Зачем гадать, если дым не идет от лаванды и полыни, если не стучат друг о друга черточки-символы на косточках рун, если нет красивых, драматичных рисунков цветными чернилами на пахнущих веками картах?
(c) Уголёк

В отличие от самих стажёров, проклятье стажёра отдела разведки работало без нареканий.
(c) Лидия

Ещё не успев до конца осознать, что происходит, Лидия ломанулась к двери: вбегать в избу, тормозить коней и оплакивать летящий по привычному маршруту вечер.
(c) Лидия

Многие знали её, в славе - сила её; твари, монстры, чумные псы да крысы сбегались к ней со всех углов, со всех эшафотов, ища защиты и крова - не он первый, не он последний узнает её в лицо. Вот только это лицо она показывать не готова.
(c) Жимолость

Дети — это собрание вспышек-талантов, которые жизнь еще не успела загасить. Они видят мир таким, какой он есть: прекрасным, — и начисто игнорируют дурацкие правила, которые придумали взрослые, чтобы сделать вполне себе неплохую жизнь в разы хуже.
(c) Уголёек

Тень смеётся глухо, отчаянно, стуча зубами о зубы и впиваясь лопатками в целое ещё стекло. Их не двое здесь — трое. Primum non nocere тебе в глотку, кровожадный кусок дерьма. Возьми себя в руки, дыши, дыши, дыши, говорю. Ты живой, а она — мёртвая, мертвее всех, и нет её здесь, и быть не может.
(c) Тень

Не дошел бы он до дому. И до Фитцроя бы не дошел. Никуда бы он не дошел; расправил бы черные крылья, разбросал бы черные перья, разметал бы черные клочки да по черным закоулочкам - и остался бы в черном пакете, получив в белый лоб черную пулю.
(c) Жимолость

Нет, господин Доджсон, ничего, всё в порядке, спасибо за беспокойство, и вам тоже самых мирных снов. Кошмарных снов о ваших мёртвых, скрежещущих зубами у порога дочерях, господин Доджсон. Нет, вам, должно быть, послышалось. Рад был увидеться. Очень, очень рад.
(c) Тень

Люди с дырявыми мозгами щемятся в переулки и помойки, захлопывают створки, щёлкают замками, как собачьими челюстями; Предместье хохочет утробно, слышно только детям, как она ловко подменяет улицы, личности, реальность.
(c) Ярогора

— Отпусти, — шипит он с голодной улыбкой и знает: выдрать из деревянных внутренностей стула его дрянную спинку так же просто, как очистить от лишних костей да мяса чужой хребет. Непропорционально, неправильно длинный.
(c) Тень

Когда они вырезали целые селения язычников, никакой полк не соглашался ночевать вблизи: все чаянно верили, что после смерти люди, отказавшиеся от Бога, ходят демонами несколько ночей, и шепчут. Шепчут. Сжимают руками головы живых и давят, могут так до самой церкви висеть «терновым венцом». С язычниками всегда ходит что-то ещё.
(c) Ярогора

Больничный запах увивался за ним, словно пёс, разнося характерный аромат лекарственных настоек пустыми коридорами Башни.
(c) Артур Райнер

Говорят, что этих ненастоящих звёзд столько же, сколько холдов есть в мире. Банально, но кто знает, а ну как правда? Во время любых катаклизмов, говорят, звёзд и вправду становится меньше. Она, по счастью, не застала...
(c) Лидия

Шейли выскочила наружу первой, через черный вход, решив не признаваться себе, что она только что начала и выиграла у Лидии гонку "кто доберется до улики первой".
(c) Тина Шейли

Вилкой с изогнутыми зубьями Лира царапает на сколотой грани стола созвездие; ее брови чуть сведены вместе, выражая то ли крайнюю степень сосредоточения, то ли просто желание немного подумать.
(c) Лира

Она ведь тоже убивала. Не мечом. С любовью, по-матерински, по-сестрински мягко - "я помогу", "я разберусь". "Я знаю, где-то есть из этого выход, потерпи еще разок, станет легче".
(c) Софья Раневская

...Всё было бы проще, если бы такие бланки можно было печатать на двух разных листах, но закон есть закон, и Хцио следовал его букве безукоризненно. И с небольшим удовольствием.
(с) Хциоулквоигмнзхах

Дыхание монстра позади говорило о том, что некоторые блага человеческой жизни (вроде зубного порошка или, на худой конец, зубочисток) до низших форм будут идти еще очень, очень, очень долго.
(c) Жимолость

Она ведь этого хотела. Искала. Ждала. Чтобы в мире появилось хоть что-то, способное её сломать. Сломать, чтобы выпустить на свободу. Но что теперь, Ярогора? То, что должно было тебя сломать — сломало. Но оказалось, что освобождать некого.
(c) Ярогора

Ешь меня, отрывай еще и еще — и служи до последней капли кипучей крови, пачкай руки грехом убийства, разврата, алчности. Чужие руки, чужой грех. Руки Яги чисты, белы и пахнут молоком и хлебом.
(c) Жимолость

Спонтанный крик или дёрнувшаяся рука может произойти в любой момент и сломать всё, что готовили несколькими днями. Поэтому они пьют. Много. Хорошо. И жуют опустелую траву.
(c) Ярогора

И Валденская Католическая ей, конечно, чужая. Не Исаакиевский, и даже не Лютеранская на Невском - скорее реплика настоящей церкви, последняя, отчаянная попытка зацепиться за начитанное в реальности писание. Ждать и верить в Христа там, где его очевидно нет - глупость. Так посмеиваются над верующими в Башне, и Раневская только смущенно улыбается - "глупость, верно", и ей совсем не хочется спорить.
(c) Софья Раневская

Интересно, а подпадают ли сказочные вампиры под понятие "нежить"? Чтоб нет-нет да и сказать Джо так лениво — "Изыди!", и тот, захлопав перепончатыми крыльями, с воплями уносится в адские кущи...
(c) Артано

Крапинка ответственно понюхал буклетик. И так же ответственно отложил в сторонку, больше интересуясь своим новым снаряжением. В конце концов настоящим героям не нужны никакие инструкции, тем более если эти инструкции такие непонятные.
(c) Крапинка

Читал утренние письма дома, в тайне от коллег, и только после этого покидал жилище — такова стратегия выживания управленца высшего звена. Да и молиться на рабочем месте неудобно.
(c) Тайб

Такое по-детски простое описание всего, что давит в груди (”не виновата!”), кажется святотатством. Дьявол кроется в деталях.
(c) Жимолость

— Извините, миледи, что не в яблоках, — язвит Ярогора в ответ, — но ты это сожрёшь, — заканчивает разговор.
(c) Ярогора

Её тянет просто опуститься на колени здесь и сейчас, и будь что будет – но вместо этого она опирается кончиками пальцев на столешницу, ища поддержки, и делает то, что должно.
(c) Тина Шейли

Назад дороги больше не было. Он сбежал от себя в Сказку. Теперь будет бежать от себя к Смерти. Дальше бежать некуда.
(c) Артано

Так, у тебя восемнадцать бойцов. Выдели мне четверых, кто имеет хоть какой-то опыт боевых действий. Которые не побегут при виде волка и не спутают рожу чудовища с моей.
(c) Гиль-Камиль-Каар

Сказки есть сказки, и неважно, сколько в них правды – однажды разумные существа берут какой-то факт, навешивают на него мишуру и вуаля! Готовая сказка на блюдечке.
(c) Гиль-Камиль-Каар

Март был Петербуржский, с давящим, низким серым небом, снег таял коричневыми разводами слякоти. А год назад на ветках уже цвели почки; Сказка непредсказуема.
(c) Софья Раневская

Поэтому он решил заявиться к звездочету в гости, - нет, не так как он обычно "ходил в гости", - а вполне официально и миролюбиво. Через дверь.
(c) Каминари

Это же подумать только, в Сказке живет белый пушистый пес размером с некоторые домишки, у него есть своя собственная роща с десятками песиков поменьше и игрушками, а Шадани об этом ни сном, ни духом!
(c) Шадани

Кому вообще понадобились чугунные деньги? Для чего их использовать? Покрыть пол по новомодному дизайнерскому веянию? Или вскоре чугун подскочит в цене и станет дороже золота?
(c) Ариадна

Запах крови ударяет в нос. Эреда закрывает глаза, втягивая этот аромат, пытаясь наполнить им каждый бронх. Не свежая, но тоже бодрит. Она ведома этим. Движется, словно хватаясь за незримую алую нить.
(c) Эреда

путеводитель сюжет нужные гостевая правила о мире роли магия расы внешности
❖ В Предместье неспокойно. Монстры — разумные и не слишком — недобро поглядывают на местных, принадлежащих к другим расам. Поговаривают о нескольких случаях нападения. Въезд в Предместье временно запрещён Гильдией Стражей.
❖ Творцы подали спорное прошение о постройке на месте Валденского рынка загадочного сооружения. Сами авторы спорного проекта не уточняют его целей и таинственно отмалчиваются. Сооружение сложной формы из бумаги высотой с пятиэтажный дом может быть возведено в Валдене к следующему году.
❖ На фермах выросли потрясающих размеров сливы — к несчастью, произошло это прямо на границе между грядкой господина Ръо и госпожи Хопли-Допли. Споры не стихают уже вторую неделю. (подробнее...)
Август года Лютых Лун
❖ На смену двум лунам пришли два солнца.
❖ В Предместьях видели тень Зверя и слышали шепот Яги. Теперь все знают – они здесь, они вернулись. Некий Большой Бен из Валдена утверждает, будто видел как однажды ночью в здание гильдии Стражей заходила женщина с белыми волосами в окружении самых страшных зверей, которых он когда-либо видел.
❖ Во время дождей многие начали слышать таинственный шепот. По миру то тут, то там ползают сгустки тумана, словно они живые. Гильдия Ученых настоятельно рекомендует воздержаться от прогулок в такую погоду и стараться держаться подальше от скоплений туманов.

Dark Tale

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Dark Tale » Личные главы » [11.06 ЛЛ] Ночь, бумажки и беседа


[11.06 ЛЛ] Ночь, бумажки и беседа

Сообщений 1 страница 5 из 5

1

НОЧЬ, БУМАЖКИ И БЕСЕДА

11 июня Лютых Лун, поздний вечер.

Здание Гильдии Стражей.

Альба и Хиоша

http://s8.uploads.ru/t/BJ2Dp.png

ПРЕДИСЛОВИЕ

Время отпусков - пора усиленной работы и задержек на оной. Сподручней быть с кем-то, а не в одиночку. Не так грустно выходит, понимаете?

Свобода Воли: нет.

0

2

Альба легко переваливается с лапы на лапу, маневрируя меж столом, стопок вытащенных на свет вольский, архивных записей (ибо сколько можно пылиться в личных ящиках с припиской «как-нибудь потом») и мусора. Пушистый хвост подобно акульему плавнику прорезает сгустившийся в отделе сумрак. Ехидно глазеющие на работяг тени в страхе разбегаются от ядовито-синего сверкания шкуры. Можно немного собой гордиться.

Гордость сдувается, когда Альба припадает на задние лапы у двух сдвинутых столов, заваленных всем чем только можно и нельзя. Взглядом находит единственный пустой край и роняет на него стопку туго перевязанных бумаг, ранее зажатых в пасти. Рядом, на пол, скидывает висевшую на шее перевязь, а следом такую же стряхивает со спины, прокатившись по ним для этого всей тушей. Из желания отомстить всем тем, кто про эти клятые бумажки перед отпуском позабыл. А нынче канул в Предместье. Иначе Альба лично вцепится зубами в бока умельцев выбирать время.

- Всё. Мне нужен кофе. Лучше, если мне его будут вливать прямо в рот, через воронку. Я уже не то что рук, лап не чувствую, - Альба с кряхтением садится на стул в двуногом обличье и утыкается лбом в стопку. Изначально планировалось в стол. – И есть хочется…

На аппетит Альбы никогда жалоб не поступало. Ни со стороны самого детектива, ни со стороны окружающих. Когда жаловаться, если у лица только челюсть с острыми клыками мелькает да угрожающее мурчанье раздаётся? То-то же. Только в последнее время аппетиты у Альбы и вовсе дикие стали. И до мяса больно охоча стала, даже больше, чем обычно. И до иной пищи. Лишь бы желудок набить да от ноющей боли избавиться.

Потому Альба и осталась, стараясь отвлечься от всякого иного дела, загрузив себя работой. Краткосрочное отстранение по причине несоблюдения врачебных указаний в результате сказалось надоедливыми головными болями и авралом. Авралов Альба не боялась, но работать за других не любила. Благо, не в одиночку сослали на каторгу.

Было у Альбы на редкость приятное знакомство. Такое, какое возможно только в Сказке. С Хиошей работа как-то сразу шла в лад. То ли у Альбы силы неизвестно откуда появлялись, то ли Воля смилостивилась.

Альба вздохнула. Голова снова начала ныть, желудок урчать, а привычки прошлых лет дали о себе знать самым неприятным и пакостным образом – внезапно и не к месту. Сейчас надо было работать-работать-работать…

- Работать-работать-работать… Мне нужен кофе, - повторяется, отлипая от бумажек, одна из которых прилипла к взмокшему лбу. – Ну, вот кто им мешал сразу все завалы разгрести, а не оставить на период отпусков и прочей ерунды?

+2

3

Хиоша что-то бухтела себе под нос, что-то не особо доброжелательное, вчитываясь в очередную бумажку. Смысл оной всё никак не хотел укладываться в голове у монстра, хотя текст был перечитан уже по меньшей мере седьмой раз. В усе была зажата увесистая папочка с такими же непроверенными документами, и пока не ясно, их нужно просто отсортировать, или же придётся ещё и редактировать.
   Работать приходилось едва ли не по всем отделам, где есть хоть какая-то документация, потому сегодня Веллориан делила службу с Альбой. Судя по состоянию подруги, у ирбисы задание клеилось чуть получше. Правда, и сил у неё оставалось не так уж много. Сколько раз она уже упомянула о кофе.
   — «Я бы выпила пару чашек.» — отозвалась Вель, облизнувшись. Сама она была ещё той кофеманкой последние года этак три, может, четыре. Вот что с монстрами делает работа.
   — «Посмотри, пожалуйста, я понять не могу, тут печать не та, или не к той личности обращение?» — подцепив свободным усом бумагу, Хиоша встала и протянула её подруге. Потому как запрос был на имя завхоза по предметам первой помощи, типа бинтов и аналога зелёнки, а исходил он, почему-то, из отдела аналитики, с канцелярскими приписками. То ли Хиоша дурында, то ли тот, кто составлял этот самый запрос. Быть может, у Альбы выйдет что-то понять. Впрочем, если нет, значит им обоим нужен перерыв.
   — «Пойдём, ладно, перекусим, да кофе попьём. Всё равно дело не плывёт вперёд, а сидеть ещё долго.» — конца и края авралу лично Веллориан не видела. Он её не пугал, скорее напрягал. Сразу видно, народ не служил под командованием Хцио. У этого монстра в любой ситуации всё было заполнено точно и максимально красиво-аккуратно. И у подчиненных, волей-неволей, вырабатывались похожие привычки. Вот и сейчас, окунув коготь в смывающиеся чернила, Каракатица сделала пометку в углу ещё пары бумаг, и положила их на стол. В тот же угол, с глухим стуком, упала папка.
   — «Видел бы всё это господин Глава архивов!» — со смехом, отметила Хиоша, выбираясь из-за стола, поправляя предметы на полках, и с разочарованным свистом вытащила ещё пару свитков, положение которых вызывало несколько вопросов. — «У меня есть немного на перекусить. Будешь? Больше сладостей, правда, отчего-то я решила, что мы освободимся…. Чу-у-у-уточку пораньше.»

0

4

- Пара чашек – это слишком мало. Иначе мой мозг отключится раньше, чем эта гора превратится хотя бы в холм, - Альба смачно зевнула, убрав бумажку с лица. Прицепилась же нахалка. – Давай гляну.

Хотелось абсолютно по-дурацки свести глаза к переносице и высунуть язык. Делу это бы не помогло, но спазм лицевых мышц от постоянного выражения негодования спасло. На пару часов. Однако даже столь простое действие казалось невыполнимым. Что работы с честными людьми делает. Особенно не своя. Особенно не оплачиваемая.

- Ставлю на то, что кто-то составляла это при смерти. Зная наших, даже могу назвать парочку имён, - нервный смешок больше походил на бульканье умирающей противной тварины, которую кто-то совсем недружелюбно выдернул из привычной среды обитания. – Печать не та. Обычно другую ставят, но обращаются к завхозу. Тот как-то остальное сам проворачивает. Привык, наверное.
Раньше самой большой головной болью в бюрократическом аду для Альбы были отчёты, которые надо написать и кратко, и с подробностями, и официально. Заметки из записной книжки даже не рассматривались. Сухой научный язык университетов не кончавшей казался тоё ещё карой небесной. Неудобно, непонятно, но надо.

Как и эта треклятая работа. Аж зубы свело.

- По болотам за очередным воришкой или пройдохой из Границ гнаться легче, - Альба стонет, разминая затёкшие плечи. Хоть она и моталась за нужными кипами бумаг, но тело требовало полноценной разминки, а не валяния кверху пузом и страдальческим мурчаньем. Пришлось проставить недостающую печать на пару лежащих вверху свежей стопки бумажек и откинуть в гору к таким же сироткам ранее беспечатным.

Эту самую печать Альба искала в трёх отделах, пока нашла, куда же та закатилась. Боками лентяи не отделаются. Определённо. Лучше сразу голову оттяпать. А что? Всё равно рудимент!

- Будем радоваться, что не видит. Иначе подрядили бы стены чистить, - беззлобное бурчание раздалось из-под стола. Треклятая ручка снова укатилась. Взглянул на пачку очередных беспризорников, где надо провести сверку и заполнить даты по таблице, лежащей тут же, захотелось перекурить. На пару часов. Но… - Буду. Всё буду. И кофе сварю. Надоело растворимую бурду пить. Уже горло от неё чешется.
Альба с ленцой скатывается со стула, оказываясь на своих двоих. С хрустом тянется, похлопывает себя по ноющим бёдрам. Сидячая работа ужасает своей травматичностью. Вон, стопы судорогой даже свело!
- Может, кто ещё чего съедобного оставил. Даже гренки лишними не будут. Иначе придётся жевать бумажки. Я не против, но это только прибавит нам работы.

Ещё больше.

Куда уж больше?!

Альба авралов не боялась, но уже подумывала о белом флаге и мольбах о спасении.

+1

5

— «Удвоим порцию?» — с истеричным смешком поинтересовалась Каракатица, протягивая листок. Сама же немного отвлеклась, вытаскивая из ближайшего ящика небольшую записную книжку.
   — «Мюррей вот обещал оставить подсказки… Смотрю, ничего подобного.» — вынутый предмет имел обложку мерзотного болотного оттенка, и судя по тому, как залистала его Хиоша, полезного в записях не было. От слова совсем. — «Имена? Хм, я бы могла поговорить кое с кем, чтобы провели воспитательную беседу. Знать бы, поможет или нет.» — В самом деле это была шутка. Бумажные завалы повторялись уже не первый год, и прекрасные дамы уж точно не в состоянии повлиять на сей досадный факт.
   — «Ты сама не в курсе, что вам нужно? Или это так, личные хотелки? Я бы сходила завтра, уточнила, что по печатям. И прочему.»
Монстр подхватила несчастный листок, и спрятала на верх шкафа, проделывая все манипуляции парой усов. А после вернулась к столам, сортируя хозяйство. На ближайшую тумбочку полетели не самые "горящие" документы. Хиоше нужно было больше места для работы, и хоть какой-то намек на порядок в этой вакханалии.
   — «Нашла эту безобразницу?» — это про печати. У Каракатицы их был целый набор на разные документы, не говоря уже о личной подписи, которой монстру пришлось обзавестись всё на этой же работе. — «Зачем вы всё по углам разным прячете, не могу понять.» — Вряд ли в том была виновата Альба, но бездна дери этих рукожопов. Должна же быть отдельная полочка там, или чей-то стол чисто под них, или… Ладно. Не суть.
   Потянувшись всем телом, почти как кошка, Хиоша вышла в коридор и пошла вперед. Благо, неподалеку имелась столовая. Ныне пустая. Если только такие же несчастные работяги не решили выползти перекусить именно сейчас.
   — «Будет здорово, если варку возьмёшь на себя, потому как я растяну её на всю ночь.» — нормально возиться с огнем вне дома Вель так и не научилась. Страшно спалить не только свой хвост, но и других, а ещё здание и всё, что в нём находится. Стыдно конечно, а что делать.
   В помещении пусто, магические огни горят и освещают столовую, а через раскрытые окна залетает ветер, даруя прохладу. Хиоша сразу направляется к полкам с посудой, доставая всё необходимое для Альбы. В её понимании ей попросту проще дотянуться, несмотря на то что вряд ли бы подруга испытывала даже малейший дискомфорт в этом простом деле. Из ящиков Каракатица ловко вытаскивает ещё не открытый мешок с кофейными зёрнами, который также передаётся Альбе.
   — «Погляжу, что осталось в наших тайничках, а там и своё достану.» — монстр подмигивает, аккуратно направляясь в сторону двери, что ведет в небольшую кладовую. Частенько там прячут не только бытовые предметы, но и долго лежащие продукты. Авось что-то и найдется на перекус.

0


Вы здесь » Dark Tale » Личные главы » [11.06 ЛЛ] Ночь, бумажки и беседа