В самом деле, полная чувств, хорошего вина и любви ночь сменилась довольно прохладным утром, когда фея в свойственной ей изощренной манере показала весь свой арсенал двусмысленных и недвусмысленных намеков, явно или скрыто указывающих на дверь.
(c) Джеймс Блекмор

Сарцелл, ощущая себя ведьмаком в душе, ненавидел чертовы порталы.
(c) Сарцелл

Людям, которые любят бурчать на все и ненавидеть все, в компании Чижа приходилось всегда сложновато. Он составлял их противоположность, любя или хотя бы нейтрально относясь ко всему миру, даже к очевидно плохим его проявлениям. Во всем он видел свою прелесть, не останавливаясь на одном ярлыке и стараясь разобраться получше. Ведь даже самый отъявленный маньяк может быть хорошим человеком.
(c) Чиж

Представленная бумага была подделкой, естественно, но подделкой весьма качественной — в ней чёрным по белому было указано, что дракон, терроризирующий ныне деревеньку, был законной собственностью его, честного торговца гильдии, Имре Фаркаша.
(c) Имре

Как можно было им, исчадьям Геенны, доверить хоть что-то?! Но нет, Сказка, видимо, будучи сама женщиной, испытывала солидарность к товаркам – и вот, по его душу пришла очередная дочь бездны.
(c) Лойко

Это был прекрасный, изумительный день. Начался он с того, что Константин свою любимую, дорогу и родную женщину всем своим добрым сердцем хотел придушить.
(c) Константин

Больничный запах увивался за ним, словно пёс, разнося характерный аромат лекарственных настоек пустыми коридорами Башни.
(c) Артур Райнер

Ну конечно, это так по-фэйрийски, так по сказочному - "Твое дело - помогать нам, а свои оставь на сказочное потом, пока тебе не вставят новые палки в колеса".
(c) Фална Моргана

Он все летел. Упорно рвался вверх, или стремительно несся вниз, потеряв всякие ориентиры, Самаэль уже не знал. А может он и не летел вовсе – падал, на самом деле он затруднялся сказать.
(c) Самаэль

В его мире, во все времена, гадалки являлись чуть ли не синоним мошенничества - ведь нет способа более эффективного, элегантного и безопасного, чем обобрать человека, который сам на это согласился.
(c) Девил-Джо

Интересно, а подпадают ли сказочные вампиры под понятие "нежить"? Чтоб нет-нет да и сказать Джо так лениво — "Изыди!", и тот, захлопав перепончатыми крыльями, с воплями уносится в адские кущи...
(c) Артано

Крапинка ответственно понюхал буклетик. И так же ответственно отложил в сторонку, больше интересуясь своим новым снаряжением. В конце концов настоящим героям не нужны никакие инструкции, тем более если эти инструкции такие непонятные.
(c) Крапинка

Это Сказка – ему нужно привыкать к такому. Сегодня говорящий кот, а завтра прямоходящая акула. В конце концов, маленького дракона он уже повстречал.
(c) Нуар

Порядочный дракон свои долги всегда платит (ещё, правда, в долг не даёт и воров предпочитает есть, но это уже другая сторона вопроса).
(c) Форте

Назад дороги больше не было. Он сбежал от себя в Сказку. Теперь будет бежать от себя к Смерти. Дальше бежать некуда.
(c) Артано

Так, у тебя восемнадцать бойцов. Выдели мне четверых, кто имеет хоть какой-то опыт боевых действий. Которые не побегут при виде волка и не спутают рожу чудовища с моей.
(c) Гиль-Камиль-Каар

"Блядь, бесконечные бабы, бабы бесконечные, я что, все-таки в аду?" - подумал Лойко.
(c) Лойко

Поэтому он решил заявиться к звездочету в гости, - нет, не так как он обычно "ходил в гости", - а вполне официально и миролюбиво. Через дверь.
(c) Каминари

Кому вообще понадобились чугунные деньги? Для чего их использовать? Покрыть пол по новомодному дизайнерскому веянию? Или вскоре чугун подскочит в цене и станет дороже золота?
(c) Ариадна

Скриб чуть присел и закинул женщину себе на плечо, точно та была мешком с пожитками. Ну а что, она рассчитывала, что её понесут на руках как невесту под венец?
(c) Скриб

Ну да, точно. Он точно был в аду, потому что в аду без рыжих мужчин не обойтись, а тут их было сразу двое.
(c) Лойко

путеводитель сюжет нужные гостевая правила о мире роли магия расы внешности
❖ В Предместье неспокойно. Монстры — разумные и не слишком — недобро поглядывают на местных, принадлежащих к другим расам. Поговаривают о нескольких случаях нападения. Въезд в Предместье временно запрещён Гильдией Стражей.
❖ Творцы подали спорное прошение о постройке на месте Валденского рынка загадочного сооружения. Сами авторы спорного проекта не уточняют его целей и таинственно отмалчиваются. Сооружение сложной формы из бумаги высотой с пятиэтажный дом может быть возведено в Валдене к следующему году.
❖ На фермах выросли потрясающих размеров сливы — к несчастью, произошло это прямо на границе между грядкой господина Ръо и госпожи Хопли-Допли. Споры не стихают уже вторую неделю. (подробнее...)
Август года Лютых Лун
❖ На смену двум лунам пришли два солнца.
❖ В Предместьях видели тень Зверя и слышали шепот Яги. Теперь все знают – они здесь, они вернулись. Некий Большой Бен из Валдена утверждает, будто видел как однажды ночью в здание гильдии Стражей заходила женщина с белыми волосами в окружении самых страшных зверей, которых он когда-либо видел.
❖ Во время дождей многие начали слышать таинственный шепот. По миру то тут, то там ползают сгустки тумана, словно они живые. Гильдия Ученых настоятельно рекомендует воздержаться от прогулок в такую погоду и стараться держаться подальше от скоплений туманов.

Dark Tale

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Dark Tale » Незавершённые эпизоды » [10.07 ЛЛ] Q: Паучье чутьё


[10.07 ЛЛ] Q: Паучье чутьё

Сообщений 1 страница 11 из 11

1

ПАУЧЬЕ ЧУТЬЕ

10 июля ЛЛ

Валден и за пределами

Имре, Лаэрт

https://i106.fastpic.ru/big/2019/0808/46/5934810eb92bd36949ecf6a03d6c5646.png

ПРЕДИСЛОВИЕ

«Вы прокляты. Напишите на винг...»
Обычный сказочный спам. Такой приходил хоть раз каждому в Валдене и за его пределами. Но тут все было немного иначе. После первого сообщения пришло голосовое: «Поверьте, это очень важно. Напишите на винг...». А голос и подпись - знаменитого валденского целителя, который сотрудничает с Латт Свадже и является эдакой медийной личностью. Ну знаете, брошюрки «Как уберечься от яда скопа» и книга «52 способа обмануть лель» вышли из-под его пера и сразу стали бестселлерами.

Так вот, не открывать - глупо. Каждый в Сказке хоть раз да оказывался проклят, что уж тут говорить. Порой и не знаешь, что под злыми чарами ходишь, пока помирать не придется.

Специалист. Безвозмездная помощь.
Что может пойти не так?
Да, можете взять на прием друга. Он не помешает в лечении.

Очерёдность постов: герои по личной договоренности, ГМ вступает при приходе к магу Вальносу.

+3

2

Напишите на винг. Напишите на винг что?
Лаэрт устало взглянул на свой шарик, лениво вдохнул любимую мяту. Ничего не предвещало. Нет, правда ничего: темно-синий халат без узоров, но с наполовину истершейся росписью у рукавов был такой же легкий, как всегда; утренний чай - такой же вкусный; знакомое сопение у уха перед тем, как окончательно проснуться - такое же уютное, как указатель, ведущий домой или как признак того, что ты и так дома. В общем, все было хорошо, пока Лаэрт не полез проверять почту. Среди заказов, пожеланий, акций в магазинах и пары-тройки личных сообщений, в числе которых было послание от, кажется, Уголька, обнаружилось это. Напишите на винг. На какой? Что писать? Чем проклят? В тексте письма ничего толкового не говорилось. Лаэрт не был знаком лично с его автором, но наслышан о его литературных успехах. Он горестно вздохнул и отхлебнул остывший чай; мед со дна чашки, наконец, попал в рот, и он гонял сладость по языку.
Проклятие, значит.
Что ж, в этом не было ничего удивительного. Проклинали действительно всех, и пытаться разобраться, почему на этот раз - ты, можно бесконечно. Лаэрт просто отправил шарик и дальше гулять, а сам закинул ногу на ногу и уставился в потолок.
- Имре, - позвал он. Потом повторил еще раз. - Имре. Меня прокляли.
В голосе Лаэрта не было ни капельки горечи - скорее, любопытство и заинтересованность. В такие моменты он ощущал себя героем книги, автор которой не собирался раскрывать ему, персонажу, все подробности его же судьбы. Чтобы окончательно не уверовать в то, что ты - всего лишь чья-то история, приходилось цеплять в нее окружающих, более устойчиво стоящих на земле. Имре так вообще был путешественником (Лаэрту казалось, что ни по сути, ни по духу он им не был, но по факту - да, был), значит, хорошо знал эту землю, в которую так глубоко зарылся.
- Так сказал этот... как же его... в общем, маг-знахарь, у него еще книга недавно вышла и он конференцию давал в Гильдии Ученых. Подозреваю, что это какой-то эксперимент.
Он, конечно, мог выглядеть беззаботным, но новость о проклятии сильно омрачила его день. Притворяться перед Фаракшем не имело смысла - этот... этот все равно докопался бы до сути, и тогда пришлось бы еще объяснять мотивацию скрываться.
- Я к нему наведаюсь, посмотрю, что он может на это сказать. Это все похоже на суп, начинку которого не знаешь заранее. Впрочем... бывает ли у супа начинка? Может, это пирог?
Лаэрт встал, потянулся, сбросил одежду. Был он один в комнате или не один - не так уж важно; ему все равно требовалось переодеться в рабочее, состоящее чуть менее, чем полностью из зеленых оттенков. И волосы в хвост собрать. И взять хоть какое-то оружие. Пока что он не чувствовал никаких следов проклятия, даже если оно было.
- Куда я зелье выносливости дел... - ворчал он, путаясь в шнуровке сапог. - Имре! Зелье выносливости прикурьерируй сюда, а! Что-то я умираю.
Он пошутил. Надеялся, что шутит.

Инвентарь

Одет в зеленые брюки и темно-серую рубашку, сверху накинута тонкая зеленая мантия;
На плече висит сумка, в которой: зелье выносливости собственного приготовления (слабого действия, на всякий случай), короткий нож, который обычно используется для среза растений, кошелек.

Отредактировано Лаэрт (2019-08-11 20:33:59)

+2

3

Имре следил за приютившим его хозяином лавки из-за полуприкрытых век — можно было подумать, что он не проснулся толком, но на самом деле всё его внимание было приковано к внутренней дилемме Лаэрта, который, как ему показалось, слишком много суетился из-за ерунды. Нет, конечно, в Сказке может случиться всё, что душе угодно — он не отрицал, что проклятие подцепить тут куда легче банального венерического заболевания. Другое дело, что подобные письма — не внушали никакого доверия.

Каким образом совершенно незнакомый им человек, с которым не встречался ни один из них, узнал об этом проклятии? Без каких-либо симптомов и прочего — это больше походило на умышленный развод.

С учёными Имре не то, чтобы активно контактировал — их исследования его мало интересовали, а потому — имя названного им человека ему ни о чём не говорило. Подойдя сзади к занимаемому Лаэртом стулу, он подцепил кусок бумаги с аккуратным почерком двумя пальцами, изучая знакомые буквы лениво, почти без интереса.

Пахло неладным. За милю несло чем-то нехорошим. Но почему именно Лаэрт? Молодой травник и зельевар был не таким уж богатым человеком, чтобы подобным образом пытаться обогатиться. А прочие, чисто учёные мотивы — пролетали где-то над головой Имре. Он их не понимал, не пытался даже, потому — не представлял, что этому Вальносу вообще может быть нужно.

— Не шебурши, — мягко, но бескомпромиссно заявил он и, порывшись немного на столе, заставленном разномастными пузырьками, с лёгким сомнением на лице протянул нужный сосуд Лаэрту: — Подписывал бы их, что ли? Я не различаю твоё варево по запаху.

С этими словами Имре принялся собираться следом. Можно было подумать, что он просто идёт куда-то ещё — в помещении надолго он не задерживался, даже если на улице разгуливалась непогода, сидеть на одном месте — не умел. Но в то же время, отпускать слишком юное по его меркам чучело в одиночку — было как-то… неспокойно. Быть может он бы и не смог помочь со снятием этого проклятия — если, конечно, таковое вообще существовало. Но ничто не могло помешать ему проследить за тем, чтобы Лаэрту не задурили голову.

Хватало того, что сам Имре эту самую голову вполне успешно дурил. Других на своей территории он предпочитал не терпеть.

— Чувствуешь себя как-то… иначе?

Накинув на плечи тёмный пиджак, он выпрямился и смерил друга пристальным, слегка прищуренным взглядом. Ничего особенного он от него не ощущал, но кто знает? Специалистом по проклятиям он не был от слова «совсем».

— Было бы здорово, если бы это проклятие оказалось гендерным, — несерьёзным, вызывающим тоном произнёс он — резко, стараясь сменить настроение, даже если его подковырки могут вызвать раздражение у собеседника: — Всегда хотел посмотреть, какие у тебя будут сиськи в женском облике.

Имре улыбнулся — этак хитро и недвусмысленно, будто бы Лаэрт в данный момент стоял перед ним полностью раздетым. Один из немногих талантов, который он довёл до совершенства.

— Веди давай. Не отпускать же тебя в одну рожу. Вдруг ещё на цепь посадят.

Инвентарь

— Одет в белую рубашку без галстука, с расстёгнутой парой пуговиц у воротника, чёрные брюки и такой же пиджак.
— По карманам рассована зажигалка, наполовину пустая пачка сигарет и фляга с коньяком.
— Под пиджаком закреплён охотничий нож.

Отредактировано Имре (2019-08-11 19:33:52)

+2

4

Он как-то попытался охарактеризовать для себя их с Имре отношения, но не смог; потом Лаэрт предпринимал еще не одну попытку - все попусту, только время тратить. Тогда он стал сравнивать его с ветром, а себя - с бухтой в море, которая иногда, на недельку-две, ловила этот ветер за хвосты и прятала внутри, чтобы он вновь ускользал, как ящерица, из-под пальцев. Потом с усмешкой подумал: ветер был постояннее, чем Имре.
И так он понял, что это пока не любовь. И успокоился. Ведь любовь - это когда больно, а ему было только хорошо. Повелитель ужаса на деле оказался не таким ужасным, и постоянно висящее в воздухе ощущение страха стало частью Лаэрта, как нарост, который, однако, дорог своему хозяину. Некоторые действия Имре он воспринимал исключительно как заботу о себе, вне зависимости от того, что Фаркаша правда на них побуждало, и от этого тоже не было больно - было тепло. Когда Лаэрт узнал, что, по словам собеседника, на свете нет ни одного борделя, который открыт уже месяц и в который не занесло Имре, и это... тоже, опять-таки, не было больно. Было забавно, почему при таком разнообразии видов, форм, запахов и лиц, Имре выбрал - если это так можно назвать, конечно - его, Лаэрта.
- Я не хочу их подписывать, - возразил он, увешивая кисти браслетами и недействующими, бесполезными амулеты с коричневыми камушками морского берега, обтесанных и отполированных водой и временем. Лаэрт думал, что море, океан и время - это две руки одной сущности. - Если кто-то захочет меня ограбить, а такое уже было не раз, как вор поймет, где что? А ты еще ни разу не ошибался... и там я отраву не храню. Так что нет.
Захотелось щелкнуть Имре по носу, но Лаэрт удержался. Это нормально вообще - игривость в обществе повелителя ужаса? Он уже почти не дергался от резких движений, значит, привык, и даже гложущее беспричинно чувство в груди сумел запихать подальше.
Имре был хороший...
- Все должно быть пропорционально, - веско сказал он, глядя осуждающе и насмешливо одновременно. - Интересно, есть ли проклятие для увеличения... гм, чести и достоинства? Тебе бы не помешало, мой дорогой. И никаких цепей, я шею не для того растил.
... но Лаэрт старался от его хорошести не отставать.
- Ладно, я шучу, шучу. Пока нормально себя чувствую. Пытаюсь вспомнить все, что учил про проклятия... наверное, это и вправду обман.
Он положил зелье в дорожную тряпичную сумку, повесил ее на плечо - и вышел вместе с Имре, заперев за собой дверь. Адрес мага Вальноса он знал: еще бы - такие личности не могли не афишировать своих адресов, ведь куда иначе будут приходить страждущие, молящие о помощи? Он вспомнил, что там, на Земле, такие люди считались шарлатанами, а их реальные умения или познания в медицине не уходили дальше пары энциклопедий. Возможно, этот был таким же.
Идти до него было не так уж долго - двадцать с хвостиком минут, которые в обществе Имре прошли незаметно. Лаэрт не был болтливым, но с этим индивидом человека якобы разумного его язык развязывался, как многоцветный ковер, и он доставал с него самые бесящие сравнения, развивая мысль о гендерном проклятии.
Честное слово, если бы это действительно было оно и все дело было в сиськах, Лаэрт бы и пальцем не пошевелил куда-то переться в условный выходной... Он остановил свой красочный поток непосредственно в десяти шагах от двери знахаря и мага. Ничего, опять же, не предвещало, но какое-то гнетущее чувство, прикормленное мелким, известным страхом, который он и так всегда испытывал рядом с Имре, все же портило настроение.

+2

5

В ответ на отшучивания Лаэрта, Имре только улыбался и тихо посмеивался — слова его никогда особо не задевали, поэтому любая шпилька, кто бы её ни отпустил, проходила мимо цели. Разве что насчёт собственного достоинства, не удержавшись, прокомментировал тем, что до сих пор конкретно на это никто не жаловался. Было дело, его пытались лишить волосяного покрова вообще, за исключением того, что росло на голове, но это было давно и с тех пор Имре старался избегать жеманных или чересчур нежных партнёров.

Волосы ему были дороги. Даже в паху.

На пути к дому Вальноса, Имре в основном сохранял молчание, позволяя Лаэрту контролировать их беседу, разве что периодически отпуская ехидные замечания, чтобы разговор не умер из-за его безынициативности. Его присутствие было комфортным для Имре.  Достаточно комфортным, чтобы он не пытался удерживать внимание полностью — не лез и не провоцировал чрезмерно.

Лаэрт ассоциировался с домом. Примерно также, как и Чиж, только следить за ним приходилось не так уж часто. Не гиперактивный ребёнок, проще говоря. И не чересчур энергичное животное — тоже. Несмотря на то, что Имре всё же скармливал ему периодически завалявшиеся в карманах пиджака конфеты, он не вызывал желания усадить за стол и проследить, чтобы ужин был съеден до последней крошки.

Хотя в этом плане — с Лаэртом такой подход имел бы куда больше смысла. Учитывая его довольно-таки… критически небольшой вес. По мнению самого Имре, весил тот всего лишь чуточку больше, нежели среднестатистическая школьница.

«Мяса ему что ли не хватает?»

— Я постучу.

Прежде, чем его спутник успел подойти к двери, Имре сделал широкий шаг вперёд, слегка задвигая того себе за спину, и без особого промедления и лишних раздумий постучал. Громко, достаточно настойчиво, но при этом — не пытаясь снести дверь с её петель. Капля уважения к вызвавшему их лекарю, да и то скорее ради того, чтобы не испортить первое впечатление безосновательной агрессией.

Проявлять агрессию Имре не любил. Она частенько загоняла использующих её людей в позицию, где решалось всё исключительно физической силой. А его сильной стороной было не умение начистить собеседнику морду, а выведать все его сокровенные тайны.

Или запудрить мозги. Такое тоже часто случалось.

— Вперёд особо не лезь, в отдельное помещение с ним не уходи, — с лёгкой ухмылкой на губах, преувеличенно несерьёзным тоном заявил Имре: — Постарайся выведать у него, откуда тот узнал о проклятии. Или о тебе, в целом. Вдруг он на твои красивые глазки клюнет.

Издав приглушённый смешок — намекающий на то, что в собственные слова он, по правде говоря, верил слабо, — Имре отступил обратно к Лаэрту, встав рядом. Даже если ему хотелось взять ситуацию под свой контроль, касалась она не лично его — у самого «проклятого» было куда больше шансов разговорить Вальноса. Да и мешаться под ногами, если проклятие действительно реально, Имре совсем не хотелось.

+2

6

По ту сторону двери раздался шорох, незначительный шум, будто некто споткнулся и постарался держать себя в руках. Спустя полминуты перед парой оказался чуть потрепанный, как, пожалуй, все классические ученые, мужчина лет сорока пяти. Коричневый, слегка потертый костюм, взъерошенные темные волосы, желтые, теплые без зрачка глаза. Цепкие пальцы, похожие на паучьи, держались за светлое дерево. Вальносу потребовалось с секунд десять, чтобы понять, кто это. Тем более что сам Лаэрт оказался за спиной незнакомого юноши.
— О, вы пришли с другом! — он улыбнулся чуть неловко, словно извинялся за промедление, и отодвинулся от двери, пропуская внутрь. — Прошу, прошу. Извините за беспорядок, в хаосе мне работается лучше.

Приятная обстановка, с панелями из дерева, витражами вместо окон и книгами, книгами, книгами… Типичный дом увлеченного чем-то существа в Сказке. Цвели буйно растения, на круглом столике лежала раскрытая книга по ботанике и остывающая кружка чая, судя по запаху — с кисловатым свежим фейроном, стимулирующим без вреда мозговую деятельность.
Пожалуй, больше всего это жилище отличала от типичного огромная карта, разложенная на крепком письменном столе. Горели синевато-белые точки, некоторые ярче, некоторые тусклее, над картой возвышалась некая конструкция, похожая на лупу, через которую проникал свет от фонаря, подвешенного на крюке.
— Позвольте представиться, мы не знакомы лично. Вальнос. Маг. Разумный монстр, надеюсь, это вас… это вас не побеспокоит, — смущенно растянул тонкие губы «человек». — Знаете, со всей этой историей в Предместье, — махнул рукой. — Не хочу быть связан с этим и уже много лет счастливо проживаю в Валдене. Лаэрт, верно? А вы..?

Он сделал приглашающий жест рукой на старенький диванчик, покрытый мягкой клетчатой обвивкой, и сел напротив.
— Простите, что так выдернул вас из привычного пути жизни. Дело в том, что накладно посещать каждого, и это может вызвать нездоровое любопытство. Поэтому отсылаю винги. Уже пять лет я слежу за подобными проклятиями и стараюсь помогать. В тех рамках, что мне доступны, стараюсь не афишировать, чтобы не вызвать панику, но сотрудничаю с гильдией Стражей и Ученых, можете проверить!

[icon]https://i106.fastpic.ru/big/2019/0812/cf/64226380e3561841f39786270a6698cf.png[/icon][nick]Вальнос[/nick][status]Маг[/status]

+3

7

Человек оказался не вполне человеком. Взгляд Лаэрта если и изменился, то на долю секунды. Он, живший некогда в человеческой современности, в двадцать первом веке, по-прежнему не доверял тем, кто в самом деле человеком не являлся. Относился ли он к ним предвзято? Да. Людям-то доверять нельзя, а монстр, разумный или нет, все равно оставался опаснее, чем среднестатистический человеческий мужчина. Впрочем, Лаэрт хорошо работал со всеми, поэтому это был не расовый вопрос - всего лишь ксенофобское восприятие некоторых аспектов жизни в Сказке.
Лаэрт обошел Имре и зашёл внутрь. Обычный дом обычного ученого, в чем-то похожий на его собственный, разве что у Лаэрта везде понатыканы растения, за ростом которых он следил. Пока что маг не вызывал подозрений - и это было самое большое подозрение. Правда, он пока не понял, что именно он подозревал, но внутренняя тревога и не собиралась отпускать, хотя на них из-за дверей дома Валноса не выпрыгнул настоящий огромный паук. Признаваться в арахнофобии было бы уже поздно...
Лаэрт бросил взгляд на Имре, медленно опускаясь на диван. Он по-деловому закинул ногу на ногу. Фаркаш его защитит, это точно. От паука ли, от разумного монстра ли... От проклятия.
- Зря вы так, господин Валнос, - мягко сказал Лаэрт, сложив руки на коленях. Тихо брякнули браслеты. - Я, хоть и занимаю в Гильдии место, ничего такого о подобных проклятиях не знаю. Всякий раз тот, кто пытается предвосхитить панику, терпит фиаско - и паника случается, и репутация подмочена... Впрочем, не мне вас учить способам безопасного распространения информации. Расскажите больше о проклятии.
Лаэрт вновь перевел взгляд на Имре, пытаясь сказать ему: стой там, неподалеку, но не рядом. Если вдруг окажется, что у доброго мага под одеждой скрываются паучьи лапки, то, как он думал, Фаркаш сможет предотвратить нападение со стороны, а не стать ещё одной его жертвой. Он уже почти забыл о проклятии как о чем-то актуальном: все внимание перевел на свою латентную ксенофобию. Таков уж он был, бывший человек Исхода.
- На что оно влияет? Почему о нем скрывают? Кто ещё, кроме вас, о нём знает? Это ведь... Важно, господин Валнос.

Отредактировано Лаэрт (2019-08-12 14:58:37)

+3

8

Имре замер где-то немного в стороне — от самого Вальноса и Лаэрта тоже, порылся по карманам, вытаскивая на свет божий немного помятую пачку сигарет. Поднял взгляд на хозяина дома, будто вспомнив, что не на улице находится, и разочарованно засунул курево обратно в карман пиджака. Себе дороже. Мало кто из особенно уважаемых господ разрешал ему дымить в своих личных обителях. Даже если сами курили — дым от дешёвых сигарет Имре отчего-то их раздражал.

(Не будем говорить о том, что Имре специально покупал именно их, чтобы подействовать на нервы окружающим.)

Ухмыльнулся, услышав комментарий про Предместье — сомнение в том, что о реальной ситуации с монстрами знали в Валдене, не отпускало. К тому же, откуда было Вальносу знать, насколько тамошние монстры в данный момент ненавидят конкретно членов его гильдии? То, к чему сам Имре успел приложить свою ужасную руку.

— Имре. Имре Фаркаш. Вы вряд ли меня знаете, — ухмылка плавно трансформировалась в достаточно искреннюю улыбку — с монстрами у него не было никаких проблем, даже несмотря на то, что у самих монстров были проблемы с ним.

— Позвольте поинтересоваться, откуда вы знаете о том, что Лаэрт, — он махнул рукой в сторону своего якобы «работодателя»: — Проклят?

Несмотря на дружелюбие и лёгкий, совсем не обеспокоенный тон его голоса, Имре всё ещё подозревал их гостеприимного учёного в корыстных целях, которые он мог преследовать. Забираться в голову к нему он, впрочем, пока не торопился — знал, что до этого дойдёт, скорее всего. Имре любил следить за мыслями своих собеседников, вне зависимости от того, были они информированными о тех возможностях, которыми он обладал, или нет. С другой стороны, он медлил, потому что хотел сначала услышать ответ на свой вопрос.

Всю историю, которой Вальнос, без сомнений, собирался с ними поделиться. А уж потом пытаться узнать, что из рассказанного правда, а что — вымысел.

Сказки, в своём роде, Имре тоже любил. Особенно, если у рассказчика язык был неплохо подвешен.

Сделав пару шагов в сторону, сдвинувшись ближе к Лаэрту, и скрестил руки на груди — было заметно, что Имре не знает, куда их деть теперь, когда сигареты были изгнаны обратно в карман пиджака. Он снова улыбнулся — более хищно на этот раз, с едва уловимым намёком:

— К тому же, мне кажется, что гильдия Стражей — популярна не у всех… слоёв населения.  Если вы связывались со всеми, кто был подвержен этому проклятию, вам наверняка попадались и те, кто пытался сбежать при первом упоминании о вашем сотрудничестве со Стражами, не так ли?

+2

9

Вальнос вздохнул, как бы подтверждая слова Лаэрта и соглашаясь с ними. Увы и ах, дело пока обстояло именно так, и далеко не все в гильдиях обо всем знали. По крайней мере, даже сам Вальнос-то всего не знал...
— Да-да, конечно! — воспрял он духом. — Я все расскажу. Понимаю, безрассудно верить тому, кого не знаешь. Я расскажу, а дальше вы уж сами решайте, что делать. Я лишь попытаюсь помочь.
Мужчина развел руками, перевел взгляд на Фаркаша, кивнул. И об этом расскажу. Улыбнулся на пачку сигарет, кивнул еще раз.

— Да... Но я ведь не собираюсь сдавать никого Стражам. Мы сотрудничаем в плане информации, чтобы поймать тех, кто проклятие распространяет. Я... не подумайте, — он стушевался, будто растерялся. — Не пойдумайте, что я таким образом заманиваю и отдаю в казематы. Это... это просто бесчеловечно!
Как будто он сам был человеком. Но речь, по крайней мере, звучала искренне. Лжецы строят паутину слов, взяь словесного одеяла, Вальнос сбивался и реагировал живо, открыто, боялся оскорбить или напугать.

Поднялся энергично, уходя к карте с точками, что жили своей жизнью на магической бумаге.
— Вот. Подойдите, пожалуйста. На карте отмечены следы проклятых. Появляются самостоятельно, самостоятельно... гаснут, — помедлив, подобрал он нейтральное слово. — Несколько лет назад я сам подвергся нападению и еле унес ноги благодаря Стражам. Теперь пытаюсь помочь другим и... как бы я не хотел, имею некоторую связь с теми, кто это сделал.
Тонкая рука сама легла на грудь с правой стороны, повинуясь воспоминаниям и, должно быть, ранениям.

— Паучье проклятье. Его насылают с Изнанки Сказки, существа, природу которых мы до конца не можем познать. Все начинается с дурных снов, — Вальнос чуть улыбнулся. — Как почти все проклятия здесь. Дальше — больше. Тревога, страх. Приступы филлио. Затем существо гаснет, и душу его, попавшую в сети, вытягивают на Ту сторону, пожирая. Остается пустая оболочка — без разума, без эмоций. Все занимает от нескольких дней до пары недель.

[icon]https://i106.fastpic.ru/big/2019/0812/cf/64226380e3561841f39786270a6698cf.png[/icon][nick]Вальнос[/nick][status]Маг[/status]

+2

10

Так, значит, ему было суждено умереть. Лаэрт воспринял эту новость спокойно, насколько а его состоянии вообще было возможно быть спокойным. Вальнос обещал рассказать, а «дальше сами решайте» - означало ли это, что даже он не знал, что им делать, чтобы помочь излечиться?
Лаэрт вздохнул, встал с дивана и подошёл ближе к карте. Огоньки горели с разной интенсивностью; он нашел среди них себя и прикрыл глаза, слушая мага.
- Вот как, - только и сказал он, сомкнув руки в замок.
Что ж, страх и тревога всегда были с ним, заключаясь в особенностях отношений с повелителем ужаса. А сны... Со снами было сложнее. Не так давно он с Артуром попытался сквозь сон узнать некую истину, подсказку, которая привела бы его к отцу или хотя бы натолкнула на него - после серии пугающих, болезненных ночных видений. Значит, возможно, это проклятие лежало на нем дольше, чем Вальнос вдруг подал голос. Значит, и времени у него было меньше.
- Есть ли что-то общее между проклятыми? - спросил Лаэрт. Сдаваться так просто он не собирался, хотя мысль о красивой смерти не раз посещала его. - И вы сказали, что вам помогли Стражи. Чем?
Также, исходя из слов мага, скоро его должно поглотить бешенство. Себя в таком состоянии он представлял мало: Лаэрт в целом был хилым, слабым и безобидным, пока его не подпустишь к лаборатории и дистиллятам.
- И что мы можем сделать сейчас, чтобы не дать неким тварям сожрать мою душу? - любезно спросил он, начиная злиться. Черт побери, неизвестная, немыслимая хрень пытается убить его прямо сейчас, а этот... Дилетант ему карту с огоньками показывает да разваливает Стражей! Даже поверив в проклятие, Лаэрт не понимал, почему ему не пытаются оказать помощь, а вместо этого разводят напраслину.
- Вам заплатить за информацию? - задал он вопрос скучающим тоном. - Сколько?

+2

11

Он хмыкнул, не ответив ничего, а сам — достал снова сигарету и подпалил, пока гостеприимный хозяин не передумал. Имре не думал, что тот сдаёт кому-то Стражам. И намёк его был, пусть и чересчур прозрачный, не на то. Было любопытно, сотрудничает ли он с кем-то ещё, помимо Башни учёных и «законников», но спрашивать об этом напрямую пока смысла не было. К проклятию это не относилось, а оттягивать принятие решения Имре не хотел.

Известие о том, что Лаэрта может ждать смерть, вынудило заткнуться на долгое мгновение, задуматься о происходящем.

Вальнос казался искренним в своих переживаниях и, в целом, Имре всё ещё не торопился записывать его в потенциальные убийцы, хотя сам имел довольно неплохой опыт общения с маньяками и прекрасно знал, что мало кто из них вызывает у своих жертв подозрения. Настоящий, опасный преступник никогда не подаёт виду. Не даёт почвы для подозрений.

Это можно было назвать паранойей, но Имре предпочитал перестраховываться. Контролировать настолько важные аспекты своей жизни.

На том, что Лаэрт вдруг стал «важным аспектом» его жизни, тот решил не заострять своё внимание. Самокопание с проклятием тоже вряд ли чем-то поможет.

Он отлепился от стены, у которой стоял, плечом её попирая, и плавным шагом двинулся в сторону своего друга. Встал слегка позади, за правым плечом, и свободную от сигареты ладонь с удобством устроил у него на спине. Жест был фамильярным, но относительно привычным — Имре не умел уверять и успокаивать, используя слова, поэтому в стрессовых ситуациях всегда прибегал к физическому контакту. Хотя бы потому, что его самого такое приводило в порядок куда быстрее пустых, пусть и искренне сочувствующих слов.

— Что за существа? — подал он свой голос, переведя пристальный, немигающий взгляд обратно на Вальноса.

Вопрос ради вопроса — Имре был уверен, что ответ прослушает, потому что в этот самый миг, не разрывая зрительного контакта, всё же попытался прибегнуть к телепатии. Убедиться в том, что Вальнос — говорит правду. Со Смертью он не шутил и, по правде говоря, будь на месте Лаэрта кто-то… более посторонний — воспринял бы происходящее с юмором и, вероятно, нездоровым весельем.

Такие штуки всегда казались ему забавной шуткой природы. Сказочной природы, нестабильной, как и сам этот мир.

Но в данной ситуации оставаться наблюдателем было опасно. Терять что-то, косвенно принадлежащее ему, Имре не хотел.

На попытку прочитать Вальноса при помощи телепатии

[dice=32912-1:100]

+1


Вы здесь » Dark Tale » Незавершённые эпизоды » [10.07 ЛЛ] Q: Паучье чутьё