В самом деле, полная чувств, хорошего вина и любви ночь сменилась довольно прохладным утром, когда фея в свойственной ей изощренной манере показала весь свой арсенал двусмысленных и недвусмысленных намеков, явно или скрыто указывающих на дверь.
(c) Джеймс Блекмор

Сарцелл, ощущая себя ведьмаком в душе, ненавидел чертовы порталы.
(c) Сарцелл

Людям, которые любят бурчать на все и ненавидеть все, в компании Чижа приходилось всегда сложновато. Он составлял их противоположность, любя или хотя бы нейтрально относясь ко всему миру, даже к очевидно плохим его проявлениям. Во всем он видел свою прелесть, не останавливаясь на одном ярлыке и стараясь разобраться получше. Ведь даже самый отъявленный маньяк может быть хорошим человеком.
(c) Чиж

Представленная бумага была подделкой, естественно, но подделкой весьма качественной — в ней чёрным по белому было указано, что дракон, терроризирующий ныне деревеньку, был законной собственностью его, честного торговца гильдии, Имре Фаркаша.
(c) Имре

Как можно было им, исчадьям Геенны, доверить хоть что-то?! Но нет, Сказка, видимо, будучи сама женщиной, испытывала солидарность к товаркам – и вот, по его душу пришла очередная дочь бездны.
(c) Лойко

Это был прекрасный, изумительный день. Начался он с того, что Константин свою любимую, дорогу и родную женщину всем своим добрым сердцем хотел придушить.
(c) Константин

Больничный запах увивался за ним, словно пёс, разнося характерный аромат лекарственных настоек пустыми коридорами Башни.
(c) Артур Райнер

Ну конечно, это так по-фэйрийски, так по сказочному - "Твое дело - помогать нам, а свои оставь на сказочное потом, пока тебе не вставят новые палки в колеса".
(c) Фална Моргана

Он все летел. Упорно рвался вверх, или стремительно несся вниз, потеряв всякие ориентиры, Самаэль уже не знал. А может он и не летел вовсе – падал, на самом деле он затруднялся сказать.
(c) Самаэль

В его мире, во все времена, гадалки являлись чуть ли не синоним мошенничества - ведь нет способа более эффективного, элегантного и безопасного, чем обобрать человека, который сам на это согласился.
(c) Девил-Джо

Интересно, а подпадают ли сказочные вампиры под понятие "нежить"? Чтоб нет-нет да и сказать Джо так лениво — "Изыди!", и тот, захлопав перепончатыми крыльями, с воплями уносится в адские кущи...
(c) Артано

Крапинка ответственно понюхал буклетик. И так же ответственно отложил в сторонку, больше интересуясь своим новым снаряжением. В конце концов настоящим героям не нужны никакие инструкции, тем более если эти инструкции такие непонятные.
(c) Крапинка

Это Сказка – ему нужно привыкать к такому. Сегодня говорящий кот, а завтра прямоходящая акула. В конце концов, маленького дракона он уже повстречал.
(c) Нуар

Порядочный дракон свои долги всегда платит (ещё, правда, в долг не даёт и воров предпочитает есть, но это уже другая сторона вопроса).
(c) Форте

Назад дороги больше не было. Он сбежал от себя в Сказку. Теперь будет бежать от себя к Смерти. Дальше бежать некуда.
(c) Артано

Так, у тебя восемнадцать бойцов. Выдели мне четверых, кто имеет хоть какой-то опыт боевых действий. Которые не побегут при виде волка и не спутают рожу чудовища с моей.
(c) Гиль-Камиль-Каар

"Блядь, бесконечные бабы, бабы бесконечные, я что, все-таки в аду?" - подумал Лойко.
(c) Лойко

Поэтому он решил заявиться к звездочету в гости, - нет, не так как он обычно "ходил в гости", - а вполне официально и миролюбиво. Через дверь.
(c) Каминари

Кому вообще понадобились чугунные деньги? Для чего их использовать? Покрыть пол по новомодному дизайнерскому веянию? Или вскоре чугун подскочит в цене и станет дороже золота?
(c) Ариадна

Скриб чуть присел и закинул женщину себе на плечо, точно та была мешком с пожитками. Ну а что, она рассчитывала, что её понесут на руках как невесту под венец?
(c) Скриб

Ну да, точно. Он точно был в аду, потому что в аду без рыжих мужчин не обойтись, а тут их было сразу двое.
(c) Лойко

путеводитель сюжет нужные гостевая правила о мире роли магия расы внешности
❖ В Предместье неспокойно. Монстры — разумные и не слишком — недобро поглядывают на местных, принадлежащих к другим расам. Поговаривают о нескольких случаях нападения. Въезд в Предместье временно запрещён Гильдией Стражей.
❖ Творцы подали спорное прошение о постройке на месте Валденского рынка загадочного сооружения. Сами авторы спорного проекта не уточняют его целей и таинственно отмалчиваются. Сооружение сложной формы из бумаги высотой с пятиэтажный дом может быть возведено в Валдене к следующему году.
❖ На фермах выросли потрясающих размеров сливы — к несчастью, произошло это прямо на границе между грядкой господина Ръо и госпожи Хопли-Допли. Споры не стихают уже вторую неделю. (подробнее...)
Август года Лютых Лун
❖ На смену двум лунам пришли два солнца.
❖ В Предместьях видели тень Зверя и слышали шепот Яги. Теперь все знают – они здесь, они вернулись. Некий Большой Бен из Валдена утверждает, будто видел как однажды ночью в здание гильдии Стражей заходила женщина с белыми волосами в окружении самых страшных зверей, которых он когда-либо видел.
❖ Во время дождей многие начали слышать таинственный шепот. По миру то тут, то там ползают сгустки тумана, словно они живые. Гильдия Ученых настоятельно рекомендует воздержаться от прогулок в такую погоду и стараться держаться подальше от скоплений туманов.

Dark Tale

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Dark Tale » Личные главы » [18.07 ЛЛ] Новое начало


[18.07 ЛЛ] Новое начало

Сообщений 1 страница 5 из 5

1

НОВОЕ НАЧАЛО

18 июля ЛЛ

Окрестности Валдена

Эреда, Марек Пайнс

https://clientarea.netent.com/wp-content/uploads/cdn/951f17c9e6b5002f3712800d044f0451/02_street_background_crimescene.jpg

ПРЕДИСЛОВИЕ

В окрестностях Валдена произошло убийство – найдена мертвая девушка. Отличная возможность для Марека проявить себя, а Эреде – найти свою первую душу.

Свобода Воли: Да.

Отредактировано Марек Пайнс (2019-08-20 01:07:16)

+2

2

Солнце палило нещадно. На небе ни намека на облако. Ситуацию усугубляло отсутствие ветра. Она недолюбливала такую погоду. Бледная, практические белая кожа требовала хоть капли тени, но до заброшенного дома было ещё метров четыреста, если не больше.
Эреда тащилась в конце процессии, состоявшей, пока что, из трех человек. Одетая крайне непривычно в серый костюм, который делал её более тощей и высокой, она прям чувствовала, как ей сейчас не хватает ярких красок на теле и воздуха.
Мужчина, что шел самым первым – местный фермер, небольшого роста коренастый мужчина с широкими плечами и неестественно короткими ногами. Его лицо украшали пышные усы, скрывавшие верхнюю губу, череп же чуть ли не блестел на солнце от отсутствия всякой растительности. Он с опаской посматривал через плечо на Эреду.
Знает?
Долго выдерживать взгляда её рубиновых глаз мужчине не удавалось, и он вновь устремлял взор к дому.
- Её детишки нашли.
Он вытер мокрый лоб грязной бело-серой тряпкой, тут же в неё и высморкавшись.
- Дом давно заброшен. Я ещё юнцом был, оттуда семья съехала. Быстро так, даже вещи не все собрали. Странное дело было.
Эреда убрала выбившуюся из слабо затянутого хвоста прядь волос, понимая, что вот таких совершенно ненужных подробностей будет ещё сотня.
- Сначала к дому не подходил никто, а потом ребятня, хоть им и запрещали строго-настрого, потянулись туда. Вы же знаете этих детей.
Не знаю. Помолчи хоть минуту.
- Так вот, утром прибегают, в слезах, кричат, - фермер покачал головой, - ну я и пошел проверить. Прихожу, а там она. Я-то думал, что их так напугало. До сих пор по углам сидят.
Мужчина замолчал, словно задумавшись, хоть и подошел к основной части истории. Не про то, сколько на ферме животины, не про то, сколько у Гретты детей в этом году родилось, а именно к тому, для чего они в этот слишком жаркий день сюда приперлись. Эреда оскалилась, показывая острые зубы. И как не вовремя именно в этот момент коротышка повернулся в их сторону, тут же споткнувшись обо что-то под ногами. Чертыхнувшись, он отвернулся, но Эреда видела, как он сглотнул.
- Ох…  - мужчина мотнул головой, пытаясь вернуться в привычное состояние, - Элоиза красивая девка. Статная, - он замолчал на несколько секунд, а потом добавил, - была.  Замуж собиралась.
Фермер тяжело вздохнул. Эреда же радовалась приближению дома. Спасительное укрытие от солнца близко.
- Только вот за дней пять до свадьбы вдруг заявила, что любит другого, представляете? Уж тогда Родерик и напился. Драться ко всем лез. Говорил, что убьёт эту чертову суку.
Усач осекся, понимая смысл сказанного. Эреда усмехнулась.
- А потом и вовсе пропала, - продолжил фермер, делая вид, что ничего не произошло, - все думали – сбежала с новым хахалем. Мать море слёз излила. Бедняжка, что же с ней теперь будет. Элоиза единственная и горячо любимая дочь. Первая красавица в нашей округе.

Они наконец-то достигли цели. Дом оказался намного больше, чем казался вдалеке. Двухэтажный, с огромными окнами, за которыми скрывалась зловещая тьма. Здоровенная и явно тяжелая дверь открыта нараспашку, демонстрируя черную пасть, зазывающую внутрь. Возможно, Эреда понимала местных детей – дом выглядел маняще и крайне интригующе.
- Дальше я не пойду, - фермер замотал головой, словно подтверждая свои слова. – Второй раз не вынесу. Зрелище… жуткое.
Эреда прошла мимо него, ступая в приятную прохладу. В нос тут же ударил запах разложения. Пара шагов вперед, и она видит тело, заботливо уложенное на поломанные стулья или какой-то другой мебельный гарнитур. Чем ближе, тем сильнее запах, ударяющий в нос, заставляющий ощутить непривычное чувство тошноты.
Девушка, совершенно нагая, лежала, раскинув руки, глаза, когда-то бывшие ярко голубыми, а теперь поддернувшиеся пеленой, широко открыты, в них застыло непонимание. Чёрные длинные волосы разбросаны столь картинно, что у Эреды не оставалось сомнений – сделано это было специально. Взгляд заскользил ниже. Тело разбухло, цвет кожи приобрел сине-серый оттенок. Мертва она давно. Арлекин сделала ещё шаг вперед. Ей нравилась свежая плоть, а не стухшее мясо.
Самое интересное и нелицеприятное начиналось ниже груди. Живот был грубо вспорот, края рваные, видимо, предмет был тупой. Кишки, словно черные, жирные пиявки валялись вокруг. Что-то подсказывало – жертва мучилась. Умирала не один день.
Занятно.
Эреда вернула взор к лицу. Что-то смущало. Когда-то Элоиза была ярким и сочным цветком, это до сих пор сохранилось в ней, несмотря на совершённое, но что-то было не так. Словно старость коснулась нижней половины юного личика.
Она уже видела такое.
Где?
Эреда сделав усилие, приблизилась вплотную, присаживаясь на корточки перед мёртвой. Рой мух взвился вверх, недовольный, что их трапезу нарушили столь грубо. Ей не хотелось смотреть вниз. Она была уверена – найдет там целое поселение опарышей.
А вот губы, привлекшие куда больше внимания, были странно опущены. Она подхватила рукой в плотной перчатке нижнюю губу, оттягивая её на себя.
- Зубов нет.
Бывшая убийца приблизила лицо, в нос с новой силой ударил запах гниения, заставляя прикрыть глаза.
- Ни одного.
Попытка не дышать провалилась.
- Каждую лунку словно… прижгли?
Она повернулась в сторону своего «напарника», в который раз натыкаясь взглядом на его волосы. Ни на что другое. Именно на них,  заставляющие на долю секунды забыв о запахе, теле и жаре, проникшей даже в этот темный дворец.

Отредактировано Эреда (2019-08-20 11:06:14)

+2

3

В такую жаркую погоду Марек начинал ценить свои способности. Пока все вокруг обливались потом, он спокойно себе вышагивал в излюбленном черном костюме, выделяясь темным пятном на улицах, где каждый пытался одеться как можно светлее. Ну, хотя бы, очки с темными круглыми стеклами выглядели уместно. Хотя, пижонский видок рыжего стражника в этом умиротворенном  сельском пейзаже, в принципе, выделялся.
Откровенно говоря, Марек был городским жителем до глубины души и по доброй воле никогда бы не сунулся сюда, но, увы, долг зовет. Тем более, если в тон долгу подвывает новообретенный напарник, который, в сущности, является крайне кровожадным и опасным серийным убийцей. Но, будем искать позитив, верно? Давайте представим, что этот самый напарник защитит рыжего молодого человека в случае опасности. Вот, отличное оправдание. Все, паранойя, можешь спать спокойно, мы нашли тебе отмазку.
Марек следовал за мужчиной, который, похоже, и послал за стражей. Под аккомпанемент марековских: «Да неужели?», «Серьезно?», «Правда?», «Мда уж..»; проводник рассыпался во всяких мелких подробностях и деталях местной жизни. Некоторые, к вящему удовольствию стражника, оказались весьма полезными и наводили на целый ряд подозреваемых – бывший жених, кажется, его звали Родерик, молодой человек, к которому она собиралась идти, так же не стоило сбрасывать со счетов опозоренных родителей. В общем-то, работы непочатый край.
Дом выглядел впечатляюще. Прямо таки просился на плакаты фильмов-ужасов. Так зиял жутким дверным проемом, что Мареку даже идти не захотелось. Воспользовавшись поводом, чтобы оттянуть неизбежное, он остановился рядом с мужчиной, который отказался идти внутрь, и заговорил:
  - Хорошо, мы сами все осмотрим. Вы только далеко не уходите, у ме.. нас к вам будут еще вопросы, - бывший коп попробовал ободряюще улыбнуться и хлопнуть мужчину по плечу. Улыбка вышла так себе, так что рыжий проследовал вслед за напарницей в здание.
Первым в доме встретил, конечно же, запах. Запах разложения и гнили. Черт, а вот это вот плохо. Значит труп старый. Старые трупы мерзкие. Не то, чтобы стражник не видел в своей жизни мертвецов разной кондиции, но к каким-то вещам привыкнуть не получается. Над трупом уже хозяйничала Эреда. Есть же плюсы в таком партнерстве – ей, видать, подобное знакомство куда ближе и привычнее, чем Мареку. Труп был, кстати, совсем уж особенный. Такие очень любят демонстрировать новичкам, что б, так сказать, познакомить со всеми ужасами работы в полиции.
Разбухшее синее тело, кишки выпотрошены, мухи и прочие гады накрепко обосновались в мертвой плоти. Напарница что-то поискала у неё во рту, вскоре стало ясно что именно.
- Мда уж… Я надеялся на какую-нибудь бытовуху… - процедил Марек, зажимая в зубах сигарету, с тихим звуком и вездесущим запахом серы его рука загорелась. Подкурив от пламени, стражник похлопал себя по бедру горящей рукой, сбивая пламя, и только потом затянулся.  Все подозреваемые как-то разом отсеялись, слишком уж показушным было убийство. Жестоким и с заковырками.
- Вот знаешь, что самое отвратительное в Сказке? – обратился он к напарнице, - я бы мог просто сказать, что это сделали какие-то поехавшие сатанисты-культисты-ещебогзнаетчегоисты, но тут это может быть и какая-нибудь сошедшая с ума зубная фея, сатир, причаровавший её и решивший полакомиться человечинкой, и еще сто и один фрик.
Марек со вздохом достал блокнотик, принявшись делать в нем пометки: зубы отсутствуют, десна прижгли, волосы картинно разброшены, живот выпотрошен.
- Давай, для начала, осмотрим дом. Раз уж мы тут. Я что-то не горю желанием сюда еще раз возвращаться, плюс, наверное, надо вызвать кого-то, что б позаботились о теле, - негромко говорил парень, чиркая карандашом в блокноте. После чего достал винг, и отправил сообщение о теле, - Уверен, что тут сногсшибательный жуткий подвал. Дамы вперед.

+2

4

Ей пришлось подавить внутри себя желание смачно плюнуть в лицо своему «надзирателю». Вдох-выдох. Где-то она слышала подобное?  Там были ещё какие-то советы по успокоению и усмирению гнева. Вывести Эреду из себя не составляет труда, но в руках нет привычной столь приятной на ощупь рукояти. Она скучает. Безмерно. Это необходимо, словно воздух. Вонзить сталь в чью-то теплую плоть, видеть, как кровь стекает по лезвию, а крупные капли падают на землю. Ничего. Ей хватит и мыслей. Пока что.
Фальшивый джентльмен.
Но выбора у неё особо нет. Поднимается, наконец-то получая возможность отойти от тела. Осматривать эту заброшенную махину желания у неё никакого нет, а уж смысла она в этом видит ещё меньше, но всё равно шагает вперед, движимая внутренними ориентирами. Половицы под ногами жалобно заскрипели, отвыкшие от тяжелых тел.
В подвал совсем не тянуло, поэтому она двинулась к лестнице на второй этаж. Такой же дряхлой, как и всё здесь. Пускай холодное и влажное помещение Пайнс смотрит в гордом одиночестве.
Ступеньке на пятой под ногой послышался предательский хруст. Изо рта вырвался слишком уж женский возглас удивления. Прогнившая деревяшка проломилась, пытаясь утянуть ногу женщины за собой, но Эреда выступала акробатом не зря. Избежав позорного падения, она надеялась, что Марек не слышал вскрика. Кого она обманывает, черт возьми.
В который раз осклабившись, Эреда продолжила путь наверх, на этот раз слишком осторожно и мягко ступая на столь ненадежные ступени.
Проклятый дом, проклятое воскрешение, проклятый рыжий.

Конечно же, ни черта тут не было. Хлам, поломанная мебель, пыльные окна и порванные картины. Жуткие  и завораживающие.  У одной Эреда не смогла себя пересилить и остановилась. Полотно украшала монахиня, сложившая руки на груди. Лицо, испещренное мелкими, кровоточащими ранами, из пальцев вьются тонкие стебли, с уже увядающими листьями, но больше всего захватывали глаза. Черные, бездонные. Это тьма звала.
Эреда мотнула головой. Это с ней что-то не так? Или с домом?
- Дети.
Она отвернулась, успев ухватить взглядом распятие, на котором страдал, изнемогая, Иисус.
Божий сын в Сказке?
- Они здесь играют.
Фразы получались словно рубленные. Но говорить Эреде было непривычно.
- Тело сюда притащили, а затем изобразили натюрморт.
Рисующий трупами.
- Человек знал об шастающих здесь.
Она замолчала. Почудилось или ей это нравится? Попытка понять таких же как и она. Ухватить нить и идти по ней, словно Тесей.
- Может, он хотел, чтобы дети были первыми, кто увидит тело.
Пара секунд молчания.
- Или она.
Нельзя отрицать, что подобное могла совершить женщина.
Эреда двинулась обратно к лестнице с явным желанием спуститься вниз.
- Следы. Должны быть следы, если её волокли.
Конечно же, не факт совершенно, что убийца просто не притащил тело на плече, но попытка не пытка.
А затем как яркая вспышка. Эреда замирает.
- Нужно проверить, - замолкает, перед глазами чужие руки, крепкие, мозолистые, картины прошлого, что приходят каждую ночь, - узнать. - Почему-то произносить тяжелее, чем думать.  Ей жаль эту девушку?  - Не была ли она изнасилована. Посмертно.
Звучало омерзительно, но Эреда видела это. Когда-то давно и выжечь это не удалось.
А затем по дому разнесся дикий крик подбитого зверя, утопающего в своём горе, после которого послышались громкие, истеричные рыдания, в которых слышалось имя убитой.
Мать. Этот усатый уебок сказал матери.
Эреда теперь совершенно не хотела спускаться, помнила взгляд фермера. Конечно, её здесь знают.
- И ещё, Пайнс, - она уставилась на него, не мигая, - никто не берет в качестве трофея все зубы.

+2

5

Эреда кинула на Марека такой взгляд, как будто очень сильно жалеет, что это не он сейчас лежит со вспоротым брюхом и без зубов. На самом деле, она частенько кидала такие взгляды в его сторону. Это его слегка задевало – он же, по сути, ничего плохого не сделал. Скорее наоборот. Очень уж врядли кто-то ей бы разрешил расхаживать в одиночестве, участвовать в расследованиях и все такое, а тут, вместо целого отряда сопровождения один лишь рыжий стражник, да и у того, ну, не то что б много рычагов для принуждения.
Такие мысли отвлекали от дела, и уводили размышления куда-то в сторону, совершенно не то, о чем нужно думать в текущей ситуации. Хотя в таких случаях мыслей, обычно, не много. Слишком уж дико все выглядит. Пока что все размышления бывшего копа упираются в неизвестного нового жениха. Предыдущий не мог бы такое сделать. Насколько стало ясно из речи их провожатого – он был простым местным парнем без особой фантазии. Такие, если и убивают, то в состоянии аффекта душат, там, или разбивают голову о стену, или еще что-нибудь эдакое. Но никак не подобное издевательство. Слишком много жестокости. В прошлой жизни Марека про таких убийц снимают фильмы.
В подобных размышлениях, стражник двигался за напарницей, аккуратно переступая кучки хлама и внимательно осматривая их. К сожалению, в самих кучах не было ничего конкретного. Это могли быть как остатки от прежней съехавшей семьи, так и вещи, притащенные убийцей. Ну, или даже убийцами. Мало ли, сколько их могло быть.
На одной из ступеней Эреда оступилась и совершенно по-человечески вскрикнула. Марек уже хотел было попытаться её ловить, но быстро передумал, ему показалось, что подобные вещи чреваты тяжелыми увечьями, прежде всего, для самого ловца.
Они оказались в помещении с жутковатыми картинами, одна из которых была совсем уж пугающей, в нё то и уставилась, как загипнотизированная, Эреда. Пока напарница наслаждалась живописью, парень обошел комнату, опять же, внимательно, но весьма тщетно, осматривая пол и стены. Все слишком хаотичное, не поймешь, к какому времени какой хлам принадлежит. И тут Эреда снова заговорила. Причем так, будто это ей дается с большим трудом – выдавливала короткие слова и фразы, как будто ей что-то мешает.
- Не думаю, что знать о детях обязательно – все-таки это старый жуткий дом. Дети обычно обожают устраивать с ними испытания на смелость, - со вздохом проговорил Марек, как-то не цепляясь за эту мысль, хотя, кто знает, может быть она и дельная, так что стражник чиркнул в блокнотик и поставил рядом восклицательные знаки, - Думаешь следы остались даже после, сколько дней она тут уже, недели? 5 дней?
Ну а потом были слова про изнасилование. Всегда очень мерзко. Нет, рыжий стражник, конечно же, по долгу службы, сталкивался с подобными преступлениями повсеместно. Просто каждый раз они были мерзкими. А уж как проверять самостоятельно – в полиции для такого были специалисты, которые могли сказать, даже если нижняя половина тела представляет собой фарш.
Не успел Марек сказать и слова на это, как с улицы раздались рыдания. Вероятно матери. Черт, он же сказал ждать тут, сейчас сбежит вся деревня и кого-то линчуют.
- Твою же мать… - бросил парень, обгоняя Эреду и направляясь к выходу, на ходу пальцами затушив сигарету. Это вот правда очень дерьмово. Решив, что лучшая защита – это нападение, Марек, выйдя на белый свет, тут же выдал громким голосом
- Успокойтесь, Стража уже на месте и мы занимаемся этим делом. Прошу, будьте так добры, я хочу поговорить с отцом Элоизы, её женихом, лучшей подругой и тем, кто у вас тут старший, - он намеренно не сказал покойной, и очень сильно старался не бросать взгляды на рыдающую мать. Это жестоко и выставляет его не с лучшей стороны, но он здесь не ради того, что б успокаивать всех и каждого. В такие моменты чувствуешь себя последним дерьмом, но чем чаще такое видишь, тем быстрее понимаешь, что либо становишься жестче, либо пускаешь себе пулю в голову. Марек выбрал первое.

+2


Вы здесь » Dark Tale » Личные главы » [18.07 ЛЛ] Новое начало