притихает, не спуская со старичка настороженного взгляда.
Здесь что-то происходит. А что - непонятно! Но в отличие от нее Сэм не выглядит удивленным. Наоборот, он напрягается, словно учуявшая дичь гончая. С тех пор, как он встретил мальчишку в самом бредовом их своих снов  - никак не мог прийти в себя. Но увы, поиски ребенка ни к чему не приводили. Да и что Сэм о нем знал? Маленький похищенный сновидец, а дальше?
Но кажется, ответы сами устали ждать, когда он их отыщет.
- Милая, - обычно таким тоном феникс извещал девушку о том, что уходит в командировку… на месяц-другой, - я тебе потом все объясню, но мне срочно надо вытрясти ответы из этого старика. Пока он…
Ушел. Но ведь не мог исчезнуть совсем?
- Что?! Зачем?! - Кошка растерялась. - С чего вдруг такой приступ филантропии, Самаэль! - возмутилась Айе, вцепившись мертвой хваткой в чужой рукав.
В ответ он отвел глаза и сильнее сжал ее руку.
- Ребенок. Сновидец, я думаю. Просил меня о помощи. Он еще совсем мальчишка и судя по всему, его где-то держат незаконно и… не думаю что я первый, к кому он пришел, но раз пришел, значит его еще не спасли.
-... Сэм очнись! - Может у него температура? В смысле... температура-то у него всегда, - на то и феникс! - но это не значит, что надо суваться куда-то ради кого-то, кого он во сне видел! - Не все сны насылают сновидца! О Мистрэ, Сэм, вдруг там ловушка? Да тех же твоих друзей из Границ!
Но в ответ этот упрямый осел лишь покачал головой.
- Нет, Айе. Это не тот случай. – простые сны не несут таких последствий, не ломают тебе крылья, не заставляют всплывать воспоминания о том, чего не было.
- доверься мне, хорошо?
Айе нахмурилась, поджала губы. Несмотря на вечные обиды и разборки, Айе хотелось верить крылатому. Но это было немного трудновато, когда дело касается чего-то опасного. Они были не в равном положении. Сэму что? Сэм сгорит да возродиться вновь, а вот Айе так не умеет. И рисковать собой лишний раз кошке не хотелось, но...
Но не пускать же этого дурака одного?! Да и где потом его искать, когда он соизволит явить свою пернатую задницу в Сказку?
Вот так вот приличные девицы и попадают под чары злостных сказочных искусителей, будь они не ладны!
- Ладно. Но если ты опять убьешься - я из тебя лично суп сварю, понял? - злобно процедила сквозь зубы охотница, отпуская руку мужчины. Но он не дал отстраниться, тут же сжав ее пальцы. Бежать по совету старика он не собирался. Если бы мужчина не передал так точно то, что видел Самаэль во сне, сошел бы просто за умалишенного, так что кто знает, сколько из известного ему на самом деле является бредом чужого воображения.
- Не думаю что он решил уйти далеко. Пойдем, поищем.

С собой

Айе одета в баварскую блузу и длинную зеленую юбку, с разрезом до середины бедра. У нее с собой сумочка в которой (внезапно) нож, записная книжка с ручкой и флакончик обезболивающего.
Самаэль налегке. Кошель с деньгами и хорошее настроение.

+1

5

САМАЭЛЬ, АЙЕ
Но все же он ушел.

Как поймать дыхание? Как поймать последние видения сна?
Верно — никак.

Зато можно поймать оглядывающуюся в растерянности парочку. Тонкие тени-веточки вытянулись едва заметно, задрожали, будто робели перед солнечным светом. Что-то неправильно было в них. Это не покачнул деревце ветер, это не была игра света.
Тени. Были. Чужими.
И в опустевшем враз парке стало холодно.

Слишком быстро. Одна из теней вытянулась, прогнулась дугой, заколебалась — и бросилась вперед, метясь в Айе. Нет, она прошла в паре метров мимо. Промахнулась?
Нет-нет, точно в цель. В тень самой девушки. Две тени сплелись, будто змея обвила незадачливую жертву.

Время затормозило для Сэма. Время замерло для Айе. Ее ноги быстро потеряли чувствительность, будто отмерзли; потеряли ниточки-импульсы нервных импульсов, заставляющих шевелиться. Перед глазами — тьма.
Что за, твою мать, чертовщина.

Еще несколько теней завились по земле, формируя себе тело. Оно выходило маленьким, уродливым, несуразным: длинные руки его волочились по земле, царапали землю, не оставляя следа, неровные пальцы. Но передвигалась тень с завидной скоростью.
Перемещалась в сторону Самаэля.

ТЕХНИЧЕСКАЯ ИНФОРМАЦИЯ

» Самаэль совершает в теме физ.бросок на уворот;
» Айе совершает в теме ментальный бросок на освобождение;
» Артано сам знает, как ему быть. Условия прописаны под приватным спойлером.
» Тик-так.

for Nick(s)|Артано,Воля Сказки

Ты знаешь, как дойти до квартала Серебренников. Далее тебе даны ориентиры: пара улочек, квартал, завод. Когда ты начнешь путь после Серебренников, тебе придется выбирать, между несколькими данными вариантами, куда всех вести. И убеждать в этом — тоже.
Ты можешь пойти один. Ты можешь идти не один.
Ты узнаешь, что выбор был неверным, только если вы не наткнетесь на завод спустя несколько кругов.
От того, как быстро вы доберетесь до мальчика, будет зависеть его состояние.
Вы можете заблудиться и будет поздно. Если будет поздно — вы узнаете.
Вы можете выбыть из игры. Тогда тоже будет поздно.


АРТАНО
Небо обрушивается на вас дождем. Сначала мелким, стучащим гулко по плоским камням, то тут, то там раскиданным. Затем затихает на секунду, будто берет передышку — и падает оземь настоящим потоком воды. Размывающим землю, смывающим зелень с травы и цветочных листьев.
Дождь теплый, удивительно мягкий. И тает за мгновение до того, как коснуться щеки.
Мальчик хмурится, смотрит недовольно: ты что, дурак, белобрысый? ты дурак, мелочь?
Дует щеки. А затем улыбается, начинает почти сиять — сообразил. Понял он главную загадку, надежду надежно примотал к себе на три узелка. Первый — обещание, второй — улыбка, третий — безнадежность.
— Хорошо. Пусть будет так. Знакомый твой — дурак, Йоны — тоже, а от Пограниц твоих одни перспективы.
Падает последняя капля дождя. Мальчик протягивает Артано одуванчиковый венок.

Ты просыпаешься. Сухой, чистый. Сжимающий в ладонях желтенькую головку цветка.
Пора!

[nick]Хозяин Сна[/nick][icon]https://i.ibb.co/dpKdTdY/image.jpg[/icon][status]я не хочу больше играть[/status]

+2

6

Айе успевает заметить вытянувшиеся тени - резкие, быстрые, словно атакующие змеи. Она инстинктивно шарахается в сторону. Неловко, неуклюже, но какая разница. Когда от опасности бежишь не важно, как это выглядит: главное как быстро ты бежишь.

Она приземлилась на четвереньки и сразу же попыталась вскочить.

- Сэм?! - вскрикивает Айе, ошарашено оглядываясь по сторонам. Встать у нее не вышло - ноги вдруг отказали. Не больно; мягко, словно она никогда и не ходила. Кошка не взвыла лишь потому, что приступ ужаса обвил ей горло - ласково, крепко, холодно.
Лапы попавшие в капкан надо бы отгрызть! Отгрызть и бежать, спасаясь от опасности. Или ползти, раз лапы отказали.

Не важно – главное двигаться вперед! Вперед, подальше от опасности!

Но бежать не получается. И рвется ее шкура; чешуя толстая, крепкая, лезет сквозь человеческое тело, стремясь защитить неразумную дуру. Ног она не чувствует, а перед глазами стоит тьма. Она видит, но не понимает, что именно она видит.
Темные пятна перед глазами.

Она слепо скребет ломающимися пальцами, загребая рыхлую землю острыми когтями. Глаза не видят, ноги не идут, но нос чует. Гарь и серу. Перья и ветер.

Запах, который она различит везде.
О Мистрэ, помоги мне!

- Сэм, сожги его... сожги! - хрипит кошка.

Неизвестность пугала.
Мистрэ, помоги ему!

0

7

Мальчик проснулся, сел на кровати. Пол холодил босые ноги. Комната вокруг была пустая, звонкая, словно внутренности гитары. За окном весело ссорились воробьи, их чирикание отдавалось в комнате. За окном — небо, под ним горят одуванчики. Наступило хорошее утро. Мальчик потянулся, проснулся окончательно, засмеялся. В детском беззаботном смехе, однако, обиженно звенели нотки раздражения.

Он зашнуровал старые кеды, вышел на балкон. Солнце принялось за него тут же; его горячие ладони мальчик почувствовал сразу за дверью. Взмахом ладони он сбросил белые волосы со лба и пошёл на поляну к одуванчикам. Долго смотрел на них, а потом вытянул руки и лёг в них лицом. Одуванчики казались... нет, были мягкими, пушистыми. Запах летнего утра — пушистый запах одуванчиков.
Мальчик посмотрел в небо.

Всё в порядке, — подумал он. — Всё хорошо.

Но где-то когда-то это уже было. Или нет?

Когда ты старик, ты не можешь чувствовать пушистый запах. Тебе не нужно это утро, полное травы и солнца. А значит, всё хорошо.
Но сон не шёл у него из головы. При этом он терял чёткость, расплывался, уходил в туман. Вместо понятной картинки, которой этот сон был ещё так недавно, он превращался в неприятное воспоминание, которого и не помнишь толком. От этого раздражение мальчишки только увеличилось.

Ещё раздражение усиливалось от того, что это всё уже было. Точно было.

Какие одуванчики? Какое солнце? Это две луны тебя морочат. Вокруг промозглое раннее утро, туман и слякоть. Закрытая дверь, за которой сидел и спал сторож. Весь июнь Артано провёл под надзором, и через пару недель стало понятно, — мальчишка не собирается бежать. Надзор ослабили, оставили только одного охранника. Под честное слово. Этот охранник Артано нравился, да и он относился к мальчику по-человечески.

Именно его предстояло подставить.
Потому что Артано Йон собрался бежать.

Никаких одуванчиков, разумеется, около хмурого дома на окраине Валдена не росло. То ли обрывки сна, то ли шутка воображения — непонятно. Но вот одуванчик в руке — он был. И было угрюмое знание того, что взлёт доступен. Просто и больно, как укус гремучей змеи. Кое-что, конечно, успокаивало, — почему-то Артано знал, что раз мальчишка из сна не отгадал... да и даже не отгадывал загадок, то время ещё есть.

Артано открыл дверь. По уставу она должна была быть заперта, но отношения со старым сторожем позволяли вольности. Артано ночью выходил на крыльцо, чувствуя холод и мрак ночи, чувствуя, как тянут из него все жилы две луны, родившиеся тогда, когда умерли Артано Йон и дракон Руа. Боль и безумие уходили, мальчик цедил их из себя по капле.

Опять я предаю того, кто мне доверяет, ради непонятно чего. Того, что знаю только я.

Стража обязательно его изловит, и в этот раз Артано Йон будет сидеть на цепи. С человеческим отношением, которого он и так не заслуживал, — только не от Стражи, о нет! — можно будет попрощаться навсегда. Но сон про одуванчики проник глубоко, до самого сердца. Забыть его забыл, но ощущение осталось.

И вместе с ним раздражение.

Артано Йон сунул руки в карманы и побежал до квартала Серебренников.
Там, где дерево да земля стылая. И кто-то, кто тоже ищет. Там должны быть ответы.

Если, конечно, успеет.

У обоих мальчишек было очень мало времени.

0

8

Малышка Айе… она кричит, кричит страшно, пугая птицу в его груди, беспорядочно бьющую в реберной клетке сухими крыльями. Сэм отвлекается, на мгновение выпускает из виду опасность, что длинными узловатыми пальцами тянется к нему. Мысли занимает только кошка. Нотки испуга в ее голосе, приправленные внезапной яростью.
Так ведь правильно, в первую очередь думать о своей женщине? Сэм еще не понимает, что заставило ее так кричать, но уже бросается вперед. Прикрыть собой, защитить, отодвинуть подальше от опасности… Но движение его обрывается, когда увенчанные черными когтями пальцы смыкаются на его ногах.
Словно кандалы. Словно цепи, что тянут вниз и мешают оторваться от земли.
Дежавю. Неуместное, несвоевременное, ударом под дых выбившее из-под него почву.
Или это были черные руки?
Тем не менее, он падает, не сделав и шага. На сей раз лицом вниз, и не видит над головой ни ярко-голубого неба, ни желтых головок одуванчиков.
Только черноту, сухую землю и Айе.
И теперь пугается сам.
Птица в груди издает вопль, разгоняя по жилам жидкое пламя, и Самаэль вспыхивает, словно факел. Весь, с головы до ног, выжигая вокруг землю, тени. Пламя взвилось, радуясь свободе, многочисленными дорожками разбежалось прочь от хозяина, окружая собой кошку, жадно набросившись на корни дерева, чья тень напала на женщину.

0

9

САМАЭЛЬ, АЙЕ
Тьма обнимает вас за плечи и шепчет ласково: успокойся, я не потревожу. Успокойся, я приласкаю. Успокойся.
Успокойся, а не то отгрызу твои чертовы лапы сама и ты не сможешь уйти. Успокойся.

Успокаиваться вы не хотите, а всполохи пламени рассеивают тьму. Она, конечно же, обещает вернуться — как и всегда. И вернется. Как и всегда.
Вернется, снова выбивая из вас последнее дыхание, снова ставя на колени, и все же — утешая. Только не зная ничего можно ощутить покой, верно?
Нет, это все не ваши мысли: это до сих пор она шепчет.

Самаэль и Айе просыпаются.
Они стоят на расстоянии главных героев фильма перед решающей встречей, они бегут друг к другу. Солнечный свет рассеивается через зеленую крону дерева, спасающая от августовской тяжелой духоты тень распласталась на земле; пахнет немного тяжело цветением.
Ох, как они рады друг друга видеть! Делают первые шаги по направлению друг к другу...

Самаэль и Айе просыпаются.
Они стоят над телом того самого старика, неожиданно маленьким без своей объемной (летом-то?) кофты. У него все те же морщинки-лучики в уголках глаз, следы улыбки. И губы такие же тонкие, но уже больше не двинутся. Он бледный, будто кровь вся ушла вглубь-вглубь. Или ее совсем не осталось внутри. Громко лают собаки где-то совсем рядом.


САМАЭЛЬ, АЙЕ, АРТАНО

Самаэль и Айе просыпаются.
Они сидят на скамейке. Просто сидят на той самой скамейке.
Перед ними стоит запыхавшийся мальчик Артано Йон.

ТЕХНИЧЕСКАЯ ИНФОРМАЦИЯ

» Что было сном, что было явью — кто знает;
» Что было будущим, что было прошлым — кто знает;
» Подсказка: сны не всегда приходят просто так.
» Подсказка: сны не всегда вас обманывают.
» Подсказка: не всегда;
» У вас есть немного времени, чтобы обсудить происходящие с вами вещи. Можете общаться короткими фразами без очередности. Маякните Воле, когда будете готовы продолжить.

[nick]Хозяин Сна[/nick][icon]https://i.ibb.co/dpKdTdY/image.jpg[/icon][status]я не хочу больше играть[/status]

0


Вы здесь » Dark Tale » Сюжетные главы » [23.07 ЛЛ] Q: По прозрачным следам