В самом деле, полная чувств, хорошего вина и любви ночь сменилась довольно прохладным утром, когда фея в свойственной ей изощренной манере показала весь свой арсенал двусмысленных и недвусмысленных намеков, явно или скрыто указывающих на дверь.
(c) Джеймс Блекмор

Сарцелл, ощущая себя ведьмаком в душе, ненавидел чертовы порталы.
(c) Сарцелл

Людям, которые любят бурчать на все и ненавидеть все, в компании Чижа приходилось всегда сложновато. Он составлял их противоположность, любя или хотя бы нейтрально относясь ко всему миру, даже к очевидно плохим его проявлениям. Во всем он видел свою прелесть, не останавливаясь на одном ярлыке и стараясь разобраться получше. Ведь даже самый отъявленный маньяк может быть хорошим человеком.
(c) Чиж

Представленная бумага была подделкой, естественно, но подделкой весьма качественной — в ней чёрным по белому было указано, что дракон, терроризирующий ныне деревеньку, был законной собственностью его, честного торговца гильдии, Имре Фаркаша.
(c) Имре

Как можно было им, исчадьям Геенны, доверить хоть что-то?! Но нет, Сказка, видимо, будучи сама женщиной, испытывала солидарность к товаркам – и вот, по его душу пришла очередная дочь бездны.
(c) Лойко

Это был прекрасный, изумительный день. Начался он с того, что Константин свою любимую, дорогу и родную женщину всем своим добрым сердцем хотел придушить.
(c) Константин

Больничный запах увивался за ним, словно пёс, разнося характерный аромат лекарственных настоек пустыми коридорами Башни.
(c) Артур Райнер

Ну конечно, это так по-фэйрийски, так по сказочному - "Твое дело - помогать нам, а свои оставь на сказочное потом, пока тебе не вставят новые палки в колеса".
(c) Фална Моргана

Он все летел. Упорно рвался вверх, или стремительно несся вниз, потеряв всякие ориентиры, Самаэль уже не знал. А может он и не летел вовсе – падал, на самом деле он затруднялся сказать.
(c) Самаэль

В его мире, во все времена, гадалки являлись чуть ли не синоним мошенничества - ведь нет способа более эффективного, элегантного и безопасного, чем обобрать человека, который сам на это согласился.
(c) Девил-Джо

Интересно, а подпадают ли сказочные вампиры под понятие "нежить"? Чтоб нет-нет да и сказать Джо так лениво — "Изыди!", и тот, захлопав перепончатыми крыльями, с воплями уносится в адские кущи...
(c) Артано

Крапинка ответственно понюхал буклетик. И так же ответственно отложил в сторонку, больше интересуясь своим новым снаряжением. В конце концов настоящим героям не нужны никакие инструкции, тем более если эти инструкции такие непонятные.
(c) Крапинка

Это Сказка – ему нужно привыкать к такому. Сегодня говорящий кот, а завтра прямоходящая акула. В конце концов, маленького дракона он уже повстречал.
(c) Нуар

Порядочный дракон свои долги всегда платит (ещё, правда, в долг не даёт и воров предпочитает есть, но это уже другая сторона вопроса).
(c) Форте

Назад дороги больше не было. Он сбежал от себя в Сказку. Теперь будет бежать от себя к Смерти. Дальше бежать некуда.
(c) Артано

Так, у тебя восемнадцать бойцов. Выдели мне четверых, кто имеет хоть какой-то опыт боевых действий. Которые не побегут при виде волка и не спутают рожу чудовища с моей.
(c) Гиль-Камиль-Каар

"Блядь, бесконечные бабы, бабы бесконечные, я что, все-таки в аду?" - подумал Лойко.
(c) Лойко

Поэтому он решил заявиться к звездочету в гости, - нет, не так как он обычно "ходил в гости", - а вполне официально и миролюбиво. Через дверь.
(c) Каминари

Кому вообще понадобились чугунные деньги? Для чего их использовать? Покрыть пол по новомодному дизайнерскому веянию? Или вскоре чугун подскочит в цене и станет дороже золота?
(c) Ариадна

Скриб чуть присел и закинул женщину себе на плечо, точно та была мешком с пожитками. Ну а что, она рассчитывала, что её понесут на руках как невесту под венец?
(c) Скриб

Ну да, точно. Он точно был в аду, потому что в аду без рыжих мужчин не обойтись, а тут их было сразу двое.
(c) Лойко

путеводитель сюжет нужные гостевая правила о мире роли магия расы внешности
❖ В Предместье неспокойно. Монстры — разумные и не слишком — недобро поглядывают на местных, принадлежащих к другим расам. Поговаривают о нескольких случаях нападения. Въезд в Предместье временно запрещён Гильдией Стражей.
❖ Творцы подали спорное прошение о постройке на месте Валденского рынка загадочного сооружения. Сами авторы спорного проекта не уточняют его целей и таинственно отмалчиваются. Сооружение сложной формы из бумаги высотой с пятиэтажный дом может быть возведено в Валдене к следующему году.
❖ На фермах выросли потрясающих размеров сливы — к несчастью, произошло это прямо на границе между грядкой господина Ръо и госпожи Хопли-Допли. Споры не стихают уже вторую неделю. (подробнее...)
Август года Лютых Лун
❖ На смену двум лунам пришли два солнца.
❖ В Предместьях видели тень Зверя и слышали шепот Яги. Теперь все знают – они здесь, они вернулись. Некий Большой Бен из Валдена утверждает, будто видел как однажды ночью в здание гильдии Стражей заходила женщина с белыми волосами в окружении самых страшных зверей, которых он когда-либо видел.
❖ Во время дождей многие начали слышать таинственный шепот. По миру то тут, то там ползают сгустки тумана, словно они живые. Гильдия Ученых настоятельно рекомендует воздержаться от прогулок в такую погоду и стараться держаться подальше от скоплений туманов.

Dark Tale

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Dark Tale » Личные главы » [12.07 ЛЛ] Вполне уверенно сошли с ума


[12.07 ЛЛ] Вполне уверенно сошли с ума

Сообщений 1 страница 9 из 9

1

ВПОЛНЕ УВЕРЕННО СОШЛИ С УМА

12.07 года Лютых Лун, около 17:00

Валден, ресторанчик "Сапфировый мудрец"

Боянка, Скриб

http://sg.uploads.ru/iTZhH.jpg

ПРЕДИСЛОВИЕ

"Сапфировый мудрец" - недавно открывшийся очень уютный ресторанчик. Дорогая мебель в зале, прекрасная кухня, кружевные скатерти на столах и барды с непринуждённой и ненавязчивой музыкой. Отличное место для свиданий. По крайней мере, так посчитал Скриб. Он давно не был на свиданиях. Кажется, последний раз, когда ему было восемнадцать лет. Правильно ли он всё сделает? Главное, чтобы к появлению Боянки официанты успели накрыть стол.

Свобода Воли: нет.

+3

2

[nick]Боянка[/nick][status]Bad blood and ghosts wrapped[/status][icon]https://sun9-50.userapi.com/c856136/v856136448/15b116/JzyjRZaKNjY.jpg[/icon]

Свидания придумали люди. К добру иль несчастью – Боянка не знала. И не задумывалась никогда. Спроси кто «когда ты последний раз ходила на свидание?», фейри разведёт руками и неловко улыбнётся. Или пошлёт изучать чужую личную жизнь, сцапав за шкирку и швырнув в ближайшее окно. Как повезёт.

Нет, с интересующими разумными проводить время доводилось: длинные беседы, совместные трапезы… Дальше как-то не сходилось. То Боянка забывала о необходимости поддерживать контакт (становилось скучно), то что иное случалось. Чаще всего возможных партнёров фейри больше не видела. В живых.

Иронично, что с товарищами по гильдии Боянка никуда не выбиралась. Совместные попойки, похожие на соревнование «кто кого перепьёт и быстрее зауважает», случились. Но как подобное можно назвать встречей… другого характера?

Выкинув из головы размышления ни о чём, Боянка занималась пекарней, то и дело отвлекаясь на полупустую корзинку клубники. Воля, неужели любовь к ароматной еде настолько очевидна? Боянка закинула клубнику в рот, неловко пытаясь скрыть довольную улыбку. Как же сладко!

И всё же фейри была растеряна. Поглядывая на полученную утром записку и сгоряча отправленный ответ, вздыхает украдкой. Всё же в пекарне полно народа, а единственный официант как на зло взял сегодня выходной. Следовала преподать поганцу урок впоследствии. Но потом, всё потом. Сейчас стоит хотя бы не злиться. Иначе кровопролития не избежать.

Звон разбитой посуды.

Впрочем, ничего нового. Драк в пекарне не бывает, а посуда бьётся регулярно. Неловкой, злой умысел, угроза… а последствия всё те же.
- Итак, Вы сами выйдете или Вам помочь? – Боянка развязывает узел фартука. Пришло время закрывать пекарню.

У Боянки теперь сегодня тоже выходной.

Чудесный тихий полдень. Ничего не меняется. Почти не меняется.


Боянка явно ощущала себя не в своей тарелке. «Ты фейри в самом расцвете сил, всегда сможешь уйти в мир людей на денёчек», «да ладно, чего бояться, напортачишь и напортачишь», «словно в первый раз собралась кутить» - не помогало. Напротив, усиливало и без того возбуждённое, нервное состояние. Возможно, стоило врезать ублюдку, назвавшему яблочный джем недостаточно яблочным. Или побить пару тарелок. Говорят, помогает. Жаль, что уже элементарно некогда.

«Воля, выбираться из глотки ящероподобного обезумевшего монстра проще, чем зайти в грёбаный экипаж!»

Боянка слышал в мире людей, что такое бывает. Проще пойти с вилкой на дракона, чем позвать нравящегося разумного на свидание. Боянка могла и то, и другое. А вот прийти на это самое свидание оказалось пострашнее. Тем более, что вопреки привычному безразличии к мнению окружающих впервые захотелось выглядеть прилично.

Чует нутро, плохая была идея. Ой, плохая.

Откинувшись на сидение и выдохнув, Боянка запустила руку в волосы. Тонкий серебряный колокольчик на шее тихо звякнул. Ласкающий ухо звон отвлекал от не самых приятных прогнозов. Какого Паука нервишки сдают.

Может, потому что такое в новинку?

Заинтересоваться. Попытаться узнать, понять. Из любопытства. Из смутного желания помочь.

Конечно, такое было вполне естественным с одной стороны: Боянка любила членов «Границ» так, как любят многочисленных родственников, вечно шумящих за праздничным столом. Беззаботная болтовня об объективно жестоких вещах грела нутро (возможно, метафорическое сердце) и радовала. Боянка чувствовала себя нужной. И забывала о Голоде. Ненадолго.

Спрятав лицо в ладонях, тихо застонала.

Воля, кто за язык тянул-то? Сказала же. Даже подумала перед этим. Будь проклята та азартная ставка. Конечно, нельзя сказать, что пригласить Скриба не только выпить вдвоём где-нибудь в уютном местечке не хотелось. Почему-то в этот раз беззаботность и готовность действовать «как пойдёт» не помогли. Зато помог случай.

Проклятые кости.

Воля, чёрт возьми, за ней отправили экипаж. За безумной женщиной, помешанной на причинении мучений окружающим: как физических, так и психологических. Как провалиться со стыда и смущения, но не продавать пекарню? Боги, расскажите пожалуйста, надо записать.
Если сначала не хотелось покидать экипаж, то сейчас появлялось жуткое желание его не покидать. Это же стратегическое отступление, верно? Всего лишь кратковременная передышка, чтобы сделать всё как полагается: пафосно, с топором на плече, по колено в крови. Так же правильнее, верно?

Провалиться сквозь землю.

Сгореть заживо.

Быть сожранной кем-то.

Лишь бы сбежать.

Но ноги не слушаются. Боянка старается улыбаться. Звон колокольчика позволяет сдержать нервные смешки. Нечего пугать окружающих. И Скриба. Скриба пугать не хочется особенно сильно.

Какое-то помешательство! Сумасшествие!

Отредактировано Боянка (2019-12-11 22:56:15)

+2

3

[icon]https://a.radikal.ru/a31/1910/f6/1a524f38719e.jpg[/icon][status]Риск был просчитан, но я плох в математике[/status][sign]Это был безумный, отчаянный, чертовски рискованный и опасный план, который требовал невероятной силы и храбрости. Устоять просто невозможно.[/sign]
Не сказать, что Скриб нервничал. Скорее, он был растерян. Он привык к более простому и менее забитому традициями отдыху. Уже позже Скриб подумает, что было не правильно ставить их обоих в неловкое положение и стоило придумать что-то менее замороченное. Но договорённость достигнута, деньги уплачены. Поздно что-то менять.

— Господин, к нам с оружием нельзя, — распорядитель еще на предварительной встрече предупредил Скриба, что обвешенного оружием его не пустят в ресторан. Пришлось смириться и клятвенно пообещать в назначенный день на банкет прийти без мечей, хоть без них Скриб чувствовал себя куда более неуютно, чем если бы пришлось пройтись по центральным улицам Валдена голышом.
— А вот этот гусь... — в процессе обсуждения меню Скриб остановился в том числе на запеченном с яблоками гусе, — Его сначала живым принести можно?
— Простите? — распорядитель молчал секунд десять, прежде чем выдавить из себя удивлённый вопрос.
— Ну, живым. Мы бы сами...
— Исключено, — распорядитель нервным движением поправил ворот кипенно-белой рубашки, — Вся продукция поступает к нам уже... мёртвой.
Чем дальше шло обсуждение наполнения стола, тем выше рос ценник. Распорядитель всё чаще поджимал губы, сомневаясь в такой крупной платёжеспособности клиента. Хотя, на его месте и сам Скриб не верил бы. Видавшая лучшие годы рубаха, хоть и чистая, простые сапоги, дешевые штаны. Только мечи, одни рукояти которых обещали в лице Скриба небедного, — как минимум на данный момент, а дальше как пойдёт, — клиента, заставляли распорядителя внимательно записывать все пожелания.
— И ещё, — в конце разговора Скриб положил на стол перед распорядителем внушительных размеров кожаный мешочек с лайнами в качестве задатка, на что последний откровенно удивленно уставился на клиента, — Я без понятия, что ещё нужно для такого мероприятия, так что полагаюсь на вас.

Совсем без оружия Скриб чисто физически не мог прийти. Скимитары он оставил в своей комнате в трактире, а вот нож в сапоге и бритвенное лезвие в подкладке манжета рубашки всё равно притащил. Он искренне надеялся, что сегодня не придётся ими пользоваться, в крайнем случае окажется достаточным дать в морду разок. Но всё равно пусть оружие будет под рукой. Кстати о сапогах. В отличие от молодых мажоров за соседними столиками, что массово изучали новое заведение в Валдене, Скриб всё ещё одет простенько. Простая рубаха, простые штаны, простые сапоги. Но чистые, новые и даже отглаженные. Официант, которого приставили к их столику, преисполненный наказом сделать всё красиво, сразу посоветовал Скрибу заделать волосы в хвост на затылке, но последний отказался.
По прежнему, Скриб не нервничал. Но среди бархатных оторочках на креслах, колонн с вензелями, разодетыми в дорогие одежды менестрелей и кутящей золотой молодёжи Валдена он выглядел блёкло, будто пытался скрыться и спрятаться. Издержки профессии.
Стол не ломился от вкусностей, не был плотно заставлен, хоть Скриб настаивал, чтобы выставили по максимуму и просто не мешали им.
— А это зачем? — Скриб кивнул на стоящую в центре стола вазочку с цветами. Официант что-то попытался объяснить, но Скриб не захотел вникать и просто сдвинул её на край стола.
В ожидании гостьи Скриб на автомате начал ковырять столовым ножом под ногтями. Ошалевший от полного отсутствия манер официант извинился за непочтительность, напомнил, что сам клиент попросил "сделать всё красиво". Он попросил Скриба больше так не делать и быстро поменял нож на чистый.
— Ты так и будешь весь вечер над нашими душами стоять? — поинтересовался Скриб у официанта. Последний обещал, что как только встретит второго участника вечера, так сразу и перестанет быть навязчивым.
Хотя, вполне возможно, что Скриб просто сам себя пытался убедить, что не нервничает. Минуты ожидания тянулись удивительно долго. Так тошно ему не бывает даже когда приходится сутками выслеживать цель. Ещё и нож отобрали. Изнывающий в предвкушении Скриб не нашёл ничего лучшего, чтобы занять себя свечами. На их наличии опять же настоял официант. Скриб пододвинул к себе подсвечник, отломил от него одну из свечей и начал лить воск с её верхушки на бумажную салфетку. На попытки возразить, официант получил раздражённое "Пшш!"
Скриб задул свечу в подсвечнике и зажег её от свечи в руках. Потом снова задул и опять зажёг. И так раз пять, пока в поле его зрения не попал новый посетитель ресторана. Вообще-то, именно её Скриб и ждал. Но всё равно появление Боянки стало слишком внезапным. Он чуть не опрокинул подсвечник на стол, но умудрился поймать его, на радость официанта, и быстро приделал отломанную свечу обратно.
Боянку встретили у входа и проводили к нужному столу, за которым сидел Скриб, сложив ладони вместе. Он улыбнулся гостье, внезапно дёрнувшись и отодвинув стоящий практически перед его лицом подсвечник.
— Рад, что ты пришла, — он продолжал улыбаться, даже когда встретился взглядом с возмущенным официантом. Кажется, он что-то говорил Скрибу, как следует встречать женщину, но все науськивания как-то выветрились из головы.

+1

4

- О, я тоже рада, что пришла. Точнее, что меня довезли. То есть, что… - запинается, благодарно кивает отодвинувшему стул официанту и забывает о не сказанном. – В общем, я рада, что добралась без приключений. Знаешь, как иной раз бывает. Что не воришка, то монстр посреди Валдена. В не спокойное время живём.

Вместо неловкого смешка звон колокольчика. Боянка не знает куда деть руки, комкая белую юбку. Слишком белую. Ведёт обнажёнными плечами и… резкий движением сводит лопатки, выпрямляется. Гордо вскидывает подбородок.
Внимание и льстит, и пугает. Режет, крутит, обнажает. Лезет под кожу, в мясо и кости. Боянка сожалеет об оставленном топоре. Смотрит украдкой на смявшие мягкую ткань платья ладони. Не потеряли ли силу? Помнят, сколь легко кости ломать? Свидетелей принято… убирать.

И вздрагивает, услышав вопрос официанта о напитках. Сильно, заметно, почти испуганно смотрит на Скриба.
Опять о дурном задумалась и мимо ушей пропустила важное.

- Да, конечно, можно ли…

- Травяной чай, верно? – официант улыбается. Улыбается так, что хочется разок-другой врезать. Да по лицу, да не скупясь на силу. Улыбается и смотрит. Так, словно со всем смирился и принял.

- Д-да, верно, - Боянка и ответить толком не успевает, а официант уже среди столиков и колонн скрылся. – Шустрый, какой ты погляди.

Почти бьёт себя по губам. Понимая, что собиралась сморозить очередную глупость. Кажется, и дня прожить без очередного промаха не выйдет. Уложенная на колени тканевая салфетка заменила юбку. Лён, оказывается, мять приятнее.

Чтобы как-то отвлечься и найти тему для беседы (в горле стоит ком, а в голове удручающе пусто), Боянка вертит головой, осматривая зал. В тех романах, которые неустанно подсовывали знакомые разумные, следовало восхититься. Убранством, цветами, нарядами гостей. Явно намекнуть на то, что спутник выглядит чудесно, используя как можно более ласковые и причудливые слова.

Сделав вид, что поглядывает на молодую пару за спиной Скриба, разглядеть последнего. Слава всем богам и тварям Сказки, убийца выглядит как обычно. Почти. Даже дышать стало легче. Боянка склоняет голову на бок и улыбается, чуть сощурившись. Можно дёрнуть Скриба за свисающую прядь. И за это ничего не будет. Только подсвечник с подозрительно накренившейся свечой полетит со стола. Придётся убирать свидетелей. Скриб поможет. Боянка была готова поставить годовой доход пекарни на то, что убийца не пришёл безоружным. Пускай со стороны точно не скажешь.

Члена Границ не обманешь.

- Дай угадаю, - едва слышно начинает Боянка, - у тебя в рукаве что-то есть. И про сапоги не забыл. Мне даже становится неловко оттого, что я пришла с пустыми руками. Как думаешь, ножи здесь острые?

Дорогая, это… фиаско. Интересно, если проткнуть ножом глаз и вогнать поглубже, Смерть явится быстро или позлорадствует? Ножи… острые…

Официант отвлекает покашливанием. И чашкой ароматного чая. Боянка передумывает покидать Валден ради безмолвия Чертогов на ближайшие полчаса. Успеется.

На Скриба уже не смотрит. Не улыбается. И на официанта не смотрит. Знает, что увидит сочувствие. Не ей. Скрибу. Лицо шустрого недоумка запомнила и обязательно напомнит об этом как-нибудь потом.

Портить вечер не хотелось.

Ничем не хотелось.

Романы говорили, что положение спасут беззаботность и игра в дурочку. Немного звонкого смеха. Вспоминая реакцию окружающих, с последним стоит… повременить. Или вовсе забыть. Так что из звонкого только колокольчик, сопровождающий каждое движение.
Боянка хочет отвлечься. От себя. Так что… следует последовать совету так себе книг и прикинуться дурочкой. Может, поможет?

Делая глоток, смотрит поверх чашки и неловко семенит ногами. Благо колени уже не дрожат. Иначе придётся наслаждаться ужином под аккомпанемент не только бардов, но и постукивания коленей.

Скажи кто, что Боянка боится разговаривать… Даже Воля не поверит.

- Ладно, прости, это не то, что стоит обсуждать за едой, да? Ещё не так поймут, - уже не так поняли. Боянка помнит взгляд официанта. – Я, конечно, слышала о «Монархе», но даже не думала заходить без… хорошей компании. Да и с лишними деньгами сейчас… так себе. Так что… спасибо. Я очень хочу попробовать здешнюю кухню. Может, подчерпну чего полезного.

Хорошо, не под дурочку. Просто… успокоится.

Не выходит. Прямая спина, сжатые колени и треклятый ком в горле. От сухости во рту не спасает даже приличный и вкусный чай. Хоть в зале прохладно, у фейри обнажены плечи и спина, Боянку бросает в жар.

Так в тех самых треклятых романах. Кажется, пора серьёзно побеседовать кое с кем. Боянка начинает думать, что угрозы и обещания расправы помогают отвлечься. И звучат нелепо и обиженно. Словно во всём виноваты официант, Скриб и некоторые упомянутые личности.

Короткий смешок всё же звучит. Царапает слух. Заставляет скривиться. Боянка со звоном опускает чашку и прикрывает рот ладонью.

- Ой.
[nick]Боянка[/nick][status]Bad blood and ghosts wrapped[/status][icon]https://sun9-50.userapi.com/c856136/v856136448/15b116/JzyjRZaKNjY.jpg[/icon]

Отредактировано Боянка (2019-11-28 22:39:58)

+2

5

[icon]https://a.radikal.ru/a31/1910/f6/1a524f38719e.jpg[/icon][status]Риск был просчитан, но я плох в математике[/status][sign]Это был безумный, отчаянный, чертовски рискованный и опасный план, который требовал невероятной силы и храбрости. Устоять просто невозможно.[/sign]
А вот и первый звоночек неловкости. Скриб догадывался, что так и будет, но не ожидал столь скоро. Даже милая чушь из уст Боянки выглядела натянуто и отрепетировано. Но это вовсе не значит, что Скрибу она не показалась очаровательной. Он машинально коснулся пальцами шеи и с хитрым видом прищурился.
— Тебе идёт.
Все посетители вокруг веселились от души, если смиренные разговоры, наслаждение живой музыкой и прекрасной едой можно назвать развлечением. А двое из "Границ" будто создали вакуум из неловкости вокруг их столика. Прошло буквально пять минут с тех пор, как гостья объявилась, а Скриб уже пожалел, что пригласил её именно сюда. Плохая идея ставить обоих в непривычное положение. Он откашлялся в кулак и каким-то потерянным взглядом осмотрел приборы на столе перед собой. Когда-то давно он знал, как и в каких случаях пользоваться большей частью их. Сейчас он помнит только то, в какой руке держать вилку, а в какой нож.
- Дай угадаю...
Скриб отвлёкся от глупого занятия и поднял взгляд на Боянку. В ответ он не смог сдержать широкую улыбку. А она чертовски наблюдательна! Скриб ничего не ответил, лишь прислонил указательный палец к губам. А затем поднял со стола нож и пригляделся к его лезвию.
— Захочешь - не зарежешься. Лучше вилка.
Скриб видел, как неуютно и напряжённо чувствует себя Боянка. Одна только деревянность её движений говорит о многом. Он же сам ничем не выдавал нервозность и даже не был уверен, что она есть. Он сейчас вообще ни в чём не уверен. Скриб повёл плечами и ещё раз окинул взглядом стол. В одной пьяной посиделке с бардом, имени и лица которого Скриб уже и не вспомнит, рассказывал, что совместная трапеза сближает, а процесс приёма пищи расслабляет и успокаивает. именно поэтому принято приглашать на свидания в ресторан. Надо ли Скрибу сейчас предложить Боянке уже приступить к еде или начать самому? Твою мать, официант, где ты с твоими ценными советами по этикету, когда так нужен?
— На словах местного распорядителя кухня тут звучала очень аппетитно.
Официант хоть и вызывал подозрения у обоих, но и правда работал отменно. Крохотная аккуратная фарфоровая чашечка и пышущий жаром чайник, выпускающий ароматный травяной пар, оказались перед Боянкой. А бокал рядом со Скрибом наполнился красной жидкостью.
"Серьёзно? Тут вина на пол глотка", — но спорить не стал. Возможно, так и надо.
Он снова улыбнулся и поднял бокал. Пить чай он совершенно не настроен. Хоть ромашку и почитают как эффективное средство для успокоения нервов, Скриб предпочёл старый добрый способ, проверенный на себе не одну сотню раз.
— За первую совместную приличную вылазку, — "тост" прозвучал топорно и странно. Наверное, следовало отрепетировать.
Вина и правда на пол глотка. Скриб даже ощутить его вкуса не успел. Держа бокал за ножку, где-то в центре, он просто поставил его на стол. И вдруг изменился в лице. Глаза не то в удивлении, не то в ужасе округлились и уставились на этот самый бокал. Скриб ощутил лёгкую короткую вибрацию меж пальцев, которые сжимали ножку бокала. А в следующую секунду верхняя его часть с тихим "дзынь" свалилась на стол.
"А я умею быть лошарой".
Видно, слишком сильно сжал ножку. Скриб удивился своей удачливости и прикрыл лицо ладонью. По нему заметно, как ему хочется выматериться. Но, на удивление, Скриб лишь благодушно подозвал официанта.
— Принеси лучше обычный стакан.
Где-то за спиной Скриба раздался тихий женский смех, вряд ли обращённый к его неудаче. Но и сам Скриб не отреагировал на чужие эмоции. Лишь посмотрел вслед удаляющемуся официанту с треснувшим бокалом в руках.
— Давай сделаем вид, что этот бокал задолжал мне денег, и я ему отомстил, — Скриб продолжал растирать пальцами лоб, ощущая удивительную неловкость от происходящего. А ещё голод. Он чувствовал голод. Помятуя, сколько блюд на сегодня он заказал в этом ресторане, Скриб лишь позавтракал при пробуждении и сейчас отлично ощущал возмущения в своём нутре. Если бы не музыка, то Боянка услышала бы, как урчит его желудок. Он прямо руками взял с широкого блюда мясной нарезки тонкий кусочек кабаньей солонины с можжевеловыми ягодами. И кивком предложил и самой Боянке угоститься.

+1

6

- Спасибо за комплимент, - Боянка отводит взгляд и заправляет прядь лезущих волос за уши. Непривычно. Странно. Немного забавно. Обычно кричали в ужасе. Может, раз сегодня фейри само очарование, не стоит задумываться о психике окружающих? Смеялась Боянка и правда… неприятно. – Очень жаль, что ножи здесь тупы. Надеюсь, что официанты нет.

Стоило только выразительно глянуть на юнца, как тот громко сглотнул и мотнул головой. Будет и дальше хорошо себя вести, останется с целым носом. А при старательной работе, возможно, сохранит сладкую мордашку.

- Тогда я просто обязана попробовать всё, что ты заказал! Проверим повара на компетентность, - тихо, спокойно. Только улыбнулась ядовито. Не шутки же шутит. Или шутит? Вместо бокала – чашка. Пить на голодный желудок казалось кощунством. Особенно после громкого заявления о «компетентности». – О, почаще стоит выбираться в приличные места. Забавы ради.

Боянка ожидала, что кто-нибудь узнает или якшающуюся со сбродом хозяйку пекарни на окраине, или с подозрением покосится на Скриба. И устроит подлянку. Люди же любят подлянки, верно? В отношении Скриба и ещё одной фигуры Боянка сомневалась, но в остальных… Докажите действиями обратное. Рискните.

В общем, подстава пришла откуда не ждали. Со стороны столовых приборов. И бокалов. Последний в руках Скриба или не выдержал общей напряжённости, или решил избежать участия в предстоящем безумии.

Плечи задрожали. Боянка прикусила губу, чтобы не рассмеяться в голос. Только приглушённо хихикала-всхлипывала. После утерев лежащей на коленках салфеткой слёзы. Многочисленные шепотки бодрили. Конечно, их пара не могла не шуметь. Боянке хотелось думать, что в том лишь её вина, но… Кажется, Скриба тоже посетил демон неловкости.

Иначе объяснить прокол со стороны осторожного убийцы сложно. И не очень-то хотелось. Главное, Боянка смогла облегчённо выдохнуть и свободно расправить плечи. Конечно, расслабленности способствовала и еда. Аромат отвлекал от пустой болтовни и ни к чему не приводящих размышлений.

- О, я не сомневалась в твоей кровожадности. И в силе тоже не буду. Бокал пал жертвой храбрых, помянем, - вопреки обыкновению, заметно повеселевшая фейри, вооружилась вилкой. То ли хотела исправить первое впечатление, то ли оставить ещё более неизгладимое.
Медленно жуя сочный ломоть буженины, Боянка отчётливо слышала хруст. Настойчивый такой. Громкий. Словно над ухом кто железо голыми руками крутит. И явно ломает себя, а не железо. Но будоражащий нутро вкус имел первостепенное значение. Разобраться с подобной ерундой всегда успеется.

Один. Второй. Третий. Четвёртый… Седьмой ломтик пришёлся на кабанью солонину. И только после того, как счастливый стон сорвался с губ, Боянка заметила неладное.

- Мне начинает казаться, что посуда здесь хрупче хрусталя, - фейри вертела в руках разжёванную вилку в ожидании горячего и крепко задумалась. Так что хрустело. Ломтики мяса так скоро исчезали с тарелки, что обратить внимание на вилку не представлялось возможным. Боянка всегда забывалась за едой. Нечему удивляться. Боянка больше сконфужена.

Переглянувшись с заметно нервничающим официантом, фейри указала на него разжёванным прибором. Пытаясь спрятать за бравадой искреннее непонимание. Как так?

- Не могли бы Вы заменить на что… покрепче? – невиннейшая улыбка. Ох, нет, обещающий мгновенную расплату оскал. Боянка видела, как дёрнулся у юнца глаз. Похоже, издеваться над окружающими весело. – Может, кто проклял. Ты никаких старушек по пути не обижал?

Боянка опёрлась локтём о стол, умостила щеку на раскрытую ладонь и отправила в рот сладко пахнущий кусочек сыра. Причмокнув от удовольствия, зажмурилась.

И правда, еда творит чудеса. Оказавшись среди несуразиц и забав, фейри ощутила глоток свежего воздуха. Красота прямых спин и сжатых коленей, конечно, восхищала, но Боянка не подходила. Точно в подтверждение звонко качнулся колокольчик.

- Знаешь… мне как-то легче стало, - тихо начинает Боянка. Старается голоса не повышать, не привлекать лишнего внимания. – Честно говоря, меня вся эта обстановка напрягала. Но, кажется, бокал разбился на удачу. Словно груз с плеч свалился.

Боянка плохо понимает то, что люди зовут эмоциями, нормой и границами. Попытки сдерживать внутренний зов доставляли дискомфорт. Выворачивали кожу наизнанку, обнажая жилы и потроха. Почти больно. Почти невыносимо.

Но стоит дать свободу хоть одной крупице бушующему внутри… Становилось легче. Боянка упростила отражение человеческого до «приятно или неприятно», позволяя поступкам и речам противоречить друг другу.

Попытка вести себя разумно и сдержанно, видимо, оказались заметны даже Скрибу.

Но, вопреки внутренней тревоге (так никуда и не девшейся, лишь притуплённой нервным весельем), не ощущала Голода. Источник переживаний не хотелось сожрать. Изувечить. Заставить исчезнуть с глаз долой.

- И, кажется, я знаю почему, но-о-о-о… Это совсем другая история.

Боянка откинулась на спинку стула, заметив официанта с подносами. Прекрасно!

- Эй, молодые, а чего не пьём? – прозвучавший за спиной голос показался Боянке смутно знакомым. – Пить надо! Особенно, если у Вас праздник.

Да Воля издевается… Боянка только смирилась с глупостью собственных доводов, а тут главная пьян Валденовских окраин объявилась. Где только денег на «Монарха» взял. Опущенная на колени тканевая салфетка с треском порвалась, стоило Боянка схватиться за неё дрожащими руками.

Сколько стёкол эта гнида побила в пекарне… сколько тарелок разлетелись вдребезги. А Боянка была готова разбить вдребезги голову фейри-алкоголика. Если тот не уберётся в течение десяти секунд.

Раз…

Два…

Три…

Боянка понимает, что обращались не к ним и расслабляется, в ожидании горячего. Еда поможет справиться с деструктивными веяниями. Хотя бы на время.
Вот только посуда за спиной всё же звенит. И девичий вскрик режет по ушам. Да что там творится-то… Оборачиваться не хочется совершенно. 

- Давай сделаем вид, что там ничего не происходит, а?

[nick]Боянка[/nick][status]Bad blood and ghosts wrapped[/status][icon]https://sun9-50.userapi.com/c856136/v856136448/15b116/JzyjRZaKNjY.jpg[/icon]

Отредактировано Боянка (2019-12-14 17:10:06)

+1

7

[icon]https://a.radikal.ru/a31/1910/f6/1a524f38719e.jpg[/icon][status]Риск был просчитан, но я плох в математике[/status][sign]Это был безумный, отчаянный, чертовски рискованный и опасный план, который требовал невероятной силы и храбрости. Устоять просто невозможно.[/sign]
Наконец-то. Становилось чуть проще, чуть легче. Сам воздух перестал искрить и дребезжать, неприятными вибрациями отдаваясь в уши и раздражая ещё больше. Всё же, удивительно, как пара глупых шуток может расслабить. Неловкость одна за другой разровняли фундамент вечера, подложив в основание капельку самоуважения. Ничего, ничего, такой толикой можно пожертвовать.
Скриб разломил пальцами крохотную булочку, что тут же одарила сладким ароматом ещё тёплой выпечки. Аппетитно, но хлеб в "Авалоне" пахнет приятнее. Хоть по первому взгляду и не скажешь, Скриб умел наслаждаться пищей и процессом её приёма. Все эти ароматы, специи, вкусы, текстура еды - всё это имело своеобразный шарм, если никуда не нужно торопиться и просто набить брюхо питательной субстанцией. Рестораны существуют не только для того, чтобы покрасоваться или попробовать эксклюзивную пищу. В ресторане обычный обед можно превратить в настоящий ритуал во имя Мистрэ. Можно...
Скриб вдруг перестал жевать, не смотря на то, что хлеб ещё был во рту. Он обалдело уставился на спутницу, что выглядела сейчас очень изящно и хрупко. Вот вилка в её руках цела-целёхонька, а вот она показывается из её рта без половины зубчиков. Скриб смотрел и не верил своим глазам. Она сейчас просто взяла и съела... вилку? И даже не заметила? Скриб взял прибор, что лежал рядом, и внимательно осмотрел его. Вилка как вилка, не бумажная. Даже для большей уверенности постучал ею по столу, проверить на крепкость.
"А дамочке-то пальцы в рот совать не стоит", — Скриб вдруг начал побаиваться, в шутку конечно же, за свою целостность, если вдруг получится закончить вечер поцелуем. Свидания же обычно именно этим заканчиваются, да? Он чуть кашлянул, возвращая самообладание.
Официант оказался удивлён ещё больше, чем Скриб. Странно, почему живя в Сказке, он приходит в изумление от такого вполне обычного действа? Хоть бы морду по-проще сделал и попытался не показывать такие эмоции. Процент чаевых ему сильно упал.
Скриб взболтал вино в стакане, любезно принесённом прямо перед смертью вилки. Бордово-красная жидкость соблазнительно стекла по его стенкам, привлекая взгляд. Скриб вдруг поймал себя на мысли, что ему нравится приносить удовольствие этой женщине. Она почему-то сдерживала смех, когда было смешно, - а Скриб откровенно не понимал, почему, - а значит, удовольствие приходится сдерживать. Непорядок.
Он посмотрел на Боянку поверх стакана.
— Почему другая история? — левая бровь вопросительно выгнулась, — Мы разве сюда не поговорить пришли?
Скриб отпил из стакана, проследив за взглядом Боянки. Отлично, горячие блюда должны помочь ещё немного. Эти крохотные закуски только раззадорили его аппетит. А то должно сейчас твориться с Боянкой - страшно представить. Скриб улыбнулся и снова посмотрел на спутницу. Улыбка тут же сползла с его лица. В отличие от неё, Скриб старался не обращать внимание на посторонних. Точнее, как. На инстинктах он продолжал мониторить всю окружающую обстановку на предмет потенциальной опасности, но не прислушивался к конкретным словам и голосам. И не придал значения весёлым крикам за спиной Боянки.
— В чём дело? — расслабленность ушла из его голоса. Он стал привычно бесцветным и серьёзным. Скриб заглянул через плечо Боянки и разглядел особо активного посетителя, что только что опрокинул бокал прямо себе на тарелку и, кажется, облил свою спутницу, одну из небольшой компании за столом, о чём она поспешила уведомить окружающих вскриком.
— Ой, ну поду-у-умаешь, платье запачкала!
— Мне разобраться? — Ему не нравилось, что кто-то их отвлекает. Если бы дело происходило в более привычном кабаке или трактире, то он и спрашивать бы не стал, а сразу вышвырнул бы нахала на улицу размышлять о поведении. Но тут необходимо соблюдать приличия. Скриб отставил стакан и интуитивно сжал столовый нож в руке, будто тот был кинжалом. Он не подумал как-то завуалировать или сгладить предложение. Говорить намёками и загадками не для него.
Громкий "шлёп" донёсся до его ушей. Это девушка, возмущённая поведением активного друга, от души врезала ему пощёчину, прежде чем отправиться привести себя в порядок. Развеселившийся гость лишь смеялся, пытаясь оправдать неловкость.
Но вот официант отточенными движениями мастера расставил перед Скрибом и Боянкой тарелки с горячими блюдами, по привычке чуть не перепутав, но всё же во время поправившись и большую порцию предоставив женщине.
"Хорошо, молодец, ты реабилитирован".
— Господин Фалленстаг, прошу прощения, но мы не смогли подобрать более... эээ... крепкие столовые приборы.
Услышав эту фамилию, наёмник скрипнул зубами и прикрыл глаза с видом крайней степени раздражения. Он очень, очень надеялся не услышать её. Но, к сожалению, когда он бронировал стол и делал заказ, распорядитель попросил оставить свои данные, в том числе имя. Почему-то Скрибу показалось плохой идеей называться в приличном заведении именем, под которым его знает вся преступность Сказки, а нафантазировать просто не успел. Пришлось использовать эти сочетания звуков, которые он не озвучивал, не слышал и больше никогда не хотел слышать много лет. Кто ж знал, что официант будет обращаться к гостям по имени?
— Оставь то, что есть, — Скриб махнул рукой, говоря с официантом сквозь зубы. Жестом он попросил парня отойти как можно дальше, чтобы успеть совладать с желанием врезать бедняге. Он не достоин того, чтобы уйти сегодня с работы переломанным, он просто работает.

+1

8

[nick]Боянка[/nick][status]Bad blood and ghosts wrapped[/status][icon]https://sun9-50.userapi.com/c856136/v856136448/15b116/JzyjRZaKNjY.jpg[/icon]

- Не обращай на него внимания, - Боянка взяла себя в руки. Старательно стирая из памяти светлые осколки на тёмном полу вперемешку с крошкой и кляксами джема. Это всё, пустое… Как же порой просто выбить фейри из колеи. Хватило лишь звучания голоса. – На этого… мерзавца я наше время тратить не хочу.

Поймав официанта, Боянка заставила того наклониться и убедительно попросила передать сзади сидящему балагуру пару слов. Растянув губы в широкой невинной улыбке. И расслабленно выдохнула, когда запуганный мальчишка активно закивал и направился к указанному столику. Седых волос у официанта за вечер прибавится.

- О, подожди… раз, два, три, - шлепок. Вторая пощёчина не заставила себя долго ждать. Подоспевший распорядитель нарочито громко извинился перед присутствующими, а после увёл разъярённую даму и незадачливого ухажёра. Щека которого уже начала опухать.

- Он женат. Даже больше скажу, у него есть ребёнок. Полукровка. Выбирается в Валден кутить, а так живёт в Предместье. Ты мог его видеть, кстати, торгует иногда полезными безделушками от отдела артефакторики Учёных, - Боянка откинулась на спинку стула. – Любил захаживать в мои «Сады», пока не вылетел оттуда с треском. Буйных там и так хватает. Да и женщин любит. Не в меру. И молчать о том, что дома его ждут.

Боянка не сдерживает смешка, отправляя последний кусочек буженины в рот пальцами. В ожидании новых приборов есть хотелось. Да и обещалась перепробовать всё, чем может похвастаться ресторан. Скриб наверняка постарался.

В груди заныло.

Боянка неловко потёрла кожу левой ключицей пальцами. Мимолётный жест. Точно и не кололо никогда. Странное явление, но не требует размышлений. Мало ли что могло почудится. Особенно, когда нервничаешь. Пускай сейчас, особенно на фоне привычного шума и перешёптываний, стало даже уютно. Чопорное приличие давило подобно колодкам. А лишний раз ощущать себя в казематах Стражи… Плохой настрой для куда более приятной встречи.

- Ну, так, мысли вслух, не более того. Всё ещё хочешь услышать? – говорить о таком странно, непривычно. Можно попробовать. Боянке казалось, что… можно и просто поговорить. О всяком. Не всё же работать на образ в Границах и среди иного населения Сказки. Ситуация с вилкой и вовсе случайна. Пришлось оправдать себя тем, что бокал Скрибу тоже достался… с характером.

Тем более, что официант как раз торопился и нёс… нет, не нёс приборы покрепче. Боянка вздохнула. Бедный мальчик. Все тумаки же на него полетят. И плевать, что вины официанта ни на грош. Пар выпустить надо.

Боянка собиралась поблагодарить за новые приборы (следы зубов на старой вилке аппетита не добавляли), но замолкла, вслушавшись в обращение работника ресторана и присмотревшись к реакции Скриба.

Может, самой Боянке человеческие чувства казались ненужной мелочь, разбираться в них приходилось. Иначе как надавить на больное и вскрыть раны, что скрыты глубоко под кожей. Среди серости извилин и горячей крови. Пробуждает аппетит.
Боянка облизнула пересохшие губы. Вместо Голода вновь пришла боль. Тонкая игла меж кожей, мясом и нервами. Сердце забилось в горле.

- Что-то не так, дорогой? – от ранее привычного обращения не веяло насмешкой. Скорее, скромным беспокойством. Голос дрогнул. Боянка постучала пальцем по пустому стакану, прогоняя официанта. Невиданная щедрость.

Да и как обращаться к Скрибу, не сдавая оного с потрохами всему ресторану? Боянка интуитивно избегала имени.

И продолжила говорить, не дожидаясь ответа лишь когда официант удалился, столик за спиной опустел. Стало тихо. Но, даже несмотря на беспокойство, фейри чувствовала себя лучше. Лучше.  Спасала горячая еда. И внимание… Бросило в жар. Боль в груди сменилась жжением.
Потрясающе, и что с этим делать?

Боянка ничего не понимала.

- Кажется, тебе не нравится твоё полное… Я, конечно, хотела бы знать почему, но… Позволь закончить мысль, раз уж ты заинтересовался причинами столь чудесного преображения, - отвлекается на долгожданный ужин, пребывая в смешанных чувствах. «И радостно, и горестно», - так говорят люди, да? Боянка могла понять, когда другие запутались. А сама в себе… и тени нужного чувства не найдёт.
Потому что в эмоциональном плане тупа как валенок. Кто бы пояснил, кто бы рассказал.

- Я вынуждена признать, что кухня… чудесна. Я давно ни ела ничего настолько приличного. А утка и вовсе выше всяких похвал… Кхм, прости, отвлеклась, - стирает салфеткой соус на губах. – В общем… Знаешь, не люблю я вычурные и дорогие заведения. Да-да, в том числе и заведения другого толка. У вас, кажется, принято говорить… «Души нет», так? Неуютно. Слишком… правильно, но… Кажется, в твоей компании даже ресторан напоминает любимую таверну. Может, дело в привычке. А ты держишься куда лучше меня. Мне немного завидно. Хотя я подозревала, что у тебя чудовищное терпение ещё после той истории с норой.

Боянка улыбается сегодня больше, чем обычно. И искренне хочет отвлечь спутника от дурных мыслей. Но любопытство пожирает изнутри. Так хочется… узнать больше. Придвинуться поближе. И… просто разговаривать. Беседа со Скрибом не требовала следить за каждым словом. Тессае любил играть со старшей фейри в игру «угадай, что я имею в виду. Да и Скриб был надежнее старого друга. Доказано на практике.

- Надеюсь, ты не будешь сегодня больше думать о ерунде, что брякнул мальчишка? – Боянка вздохнула и прикрыла глаза. Официанта долго не было. – По крайней мере, пока мы не покинем «Монарха». Страсть как не хочу, чтобы о причинах очаровательной морщинки меж бровей стало известно кому-то ещё. Знаешь же? Любое слово может быть использовано против тебя.

И заткнула рот оставшейся уткой. Старательно не поднимая взгляд на Скриба. Что она только сказала? С ножом фиаско, да? Ерунда, вот сейчас действительно стыдно! Нельзя быть честной! Нельзя, нельзя! Пугает. Выматывает. Можно зажмуриться и не слушать, что скажут в ответ.

Боянке начинало казаться, что предыдущие попытки сходить на приличное свидание – фарс. Со Скрибом всё получалось иначе. Боянка ощущала себя гораздо глупее, чем обычно. И… думала о том, куда сходить в следующий раз.
Молясь Мистрэ, чтобы та снизошла до желания верной последовательницы, и одарила столь великой милостью. Радостью новой встречи. Наверное, пора прекращать даже забавы ради читать предложенные одной знакомой романы. Они несут прямой вред мозговой деятельности одной конкретной фейри. Хорошо, что Скриб не умеет залезать в чужие головы. Посмеялись бы вместе.

0

9

[icon]https://a.radikal.ru/a31/1910/f6/1a524f38719e.jpg[/icon][status]Риск был просчитан, но я плох в математике[/status][sign]Это был безумный, отчаянный, чертовски рискованный и опасный план, который требовал невероятной силы и храбрости. Устоять просто невозможно.[/sign]
Начавшийся скомкано вечер продолжал быть неудобным. Вкусная еда успокаивала обоих, но не достаточно, чтобы полностью абстрагироваться от внешних факторов. В принципе, Скрибу нравилось это заведение, но маленькие нюансы окружения несколько раздражали. Свидание может с треском провалиться, если и Скриб, и Боянка останутся на взводе до конца вечера. Очень бы не хотелось оставлять негативные воспоминания об этом дне.
Боянке как-то удалось избавиться от одного из раздражающих факторов. Скриба не интересовала история жизни "буйного ходока". Ему плевать, сколько у него жён, детей, любовниц и разбитых стаканов на счету, если это не стаканы из "Авалона". Но всё же Скриб украдкой улыбнулся, когда особо активному гостю снова врезали. На всякий случай, Скриб внимательно осмотрел незадачливого гуляку и запомнил, как тот выглядит. На досуге поищет его, поговорит за жизнь и объяснит, что "Сады" лучше обходить десятой дорогой.
— Ты попросила официанта сказать, что супруга уже заждалась его дома? — наклонившись через стол, еле слышно поинтересовался Скриб.
А сейчас...
— Я просто хочу забыть всё, что было связано с тем именем, — коротко ответил Скриб, не поменявшись в лице и оставаясь привычно спокойным, — Может быть, когда-нибудь я снова смирюсь с тем именем, которым меня назвали родители. Но не сейчас.
Скриб было поднял бокал, чтобы произнести тост за восторжествовавшую справедливость. Пить за что-то в атмосфере ресторана оказалось куда приятнее, чем просто вливать в себя терпкие напитки. Но Боянка вдруг заговорила. Скриб оставил стакан на столе, слушая женщину очень внимательно и пытаясь уловить смысл её слов. Ох уж эти женщины, любят говорить намёками и загадками. Наверняка под её разговором о таверне кроется что-то...
"Погодите". Ей нравится? Скриб крутил стакан с вином пальцами и озадаченно прищурился. Хах, это здорово, что уровень её комфорта выше, чем кажется. Это... приятно? Скриб улыбнулся, но не смог придумать, что сказать в ответ. Ему странно и непривычно, как-то по-наивному неловко. Он кашлянул в кулак и опустил взгляд на стол, будто пытается найти на нём что-то вкусненькое. На деле он попытался придумать, что сказать...
— Ммм? — Скриб обратно поднял взгляд. Он не сразу понял, о чём говорит Боянка, про какую такую ерунду. Но потом сообразил и просто махнул рукой. — Расслабься. Это как уколоться иголкой, когда шьёшь. Первые мгновения неприятно, но быстро проходит и забывается.
А вот дальше всё интереснее и интереснее. Скриб не совсем понимал, говорит ли Боянка от чистого сердца или заговаривает ему зубы. Понимает ли она сама, что и как говорит, спланировано ли это. Но ему нравилось. Он хитро улыбнулся и вопросительно поднял левую бровь.
— Если любое слово можно использовать против тебя, то про морщинку я запомню.
Горячее блюдо в смеси с пряным вином дало расслабленность и раскованность. Скриб откинулся на стуле и поглядел на менестрелей. Музыка звучала достаточно весёленькая, хоть и довольно сдержанная, даже плавная. На свободном пространстве в танце кружились люди и фэйри. В юности Скриб... Ивейн любил ходить на танцы. Было весело, эмоционально, задорно. Он давно не танцевал, наверное, уже и позабыл, как это. Может, не всё, что связано с прошлой жизнью, так уж плохо?
Скриб вытер губы салфеткой и кинул её на стол рядом с тарелкой. Он поднялся, одёргивая край рубахи. Обошёл стол, улыбаясь хитро, как мальчишка, остановился слева от Боянки. Левую руку он спрятал за спину, согнув в локте. Правую протянул женщине, повернув ладонью вверх.
— Потанцуем?

0


Вы здесь » Dark Tale » Личные главы » [12.07 ЛЛ] Вполне уверенно сошли с ума