В самом деле, полная чувств, хорошего вина и любви ночь сменилась довольно прохладным утром, когда фея в свойственной ей изощренной манере показала весь свой арсенал двусмысленных и недвусмысленных намеков, явно или скрыто указывающих на дверь.
(c) Джеймс Блекмор

Сарцелл, ощущая себя ведьмаком в душе, ненавидел чертовы порталы.
(c) Сарцелл

Людям, которые любят бурчать на все и ненавидеть все, в компании Чижа приходилось всегда сложновато. Он составлял их противоположность, любя или хотя бы нейтрально относясь ко всему миру, даже к очевидно плохим его проявлениям. Во всем он видел свою прелесть, не останавливаясь на одном ярлыке и стараясь разобраться получше. Ведь даже самый отъявленный маньяк может быть хорошим человеком.
(c) Чиж

Представленная бумага была подделкой, естественно, но подделкой весьма качественной — в ней чёрным по белому было указано, что дракон, терроризирующий ныне деревеньку, был законной собственностью его, честного торговца гильдии, Имре Фаркаша.
(c) Имре

Как можно было им, исчадьям Геенны, доверить хоть что-то?! Но нет, Сказка, видимо, будучи сама женщиной, испытывала солидарность к товаркам – и вот, по его душу пришла очередная дочь бездны.
(c) Лойко

Это был прекрасный, изумительный день. Начался он с того, что Константин свою любимую, дорогу и родную женщину всем своим добрым сердцем хотел придушить.
(c) Константин

Больничный запах увивался за ним, словно пёс, разнося характерный аромат лекарственных настоек пустыми коридорами Башни.
(c) Артур Райнер

Ну конечно, это так по-фэйрийски, так по сказочному - "Твое дело - помогать нам, а свои оставь на сказочное потом, пока тебе не вставят новые палки в колеса".
(c) Фална Моргана

Он все летел. Упорно рвался вверх, или стремительно несся вниз, потеряв всякие ориентиры, Самаэль уже не знал. А может он и не летел вовсе – падал, на самом деле он затруднялся сказать.
(c) Самаэль

В его мире, во все времена, гадалки являлись чуть ли не синоним мошенничества - ведь нет способа более эффективного, элегантного и безопасного, чем обобрать человека, который сам на это согласился.
(c) Девил-Джо

Интересно, а подпадают ли сказочные вампиры под понятие "нежить"? Чтоб нет-нет да и сказать Джо так лениво — "Изыди!", и тот, захлопав перепончатыми крыльями, с воплями уносится в адские кущи...
(c) Артано

Крапинка ответственно понюхал буклетик. И так же ответственно отложил в сторонку, больше интересуясь своим новым снаряжением. В конце концов настоящим героям не нужны никакие инструкции, тем более если эти инструкции такие непонятные.
(c) Крапинка

Это Сказка – ему нужно привыкать к такому. Сегодня говорящий кот, а завтра прямоходящая акула. В конце концов, маленького дракона он уже повстречал.
(c) Нуар

Порядочный дракон свои долги всегда платит (ещё, правда, в долг не даёт и воров предпочитает есть, но это уже другая сторона вопроса).
(c) Форте

Назад дороги больше не было. Он сбежал от себя в Сказку. Теперь будет бежать от себя к Смерти. Дальше бежать некуда.
(c) Артано

Так, у тебя восемнадцать бойцов. Выдели мне четверых, кто имеет хоть какой-то опыт боевых действий. Которые не побегут при виде волка и не спутают рожу чудовища с моей.
(c) Гиль-Камиль-Каар

"Блядь, бесконечные бабы, бабы бесконечные, я что, все-таки в аду?" - подумал Лойко.
(c) Лойко

Поэтому он решил заявиться к звездочету в гости, - нет, не так как он обычно "ходил в гости", - а вполне официально и миролюбиво. Через дверь.
(c) Каминари

Кому вообще понадобились чугунные деньги? Для чего их использовать? Покрыть пол по новомодному дизайнерскому веянию? Или вскоре чугун подскочит в цене и станет дороже золота?
(c) Ариадна

Скриб чуть присел и закинул женщину себе на плечо, точно та была мешком с пожитками. Ну а что, она рассчитывала, что её понесут на руках как невесту под венец?
(c) Скриб

Ну да, точно. Он точно был в аду, потому что в аду без рыжих мужчин не обойтись, а тут их было сразу двое.
(c) Лойко

путеводитель сюжет нужные гостевая правила о мире роли магия расы внешности
❖ В Предместье неспокойно. Монстры — разумные и не слишком — недобро поглядывают на местных, принадлежащих к другим расам. Поговаривают о нескольких случаях нападения. Въезд в Предместье временно запрещён Гильдией Стражей.
❖ Творцы подали спорное прошение о постройке на месте Валденского рынка загадочного сооружения. Сами авторы спорного проекта не уточняют его целей и таинственно отмалчиваются. Сооружение сложной формы из бумаги высотой с пятиэтажный дом может быть возведено в Валдене к следующему году.
❖ На фермах выросли потрясающих размеров сливы — к несчастью, произошло это прямо на границе между грядкой господина Ръо и госпожи Хопли-Допли. Споры не стихают уже вторую неделю. (подробнее...)
Август года Лютых Лун
❖ На смену двум лунам пришли два солнца.
❖ В Предместьях видели тень Зверя и слышали шепот Яги. Теперь все знают – они здесь, они вернулись. Некий Большой Бен из Валдена утверждает, будто видел как однажды ночью в здание гильдии Стражей заходила женщина с белыми волосами в окружении самых страшных зверей, которых он когда-либо видел.
❖ Во время дождей многие начали слышать таинственный шепот. По миру то тут, то там ползают сгустки тумана, словно они живые. Гильдия Ученых настоятельно рекомендует воздержаться от прогулок в такую погоду и стараться держаться подальше от скоплений туманов.

Dark Tale

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Dark Tale » Личные главы » [16.07 МЛ] Проводников не забывают


[16.07 МЛ] Проводников не забывают

Сообщений 1 страница 16 из 16

1

ПРОВОДНИКОВ НЕ ЗАБЫВАЮТ

год Морского Льва и далее

Валден

Тессае Эдар, Персефона

http://s3.uploads.ru/t/FKj4M.jpg

ПРЕДИСЛОВИЕ

- Ну смотри, либо ты тут щас сгоришь, либо идёшь со мной. Ты тут посиди, подумай, а я пока покурю.

Свобода Воли: да

0

2

Год Морского Льва. Июнь.

Вокруг бушует пламя.

Языки пламени вспыхивают и потухают, пляшут на электронике, на столах. В воздухе. Это из-за газа, не иначе. Он все еще с тихим свистом выходит из баллона, небрежно откинутого на другой конец операционной.

В операционной два трупа. Один - на столе. Другой - у двери. Оба совсем недавно были еще живыми и теплыми. Оба вполне могли сейчас быть не здесь, но против судьба не попрешь. Кому это знать, как не ему?

Тессае совсем не трогают потерянные жизни. Он сидит на раскладном стульчике, небрежно закинув длинные лапы на труп. В его руках - кофе в одноразовом стаканчике. Длинный мощный хвост аккуратным кольцом сложен на плитке.

Он спокоен, как кусок камня.

Огонь не касается его кожи. Словно шарахается в сторону, опасаясь. Не смеет тянуть к фейри хищные языки.

- Дорогая Персефона, - имя неприятно перекатывается на языке. Кто его придумал? Эдар не позволяет себе даже поморщиться. Все его внимание приковано к женщине на полу.

И почему они всегда падают?

Ее огненный круг точно отсюда не выпустит. Два трупа станут тремя.
- Ты не против если я закурю? - разрешения Дар не ждет. Подносит сигарету прямо к пожару, закуривая. Вздыхает, с наслаждением затягиваясь. Запах местных сигарет неожиданно приятен. Тессае выдыхает клуб дыма.

- Мы остановились на перечислении причин, по которым тебе не стоит расставаться с жизнью. Поверь мне, милая, если подумать - их намного больше. Зачем тебе здесь гореть? - на столе стоит еще один стаканчик кофе - Эдар культурно принес Персефоне. С кофе любой разговор становиться приятнее.

- Я предлагаю тебе жизнь. Там - другой мир. Там нет мудака, который сядет тебе на шею. Хочешь лечить? Сможешь. Не хочешь? Не надо. - Он вдруг ухмыляется, бросает острый взгляд на доктора. – Ты ведь хотела увидеть другие измерения. Наш мир – не Делла Амайра, но драконов и у нас в избытке. Хочешь я покажу тебе их?

Отредактировано Тессае Эдар (2019-10-25 23:40:18)

+2

3

Она сидит на полу, подобрав под себя ноги, и не смотрит на него. Или старается не смотреть. Один взгляд уже стоит подкосившихся ног. То ли воспаленный мозг напоследок подбросил ей прощальную галлюцинацию,   то ли…
Здесь мысль обрывается и повторяется по кругу. Персефона устала, смирилась и приняла решение. И последствия этого решения сейчас лижут металлические ножки операционного стола.
Это не было спонтанным поступком, нет! Она все взвесила перед тем, как взять в руки электронож. Все обдумала перед тем, как отступила от края стола и повернулась к месту анестезиолога.
Ей не было жаль коллегу у двери. Сидни – лицемерная сука, прекрасно видела гематомы на ее теле, видела, как прихрамывает девушка при ходьбе, видела кровавые следы от веревок на ее руках. Но показательно не замечала, отводила глаза и лишь шутила, прикрывая хитрый взгляд густо накрашенными ресницами. Она заслужила.
Персефоне не было жаль человека на столе. Он не мучился. Скальпель перерезал обе сонные артерии до того, как Сеф повернулась к баллонам.
Персефоне даже не было жаль себя. Она ждала произошедшего как избавления, как единственного доступного ей пути к побегу. Она была готова… Пока невероятного цвета рука не поставила перед ней стаканчик с кофе.
Он был красив. Высокий, статный, словоохотливый. Выверт ее сознания перед смертью или создание другого мира – незнакомец  внезапно органично вписался в окружающую обстановку. Но как же много он говорил!
По правде говоря, Персефона его почти не слушала. Все ждала, когда же оранжевые языки перебросятся на форму. Но этого не происходило. Огонь ждал также, как и… существо.
Она потянулась к стаканчику. Ей не сразу удалось взять его – скрюченные, покрытые ожогами пальцы плохо слушались. Она потерлась лицом о предплечье, сдирая набок грязную маску, но, в конце концов, смогла прижать к губам бумажный край.
Боли не было – адреналин притупил чувства. Зато кофе был горячим и слегка горчил на языке. Настоящий – не из дешевого автомата на первом этаже.
Если кофе настоящий, то значит, тот кто его принес…
Персефона медленно подняла голову, задрав к мужчине залитое кровью - не своей, но чужой – лицо, рассматривая его сквозь сетку спутанных волос.
- Ты бог?

+2

4

Эта женщина странная. Устроила пожар. Убила двух людей, ни в чем не повинных. А сколько жизней унесет это пламя, когда выберется за железные двери операционной? Неизвестно. Она вся в крови, грязная и заляпанная. Кровью не удивить стражу на Маковом Поле, а вот дикие звери и лютые монстры никогда не оставляют эту часть Сказки без присмотра. Несмотря на все старания гильдии, стража не вездесуща. И кто-то просто не успевает дойти до Валдена или до ближайшего патруля - оказывается едой для голодных тварей..
.
Тессае прячет ухмылку, поднося стаканчик к губам.

- Нет. Не совсем. - На секунду задумывается. - Кажется для твоего мира, я скорее ближе к Кхаа. Только без вырывания сердец и кишков. - Он смотрит на распростертый труп. Потом - на Персефону. - Я повторюсь для тебя, мне совсем не трудно, - два раза, три раза. Если дать Тессае волю - он бы так и остался болтать, совершенно не обращая внимания не слушают его или нет. Пожалуй в этот раз медленно подступающий огонь даже имеет свои плюсы - особого времени у него нет. Ведь рано или поздно сработают сигнализации. Взвоют громко, словно Гория, у которого в очередной раз украли припрятанную в неположенном месте бутылку виски.

Гория — это хорошая идея.

Он касается чужого разума. Мягко, невесомо, словно дуновение холодного ветра в жаркий день. В комнате, объятой огнем.

Горделиво изогнутая шея, раскрытые для полета крылья. Могучая голова, увенчанная рогами, словно короной. Алая шкура полыхает в рассветных лучах нового Солнца.
Последний раз Тессае видел Горию в облике дракона, когда тот блевал в один из многочисленных фонтанов Валдена. Драконья блевотина имеет крайне специфический запах, даже если просто стоять рядом. Тессае был уверен: этот запах так и будет его преследовать.

Но ей, этой смешной женщине, совсем не надо знать такого дракона. Для нее - только сияющий в лучах солнца ящер. Огромный и прекрасный, вот уж кто точно сойдет за божество в любом из миров.
...он заставил Горию вычищать чертов фонтан, чтобы было не повадно. Ротт долго возмущался, но спорить не стал.

- Мы зовемся фейри. А наш мир... - в глубине души Эдар не понимает чей ничтожный разум дал миру такое название. - Сказкой. И если ты согласишься принять ее Волю - получишь шанс на новое существование. На счастье. На невзгоды. Решать будешь только ты. Выбор. Вот твоя возможность. Вот твой дар от нее.

Отредактировано Тессае Эдар (2019-10-26 23:03:09)

+1

5

Ответом ему был хриплый надсадный кашель. Вытяжки уже не справлялись с задымлением, но как ни странно, Сеф не слышала пожарной тревоги. Словно сама судьба тянула время, предоставив ей последний шанс.
Забавно, но это кажется был первый выбор в ее жизни. Не считая выбора профессии.
Иди вперед или сгори на месте, как хотела. И поторопись, дорогуша, потому что от клубящегося в помещении жара казалось, начинали гореть легкие.
Итак, он не бог. Значит, она стала той счастливицей, кто впервые вышел на контакт с созданием из другого мира вне лабораторных стен и случайных разломов. Забавно, что все самое странное в ее жизни решило случиться именно в то время, как Персефона собралась покончить со всем этим.
Она бы пищала от радости, если б усталость и шок не притупили чувства. Приди этот… этот фейри где-то на недельку раньше, Сеф бы сама повесилась ему на шею, умоляя забрать ее отсюда. Как в какой-то – хех – сказке.
Она устала. Так устала, что уже не хотела ничего менять, но…
Закатное солнце рубинами рассыпалось по глянцевой чешуе. Прекрасно видение горделиво вскинуло голову, глядя, казалось бы прямо на нее. Такое сильное, такое свободное… Она бы никогда не смогла представить такое сама. Обещание? Промо-акция?
Неужели ей на самом деле собираются открыть двери в мир, где подобные создания такие – только руку протяни?
- И ты покажешь мне их?
Она и сама не заметила, как губ коснулась робкая, неумелая… нет не улыбка, но бледная ее тень, какую можно увидеть у человека, который совсем забыла каково это – радоваться.
Но какой резон ему, такому необыкновенному созданию, приходить сюда и вот уже шесть с половиной минут убеждать Персефону сделать иной выбор? Кто он сам возьмет с ее решения? Бесплатный сыр, как известно, только в мышеловке.
- Что взамен?

+2

6

Затянувшись последний раз, Дар выкинул остаток сигареты прямо в пожар.
- Покажу, - легко соглашается фейри. - Но вот захотят ли они показать тебе свой облик - уже другой вопрос. Знаешь, требовать что-то он туши десяти тонн чешуи, когтей и рогов, которая еще и пламенем может полыхнуть - тухлое дело. - Барьер барьером, а от повышения температуры заклинание защищает лишь в пол силы. Тессае совсем не фанат тепла. Удушающей жары, которая постепенно начинает просачиваться сквозь невидимые стены.

Пока что чуть-чуть, практически незаметно. Но Дар знает свои силы. Знает, сколько времени простоит преграда. Рисковать ему не хочется: ожоги — это совсем неприятно.

- Взамен? - переспрашивает и хмыкает, щуря желтые глаза. - О, разве жизнь - не достаточная плата, Персефона? Нет ничего драгоценнее. Ничего дороже собственной шкуры, чтобы там ты не слышала. Выживание - это инстинкт. Импульс. Первобытное желание, если ты так хочешь. Но ты поймешь насколько оно сильное лишь когда я уйду.- Добавляет, после короткой паузы. Голос все еще спокойный - никакой спешки, никакой паники. Словно они сидят и беседуют в одной из бесконечных чайных на улице Полуденной Лягушки, а не посреди пылающего помещения.
Он разворачивается на стуле, опускает лапы на немного нагретую плитку. Выпрямляется во весь свой немалый рост. Так она выглядит еще смешнее, едва достигая его плеча.

- Плюс, давай говорить на чистоту, - он склоняется к распростертому трупу. Любуется острым, точным разрезом на горле. - Это, - он указывает когтем на рану. - Будет очень трудно объяснить соскочившим скальпелем. Здесь ведь хорошо виден именно разрез, сделанный под определенным углом. Конечно, ты можешь сказать, что хотела таки образом спасти этого человека от мучительной смерти в огне но... Мне неприятно это говорить, - врет. - Но вряд ли тебе кто-то поверит. При условии, что случиться чудо и ты выйдешь отсюда живой. - В один шаг преодолевает расстояние и чуть тише напоминает:
- Этот выбор - только твой. - И разворачивается спиной, с неподдельным интересом рассматривая тележку с медикаментами. Антибиотики, наркотики, сыворотки - к чему переводить добро?

+1

7

Ей хотелось рассмеяться. Вскинуться, сбросить с себя неподъемные оковы смирения и прямо в лицо этому существу высказать все, что она думает о таких вот. Хозяевах мира, что глядят на тебя сверху вниз, позволяя себе снисходительно навязывать тебе свою точку зрения.
Ей хотелось сказать, что все равно. Что она сама решила свести счеты с жизнью, отдавала себе отчет, когда резала чужие сосуды и не надеялась выйти отсюда живой. И не ее проблема, что одному наглому гуманоидному пришельцу вздумалось ворваться в ее – ее! – миг освобождения со своим сомнительным предложением. И осмелиться требовать за это жизнь. Трижды ха!
Но вместо этого Персефона неловко склоняется вперед, опираясь на обожженные руки и медленно встает. Чуть не падает снова – ноги почти не держат, а от попытки схватиться за край стола израненными руками едва не кричит от боли.
- Знаешь, - слова тоже тяжелые, Сеф с трудом протолкнула их через глотку, - тебе наверное говорили…
Боже, как она устала.
- … что ты много болтаешь? – попытка улыбнуться обернулась жутковатой кровавой ухмылкой, - достаточно было просто сказать, что тебе нужна моя душа… или что ты там хочешь забрать.
Душу, тело… какая разница? Ей не нужно, почему бы не подарить другому? Может этот парень сможет распорядиться ею лучше, чем сама Персефона? Сказки о драконах звучали красиво, как и истории о выборе и новой жизни.
Была ли она той самой Алисой, которой подарили шанс?
Сеф не верила в это.
И все же потянулась вперед, по-прежнему опираясь на операционный стол, чтобы не упасть, и протянула к мужчине руку, словно для рукопожатия.
- Нужна жизнь? Забирай. Где подписать? Только давай побыстрее, а то я… - она пошатнулась.

+2

8

Почему они всегда думают про свои души? Что с ней делать-то? Тессае однажды видел одного коллекционера, который их собирал. Хранил чужие души в стеклянных баночках, точно биологи хранят заспиртованных зверей. Толку от этого нет, но выглядит экзотично.

Тессае закатывает глаза. Мысленно.

На его лице все то же вселенское спокойствие и легкая, абсолютно ничего не значащая, улыбка.

- Мне не нужна твоя душа. И твое тело. Особенно по отдельности. - Тесса не в силах промолчать, но он не отвлекается от потрошения тележки с лекарствами. Жалеет об отсутствии сумки. Поднимается с колен, срывает операционную рубашку с трупа.

Сворачивает в импровизированный сверток. Знает - объяснение ни к чему. Но надо.

Хвост сворачивается кольцами, медленно, гипнотически. И так же разворачивается обратно. Дар косится на женщину через плечо.

Ухмыляется.

- Мне нужна вся ты. Даже не мне, а ей. Подумай сама, зачем миру живой труп? Нужна свежая кровь. Свежий... подход, если ты так хочешь, - пожимает плечами. Поднимается и смотрит на нее. Его совсем не трогает состояние женщины, ему на него абсолютно все равно. В сознании и ладно.

- Хорошо, - кивает. Улыбается так, что становятся видны нечеловечески длинные клыки. - Обратись в Орден Белых Дорог. Или в Стражу. Не будь как те идиоты, которые умирают, так и не познав куда попали. - Подходит близко. Смотрит на Персефону сверху вниз. Опускает на ее голову тяжелую ладонь. - Пусть будет так, как ты хочешь. - Тихо, почти шипя, произносит фейри.

Вспыхивает огонь. Срабатывает пожарная сигнализация, распрыскивая струйки воды из потолка. Но они слишком слабы чтобы потушить огонь, перекинувшийся на электронику операционной.

В комнате больше нет живых.

Живым место в Сказке.

+2

9

Год Русалкиной Колыбельной. Ноябрь.

Кто придумал это дурацкое название? Сказка. Простое слово, от первой до последней буквы переполненное волшебством и в сотой части не передавало смысла того дурдома, в котором Персефона просыпалась теперь каждое утро.
Нет, волшебства тут хватало, пусть сверкающих, как рубин на солнце драконов Сеф увидать пока так и не пришлось, зато кактусы с ней исправно разговаривали. Их, и бесконечной шеренги пострадавших за дверьми кабинета женщине с лихвой хватало, чтобы иногда со смехом приговаривать: работа лечит.
И время. По крайней мере, теперь, торча по утрам на подоконнике с чашкой кофе, она с уверенностью могла сказать: побег удался. Пусть его детали отчего-то слегка потерлись, словно сознание пыталось оградить Сеф от неприятных воспоминаний.
Интересным бонусом ко всему оказались… способности к экспериментам. И Персефона с удовольствием исследовала новое, доступное ей, то и дело пробуя раздвигать рамки дозволенного.
Вот. Доигралась.
- Ого! А у Персефоны встал! - радостно и громко, прямо на весь коридор, заявляет просунувшаяся в морг медсестра в коротеньком халатике. Сессил с короткой темной стрижкой была чуточку помладше и не на шутку активнее робкой Персефоны. Она много болтала, по делу и без дела. Обсуждала все и всех и почему-то сразу записала рыжую коллегу в свои подружки. Даром что у нее всегда рядом с ней ногти ломались, но это все фигня!
- Сеф а я не знала что ты - некромант! - она причмокивает губами и вытаскивает леденец изо рта. Указывает конфеткой на принявшего неправильное положение труп.
Персефона в ответ бросается к ней и спешно затыкает ладонью не в меру болтливый рот девушки.
- Тише, тише, дура! – в голосе паника, а руки сами втаскивают за собой свидетельницу ее преступления и захлопывают дверь. Персефоне страшно, потому  что мертвец в самом деле пытается спустить ноги с края стола и жутко ухмыляется рваным ртом, словно глядя мертвыми глазами прямо на докторшу.
- Я… я не знаю, как так вышло, я… - она в самом деле не понимала, как простая шаловливая мысль помочь обратилась тем, что сейчас силилось подойти ближе к обмирающей от страха создательнице.
О, Воля, она создала ходячий труп! Труп! И он…
- Оно живое! – картинно возопила Сессил, воздевая руки к нему и, не удержав лицо, громко и зловеще расхохоталась, повергнув Сеф в еще больший ужас.
- Не бойся ты. Ну подняла разок, бывает… это конечно не разрешается, но… не бойся! Воля, Персефона, хватит так на него смотреть! – но сама на всякий случай отступила в сторону с пути уже принявшего вертикальное положение мертвеца. Просто так. На всякий случай.
- Что делать… что делать… - Сеф металась от стены к стене, обеими руками вцепившись в волосы. Сейчас она больше напоминала безумного профессора, нежели собранного доктора на рабочем месте.
Ее работа пускала слюну и медленно раскачивалась, подаваясь вслед за женщиной.
- Это же преступление! Сессил, я же человека подняла, я же… я же… он же мертвый! – резко остановившись, она ткнула пальцем в подбирающийся к ней ходячий труп, и тут же отпрыгнула в сторону, совсем неприлично взвизгнув, когда тот попытался ухватить рыжеволосую за палец.
- Ну, по преступлениям – это к Страже. – Сессил присела на край стола, на котором недавно возлежал усопший, рассматривая свои ногти. Судя по всему, зомбаря она не интересовала, а потому сама успела немного успокоиться, наблюдая со стороны как коллега старательно избегает свою возродительницу.
- Хочешь, адресок тебе дам? Хороший дознаватель, он поможет… ну или арестует тебя, если сочтет этот случай нуждающимся в наказании. – Сессил вдруг фыркнула, глуша смех прижатым ко рту кулаком, - он обожает такие задачки.
***
Легко сказать «дам адресок», да шагая по улице, преследуемая шатающимся, наспех прикрытым медицинской формой метвецом, Персефона откровенно не могла подавить ощущения, что в данном случае она – героиня дешевенького фильма ужасов. Вроде и угроза за ней идет, и люди в стороны шарахаются, благо, Сессил подсказала маршрут такими дикими улочками, что зевак по пути хоть попадалось немного.
И надо было своими руками себе приговор подписать! И вбитая с детства благовоспитанность не давала Сеф быстро свернуть удочки и мотать из Валдена, пока новоявленного некроманта не раскрыл еще кто, так добросовестно тащилась сдаваться.
Дура.
«Вот надо было тебе вообще к нему подходить?» Взбираясь на крыльцо по указанному адресу, Сеф оглянулась через плечо, убеждаясь, что мертвяк никуда не исчез и по-прежнему ковыляет метрах в пяти-семи от нее, и решительно застучала в неприметную дверь.
Сдаваться так сдаваться.

Отредактировано Персефона (2019-11-11 18:33:55)

+2

10

- Умная мысль возникнет только у того, у кого есть ум. - Заявляет камень-пирамида на столе. Тессае стоит к нему спиной, с упоением помешивая кофе в турке.

- Если ты умнее других, стоит ли об этом кричать? - отвечает, не поворачиваясь и не отрываясь от плиты. Кофе испортить трудно, но у некоторых получается. Конечно же не у Тессае.
Камень задумывается на долю секунды. Не аккуратно вырезанное лицо на одной из граней хмуриться, брови сходятся на каменной переносице.

- Нет смысла скрывать собственное превосходство!
- Раскрывать карты раньше времени может привести дело к плохому исходу. - Хмыкает стражник. Аромат становиться сильнее, крепче. Наполняет небольшую кухню. Дар довольно жмурится. У арабики не только вкус, но и запах хорош. В подметки не годится сказочному кофе.

Тессае не одобряет чужую контрабанду, но кто запретит господину дознавателю использовать блага чужих цивилизаций? Никто. Поэтому в кладовке лежит целый мешок отборных зерен, честно украденных из-под носа фермера. Жаль только сам фермер не решился заключить контракт - а ведь Тессае предлагал вполне себе выгодную сделку. Для обоих.
- Плохой исход не всегда плох, а хороший не всегда хорош. - Камень явно не собирается сдаваться в словесной перепалке. А кофе тем временем почти готов. Осталось только специй добавить.
- Лучше иметь друга чем иметь друг друга! - на этот раз без очереди вставляет каменный философ. Дар смотрит через плечо на артефакт как на идиота.

- Не каждый ледяной дракон - Ледяной. Но каждый Ледяной - ледяной дракон? Какого?... - Стук в дверь нарушает возникшую гармонию. - Пол седьмого утра. - Раздраженно шипит себе под нос. На улице холодно и снежно - кому не спиться рано утром? В такую погоду даже ему самому не хочется из натопленного дома выходить, хорошо что выходной.
Впрочем выходной не мешал взять часть отчетов домой.

- Гости?! - Камень едва ли не подпрыгивает на месте. Тессае закатывает глаза и тяжело вздыхает. Тушит огонь, оставляя турку на плите.
- Один ноль, дед.

Кто посмел встать между ним и его кофе?

За дверью смутно знакомая рыжая девица. Дар окидывает ее ничего не выражающем взглядом, быстро вспоминая кто она такая.
- Здравствуй, Персефона. - Говорит, подавляя легкое раздражение. Он не любит, когда приведенные люди инициируют встречи. Предпочитает сам выбирать, с кем поддерживать контакт, а с кем нет. - Не стой как вкопанная, мне холодно. Заходи, раз пришла.

+2

11

Она ни на что особо не надеялась, топчась на месте перед закрытой дверью. Кто знал, вдруг этого «друга» нет дома? Вдруг он просто решит не открывать дверь? Вдруг Сессил просто подшутила над перепуганной коллегой и послала ее по первому пришедшему в голову адресу?
Беспокойство заставляло ее нервно переминаться с ноги на ногу. Плевать на холод, но счастливо мычащий мертвец уже добрался до ворот, а дверь все не открывалась. Что будет, если он доберется до Сеф на крыльце? Кинется? Попытается поужинать ее… мозгами? Или вцепится в ногу и придется тащить его на себе до дома?
Но Воля, видимо, сегодня ей благоволила, потому что в тот момент, когда Персефона собралась паниковать, дверь вдруг распахнулась и на пороге встал… эээ… хозяин дома? Кто-то смутно знакомый, чей образ подернулся мутью на закорках сознания, кто заставил женщину немного оторопеть, рассматривая необычного цвета глаза, и…
- Так это ты…
Сзади ликующе замычали, и на плечо доктора опустилась покрытая трупными пятнами рука. И это стало последней каплей самообладания для вдоволь наевшейся сегодня сюрпризов Сеф.
Непристойно завизжав, она сиганула вперед, поджимая ноги… прямо на шею пока безымянного незнакомца.
- Убери его, убери! – завопила она, по-обезьяньи перелезая за спину фейри, пока обижено пускающий слюни восставший старался перебросить едва слушающиеся ноги через порог и повторить трюк Персефоны, протягивая руки к новому лицу.
Картина может и выглядела комично, и будь у женщины хоть какой-то опыт в овладении некстати проснувшейся у нее способностью, она бы и оценила весь юмор происходящего, а заодно и выражение лица внезапно вырванного из утренней рутины фейри, но труп был для нее первым, а потому явно не обрадованный ее появлением кандидат в спасители… или каратели за столь вопиющее надругательство над чужой смертью, казался не столько пугающим.
Мертвяк все же справился с невысоким порожком, и теперь неловко пытался обойти стоящего в дверях мужчину, чтобы добраться до сжавшейся за его спиной Сеф.

+1

12

Тессае изгибает бровь; в его случае это выражает практически высшую степень удивления.
- Пока я. Но если ты так и будешь здесь торчать, я обрасту мехом стану йети. - Вполне серьезно говорит фейри, с легким интересом рассматривая женщину. Не каждый день (к счастью) приходят контракторы. Еще и с таким провожатым. Труп абсолютно не интересен Тессае - мало ли он зомби видел. Персефона в целом тоже, но раз уж она пришла... не гнать же. Раздражение сменяется легким любопытством к ее персоне.

В голове не возникла мысль что-то сказать ей, когда живой труп подполз еще ближе - откуда было знать Эдару, какая магия и когда именно соизволила открыться у очередной его жертвы.
- Что?... - он не успевает даже закончить слово, когда Сеф кидается на него. Фейри удивленно моргает, затормаживая ровно на секунду. Вес Персефоны слишком мал, чтобы на самом деле стать для Эдара чем-то ощутимым. Но против инстинктов не попрешь, и стражник по инерции делает шаг назад. И коготь попадает в трещину в паркете.

Пальцу больно. Боль острая, противная, но самое неприятное - внезапное. Заставляет покачнуться и сделать еще шаг, пытаясь выдернуть лапу из пола. Мощный хвост взметнулся, едва не снеся саму Персефону и стоящую рядом вешалку.
В голову приходят разная нецензурщина, но вместо слов он все шипит. Злобно и громко. Чертов паркет, ведь говорила Боянка заменить. А он, дурак такой, сэкономил.

Тессае вцепляется когтями в косяк двери, с неудовольствием отмечая тихий хруст дерева. Но наконец выравнивается, переводя диковатый взгляд с зомби на сжавшеюся за спиной Персефону.

- Сиськи Мистрэ! Ты, - освободив когти, он ткнул указательным пальцем в грудь пускающего слюни зомби. - Ты. Ждешь. Тут. - Для наглядности он указывает на каждом слове кого именно он имеет ввиду и где именно надо ждать. Добившись утвердительного "ыыыыыы" он захлопывает дверь прямо перед лицом грустного мертвяка и наконец переводит взгляд на женщину. Тяжело вздыхает, убирая с лица волосы и складывая руки на груди смотрит на нее.

Молча.

+2

13

Казалось бы, вот она – дверь, что разделяет ее и вставшего на пороге мертвеца, и следует успокоиться, но от увиденного Сеф только больше затрясло. Она забилась в угол, теребя трясущимися руками кончики растрепанных волос и с ужасом глядя на фейри поверх покосившихся на носу очков.
- Контактный, он контактный! – казалось бы, вот тебе, управляемый зомби, даже мужчину послушался, сторожевым псом оставшись где приказали, да только открытие это повергал ее в куда больший ужас, нежели подъем бездушной безмозглой оболочки.
Премудрый Хип, да ведь она насильно подняла усопшего! Как же он сейчас зол наверное!
И сразу все встало на свои места. Вся суть опрометчиво совершенного Персефоной преступления. Она нарушила права личности! Пусть мертвой, но личности! Потревожила, подняла, заставила тащиться в промозглый холод за собой… сон вечный в конце концов разрушила!
Что же она наделала?!
- Я… - голос внезапно сел, придав ей еще больше сходства с обезумевшим ученым, - Сессил к тебе направила… сказала, ты точно знаешь что делать…
Стресс и холод наконец-то сделали свое дело – Персефону начало мелко потряхивать, -  Я только хотела узнать, от чего он умер, а он встал! Встал! Что я только не перепробовала, он шатается за мной по пятам! О, Тессае, я без разрешения оживила человека! Это наказуемо? Он подаст на меня в суд? Я попаду в тюрьму?
Забавно, как легко память подбросила ей имя, которое Сеф и не знала.

+1

14

Ну конечно. Поднять труп - это преступление. А прийти спозаранку домой к неизвестно кому - это нормально. Ох уж эти женщины. Особенно паникующие. Тессае не меняется в лице, смиряя новоиспеченного некроманта задумчивым взглядом.

Ему смешно.
"За что ты мне с утра пораньше?"


- КТО ТАМ?! -
доносится из кухни вопль говорящего камня. Тессае закатывает глаза, а рука так и тянется ко лбу. Сессил значит. Вот кого надо будет поблагодарить за веселое утро.
Сессил отличалась не только идиотским чувством юмора, но и мерзкой привычкой все обсуждать. Но самое раздражающее, на взгляд Дара, было не это. Сессил любила претворяться дурой. Хотя дурой она отнюдь не была. Но получалось у нее это очень хорошо.
Тессае ей не верил, но не весь Валден - Тессае.

Он все так же молча слушал Персефону, хотя его так и подрывало сказать куда он отправит горе-любовницу за такие шуточки. Но не говорит - доктор в текущем состоянии явно не оценит.

- Сначала успокойся.
- Говорит он, а сам рассматривает ногу. Коготь все-таки сломался, к его великому сожалению. Немного обидно и чуточку досадно. Он ждет пока в зеленых глазах не появится осмысленное выражение.

- Ты правда думаешь, что это существо, - кивает на дверь. - Может на кого-то подать в суд? Это зомби, Персефона. Поднятый наспех мертвяк. Он не сможет и два слова связать. Конечно, при определенной практики и при наличии соответствующего дара можно научиться поднимать вполне разумных мертвяков, но для этого надо хорошенько постараться. - Замолкает, ровно на несколько секунд.

- Ты хотела знать отчего он умер? Ты не видела, у него нигде не было плодов, примерно такого размера, - Тессае складывает большой и указательный палец кольцом. - Похожих на сливы, но засохших?... Перестань трястись, где это видели некромантов, которые своих творений боятся? О Воля, хватит. Он там, а ты здесь. Между вами стены и дверь. Поверь мне, эту дверь один мертвяк не вынесет, даже если он окажется самым упорным зомби из всех зомби… Ладно. Пойдем, я налью тебе кофе. - сюсюканья и сопли он на дух не переносит, но один раз он готов закрыть на это глаза и потерпеть.

Но только один.

Отредактировано Тессае Эдар (2019-11-25 21:36:24)

+2

15

Каждый лектор хоть раз, да упоминал в ходе своей практики простой, но оттого не менее интригующий факт. О том, что человеческий мозг на сегодняшний день до сих пор считается одной из самых малоизученных вещей в мире. Он проделывает с нами удивительные вещи, а мы даже не всегда понимаем, как это работает.
Сеф не обманывалась иллюзиями о жизни с чистого листа. В Сказку она пришла уже грязной. Сломанной куклой с севшими батарейками ,и никакая перемена обстановки не могла бы вытравить с ее костей намертво въевшуюся ржавчину. Но все решил ее собственный мозг, мутным пологом прикрыв травмирующие воспоминания, подтерев круговорот лиц перед глазами и щедро разбавив их новыми, яркими деталями, отвлекая внимание на новый, еще неизведанный мир.
Вместе с болью было стерто и это лицо, с его желтыми глазами и сжатыми в тонкую нитку губами. Лицо, но не голос. Монотонный, ровный, сейчас он слово за словом вбивал в голову Персефоны давно истлевшие образы.
Обрывки. Языков пламени, крови на пальцах и нелепого картонного стаканчика кофе… То, чего она не должна была знать или запомнить.
Тессае. Хвостатая нудная задница! И это вот ее спаситель?!
Но вместо ожидаемо всколыхнувшегося в глубине души желания набить эту невыразительную физиономию, Персефона неуклюже выползает из облюбованного угла и выпрямляется, приглаживая встрепанную шевелюру.
- Кофе, да? – а как там было в прошлый раз? «Не будь как те идиоты, которые умирают, так и не познав куда попали»? Да он выбросил ее в поле! Ей едва ползадницы не откусили, пока она неслась в сторону Валдена, поминая негодяя последними словами! А сейчас «кофе»?!
Впрочем, с кухни в самом деле доносился просто божественный аромат, и Сеф не видела причин отказываться от предложенного. Сейчас она в сравнительной безопасности, а потрясений за день ей уже хватило.
- Я ничего еще не видела. Ты же видишь, он целый. Если он и нажрался твоих этих… плодов, вскрыть я его не успела. Схватил меня за руку, как только я с ним заговорила. – на кухню соваться ей было отчего-то неловко. Вообще находиться в этом доме, в этой компании было неловко, а потому она так и застыла на пороге, переминаясь с ноги на ногу и то и дело поглядывая на дверь.
- Не недооценивай мертвых. Он раз он понял то, что ты ему сказал, значит он способен к общению, а потому, вероятно, может не только принимать приказы, но и отражать собственные мысли. И… слушай, а он не может сейчас пойти бросаться на людей?!

+1

16

- Ты хотела выяснить, как он умер. Но ты его даже не вскрыла. - Дотошно замечает Дар. - Как же ты тогда собиралась это узнать? Персефона-Персефона. Тебе, судя по всему, просто очень повезло. Хотя это как взглянуть. – Усмехается. - Видимо этот парень при жизни был уж очень отзывчивым человеком... не архонтом ли? Или сновидцем?... - Фейри задумчиво трет переносицу. - Вот и получилось, что его характер наложился на твою магию и мертвяк восстал. - По чересчур живеньком для зомби цвете лица и в странном цвете слюней Тессае мог предположить как минимум три причины что с ним могло случится. Но рассказывать ли об этом Персефоне или нет он не смог решить.

- С тебя снег падает. Снимай шубу и заходи. Обещаю я не буду есть твои кишки. - Дар манит ее рукой, направляясь на запах кофе. Прямая спина и четкий шаг; но никакого напряжения не ощущалось. Кажется, это просто была часть его природы. Для него это естественно, как дышать.

Он не ждет ее, даже не смотрит пошла ли она за ним. Тессае уверен, стоять среди коридора в преступной близости к зомби она не захочет.

- Ого! Уж не решило ли яйцо учить дракона дышать огнем?

- А чье яйцо? - тут же влез камень. Тессае сделал вид что никого не услышал, это просто ветер за окном поднялся.
- А раньше кто был? - не унималась пирамида, игнорируя мрачные взгляды Дара. - Яйцо или дракон?
- Воля. Сначала была Воля. А потом все остальные. – Упертый каменный дед вновь оказывается в опасной близости к Валденской Свалке. Тессае слегка дергает кончиком хвоста. – Не обращай на него внимания. - бросает Персефоне, доставая из навесного шкафа кружку. – Садись, - сам опускается напротив, по привычке развернув стул спинкой вперед. Задумчиво обвивает хвостом ножку.

- Отвечаю на твой вопрос, - Тессае мешает сахар в своей чашке. – Не бросится. Я дал ему четкие указания, что и где ему делать. Запомни, когда имеешь дело с мертвяками такого плана, самое главное – не давать им место интерпретировать твои слова. Все должно быть как можно четче, без всяких вариаций… а самое главное – ничего двусмысленного.

0


Вы здесь » Dark Tale » Личные главы » [16.07 МЛ] Проводников не забывают