Дыхание монстра позади говорило о том, что некоторые блага человеческой жизни (вроде зубного порошка или, на худой конец, зубочисток) до низших форм будут идти еще очень, очень, очень долго.
(c) Жимолость

— Расскажи мне всё, леди дракон, чистую правду. Не жалей меня. Кажется, свет моих очей вчера вечером отключили за неуплату.
(c) Артано

Читал утренние письма дома, в тайне от коллег, и только после этого покидал жилище — такова стратегия выживания управленца высшего звена. Да и молиться на рабочем месте неудобно.
(c) Тайб

Такое по-детски простое описание всего, что давит в груди (”не виновата!”), кажется святотатством. Дьявол кроется в деталях.
(c) Жимолость

— Извините, миледи, что не в яблоках, — язвит Ярогора в ответ, — но ты это сожрёшь, — заканчивает разговор.
(c) Ярогора

Её тянет просто опуститься на колени здесь и сейчас, и будь что будет – но вместо этого она опирается кончиками пальцев на столешницу, ища поддержки, и делает то, что должно.
(c) Тина Шейли

Назад дороги больше не было. Он сбежал от себя в Сказку. Теперь будет бежать от себя к Смерти. Дальше бежать некуда.
(c) Артано

Так, у тебя восемнадцать бойцов. Выдели мне четверых, кто имеет хоть какой-то опыт боевых действий. Которые не побегут при виде волка и не спутают рожу чудовища с моей.
(c) Гиль-Камиль-Каар

– Не верьте своим глазам. – Джон усмехнулся. – Да и вообще, ничему не верьте.
(c) Джонас Йон

Кажется, что если переиграешь, все сложится наилучшим образом. Наивный самообман. Возможно, все кончилось бы куда печальнее. Никогда нельзя угадать.
(c) Николас Йон

Сказки есть сказки, и неважно, сколько в них правды – однажды разумные существа берут какой-то факт, навешивают на него мишуру и вуаля! Готовая сказка на блюдечке.
(c) Гиль-Камиль-Каар

Как же хорошо, что коты не такие, как люди.
(c) Василий

Есть такая вещь — красота. И если бы Гекльберри попросили придать этому понятию какой-нибудь приятный визуальный образ, ещё вчера он бы назвал Синтию с обложки Стальных Монстров июля 1998 года.
(c) Гекльберри

В "Стражах", поди, не девочки-ромашки работают. А если бы работали, вот это было бы номер. И Киса непроизвольно скалится, дорисовывая вокруг лица блондинки ореол из белых лепестков. Красотища.
(c) Киса Мяу-Кусь

Движение. Стой! Еще одно в сторону. Больной ты ублюдок, прекрати! Дурманящий запах крови ударил в нос. Не смей! Брат, не смей умирать!
(c) Николас Йон

Подушечка выходила просто замечательная, так что едва ли кто мог бы усомниться, что вышивка гладью райских птиц уже выбешивала изрядно. Настолько, что хотелось послать заказчицу и сжечь все двенадцать подушечек.
(c) Ланс

Случайный прохожий мог бы назвать её как-нибудь по-дурацки — ну, «дверь», например (потому что именно дверью она, в сущности, и была), — но Тень отказывался лишать Машину её гордого статуса даже мысленно.
(c) Тень

Но вы, конечно, посидите пока в карете, отгоните её на парковочку, пожалуйста, и отдыхайте пока. Вечером увезёте меня домой в целости, ведь столько кругом упырей, неврастенических повес и всесторонних уродцев на дорогах...
(c) Артано

...Лидия помотала головой, расстёгивая липучки на груди. Это слишком, Оли. Да, Нокс сегодня невменяемый, ну так он же никогда вменяемым не был! Но нож можно и оставить. И пистолет.
(c) Лидия

Через неделю уже весь Шрамовый переулок знал, как сильно Руфус хочет в отпуск. А еще через неделю добрая часть шрамовых уже была готова оплатить плащу любую поездку, желательно куда-то за горы Хап, лишь бы не слышать его непрекращающиеся стенания.
(c) Руфус

Март был Петербуржский, с давящим, низким серым небом, снег таял коричневыми разводами слякоти. А год назад на ветках уже цвели почки; Сказка непредсказуема.
(c) Софья Раневская

Поэтому он решил заявиться к звездочету в гости, - нет, не так как он обычно "ходил в гости", - а вполне официально и миролюбиво. Через дверь.
(c) Каминари

Почему-то в его голове образ «капитана» и «платья» ранее никак не совмещались, тем более, что платье – это же, считай, принцесса и все такое… Ох. Опять он об этих сказках задумался. Не к добру.
(c) Руа

- Чара Шайн… - повторил Роджер. Продегустировал имя. Снова усмехнулся. - Как будто кто-то начал произносить имя, но в процессе чихнул. Ну знаешь, Чара… пхчшайн. Да не обижайся.
(c) Роджер Доу

Бег. Он не прекращался. Ноги сами стремятся вперед. Рука намертво держит брата, словно он – единственный смысл на спасение. Впервые за все время в голове пусто. Совсем. Нет мыслей. Нет ничего. Даже усталости.
(c) Джонас Йон

— Простите. Вечер пусть. Добр будет. “Дамочка в беде”. Где?, — ужасно стесняясь, Грег снова обратился к случайному прохожему, надеясь что уж теперь-то ему повезёт.
(c) Грег

Махина говорила странно. Махина была все-таки вширь, а не в высоту. И это тоже могло стать проблемой. Она даже отклонилась, рассматривая монстра в талии. Мда. Проблемка.
(c) Чара Шайн

- Мряу мя? – Василий постарался вложить в мяуканье как можно больше вопросительной интонации, дабы человек уразумел, что пора уже чем-то заняться, кроме попыток продать никому ненужную ерунду. А голод... А голод и потерпеть можно!
(c) Василий

- Помимо гаданий и предсказаний судьбы, я также могу заглядывать в прошлое, относительно недалекое, и видеть те события, при которых присутствовал… кхм… этот ботинок, - гадалка жестом указала на изделие из коровьей или не очень кожи.
(c) Аншара

Упустить зверину вот так просто — непозволительная роскошь, поэтому Кирион дождался, когда Гек (а что это Гек он понял сразу по характерному кряхтению) заорёт, как маленькая девочка, и вот тогда вышел биться.
(c) Кирион

Это же подумать только, в Сказке живет белый пушистый пес размером с некоторые домишки, у него есть своя собственная роща с десятками песиков поменьше и игрушками, а Шадани об этом ни сном, ни духом!
(c) Шадани

Кому вообще понадобились чугунные деньги? Для чего их использовать? Покрыть пол по новомодному дизайнерскому веянию? Или вскоре чугун подскочит в цене и станет дороже золота?
(c) Ариадна

Запах крови ударяет в нос. Эреда закрывает глаза, втягивая этот аромат, пытаясь наполнить им каждый бронх. Не свежая, но тоже бодрит. Она ведома этим. Движется, словно хватаясь за незримую алую нить.
(c) Эреда

Не хочу умалять способностей вашего босса, но даже ему будет трудно превзойти в жестокости и садизме обычных людей, которые вроде бы и порядочные граждане, а загляни ты им в чулан — и заснуть потом не сможешь.
(c) Дэн Пэро

Но иногда случаются моменты просветления и монстры пробуют взять обстоятельство в свои лапы. Или же зубы, как это предпочитает делать Зэнхи.
(c) Зэнхи

путеводитель сюжет нужные гостевая правила о мире роли магия расы внешности
❖ Торговец Кабула Кахетэм всё-таки выдал свою шестую дочь замуж! Сивушные пары до сих пор не выветрились из дома. Жених получил один из магазинчиков и щедрые 10 000 лайнов.
❖ Уже неделю закрыт популярный ресторанчик «У семерых воробьёв». Говорят, в последнее время было много отравлений, и Гильдия Торговцев временно запретила деятельность ресторана. А может, это происки врагов?
❖ По всему Валдену — от таверны «Старый грифон» до Фонаря Коппера — проходит длинная золотая нить, подарок Зунга. (подробнее...)
Июнь года Лютых Лун
❖ После заката над Валденом появляются две луны, частично закрывающие друг друга. Каждую ночь существа и предметы теряют цвета, превращаясь в свои монохромные аналоги. Участились приступы филлио.
❖ Пострадавшие от ударов молний вернулись в норму. Их родственники и друзья благодарят сотрудников Латт Свадже за своевременное оказание помощи.
❖ В Предместье неспокойно: кто-то из жителей поговаривает, что воочию видел Святую Питу, покровительницу монстров.

Dark Tale

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Dark Tale » Личные главы » [17.05 ЛЛ] Картография и практика


[17.05 ЛЛ] Картография и практика

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

КАРТОГРАФИЯ И ПРАКТИКА

17 мая Лютых Лун.

Новые земли у Норвежского леса.

Чара Шайн, Ариадна, Руфус, Василий.


https://i110.fastpic.ru/big/2019/0223/f4/70a325064e8b54de96a01a8df5bb42f4.png

ПРЕДИСЛОВИЕ

Недавно дирижабль смог пройти сквозь туман недалеко от Норвежского леса. Что откроется на новых землях, пока непонятно. Но "Каравелла" решила на этом заработать и продать карты, которые удастся срисовать. А может и что новое откроется? А посетители на борту... ну, мало ли что.

Свобода Воли: нет.

+1

2

Инвентарь

Одета в голубое ситцевое платье, усыпанное мелкими цветками-незабудками, на ногах тимберленды.

В наплечной сумке можно найти пару яблок, кусок кекса из файхоли, флягу с водой, ключи от чердачного замка, кошелёк с лайнами, аэрозоль "Понедельник" и свёрнутый шарф Анната.

Новые неизведанные земли, полёт на дирижабле... Ариадна до сих пор не могла поверить, что согласилась на эту авантюру. Выиграв на Ярмарке Неба билеты почти две с половиной недели назад девушка даже не думала, что они могут быть настоящими. Так, две бумажки с накаляканными от руки датой и местом... А чего ещё было ожидать от балаганной лотереи?
Она хотела выкинуть их, едва отойдя от стола с лотерейным барабаном, но что-то в тот момент её остановило, а после о билетах и вовсе забылось за чередой суетливых майских дней... Пока на городской доске объявлений не появилось сообщение от капитана "Каравеллы" о грядущем путешествии.
Семнадцатое мая. Неизведанные земли близ Норвежского леса. Всё как на билетах, только без точного времени и места, но от чего-то архонту казалось, что и они окажутся вполне достоверными. Единственное, что серьёзно смущало и заставляло задуматься - строчка с предупреждением о возможном ущербе находящимся на борту людям и нелюдям. Но все размышления на тему возможных происшествий то и дело упирались в неполадки с техникой и, как следствие, крушение дирижабля, что, по версии юной учёной, было полностью исключено: старую рухлядь даже команда поостережётся поднимать в воздух, с пассажирами или без, а значит с транспортом было всё в порядке. А если дело в другом... Ну не будут же они никого высаживать на ещё не обследованную территорию, право слово! Это же не исследовательская экспедиция, а развлекательно-познавательная экскурсия с высоты птичьего полёта. Ведь правда?...

Чтобы вовремя успеть к назначенному часу, выезжать пришлось заранее. Сильно заранее, буквально с вечера - к сожалению, иного варианта оказаться на Маковом поле к девяти утра у них с Руфусом не было. И если бы очередной сказочной аномалией не оказался бесконечный утро-день, Ариадна точно бы плюнула на всю эту затею и осталась дома: прочувствовать на себе остроту зубов какой-нибудь ночной твари в этой жизни ей хотелось меньше всего.
По счастью, из всех десяти часов пути архонт провела на ногах от силы минут пятнадцать: на удивление, разумный плащ оказался существом более предусмотрительным, чем девушке казалось до этого, и он сполна ей это продемонстрировал, организовав им средство передвижения до самого Макового поля. Молоденькая учёная не знала, как Руфус договорился с извозчиком и чем он собирался платить за дорогу (её сбережения оказались на месте, Ариадна трижды проверила), но к тому моменту, как в воздухе разлился звон пробившего к повечерне колокола Валденского католического собора, у дома Вигглзов стояла старая скрипучая телега, запряжённая таким же старым руэнном*. Ни они, ни сидевшая на козлах зеленоусая моль в широкополой соломенной шляпе доверия не внушали вот ни разу, но перспектива потратить буквально половину дня на пешую прогулку под припекающим весенним солнцем показалась Ариадне менее заманчивой, чем поездка в компании сомнительных личностей, исключая Руфуса и включая козла. Поэтому единственное, что оставалось - это как-то смириться, удобнее устраиваясь на разбросанных по настилу мягких тюках с чем-то неведомым, и попытаться задремать под мерный перестук колёс и болтовню изводящего возницу Плаща.



*Руэнн - парнокопытные травоядные сказочные животные, внешне напоминающие земных горных козлов, но чуть больших размеров. Выносливее обычных лошадей, потому не редко используются в домашнем хозяйстве в качестве тягловых животных, а крупных самцов возможно даже приучить к седлу при условии, что дрессировка началась с детства.
Не имеют ничего общего с роэнн!!!

Отредактировано Ариадна (2019-03-02 00:19:39)

+3

3

[icon]https://i.imgur.com/Yz30qOW.jpg[/icon]

Инвентарь.

На себе: гавайская рубашка желтого цвета с какими-то розовыми цветочками, солнцезащитные очки, пленочный фотоаппарат.
С собой: два огромных чемодана со всякой всячиной. Не удивляйтесь, если он оттуда и курицу свою достанет.

Ровно с того момента, как архонт выиграла два билета на дирижабль, Руфус был убежден в одном – ему пора в отпуск. Именно эта фраза стала на какое-то время доминирующей в лексиконе плаща. Ей же он и мотивировал внеплановые расходы в виде пёстрой гавайской рубашки, человеческого фотоаппарата и пары новых чемоданов. А в скором времени и свою лень.

- Руфус, ты помнишь, куда я положила библиотечный бестиарий? – Не-а, что-то с памятью. Кажется, пора в отпуск.
- Плащ, подсоби-ка нам. Сними сундук с антресолей. – Увы, сил совсем нет. Кажется, пора в отпуск.
- Эй, бездельник! На улице ж льет как из ведра, так какого черта ты мокнешь под дождем? – Жду. Когда закончится, точно поеду отпуск! 

И все в таком роде. Через неделю уже весь Шрамовый переулок знал, как сильно Руфус хочет в отпуск. А еще через неделю добрая часть шрамовых уже была готова оплатить плащу любую поездку, желательно куда-то за горы Хап, лишь бы не слышать его непрекращающиеся стенания.

По правде говоря, Руфус не знал, что такое «отпуск». Не знал, но очень хотел узнать. То есть, он слышал об этом загадочном ритуале, когда ты вышвыриваешь прочь все гнетущие тебя дела и всецело отдаешься в объятия целительного расслабления. Но в семье, в которой рос плащ, отпуск был не в почете. Его родители, не в пример Руфусу, были сущими трудоголиками: ни мать, ни отец за все время своего существования ни разу не помышляли об отдыхе. Да и сам плащ не мог представить их не при делах. Это же какой бы хаос начался в загро… в мире.

В общем, Руфус так бы и канючил по поводу желаемого отпуска, если бы однажды утром Арька не принесла весть о «Каравелле», причалившей на Маковом поле. В этот момент плащ еще раз убедился в том, что если долго и упорно клянчить что-то у Воли, она не выдержит и даст тебе желаемое, лишь бы тебя заткнуть.

Так Руфус и Ариадна отправились в отпуск.

Транспортировку плащ взял на себя - одна просьба старому другу, и к вечеру у них бы была роскошная карета, которая вмиг домчала бы их до Маковых полей.
Ну, может быть не такая уж и роскошная. Как оказалось, Моль уже лет пять как покинул пост возничего в гильдии Творцов, и вместо театрально-расфуфыренной кареты у него теперь была только вовсе не театрально-разваливающаяся телега.

Однако, ветхое состояние повозки было меньшей из проблем. Куда более сложным испытанием оказалась дорога…
Это были самые долгие десять часов в жизни Руфуса. О веселых посиделках в телеге и походных байках до утра пришлось забыть сразу же: едва взобравшись в повозку и устроившись на тюках с неведомой всячиной, архонт завалилась спать, а извозчик-Моль всю дорогу был весьма мольчалив. Вот и вышло, что все эти десять часов плащ был предоставлен самому себе. А, как известно, Руфус и одиночество - вещи плохо сочетаемые, и потому, прежде чем они добрались до места назначения, плащ успел:

а) Сыграть десяток раз в игру «угадай что за тем деревом» с самим собой и проиграть;
б) Попытаться написать авантюрную балладу о тягостях путешествий в одиночестве. Неудачно;
в) Трижды попытаться рассказать Молю-молчуну свой самый смешной анекдот про моль, которая заходит в бар;
г) Быть высаженным за оскорбление;
д) Догнать телегу на полном ходу;
е) Пару раз попытаться покормить руэнна на полном ходу. Безуспешно. Потеря: три морковки и самоуважение;
ё) Придумать свой собственный анекдот про моль и фонарь;
ж) Снова быть высаженным. Теперь за оскорбление и неуважение ко всем членистоногим;
з) Снова догнать телегу на полном ходу;
и) Промокнуть под утренним дождем;
й) Спрятаться под тентом телеги;
к) Промокнуть и там, каждую минуту проверяя, не перестало ли капать снаружи;
л) Сделать пару смешных фотографий спящего архонта;
   
Плащ как раз заканчивал снимать последний кадр, когда повозка громыхнула и остановилась. Сперва он подумал, что на них, наконец, напали какие-то мерзкие твари, и их путешествие в телеге будет хоть чуточку захватывающим, но появившаяся в тентовом проеме морда Моли говорила о том, что они приехали.
- Эй, проснись! – Руфус легонько шлепнул девушку по лицу рукавом. – Ну ты и соня. Тебя даже утренний дождь не разбудил. Моль говорит, мы уже приехали к Маковому полю.

Пока архонт скидывала с себя объятия сонных фей из До Блаттаг, окончательно приходя в себя, плащ принялся за свои пожитки. Разгружая багаж Руфус отметил для себя, что спускать с телеги два набитых битком чемодана было куда сложнее, чем грузить их до этого. Возможно, причина крылась в Вигглзах: едва узнав, что плащ куда-то уезжает, братья любезно, незамедлительно, а главное – безвозмездно предложили тому помощь. Они так старательно, насколько это позволял вторичный радикулит младшего из них, грузили его чемоданы, что даже Руфусу стало неловко.

Закончив с багажом плащ вспомнил, что неплохо было бы и расплатиться с извозчиком. Моль в этом плане был весьма специфичным существом: его не интересовали ни деньги, ни драгоценности, ни прочие богатства сказочного мира. Платой за его услуги был обыденный, безобидный и, казалось бы, общедоступный, но, увы, запрещенный в Сказке товар. Товар, который имелся у Руфуса.
Плащ резво взобрался на место извозчика и, усевшись рядом с Молью, молча смерил его незримым взглядом. Тот не моргал. Убедившись, что архонт все еще клюет носом на чемоданах, Руфус пододвинулся ближе. Рукав извлек из темных недр его шелковой натуры увесистый бумажный сверток и, положив его на сидение, медленно пододвинул вперед.
- Вот, как и договаривались. Если кто-т спросит, ты меня не знаешь. А это, – плащ кивнул на сверток, - так, нашел на помойке или еще где. Понял? Мне не нужны проблемы со Стражей.

Моль если и понимал, то делал это молча, и плащу оставалось лишь догадываться о природе этого молчания. Возможно, моль играл в свою игру: был двойным агентом, перекупщиком под прикрытием или на нем просто висел прослушивающий жучок Стражей. Руфус не горел желанием в это вникать, а потому просто по-братски хлопнул Моль по крылу на прощание и покинул повозку.
За пять лет плащ так и не понял, что Моль не умел разговаривать.

Однако, всего через минуту Руфус уже забыл как и об этом разговоре, так и о своем багаже, валяющемся на поле, и придался если не незаконному, то уж точно бесцеремонному фотографированию «Каравеллы» во всех её ракурсах.


Отъехав на достаточное расстояние, - так что бы воздушное судно скрылось из виду, - Моль остановил свою повозку.
Дрыгая от волнения зелеными усами он нетерпеливо вскрыл полученный сверток. Да, плащ его не обманул - внутри было старое шерстяное пальто, запрещенное к ввозу в Сказку еще с инцидента года Ненасытного Глада. Моль что есть силы вгрызся в пальто, и на сетчатом глазу проступила слеза счастья.   

Примерно в это же время Вигглз-старший обнаружил в своем шкафу пропажу коллекции старинных пальто его покойной матушки. И хотя никаких явных улик, указывающих на похитителя, не было, в голове у гнома крутилось одно имя.

Руфус икнул.

Отредактировано Руфус (2019-03-02 00:15:29)

+5

4

Корабль готовился к приему туристов. Скорее репутационная, чем денежная поездка планировалась. Правда, они сами еще в те земли толком не слетали, обрадовались, что утерли нос картографам ученых и дали объявление. Слегка напрягало, что пройти сквозь холодный туман они смогли лишь сейчас, хотя пытались с переменным успехом уже несколько месяцев. Ученые тоже пытались, но пышные мокрые облака, спустившиеся на землю, выталкивали, заставляли застревать. А вы пробовали вытолкнуть обратно целый дирижабль? Вот и команда больше не хотела.

- Джим, если ты не уберешь бутылки, я разобью их, - пригрозила она рулевому, который пытался туда-сюда перетащить ящик с валденским красным позапрошлого года.
На взгляд Чары, вино получилось откровенно дерьмовым, но Джиму было виднее. Она столько выпить не могла, чтобы считаться экспертом. А перед гостями свеить зеленым стеклом... что-то ей подсказывало, что если не возмутятся, то выпьют. А ей потом успокаивать этого бугая, который за свои стекляшки удавится и немедленно развернет дирижабль до ближайшего винного магазина. Дурдом.

- И помните, что главное - карты! Продадим ученым, наконец каюты отремонтируем.
"Каравелла" была, конечно, сказочной достопримечательностью, но, как и всякая достопримечательность, нуждалась в ремонте. Причем постоянном.
Пора было идти за гостями. Арианда и Руфус. Лично знакома не была и очень надеялась, что проблем не возникнет. Не так много людей согласились пролететь до новых земель. Трусы несчастные.

Она прошлась по узким коридорчикам, мимо кухни, которую отдраивали в последние секунды. Каюты, кухня, машинное отделение, основное помещение с рулевым колесом и панорамными окнами - вот и все.
Причальная мачта была большой и просторной. Правда, сейчас для двоих пассажиров вовсе казалась огромной. Дирижабль был уже причален, и Чара сошла на мачту.

Отлично, они уже здесь.
- Добро пожаловать на "Каравеллу". Надеюсь, ваше путешествие пройдет в комфортной обстановке.
Ага. Главное, чтобы туман не выпихнул снова обратно. Они точно будут раньше ученых там. А вот где "там" - хороший такой вопрос, она сама не знала на него ответа. Но если кто "там" окажется голодным, то у них есть лишние две тушки, которые можно скормить.
- Я капитан дирижабля. Чара Шайн. Рада знакомству, - улыбнулась девушка, гостеприимно проведя рукой к кораблю.
Давайте уже. Пока ученые не налетели, как коршуны, разбирая новые земли по кирпичику.

Инвентарь

Белая блузка, темно-голубые штаны, высокие сапоги на шнуровке. Записная книжка с самозаписывающим пером, фляжка с валденским белым и шерстяной бело-голубой шарф (на шее)

+2

5

Минул без малого десяток минут прежде чем разбуженная разумным плащом Ариадна окончательно скинула с себя остатки сна и, раздвинув края брезентового полога, спустила ноги на твёрдую землю.
В прогретом весенним солнцем воздухе висел дурманящий аромат цветущих маков, мешавшийся с запахами влажной древесины и сырой земли, и учёная вдыхала эту какофонию полной грудью, сладко потягиваясь и разминая затёкшие мышцы. От сна на жёстком настиле и плотно-набитых тюках болела шея и ныла спина, но это практически не мешало Ариадне чувствовать себя бодрой и отдохнувшей - всё же сон, пусть порой и прерывающийся громким голосом Руфуса или его неосторожными движениями, не только помог скоротать дорогу, но и восстановил иссякшие к концу предыдущего дня силы.
Где-то позади, ближе к козлам, громко щёлкнул затвор фотоаппарата. А потом ещё. И ещё.
— Оставь плёнку на полёт, Руфус! – крикнула своему соседу Ариадна, накидывая лямку сумки на плечо и поднимаясь с края повозки, – А то так все кадры растратишь на всякую...
Последнее слово застряло где-то в горле, стоило девушке завернуть за угол и увидеть то, что до этого момента скрывала от неё плотная непроницаемая ткань полога.
Впереди, метрах в двухста от них, бросила свой якорь "Каравелла".
Она была не такой, каким обычно представляют себе дирижабль большинство обывателей: стройный трёхмачтовый галеон со спущенными потрёпанными парусами был, скорее, громким приветствием из эпохи Великих географических открытий, чем имел хоть что-то общее с гением паровой инженерной мысли. И даже огромный покачивающийся на ветру наполненный воздухом шар, сдерживаемый натянутыми от самой палубы крепкими канатами, едва ли давал уверенность в том, что эта махина может подниматься в воздух.
— И вот почему я чувствую себя такой обманутой?... – вполголоса проговорила Ариадна, ощущая на языке вкус горького разочарования.
Всё должно было быть не так. Она должна была быть другой. Должна была быть дирижаблем - дирижаблем, а не кораблём!
На какое-то мгновение в голове мелькнула мысль уйти. Сбежать. Уехать. Сказать, что всё это нелепое недоразумение, что они ошиблись местом, временем, лотерейными билетами, в конце-концов. И Ариадна даже обернулась в надежде, что их зеленоусый крылатый извозчик ещё стоит на месте и ждёт их, но... Но скрипучая телега Моли уже скрылась за ближайшим холмом, а их с Руфусом так некстати окликали откуда-то сверху.
Приложив ладонь козырьком ко лбу, чтобы укрыться от бьющих прямо в глаза ярких солнечных лучей, учёная задрала голову и посмотрела на стоявшую на палубе черноволосую девушку. Молодая, на вид едва ли старше самой Ариадны, она совсем не вписывалась в экстерьер корабля. Сюда бы крепкую Энн Бонни, а не утончённую Терезу Пельтье...
— Доброго...утра! – крикнула Ариадна в ответ и махнула свободной рукой в качестве приветствия, – Меня зовут Ариадна, а это, – архонт кивнула в сторону стоявшего рядом с ней красного плаща, – Руфус. Мы здесь... – она осеклась, на ходу раздумывая, как приличнее обозвать те клочки бумаги, которые она вытащила из лотерейного барабана, – по путёвке. Выиграли недели две назад, на празднике в честь Кануна Неба и Земли.
Теперь оставалось надеяться, что капитан Чара Шайн понимает, о чём идёт речь.
И что она не поднимет якорь, едва поняв, кто именно собирается подняться на борт её судна.

Отредактировано Ариадна (2019-05-02 15:44:05)

+1

6

[icon]https://i.imgur.com/Yz30qOW.jpg[/icon]Что же, опасения Ариадны по поводу растраченных кадров были не беспочвенны: они еще не успели ступить на палубу «Каравеллы», а плащ уже использовал почти половину пленки. Более того, он даже не собирался прекращать свою забаву с фотоаппаратом.

Щелчок – и семья полосатых гусениц, мирно живших под маковым лепестком, отправилась покорять вечность на фотопленке. Еще щелчок - и за ними последовало застарелое белое пятно на борту дирижабля, своим видом и, что важнее, запахом напомнившее Руфусу птичий испуг. Объектив двинулся выше, прямиком к рваным мачтам небесного судна, которые плащ тоже решил запечатлеть на пленку. Опять раздался щелчок.

Неожиданно в объектив попала черноволосая девушка. По дружелюбному тону Ариадны за пределами камеры плащ сделал вывод, что перед ними капитан… капитанша… капитанка - Руфус не знал, как это слово склоняется и склоняется ли вообще, а потому решил остановиться на «бабе-в-штанах». И заодно, пользуясь случаем, «щелкнуть» её - на будущее.

Спутница, учтиво представившись, произнесла и его имя, и… ничего не произошло. Никто не закричал, не упал в обморок, не обвалил его трехслойными проклятиям, а дирижабль так и остался на месте. Похоже, им повезло, и дурная репутация Руфуса еще не успела добраться до экипажа корабля. 

А значит, ему предстоял следующий этап – знакомство.

Ариадна не раз говорила плащу о важности первого впечатления. Говорила о манерах и правилах поведения. Говорила и о нормах приличия. А еще архонт говорила, что если Руфус не будет вести себя подобающе, то она попросту выкинет его за борт. Последнего плащ совсем не хотел.

И он уже был готов огласить свою приветственную речь, которую они не раз репетировали на чердаке с Ариадной и Васькой, но в последний момент в него будто бы вселились духи всех недовольных туристов сказочного мира. А потому, вместо запланированных, из недр капюшона вылетели совсем другие слова:
- Ну наконец, мы ждем здесь уже целую вечность! – вскидывая рукава возмутился Руфус, - Кто из вас займется моим багажом? Это, между прочим, агровская кожа, и она уже тридцать минут мокнет на сыром поле!
И, в качестве наглядной демонстрации своего негодования, плащ что есть силы пнул промокший чемодан. 

Он почти моментально пожалел о содеянном. Замки предательски щелкнули, распахнув створки багажа, и все с таким трудом упакованные пожитки плаща оказались на земле. Вернее, не все. Кое-кого не хватало.
- Ой-ёй… - после недолгой паузы сказал Руфус, встретившись с Ариадной взглядом.

Отредактировано Руфус (2019-04-01 00:09:35)

+3

7

«Дневник Василия.
17 мая Лютых лун.

Гавайская рубашка под бедром. Следы моих когтей на разорванной обивке чемодана. Эта тварь не боится меня. Я видел его истинный… капюшон. Вся его сущность состоит из нитей, а все нити пропитаны алчностью и нечистой совестью. И когда его пороки дойдут до предела, все людишки посмотрят вниз и возопят: «Спаси нас!», а я прошепчу: «Нет»… ПОТОМУ ЧТО Я, БЛИН, В ЧЕМОДАНЕ».
Котяра в порыве ярости гневно вскрикнул и оставил на обивке ещё парочку глубоких царапин. Судя по укачиванию, он был где-то в дороге. Судя по тому, что никто не реагировал на необыкновенное поведение чемодана, кто-то снаружи либо крепенько спал, либо был глухим, либо знал, что чемодан именно так и должен себя вести.

«Я выбираю вариант с крепким сном!» подумал Василий, как будто кто-то мог услышать его мысли. Хотя… А вдруг в этом чемодане время идет гораздо медленнее, чем снаружи, и люди уже достаточно эволюционировали, что бы уметь читать чужие мысли? Да ну, бред же! Люди эволюционируют! Хороший анекдот. «ВСЕМ СМЕЯТЬСЯ!».  Но рубашка все так же молчаливо игнорила котяру, скатавшийся клубок красных нитей вообще находился на своей волне, а потрепанного вида носки (и зачем они только плащу?) битый час строили планы по захвату мира, не обращая внимания на пушистого пассажира.

И зачем он только решился улечься вечером спать в чемодан? Если бы не его кошачья тяга спать в малых, ограниченных со всех сторон пространствах, то он сейчас бы спокойно дремал где-нибудь в районе постельки с одеялком, видя десятый сон и имя в своем распоряжении весь чердак. В прочем, он и так в его распоряжении, просто не все об этом ещё знают, но итог всё равно один - Василий находится сейчас в чемодане, который, как он надеялся, направляется вместе с Ариадной и Руфусом к дирижаблю. Кто теперь присмотрит за чердаком? Зачем носкам захватывать весь мир, если им вполне будет достаточно и автономной тумбочки? Была ли эта месть плаща за слегка помятое содержимое чемодана или у него изначально «был план, и он его придерживался»? Всего этого Вася, конечно же, не знал. Особенно о замыслах Руфуса. Весьма трудно предугадать ход его мыслей, особенно в ЭТИ ДНИ. «Все же надо было ему дать денег, когда он клянчил их на свой отпуск».

Примерно через час такого веселого путешествия, неведомый для Василия транспорт прекратил движение. «Ну сейчас я вам устрою»,  кот затихарился в чемодане, готовясь «радостно» приветствовать того, кто его откроет. Вот кто-то поднял чемодан и понес его. Вот его куда-то поставили и… Ничего. До его ушей стали доносится знакомые и мало знакомые голоса. Видимо, они уже прибыли к месту посадки, но были ли они уже на борту и собирается ли кто-то вызволить его из этих каземат – загадка. «Ладно, попробуем снова повторить этот трюк», - Василий пропихнул сквозь щель коготь и вновь попытался поддеть небольшие замочки чемодана. На сей раз, ему повезло. Замочки звучно щёлкнули и Василий мог спиной оттолкнуть верхнюю створку чемодана. Слегка приподняв её, Вася сквозь щель увидел, как этот чемодан лежит рядом с огромным дирижаблем, а где-то в стороне стоит Ариадна вместе с Руфусом, ведя светскую беседу с обжигающей красоткой на борту.

«Хм… А знаете, у меня внезапно появилось огромное желание изучить поподробнее сей шикарное произведение технического искусства», думая это, Василий постепенно «растворялся» в воздухе, становясь невидимым. «Что ж… не будем себя искусственно ограничивать».

Кот ловко вылез из чемодана и, прошмыгнув мимо всех, поднялся по трапу на борт.
«Итак! Где можно с пользой потратить свою невидимость?». Василий пробежал взглядом палубу, оперативно изучая окружение. В результате, его взор приковала дверь с надписью «Посторонним вход В.», откуда только что вышел служащий сей «Каравеллы». «Хм…»
Василий метнулся к закрывающейся двери и проник внутрь дирижабля.

Отредактировано Василий (2019-04-26 09:57:47)

+2

8

Чара и сама не помнила, почему корабль назвали дирижаблем. Кажется, в Жанэе кто-то постоянно шутил, мол, у всех дирижабли летали, а у тебя будет корабль по воздуху плыть. Ну и как-то так прижилось. Потому что с кораблями в Сказке была беда. Они далеко по воде не плыли, и мало кто мечтал стать мореплавателем или пиратом. Ну потому что куда плыть-то? Так и пошло - дирижабль. Воздушное судно.

Чара кивнула. Знает она, кто это. Ничего о них толком не слышала, но знает. Хотя вежливое представление девушки сгладило речь спутника. И кто вообще придумал, что вещи могут разговаривать?..
Шайн скептически изогнула бровь на чемодан. Путевку они не первый раз разыгрывали, когда поняли, что монстрам, если что, легко скармливать не членов команды, а тех самых победителей. Ну бывает... Сказка жестока.

Достала из кармана юбки листок с условиями. Пробежала глазами. Еда три раза в день порциями не более 300 грамм на каждого и отдельная каюта на двоих входила в путевку. А вот все остальное - нет.
- Не вижу ничего по поводу багажа в условиях. Думаю, такой сильный плащ, как вы, обязательно справится сам. Пойдемте уже!

Где-то с этих самых пор она перестала так сильно любить котов. И на корабле появилась защита от невидимок. Но на тот момент этого не было предусмотрено - артефакт был надежно защищен, не придерешься, а все остальное... такой ценности не представляло. В крайнем случае, всегда были бравые и верные члены команды, кто с рогами, кто с зубами, кто с клыками.

Чара прошлась по палубе, рассказывая коротко о том, что может быть в теории интересно. Обзорная экскурсия, ага.
- Разумеется, при полете желательно быть внутри корабля.
Мало ли... Некоторые любят дышать нормальным воздухом. Впрочем, на самом деле корабль особо высоко и не летал.
- Я сразу покажу вам каюту. Она одна, двухместная, со всеми удбствами.
То есть, не настолько тесная, как коридоры, по которым они сейчас шли. Лабиринты, пути, очень-нужные-вещи и двери. Для гостей на их двери нарисовали ромашку, чтобы точно не перепутали, хотя ромашка руки Грега и Мадески больше получилась бело-желтым пятном и кровавыми клыками.

+3


Вы здесь » Dark Tale » Личные главы » [17.05 ЛЛ] Картография и практика