Многие знали её, в славе - сила её; твари, монстры, чумные псы да крысы сбегались к ней со всех углов, со всех эшафотов, ища защиты и крова - не он первый, не он последний узнает её в лицо. Вот только это лицо она показывать не готова.
(c) Жимолость

Тень смеётся глухо, отчаянно, стуча зубами о зубы и впиваясь лопатками в целое ещё стекло. Их не двое здесь — трое. Primum non nocere тебе в глотку, кровожадный кусок дерьма. Возьми себя в руки, дыши, дыши, дыши, говорю. Ты живой, а она — мёртвая, мертвее всех, и нет её здесь, и быть не может.
(c) Тень

Не дошел бы он до дому. И до Фитцроя бы не дошел. Никуда бы он не дошел; расправил бы черные крылья, разбросал бы черные перья, разметал бы черные клочки да по черным закоулочкам - и остался бы в черном пакете, получив в белый лоб черную пулю.
(c) Жимолость

Нет, господин Доджсон, ничего, всё в порядке, спасибо за беспокойство, и вам тоже самых мирных снов. Кошмарных снов о ваших мёртвых, скрежещущих зубами у порога дочерях, господин Доджсон. Нет, вам, должно быть, послышалось. Рад был увидеться. Очень, очень рад.
(c) Тень

Люди с дырявыми мозгами щемятся в переулки и помойки, захлопывают створки, щёлкают замками, как собачьими челюстями; Предместье хохочет утробно, слышно только детям, как она ловко подменяет улицы, личности, реальность.
(c) Ярогора

— Отпусти, — шипит он с голодной улыбкой и знает: выдрать из деревянных внутренностей стула его дрянную спинку так же просто, как очистить от лишних костей да мяса чужой хребет. Непропорционально, неправильно длинный.
(c) Тень

Когда они вырезали целые селения язычников, никакой полк не соглашался ночевать вблизи: все чаянно верили, что после смерти люди, отказавшиеся от Бога, ходят демонами несколько ночей, и шепчут. Шепчут. Сжимают руками головы живых и давят, могут так до самой церкви висеть «терновым венцом». С язычниками всегда ходит что-то ещё.
(c) Ярогора

Больничный запах увивался за ним, словно пёс, разнося характерный аромат лекарственных настоек пустыми коридорами Башни.
(c) Артур Райнер

Говорят, что этих ненастоящих звёзд столько же, сколько холдов есть в мире. Банально, но кто знает, а ну как правда? Во время любых катаклизмов, говорят, звёзд и вправду становится меньше. Она, по счастью, не застала...
(c) Лидия

Шейли выскочила наружу первой, через черный вход, решив не признаваться себе, что она только что начала и выиграла у Лидии гонку "кто доберется до улики первой".
(c) Тина Шейли

Вилкой с изогнутыми зубьями Лира царапает на сколотой грани стола созвездие; ее брови чуть сведены вместе, выражая то ли крайнюю степень сосредоточения, то ли просто желание немного подумать.
(c) Лира

Она ведь тоже убивала. Не мечом. С любовью, по-матерински, по-сестрински мягко - "я помогу", "я разберусь". "Я знаю, где-то есть из этого выход, потерпи еще разок, станет легче".
(c) Софья Раневская

...Всё было бы проще, если бы такие бланки можно было печатать на двух разных листах, но закон есть закон, и Хцио следовал его букве безукоризненно. И с небольшим удовольствием.
(с) Хциоулквоигмнзхах

Дыхание монстра позади говорило о том, что некоторые блага человеческой жизни (вроде зубного порошка или, на худой конец, зубочисток) до низших форм будут идти еще очень, очень, очень долго.
(c) Жимолость

Она ведь этого хотела. Искала. Ждала. Чтобы в мире появилось хоть что-то, способное её сломать. Сломать, чтобы выпустить на свободу. Но что теперь, Ярогора? То, что должно было тебя сломать — сломало. Но оказалось, что освобождать некого.
(c) Ярогора

Ешь меня, отрывай еще и еще — и служи до последней капли кипучей крови, пачкай руки грехом убийства, разврата, алчности. Чужие руки, чужой грех. Руки Яги чисты, белы и пахнут молоком и хлебом.
(c) Жимолость

Спонтанный крик или дёрнувшаяся рука может произойти в любой момент и сломать всё, что готовили несколькими днями. Поэтому они пьют. Много. Хорошо. И жуют опустелую траву.
(c) Ярогора

И Валденская Католическая ей, конечно, чужая. Не Исаакиевский, и даже не Лютеранская на Невском - скорее реплика настоящей церкви, последняя, отчаянная попытка зацепиться за начитанное в реальности писание. Ждать и верить в Христа там, где его очевидно нет - глупость. Так посмеиваются над верующими в Башне, и Раневская только смущенно улыбается - "глупость, верно", и ей совсем не хочется спорить.
(c) Софья Раневская

Интересно, а подпадают ли сказочные вампиры под понятие "нежить"? Чтоб нет-нет да и сказать Джо так лениво — "Изыди!", и тот, захлопав перепончатыми крыльями, с воплями уносится в адские кущи...
(c) Артано

Крапинка ответственно понюхал буклетик. И так же ответственно отложил в сторонку, больше интересуясь своим новым снаряжением. В конце концов настоящим героям не нужны никакие инструкции, тем более если эти инструкции такие непонятные.
(c) Крапинка

Читал утренние письма дома, в тайне от коллег, и только после этого покидал жилище — такова стратегия выживания управленца высшего звена. Да и молиться на рабочем месте неудобно.
(c) Тайб

Такое по-детски простое описание всего, что давит в груди (”не виновата!”), кажется святотатством. Дьявол кроется в деталях.
(c) Жимолость

— Извините, миледи, что не в яблоках, — язвит Ярогора в ответ, — но ты это сожрёшь, — заканчивает разговор.
(c) Ярогора

Её тянет просто опуститься на колени здесь и сейчас, и будь что будет – но вместо этого она опирается кончиками пальцев на столешницу, ища поддержки, и делает то, что должно.
(c) Тина Шейли

Назад дороги больше не было. Он сбежал от себя в Сказку. Теперь будет бежать от себя к Смерти. Дальше бежать некуда.
(c) Артано

Так, у тебя восемнадцать бойцов. Выдели мне четверых, кто имеет хоть какой-то опыт боевых действий. Которые не побегут при виде волка и не спутают рожу чудовища с моей.
(c) Гиль-Камиль-Каар

Сказки есть сказки, и неважно, сколько в них правды – однажды разумные существа берут какой-то факт, навешивают на него мишуру и вуаля! Готовая сказка на блюдечке.
(c) Гиль-Камиль-Каар

Есть такая вещь — красота. И если бы Гекльберри попросили придать этому понятию какой-нибудь приятный визуальный образ, ещё вчера он бы назвал Синтию с обложки Стальных Монстров июля 1998 года.
(c) Гекльберри

Март был Петербуржский, с давящим, низким серым небом, снег таял коричневыми разводами слякоти. А год назад на ветках уже цвели почки; Сказка непредсказуема.
(c) Софья Раневская

Поэтому он решил заявиться к звездочету в гости, - нет, не так как он обычно "ходил в гости", - а вполне официально и миролюбиво. Через дверь.
(c) Каминари

- Помимо гаданий и предсказаний судьбы, я также могу заглядывать в прошлое, относительно недалекое, и видеть те события, при которых присутствовал… кхм… этот ботинок, - гадалка жестом указала на изделие из коровьей или не очень кожи.
(c) Аншара

Это же подумать только, в Сказке живет белый пушистый пес размером с некоторые домишки, у него есть своя собственная роща с десятками песиков поменьше и игрушками, а Шадани об этом ни сном, ни духом!
(c) Шадани

Кому вообще понадобились чугунные деньги? Для чего их использовать? Покрыть пол по новомодному дизайнерскому веянию? Или вскоре чугун подскочит в цене и станет дороже золота?
(c) Ариадна

Запах крови ударяет в нос. Эреда закрывает глаза, втягивая этот аромат, пытаясь наполнить им каждый бронх. Не свежая, но тоже бодрит. Она ведома этим. Движется, словно хватаясь за незримую алую нить.
(c) Эреда

Но иногда случаются моменты просветления и монстры пробуют взять обстоятельство в свои лапы. Или же зубы, как это предпочитает делать Зэнхи.
(c) Зэнхи

путеводитель сюжет нужные гостевая правила о мире роли магия расы внешности
❖ В Предместье неспокойно. Монстры — разумные и не слишком — недобро поглядывают на местных, принадлежащих к другим расам. Поговаривают о нескольких случаях нападения. Въезд в Предместье временно запрещён Гильдией Стражей.
❖ Творцы подали спорное прошение о постройке на месте Валденского рынка загадочного сооружения. Сами авторы спорного проекта не уточняют его целей и таинственно отмалчиваются. Сооружение сложной формы из бумаги высотой с пятиэтажный дом может быть возведено в Валдене к следующему году.
❖ На фермах выросли потрясающих размеров сливы — к несчастью, произошло это прямо на границе между грядкой господина Ръо и госпожи Хопли-Допли. Споры не стихают уже вторую неделю. (подробнее...)
Июль года Лютых Лун
❖ Две луны продолжают вырастать над Валденом каждую ночь; с бледно-голубоватого их цвет сменился на кроваво-красный. Участились осадки: тяжёлые ливни заливают столицу и её окрестности.
❖ Монстры бродят по дорогам между поселениями. Не рекомендуется выходить из дома без крепкого зонта и базовых представлений о самообороне.
❖ Бестии могут чувствовать себя слегка некомфортно. Судя по последним вестям из Латт Свадже, они слышат некий зов, но пока не понимают, куда именно он зовёт и каково его происхождение.

Dark Tale

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Dark Tale » Личные главы » [14.10 РП] О вопросах дипломатии


[14.10 РП] О вопросах дипломатии

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

О ВОПРОСАХ ДИПЛОМАТИИ

14 Октября года Радужной птицы. Позднее утро.

Одни из болот Сказки.

Аске, Хиоша.

http://s8.uploads.ru/t/GptTH.png
Твоя истина заканчивается там, где начинается чужая.

ПРЕДИСЛОВИЕ

Буянистые монстры - это проблема. Сильные буянистые монстры с разумом больше горошины - куда большая проблема, чем может показаться. Но иногда, очень редко, и возможно даже, по велению свыше, им даруется шанс.
ЗЛО выкрало у Стражей не так много времени, чтобы свести проблему к нулю, или же кому-то отчекрыжат голову. Первой среди кандидатов на переговоры оказалась Хиоша - как бывшая знакомая чудилы. Кто же мог знать, что не только Валден точит зуб на болотного сына.

Свобода Воли: нет.

+1

2

Аске припадает низко к земле, лицом трётся об мох болотный, принюхивается и вслушивается. К аромату агрессии, враждебности, направленной на чуждых этому болоту. К звукам абсолютной тишины, в которой не расслышать ни жужжание мошкары, ни звуков живности, что это место могли звать домом свои. На издаваемый Аске тихий рокот болото отзывается абсолютным молчанием, предвещающее опасность. Она была близко, так близко, что лишь протяни руку и тут же ее отгрызут, а после вопьются в шею рядом острых зубов.

Столь явственный, осязаемый, словно его можно было коснуться рукой, дикий гнев одурманивал пылающий разум. Столько бешеной ненависти таится там, чуть дальше, среди смрадной тины, такая жажда крови... И при этом все еще, каким-то невозможным образом, она держалась в узде. Еле-еле, но это существо держало поводья рассудка в своих руках, но так, что стоит приложить совсем немного усилий и они выскользнут из ее рук. Надо только немного помочь. Аске не знал, что стояло за такой безумной яростью, но ему это было и не важно. Его роль, предназначение — это дать ей волю, согнуть и так треснувшие прутья ее клетки, а после пожать плоды в виде теплой крови и черного пепла.

И тут он слышит всплеск за своей спиной.

В сие мгновение он вскакивает с мокрой земли на три конечности, будто зверь дикий, свободной ладонью тянется к мечу с изогнутым наконечником за своей спиной и глоткой стрекот издает недружелюбный. Не услышал он, как к нему так быстро подобрались, слишком увлеченный сладостью в запахе злобы, дальше ожидающей. Смотрел вперед так пристально и не заметил то, что сзади подошли незаметно.

"Кто... зде-е-есь?!" - раздается надломленный рык, который свирепым голосом Аске являлся, в головах непрошеных гостей. Но не спешит он с расправой, ведь... к чему она здесь? Разве не найдет он применение наживке свежей? Конечно найдет, ведь скоро охота, а заманить добычу нечем. Пока.

"Выхо-о-оди... Не трону... Не х-х-хищник... Охотник," - и лающе усмехается в чужом разуме, больше на пса кровожадного походя.

+1

3

Нельзя сказать, что шиккарисы – пацифисты. Они хищники. Значит убийцы. Другой вопрос, буйные ли они? Отнюдь. Есть исключения, но такие особи редкость. Кажется, в этом вопросе Вель не повезло. Как не повезло ещё раз – давний знакомый, Лексин, кажется, сошел с ума, или не особо отдавал отчет своим действиям.
   Что выводило Стражей на вполне законное устранение подобной особи. Хиоша не могла полностью с ними согласиться, как и перейти на другую сторону – монстр мешал охотиться и собирать ценные растения. В общем и целом, мир не делился на чёрное и белое, как бы нам этого не хотелось.
   Вель не особо понимала, как искать того, с кем она не виделась уже лет этак десять. Была вероятность напороться на клыки и когти ещё до начала беседы. Не говоря уже о том, что Лексин был известен под прозвищем Зверь-мираж. Поди найди его на своей же территории. Впрочем, отступать Веллориан не собиралась. Пока что.
   Последние километра три до болота Хиоша преодолела под гладью воды, которая тут имелась, как ни странно, попутно морально и физически готовясь к худшему. Кто же мог знать, что на берегу её уже ждали. Хвост махнул излишне сильно, вода "выстрелила", сделав небольшой бульк..
"Кто... зде-е-есь?!"
   Оп, приплыли. Вель резко остановилась, поднимая куда большую волну по направлению к берегу. Ну и что прикажете отвечать? Мы вообще-то не ждали никого, вот так сразу, планировали походить, посмотреть, а теперь…
   «Это… Я.»
   Первое, что пришло в голову. Чужую. И свою в качестве ответа. Найти чужой разум для Веллориан не составило большого труда, находился то он вот, почти тут. В отличие от Аске её голос звучит мягко и достаточно нейтрально.
   Несколько замешкавшись, потому как в голову постучали ещё раз, Хиоша вышла на сушу. Не столько потому что её позвали, столько потому что так поступить пришлось бы в любом случае. Медленно, дабы не могло показаться, что она атакует. Подобно лебедю Вель изогнула шею, смотря гордо, вероятно, несколько высокомерно. Ступала же мягко, осторожно, шевеля усами в сторону объекта, предположительно постучавшего в её голову. Голос не пугал её. Попробуй испугай телепатией того, кто ей же общается. Бегите да не падайте. Рык вызывал разве что настороженность. Он предупреждал, и Хиоша приняла это к сведению.
    «Я тут гость… как и ты. В этих землях.»
   Монстр склонила голову в приветственном кивке. Совсем немного, не собираясь принижаться. «Кто этот… Хм. Фэйри?..» - мелькнуло в мыслях, пока Хиоша сощурено рассматривала собеседника. Вель не стала отвешивать комментарий по поводу хищников и охотников – она сама кого хочет и скушает, и понадкусывает. Было бы желание и цель.
   Ныне её цель лежала далеко за территорией насилия. Тут она была переговорщиком. Оставалось понять, кого хочет поймать этот охотник и как он вообще на неё посмотрит. Возможно, выйдет просто разойтись по разным углам, болотные единороги не сильно жалуют простые реки, знаете ли. Хотя шкурка самой Веллориан могла также представлять ценность – кто знает этих одиноких одичалых фэйри.
   «Здесь я с мирными намерениями и не ищу ссоры.»

+1

4

Когда из воды болотной, мутной выходит змей, что был видов диковинных его взгляду, Аске на малую секунду думает, что вот она, та самая цель его, сама незаметно пришла прямо в его пламенные объятья. Но заблуждения миг этот проходит быстро, ведь не чует он от чудища неизвестного аппетитный запах, что обжигал бы воздух. Не пахло оно гневом иль злобой, лишь ароматами, которые не могла черная сущность Аске распознать. Чуждые они ему были, его натуре, а потому в горле его звучит лишь звук гортанный, на раздраженное кряхтенье похожий. Не то что он искал. Но может то, чем может приманить?

"Ми-и-ир", - в усмешке звериной растягивает он это слово, им столь нелюбимое. - "Не нужен он тут... В этих местах...  сожрут его... И тебя, вместе с ни-и-им".

Опускает он рукоять меча, становится на некоторое время на четыре лапы, будто пес дикий, снова принюхивается, а после поднимается на ноги, сделав изгиб в спине неестественный. С хрустом головой крутит то в одну сторону, то в другую, пока не останавливает взгляд вновь на змее, что перед ним все еще находилась. Очень сильно похожа она была на то, как слухи, лишенные подробностей особых, поверхностно описывали чудище, здесь обитающее. Слишком схожи, чтобы быть просто случайностью.

"Но если... сор-р-ры... не ищешь, то... что тогда?" - заинтересованно шипит в чужой голове Аске. - "Это место опасное... хищное... Одному... не надо здесь быть... Лучше вдвоем. И тебе... И мне-е-е... Быть может, помочь... найти тебе нужное? Моя ох-х-хота не требует... спешки... Подождет".

Ложь то конечно. Охота его скоро приблизиться к финалу и Аске был в нетерпении ее уже закончить. И все же не стоит слишком спешить, торопится, ведь так можно и приманку свою спугнуть. Приманку и корм зверю, что станет питомцем его ненависти. Из глотки его вновь рокот раздается негромкий, на смешок столь похожий.

"Помогу... И не трону тебя... Обещаю".

Не врёт Аске на этот раз, ведь чужая пасть вгрызется в ее плоть, другие лапы заберут жизнь. Не его. Он только поможет немножко и все.

0


Вы здесь » Dark Tale » Личные главы » [14.10 РП] О вопросах дипломатии