В самом деле, полная чувств, хорошего вина и любви ночь сменилась довольно прохладным утром, когда фея в свойственной ей изощренной манере показала весь свой арсенал двусмысленных и недвусмысленных намеков, явно или скрыто указывающих на дверь.
(c) Джеймс Блекмор

Сарцелл, ощущая себя ведьмаком в душе, ненавидел чертовы порталы.
(c) Сарцелл

Людям, которые любят бурчать на все и ненавидеть все, в компании Чижа приходилось всегда сложновато. Он составлял их противоположность, любя или хотя бы нейтрально относясь ко всему миру, даже к очевидно плохим его проявлениям. Во всем он видел свою прелесть, не останавливаясь на одном ярлыке и стараясь разобраться получше. Ведь даже самый отъявленный маньяк может быть хорошим человеком.
(c) Чиж

Представленная бумага была подделкой, естественно, но подделкой весьма качественной — в ней чёрным по белому было указано, что дракон, терроризирующий ныне деревеньку, был законной собственностью его, честного торговца гильдии, Имре Фаркаша.
(c) Имре

Как можно было им, исчадьям Геенны, доверить хоть что-то?! Но нет, Сказка, видимо, будучи сама женщиной, испытывала солидарность к товаркам – и вот, по его душу пришла очередная дочь бездны.
(c) Лойко

Это был прекрасный, изумительный день. Начался он с того, что Константин свою любимую, дорогу и родную женщину всем своим добрым сердцем хотел придушить.
(c) Константин

Больничный запах увивался за ним, словно пёс, разнося характерный аромат лекарственных настоек пустыми коридорами Башни.
(c) Артур Райнер

Ну конечно, это так по-фэйрийски, так по сказочному - "Твое дело - помогать нам, а свои оставь на сказочное потом, пока тебе не вставят новые палки в колеса".
(c) Фална Моргана

Он все летел. Упорно рвался вверх, или стремительно несся вниз, потеряв всякие ориентиры, Самаэль уже не знал. А может он и не летел вовсе – падал, на самом деле он затруднялся сказать.
(c) Самаэль

В его мире, во все времена, гадалки являлись чуть ли не синоним мошенничества - ведь нет способа более эффективного, элегантного и безопасного, чем обобрать человека, который сам на это согласился.
(c) Девил-Джо

Интересно, а подпадают ли сказочные вампиры под понятие "нежить"? Чтоб нет-нет да и сказать Джо так лениво — "Изыди!", и тот, захлопав перепончатыми крыльями, с воплями уносится в адские кущи...
(c) Артано

Крапинка ответственно понюхал буклетик. И так же ответственно отложил в сторонку, больше интересуясь своим новым снаряжением. В конце концов настоящим героям не нужны никакие инструкции, тем более если эти инструкции такие непонятные.
(c) Крапинка

Это Сказка – ему нужно привыкать к такому. Сегодня говорящий кот, а завтра прямоходящая акула. В конце концов, маленького дракона он уже повстречал.
(c) Нуар

Порядочный дракон свои долги всегда платит (ещё, правда, в долг не даёт и воров предпочитает есть, но это уже другая сторона вопроса).
(c) Форте

Назад дороги больше не было. Он сбежал от себя в Сказку. Теперь будет бежать от себя к Смерти. Дальше бежать некуда.
(c) Артано

Так, у тебя восемнадцать бойцов. Выдели мне четверых, кто имеет хоть какой-то опыт боевых действий. Которые не побегут при виде волка и не спутают рожу чудовища с моей.
(c) Гиль-Камиль-Каар

"Блядь, бесконечные бабы, бабы бесконечные, я что, все-таки в аду?" - подумал Лойко.
(c) Лойко

Поэтому он решил заявиться к звездочету в гости, - нет, не так как он обычно "ходил в гости", - а вполне официально и миролюбиво. Через дверь.
(c) Каминари

Кому вообще понадобились чугунные деньги? Для чего их использовать? Покрыть пол по новомодному дизайнерскому веянию? Или вскоре чугун подскочит в цене и станет дороже золота?
(c) Ариадна

Скриб чуть присел и закинул женщину себе на плечо, точно та была мешком с пожитками. Ну а что, она рассчитывала, что её понесут на руках как невесту под венец?
(c) Скриб

Ну да, точно. Он точно был в аду, потому что в аду без рыжих мужчин не обойтись, а тут их было сразу двое.
(c) Лойко

путеводитель сюжет нужные гостевая правила о мире роли магия расы внешности
❖ В Предместье неспокойно. Монстры — разумные и не слишком — недобро поглядывают на местных, принадлежащих к другим расам. Поговаривают о нескольких случаях нападения. Въезд в Предместье временно запрещён Гильдией Стражей.
❖ Творцы подали спорное прошение о постройке на месте Валденского рынка загадочного сооружения. Сами авторы спорного проекта не уточняют его целей и таинственно отмалчиваются. Сооружение сложной формы из бумаги высотой с пятиэтажный дом может быть возведено в Валдене к следующему году.
❖ На фермах выросли потрясающих размеров сливы — к несчастью, произошло это прямо на границе между грядкой господина Ръо и госпожи Хопли-Допли. Споры не стихают уже вторую неделю. (подробнее...)
Август года Лютых Лун
❖ На смену двум лунам пришли два солнца.
❖ В Предместьях видели тень Зверя и слышали шепот Яги. Теперь все знают – они здесь, они вернулись. Некий Большой Бен из Валдена утверждает, будто видел как однажды ночью в здание гильдии Стражей заходила женщина с белыми волосами в окружении самых страшных зверей, которых он когда-либо видел.
❖ Во время дождей многие начали слышать таинственный шепот. По миру то тут, то там ползают сгустки тумана, словно они живые. Гильдия Ученых настоятельно рекомендует воздержаться от прогулок в такую погоду и стараться держаться подальше от скоплений туманов.

Dark Tale

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Dark Tale » Архив эпизодов » [22.11 ПО] Until kingdom come remember me


[22.11 ПО] Until kingdom come remember me

Сообщений 1 страница 10 из 10

1

UNTIL KINGDOM COME REMEMBER ME

22 ноября года Пепельных Оков

Пекарня «Сады Авалон»

Тессае Эдар, Боянка

https://sun9-42.userapi.com/c850736/v850736805/1ea051/-a2lLJnLgk4.jpg

ПРЕДИСЛОВИЕ

Раньше, только перебравшись из Предместья в Валден Боянка не знала хлопот и забот. Жила да горя не знала. Покуда само горе не постучалось в двери, обернувшись долгой и запутанной историей, ставшей первой из множества в стенах пока ещё неприметной пекарни. Чем же эта авантюра закончится для Тессае? Знал бы раньше, ни за что носа в сие заведение не сунул.

Свобода Воли: нет.

Отредактировано Боянка (2019-10-24 20:31:46)

+1

2

Пожалуй кроме комаров, пытавшихся укусить его за хвост, больше всего на свете Тессае раздражали люди-вне-Сказки. В Сказке тоже — но здесь люди в большинстве своем были достаточно адекватные, мало обращая внимания на есть ли у тебя хвост или нет.

А там что? На скромное предложение заключить контракт, потенциальная еда выпадала в осадок и начинала хвататься за грудь и причитать. И это вместо радости и согласия на вечное счастье и полное избавление от хлопот!

Один полумертвый от наркотиков дяденька вдруг начал хвататься за вилы. Дяденька был огромен; Тессае доставал ему едва ли до груди, а чтобы обхватить его, потребовалось бы как минимум три Тесса. Фейри еле успел унести ноги — дяденька оказался на редкость прытким для человека на смертном одре.

Он мог заставить человека поверить во что угодно. Увидеть, сделать, поверить — все было доступно юному фейри. Но не мог заставить подписать чертов контракт. Такой договор попросту не будет принят Сказкой, а значит все старания и страдания Эдара пойдут коту под хвост. Вместе с его жизнью, если дела будут идти в том же темпе...

Почему его выкидывает все время в одно и то же место? Может кто-то его проклял, а он и не заметил?

За что его можно было проклясть Тессае не знал. Он вел себя вполне корректно с теми, кто мог представлять хоть какую-то опасность, трезво оценивая свои не столь впечатляющие силы. Это люди в тех мирах легко ломались под его острыми когтями: с себе подобными такое не прокатит. Еще повезет если хвост унесет, а то так и в Чертоги отправится недолго.

Люди легко ломались под его острыми когтями. Некоторым достаточно было просто приказать: и все, был человек — нет человека. Эдар не испытывал по этому поводу абсолютно никаких угрызений совести.

Неосторожный шаг и лапу опять сводит. Он замирает, злясь и шипя себе под нос. Раздраженно, зло. Опускает взгляд и видит залитые темной кровью пальцы. Больно, обидно, но кости у него крепкие. Целые.

Был бы человеком — остался б без ноги.

Тессае мрачно вздыхает, морщась. С такой ногой от разъяренного пельменя не убежишь, но куда еще идти? Не обработанная рана соберет всю заразу в округе; солнце, висящее где-то на западном горизонте обещало диких монстров, которые совсем скоро вылезут из своих нор. Вряд ли они откажутся от такого лакомого кусочка.

Новоприбывшим людям помогает Орден Белых Дорог. Недавно созданным фейри не помогает никто.

Булка — жуткая, неадекватная, ломавшая всяческую логику своим поведением, - показалась Тессае выбором гораздо более благоразумным, чем возможные монстры. Поэтому украдкой набрав побольше воздуха в легких, он поскреб когтями дверь пекарни:

- Боянка, открой мне! - даже здесь он слышал запах какой-то пищи. Запах был божественный, но при мысли о новом "Кушай-кушай, а то ты какой-то худенький и бледненький!" ему стало тошно. Кажется он даже побледнел, сделавшись голубовато-сероватым.

А может это начиналась лихорадка.

+3

3

Боянка не боится одиночества. Шутка иль нет, но чужое сердцебиение ближе чем в пяти метрах раздражает: бредит перчёное жгучее нутро, зуд в дёснах и острую боль в желудке. Боянка – бездонная чернота, готовая заглотить полмира одним укусом. Скрыть в себе. Запереть. Скрыть.

Боянка не боится одиночества. Боянка боится голода.

Даже сейчас, стоя над закипающем казанком, пахнущим одуряюще великолепно, ужас охватывал от кончиков пальцев до корней волос. В уголке рта блестит слюна. Боянка хочет есть. И вовсе не содержимое котелка вызывает желание раскрыть рот, обнажить крепкие зубы.

Слишком долго жила по принципу «убей или будешь убить». Точно она тварь какая безмозглая.
Голод пугает, но злит не меньше. Быть в дураках Боянке не нравилось ничуть не меньше, чем подгибающиеся от единственной шальной мысль о голодном безумстве колени. Боянка может гордится своим самоконтролем, потому как ещё ни разу не покусилась на людей.

Хрупкие, вспыльчивые людишки. У Боянки нет когтей и клыков: она мила и улыбчива, почти дружелюбна и подчёркнуто вежлива. Лукава, как пресловутые демоны из «священных» писаний жалких мешков с костями. Грешная дщерь.

Боянке всё равно. Кости под рукой хрустят одинаково что у грешников, что у праведников. Людям так нравится проводить черту там, где она никогда не была нужна. Из страха. Из чаяний. Из надежды. И тысячи заблуждений.

В Сказке, конечно, иначе. Наверно. Боянка никогда не искала отличий, занимаясь собой, своими делами и редкими вспышками интересов. Чаще быстро проходящих, реже – трогающих до глубины души. Или сердца. Что там чувствует лучше?

Боянка пробует блюдо на специи, довольно жмурясь. Тёплый вечер обещает начаться и закончиться хорошо: вкусная горячая еда, после травяная настойка с десертом и можно спать. Тишина и покой, никаких забот.

Ночью к пекарне никакая тварь не сунется. Если жизнь дорога. Боянка с топором разве что постель не делила, предпочитая отдавать верному товарищу место у изголовья. Так и хват точнее, и вероятность отсечь от себя не лишний кусок выше.

- А-а-а-ах, хорошо как, - щурится счастливо-счастливо. Пряный картофель тает на языке. Это ли не счастье любительницы набить брюхо? В следующий раз оказаться бы в местечке, где делают хорошее вино.

Скрежет по двери отвлекает, отзывается глухим раздражением и недовольством. Боянка убирает ложку на подставку, отвлекаясь от ставших привычными размышлений о ленивой бытности фэйри: иногда подобное знатно успокаивало. Но не сейчас.

Боянка рада гостям: они не редко оставляют в пекарне свои деньги. Но пекарня закрыта, никто о визите не предупреждал, а воры в двери не стучат. Голос незваного гостя кажется знакомым, но пелена гнева мешает здраво мыслить.

- Что Вам надо? Пекарня закрыта, да и вход с другой стороны! – Боянка распахивает дверь, стараясь всё же не зашибить неизвестного раньше времени. В любом случае, жди по ту сторону плотоядная тварь, то давно уже бросилась вперёд.  – Ох, Тессае? Какими судьбами? Ты плохо выглядишь…

Боянка внимательна. Иногда даже чрезмерно. Хмурится грозно и цыкает, хватая совсем ещё юнца за руку и втягивает в коридор. Не зря показала чёрный ход, хоть фэйри и упрямился всеми пятью конечностями. Особенно хвостом.

Обещался же не приходиться, дурной мальчишка.
Раздражает приходится проглотить: запихнуть куда подальше, чтобы замолкло, заглохло, притупилось, исчезло. Нельзя пугать юного фейри ещё больше. Это было бы… мерзко. Боянка учится жить по-другому. Не законами помешанным на собственном брюхе чудищ.

Это сложно.

Но выполнимо.

Боянка почти насильно усаживает гостя за стол, замечая тёмные следы на полу и одежде Тессае. Тащить раненого – не самая лучшая идея.

- Извини, не заметила сразу. Как ты умудрился? Помочь обработать? – Боянка отходит, доставая вторую тарелку и разливает по ним мясное рагу. Благо, привычка готовить много никуда не делась. Сыплет вопросами, не давая и слово вставить. Опускает миску перед Тессае вместе с ложкой. – Ешь, ешь, силы тебе сейчас нужны. Возражения не принимаются. Ну, так что, обрабатывать будет.

Ничего, Боянка поест чуть позже. Холодная пища несколько подпортит вечер, но компания только радует.

Может, Боянка и не боится одиночества, отмахиваясь неутолимым голодом. Тессае же не вызывает желания пустить в ход зубы. С первой встречи превратившись из добычи в товарища.

Боянка знает, что принятые решения и поступки не поддаются здравому смыслу, но… разве это важно? Боянке плевать.
[nick]Боянка[/nick][icon]https://sun9-71.userapi.com/c856136/v856136448/15b102/rLmA4sIf9n8.jpg[/icon][status] The Lost One's Weeping[/status]

Отредактировано Боянка (2019-11-12 00:53:17)

+3

4

Вспышку чужого гнева он чует очень остро. В мозг врезается инстинктивная мысль развернуться и бежать, пока это не набросилось на него. Не сделало из него лепешку или начинку для своего очередного пирожка. Заставить себя остаться стоять, когда дверь открылась оказалось очень сложно.

Но Тессае устоял, завороженно следя как на фоне освещенного помещения появляется знакомая фигура. Только кончик хвоста нервно подрагивал.

В него не прилетел топор. Можно ли было считать это хорошим знаком? Тессае не знал. Тессае встречается взглядом с Боянкой и ничего не может ей сказать. Знает: не важны его слова. Она проигнорирует любые доводы, пропустит мимо ушей любые объяснения. Дару не хочется даже пытаться.

Ему хочется горячую воду и чистую постель. И каменные стены между ним и рыщущими в ночи тварями. А может даже две.

- Я плохо себя чувствую. - Буднично соглашается он и плечами пожимает. Сочувствие ему не нужно, оно его раздражает. Как раздражают излишние эмоции, большую часть которых фейри не понимает.

Он кое-как дохрамывает до ближайшего стула, с нескрываемым наслаждением плюхаясь на мягкую обивку. Закидывает голову на спинку, несколько секунд тупо рассматривая тяжелый бревенчатый потолок.

Когда перед ним плюхается тарелка с едой он замирает вновь. Отказываться от еды нельзя. Но разве будет Боянка рада, если после одной ложки его вывернет прямо в эту миску? Ему чудится напряжение в воздухе, но он знает — она его не тронет. Наверное.

Тессае очень хочется в это верить.

- На меня напал хамм, - Не слишком охотно поясняет он, осторожно отрывая лоскуты испорченной штанины от ноги. Больно и мерзко. А запах вызывает желание надеть противогаз. - И нет, не надо. Я могу сам, - Тесса искоса коситься на рагу и осторожно шевелит пальцами. - Мне нужна настойка хъюна, если у тебя есть. Если нет — сойдет что-то другое, что может это обеззаразить, хоть алкоголь. И шелковые нити с иголкой.

Для Тессае остается загадкой, как Боянка может думать о еде, если от него несет как от восставшего на валденской свалке зомби. Но он не спрашивает, опасаясь. Только озадаченно поднимает на женщину желтые глаза.

[icon]http://sd.uploads.ru/cr7TU.png[/icon]

+2

5

Боянка считает до десяти. Желание клацнуть зубами и выгнать мальчишку не кажется странным. Напротив, так и стоило поступить. Лицо Тессае кажется бледным, несмотря на обманчиво бодрую синеву кожи.

Сердце не дрогнуло. А руку повело.

Неловким движением отодвигает тарелку, накрывая пустой. Чтобы меньше пахло. И не нервировало. Фейри не понимала, как можно отказаться от угощения. Даже если ты на грани смерти. Однако не мешало разок засунуть здравый эгоизм в самый тёмный угол, позволяя проявиться редкой доброте.

Доброте ли? Сомнительно.

- Я не удивлена, что тебе плохо. Хаммы нынче ни перед чем не останавливаются, - Боянка им ломала лица. Била, не жалея сил. Элегантно и изящно, как подобает великолепному творцу. Пускай таковым являешься лишь в мечтах. – Подожди, где-то у меня была одна… Посетитель оставил.
Зарывается в шкафчики, хваля себя за жадность. Ту самую жадность, позволяющую принимать вместо звонких монет подозрительные и не очень флаконы.

Нужная склянка отыскалась на нижней полке, которую следовало отдраить. А лучше покрыть лаком. Всё же полностью обновить дом рук всё ещё не хватало. Боянка ощущала, как опускаются руки от количества работы. Молча закатывала рукава и убирала волосы.

Сейчас об этом можно не волноваться.

- Держи. Раз не хочешь, лезть не буду. Возможно, - Тессае Боянке нравился, что тут скрывать. Так что, раз начала вести себя как примерная жительница Валдена, изволь держаться до самого конца. И вовсе по Предместью фейри не скучала. Ничуть. – Хочешь вина? У меня осталось немного. Пока я схожу за нитками.

Стоявшая на подоконнике початая бутылка перекочевала на стол вместе с кружкой. Бокалов на личной кухне Боянка не держала принципиально. Всё равно пила в одиночестве. Как бы не пойти по кривой дорожке. Но… фейри подозревала, что чисто физически не может спиться. Ох уж эти шутки матушки Воли.

Нитки лежали в беспорядке в ящике комода с прочей, необходимой то тут, то там ерундой, в прихожей, чрез которую Боянка насильно протащила несчастного молоденького фейри. Какой ужас, какой ужас. Зовите Стражу, здесь пугают молодняк. Собственные малые года ничуть не смущали.

Всё равно ответственность за разок прикормленного фейри давала о себе знать. Мы же в ответе за тех, кого кормим?
Раздражение, нервозность, вызванные незваным гостем, никуда не делись. Так и скворчали на краю сознания, обещая бессонную ночь. Хоть без припадков бешенства. Спасибо самоконтролю. Тессае не заслужил пасть жертвой чужих страстей. Сегодня не заслужил.

- Ауч, - незамеченная игла впивается в кожу, оставляя красную пульсирующую точку. Неприятно, однако. Зато отвлекает от ерунды.

- Держи. Последняя катушка, - осмотрев рану, выглядящую отвратительно, Боянка ничего не чувствует. Кроме того, что гложило ранее, конечно. Рана как рана. Зашить и заживёт. С каждый фейри случается. Хотя бы раз. Тессае просто… не везёт. – Уверен, что сам справишься? Края неровные, нужно аккуратно. Тем более, что ты явно не в лучше форме для штопки.

Боянка достаёт старую миску, которую планировала сжечь, да рука не поднималась. Больно причудливая вязь на древесине. Но смысл хранить бесполезный хлам.
- Воды нагреть? И используй миску, не хочу, чтобы пол был заляпан кровью ещё больше. У меня всё ещё нет постоянного уборщика, - кривит лицо, после вздыхая и закатывая рукава. Фартук в любом случае не жалко.

Толку волноваться о вещах, коль есть заботы поважнее. О, Воля, кто придумал делать молодых фейри такими… беспомощными?
Неужели и она была такой совсем недавно?
[nick]Боянка[/nick][icon]https://sun9-71.userapi.com/c856136/v856136448/15b102/rLmA4sIf9n8.jpg[/icon][status] The Lost One's Weeping[/status]

Отредактировано Боянка (2019-11-12 00:53:46)

+2

6

- Они кусают, а потом - выслеживают свою добычу. - И поэтому он просто не может остаться там. Там, в диковатой местности, его точно сожрут. Разорвут на мелкие кусочки, вернув обратно в лоно Сказки. Тессае не желает такого исхода. Тессае только начал понимать, что тут да как. - Их слюна вызывает лихорадку... - он откидывается на стул и вздыхает. Тяжело, тихо. Смотрит из-под полуопущенных ресниц, следит за Боянкой. За каждым ее движением. Дар чует ее. Чует затаенную ярость, раздражение. Они бьют по голове словно тяжелый молот по наковальне, вызывает желание уйти и спрятаться. Избежать гнева, который он точно не сможет пережить.

Дару хочется верить Боянке. Потому что больше ему верить некому. Но Тессае не умеет.

Иногда Тессае думал, что Сказка все-таки не дала ему нормальное восприятие этого мира. Из-за этого все его проблемы. Но фейри не в силах решить эту проблему.

- Спасибо, - кивает и даже не пытается выдавить улыбку. Это здесь ни к чему; фальшь она сразу раскусит, а на какие-то искренние эмоции у фейри совершенно нет сил. Они даются ем у с трудом, и иногда Тессу гораздо легче от этого абстрагироваться.

Вино, - терпкое, сладкое, - он выпивает залпом, прямо из горла. Ждет, жмурясь, пока тепло проходит от горла в желудок.

- Лихорадка пока не накрыла меня. Я справлюсь. Я слышал, яд в хаммовых слюнях и зубах может быть опасен даже при контакте с целой кожей. - Опустив руку на столешницу, он осторожно поднимается со стула. Не из-за телесных ощущений, а из-за давящего присутствия булки. - Я вымою пол, - отмахивается, сгребая в кучу принесенное женщиной добро. - Через несколько дней я буду вполне в состоянии это сделать. - Подволакивая ногу и хвост, он кое-как доходит до кухонной двери.

- Боянка, - Тессае замирает, разворачивается к женщине в пол оборота. - Не ненавидь меня. Я... я это чувствую. - Говорит он и на какую-то долю секунды в словах проскальзывает растерянность. Ему больно и страшно. Он все еще не уверен, правильный ли был это выбор. Возможно рациональнее было бы попытать счастье в другом месте?

Встретившись взглядом с женщиной, он нервно кивает и скрывается в коридоре. Он ведь и вправду чует. Не в том смысле, который обычно вкладывают в это обозначение люди. А в том, как могут чувствовать только псионики и эмпаты.

Хотя бы горячую воду он наконец-то получит.

[icon]http://sd.uploads.ru/cr7TU.png[/icon]

+1

7

Боянка не знает ненависти. Ненависть не имеет вкуса, запаха, цвета. Ненависть бесполезна. Чего Тессае бояться?

Да, злилась. Кто бы не злился? Но чего же бояться? Боянка не понимает. Сложно понять то, что никак не укладывается в голове. Коль желала навредить – разинула пасть, обнажила крепкие зубы. Что вонзятся в плоть, отдерут кусок.

С Тессае сложно. Боянка не понимает: когда вредит (даже если не хочет этого!), когда достаточно осторожна и аккуратна. Боянка не понимает Тессае. И это очевидного для обоих.

Мешает ли это?

Боянке – нет.

Тессае – возможно.

Боянке не нужно понимать Тесса, ненависть или другие свойственные более разумным окружающим чувства с эмоциями. Достаточно желания… Вернее, его отсутствия. Тессае нарушает норму: напугай, напади, сожри. Тессае кажется слабым. Беззащитным. Одиноким.

Боянке тревожно. Ноющую головную боль объясняет недосыпом и духотой. Пускай в кухне прохладно. Пускай Тессае совсем не такой, каким кажется. Фальшь Боянка чует не хуже юного эмпата.

Сжимает ладони в кулак, думая лишь о том, что стоит здесь. Без дела. Без единой здравой мысли. Эдар не пришёл сюда просто так. Ему некуда идти. Раненому. Уставшему. Голодному. Смеет ли прогонять и злиться.

С тяжёлым вздохом фейри берёт себя в руки. Бесполезные рассуждения до добра не доведут: Боянка привыкла делать, а не думать. Пускай сейчас силится исправиться, толку никакого. Отказать себе в недовольстве нельзя, но можно отпустить. Расслабиться. Возможно, стоило глотнуть ещё вина.

Тогда… в самый первый раз… Почему, вместо того, чтобы сожрать молодого фейри, Боянка… накормила его. Как умела: криво, косо, чуть не перепутав специи? Тессае был тихим, вот почему. Шум, клёкот, жажда крови и насилия. С Тессае не хотелось готовиться к рывку, драке. Он дарил то же успокоение, что и кратковременная сытость, без единой капли крови на лице и руках.

Возможно, Боянка могла понять Эдара. Может, не сейчас, позже. Нужно лишь перетерпеть, сложить заново то, что сломало взаимодействие с разумным без капли душащих эмоций. В Предместье никто не пытался давить подобно грозовой туче, будучи лишь едва различимой дымкой.

Спокойствие возвращало разум.

Тессае наверняка не знает, что что-то сломал. Сломал самим своим существованием. Тихим, мягки существованием. Вызывая желание… накормить и согреть. Жалкий мальчишка.

С губ срывается хриплый лающий смешок. Мерзкий, колючий…

Боянка точно уверенна, что не хочет оставлять раненого гостя одного. Сняв передник и бросив на освободившемся стуле, торопится наверх, к ванной. По кровавым следам, как бы это не было иронично. Конечно, про уборку она говорила абсолютно серьёзно. Позже. Когда кое-кто перестанет волочить свой хвост как неподъёмную котомку.

- Эй, Тессае, я подумала и решила, что помощь тебе не помешает! – не пристало хозяйке дома стучаться, если заранее об этом не просили! На губах усталая улыбка. Даже глаза закрыла, так, для большей убедительности. Боянке ещё предстоит привыкать к дружелюбию. – И я не приму «нет» в качестве ответа.
[nick]Боянка[/nick][icon]https://sun9-71.userapi.com/c856136/v856136448/15b102/rLmA4sIf9n8.jpg[/icon][status] The Lost One's Weeping[/status]

Отредактировано Боянка (2019-11-12 00:54:04)

+2

8

Возможно, Дару стоило согласится, когда Боянка предложила ему помощь с раной. Извлекать из разодранной плоти гниль, вперемешку с трупными личинками было тем еще удовольствием. Хотя в какой-то момент он поймал себя на мысли, что в протыкании толстых белых тел острыми когтями есть что-то медитативное. Это было ненормально. Отвратительно и мерзко, но фейри ничего не мог с этим поделать. А обвинить его в неправильности поведения…

Кто ему запретит ковыряться в собственной ране?

Он магией притуплял ощущения – иначе давно бы валялся бы на полу и выл. Для обработки голова должна быть холодной, а мысли – ясными. Но если боль теперь чувствовалась как навязчивый зуд и противное ощущение ножа, разрезавшего плоть, то с накатывающей тошнотой Тесс сделать ничего не мог. Магией он мог внушить себе что угодно, но от осознания происходящего деваться было некуда. Потом его накроет откатом, - от магии и от зелья, - Дар точно это знал, не в первой.

До того, как это случится Тессае хотелось остаться одному. И желательно в горизонтальном положении.
Окрик отвлекает Тессае. Он вздрагивает, нервно дергает кончиком хвоста. Инстинктивно напрягается, едва не выронив из пальцев иголку. Удержал – стерилизовать вновь не понадобится. Обычно он заранее чувствовал чужое приближение; сейчас же, полностью сосредоточенный на себе, он пропустил проявление Боянки. Ему стало неуютно.

Ощущение дискомфорта морального резко становиться физическим, заставляя Тессае вздрагивать и зябко повести плечами, ощущая как вдоль позвоночника бежит холодок.
Едва удерживается от оскала. Вместо него - усталый вздох. Спорить с ней совсем нет сил, но признать чужую правоту не позволяет гордость.

Гордость нужно подавить. Проглотить, словно вставший поперек горла ком, который мешает раскрыть рот.
Дар опускает взгляд на залитую настойкой из хъюна рану. Вздыхает. Тяжело, устало. Молчит какое-то время, не отрываясь от своего занятия. Но молчать долго не получается – чужой взгляд ощущается шкурой.

- Хорошо. – Выдавливает, хрипло. Дар опускает иголку, обрывает концы нитки, аккуратно стягивает. – Но я хочу смыть с себя… это все, - неопределенно взмахивает рукой, указывая на свою истрепавшеюся одежду. – Не хочу прованивать тебе пекарню.  – фейри пожимает плечами и замолкает, ожидая реакцию хозяйки. Захочет с ним сидеть? Пожалуйста, он совершенно не стеснительный. Уточнять он не стал, благоразумно промолчав. - Ты же не выкинула мои вещи, правда?

[icon]http://sd.uploads.ru/cr7TU.png[/icon]

+1

9

[nick]Боянка[/nick][icon]https://sun9-71.userapi.com/c856136/v856136448/15b102/rLmA4sIf9n8.jpg[/icon][status] The Lost One's Weeping[/status]
Стоит отдать Тессае должное. Поступи так кто с Боянкой… Фейри усмехнулась: беды не миновать. Боянка жестока. Иногда излишне.
Даже сейчас, желая разумному только хорошего, с желаниями и чувствами не считалась. Чужими, естественно. Так… жилось лучше, уютнее и спокойнее. Хотя бы сейчас, когда Голод ещё что-то значил. Может, когда-нибудь потом: через многие дни и ночи.

А сейчас… сейчас… сейчас стоит прекратить отвлекаться на мелочи.

- Конечно нет. за кого ты меня держишь? – в голосе нет ни толики обиды: глаза щурит и ведёт плечом. – Я только на днях занималась уборкой. Стирка в неё тоже входила, если тебе интересно. Принесу, не беспокойся.

И не говорит больше, разворачиваясь и уходя. Пустое, пустое, пустое. Тратить время на разговоры – глупо. Болтовня – то, что не стоит ни секундочки свободного времени вечно занятой хозяйки пекарни.

Боянка останавливает перед личной комнатой. Самой маленькой. Самой тёмной. Самой… неприметной. Боянка любит спокойствие. Помогает собраться с мыслями. Духом. Помолчать с собой и разрешить сложные вопросы. Кто ты. Зачем ты. Почему ты.

У двери стоит громоздкий излишне вычурный комод. Витиеватая ручка обжигает ладонь холодом и фейри вздрагивает. Не от боли. Не от покалывания в кончиках пальцев. Конечно, нет. Дёргает ящик. Скрип дерева режет по ушам. Слишком много силы.

Аккуратно сложенная стопка у края ящика. Боянка не позволяла вещам портиться. Глупо тратить силы на постройку пекарни, если выдержки не хватило бы на элементарное поддержание порядка. Порядок, да?

В голове был бы порядок.

Боянке кажется, что проблемы с осознанием необходимости в людях, оставили свой неизгладимый след. Хриплый смешок царапает пересохшее горло. О, Воля, покажи мне здравомыслящего фейри.

Юнец, что сейчас прячется не хуже крысы в тенях?

Возможно.

Хотелось бы верить. Особенно вопреки уязвлённому самолюбию. Боянка появилась в Сказке подобно сорняку. Расти как хочешь, поступай как хочешь, думай как хочешь. Ничего из этого делать не хотелось, чащобы Предместья были полны монстров. Иной раз в отнюдь не ужасающих обличьях.

Тессае, пускай напоминал не оперившегося птенца, с рассудком дружил. Может, с инстинктом самосохранения не в ладах, но с разумом поддерживал тёплые отношения.

Боянка завидовала.

Иногда идти наперекор желаниям или сиюминутным «хочу» сложно. Реже – невозможно. С каждым днём их власть ослабевала, но… Боянке казалось, что она потеряла нечто важное. Что было у Тессае. Что родилось вместе с Тессае. Здоровый разум.
Если я съем тебя, это утолит мой Голод? Вернёт мне рассудок?
Боянка бьёт кулаком по дверному косяку. Чтобы больно. Чтобы до дрожи.
Какая… глупость лезет в голову.
Сначала решила помочь. Потом обзавидовалась. А теперь и вовсе сожрать решила.
Сминая чистую одежду пальцами, вдохнуть поглубже и выдохнуть.

Что. За. Чушь. Ты. Несёшь.

Нельзя есть разумных.

Нельзя есть Тессае.

Не из Голода. Из зависти.

Нельзя решать проблемы с головой забитым ртом.

Это… нелепо.

Боянка стучит в дверь. Забудь. Просто забудь. Дыши и забывай. Нашла, когда приедаться самокопанию. Боянка спокойна. Может, в голове творится полный кавардак… Может, что-то идёт не так. Но Боянка спокойна. Эти заскоки случаются периодически. Верно, верно… На них не стоит обращаться внимания.
- Тессае, ты закончил? Я принесла одежду, - на лице благодушная искренняя улыбка. – Твоя комната тоже в порядке.

Жаль, что я не в порядке.

Кажется, недоверие Тессае всё же обижает.

Отредактировано Боянка (2019-11-12 00:54:23)

+2

10

Тессае кивает, молча. Возвращается к своему занятию, словно ни в чем не бывало. Сосредотачивается полностью, абстрагируется. Пытается абстрагировать. Мешает зуд в ране. Мешает начинающаяся ломота в теле.

Мешает Боянка.

Маячит на периферии восприятия - яркое пятно эмоций в его серовато-пастельном мире. Раздражает, докучает, пробуждает интерес.
Иголка все-таки выпадает из когтей и Тесс шипит на нее. Поднимает тонкий металл, легко сжимает пальцами. Сворачивает в петлю и подносит к глазам, словно любуясь.

Кровь еще можно было смыть. А вот разогнуть ее обратно... все равно останется кривой.

Она наконец уходит. Дар вздыхает с плохо скрываемым облегчением. Когда она такая - с ней тяжело. Он слишком остро ее чует, слишком сильно напрягается чтобы не отвечать такой же скрытой агрессией. Не важно, что Боянка думает про него. Тессае отнюдь не безобидное создание. Пусть у него и нет какой-то устрашающей формы, он и в первой обладает острыми когтями и мощным хвостом. А магия...

Магия сильная, мощная.

Как поток горячей воды из крана. Все-таки от людей бывает толк не только в качестве энергетической подпитки... разве не какой-то человек из гильдии Ученых спроектировал в Валдене первый водопровод?
Какая собственно разница. Он есть - и это хорошо.

Тессае скребет грязь когтями, млея от запаха мыла. И ноют кости, и болят мышцы, но он наконец отогревается. Он и не думал, как может быть приятно наконец-то добраться до благ цивилизации. Леса и просторы явно были подходящими для Тессае местами обитания. Правда окраины Валдена тоже не курорт, но...

Надо было что-то делать. Сколько можно мотаться как дерьмо в проруби? Почти два года мотается. Чай не вчера Дар на свет появился, пора бы уже взять себя в руки.

И возьмет. Потому что упрямый. Прет на пролом, пока своего не добьется. А Боянка…

Наладить с ней нормальные отношения может быть полезно. Ведь если можно натренировать свое тело, научив работать мышцы, то наверняка что-то подобное можно провернуть и с эмоциями. Научится воспринимать мир с другой стороны, без обдумывания всего подряд. Боянка – прекрасный пример. 

[icon]http://sd.uploads.ru/cr7TU.png[/icon]

+2


Вы здесь » Dark Tale » Архив эпизодов » [22.11 ПО] Until kingdom come remember me