Джейсона устраивала работа с Закари. Не смотря на заслуги перед Гильдией, Шандар давал себе отчет, что в обычной жизни он довольно бесполезен. Примерно на уровне собаки-компаньона. Вроде, взгляд умный, понимающий, какие-то простые вещи может делать самостоятельно, даже команды выполняет. А какашки после выгула все равно кому-то другому убирать приходится.
(c) Джейсон Шандар

Девчонки, чего, когда подрастают, за сахаром охотятся? Поэтому им на свидании конфеты дарят? И шоколадки? Чтобы тебя не слопали?
(c) Почуй-Ветер

Люди невероятны сами по себе, а вместе они собирались в единое целое, способное справиться почти с любой бедой..
(c) Эмиль

— Вот знавал я одну сестру милосердия , Авдотья звали, девчонка смазливая была, лет восемнадцать только только исполнилось, младше всего нашего брата почти, но ты только проверни чего, приобними или ещё чего, так она тебе потом так уколет, что хоть на стенку лезь, а присесть, неа , и стой весь день.
(c) Алексей Вольский

— Лист капудыни? — усмехнувшись и пожав плечами, тихо проговорил Вейкко. — Лично я считаю, что раз уж этот листик не способен привести к сокровищам или юной заколдованной принцессе, то это скорее лист бесперспективной капудыни. Лист беспердыни, черт возьми.
(c) Вейкко

Она никогда не делилась своим прошлым, мужчина даже за эти полгода вряд ли смог узнать хоть что-то стоящее, помимо возможности ящерицы находить неприятности на свою аппетитную задницу.
(c) Рене

— Вот знавал я одну сестру милосердия , Авдотья звали, девчонка смазливая была, лет восемнадцать только только исполнилось, младше всего нашего брата почти, но ты только проверни чего, приобними или ещё чего, так она тебе потом так уколет, что хоть на стенку лезь, а присесть, неа , и стой весь день.
(c) Алексей Вольский

— Зануда? Гм.. Да, говорили и не раз. Мои соратники считают, что одной из моих магических способностей, является атака монотонными витиеватыми речами, пока противник не сходит с ума. Ахахахахахаха… — На сей раз, Эссен раскатисто хохочет, хлопая себя по колену ладонью.
(c) Герман Эссен

В вечернее время в Сказке всегда начинает твориться всякое необъяснимое и жуткое непотребство. То за поворотом тебя тварь какая-то поджидает, то в тенях деревьев оживает что-то странное и не очень материальное, то ещё какая странность произойдёт..
(c) Дарий

Решив, что «убийца» не достоин жизни, люди также постепенно начинали обращаться с ним хуже, чем с диким зверем. Насилие порождало ещё большее насилие, вот только преступникам очень часто отказывали даже в базовых нуждах, что уж говорить о компетентной медицинской помощи. Виктор давно решил для себя, что невзирая на их проступки, не спрашивая и не судя, он будет им её оказывать. Потому что несмотря ни на что, они всё ещё оставались разумными существами.
(c) Виктор

Она никогда не делилась своим прошлым, мужчина даже за эти полгода вряд ли смог узнать хоть что-то стоящее, помимо возможности ящерицы находить неприятности на свою аппетитную задницу.
(c) Рене

Нет, они любили лезть в жопу мира. Иначе зачем вообще жить? Вообще от мира со временем достаточно легко устать, особенно если не соваться в его жопы. Но было бы неплохо из этой жопы выбираться с деньгами, да еще и с хорошими деньгами, чтобы там например меч новый можно купить.
(c) Керах

Ему замечательно спалось в канаве, учитывая, что в тот момент он был куда ближе к свинье, нежели единорогу, а то, что храп кому-то мешал — дык зря что ли изобретали такую замечательную вещь как беруши? И вообще это был не храп, а звуки прекрасной живой природы. Скотина он, в конце концов, иль где?
(c) Молот

Ротт не был бы самим собой, если бы так просто и безэмоционально забывал о долге и деле, которое умел и мог делать. А лучше всего ему удавалось то, что многие под прикрытием милосердия и некоего высшего блага не воспринимают всерьез: калечить, рубить, сражаться, умерщвлять и иным способом губительно воздействовать на внешний мир.
(c) К. Д. Ротт

Звали этого маститого мясного голема Дарий и, если Ротту не изменяла память, массивный и практически неподъемный меч за спиной у этого человеческого выброса применялся тем весьма часто. А это значило, что пользоваться он им, как минимум, умеет. И, конечно же, Бешеному Псу хотелось проверить сей тезис на собственной шкуре, а заодно и испытать бывшего сопартийца по гильдии на предмет личностного роста, и степени прогресса боевых навыков.
(c) К. Д. Ротт

Конечно многие посчитают странным то, что двадцатилетняя девушка приглашает детей в гости. Что такого интересного можно было найти в общении с детьми? Но Агнес — это несколько иной случай.
(c) Агнес

Вместо вытекающей крови — клубничное варенье. А вместо меня — каскадер, который сейчас встанет, отряхнется и пойдет дальше по своим делам.
(c) Джун Нин

Есть в этом что-то странное, полагаться на чужое зрение. Хотя оно как бы уже твоё собственное, но все равно это иная перспектива, ведь твои глаза всегда закрыты. Все сложно. Зато никогда не заблудишься. Ведь если смотришь на мир с высоты птичьего полета, всегда знаешь, куда приведет тот или иной поворот.
(c) Стрикс

путеводитель сюжет нужные гостевая правила о мире роли магия расы FAQ
❖ Гильдия Стражей ожидает беспорядки на фоне приближающегося Дня Зверя.
❖ Где-то в холмах неподалёку от Валдена, по слухам, поднялся из земли древний трон. Говорят, тот, кто просидит на нём всю ночь, утром встанет либо мудрецом, либо сумасшедшим.
❖ В поселении объявился отец Забин, весьма странный тип, который коллекционирует святые символы любых форм, размеров и конфессий. Всем известно — он каждый год начинает поклоняться новому богу. Одни говорят, что он шарлатан, другие же — что он может даровать благословение от любого известного бога. (подробнее...)
Октябрь года Лютых Лун
❖ Свет и жара от двух солнц негативно влияет на все окружение; невыносимая жара, гибель урожаев на фермах. Кое-где в Валдене начали плавиться дома..
❖ 29 сентября года Лютых Лун в парковом районе практически полностью уничтожено четыре дома, девять задеты взрывами и пожарами. Погибло семнадцать человек и фэйри, пострадало около тридцати, в том числе многие ранены не последствиями взрывов и пожаров, на их телах обнаружены колотые раны в жизненно важные органы.
❖ В ходе Совета Гильдий решили временно отказаться от войны с Ягой: в такую жару просто невозможно двигаться и что-то делать.

Dark Tale

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Dark Tale » Незавершённые эпизоды » [16.07 ЛЛ] Q: Beat The Devil's Tattoo


[16.07 ЛЛ] Q: Beat The Devil's Tattoo

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

BEAT THE DEVIL'S TATTOO

16.07 ЛЛ

Гильдия Творцов

Альба, Дарлинг

http://s8.uploads.ru/ogqy7.jpg

ПРЕДИСЛОВИЕ

Альба просто захотела тату. Но в Сказке все простое - сложно.

...

+2

2

У Альбы выходной. За свой счёт. И не выходной вовсе, а отгул. По убийственно нелепой. Да-да, такой, что получишь промеж глаз и не успеешь удивиться – бинди с опаленными краями и запахом палёной плоти. От последнего Альба отказывается с превеликим удовольствием. Иные культуры малость не увлекали раньше, а сейчас и подавно стояли в горле комом.

У Альбы дел нет, зато есть желания. Скромные, очень милые и почти наивные. Альба хочет новую спину. Если вы, конечно, понимаете, о чём речь. Татуировок у Альбы раньше не было. Да и не очень хотелось. Тогда. А сейчас хочется. Смотришь на затейливые рисунки и вздыхаешь, желая перенести кусок сказки на свою кожу. Главное, чтобы Воля не вмешала со своим оригинальным видением на чужие желания и помыслы.

А ещё Альбе хочется отвлечься. Месяц выдался больно насыщенный. Головные боли стали естественной частью жизни, от которой нигде не укроешься. Даже в Норвежском лесу. Альба уверена, хотя и не пыталась. Разве что отрубить голову на радость голодным монстрам. Дешёвенько выходит.

А Альба предпочитает дорогие удовольствия.

Потрёпанная кожаная куртка неприятно скрипит при малейшем движении. Выбора, кстати, всё равно нет. Казённый плащик канул в обломках одного малоприятного особнячка. Туда ему и дорога, если честно.

Так вот. О дорогих удовольствиях.

Альба, если честно, обратилась к Творцам так… Шутки ради. Скромное жалование детектива подобные запросы не покроет, а очередная авантюра от уникальных представителей гильдии Творцов могла закончится… не самой героической славой среди Валдена и прочего населения. У Альбы и так с удачей всё как-то не ладится, а тут работай.

На запрос ответили. Да как-то странно. Альба, честно говоря, не поверила. Без чутья, логических цепочек и причинно-следственных связей. Просто не верила. Так не бывает.

Но не в Сказке.

Как же иногда сложно принять то, что здесь всё с ног наголову да с ковра на люстру.

В записке – не записке (иногда хотелось серьёзно поговорить с собственным недопочтальоном старым добрым методом кнута) указывалось день, время и куда идти. Альба совсем не против пройтись. Даже если это окажется галлюцинацией, вызванной неверным соотношением присланных Непэнте трав. И такое, знаете ли, бывало. Эксперементатор - трудоголик.

Альба надеется, что эти сапоги не угробит. Иначе снабженцы лично вздёрнут на особо длинном неуёмном хвосте. А ведь Альба и правда старается никуда не лезть. Сказочное везение сказывается, не иначе. Уж оно-то вцепилось мёртвой хваткой в горло с первых дней жизни. Иронично, не правда ли? Воле явно такое по душе пришлось.

Но, как говорили много-много раз: мы предполагаем, а случай располагает.

Альба отказываться не спешит. И на встречу не спешит. Обходит подозрительно тёмные лужи с их манящей искристостью, пинает попавшиеся мелкие камни и старательно делает вид, что не имеет никакого отношения к Страже. Спокойствие, только спокойствие и лицо поглупее. Чай не на плаху торопится.

Не на плаху. Но больно Творцы своеобразные. Не знаешь, когда когти драть, а когда спину гибкую под ладони ласковые подставить. Альба до ласки незатейливой охоча. И о красоты всякой. Той самой, что спинку жаждущую и обновит.

Альба не хочет снова и снова вспоминать не самые радостные моменты сказочной жизни, цепляясь взглядом за огрубевшую кожу и яркие рваные шрамы. Они тоже заслужили своего звёздного часа.

Альба глубоко вдыхает, подходя к главному (или какому там, никогда не интересовалась) входу в здание гильдии Творцов. Да так вдыхает, что грудь колесом, а в ушах звенит. Шумный выдох с сухим кашлем.
Впору хотя бы затянуться, но… неприлично, что ли, пред важными встречами портить дыхание.
О том, что это уже не поможет, думать не хочется.
Альба едва не срывается на бег, резко останавливаясь у самых "ворот" в неизведанный мир.
Отчего-то стало удушающе страшно. Ну так. Нервишки пошаливают. Ибо маньяки – это не страшно, а вот Творцы – это уже уровень повыше. И посолиднее.

Воля, пожалуйста, отвернись ненадолго, чтобы не видеть сего неподобающего поведения стража, у которого коленочки подгибаются.

Отредактировано Альба (2019-08-12 23:51:24)

+2

3

Чернильник сказал, что тело в целом неплохое. Оценил подвижность мышц в кистях рук, погнул шею и спину. Дарлинг мог только понимающе и тонко улыбаться - каждый раз, когда Чернильник, скучая, просился погулять, он вел себя с непередаваемой манерой благородного лорда, как будто не он сам выползал на свет, а его долго и упорно умоляли явить свой лик народу.
Чернильник хотел дела. Изнуряющее нытье, порча казенной кожи - и как ловко сложились обстоятельства, когда Дарлингу вдруг дали знать, что кто-то, какое-то невинное существо, прислало просьбу сделать ему татуировку.
Чернильник ухватился за эту заявку, как за соломинку.
Дарлингу оставалось только одобрить, назначить день - да и встретить?
В этот раз Чернильник занял тело высокого - но все еще ниже Дарлинга - юноши, худощавого и болезненного вида. Эстетично красивого при всей угловатости. Мастер с легкой усмешкой вспоминал, что самого Дарлинга Чернильник разукрашивал будучи низенькой, хрупкой, тоненькой девочкой с забавной рваной стрижкой. Черные волосы, черные глаза, простое черное платьице - и крепкое словцо через каждые пять минут. Чернильнику тогда было весьма неудобно, но вариантов у него особо и не было.
Чернильнику подходило не каждое тело.
Можно было сказать, что Дарлинг и Чернильник дружили.
   - Я чую, - голос Чернильника звучит неестественно. Как будто искажается - Дарлинг верит, что его товарищ чует. Буквально прилипает лицом к одному из окон - ему плевать, что они выходят не туда, откуда идет чуйка, - Ведите!
Мастер просит, подзывая проходящего мимо живчика, привести в комнату любого, кто стоит у дверей Гильдии с потерянным видом. Чернильник чуял - а Мастер ощущал.
Живчик, верткий ребенок с россыпью веснушек на лице, встретил Альбу с уверенностью человека, которому поручено. А что вы тут стоите? Вам же назна-ачено. Вы заставляете М а с т е р а ждать!
В его голосе слышалось обожание, смешанное с трепетом.
И осуждением. На Альбу. Глупая-глупая взрослая, стоящая, ни туда, ни сюда, в своей неуверенности, когда ей назначено. Возмутительно!
Он не брал ее за рукав, не тащил насильно - но вел какой-то своей детской строгой харизмой, проводя десятком дверей и коридоров, пока не впихнул буквально девушку в комнату, где Чернильник елозил щекой по стеклу туда-сюда, не зная, чем себя занять от нетерпения, а Дарлинг, приложив ладонь к челу, ждал, когда это уже закончится. Чернильника нельзя было оставлять без присмотра. Его нельзя было покинуть. Приходилось оставаться - а сколько будет волокиты потом, когда демон навеселится и успокоится! Уложить его во флакон, запечатать, вернуть в ложе шкатулки, запечатать, вернуть в чувства хозяина тела, отдать обещанную плату, отпустить с миром.
Гостью Мастер встретил теплой улыбкой. Улыбка эта, однако, оказалась достаточно красноречива, чтобы дернувшийся было Чернильник сел на подоконнике ровно и тоже улыбнулся. Попытался.
   - Добро пожаловать, Альба, - Мастер, по крайней мере, поинтересовался именем посетителя заранее, - итак, ты здесь за...
   - Татуировкой, - хищно ввернул свое словцо Чернильник.
   - Верно, - кивнул Мастер, разглаживая складки на своем довольно простом рабочем костюме, - мы хотели бы выслушать твои пожелания.
Жест, приглашающий сесть на удобный, но какой-то одинокий, стул в центре комнаты. Никаких машинок, устройств и всего прочего видно пока не было.

[nick]Чернильник[/nick][status]избавь от вопросов[/status][icon]http://sd.uploads.ru/LTRBt.png[/icon][sign]делай все то, что я говорю[/sign]

+2

4

Альба – женщина подозрительная (а потому живая), но на чужую живость отреагировала кисло. Впрочем, тут же одёрнув себя, в лице не изменившись. Разве она ожидала иного? Точнее, ожидала хоть чего-то? Творцы вне ожиданий. О Творцах лучше не думать, не понимать. Смириться и принять. Нервы да здравый смысл целее останутся.

В своё время Альба даже уличных художников избегала, скрываясь в тенях проулков точно… Трусливая крыса. Сейчас была «трусливая киса». Дел это не упрощало. А хотелось бы. Как и клацнуть зубами над ухом юркого мальчишки. Но престиж, образ… Лень.

Альба точно на мгновение забывает о страхе, абстрагируясь и запираясь. Разве что не заискрилась зеленоватыми проблесками пламени, погружая окружающий мир в зимнюю горную стужу. Этого хотелось меньше всего. Пламя у Альбы больно свободолюбивое и игривое. Никогда не умеет остановиться вовремя.

Но это не мешало привычным жестом скользнуть кожей перчаток по волосам, убирая не менее непослушную чёлку с взмокшего лба и неторопливым широким шагом устремилась за провожатым. В общем-то, веснушчатое создание говорило правду. Альба несколько припозднилась.

Волноваться удел слабых.

Альба была готова признаться, что это ни капельки не зазорно. Бояться и нервничать нормально. Даже когда лицо у тебя тугая восковая маска, сжимающая кожу и растягивающая губы в дежурной улыбке. Иначе улыбаться не получалось давно. И Альба не уверена, что получилось бы будь она под страхом смерти.
Особенно сейчас.

- Salve! – прозвучало на удивление бодро. Альба расслабленно опускает плечи, сощурив глаза. Хорошо держится. Наверное? – Благодарю за приглашение - поправьте, если я ошибаюсь – сеньор глава гильдии? Верно, я здесь за ней.
Вставить слово удалось. Даже голос не дрогнул. Великолепно-великолепно. Можно наградить себя чашечкой кофе. Потом. Если силы останутся. В чём сомневаться приходилось.

Альбе нравится глава Творцов. Если прежде до детектива долетали лишь обрывки, смазанные описания и прочие осколки образа, то сейчас можно дополнить краткое досье в старом разваливающемся блокноте внешним описанием. Альбе определённо нравится.

Опускается на предложенный стул, лениво скользя взглядом по комнате. Не то, чтобы интересно. Не то, чтобы хотелось спрятать глаза… Привычка, которую сложно искоренить приложи усилия хоть десятка захотевших помочь лиц. И способ взять себя в руки.

У Альбы специфический вкус на людей. По словам некоторых осведомлённых лиц – мягко говоря, странноватый. Альба любила Силу. В любом её проявлении. Ту, которую не скроешь ни робостью, ни стеснением. Ни физической слабостью, ни душевной неполноценностью. А Дарлинг был Силой. Не наделён, а само воплощения. Альбу слепит.

Всё нутро ощетинилось, напряглось.

Заныли дёсны у клыков, сжались в ладони кулаки.

Альбе определённо здесь нравится, пускай сердце колотится, а ноги отказываются держать.

- Пожелания, верно, - облизывает пересохшие губы, расслабляя ладони. У Альбы одно пожелание. Помнить, но забыть. Не забывать, но стереть. Противоречие впивается в кожу ломающей кости хваткой. Однако приходится решать. – Оно одно.

- Я хочу, - Альба порывисто встаёт, вздрагивая от слабости в теле. Скидывает куртку на спинку стула (о сила привычки!), расстёгивает плотную рубашку, обнажая смуглую кожу и простое белоснежное бельё, поворачиваясь спиной. – Хочу украсить оставленные метки. Они не особо радуют взгляд, в отличие от ночного неба. Возможно, я не отличаюсь оригинальностью, но хотелось бы думать, что прятать Луну, а не непонятные блёклые росчерки под одеждой.

Рваные, плохо сросшиеся шрамы иной раз ныли на непогожий денёк. Рассекая спину тонкими полосами почти от шеи до самой поясницы, чудом минуя позвоночник. Пятно другого шрама, точно спрут, потянулось от поясницы вверх, по боку к рёбрам. Альба не знает, как осталась в живых. Каждый чёртов раз.

Лёгкая вуаль смущения окрасила щёки пунцов. Но отнюдь не от вынужденной, порывистой, слишком резкой наготы (Альба изначально планировала не разводить долгих разговоров). Накрыло осознание собственной незрелости, вылезшей именно сейчас – спустя пару десяткой лет после необходимого. Лучше поздно, чем никогда, верно?

И почувствовала себя слабой. Едва заметно вздрагивая под чужим взглядом.

Что бы ни судачили, Альба оставалась женщиной со своими заморочками и падкой на силу. Как собственную, так и чужую. Почти как герой телепередач.

+1

5

Если бы Чернильник умел читать мысли, он бы умер от смеха. Если бы, конечно, мог бы еще и умереть.
Впрочем, его-то даже не мозг, а вся сущность, перестраивается на "пожелания". Увиденное повергло и вовсе в полный оторванный от реальности восторг.
Чернильник присвистнул и повернул горящее нетерпением лицо к Мастеру, который, кажется, даже не двинул и бровью за все это время:
   - Видишь?! Тут работы на целую с п и н у. Прикинь. Как в старые добрые! Что за благословенный день, я как чувствовал, я как знал!
Так мог бы радоваться столетний скаредник, нашедший под половицей кошель в золотом - не своим. Точнее, уже, после нахождение, ставшим его.
   - Дамочка, а, дамочка? Слыш-шишь? Я буду тебя трогать! Т р о г а т ь! Но ты не дергайся. Мое искусство не терпит дерганий.
Чернильник зашелся каким-то сдавленным гиеньим приглушенным захлебывающимся смехом. Который оборвался так же внезапно, как и начался - Чернильник вдруг, посерьезнев, распрямился и сказал абсолютно ровным, глубоким, голосом:
   - В конце концов, это моя работа.
Одно можно было сказать наверняка - Дарлинг даже не был причастен к прояснению разума своего коллеги. Мастер спокойно закинул ногу на ногу, сложил руки на груди и, кажется, вовсе собирался вздремнуть, прикрыв глаза.
   - Да, прям как в старые добрые, - отозвался он будто бы и нехотя.
Чернильник же, обойдя стул, встал перед Альбой так, чтобы хорошо видеть ее глаза.
   - Знаешь, в чем твоя проблема, моя дорогая жертва? Ты думаешь, что прийдя сюда, ты просто скажешь вслух свои хотелки - и мы магически сделаем тебе конфетку из воздуха?
Цвет глаз Чернильника только казался черным. Нет. Багровеющий, как переспевшая вишня, с этим неуловимым алым оттенком. Его собственные глаза, не глаза человека, что он занял.
   - А вот и нет. Все зависит от тебя. Чувствуй правильно, правильно дыши, правильно бейся сердцем. Если ты хоть в чем-то соврешь сама себе - твоя вина, и только твоя!
Окончание фразы Чернильник буквально выкрикнул ей в лицо, агрессивно и со злобой, как будто Альба уже была в чем-то виновата.
Мужчина начал ходить туда-сюда, не глядя на женщину, и заложив руки за спину. Было видно, как те начинают медленно чернеть, сначала неуловимо серея, начиная с кончиков пальцев.
   - Расскажи. Все, что ты считаешь важным, что может повлиять на то, чтобы твои пожелания сбылись.
Могло показаться, что Чернильник ждет историю шрамов или каких-то биографических вещей из жизни Альбы, но.
   - Как тебе погода? Гильдия? Что ты думаешь о фарфоровых вазах? Сколько песен о трубопроводе ты знаешь? Что угодно, самое, самое важное!
[nick]Чернильник[/nick][status]избавь от вопросов[/status][icon]http://sd.uploads.ru/LTRBt.png[/icon][sign]делай все то, что я говорю[/sign]

Отредактировано Дарлинг (2019-08-17 18:35:17)

+1

6

Альба вздохнула. Чужого восторга она не разделяла. Говорил будущий мучитель (Альба была уверена, что уши свернутся в элегантную трубочку в скором времени) точно чирикал насупившимся воробьём. Воробьи на подоконнике не прилетали с тех времён, как один фэйри привёл детектива в Сказку. Отдал на потеху Воле и… не привёл с собой воробьёв. Но, кажется, это даже хорошо.

- Да, пожалуйста. Только без попыток оттяпать кусок, - пошутить не вышло. Запал как-то пропал, стоило только вглядеться в чрезмерно активного татуировщика и главу гильдии. Волюшка, за что ж ты так с бедным холдом? Иль чем усы не угодили, иль мех недостаточно густой? Альба искренне хотела винить во всём рок, провидение, стечение обстоятельств, но… Виновата была в собственном робком, цыплячьем, поведении сама. Глупая мартовская кошка. Как не стыдно.

Хотелось плюнуть какой гадостью в ответ. Нет, ну, честное слово, кто так с клиентом разговаривает?! Возмущение было оборвано в зародыше. Хватит жадничать. Не проси больше, чем можешь сожрать, большая глупая кошка. А то больно разевать роток на всё стала. Альба могла бы обратиться к гордости детектива, но откинула столь бесполезную мысль. После майских неприятностей с головой начались определённые проблемы.

И долг больше не являлся спасением.

- Нет, это, конечно, было бы замечательно. Но когда что-то работало так, как хочется? - вполголоса. Альба даже не надеялась, что слова достигнут нужных ушей. Ну, хоть попыталось. Говорить как-то расхотелось.
Последний раз такой нагоняй получала Альба лет сорок назад, будучи ещё более нелепой, нескладной и порывистой чем сейчас. Верно, сейчас хоть останавливаться вовремя научилась.

Или не очень.

Альба зажмурилась и шмыгнула носом, стараясь не чихнуть. Чужое дыхание вызвало желание перекинуться в кошачье тело и умыться. Или хотя бы широкой лапой утереть морду. Тьфу ты, как песка в глаза насыпали. Сейчас покраснеют белки, как чужие глазища. И думай потом что делать.
Альба ничему не удивлялась, но в обществе любителей дышать окружающим в лицо чувствовала себя некомфортно.
Хорошо, что глава Творцов несколько сбавил обороты своего великолепия, и превратиться вновь во влюбчивую девчонку детективу не грозило. А то плавали, знаем. Снова придётся предавать что-то огню.

Альба не сдержала судорожного выдоха.

Заныли виски. Снова. Кажется, ей не очень хорошо.

Пытается расслабиться, сведя лопатки и опустив немеющие руки. Чистые. Смуглые. С выделяющимися розоватыми ногтями на кончиках холодеющих пальцев. Смотрит на руки татуировщика и думает.

Слипаются от сухости губы и голос хрипит. Ещё больше, чем обычно. Альбе хочется пить. Она-то готовится рассказать какую-нибудь занятную историю о сказочном бытие, но…

- Ха? О, это очень интересные вопросы. Если уж просите сказать на чистоту, - адаптироваться вышло быстрее, чем ожидалось. Впрочем, выбора-то не было, а за способность смиряться и принимать обстоятельства Альбу даже ценили. Кто ещё согласится тащиться в болото за вещдоком, потому что умеет прыгать высоко и далеко? Так ещё и сговорчивый как наивное дитя из золотой клетки. Окей, ладно. Она просто любит свою работу.

– Сыро и грязно, - Альба вздыхает. Болтать так болтать. Это она умела. - Шерсть так к телу и липнет, хотя это лучше духоты. Дышать хотя бы можно.

- М, интересная планировка. Интересно, сколько здесь потайных ходов и не разумно ли здание, случайно? Было бы неплохо осмотреться. Редко, когда побываешь в таком… необычном месте, - хотелось сказать «пугающем и странном», но не была уверена, что это не результат нелепиц и небылиц от впечатлительных коллег.

- Не люблю фарфор. Он смотрится громоздко и нелепо, вызывает желание сломать его к чертям собачьим, - Альба захлопывает рот. Что она только что сказала?

Как-то разоткровенничалась, даже подозрительно.

Щурится опасливо, выстукивая пальцем по боку. Напрягает. Раздражает. Бесит.

Альба точно слышит скрипящее клокотание над ухом и искажённый детский всхлип.

Чёртов фэйри! Чтоб ты горел заживо.

- А ещё бы я не отказалась перегрызть глотку одному ублюдку, - язык – враг всего живого. Альба начинала задумываться, что он ей ни черта не сдался. – А, может, и парочку. Или сжечь живьём.

А пила ли она утром чай с успокоительным? Кажется, нет.

Нервная дрожь пробила нервы. Внутри что-то свербит. Горит. И просится наружу. Почти до боли. Но Альба даже не моргает лишний раз. Это пройдёт. Всегда проходило.

Альба настоящая дура.

Ожидаемо.

+1


Вы здесь » Dark Tale » Незавершённые эпизоды » [16.07 ЛЛ] Q: Beat The Devil's Tattoo


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2020 «QuadroSystems» LLC