В самом деле, полная чувств, хорошего вина и любви ночь сменилась довольно прохладным утром, когда фея в свойственной ей изощренной манере показала весь свой арсенал двусмысленных и недвусмысленных намеков, явно или скрыто указывающих на дверь.
(c) Джеймс Блекмор

Сарцелл, ощущая себя ведьмаком в душе, ненавидел чертовы порталы.
(c) Сарцелл

Людям, которые любят бурчать на все и ненавидеть все, в компании Чижа приходилось всегда сложновато. Он составлял их противоположность, любя или хотя бы нейтрально относясь ко всему миру, даже к очевидно плохим его проявлениям. Во всем он видел свою прелесть, не останавливаясь на одном ярлыке и стараясь разобраться получше. Ведь даже самый отъявленный маньяк может быть хорошим человеком.
(c) Чиж

Представленная бумага была подделкой, естественно, но подделкой весьма качественной — в ней чёрным по белому было указано, что дракон, терроризирующий ныне деревеньку, был законной собственностью его, честного торговца гильдии, Имре Фаркаша.
(c) Имре

Как можно было им, исчадьям Геенны, доверить хоть что-то?! Но нет, Сказка, видимо, будучи сама женщиной, испытывала солидарность к товаркам – и вот, по его душу пришла очередная дочь бездны.
(c) Лойко

Это был прекрасный, изумительный день. Начался он с того, что Константин свою любимую, дорогу и родную женщину всем своим добрым сердцем хотел придушить.
(c) Константин

Больничный запах увивался за ним, словно пёс, разнося характерный аромат лекарственных настоек пустыми коридорами Башни.
(c) Артур Райнер

Ну конечно, это так по-фэйрийски, так по сказочному - "Твое дело - помогать нам, а свои оставь на сказочное потом, пока тебе не вставят новые палки в колеса".
(c) Фална Моргана

Он все летел. Упорно рвался вверх, или стремительно несся вниз, потеряв всякие ориентиры, Самаэль уже не знал. А может он и не летел вовсе – падал, на самом деле он затруднялся сказать.
(c) Самаэль

В его мире, во все времена, гадалки являлись чуть ли не синоним мошенничества - ведь нет способа более эффективного, элегантного и безопасного, чем обобрать человека, который сам на это согласился.
(c) Девил-Джо

Интересно, а подпадают ли сказочные вампиры под понятие "нежить"? Чтоб нет-нет да и сказать Джо так лениво — "Изыди!", и тот, захлопав перепончатыми крыльями, с воплями уносится в адские кущи...
(c) Артано

Крапинка ответственно понюхал буклетик. И так же ответственно отложил в сторонку, больше интересуясь своим новым снаряжением. В конце концов настоящим героям не нужны никакие инструкции, тем более если эти инструкции такие непонятные.
(c) Крапинка

Это Сказка – ему нужно привыкать к такому. Сегодня говорящий кот, а завтра прямоходящая акула. В конце концов, маленького дракона он уже повстречал.
(c) Нуар

Порядочный дракон свои долги всегда платит (ещё, правда, в долг не даёт и воров предпочитает есть, но это уже другая сторона вопроса).
(c) Форте

Назад дороги больше не было. Он сбежал от себя в Сказку. Теперь будет бежать от себя к Смерти. Дальше бежать некуда.
(c) Артано

Так, у тебя восемнадцать бойцов. Выдели мне четверых, кто имеет хоть какой-то опыт боевых действий. Которые не побегут при виде волка и не спутают рожу чудовища с моей.
(c) Гиль-Камиль-Каар

"Блядь, бесконечные бабы, бабы бесконечные, я что, все-таки в аду?" - подумал Лойко.
(c) Лойко

Поэтому он решил заявиться к звездочету в гости, - нет, не так как он обычно "ходил в гости", - а вполне официально и миролюбиво. Через дверь.
(c) Каминари

Кому вообще понадобились чугунные деньги? Для чего их использовать? Покрыть пол по новомодному дизайнерскому веянию? Или вскоре чугун подскочит в цене и станет дороже золота?
(c) Ариадна

Скриб чуть присел и закинул женщину себе на плечо, точно та была мешком с пожитками. Ну а что, она рассчитывала, что её понесут на руках как невесту под венец?
(c) Скриб

Ну да, точно. Он точно был в аду, потому что в аду без рыжих мужчин не обойтись, а тут их было сразу двое.
(c) Лойко

путеводитель сюжет нужные гостевая правила о мире роли магия расы внешности
❖ В Предместье неспокойно. Монстры — разумные и не слишком — недобро поглядывают на местных, принадлежащих к другим расам. Поговаривают о нескольких случаях нападения. Въезд в Предместье временно запрещён Гильдией Стражей.
❖ Творцы подали спорное прошение о постройке на месте Валденского рынка загадочного сооружения. Сами авторы спорного проекта не уточняют его целей и таинственно отмалчиваются. Сооружение сложной формы из бумаги высотой с пятиэтажный дом может быть возведено в Валдене к следующему году.
❖ На фермах выросли потрясающих размеров сливы — к несчастью, произошло это прямо на границе между грядкой господина Ръо и госпожи Хопли-Допли. Споры не стихают уже вторую неделю. (подробнее...)
Август года Лютых Лун
❖ На смену двум лунам пришли два солнца.
❖ В Предместьях видели тень Зверя и слышали шепот Яги. Теперь все знают – они здесь, они вернулись. Некий Большой Бен из Валдена утверждает, будто видел как однажды ночью в здание гильдии Стражей заходила женщина с белыми волосами в окружении самых страшных зверей, которых он когда-либо видел.
❖ Во время дождей многие начали слышать таинственный шепот. По миру то тут, то там ползают сгустки тумана, словно они живые. Гильдия Ученых настоятельно рекомендует воздержаться от прогулок в такую погоду и стараться держаться подальше от скоплений туманов.

Dark Tale

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Dark Tale » Незавершённые эпизоды » [07.11 ПН] Гордость и предубеждение


[07.11 ПН] Гордость и предубеждение

Сообщений 1 страница 5 из 5

1

ГОРДОСТЬ И ПРЕДУБЕЖДЕНИЕ

7 ноября 11 лет назад

Гильдия "Стражей", тренировочный зал, Валден

Лойко, Клуаран Рейнольд

https://i.pinimg.com/564x/6f/6f/cd/6f6fcdff9127a18df0d23b1b7054747a.jpg

ПРЕДИСЛОВИЕ

Невольно брошенное слово не остается висеть в воздухе - оно проникает, куда надо: одного оно заставляет отстаивать свою честь, второго - бесцельно подозревать в преступлении. И каждый из них думает о слепой справедливости, которую надо восстановить.

Свобода Воли: да

+1

2

Киркволла ненавидели, наверное, все. За четыре с небольшим года службы в «Страже» Лойко понял, что сюда шли только какие-то отморозки, которые хотели каким-то образом сделать свою агрессию легитимной. Он видел такое много раз и в своем мире, но в тех же «Границах» - а ему было с чем сравнивать - в этом плане люди поступали несколько честнее, что ли. Дескать, ну да, вот такой я, убийца, преступник, вор - и хочу продолжать этим заниматься, покуда клетка тюрьмы не разлучит нас с моими сбережениями. Киркволл же служил в «Страже», как казалось Лойко, лет сто, и все эти годы он раздражал примерно всех своим поведением. Однажды он сорвался и дал ему по морде - Кирк, громила, не сразу ощутил, как какой-то маленький Лойко его бил. Потом они, конечно, полноценно подрались, но это чувство уязвленной гордости ещё долго мучило Лойко, как назойливая мигрень.
И вот, в один прекрасный день, Киркволл умер. Было бы ложью сказать, что кто-то по нему скорбел; Лойко все думал, как бы подойти к месту захоронения так, чтобы незаметно плюнуть туда, но так и не додумался и не плюнул, о чем потом жалел. Без этого ублюдка в гильдии стало спокойнее: новички перестали бояться неожиданных тычков, старички могли относительно расслабиться касательно дисциплины. И все бы ладно, если бы нюх Лойко на преступления - и на то, что Киркволл подох не просто так, - дал ему покоя.
Нет, подумал он, такие опытные бойцы, как этот, не могли подохнуть просто так, от брошенного откуда-то кинжала. Лойко начал копать; последний, с кем сражался Киркволл, был Рейнольд, последняя, с кем он спал - цветущая шлюха Роза, усыпанная веснушками и родинками вперемешку. Проведя небольшое интервью Розе, Лойко недовольно цыкнул: женщина порока не была причастна к убийству, хотя синяк на ее левой щеке, мешающий работать, говорил больше необходимого о характере Киркволла в постели. Из жалости он отсыпал ей несколько лайнов и ушел, мечтая об источнике, где сможет помыть руки. У него были тяжёлые отношения с проститутками.
И чем дальше Лойко продвигался, тем больше упирался в тупик. Оставался последний подозреваемый - Клуаран, но на него, как и на других, не было ни единой улики или хоть какой-то зацепки. Все, что он знал об их с Киркволлом последней встрече - так это то, что они повздорили, что не было новостью, при этом Рейнольд каким-то образом проиграл, будучи искусным мастером меча, и вскоре после этого страж был найден мертвым с ножом в спине. Мог ли за Клуарана кто-то отомстить? Да, вполне... Но как? Но кто?
Лойко откинул назад выросшую за полтора года черную гриву волос. С одной стороны, ему давно хотелось постричься, а с другой - было жалко терять такую, как говорили окружающие, красоту. Клуарана он нашел в тренировочной комнате, где не так давно все произошло: он упражнялся с мечом, как обычно. И Лойко, глядя на него безупречно круглыми желтыми зрачками, - он всегда ходил немного превращенный в тигра, чтобы лучше реагировать на возможную опасность, - не мог понять: как этот человек, потомственный страж, мог проиграть этому ублюдку?
- Слушай, Рейнольд, - сказал он сразу, без приветствий, и нюх, который вел его так долго к цели, наконец, затих. - Как так вышло, что ты не справился с Киркволлом? Ты же его заколоть мог легко, если бы хотел.
Глаза Лойко не мигали. Он смотрел очень прямо, как будто сам хотел препарировать мужчину, разрезать его на столько слоев, сколько понадобилось бы, чтобы добиться истины.
- Или это за тебя отомстили так? - кривая ухмылка тронула лицо. - Девочки на тебя заглядываются; было бы не удивительно.

+1

3

Взмах. Парирование. Отступ.

Клуаран дышал размеренно и часто, прорабатывая до боли знакомые движения. Парные мечи в его руках двигались со скоростью и непринужденностью, выдававшей мастера своего дела, но любой, кто знал полукровку чуть ближе, мог бы заподозрить некоторую рассеянность в его действиях.

Это было действительно так: пусть его тело механически воспроизводило движения, приёмы, выпады и комбинации, мыслями Рейнольд был далек от тренировки, тем самым нарушая едва ли не первый урок отца. «Когда в твоих руках меч - сосредоточься только на нем и противнике», - именно так говорил ему Эдмунд, помогая ещё тогда маленькому сыну держать совсем незнакомую и опасную железяку.

Но противника не было, отец уже ушёл в посмертный мир, встретив Смерть с достоинством, а стены тренировочного зала, он был уверен, простят ему это небольшое отклонение от правил боя и обращения с оружием.

Сталь рассекала воздух с еле слышным свистом, смешивая слои; Рани в который раз подумал о невидимых воронках из воздуха, которые создаёт лезвие. Подобные воронки возникали каждый раз, когда что-то нарушало целостность водной глади, и полукровка предполагал, что подобное происходит и с воздухом. В детстве он вообще считал, что мир накрыт большим стаканом, в котором плескается воздух, а облака сверху - пузырьки и пенка, которая похожа на ту, что образуется на молоке.

Но он уже не ребёнок, и его разум нынче занимали совсем другие заботы.

Например, практически завершённое дело о смерти Нормана Киркволла.

Он служил ещё с его отцом, и доставлял ему немало хлопот и головной боли. Естественно, когда Эдмунд Рейнольд уволился из Второго отряда, чтобы провести больше времени с семьёй в то время, что было отведено ему Сказкой, и впоследствии на его место пришёл его сын - хлопоты и беспокойство не только не прекратились, но даже увеличились. Возможно, это было связано с тем, что Клуаран формально вошёл в Гильдию и стал оруженосцем своего отца ещё в его бытность Стражем, и в разуме недалекого Нормана навсегда закрепилась идея о том, что рогатый мальчишка - сопляк, и его можно задирать.

Рейнольды противостояли ему вместе, но к тому времени, когда полукровка стал держать оборону в одиночестве, он уже знал: баланс Нормана Киркволла не сможет спасти даже трижды более опытный царквейт, чем он сам. Вендиго потратил на него кучу времени и усилий, не желая убивать согильдийца и бросать самого себя под подозрение, даже заработал титул «Золотого Короля» за свою щедрость и безвозмездную помощь простым людям. Все было впустую.

Но делать что-то было нужно. Клуарану он надоел. Даже не так: он устал от Киркволла.

И он убил его. Чужими руками, естественно, но Диггори должны были скоро выпустить из камеры. Да, он метнул кинжал, пронзивший Киркволлу сердце, однако он сделал это, защищая товарища. Более того, на суде вскрылись и прежние грехи Нормана: неоднократное нарушение субординации, издевательства, избиения, психологическое насилие, которое он совершал над согильдийцами и простыми людьми...

К подпиленному же тренировочному мечу никто не подкопается. Всем известно, что оружие для спаррингов и обучения видало ещё Паука, когда он смертным был.

Все было идеально спланировано и идеально исполнено.

Клуаран скрестил мечи над собой, падая на одно колено, парируя воображаемый рубящий удар сверху, затем быстро сделал широкий взмах одним из клинков вниз, подсекая ноги атакующего. В момент завершения приёма его и застал голос Лойко.

Неспешно завершив подсечку и добивание, Рейнольд поднялся и повернулся к нему, вытирая лоб одной рукой, осторожно обходя заклеенную свежую рану - последний подарок Киркволла. В принципе, он закончил тренировку на сегодня, так что холд ему не помешал.

Но вот подозрения и пассивная агрессивность, которые он с нахрапа вывалил на него, царквейтом не приветствовались ни на йоту. Только поэтому Клуаран смерил взглядом Лойко сверху вниз прежде, чем ответить.

- Ты дурак или да? - спокойно осведомился рогатый, смотря прямо в круглые зрачки. Мелкий страж не пугал его ни капли. - Я был с тренировочным оружием, не своим. Дешевая дрянь сломалась, Киркволл озверел и попытался меня зарезать. Чем я должен был его заколоть? Рукояткой?

Вендиго закатил глаза, мечтая о тёплом душе, а не об этом разговоре.

- И прежде чем ты спросишь: чтобы призвать оружие, мне нужна хотя бы пара секунд. Внимание, вопрос! Ты стал бы останавливаться, когда по тебе молотит огромной острой дурой этот яг-кретин? Не думаю, - он раздраженно повел плечом. - И при чем тут девушки? Тебе не дают, так ты их ко всему привязываешь? Или что?

Душ, судя по всему, откладывался.

Отредактировано Клуаран Рейнольд (2019-10-14 12:53:57)

+3

4

Клуаран ответил ему в том же тоне, и это Лойко ни капли не удивляло. Он усмехнулся краем губ, принимая шутку в свой адрес и одновременно не одобряя слова, которые Рейнольд подобрал для ответа.
Он относился к нему ни хорошо, ни плохо. Рогатый был сыночком одного из стражей – это давало ему плюс в карму от гильдии; насколько он знал, его приняли практически бессловесно, потому что наследственная преемственность – это святое, особенно в Сказке, где с рождаемостью, мягко говоря, все плохо. Одновременно с этим, в личном общении Клуаран был таким же мерзким и неприятным, как он сам, но, в отличие от Лойко, Рейнольд был красавчиком от природы, поэтому в глазах бывшего инквизитора, имеющего чуйку на всякие большие грехи и маленькие прегрешения, на плечах оленя толпами висли девки, даже если на деле это было не так. Особенное свойство людей из Средневековья и Советского союза – видеть вещи, которых не было.
- Как будто для этого тебе надо останавливаться, - сказал он, приподняв брови, показывая не то свое пренебрежение к словам Клуарана, не то сомнение; в голосе присутствовало и то, и другое. – Уж несколько секунд у тебя наверняка было.
А может, и не было, но это уже неважно.
Есть несколько видов разведки информации у людей. Один из них – это нарваться на драку, вызвать злость, чтобы человек потерял над собой контроль, сказав то, что вертелось в уме – и что он сам запрещал себе говорить. Лойко проделывал этот фокус много раз, когда был инквизитором. Всего-то требовалось – оскорбить собеседника так, чтобы его это по-настоящему задело.
С Клуараном в этом плане была проблема. Во-первых, он не знал, куда его бить, во-вторых, тот был царквейтом – а эти твари с ледяным сердцем могли хоть половину Сказки перебить и глазом не моргнуть, потому что они, дескать, нарушали какое-то известное лишь им равновесие. Уже за одно это этих пидорасов надо было сжигать при рождении, считал Лойко, но вслух не признавался. По каким-то причинам.
И он пошел с тяжелой артиллерией.
- Я же все равно докажу, что это ты его «того», - сказал он, глядя на кончик меча в руках Клуарана. – Тебя нельзя обижать. Каждый, кто обидел, умрет. У других подозреваемых алиби, а ты что можешь предоставить? Облапанную за филе телочку в трактире?
На всякий случай, он оставил письмо потомкам в своем столе. Дескать, если я неожиданно подох при непонятных обстоятельствах, был отравлен или просто окочурился, то убил меня Клуаран Рейнольд, намедни угрожавший в расправе. Лойко написал его заранее, но намеревался все равно порвать, если его расследование не пойдет дальше даже после перепалки с царквейтом.
Но можно было и забыть о нем на какое-то время. Того гляди, и вправду внезапно помрет…

+1

5

Клуаран никак не отреагировал на дерганье губ Лойко: конечно, не холду быть недовольным, когда он сам пришел с грубостью и претензиями, но блондин не собирался позволять ему вовлекать себя в конфликт. У него была достаточно ясная цель - добраться до душа, переодеться и спокойно дойти до вечернего построения, на котором можно узнать о ходе суда. Если повезёт, то сразу и Диггори обратно поприветствовать в отряде.

Конфликт с непонятным для него лично и откровенно неприятным Лойко не входил в планы стража. Рейнольд никогда не задумывался о нем больше необходимого: ну ходит злобный попаданец, ну огрызается на всех. Кто в здравом уме будет отвечать (читать: провоцировать) брехающему на ветер религиозному чихуахуа?

Конечно, в нем были какие-то проблески разума, но использовал он их, прямо говоря, печально. Ну кто идёт к человеку, которого считает убийцей, один, без свидетелей, без доказательств, и ещё и пытается по-дилетантски его провоцировать? За исключением тупых протагонистов в броне из сюжета, которых так любят бульварные романчики, естественно.

От такой тупости Рани всерьёз задумался о том, кто из них старше и имеет больше жизненного опыта. По крайней мере, он сам выглядел на свой возраст.

На недоверие Лойко Клуаран лишь молча пожал плечами в жесте «твоё дело», однако выданное им непонятно что после не смог проигнорировать. Это было настолько нелогично и глупо, что превращалось на выходе не более, чем в мешанину слов, жалкую и смешную.

Полукровка рассмеялся - даже не натянуто, вполне искренне, и от того более обидно для холда.

- Лойко, ты пьян, что ли? - Рани наконец перевёл дыхание. - Киркволла убил Диггори - пацан, с которым мы ссорились на прошлой неделе, смею заметить, - спасая мне жизнь. Какие подозреваемые? Ты думаешь, в коже Диггори была шлюха? - рогатый все ещё откровенно веселился. - И этот ублюдок, Киркволл, оскорбил мою мать, поэтому я и вызвал его на спарринг. Повторяю для тупых: спарринг. Не дуэль на смерть.

Клуаран посмотрел на Лойко с улыбкой и отошёл к стене, убирая оба меча в стоящие ножны.

- Если хочешь разбрасываться такими обвинениями, то хотя бы сначала узнай, как «преступление», - он изобразил кавычки пальцами, - произошло. Особенно, если есть не менее шести свидетелей. А так... сыщик в тебе не просто умер, он ещё и перегнить успел.

Рогатый поднялся с ножнами, считая разговор оконченным.

+1


Вы здесь » Dark Tale » Незавершённые эпизоды » [07.11 ПН] Гордость и предубеждение