Многие знали её, в славе - сила её; твари, монстры, чумные псы да крысы сбегались к ней со всех углов, со всех эшафотов, ища защиты и крова - не он первый, не он последний узнает её в лицо. Вот только это лицо она показывать не готова.
(c) Жимолость

Тень смеётся глухо, отчаянно, стуча зубами о зубы и впиваясь лопатками в целое ещё стекло. Их не двое здесь — трое. Primum non nocere тебе в глотку, кровожадный кусок дерьма. Возьми себя в руки, дыши, дыши, дыши, говорю. Ты живой, а она — мёртвая, мертвее всех, и нет её здесь, и быть не может.
(c) Тень

Не дошел бы он до дому. И до Фитцроя бы не дошел. Никуда бы он не дошел; расправил бы черные крылья, разбросал бы черные перья, разметал бы черные клочки да по черным закоулочкам - и остался бы в черном пакете, получив в белый лоб черную пулю.
(c) Жимолость

Нет, господин Доджсон, ничего, всё в порядке, спасибо за беспокойство, и вам тоже самых мирных снов. Кошмарных снов о ваших мёртвых, скрежещущих зубами у порога дочерях, господин Доджсон. Нет, вам, должно быть, послышалось. Рад был увидеться. Очень, очень рад.
(c) Тень

Люди с дырявыми мозгами щемятся в переулки и помойки, захлопывают створки, щёлкают замками, как собачьими челюстями; Предместье хохочет утробно, слышно только детям, как она ловко подменяет улицы, личности, реальность.
(c) Ярогора

— Отпусти, — шипит он с голодной улыбкой и знает: выдрать из деревянных внутренностей стула его дрянную спинку так же просто, как очистить от лишних костей да мяса чужой хребет. Непропорционально, неправильно длинный.
(c) Тень

Когда они вырезали целые селения язычников, никакой полк не соглашался ночевать вблизи: все чаянно верили, что после смерти люди, отказавшиеся от Бога, ходят демонами несколько ночей, и шепчут. Шепчут. Сжимают руками головы живых и давят, могут так до самой церкви висеть «терновым венцом». С язычниками всегда ходит что-то ещё.
(c) Ярогора

Больничный запах увивался за ним, словно пёс, разнося характерный аромат лекарственных настоек пустыми коридорами Башни.
(c) Артур Райнер

Говорят, что этих ненастоящих звёзд столько же, сколько холдов есть в мире. Банально, но кто знает, а ну как правда? Во время любых катаклизмов, говорят, звёзд и вправду становится меньше. Она, по счастью, не застала...
(c) Лидия

Шейли выскочила наружу первой, через черный вход, решив не признаваться себе, что она только что начала и выиграла у Лидии гонку "кто доберется до улики первой".
(c) Тина Шейли

Вилкой с изогнутыми зубьями Лира царапает на сколотой грани стола созвездие; ее брови чуть сведены вместе, выражая то ли крайнюю степень сосредоточения, то ли просто желание немного подумать.
(c) Лира

Она ведь тоже убивала. Не мечом. С любовью, по-матерински, по-сестрински мягко - "я помогу", "я разберусь". "Я знаю, где-то есть из этого выход, потерпи еще разок, станет легче".
(c) Софья Раневская

...Всё было бы проще, если бы такие бланки можно было печатать на двух разных листах, но закон есть закон, и Хцио следовал его букве безукоризненно. И с небольшим удовольствием.
(с) Хциоулквоигмнзхах

Дыхание монстра позади говорило о том, что некоторые блага человеческой жизни (вроде зубного порошка или, на худой конец, зубочисток) до низших форм будут идти еще очень, очень, очень долго.
(c) Жимолость

Она ведь этого хотела. Искала. Ждала. Чтобы в мире появилось хоть что-то, способное её сломать. Сломать, чтобы выпустить на свободу. Но что теперь, Ярогора? То, что должно было тебя сломать — сломало. Но оказалось, что освобождать некого.
(c) Ярогора

Ешь меня, отрывай еще и еще — и служи до последней капли кипучей крови, пачкай руки грехом убийства, разврата, алчности. Чужие руки, чужой грех. Руки Яги чисты, белы и пахнут молоком и хлебом.
(c) Жимолость

Спонтанный крик или дёрнувшаяся рука может произойти в любой момент и сломать всё, что готовили несколькими днями. Поэтому они пьют. Много. Хорошо. И жуют опустелую траву.
(c) Ярогора

И Валденская Католическая ей, конечно, чужая. Не Исаакиевский, и даже не Лютеранская на Невском - скорее реплика настоящей церкви, последняя, отчаянная попытка зацепиться за начитанное в реальности писание. Ждать и верить в Христа там, где его очевидно нет - глупость. Так посмеиваются над верующими в Башне, и Раневская только смущенно улыбается - "глупость, верно", и ей совсем не хочется спорить.
(c) Софья Раневская

Интересно, а подпадают ли сказочные вампиры под понятие "нежить"? Чтоб нет-нет да и сказать Джо так лениво — "Изыди!", и тот, захлопав перепончатыми крыльями, с воплями уносится в адские кущи...
(c) Артано

Крапинка ответственно понюхал буклетик. И так же ответственно отложил в сторонку, больше интересуясь своим новым снаряжением. В конце концов настоящим героям не нужны никакие инструкции, тем более если эти инструкции такие непонятные.
(c) Крапинка

Читал утренние письма дома, в тайне от коллег, и только после этого покидал жилище — такова стратегия выживания управленца высшего звена. Да и молиться на рабочем месте неудобно.
(c) Тайб

Такое по-детски простое описание всего, что давит в груди (”не виновата!”), кажется святотатством. Дьявол кроется в деталях.
(c) Жимолость

— Извините, миледи, что не в яблоках, — язвит Ярогора в ответ, — но ты это сожрёшь, — заканчивает разговор.
(c) Ярогора

Её тянет просто опуститься на колени здесь и сейчас, и будь что будет – но вместо этого она опирается кончиками пальцев на столешницу, ища поддержки, и делает то, что должно.
(c) Тина Шейли

Назад дороги больше не было. Он сбежал от себя в Сказку. Теперь будет бежать от себя к Смерти. Дальше бежать некуда.
(c) Артано

Так, у тебя восемнадцать бойцов. Выдели мне четверых, кто имеет хоть какой-то опыт боевых действий. Которые не побегут при виде волка и не спутают рожу чудовища с моей.
(c) Гиль-Камиль-Каар

Сказки есть сказки, и неважно, сколько в них правды – однажды разумные существа берут какой-то факт, навешивают на него мишуру и вуаля! Готовая сказка на блюдечке.
(c) Гиль-Камиль-Каар

Есть такая вещь — красота. И если бы Гекльберри попросили придать этому понятию какой-нибудь приятный визуальный образ, ещё вчера он бы назвал Синтию с обложки Стальных Монстров июля 1998 года.
(c) Гекльберри

Март был Петербуржский, с давящим, низким серым небом, снег таял коричневыми разводами слякоти. А год назад на ветках уже цвели почки; Сказка непредсказуема.
(c) Софья Раневская

Поэтому он решил заявиться к звездочету в гости, - нет, не так как он обычно "ходил в гости", - а вполне официально и миролюбиво. Через дверь.
(c) Каминари

- Помимо гаданий и предсказаний судьбы, я также могу заглядывать в прошлое, относительно недалекое, и видеть те события, при которых присутствовал… кхм… этот ботинок, - гадалка жестом указала на изделие из коровьей или не очень кожи.
(c) Аншара

Это же подумать только, в Сказке живет белый пушистый пес размером с некоторые домишки, у него есть своя собственная роща с десятками песиков поменьше и игрушками, а Шадани об этом ни сном, ни духом!
(c) Шадани

Кому вообще понадобились чугунные деньги? Для чего их использовать? Покрыть пол по новомодному дизайнерскому веянию? Или вскоре чугун подскочит в цене и станет дороже золота?
(c) Ариадна

Запах крови ударяет в нос. Эреда закрывает глаза, втягивая этот аромат, пытаясь наполнить им каждый бронх. Не свежая, но тоже бодрит. Она ведома этим. Движется, словно хватаясь за незримую алую нить.
(c) Эреда

Но иногда случаются моменты просветления и монстры пробуют взять обстоятельство в свои лапы. Или же зубы, как это предпочитает делать Зэнхи.
(c) Зэнхи

путеводитель сюжет нужные гостевая правила о мире роли магия расы внешности
❖ В Предместье неспокойно. Монстры — разумные и не слишком — недобро поглядывают на местных, принадлежащих к другим расам. Поговаривают о нескольких случаях нападения. Въезд в Предместье временно запрещён Гильдией Стражей.
❖ Творцы подали спорное прошение о постройке на месте Валденского рынка загадочного сооружения. Сами авторы спорного проекта не уточняют его целей и таинственно отмалчиваются. Сооружение сложной формы из бумаги высотой с пятиэтажный дом может быть возведено в Валдене к следующему году.
❖ На фермах выросли потрясающих размеров сливы — к несчастью, произошло это прямо на границе между грядкой господина Ръо и госпожи Хопли-Допли. Споры не стихают уже вторую неделю. (подробнее...)
Июль года Лютых Лун
❖ Две луны продолжают вырастать над Валденом каждую ночь; с бледно-голубоватого их цвет сменился на кроваво-красный. Участились осадки: тяжёлые ливни заливают столицу и её окрестности.
❖ Монстры бродят по дорогам между поселениями. Не рекомендуется выходить из дома без крепкого зонта и базовых представлений о самообороне.
❖ Бестии могут чувствовать себя слегка некомфортно. Судя по последним вестям из Латт Свадже, они слышат некий зов, но пока не понимают, куда именно он зовёт и каково его происхождение.

Dark Tale

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Dark Tale » Сюжетные главы » [22.04 РП] Q: Кухонный вор


[22.04 РП] Q: Кухонный вор

Сообщений 31 страница 33 из 33

1

КУХОННЫЙ ВОР

22 апреля года Радужной птицы;
утро, близящееся к переходу в день

Мираэль и его окрестности, а так же, возможно, и вся Сказка

Ариадна, Лео и Артано

https://i.imgur.com/Sqx1C4R.png

ПРЕДИСЛОВИЕ

В последнее время в Сказке начали пропадать... сковородки. В основном — в Мираэле, у главного святилища. И всё бы ничего, но за последнюю неделю пропало уже почти пятьдесят штук! Бесследно! Жители поселения и святоши бьют в набат. Наглость! Ладно если бы похищали артефакты или другие ценные вещицы — это хотя бы объяснимо; но сковородки-то кому понадобились?

Отредактировано Ариадна (2019-06-06 11:31:00)

0

31

В меня вселилась Воля, поэтому пост несёт и её, гм, волю

Ариадну до сих пор потрясывало, а произошедшее никак не могло уложиться у неё в голове.
Тогда, оказавшись в критической ситуации, учёная действовала наугад, делая ставки на внезапность и эксцентричность своего поведения. Думала, что подошедший к ней бугай растеряется от потока бурных возмущений и решит не связываться с этой ненормальной взбалмошной девицей. И ведь сработало же! Кажется...
Архонт обернулась назад проверить, не преследует ли её кто, а с облегчением отметив, что опасность миновала, сняла с себя фату и прислонилась спиной к растущему возле дороги дереву, чтобы отдышаться.
Фата вывернулась из чужих рук, но не улетела. Архонт ей все-таки помогла.
— Ну, и что это только что было? – спросила девушка, бросив взгляд на кружевную ткань, – Тебя заставляли без выходных и отпусков украшать головы дурных невест, или ты удушила одну из них, и теперь тебя хотят предать суду?
Артефакт покачалась. Нет. Коснулась ноги Ариадны, потом груди, волос, где должна была быть и указала на цветы. Свадебный наряд. Она часть свадебного наряда.
Развела в сторону ткань. Сделала жест, как будто летит на мощных крыльях.
Ну а что она еще могла ответить?..
Учёная следила за пантомимой её новой кружевной знакомой, кивала с пониманием, иногда хмурилась и всё повторяла "Ага, ага...", а потом вдруг спросила:
— Так а прячешь-то ты почему? Сбежала, что ли?
Фата кивнула. Вышло даже как-то грустно. Потому что она и вправду сбежала. Вздохнула, указав на пару с детишками. Потом посмотрела на Ариадну.
Прошла немного, прямо как мама из той компании.

Техническая информация

"Найди семью". Ариадна помогла бескорыстно разумной вещи, но это не все. За ролевую неделю она обязана собрать все свадебные принадлежности и вернуть фате семью. В противном случае она может потерять свою.

— Ага...
Девица кивнула, как-то рассеянно смотря на фату и ровным счётом ничего не понимая.
Она у них за главную, что ли? Типа, "фата - всему голова"? А Ариадне-то всегда казалось, что главное в свадебном наряде всегда платье, а всё остальное - это так, аксессуары по желанию.
— Так, ладно, – архонт тряхнула головой, откидывая лишние пустые размышления и возвращая мысли в нужное русло, – Я тебе помогу. Отведу тебя в Синедрион Анимуса. Слышала о таком? – вопросительно изогнула брови учёная, – Орден, защищающий интересы разумных артефактов.
И вот пусть сами там с ней и возятся да выясняют, не серийная ли она убийца и всё такое прочее. А у Ариадны и других забот хватает... Особенно сейчас.
Фата отрицательно покачала головой - не слышала. Ей было все равно, если честно, если Ариадна ей все равно поможет. А коли орден защищает артефакты, то может и ее защитят от вот таких бугаев.
— Но для начала мне нужно разобраться с одним делом, ради которого я и пришла в Мираэль. Кстати, а ты не знаешь, где мы сейчас находимся? – учёная осмотрелась по сторонам, наконец-то задаваясь вопросом, а куда, собственно, привели её ноги.
Кружево указало на далекую стрелку с указателем "Трактир Эдем". Ну они к нем ближе всего, и там вкусно и сытно кормят. Это все, что она слышала о месте. Она же не ест и не пьет.
Мельком взглянув на единственный более-менее в общих чертах приличный ориентир архонт снова кивнула.
— Ага... Мне нужно к... э-э-э... – почему-то сунув блокнот с автопером, которые она до сих пор держала в руках, подмышку, а не в сумку, Ада неловко развернула оставленный Майклом листок и сверилась с написанным, – ...к дому смотрителя кладбища мне нужно. Может, знаешь, где он находится?
Фата кивнула и полетела в противоположную сторону, к окраине Мираэля.
Вот сюда, по дороге. Потом направо. Смотритель, как оказалось, жил у самого кладбища, которое теперь было заросшим травой и кустами участком. Цветы, колючки, листья, стебли, корни... Ничего примечательного.
И покосившийся домик, который не выглядел особенно надежным, но хотя бы обнесенный заборчиком.
Фата остановилась и улеглась Ариадне на плечи. Привела.
Дом был ненадежно, но заперт, у окна росло раскидистое дерево, внутри было от силы комнаты две.
— Так, прекрасно... – раздосадованно буркнула себе под нос учёная, пару раз дёрнув за ручку старую обшарпанную дверь.
И как теперь попасть внутрь?
Девушка отошла на пару шагов назад и окинула взглядом всё строение в поисках хоть какой-нибудь лазейки, через которую можно влезть, откровенно жалея, что сейчас рядом с ней нет Майкла. Будь призрак здесь, он бы с лёгкостью проник в дом и осмотрел его - архонту даже заходить и пачкать своё белое платье не пришлось бы.
Не найдя ни открытого окна, ни дыры в стене архонт начала обходить дом вокруг, по колени утопая в разросшемся разнотравье... пока не наткнулась на сидевшую у забора тёмную фигуру.
— Здра-а-а...вствуйте? – хмуря от непонимания и удивления светлые брови Ариадна с почтительного расстояния окинула её оценивающим взглядом, пытаясь понять, кто или что это, не веет ли от этого опасностью, да и живо ли он вообще - чай, кладбище-то не за горами! – Вы... эм... новый смотритель кладбища?

Отредактировано Ариадна (2019-07-02 13:11:24)

+3

32

В мире существует множество историй. Длинных, и короткий, серьёзных и ироничных, со счастливым концом, и со слезами, размазанными по подушке. Но если ты практикующий учёный, то ты, конечно, всем им предпочтёшь пыльный справочник в названии которого обязательно фигурирует слово “Пособие”. Такими справочниками удобнее всего подпирать ножку покосившейся кровати, ведь всем известно, что кровать будет стоять на ногах куда прочнее, если будет ощущать под собой фундаментальный гранит человеческих знаний. Адамиди была из тех немногих, кто предпочитал держать подобных монстров не под кроватью, а прямо на прикроватной тумбочке. Артефакторша свято верила в гипотезу о том, что если ты осилил порядка десяти подобных томов, то вездесущий дух знаний, что живёт между их страниц и усыпляет слабых умом и духом, негласно благословляет тебя на продолжение его пергаментного рода - на написание собственного труда. И вот же удача! 22 апреля года Радужной птицы ей наконец пришла в голову замечательная идея. В мыслях Лео уже видела внушительную кожаную обложку с надписью: “Пособие о том, как гарантированно оказаться на кладбище”. “В одиночестве. Ночью. В свои двадцать мать его, семь лет”, - саркастически добавило то, что могло бы быть голосом разума, но на деле являлось лишь её же собственным голосом.
В полдень. Числа 21 на безупречно отполированный стол Элеоноры Адамиди легли два жиденьких листочка с заявками, добротно заляпанные пятнами карамели и миндальной крошки.
-Мерриам, - голосом обречённого на казнь выговорила Лео, и подняла тяжелый взгляд на добродушного голубоглазого старичка в оранжевом в белую полоску костюме, - только не говори мне…
-Лео, дружочек! Ну, всего ничего осталось! А у меня…
-Проблемы с коленями? Ага, как же…
-Ох, девочка, если бы ты только знала, сколько…
-Нет уж!, - Адамиди резко притянула заявки к себе, - иди куда шёл, только не начинай песню, о своей бурной молодости отданной гильдии!
Она знала все его отговорки и уловки, но каждый раз сдавалась и принималась за сверхурочные. Она и не помнила когда последний раз этот старый плут задерживался на работе дольше, чем до обеденного перерыва.
-И конечно же обе выездные! Кто бы сомневался…, - Она брезгливо стряхнула с заявок крошки и покидала в рюкзак минимум необходимых инструментов. Грядущий день готовил парочку завещаний с сопливыми родственничками, безвременно ушедших в свои кхмсот с гаком годов бабуленек и дедуленек. “Детишки” всегда надеялись, что оставленные им медальончики и шкатулочки хранят в себе заветное завещание, но чаще попадались нудные напутствия. Реже - проклятия. именно последний вариант и требовал на подобных мероприятиях присутствия рядового артефактора гильдии учёных, коим и являлась мисс Элеонора Адамиди. Первая заявка прошла ровно по сценарию, оставив в памяти девчонки лишь размытый шлейф человеко-феечной массы. Со вторым же, как-то прям, сразу не заладилось. Адрес был выведен, похоже, задней левой тридцать четвёртой ногой сороконожки, да к тому же, как выяснилось, перепутан нерадивым посыльным. По неверному адресу проживала семейка беспокойных монстров, а когда Лео, наконец удалось найти нужный дом, её встретил там не клиент а его чопорный занудный дворецкий.
-Мистер Андерсон, к сожалению не сможет вас принять. Ни сегодня, ни завтра, ни когда либо. Он умер. ,-Дворецкий, опережая расспросы гостьи поднял вверх палец, - Но он распорядился, чтобы дела его были улажены. В том числе и дело с медальоном.
-Но к чему мертвецу…
-Не имею понятия, мисс. Я всего лишь слуга и распоряжаюсь делами моего хозяина. Это моя работа.
Он стоял неподвижно и сухо, словно именно ему следовало бы занять место злополучного Андерсона. По крайней мере в гробу этот долговязый хрыч выглядел бы очень натурально.
-Хорошо, - сдалась Адамиди, - давайте ваш медальон, и поскорее покончим с этим.
-Медальон находится у господина Андерсона, - объяснил слуга. Тон его был бы крайне уместен, если бы Адамиди спросила его “А какое сейчас время года?”.
-Ничего не понимаю.
-Мистер Андерсон похоронен в семейном склепе, на кладбище близ Мираэля. Он строжайше запретил прикасаться к этому медальону кому либо кроме прямых родственников, которых не осталось и эм… - дворецкий окинул девчонку взглядом выражающим крайнюю степень сомнения, - ...профессионального артефактора.Вот его распоряжение.
Дворецкий на секунду скрылся за дверью, и возвратился с листом пергамента. Лео пробежалась глазами по многочисленным юридическим формулировкам, заверенным всеми возможными инстанциями, в том числе и председателем научного совета и главой отдела артефакторики.
-Что ж... ,- Адамили устало вздохнула и убрала за ухо выбившуюся прядь волос, - благодарю вас за помощь.
Именно этот бурлящий коктейль из старого плута Мерриама, не вовремя подохшего аристократа, нерадивого посыльного и хромой кобылы, которая тащилась до мираэля, спотыкаясь на каждом шагу, и привёл Элеонору Адамиди сначала, к ожидаемо закрытому склепу всё того же Андерсона, а затем к то ли пустующему, то ли спящему домику смотрителя. Здесь в зарослях осоки и полыни, Лео нашла себе местечко для короткой передышки просто необходимой, чтобы перемолоть все жизненные перипетии и неурядицы, вдоволь постенать на бессмысленность существования. А за одно и решить: Оставаться в Мираэле до утра или возвращаться в гильдию. Из размышлений её вырвал шорох лёгких шагов. Лео запустила руку в рюкзак и выудила оттуда небольшой сосуд с томящимися в нём зеленоватыми светлячками и подняла его над головой, пытаясь разглядеть собеседницу.
-А я смотрю, он, прям, нарасхват. Хотя мне бы и старый подошёл, - ответила она вместо приветствия, поднимаясь на ноги и отряхивая мантию.

+3

33

[icon]http://s3.uploads.ru/p6imJ.png[/icon]

Инвентарь

Одет: чёрные штаны, чёрные ботинки, бурое качественное пальтецо.
Вещи: В кармане ножик, в руках мешок.

— Да что же вам, любезные, всем в земле-то не лежится?
Из-за заброшенной могилы выпорхнул хмурый ангелочек.
Длинные светлые волосы, пальтишко осень-весна и общий вид архонт-кэжуал.
— Ага, — заметил мальчишка. — Вы живые... кажется.  Это хорошо. С одной стороны. С другой — не кладбон, а проходной двор какой-то. Столько народу, будто не жальник, а целый арт-объект для экскурсий.

Сегодняшнее утро преподнесло Артано множество сюрпризов. Вот есть такой момент утром, когда проснулся и даже довольно бойко смотришь вокруг лучистыми глазами, предвкушая какой-то даже праздник, долгожданную радость, а потом зевнёшь раз-другой, уставишься на танцующие в солнечных полосах пылинки, головой помотаешь и понимаешь, что нет, не сегодня… Отменяется праздник, никто не запрыгнет в кровать, играя косичками, не принесёт горячего какао...

Конечно, не в привычке мальчика было сразу сдаваться. Он как мог бодрился. Довольно естественно напевал весёлую песенку в ванной, намылясь всесторонне. С хорошим настроением позавтракал в одиночестве, — подавали яйца всмятку и овсяную кашу с корицей. Оделся, обулся. И на выходе окончательно понял, что нет, не будет этот день хорошим, не стоит даже и начинать. И зачем в ванной, спрашивается, пел, и кушал в хорошем настроении — кого обманывал-то?

Пришлось волей-неволей погрузиться в меланхолию и отправиться бродить весь божий день по окрестностям, сбирая нежныя полевые цветы, оглашая мир стенаниями тщеты обманутых надежд. Благо задание от Границ на тему несчастных сковородок вполне соответствовало настрою. Конечно. Пока старшие воротят великие дела, а убийцы и душегубы собирают кровавую дань, врач-архонт естественным образом должен заниматься сковородками, которые, видите ли, пропадают.

Расследование, которому мальчик посвятил целый день, привело его на кладбище.
Чужое, надо признаться, расследование.
Но ножки-то свои шагали, не казённые!

— Возможно, у вас есть ко мне вопросы, — вздохнул архонт, скрестив руки на груди. — У всех всегда ко мне есть множество вопросов. Такой уж я человек. Где не появлюсь, сразу вызываю живейший интерес, гул, свистки, крики, восторг и плач. Многие даже начинают трясти прутья оконных решёток, если дело происходит в замкнутом помещении и дико визжать в форточку. Отвечаю заранее на незаданные: меня зовут Артано. Я оказался я здесь ночью для совершения нескольких совершенно необходимых мне ночных обрядов: в последние месяцы полюбил, например, сидеть на кладбищах и читать под лампой керосиновой «Homo Necans» Вальтера Буркерта. Зачем мешок — так кто же ходит на кладбища без мешка?

У многих может сложиться неверное представление о том, что Артано на кладбищах при встрече с незнакомыми дамами только и занимается тем, что ворчит на непорядки и язвит пороки собравшихся, вздымая над головой в чёрное дождливое небо скрюченный палец. Что его звонкий детский голос только дополняет общее настроение собравшихся, получаемое от грома, грозы и разлетающихся от порыва ветра ворон да крестов. Однако, всё было совсем не так. На самом деле мальчик даже сегодня смог побыть веселым и беспечным. В лёгкой накидке из удачно подобранного на обочине мешка бегал между могилками в качестве фантастического супергероя, например, когда никто не видел!

Мальчик сложил мешок. И снова вздохнул.

— Вы за сковородками, да? — как-то жалобно спросил он.

Отредактировано Артано (2019-06-06 12:50:55)

+2


Вы здесь » Dark Tale » Сюжетные главы » [22.04 РП] Q: Кухонный вор