В самом деле, полная чувств, хорошего вина и любви ночь сменилась довольно прохладным утром, когда фея в свойственной ей изощренной манере показала весь свой арсенал двусмысленных и недвусмысленных намеков, явно или скрыто указывающих на дверь.
(c) Джеймс Блекмор

Сарцелл, ощущая себя ведьмаком в душе, ненавидел чертовы порталы.
(c) Сарцелл

Людям, которые любят бурчать на все и ненавидеть все, в компании Чижа приходилось всегда сложновато. Он составлял их противоположность, любя или хотя бы нейтрально относясь ко всему миру, даже к очевидно плохим его проявлениям. Во всем он видел свою прелесть, не останавливаясь на одном ярлыке и стараясь разобраться получше. Ведь даже самый отъявленный маньяк может быть хорошим человеком.
(c) Чиж

Представленная бумага была подделкой, естественно, но подделкой весьма качественной — в ней чёрным по белому было указано, что дракон, терроризирующий ныне деревеньку, был законной собственностью его, честного торговца гильдии, Имре Фаркаша.
(c) Имре

Как можно было им, исчадьям Геенны, доверить хоть что-то?! Но нет, Сказка, видимо, будучи сама женщиной, испытывала солидарность к товаркам – и вот, по его душу пришла очередная дочь бездны.
(c) Лойко

Это был прекрасный, изумительный день. Начался он с того, что Константин свою любимую, дорогу и родную женщину всем своим добрым сердцем хотел придушить.
(c) Константин

Больничный запах увивался за ним, словно пёс, разнося характерный аромат лекарственных настоек пустыми коридорами Башни.
(c) Артур Райнер

Ну конечно, это так по-фэйрийски, так по сказочному - "Твое дело - помогать нам, а свои оставь на сказочное потом, пока тебе не вставят новые палки в колеса".
(c) Фална Моргана

Он все летел. Упорно рвался вверх, или стремительно несся вниз, потеряв всякие ориентиры, Самаэль уже не знал. А может он и не летел вовсе – падал, на самом деле он затруднялся сказать.
(c) Самаэль

В его мире, во все времена, гадалки являлись чуть ли не синоним мошенничества - ведь нет способа более эффективного, элегантного и безопасного, чем обобрать человека, который сам на это согласился.
(c) Девил-Джо

Интересно, а подпадают ли сказочные вампиры под понятие "нежить"? Чтоб нет-нет да и сказать Джо так лениво — "Изыди!", и тот, захлопав перепончатыми крыльями, с воплями уносится в адские кущи...
(c) Артано

Крапинка ответственно понюхал буклетик. И так же ответственно отложил в сторонку, больше интересуясь своим новым снаряжением. В конце концов настоящим героям не нужны никакие инструкции, тем более если эти инструкции такие непонятные.
(c) Крапинка

Это Сказка – ему нужно привыкать к такому. Сегодня говорящий кот, а завтра прямоходящая акула. В конце концов, маленького дракона он уже повстречал.
(c) Нуар

Порядочный дракон свои долги всегда платит (ещё, правда, в долг не даёт и воров предпочитает есть, но это уже другая сторона вопроса).
(c) Форте

Назад дороги больше не было. Он сбежал от себя в Сказку. Теперь будет бежать от себя к Смерти. Дальше бежать некуда.
(c) Артано

Так, у тебя восемнадцать бойцов. Выдели мне четверых, кто имеет хоть какой-то опыт боевых действий. Которые не побегут при виде волка и не спутают рожу чудовища с моей.
(c) Гиль-Камиль-Каар

"Блядь, бесконечные бабы, бабы бесконечные, я что, все-таки в аду?" - подумал Лойко.
(c) Лойко

Поэтому он решил заявиться к звездочету в гости, - нет, не так как он обычно "ходил в гости", - а вполне официально и миролюбиво. Через дверь.
(c) Каминари

Кому вообще понадобились чугунные деньги? Для чего их использовать? Покрыть пол по новомодному дизайнерскому веянию? Или вскоре чугун подскочит в цене и станет дороже золота?
(c) Ариадна

Скриб чуть присел и закинул женщину себе на плечо, точно та была мешком с пожитками. Ну а что, она рассчитывала, что её понесут на руках как невесту под венец?
(c) Скриб

Ну да, точно. Он точно был в аду, потому что в аду без рыжих мужчин не обойтись, а тут их было сразу двое.
(c) Лойко

путеводитель сюжет нужные гостевая правила о мире роли магия расы внешности
❖ В Предместье неспокойно. Монстры — разумные и не слишком — недобро поглядывают на местных, принадлежащих к другим расам. Поговаривают о нескольких случаях нападения. Въезд в Предместье временно запрещён Гильдией Стражей.
❖ Творцы подали спорное прошение о постройке на месте Валденского рынка загадочного сооружения. Сами авторы спорного проекта не уточняют его целей и таинственно отмалчиваются. Сооружение сложной формы из бумаги высотой с пятиэтажный дом может быть возведено в Валдене к следующему году.
❖ На фермах выросли потрясающих размеров сливы — к несчастью, произошло это прямо на границе между грядкой господина Ръо и госпожи Хопли-Допли. Споры не стихают уже вторую неделю. (подробнее...)
Август года Лютых Лун
❖ На смену двум лунам пришли два солнца.
❖ В Предместьях видели тень Зверя и слышали шепот Яги. Теперь все знают – они здесь, они вернулись. Некий Большой Бен из Валдена утверждает, будто видел как однажды ночью в здание гильдии Стражей заходила женщина с белыми волосами в окружении самых страшных зверей, которых он когда-либо видел.
❖ Во время дождей многие начали слышать таинственный шепот. По миру то тут, то там ползают сгустки тумана, словно они живые. Гильдия Ученых настоятельно рекомендует воздержаться от прогулок в такую погоду и стараться держаться подальше от скоплений туманов.

Dark Tale

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Dark Tale » Сюжетные главы » [21-22.08 ЛЛ] Q: Фестиваль Непрерывного Мгновения


[21-22.08 ЛЛ] Q: Фестиваль Непрерывного Мгновения

Сообщений 31 страница 33 из 33

31

Как бы не были страшны звери на вид, пропадали (вы не были уверены, была ли это смерть; с тихим визгом собакоподобные просто растворялись в воздухе, оставляя от себя лишь знакомые частицы пепла) они буквально от тычка в морду. Меч рыцаря легко сокрушил панцирь одной из тварей, для призрачного тигра это и вовсе было скорее забавой: он играюче выжигал пламенем своих тяжелых лап всю заразу.
Большая часть "царапин" уже затянулась, оставив в воздухе лишь сладковатый запах и рассеивающийся пепел. Оставшиеся несколько зверей затормозили на месте после окрика Волчицы, стали утирать лапой морду. В этот момент они стали казаться почти живыми.

Рук вышла из круга, она ступала медленно, но уверенно. Фонарь она держала на вытянутых руках прямо перед собой. Его свет мягко рассеивался вокруг, ласкал теплом траву, играл бликами на масках.
Оглушенные и ослепленные звери припали к земле, выдохнули тихо, почти как люди. Свет фонаря растворял их, спустя несколько секунд на траве остались лишь темные проплешины.
— Вот и все, — сказала Сова, — надеюсь, это принесет им покой.

Еще немного все молчали. Кобра пыталась отдышаться, Кролик не понимал еще, что схватка закончилась. Рук просто говорила что-то беззвучно, одними губами.
Первым заговорил лес. Шепчет:

свет
как рельеф, написанный сам собой
выше и выше, на поверхности
воды, необъяснимое
вечное движение

Непонятно шепчет. Говорит Сова:
— Это хорошо, что мы справились. Очень хорошо. Спасибо, — она обхватывает ладонь Льва своими, держит недолго, переходит к Тигру — и так к каждому. На душе становится легче. Медведица серьезно кивает в ответ, Кобра поднимает свой клинок с травы. Сталь покрылась ржавой пленкой.
Кажется, становится правда спокойнее. Рук даже улыбается:
— Пора нам идти дальше. Смотрите, солнце уже совсем-совсем высоко, а к вечеру нужно вернуться: мы же не хотим, чтобы повозки нас ждали. А они ведь уже спешат к лагерю, — женщина обходит пятна, оставшиеся на земле, — идемте!

— К слову о первых должниках... поговаривают, что они украли у духов Луну. Не совсем, конечно, это же не так просто. И теперь, когда у нас на небе половинка Луны — у них тоже так. Когда у нас вся — у них ничего. Раньше же никаких Лун не было. А теперь мы идем освещать их мир на год вперед. Освещать их мир светом фонариков. У них-то кроме нее ничего нет, никакого солнца. Представляете, как тяжко им было бы в новолуние?

За беседой время идет быстро, вы идете быстро. В один момент Сова останавливается.
— Вот мы и пришли почти. Напомню: никаких имен, никаких снятий масок, а если и так — никаких эмоций на вашем лице. Так, секундочку.
Рук опустилась на корточки перед светлым камнем, зашептала что-то.
Кролик поднял взгляд. Сказал одно слово:
— Моргните.

Вы стоите в святилище. Вокруг вас все из белого шероховатого камня, потолок низкий, неуютно нависает над головами. Всемером вам здесь совсем не тесно. В центре — алтарь, на нем лежит одиноко фляга.
— Как это место безмолвно и спокойно, — выдыхает Медведица, снимая с шеи подвеску на плетеном шнурке. Кладет на алтарь.
— Конечно, — улыбается Рук, — поясняю: мы сейчас кладем на алтарь одну вещь. Можно даже не самую памятную или что-то в этом роде. Главное — свою. Какую не жалко. И глоток из фляги — это просто вода, не беспокойтесь. Обычно нас больше и мы пьем по наперстку, но сейчас... — Сова машет ладонью. Выкладывает заколку.
Кобра достает из кармана вышитый платок, берет флягу, первая делает глоток. Протягивает руку в сторону.
Кролик оставляет скрепку. Растерянно пожимает плечами. Хихикает.

Рук выходит в коридор, освещенный слишком ярко, чтобы различать детали. Кажется, она зовет вас.

+1

32

Эссен, немного опешил. Сражение превратилось скорее в избиение. Стилет Тигра, что метнул рыцарь, легко поразил существо. А его меч, поразил второе, почти не встретив сопротивления. Герман, приготовившийся к упорному сражению и словом воодушевивший товарищей, растерянно опустил клинок. Эти странные «собаки», даже и не защищались толком. Призванные ворожбой Максимилиано химеры, так и вовсе, легко крушили существ. Наконец Рук, светом своего фонаря, довершила дело, и существа просто исчезли.
Рыцарь, сунувший свой фонарь, во время внезапного нападения, под щит, убрал бастард в ножны. Потом придется чистить, свое оружие. Повесил щит за спину. И наконец, перехватил фонарь правой рукой. Нахмурившись, воин смотрел на своих спутников, пытаясь понять, что происходит. Все целы. Никто не пострадал. Они с Солнечным Тигром, конечно, истратили силы, но всегда лучше лить пот, нежели кровь.
Воин аккуратно пожимает ладонь Рук в ответ, а затем склоняет голову в полупоклоне. – Не за что, уважаемая. Раз уж мы справились, то и добро. Хоть, признаться, я и не понял, с кем. – Вернувшись в конец колонны, Эссен продолжает бдительно следить за окрестностями. За шагающими соратниками. Молча слушая занимательные объяснения Совы. Словно древние легенды. Записанные в книгах. Герман улыбается на мгновенье, он словно заснул в Императорской библиотеке, читая мифы Древней Греции. Затем лицо мужчины под шлемом-маской, вновь суровеет. Памятуя в первую очередь о внимательности. Он не совсем понимает, как можно осветить мир духов фонариками. Ну, да и Господь с ними. Раз у них нет, ничего кроме нашего света, что ж, уважим их.
Мысль бежит за мыслью. Мужчина больше молчит, во время их пути. Размеренно ступая, тяжелыми латными сапогами. Поглядывая на Кролика. На Волчицу. Окидывая взглядом и Максимилиано. Они всё же, страдали от странной хвори. Да и сам он, немного устал.
Наконец, остановившаяся Рук, оповещает их о том, что добрались. Герман, оглядывается по сторонам. Но, кроме белого камня, ничего примечательного более не видит. Моргнув по совету Кролика, Эссен оказывается в святилище, вместе с остальными. Неспешно подходит к алтарю, вслед за всеми. Покивав головой, рыцарь хрипло произносит, что понял задумку. Раздумывая о том, что же оставить на алтаре. Затем, порывшись в поясной сумке, извлекает добротные ножны, украшенные узорами и металлом. Увы, кинжал из этих ножен, остался в теле одного из османов. Славной работы клинок был. Впрочем, и ножны хороши. Хоть и без изысков. Без каменьев. Осенив себя крестным знамением, Эссен кладет вещь на алтарь. Словно на добрую память. Делает глоток воды из фляги. Похожа на ту, что висит у него на поясе. Затем, церемонно кланяется, прижав сжатый кулак к груди. И степенно отходит. Обернувшись к Рук, Эссен щурит глаза под шлемом-маской. Выбираясь в коридор. Ожидая пояснения. И приглядывая, за остальными сотоварищами.

Отредактировано Герман Эссен (2019-11-30 01:20:42)

+1

33

Эвелина с недоумением проводила взглядом исчезновение очередного существа. Победить их оказалось куда легче, чем она могла предположить, да и, наверное, каждый из присутствующих не ожидал подобного развития событий. И на них сработал голос шанахи, а это означало, что они были в каком-то смысле разумными существами. Думать зачем, как и почему эти твари появились на тропе Локвуд отказалась – это удел других, она же здесь, чтобы дойти до конца и остаться на ногах. Женщина откашлялась, чувствуя боль в горле, и пообещала себе, что когда вернется в лагерь, то выпьет все лекарства, предписанные Илоной, только чтобы вылечиться, какими бы противными на вкус они не были.
Локвуд, чуть прищурившись, посмотрела на то, как твари исчезали от света фонаря и затем перевела взгляд на свой. Мда, тут за каждым поворотом прятались потрясающие сюрпризы. Женщина уже хотела спросить, отчего же изначально никто не посвятил фонарем, чтобы избавиться от неизвестных местным ученым и исследователям созданиям, но вовремя прикусила свой длинный язык.
Она здесь за тем, чтобы нести фонарь, а не устраивать допрос с пристрастием.
Рук поблагодарила Эви, на что та в ответ промолчала. Она не особо помогла, не было у нее оружия, а то, что несколько монстров замерло на месте – так себе помощь по мнению Лины. Шепот Локвуд услышала, но не смогла разобрать часть слов, да и потом отвлеклась, сосредоточившись на том, чтобы идти вперед. Слова про повозки женщину невероятно обрадовали: Эви даже и не подозревала, что так сильно хотела вернуться назад в свой лагерь.
Историю о Луне и духах женщина выслушала в пол-уха, так как шла очень аккуратно и медленно, держа в руках фонарь. На миг в голове всплыло старое и глупое воспоминание, как она, Эвелина, еще молодая девушка, сидела на пледе рядом со своим первым мужем, смеялась и смотрела на небо. Да, тогда они жили где-то на побережье, вечером можно было сесть в машину и уехать подальше от людей, где небо было чистым и безоблачным. Только там луна была обычной, спутником планеты, в Сказке же даже эта простая вещь оказалась перевернута с ног на голову. Было больно вспоминать былое, но боль в горле оказалась сильнее и на ней женщина сосредоточилась.
Когда Сова снова повторила правила, а затем они каким-то чудом переместились в другое место, Эвелина не сдержала вздоха облегчения. И все же отчего-то Лине не хотелось больше говорить и принимать участие в беседе: возможно, виной всему больное горло или общая усталость, она не знала, но пока никто напрямую к ней не обращался.
Лина подошла к алтарю и, нахмурившись, рассматривала оставленные вещи. Женщина осторожно сняла с пальца кольцо с ярко-зеленым камнем, полученный ей в дар за проведенную ночь. Таких украшений у нее было много, так как Локвуд не гнушалась тому, чтобы использовать свое тело для получения желаемого: ночлега, одежды, украшений или денег. Безликий мужчина и такое же безликое кольцо. Эвелина положила его на алтарь и сделала шаг назад.
Ей протянули флягу, и она хотела было оказаться, ведь чувствовала себя плохо и кто знает кого могла заразить, но ее слишком уж настойчиво упрашивали отбить хотя бы глоток воды. Эви устало закатила глаза, чуть приподняла маску и отпила глоток, после вернула ее назад и начала озираться в поисках какой-нибудь скамеечки, чтобы отдохнуть. Конечно, Локвуд в сказке не молодела, а оставалась в том же возрасте, в котором сюда и пришла, но часть нее все-таки ощущала себя на свои настоящий возраст и отчаянно требовала хоть какой-нибудь табуретки.
И все же нет, снова Рук куда-то отправилась и поманила за собой. Эви поправила маску и одежду, после чего помахала остальным людям, привлекая их внимание, и показала в сторону коридора, призывая их идти туда же. Голоса у нее сейчас вряд ли хватит, чтобы хоть с кем-то поговорить.

+1


Вы здесь » Dark Tale » Сюжетные главы » [21-22.08 ЛЛ] Q: Фестиваль Непрерывного Мгновения