Зачем гадать, если дым не идет от лаванды и полыни, если не стучат друг о друга черточки-символы на косточках рун, если нет красивых, драматичных рисунков цветными чернилами на пахнущих веками картах?
(c) Уголёк

В отличие от самих стажёров, проклятье стажёра отдела разведки работало без нареканий.
(c) Лидия

Ещё не успев до конца осознать, что происходит, Лидия ломанулась к двери: вбегать в избу, тормозить коней и оплакивать летящий по привычному маршруту вечер.
(c) Лидия

Многие знали её, в славе - сила её; твари, монстры, чумные псы да крысы сбегались к ней со всех углов, со всех эшафотов, ища защиты и крова - не он первый, не он последний узнает её в лицо. Вот только это лицо она показывать не готова.
(c) Жимолость

Дети — это собрание вспышек-талантов, которые жизнь еще не успела загасить. Они видят мир таким, какой он есть: прекрасным, — и начисто игнорируют дурацкие правила, которые придумали взрослые, чтобы сделать вполне себе неплохую жизнь в разы хуже.
(c) Уголёек

Тень смеётся глухо, отчаянно, стуча зубами о зубы и впиваясь лопатками в целое ещё стекло. Их не двое здесь — трое. Primum non nocere тебе в глотку, кровожадный кусок дерьма. Возьми себя в руки, дыши, дыши, дыши, говорю. Ты живой, а она — мёртвая, мертвее всех, и нет её здесь, и быть не может.
(c) Тень

Не дошел бы он до дому. И до Фитцроя бы не дошел. Никуда бы он не дошел; расправил бы черные крылья, разбросал бы черные перья, разметал бы черные клочки да по черным закоулочкам - и остался бы в черном пакете, получив в белый лоб черную пулю.
(c) Жимолость

Нет, господин Доджсон, ничего, всё в порядке, спасибо за беспокойство, и вам тоже самых мирных снов. Кошмарных снов о ваших мёртвых, скрежещущих зубами у порога дочерях, господин Доджсон. Нет, вам, должно быть, послышалось. Рад был увидеться. Очень, очень рад.
(c) Тень

Люди с дырявыми мозгами щемятся в переулки и помойки, захлопывают створки, щёлкают замками, как собачьими челюстями; Предместье хохочет утробно, слышно только детям, как она ловко подменяет улицы, личности, реальность.
(c) Ярогора

— Отпусти, — шипит он с голодной улыбкой и знает: выдрать из деревянных внутренностей стула его дрянную спинку так же просто, как очистить от лишних костей да мяса чужой хребет. Непропорционально, неправильно длинный.
(c) Тень

Когда они вырезали целые селения язычников, никакой полк не соглашался ночевать вблизи: все чаянно верили, что после смерти люди, отказавшиеся от Бога, ходят демонами несколько ночей, и шепчут. Шепчут. Сжимают руками головы живых и давят, могут так до самой церкви висеть «терновым венцом». С язычниками всегда ходит что-то ещё.
(c) Ярогора

Больничный запах увивался за ним, словно пёс, разнося характерный аромат лекарственных настоек пустыми коридорами Башни.
(c) Артур Райнер

Говорят, что этих ненастоящих звёзд столько же, сколько холдов есть в мире. Банально, но кто знает, а ну как правда? Во время любых катаклизмов, говорят, звёзд и вправду становится меньше. Она, по счастью, не застала...
(c) Лидия

Шейли выскочила наружу первой, через черный вход, решив не признаваться себе, что она только что начала и выиграла у Лидии гонку "кто доберется до улики первой".
(c) Тина Шейли

Вилкой с изогнутыми зубьями Лира царапает на сколотой грани стола созвездие; ее брови чуть сведены вместе, выражая то ли крайнюю степень сосредоточения, то ли просто желание немного подумать.
(c) Лира

Она ведь тоже убивала. Не мечом. С любовью, по-матерински, по-сестрински мягко - "я помогу", "я разберусь". "Я знаю, где-то есть из этого выход, потерпи еще разок, станет легче".
(c) Софья Раневская

...Всё было бы проще, если бы такие бланки можно было печатать на двух разных листах, но закон есть закон, и Хцио следовал его букве безукоризненно. И с небольшим удовольствием.
(с) Хциоулквоигмнзхах

Дыхание монстра позади говорило о том, что некоторые блага человеческой жизни (вроде зубного порошка или, на худой конец, зубочисток) до низших форм будут идти еще очень, очень, очень долго.
(c) Жимолость

Она ведь этого хотела. Искала. Ждала. Чтобы в мире появилось хоть что-то, способное её сломать. Сломать, чтобы выпустить на свободу. Но что теперь, Ярогора? То, что должно было тебя сломать — сломало. Но оказалось, что освобождать некого.
(c) Ярогора

Ешь меня, отрывай еще и еще — и служи до последней капли кипучей крови, пачкай руки грехом убийства, разврата, алчности. Чужие руки, чужой грех. Руки Яги чисты, белы и пахнут молоком и хлебом.
(c) Жимолость

Спонтанный крик или дёрнувшаяся рука может произойти в любой момент и сломать всё, что готовили несколькими днями. Поэтому они пьют. Много. Хорошо. И жуют опустелую траву.
(c) Ярогора

И Валденская Католическая ей, конечно, чужая. Не Исаакиевский, и даже не Лютеранская на Невском - скорее реплика настоящей церкви, последняя, отчаянная попытка зацепиться за начитанное в реальности писание. Ждать и верить в Христа там, где его очевидно нет - глупость. Так посмеиваются над верующими в Башне, и Раневская только смущенно улыбается - "глупость, верно", и ей совсем не хочется спорить.
(c) Софья Раневская

Интересно, а подпадают ли сказочные вампиры под понятие "нежить"? Чтоб нет-нет да и сказать Джо так лениво — "Изыди!", и тот, захлопав перепончатыми крыльями, с воплями уносится в адские кущи...
(c) Артано

Крапинка ответственно понюхал буклетик. И так же ответственно отложил в сторонку, больше интересуясь своим новым снаряжением. В конце концов настоящим героям не нужны никакие инструкции, тем более если эти инструкции такие непонятные.
(c) Крапинка

Читал утренние письма дома, в тайне от коллег, и только после этого покидал жилище — такова стратегия выживания управленца высшего звена. Да и молиться на рабочем месте неудобно.
(c) Тайб

Такое по-детски простое описание всего, что давит в груди (”не виновата!”), кажется святотатством. Дьявол кроется в деталях.
(c) Жимолость

— Извините, миледи, что не в яблоках, — язвит Ярогора в ответ, — но ты это сожрёшь, — заканчивает разговор.
(c) Ярогора

Её тянет просто опуститься на колени здесь и сейчас, и будь что будет – но вместо этого она опирается кончиками пальцев на столешницу, ища поддержки, и делает то, что должно.
(c) Тина Шейли

Назад дороги больше не было. Он сбежал от себя в Сказку. Теперь будет бежать от себя к Смерти. Дальше бежать некуда.
(c) Артано

Так, у тебя восемнадцать бойцов. Выдели мне четверых, кто имеет хоть какой-то опыт боевых действий. Которые не побегут при виде волка и не спутают рожу чудовища с моей.
(c) Гиль-Камиль-Каар

Сказки есть сказки, и неважно, сколько в них правды – однажды разумные существа берут какой-то факт, навешивают на него мишуру и вуаля! Готовая сказка на блюдечке.
(c) Гиль-Камиль-Каар

Март был Петербуржский, с давящим, низким серым небом, снег таял коричневыми разводами слякоти. А год назад на ветках уже цвели почки; Сказка непредсказуема.
(c) Софья Раневская

Поэтому он решил заявиться к звездочету в гости, - нет, не так как он обычно "ходил в гости", - а вполне официально и миролюбиво. Через дверь.
(c) Каминари

Это же подумать только, в Сказке живет белый пушистый пес размером с некоторые домишки, у него есть своя собственная роща с десятками песиков поменьше и игрушками, а Шадани об этом ни сном, ни духом!
(c) Шадани

Кому вообще понадобились чугунные деньги? Для чего их использовать? Покрыть пол по новомодному дизайнерскому веянию? Или вскоре чугун подскочит в цене и станет дороже золота?
(c) Ариадна

Запах крови ударяет в нос. Эреда закрывает глаза, втягивая этот аромат, пытаясь наполнить им каждый бронх. Не свежая, но тоже бодрит. Она ведома этим. Движется, словно хватаясь за незримую алую нить.
(c) Эреда

путеводитель сюжет нужные гостевая правила о мире роли магия расы внешности
❖ В Предместье неспокойно. Монстры — разумные и не слишком — недобро поглядывают на местных, принадлежащих к другим расам. Поговаривают о нескольких случаях нападения. Въезд в Предместье временно запрещён Гильдией Стражей.
❖ Творцы подали спорное прошение о постройке на месте Валденского рынка загадочного сооружения. Сами авторы спорного проекта не уточняют его целей и таинственно отмалчиваются. Сооружение сложной формы из бумаги высотой с пятиэтажный дом может быть возведено в Валдене к следующему году.
❖ На фермах выросли потрясающих размеров сливы — к несчастью, произошло это прямо на границе между грядкой господина Ръо и госпожи Хопли-Допли. Споры не стихают уже вторую неделю. (подробнее...)
Август года Лютых Лун
❖ На смену двум лунам пришли два солнца.
❖ В Предместьях видели тень Зверя и слышали шепот Яги. Теперь все знают – они здесь, они вернулись. Некий Большой Бен из Валдена утверждает, будто видел как однажды ночью в здание гильдии Стражей заходила женщина с белыми волосами в окружении самых страшных зверей, которых он когда-либо видел.
❖ Во время дождей многие начали слышать таинственный шепот. По миру то тут, то там ползают сгустки тумана, словно они живые. Гильдия Ученых настоятельно рекомендует воздержаться от прогулок в такую погоду и стараться держаться подальше от скоплений туманов.

Dark Tale

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Dark Tale » Архив эпизодов » [14.07 ЛЛ] Q: Скрип половиц


[14.07 ЛЛ] Q: Скрип половиц

Сообщений 1 страница 30 из 36

1

СКРИП ПОЛОВИЦ

14 июля года Лютых Лун; ночь

Поместье господина Норберта близ Валдена

Имре, Гаморра, Чиж, Константин

https://i.imgur.com/fVcoK7U.png

ПРЕДИСЛОВИЕ

Лучшая рекламная акция для новичков — громкое ограбление. Вы долго выбирали, на чей дом положить глаз, и в конце концов остановились на поместье господина Норберта, богатенького столичного хмыря. Он подпортил немало крови членам вашей гильдии и вы намерены отомстить, вытащив из его жилища всё, что стоит хотя бы десяток лайнов. Будет весело. Главное — соблюдать тишину.

Очерёдность постов: ГМ, далее — игроки (в любом порядке).

0

2

Вы собираетесь в назначенном месте в назначенное время. Ваши карманы полны необходимых инструментов, заплечные мешки готовы к сбору добычи, а презрение к господину Норберту теплится на кончиках ловких пальцев, привыкший вскрывать замки и пересчитывать лайны.

Есть люди, которых, кроме как «дерьмовыми», никак не назовёшь. Господин Норберт — полное дерьмо. Вам это известно.

Забавно, что препятствием на пути Гильдии «Границы» зачастую становится не закон и даже не боевой отдел Стражи, а... подражатели. Так вы называете их между собой. Преступники-одиночки, считающие, что единоличная работа эффективнее совместной, и часто вставляющие вашей гильдии палки в колёса. Честно говоря, в последнее время их становилось только больше, и вы порядком устали. Пора навести шороха и восстановить своё доброе имя.

Вам известно, что Эдифисио Норберт уже воровал у членов Гильдии «Границы» прежде. Возможно, даже кто-то из вас однажды становился его жертвой. Этот фэйри — пятно на вашей репутации. И самое паршивое заключается в том, что вы даже не знаете его в лицо. Единственное, что вам известно, — его почерк, информацию о котором вы почерпнули из дружелюбных записок с «приветом», которые ублюдок оставлял в карманах своих жертв.

Пришло время показать, кто здесь главный.

Ограбить грабителя — дело почти благородное. Вы собрались здесь именно с этой целью и собираетесь идти до самого конца.

Не так ли?

Закат даёт вам отмашку. Рощица, за которой скрыто поместье господина Норберта, шумит кронами деревьев. Вы бредёте по тропе, держась ближе к остывающим ночным теням, и останавливаетесь на самом краю, не преодолевая черты, за которой вас могут заметить.

Огромный деревянный домище выглядит впечатляюще, но охраны почему-то не видать. Ни пары угрюмых наёмников у входа, ни даже какой-нибудь замшелой собачьей конуры. Вообще ничего. Довольно странно для такого-то скряги.

Выбор, который вам предстоит сделать теперь, донельзя прост. И всё-таки от него зависит куда больше, чем можно себе представить.

СНИЗУ
Классический вход — вход через дверь. Земля проглотит звуки ваших шагов, а замки у заднего входа всегда ужасно легко взломать. Вы уверены, что это не станет для вас преградой.

СВЕРХУ
Вы замечаете, что одно из окон дома господина Норберта на втором этаже чуть приоткрыто. Вы достаточно проворны, чтобы забраться в дом через него. Но достаточно ли незаметны?

ТЕХНИЧЕСКАЯ ИНФОРМАЦИЯ

» Вы насчитали три этажа в поместье господина Норберта. Окно на втором этаже приоткрыто, а дверь на первом этаже, позади, легко взломать с помощью отмычки.

» Если вы выбираете вход через дверь, каждый из вас (за исключением Гаморры, которая является призраком) должен совершить бросок стогранника. Если сумма бросков равна или превышает 140, вы пробираетесь к двери незамеченными. Также в этом случае вам предстоит взломать замок. Сделать это может любой из вас, бросив стогранник и получив значение не ниже 50. Если один из игроков не справился с этой задачей, её может перехватить следующий. Но не забывайте о том, что неудачная попытка взлома издаёт шум, который может привлечь нежелательное внимание.

» Если вы выбираете вход через окно, каждый из вас (за исключением Гаморры, которая является призраком) должен совершить бросок стогранника. Если сумма бросков равна или превышает 220, вы пробираетесь через окно незамеченным и сразу попадаете на второй этаж поместья.

» Если вы захотите разделиться, пороги успешных бросков изменяется следующим образом:
Нижний порог для окна и двух человек: 150.
Нижний порог для окна и одного человека: 70.
Нижний порог для двери и двух человек: 90.
Нижний порог для двери и одного человека: 40.

» Вам необходимо выбрать лидера группы. Лидер группы произносит последнее слово при вынесении важных для отряда решений. Это, впрочем, не означает, что любым его приказам необходимо подчиняться: отыгрыш по-прежнему имеет первостепенное значение.

» Первый пост каждого игрока должен содержать описание значимого инвентаря персонажа под спойлером. К значимому инвентарю относится любое снаряжение, оружие и прочие мелочи, способные повлиять на ход квеста.

[icon]https://i.imgur.com/6W3h7am.png[/icon][nick]Поместье[/nick][status]стены видят сны[/status]

0

3

Сегодня был очень ответственный вечер. И не потому, что Чиж, в кои-то веки, имел серьезное выражение лица, а потому, что нужно было выдернуть с корнем проблему, пустившую уже давно не первые острые ростки в Гильдию.

Какой-то умник, называющий себя Норбертом, возомнил себя достаточно профессиональным, чтобы воровать у членов гильдии преступников. Потому что, видимо, очень весело потешаться над теми, кто почти официально являл собой необходимое для общества зло. И сам хотел решать, кто тут будет злом, а кто добром.

Они стояли в тени деревьев, глядя на одинокое поместье в три этажа, что скрывалось за рощицей ото всех. Солнце почти село, даря последние багровые краски миру и растягивая тени в длинных и извилистых змей, отблескивая кровавыми пятнами в стеклах окон. Хороший дом, богатый дом, но словно пустой. Ни будки для собаки, ни патруля охранников, ни даже света где-нибудь или дымка из трубы. Никого и ничего, будто никто тут не живет.

- Зачем такому богачу воровать? Нервишки подергать за ниточки? Или просто бесить?- он недовольно переминался с лапы на лапу на ветке дерева, к которому прислонился Имре. Серое оперение почти терялось в темной мешанине листвы, теней и ветвей, а издавать тихие посвистывающие звуки вздохов он перестал уже давно. Как раз, как они встали на месте, решая куда пойти.

- А вдруг это приманка?..- Чиж честно пытался не поддаваться эмоциям, которые захлестывали его последние дни. Сначала этот воришка, посмевший начать грабить его семью, а потом и его самого, потом внезапное возвращение бывшего босса. Слишком много всего, чтобы оставаться хладнокровным, но пусть видят боги, он честно старался.

Еще немного повозившись на ветке, он недовольно чирикнул и спрыгнул вниз, в полете меняя птичий образ на человеческий. Рядом с Имре на примятую траву и мягкую землю приземлилась небольшая фигура, тут же цепляясь за его предплечье, чтобы грандиозно не улететь носом в землю. Попробуйте пересобрать себя из двадцати сантиметров птицы в сто семьдесят человека. Красота будет явно не на первом месте. Хорошо еще, что одежда и вещи никуда не исчезают.

- Как-то подозрительно тихо...,- покачал он головой, снова бросая взгляд на дом. Он не любил тихие места, заброшенные, такие вот, будто покинутые всеми, когда в них точно кто-то должен жить. Не навевало мыслей ни о чем хорошем. А Чиж привык доверять этому очень редкому чувству "не ходи туда, дебил", которое появлялось у него в голове. Жаль, что сегодня нельзя не идти. Но можно пойти самым безопасным путем.

Задняя дверь всегда легкая мишень, но Норберт сам вор и наверняка знает это. В конце концов, когда имеешь дело с воровством, знаешь слабые места, потаенные уголки, и сам стараешься их устранять. Окно, с другой стороны, казалось безопасным, но только лишь из-за невозможности посмотреть внутрь. Там приглашающе приоткрытое, оно тоже не сулило Чижу ничего хорошего. Он бы, спроси кто его мнения, вообще кинул бы в поместье пару-тройку зажигательных смесей, и пусть себе горит во славу летнего праздника, но почему-то они решили отказаться от этой затеи. Непонятно почему. Что им мешает обнести руины, в конце концов?..

- Из двух зол, лучше брать меньшее. Дверь. Соваться в самое сердце этого гнезда я бы не рискнул, уж больно все как-то напрашивается на то, чтобы кто-то пришел и ограбил,- Чиж почесал в вихрастом затылке, понимая, что ему немного в этом мешают перчатки. Но снимать он их не собирался. Полностью экипированный - в мягких сапогах, штанах с парой креплений для хранения оружия, с сумкой, в куртке со множеством карманов и отличных воровских перчатках, которые сидели как влитые и практически не ограничивали движения - он все равно чувствовал себя неуютно. План с бомбами точно был бы лучше.

- Имре, ты как?- он бросил взгляд на друга, просто вопросительный и ни к чему не обязывающий. Они могут пойти и порознь, хотя, такая дылда как он вряд ли полезет в окно. Не в обиду дылдам, конечно. Да и вообще Имре к этому, кажется, непривычный. Он из окон как-то обычно убегает, красиво и изысканно. А не залезет внутрь.

- В общем, я беру на себя дверь. Надеюсь, у него там никаких подвохов внезапных.

Он снова перекинулся в птицу, сразу перепархивая на плечо к приятелю и недовольно поводя головкой и легко дергая Имре за прядь волос. К своему делу он относился максимально серьезно, но где-то между лопатками бегала дрожь страха. Сейчас провалиться значило бы очень много, слишком много. Когда он один, это пустяк. А теперь тут другие, кому не хотелось бы не вредить, не доставлять неприятностей. Потому что, будем правдивы, умереть и получить повреждений из них не может только одна. И то так, наполовину.

Инвентарь

- набор отмычек для практически всех типов замка в кармане куртки.
- два ножа на голенище.
- прибор для вскрывания сейфов в сумке, там же резчик стекол компактный, три небольших мешка для добычи, пара-тройка ничего не стоящих монеток, имитирующих лайны, металлическая пластина для открывания засовов, пара крючков на длинной, пока что свернутой проволоке, еще одни перчатки, спички в коробке и противная непонятная мешанина каких-то трав с чем-то еще более странным, которая при поджигании активно начинает вонять и распространять вокруг себя черный едкий дым.
- веревка, обернута вокруг талии на манер ремня.
- два амулета на удачу от Вереск (каждый дает +20 к броскам выбранных дайсов, одноразовые).
- записка от Норберта с образцом почерка.
- вяленое куриное мясо, которое уже даже не пахнет мясом, и сушенные фрукты, распиханные по карманам куртки.

На проникновение к двери

[dice=120032-1:100]

На взламывание двери

[dice=98736-1:100]

+5

4

Имре в последние мгновения подготовки к этому чрезвычайно глупому заданию попросту молчал — к счастью, присутствие Чижа не вынудило загульного бывшего-нынешнего главу их гильдии уламывать его поприсутствовать слишком долго. Отпускать чересчур доверчивого друга в компании пришибленного бывшего-нынешнего-не-совсем-друга он как-то опасался. Хоронить Чижа, погибшего по чужой глупости — это совсем уж печально. Посему, задумавшись секунд так на шестьдесят, Имре согласился составить собравшимся грабить некого Норберта товарищам компанию.

Он без всяких сомнений предпочёл бы, чтобы ему дали возможность изучить их цель — возможно, сблизиться с кем-то из его охраны. Благо, мало кто из противников «Границ» знал, что Имре в их гильдии состоит — большинство безработного и бездомного мужика списывало со счетов, несмотря на то, что при необходимости он умел произвести далёкое от жалкого впечатление.

Шансы у него были неплохие. И по правде говоря, будь их «глава» не безголовым интриганом — он бы наверняка предпочёл использовать имеющиеся у него ресурсы. В виде изредка согласного сотрудничать телепата. Серьёзно, кто в своём уме не использует такое преимущество?…

По всей видимости, Константин. Вот кто.

Имре бросил на вышеупомянутого отчасти мрачный, отчасти — весьма ехидный взгляд. Он не мог сказать с точностью, что его веселило больше — то, что новички пока что не начали узнавать сего господина, как начальника, и порой открыто обсуждали его, когда тот стоял в буквальном смысле в паре шагов от них. Или то, что каждый раз, когда Имре предлагал ему выпить — того перекашивало так, словно он ему не нормальное пойло давал, а прокисший бензин с добавлением драконьей мочи.

Нет, если бы у Имре было что-то такое — он обязательно бы предложил. Но ведь не было же, а оттого подобная реакция казалась ему нечестной и слегка обидной. Не потому, что затрагивала его чувства, а потому, что сам Имре не успел её заслужить.

Он пожал плечами, когда Чиж обратил на него своё внимание — грабить ему ещё никого не приходилось, но особой нервозностью он по этому поводу не страдал. По очевидным причинам. К тому же, Имре знал, что Чиж, несмотря на свой возраст, вполне себе утвердившийся в своей позиции специалист. Вот если бы его среди их дружной компании не было — тогда, да. У него была бы ещё одна веская причина задаваться вопросом, кто из них более сумасшедший — он, Имре, или их ненаглядный босс.

Ненаглядный в том смысле, что ещё б два года его не видеть.

— В окно я бы и за щедрую доплату не полез, — в итоге добавил он тихо, бросив очередной взгляд в сторону Константина: — А ты как? Готов показать молодёжи, как работают преступники старой закалки? Там наверняка стоит хитрая ловушка, но ты ж у нас того.

Имре поиграл бровями.

— Бесстрашный и сумасбродный гладиатор.

Естественно, эта фраза в устах Имре звучала больше как оскорбление — хитрая ухмылка, сопровождающая её, недвусмысленно намекала на то, что она и задумывалась как оно. Бишь оскорбление. Но он не был бы собой, если бы не попытался старого знакомого подтолкнуть к глупому решению более материальной компенсацией:

— Если успешно туда влезешь, я тебе свою долю от этого дела отдам. Всю до последнего лайна.

Только закончив с ожидаемой порцией колкостей, Имре легонько толкнул примостившегося к нему на плечо Чижа указательным пальцем — чтобы прекратил за волосы дёргать, — и медленным, осторожным шагом направился к необходимой им двери, стараясь держаться в тени и не выходить на особенно открытые, просматриваемые места. То, что они не видели охрану на подходе, не значило, что её не было вообще.

Инвентарь

— Полупустая пачка сигарет и зажигалка.
— Неплохого качества кинжал длиной с полторы ладони, закреплённый на пояснице под верхней одеждой.
— Нож, больше подходящий для грязных драк в подворотнях, закреплённый у лодыжки.
— Две фляжки — одна с чистым спиртом, другая с на удивление хорошим коньяком.
— Три обезболивающих зелья, честно стыренных им у знакомого зельевара.
— И естественно, одет во всё чёрное, как и подобает любому профессиональному грабителю. На руках кожаные перчатки без пальцев, которые, естественно, для воровского дела особо не пригодны.

На незаметное проникновение к двери

[dice=25168-1:100]

Отредактировано Имре (2019-07-04 17:22:00)

+4

5

Если бы всего месяц назад Гаморру оповестили о том, что она будет нарушать закон – девушка бы ни в жизнь не поверила. Все эти маргинальские, отвратительные вещички змейку не привлекали, а уж тем более возможность загудеть за решётку или что-то подобное… вовсе заставляла чешуйки девушки вставать дыбом, даже при мыслях о подобном.
Что же, дрейфить ей было категорически возбранено, а потому даже лёгкий намёк на трусость или дрожь в её руках была чем-то сродни слабости, что девушка старательно пыталась отогнать от себя. Впрочем, она самолично следила за тем, как её новый знакомый, Имре, кажется, собирал сумку: к сожалению (или к счастью), именно девушку выбрали быть тем самым «козырем в рукаве по-воровски». Призрачное тело позволило бы ей без труда разведывать местность, да и вообще узнавать много нового. Также, девушка заранее снарядила себя повязкой на хвост, в которую были сложены, казалось, самые для неё необходимые вещи в количестве двух: браслет, делающий её на время плотной и свеча в стеклянном шарике – давеча купленная на рынке вещичка и также, как браслет обращённая в призрачное состояние.

– Вы, кстати, уверены в том, что там совершенно пусто и это окно точно открыто не исключительно для меня? – о, конечно, девушка всё ещё говорила с лёгким скепсисом. Она направилась к дому ближе, скрываясь в тени своих попутчиков – тёмного парнишки, довольно высокого роста и… это ведь чиж? В очередной раз помотав головушкой, девушка убедилась, что не ошиблась в своих догадках, и правильно увидела сидящего на плече чижа. Обычного. Коричневого. Хихикнув, она даже на секунду протянула ладонь к мягкой птичке, однако высота Имре не дала так легко дотянуться до пернатого комочка. Да и больно ему было бы. Девушка совсем об этом забыла.

Что же. Первая часть плана, кажется, была сделана. Девчонка взлетела чуть выше, оставляя остальных внизу. И стоило услышать щелчок отмычки в замке, это стало для змеи знаком. Без труда призрачная воровка нырнула в открытое широко окошко, встала на пол: она могла хотя бы делать вид, что поступает так. И сразу следом же полезла за свою спину, к хвосту, цепляя пальцем ту самую колбу с небольшим совсем фонариком. Главы Стражей приказали Гаморре закрасить прозрачное стекло краской, оставляя лишь маленькие, едва заметные дырочки, за тем, чтобы в случае чего, девушку было не так легко обнаружить. И в тёмном, по-звуку пустом доме, это действительно казалось почти гениальной идеей.

Она делала как учили: поднесла фонарик выше, куда выше, чем даже её голова – благо длина хвоста позволяла, и сделала несколько шажков вперёд, прислушиваясь пока только к обстановке. Звуков почти не было. Ни от самой девушки, ни, даже от дома – только вой ветра, почти незаметный, тихий. Следующим же шагом было «включение» той самой свечки: длинный отросток прижался к стене, поднося стекло как можно ближе и, стоило огоньку появиться – вернулся в прежнее положение, прямо над головой призрака. Что же, она может попытаться обнаружить этим ловушки, прочистив путь снизу вверх.

Хвостовая повязка или то, что загребущие лапки взяли с собой.

Свеча Топлера

Свеча в колбе. Если ее направить на какую-либо стену, она зажигается автоматически. Также свеча высвечивает все тайные места, скрытые ящики и т.д. на расстоянии в 30 сантиметров от себя.

Последние чешуйки

Браслет из недорогих металлов, который можно надеть на руку. Этот артефакт возвращает призраку плоть на на N-нный промежуток времени от одного до чётырех постов (зависит от броска стогранника: 1-30 — 1 пост, 31-60 — 2 поста, 61-90 — 3 поста, 91-100 — 4 поста). Гаморра может использовать браслет раз в 3 дня, так как слишком частое обретение плоти слишком изматывает её из-за болезненных ощущений по всему телу, оставленных смертельными повреждениями.

Несколько мешков, привязанных к хвосту

Исправность работы её фонарика и возможность обнаружения чего-либо.

[dice=145200-1:100]

И немножечко божественных прошений.

» Гербарий для Ворожи. Ворожа благодарна Гаморре за цветы. Гаморра получает бонус +10 к любым броскам на чистую удачу. // Куван Ипала
» Где-то там в храме ей пообещали побольше удачи в этом особняке. Она сама не знает, как это работает, но ожидает сильный бадум в экстренной ситуации.
» Чужое желание. Божественное вмешательство сделало Гаморру немного любопытнее. Она получает бонус +5 к любым попыткам выведать чужие секреты. // Еженедельные задания

Отредактировано Гаморра (2019-07-06 04:32:41)

+4

6

Что ж. Дела в гильдии не совсем плохи, как боялся предположить Константин. По крайне мере ничего такого непоправимого не случилось. Удивительно даже. Балбесы вполне себе самостоятельными оказались. Гильдию не взорвали, не пропили, не продали. Пока широкой общественности не известно о возвращении главы. Даже в самих Границах не разошёлся еще слух и сей факт был известен лишь избранному кругу. (Точнее числу несчастных, которые на свою голову попались на глаза Нэшу и тот напряг их по самое не хочу поручениями). Возвращаться надо красиво. С шумом и блеском встряхнуть этот тщедушный город. И вот вам подходящие дельце.

Эдифисио Норберт затеял опасную игру. Не уже ли он уверен, что способен тягаться с целой гильдией? У него должны припрятаны сильные козыря в рукаве, иначе он круглый дурак. Дурак, который подписал себе смертный и мучительный приговор. Ведь сегодняшняя ночь только начало.

Константин любит доводить работу до конца. Сначала Границы обнесут дом до последнего лайна. Что не получится стащить, то без жалости испортят. Потом господин Норберт станет жертвой профессиональной аферы, где у него отсудят этот чудесный трехэтажный особняк. (Если не проканает, сожжёт к чертовой матери, да еще фейерверк-шоу забабахает для всего города). А в конце Константин загонит его в такие долги, что самонадеянный ублюдок сам себя продаст за копейки. И все, видя жалкого пресмыкающегося раба, будут вспоминать «А, это тот самый умалённый, что вздумал воровать у Границ!».

Прекрасное наглядное пособие для наивных подражателей. Но это все будет потом. Не стоит слишком загадывать. Сейчас основная задача совершить идеальное ограбление. Норберт ведь подготовил для них сюрпризы? Константин надеется, что да. Иначе сильно расстроится, если все будет слишком легко.

Пока Костя любовался особняком и размышлял, его кофта чуть ли уже не дымилась от прожигающего ехидством взгляда Имре. Вот ведь. Года идут, а ничего не меняется.

Снова со мной флиртуешь? ─ склонил голову Константин с милейшей улыбкой. ─ Я тоже по тебе скучал, мой вредный друг.

В самом начале Костя, когда только намеревался поговорить с Имре о деле, ожидал в ответ что-то вроде «Ты кто такой? Я тебя знать не знаю. Иди нахер». И он не смог сдержать паскудную усмешку, заметив, как загнано дернулся на просьбу старый язвительный товарищ. Ведь Чиж уже согласился присоединиться к этой авантюре. Так забавно было наблюдать за разгоревшимся в ту минуту внутренним конфликтом в глазах Имре. Просто бесценно.

Божечки, взрослый мужик, а все играет на слабо как пятилетний, ─ с наигранностью произнес Константин, качая головой. Если бы он так легко велся на каждую провокацию Имре, то сдох бы уже давным-давно. ─ Ты сначала дело отработай, а потом уже своей долей раскидывайся. То еще первым и выпрыгнешь в это окно всю добычу бросив.

Спокойно так, без ехидства и злости говорил Нэш. Единственно, только передразнил Имре, точно так же поиграв бровями. Понятно дело, почему тот такой недовольный. Ему ж надо все изведать, разнюхать, на последнюю крысу, что была в этом доме, досье составить. Но! Для этого нужно время, а самое главное сбором информации можно позволить себя запутать и сбить со следа. Если уж Норберту хватает ума обдурить воров гильдии, чего ему не попробовать поиграть с информаторами?

Поэтому берем и делаем, а там уже на месте импровизируем. Как ты не готовься, от неожиданности все равно никто не застрахован.

Костя уже и забыл про призрачную девушку, когда та подала голосок. Он перевел на нее взгляд и в очередной раз подивился удаче. Что может быть лучше бесплотного духа в воровстве и шпионаже? Единственно, было видно, что ей еще не хватает опыта. Волновалась. Но все с чего-то когда-то начинают.

Милая, ─ обратился Костя к Гаморре. ─ Если бы мы были уверены, что там никого нет, то уже сами давно туда залезли. Поэтому сегодня ты наша разведка. ─ подбадривающее произнёс Нэш. ─ Мы верим в тебя.

Честно сказать, он даже себе не верил.

Девчонка упорхнула, а остальные двинулись вперед к своей цели. Как и сказал Чиж, было подозрительно тихо. Константин шел последним и придирчивым взглядом осматривал местность вокруг. Но ни засады из кустов, ни щелкнувшей ловушки. С одной стороны, почему бы не послать Чижика? Юркой птицей он бы легко проник в то окно. Вот только здесь стоит согласиться с Имре. Это Костя среди них того. Если чем огреют с ходу, он еще встанет. А вот как справиться Чиж, сказать трудно.

Дверь так дверь, ─ кивнул Нэш пернатому. ─ Ты у нас тут главный по замочкам, тебе и карты в руки.

Как и Имре, Костю тоже первоклассным вором не назовешь. Не его епархия. Он скорее аферист или на худой конец наемник. А уж грабеж это по мере необходимости. И если уж грабить, так грабить по крупному. 

Инвентарь:

- комплект метательных ножей;
- пачка сигарет и спички;
- на шее «ожерелье» из отмычек;
- мачете закрепленный на поясе;

В рюкзаке кусачки, чтоб в случае чего сломать цепь или замок. Обезболивающее и бинт. Мало кого и чем ебанет. Там же мешки для добычи.
Из одежды черная кофта, штаны на ремне и мягкие ботинки. Волосы собраны. Морда скрыта черной тканевой маской.

На незаметное проникновение к двери

Это будет эпично, если я споткнусь хД
[dice=160688-1:100]

+5

7

ЧИЖ, ИМРЕ, КОНСТАНТИН

Отмычка в умелых руках чижа звякает совсем тихо, едва слышно; секунда, другая — и вот он, победный щелчок.

Дверь открывается бесшумно. Гаморра исчезает в оконном проёме. Всё — в кои-то веки — идёт по плану.

Первое, что вы замечаете, когда оказываетесь внутри, это странное убранство поместья. Вы, может, и отличаетесь от обыкновенных мирных жителей Валдена, но прекрасно представляете себе их быт: несколько комнат, пара коридоров, дверные проёмы тут и там...

Дверных проёмов нет. Вообще. Вы — в огромной, многометровой зале, и здесь не найти ни обеденного стола, ни даже захудалого диванчика. И это, пожалуй, странно.

Достаточно странно, чтобы вы напряглись.

Вместо мебели здесь висят картины, высятся загадочные, вычищенные до блеска статуи, стоят сундуки, шкафы и гигантские мешки, сверху донизу набитые... чем-то. Вы не узнаете наверняка, пока не попробуете открыть хотя бы один из них — но для этого придётся сделать шаг. А под ногами у вас — деревянные и наверняка чертовски скрипучие половицы.

Чужого присутствия вокруг не ощущается; это тоже может вызвать у вас некоторое удивление. В конце концов, такое гигантское поместье должен кто-нибудь охранять! За этой мыслью сразу приходит другая: можно ли называть поместьем гигантский склад без единого следа человеческого присутствия?

Странно.

Это слово грозит быстро стать определяющим для сегодняшней ночи.

А потом, в самом конце зала, вы замечаете его. Он свисает с края крупного деревянного сундука; и ошибки быть не может. Одной из последних вещей, украденных Норбертом, был Амулет Тихой Поступи, принадлежавший вашему непосредственному коллеге. Могут ли здесь быть и другие вещи, являющиеся собственностью гильдии? Кажется, что так.

Нет.

Вы почти уверены.

ГАМОРРА

Проникнув сквозь окно, ты оказываешься... в странном месте. Обладая способностью проходить сквозь стены, ты быстро понимаешь, что к чему: это — вязь коридорных лабиринтов. Странная, жуткая, запутанная и кажущаяся бесконечной вязь. Из неё состоит весь этаж целиком.

Никаких ловушек ты не обнаруживаешь. Ни ловушек, ни тайных сундуков, ни скрытых проходов — ровным счётом ничего. Но в какой-то момент — ты замечаешь это с особенной яркостью — свеча всё же указывает на одну из стен лабиринта. Скрытый ящик. Вот только для того чтобы распахнуть его, тебе придётся принять материальную форму. Иначе ничего не получится — ладонь пройдёт насквозь, пальцы просочатся сквозь стену.

У материальной формы множество достоинств. Примерно столько же, сколько и недостатков.

Если ты решишься, тебе придётся действовать очень тихо и очень осторожно. Стоит ли содержимое ящика таких рисков?

На этаже ты одна. И выбор тебе тоже предстоит сделать в одиночку.

РИСК
Наверняка все они будут очень рады, если ты сумеешь принести что-то по-настоящему ценное из своей вылазки. Это — лучший способ заслужить уважение.

БЛАГОРАЗУМИЕ
Тебя послали сюда в качестве разведки, и будет лучше, если ты станешь исполнять свои прямые обязанности, а не заниматься чужими. Ведь так?

ТЕХНИЧЕСКАЯ ИНФОРМАЦИЯ

» Вы внутри. Поместье не выглядит так, как обычно выглядят обитаемые жилые дома. Пожалуй, вы никогда не видели ничего подобного: внешне — типичный особняк за чертой города, внутренне — гигантский, чёрт знает для чего предназначенный склад. Или музей. Сложно сказать наверняка.

» Вы твёрдо уверены в том, что амулет принадлежит представителю Гильдии «Границы». Забрать его — значит вернуть себе честное имя.

» Вам также известно, что Норберт похитил у членов гильдии не менее десяти вещей: мелкие артефакты, ключи, кольца. Вы не знаете, находятся они здесь или нет.

» Половицы скрипят. Если на этом круге любой из вас совершает физические передвижения внутри поместья, он должен кинуть один стогранник со сложностью 30. Попытка взять любой предмет или раскрыть любой из контейнеров поднимает сложность на 10. Эффект суммируется: открытый мешок и вынутый из него кинжал в ножнах дадут сложность 50, а если прибавить к ним ещё и устроившееся по соседству зеркальце — 60, и так далее. Любые подходящие ситуационные модификаторы можно добавлять к броску. Вы не знаете, что произойдёт в случае провала.

» Предыдущий пункт даже касается Гаморры, если она решит принять материальную форму.

[icon]https://i.imgur.com/6W3h7am.png[/icon][nick]Поместье[/nick][status]стены видят сны[/status]

+4

8

Раздается знакомый щелчок поворота металла в скважине, и вот дверь медленно открывается, придерживаемая опытной рукой. Никаких подвохов, все до ужаса чисто и спокойно - и это и радует, и настораживает. Но пока все-таки превалирует радость, ведь Чиж так боялся не справиться с на вид ужасно простецкой задачей. Еще и на глазах друга. И на глазах бывшего-теперь-нынешнего босса. Хоть новенькая призрак к тому времени уже проскользнула в окно. Удобно быть бесплотным.
Чиж открыл дверь почти наполовину, чтобы все оставшиеся могли рассмотреть... дом. Так не похожий на дом дом. А ведь воришка знал, как выглядят дома, он по роду деятельности часто заходил в гости, по характеру был компанейским парнем, да и вообще имел собственное жилище. И пусть оно тоже представляло собой одну комнату, но она была жилой. А это...
- Мы грабим музей?..- в пространство спросил Чиж, все еще сидящий на корточках где-то в нижних широтах относительно высоченных Имре и Константин.- Это что, все его?..
Да сколько ж надо жить, чтобы так наворовать - статуями, картинами, мешками, ящикам и сундуками. И все это дальше, вширь и вдаль, в таких количествах, в которых они всей Гильдией за неделю не унесут. А их тут всего трое. Да и повозка не припаркована прямо у входа, и в нее не впряжена пара... тройка... десятка коней.. или дракон. Как-то весьма неожиданно, ведь они ждали простой дом с парой-тройкой картин, может, одним мраморным бюстом, сейфом, фамильным серебром и рожей, которую надо начистить.
- Зря Ками не позвали...- тихо отшутился Чиж, чтобы не впадать в прострацию и математические пересчеты того, сколько им нужно времени и физических сил, чтобы вынести хотя бы половину. И где-то это потом продать. С акцией вроде "возьми одну статую и забери еще три, пожалуйста".
Пока они находились не в доме, можно было порыскать взглядом по необычному окружению. Мешки, ящики, какие-то рога оленя на стене, сундуки всех форм и размеров, тумбочки с валяющимися на них вещами, тускло отражающими свет почти закатившегося солнца. Типичные богатства, роскошь и чисто музейный подход к сваливанию все в виде игры в Тетрис. И гребаные деревянные половицы, с тонкими щелями рассохшегося дерева. Наступи на такие - и скрип привлечет если не половину квартала, то всех обитателей дома точно. Как специально. Впрочем, никто и не отрицает, что все здесь может быть специально. Этот тип слишком умен, чтобы не оставить ни одной подлянки в собственном доме, доведя до белого каления всю гильдию.
И тут взгляд зацепляет металлический отблеск знакомой формы. Как тут не запомнить, если полгода облизывался на этот амулетик, но нашел в себе силы и совесть не красть у своих, а пойти и честно тренироваться. И начать облизываться на другое.
- Эй, это же...- да, шибки точно быть не может. В самом конце зала, издевательски на виду, вольготно свисает с края сундука в позе, в которой никто бы не оставил такую ценность. Их вещь, нечестно забранная, уже практически похороненная и ставшая одной из последних капель в чаше терпения. И так удобно, что она именно здесь, среди скрипучего старого пола большого странного склада внутри особняка. Но оставить ее было бы верхом глупости, да и неуважения к своим. Для Чижа уж точно. А он странный, спросите у гильдийцев.
- Я заберу,- заявил он серьезно и уверенно, бросая взгляд на Константина и Имре. На миг серьезность спала и он улыбнулся, тыча пальцем Имре куда-то в район коленной чашечки.- Если что, дом твой.
Через миг рядом уже был не человек, а деловитая серая птичка, которая повиляла хвостом и вспорхнула внутрь дома. Осторожно перелетая с одного места на другое, стараясь в основном садиться на статуи и не задерживаться на них больше пары секунд, Чиж долетел до сундука, с которого свисал амулет. Тяжелый, зараза, можно и не дотащить обратно до двери. С другой стороны, разве он не должен приглушать шаги того, кто его держит? Наверное должен. У него будет отличнейший шанс доказать свою хваленную работоспособность!
Подхватив веревку в клюв, он резко спрыгнул с сундука вверх, вспархивая и чувствуя, как гравитация неумолимо зовет вниз по четкой параболе. Но он смог отлететь буквально на метр в сторону чистого пространства, чтобы там снова превратиться обратно в человека.
И постараться приземлиться максимально тихо. Неважно как и в какой позе, но тихо. Как гопник-балетмейстер.

на взятие амулета

[dice=121968-1:100]

на случай если что-то пошло не так/амулет не тот/жизнь не та/все тлен и уныние а половицы скрипят

[dice=29040-1:100]

+4

9

— Если я выпрыгну в окно, то сначала тебя оттуда выкину — чтобы приземляться было мягче.

Произнесено это было тихо, едва слышно, зато улыбка, которой Имре одарил Константина, была широкой, одновременно издевательской и откровенно двусмысленной. Потому что шутки шутками, а флиртовал он со всеми. И практически всегда готов был все свои намёки оправдать. Начальству оставалось только дать слабину на короткое время, а уж Имре найдёт, как этим воспользоваться.

Но обмен колкостями — это одно, а дело — это совсем другое. Глядя на то, как Чиж ловко расправляется с замком, Имре не мог сдержать гордой усмешки. Ему было приятно видеть, насколько тот вырос после их первой встречи — от жалкого побирушки до вполне компетентного вора, которого мало кто мог схватить за руку нынче. Это вселяло надежду на то, что и в остальном у него всё будет хорошо, хотя лёгкое, подсознательное чувство беспокойства всегда будет оставаться рядом с Имре, побуждая его следить и пытаться периодически оградить чересчур наивного детёныша. В основном от таких личностей, как Константин — очередной повод ожидать, что тот пропадёт ещё на пару десятков лет.

Не то, чтобы Имре не считал его другом. Нет. Просто не хотел, чтобы Чиж слишком часто с ним общался.

Когда тот закончил с дверью, Имре мягко погладил ладонью Чижа по голове — как обычно делают с собаками, которые выучили новый трюк. Только вот угощения не хватало, но увы, конфеты, которые он обычно ему давал, остались у них дома. Не поить же единственного компетентного человека в их ненормальной компании спиртом? Вдруг ещё руки трястись начнут, а ноги — заплетаться.

Но стоило Чижу вознамериться погеройствовать, кинув почти издевательски комментарий про дом напоследок, у Имре буквально зачесались руки надавать тому оплеух. Кто в своём уме пойдёт прямиком за специально вывешенным на видное место амулетом, стыренным у них? Хозяин этого странного поместья наверняка знал, что «Границы» рано или поздно его навестят. Сделать из этого амулета ловушку специально для них — самый простой способ их спровоцировать.

Имре скривился, не отрываясь следя за полётом знакомой птицы. В голове промелькнула мысль о том, что если Чиж и впрямь умудрится лишиться жизни на этом задании — он этого так просто не оставит. Интересно, Смерть пойдёт на сделку с одним из своих «детей»? И что может потребовать взамен?

Фантазировать не хотелось. Думать о том, на что он пойдёт ради друга — тоже. Ясно было, что на очень, очень многое.

— Нужно оглядеться.

Сказал Имре вполголоса оставшемуся с ним Константину, всё ещё следя за прогрессом Чижа. Словно тот мог пропасть, если он отведёт глаза хоть на миг.

— Считай, что Чиж уже в конце зала. Стоит осмотреть ближайшие к выходу контейнеры, — Имре расплылся в привычной, слегка безумной ухмылке, и шагнул в сторону улетевшего друга: — Удачи, господин начальничек.

Сам он, конечно, рыться не собирался. Хотя бы потому, что у него не было с собой ни сумки, ни мешка. Всё, что было при нём — оказалось поспешно распихано по внутренним карманам. Что-то ещё Имре взять даже не подумал — Чиж об этом позаботился бы сам. Поэтому, освободив свою несуществующую совесть от каких-либо эфемерных мук, он направился напрямик к запасливому вору. Кто знает, какая ему помощь пригодится, учитывая все подозрения относительно этого амулета? Не говоря уж о том, что Чиж, если тот окажется вполне невредим и с работающим амулетом в руках, наверняка сможет заставить Имре работать куда более продуктивно, нежели Константин.

На тихое передвижение

[dice=87120-1:100]

+5

10

Константин пристально следил за действиями Чижа. Нет, не потому что сомневался в его ловкости. Он ожидал любого подвоха уже на пороге. Но замок на удивление легко поддался, а дверь не скрывала хитрых ловушек. Прям насмешка какая-то. Ладно, посмотрим, что дальше. Скорее всего все веселое для гостей припасено впереди.

Переступив порог последним, Нэш в легком удивлении изогнул бровь.

А наш клиент оказывается гребаный коллекционер, ─ заметил он, окидывая взглядом помещение. Дорогие вещи, картины, вазы и прочая богатая шелуха вполне ожидаема, но все они должны украшать роскошные залы и не менее дорогу мебель. А вот это все больше походило на склад зажиточного торгаша. Все в кучу и не пойми как.  ─ Тут не то, что Ками… Иссена звать нужно. Ему бы точно понравилось.

Ни охранников, ни всяких сторожевых существа не наблюдалось. Не сказать, что это так уж плохо. Просто, если тут нет живых, то скорее охраняет неживое. Это может быть куда хуже и неприятней. В глазах главы огонек-то заиграл. Ведь чем опаснее здешняя охрана, тем престижнее буду выглядеть Границы, когда обойдут ее. 

Дааа, все они это не утащат. Тем более незаметно. Сюда какой-нибудь мешок-телепорт, чтоб сразу закидать, а оно раз и в гильдии. Удобно и практично. Ладно, в принципе все и не нужно. Откопать самое ценное, а остальное пустить прахом. Вроде как этот ублюдок стащил парочку занятных артефактов у граничных…

Костя замечает, как загораются глаза у Чижика. Проследив за взглядом, Нэш понимает причину подобной реакции. А вот и он. Амулет Тихой Поступи так заманчиво свешивается в другом конце зала. Прям как сладкий сыр в мышеловке. Многие воры в гильдии готовы за него глотку друг другу перегрызть. Ничего удивительного, что юному воришке тоже хочется обладать этой вещью. Сегодня есть хороший и честный повод забрать амулет себе.

Валяй, ─ кивнул Нэш, но птахе особого приглашения и не требовалось. ─ Только смотри, чтоб тебя этим сундуком не прищемило.

Чиж юрко ныряет вперед, быстро преодолевая расстояние до амулета. Ничего нигде не щелкает, не стреляет, клетка сверху не падает. Все до ломоты в ушах тихо. Если еще птице удастся без проблем сцапать артефакт, вообще красавчик будет. А Имре выглядел так, что был готов сорваться в любую секунду за пересмешником. Только пойди чуть что не так. Подобное было несколько странно видеть в таком наплевательском пофигисте. Или забавно? Костя еще не определился. Однако был уверен, что однажды из-за своей опеки Фаркаш не хило подставится на ерунде.

И тебе не провалиться, ─ ответил Нэш, сумрачно проследив за удаляющимся Имре. Хотелось съязвить, «сколько ты уже будешь с ними нянчиться, как наседка с яйцом», но да черт с ним. Хочет, пусть приглядывает. Главное, хоть не ноет и на нервы не действует.

Так. Посмотрим, что у нас тут. Костя медленно прошел пару метров вдоль стены, рассматривая картины и разные мешки с сундуками. Не уже ли в них все награбленное добро? Зачем все это хранить? Не лучше ли сразу сбагрить на рынок? Какая красота была бы, если хозяин забил весь зал деньгами, а то копайся сейчас в этом барахле. На верхних этажах тоже самое или все-таки жилые комнаты? Будем надеяться, что разведка у Гаморры пойдет успешно. Может хозяин там чаи гоняет, пока они тут разгуливают. Костя с удовольствием присоединился к чаепитию поболтать, но желательно не сегодня.   

Нэш остановился возле очередного сундука и придирчиво его осмотрел. Что ж. Попробуем заглянуть под крышку ящика, авось Пандору не откроем.

На скрип

[dice=9680-1:100]

На нахождение чего особенно интересного при осмотре места и сундука

[dice=110352-1:100]

Отредактировано Константин (2019-07-14 23:17:57)

+5

11

Зачем вообще нужен Имре, если в самый ответственный момент Гаморра не может до него достучаться? Плевать, будет действовать исходя из ситуации.
Не зря же она брала с собой свой браслетик. Жаль, чакрамы забыла. Юркие пальцы роются в сумке, достают заветное колечко, и следом девушка надевает то на свой хвост, до сих пор, впрочем, так и не узнав, как оно работает. Что ей там говорил Мастер Люпен? Сосредоточиться и защелкнуть замочек? Сейчас.

Конечно, ей было страшно. Ощущения, которые она помнила ей не давали успокоиться или расслабиться. Не давали сосредоточиться. Что же, ей будет чертовски больно, и нужно терпеть.
Характерный щелчок знаменовал начало чего-то страшного для змейки, она даже успела протянуть руки вперёд, затем, чтобы в случае чего успеть схватиться, и в момент, когда девушка наконец стала ощущать собственные конечности — те как-то совсем неуклюже схватились за самый край стола, около которого Гамма стояла. Хорошо хоть хвост добавлял ей равновесия. В какой-то момент ей даже показалось, что она и вовсе напугана. Да так крепко, что ещё мгновение, и она вовсе потеряется в пространстве, упадёт, покалечится. Нужно держаться за стол и ни за что не расцеплять пальцы. Нельзя. Нельзя упасть. Всего немного, и она совсем скоро попадёт к Имре, а до того чешуйчатая должна терпеть.

Хлопками по щекам она постаралась  отрезвить себя, что, хоть и немного, но да помогло. Тело казалось таким тяжёлым, ужасно неудобным, неправильным. Да ещё и, о боже, болезненным!
Несмотря на затуманенный рассудок змейка постаралась приоткрыть ящик, конечно, в её стиле сейчас было бы просто резко его дёрнуть, но чёрт бы побрал эту воровскую деятельность! Нужно шевелиться тихо.

Бросок на физическое тельце

[dice=166496-1:100]

Бросок на открытие ящика и передвижение

[dice=178112-1:100]

+1

12

ЧИЖ & ИМРЕ

Вы знаете друг друга достаточно давно. Понимаете если и не с полуслова, то с полудвижения — точно. И, как следствие, вполне успешно работаете в команде. Можно сколь угодно долго предпочитать одиночные задания групповым, но поддержка со стороны чрезвычайно важна — это вам как членам гильдии известно не понаслышке.

Вот почему, когда амулет опасно проседает в птичьих лапах, Имре оказывается рядом. Вот почему ему удаётся сделать ещё один быстрый шаг в сторону и бесшумно поймать его в протянутые ладони. Вот почему вам удаётся избежать первой неудачи в этом деле.

Первой — но не единственной.


КОНСТАНТИН

Это дело — всего лишь одно из многих. Тебе не привыкать. Ты с лёгкостью отыскиваешь взглядом наименее хлипкий из сундуков и вскрываешь его с профессионализмом, достойным главы Гильдии «Границы». Если кто-то здесь и имел неосторожность сомневаться в твоей некомпетентности, ты только что утёр ему нос.

Сундук полон: ты видишь множество дорогих украшений, странных монет, не имеющих ничего общего со знакомыми тебе лайнами, несколько столовых приборов, небольших картин в резных рамках, карманных часов с руническим рисунком поверх — о, в каком-нибудь дрянном ломбарде за них можно будет заломить ту ещё цену... Руки сами собой тянутся к этому богатству, но ты не успеваешь прикарманить даже соблазнительную серебряную цепочку, на которую сразу положил глаз.

Что-то меняется.

И ты замечаешь это первым.

ГАМОРРА

Тебе больно. Секунда, две, три — мир плывёт перед твоими глазами, растекается блёклыми пятнами; и всё же тебе удаётся взять себя в руки, сосредоточиться на выполнении дела. Ящик, встроенный в стену, был скрыт от твоих глаз, а значит — в нём наверняка должно храниться что-то по-настоящему важное. Что-то секретное. Что же?

Ты подцепляешь его пальцами, зажмуриваешься в предвкушении, а затем, потняув на себя, обнаруживаешь внутри...

Ничего?

Сперва тебе действительно кажется, что в ящике — исключительнейшая пустота; только расходятся по сторонам странные деревянные волокна. Лишь секундой-двумя позже ты понимаешь: не волокна — нити. Нет! Не нити — связки. Внутренности. Как обычное человеческое тело, только... странное. Как будто бы напрямую в стену встроенное. Что за чёрт?..

А потом ты слышишь рядом чьё-то дыхание.

А потом по твоей спине пробегает волна мурашек (ты, должно быть, ещё не успела забыть это ощущение).

А потом...


Закрываются двери.

Вы слышите это — тихий щелчок, аккуратный хруст замка. Странное, неразборчивое шуршание доносится до вас со стороны верхнего этажа. На долю секунды вам даже кажется, что половицы шевелятся прямо у вас под ногами, проходят волной: от входной двери и до противоположной стены, медленно, как расправляющий мелкие позвонки кот.

После — вы слышите голос.

— Представьтесь, пожалуйста, будьте так любезны, — звучит он. Сонно, неторопливо, будто бы отовсюду разом — вам никак не удаётся определить точное направление. — И расскажите, по какому поводу забрели в... это место.

Обладатель голоса делает какое-то особенное ударение на последних словах, будто подразумевает под ними нечто совсем иное.

Тихий смешок.

Молчание.

Кажется, ход за вами.

БЕЗМОЛВИЕ
У вас по-прежнему есть шанс ускользнуть отсюда незамеченными: кто знает, что там на самом деле расслышал этот неведомый голос... Может, только одного из вас? А может, и вовсе блефует? Кто их знает, эти голоса!

РАЗГОВОР
Вам задали вопрос — и обладатель странного голоса определённо хочет получить на него вразумительный ответ. Не стоит пренебрегать банальной вежливостью, даже когда речь заходит о воровской профессии.

ТЕХНИЧЕСКАЯ ИНФОРМАЦИЯ

» На этом круге каждый из персонажей успешно преодолел проверку скрипом половиц.

» Тем не менее, своим решением кто-то из вас потревожил нечто, тревожить которое определённо не стоило. С последствиями вам придётся разбираться всем составом.

» Вам неизвестно, кого именно и за каким занятием заметил голос.

» Голос слышит каждый из вас, вне зависимости от местоположения в доме; слышит близко, буквально на расстоянии вытянутой руки, но определить источник не удаётся.

» На Гаморру наложен эффект браслета «Последние чешуйки». В течение всего своего следующего поста она продолжит сохранять физическую форму.

» Тот, кто решит оставаться незаметным, должен кинуть один стогранник со сложностью 70. Попытка взять любой предмет, раскрыть любой из контейнеров или изменить собственное положение в пространстве поднимает сложность на 10. Тому, кто держит в руках Амулет Тихой Поступи, совершать бросок не нужно.

» В данный момент Амулет Тихой Поступи находится у Имре. Имре может передать амулет стоящему рядом Чижу без броска стогранника. Бросок потребуется, если Имре захочет бесшумно передать амулет любому другому персонажу, находящемуся в отдалении.

» Попытка поговорить с обладателем неизвестного голоса не требует броска.

[icon]https://i.imgur.com/6W3h7am.png[/icon][nick]Поместье[/nick][status]стены видят сны[/status]

+3

13

Понимать человека с полуслова это когда смотришь в его глаза, а там вместе черных-черных зрачков тебе видится три абзаца текста о том, какой ты дебил. И ты его наизусть уже знаешь. Ночью разбудите - перескажешь от слова до слова, запятые все укажешь и однородные члены подчеркнешь. Вот это значит быть близкими друг другу людьми. А не цветочки любимые угадывать и аллергии.

Хотя все равно какая-то вина чувствуется каждый раз при чтении этого замечательного текста об отсутствии внимательности, кое-каких способностей по логичному предугадыванию будущего, расчету собственных сил и умении сидеть молча и не лезть, пока все не решат. Ну и где-то там в конце всегда был вопрос "Как ты столько живешь, если такую элементарщину не знаешь?" в вольной вариации, и вот на нем каждый раз было особенно стыдно. Как как. Вот как сейчас - в последний момент кто-то ловит ладонями и спасает от падения.

Говорить что-то было излишне - все-таки им нужно соблюдать тишину, да и ответное "Извини, я больше не буду" Имре слышал раз триста. За этот год. Чиж просто виновато посмотрел в ответ, а потом благодарно кивнул.

Неожиданной короткой трелью тревогу щелкнули замки, закрываясь. Сверху что-то зашуршало, будто живое существо поползло или перекатилось по полу второго этажа, а пол под ногами чуть заметно и редко завибрировал, как просыпающийся и потягивающийся человек. Кто-то что-то сделал, и кому-то это не понравилось. Кто? Какая разница. Влетит всем.

А потом кто-то заговорил. Совсем рядом, казалось, руку протяни и упрешься в грудь собеседника кончиками пальцев, но рядом никого не было. Только статуи, сундуки, картины и мешки с богатствами, появившиеся здесь неведомо откуда. Невидимка? Внушение? Это не к Чижу. Он приземленный парень, любит работать с тем, что можно пощупать, а если оно начнет кусаться - сжечь. А все остальное это вот пожалуйста к возвышенным личностям. К боссу и Имре.

Хотя, конечно, поздороваться в ответ было бы вежливо, Чиж вот всегда здоровался, даже на заданиях, но конкретно сейчас как-то не хотелось. Кто знает, может дом решит их съесть. Он смотрел такой мультик десяток лет назад. Ни разу не желанная смерть.

Он быстро залез в собственную сумку, доставая оттуда маленькую подвеску - честно купленный у подруги амулет на удачу (если забираешь то, что нужно, а взамен оставляешь деньги, пока хозяйки нет - это считается покупкой), один из двух, и положил его прямо на амулет Тихой Поступи в руках Имре, сверху прикрывая ладонью и как бы говоря "это все тебе, это теперь твое".

- Загадай на удачу,- шепнул он одними губами, без звука, надеясь, что Имре вспомнит, что они уже видели такие амулеты и даже видели, как ими пользовались другие. Да и вообще он человек умный. Сообразит.

А Чиж займется исследовательской деятельностью, так сказать. Займет свой пост - кое-чью черную макушку. На которой вполне удобно сидеть, если зацепиться острыми птичьими коготками покрепче за волосы, как обычно убранные назад, и не падать при резких движениях. И сразу обзор так увеличивается, и высота взгляда поднимается, и можно долбить клювом по макушке. Ну, если что не так пойдет.

Удобно быть птицей.

+4

14

Имре медленно, бесшумно выдохнул, слегка расслабившись — амулет был чудом пойман, а Чиж — вроде бы не потерял ни единой своей конечности при попытке стырить побрякушку, так что всё было не так уж плохо, как он это себе представлял.

Так он думал ровно до момента, как дом, словно бы ожив, закрыл единственный видный им вход — дверь, которую забыли хотя бы притворить, очевидно. Имре бы выругался, потому что со стороны заметить, что дом грабят, с открытой дверью легче. Но на этот раз проблема, по всей видимости, заключалась не в зеваках и даже не в том, что охрана у Норберта невидимая.

Первой мыслью стало то, что сам по себе дом — это ловушка. Вполне себе удобный вариант, для человека, который решил обобрать гильдию преступников. Кто бы к нему ни сунулся, если сворованное будет охранять само место, где это что-то схоронили, проколется любой, даже самый опытный воришка.

Не обращая внимания на приглушённое ворчание Эзры — «не нужно было доверять», «зачем ты туда пошёл», «наверняка это мудло собачье снова оставит тебя расплачиваться за прокол, дурья башка», — Имре осторожно, стараясь не делать лишних движений, нацепил себе на шею треклятый амулет и, повертев в руках другую цацку, врученную ему Чижом, оглянулся на замершего Константина.

— Не делай лишних движений.

Произнёс одними губами, надеясь на то, что тот обратит внимание и подождёт до тех пор, пока он, Имре, не разберётся в ситуации. Или попытается, по крайней мере. Никто и никогда в таких ситуациях гарантий не даёт, но удача, подсунутая ему Чижом, должна была поспособствовать успеху.

Он ухмыльнулся и прежде, чем браться за дело, мягким, привычно осторожным шагом подошёл к Косте. Амулет амулетом, но инстинкты не позволяли Имре расслабиться. Он не хотел шуметь, поэтому не отдавая себе в этом отчёт — старался ступать как можно более тише. Он положил руку Константину на плечо, молча призывая соблюдать тишину, и сконцентрировался, мысленно пытаясь разыскать — сначала Гаморру, потому как та не подавала никаких знаков после того, как её отправили наверх разведать ситуацию.

И только получив отчётливую картинку того, что та нашла — не самое приятное зрелище, даже если «внутренности» открытого ею ящика явно были не человеческими, что подтверждало его теорию о том, что дом и в самом деле жив. Только после этого, он присел перед Константином на корточки, также безмолвно предлагая забраться к себе на спину, а сам — продолжил мысленные поиски.

Ему нужно было узнать, кто пытался с ним заговорить. Что из себя представляло это существо, которое охраняло награбленное Норбертом. Можно ли с ним договориться? Можно ли как-то повлиять? Стоит ли вообще пытаться подавать голос?

Всё это была возможность узнать.

Сжав пальцами амулет на удачу, Имре поджал губы и выпрямился, стойко перенося весьма существенный вес друга. Благо, к физическим нагрузкам он был вполне привычен, подрабатывая иногда если не грузчиком, то каким-нибудь шахтёром.

Вечно он Костю таскать, впрочем, не собирался.

Он перестал вслушиваться своими физическими ушами, медленно пропало продолжающееся ворчание Эзры, немного щекотное ощущение птицы, примостившейся на макушке. Даже вес Константина словно бы отодвинулся на второй план. Всё, что Имре в данный момент интересовало — это источник голоса. И именно его он пытался найти, прочитать то, что таилось за ленной сонливостью произнесённых им слов.

На попытку телепатически прочитать "голос"

[dice=5808-1:100]
+20 от амулета на удачу

Отредактировано Имре (2019-07-18 20:45:21)

+4

15

«Чёрт, чёрт, чёрт, чёрт….» — интересно, сколько ещё раз змейка должна сказать это, чтобы события отпустили разум и позволили ему мыслить? Нельзя кричать, нельзя. Это будет чем-то провальным и фатальным, а потому чешуйчатая просто сворачивается в клубок. Она действует неосознанно. Даже в какой-то мере очень глупо: резко пятится и с корнем вырывает ящик из своей ниши. Едва ли сейчас она могла хоть как-то владеть собственным телом, что подытоживали мурашки, волной разом накрывшие её тело, взбудораживающей каждую чешуйку на её лице, лапах и хвосте. И действительно, девушка давно не испытывала это чувство. Страх, боль, некое отчаянье.

Кубарем она катится в самый дальний угол коридора, отчего нельзя было разобрать, где сейчас у неё хвост, а где рука. Гамма даже не в состоянии остановиться — просто туго сворачивается в калачик, обвивает себя петлями, словно притворяется мёртвой. И плевать, плевать, что её слышно. Она отчётливо плачет, стоит ей наконец почувствовать спиной свой длинный отросток. Если её найдут — вовек не выпутают из собственного хвоста, она клянётся себе в этом.
Ящик был плотно прижат лапами к груди, девчонка и на секунду не выпускала неизвестный ей кусочек деревяшки из рук. Она потом обязательно рассмотрит его, но сейчас просто едва заметно прячется. И тихо, совсем незаметно да судорожно рыдает, сама не веря в то, что умеет так. В прошлый раз, когда она была в физическом теле, всё не было таким плачевным. Так почему же это происходит сейчас именно вот так?

Тихая мольба была бы слышна разве что разуму чешуйчатой, она, всё ещё свёрнутая в клубок, обращается к Вороже
е, просит её спрятать себя, просит, чтобы никто ничего не заметил. Она всё ещё помнит: Ворожа ей пообещала. Конечно, это было бы слегка нахально, возможно даже по-детски. А если и не так, то хотя-бы последний подарок её дорогого огонька? Возможность полностью взять удачу на свою сторону. Но разве сейчас змейка могла думать?! Она продолжала затягиваться в тугую удавку из собственного тела, продолжала обнимать тот самый ящик, недавно вытащенный, и всё также ничего не могла слушать. Просто не хотела. Просто. Просто заберите её отсюда прямо сейчас. Или пусть оно закончится.

Ладонь пытается нащупать то, что было в её руке. Может быть ящик был чем-то важным? В какой-то момент она крепко кусает себя за руку: самой змее яд не страшен, но он так сильно жжётся, что это её отрезвляет, вынуждает хоть на секунду прийти в себя, попытаться рассмотреть ящик, попытаться понять, что же это было. И то, откуда он был выдран…

Янезнаюкакназвать, на осмотр ящика

[dice=118096-1:100]

На незаметность моего слонёнка

[dice=38720-1:100]

То, чем можно перекрыть провал в предыдущем

» Где-то там в храме ей пообещали побольше удачи в этом особняке. Она сама не знает, как это работает, но ожидает сильный бадум в экстренной ситуации.
» Вымоленный шанс. Реджи попросил Ворожу о том, чтобы Гаморре сопутствовала удача, и богиня вняла его мольбам. Провалив бросок стогранника, Гаморра может закрыть на это глаза и выбрать любое другое значение взамен выпавшего. Навык является единоразовым и сгорает сразу после использования. // Недельные задания
Если первое не сработает, то я могу выбрать значение в сотню на стограннике, чтобы змейка спряталась? Не хотелось бы тратить свой Шанс сразу, но если не выйдет, то ладно. :с

Отредактировано Гаморра (2019-07-25 13:00:09)

+2

16

Тишина. Полный штиль. До вас доносятся только тихие, редкие всхлипы откуда-то сверху, в которых вам, может быть, удаётся признать рыдания Гаморры.

За несколько секунд вы становитесь не тремя отдельными представителями «Границ», пришедшими на дело, а одним организмом. Во всех смыслах. Единым, неделимым целым, скованным силой амулета; никто не услышит ваших шагов, никто не почувствует вашего присутствия. Вы трое надёжно скрыты умелым зачарованием, а та, что осталась наверху, — находится под защитой своей молитвы.

— Больно, — вздыхает голос. Будь его обладатель человеком — наверняка провёл бы ладонью по лицу с тяжёлым вздохом. — Больно, больно, больно... Если вы пришли сюда, чтобы причинить мне вред, вам, пожалуй, не следовало забираться... так глубоко.

В голосе смешна тихая, в чём-то древняя даже усмешка. Вы бы не дали его обладателю больше сорока лет, но сейчас, именно в эту секунду, он кажется чрезвычайно старым. Куда старше, чем любой из вас.

— Копаться в моих мыслях. Забираться руками в мою плоть. Вы вошли в чужой дом без приглашения, а теперь молчите, не издавая ни звука. Не кажется ли вам, что это слегка... невежливо?

Даже если и кажется, вы сделали свой выбор.

Остаётся только пожинать его плоды.


ИМРЕ

Никогда раньше твои телепатические способности не давались тебе с таким скрипом. Ты жмуришься бессознательно, хмуришь брови, пытаясь уловить хоть какое-то здравое зерно в переплетении красок, шепотков и странных, расплывчатых образов; но всё, что тебе удаётся различить в конечном счёте, — формы.

Прямые углы. Резкие очертания. Закрытое, уложенное в ровный четырёхугольник пространство. Ты видишь комнаты — спальни, прихожие, ванные, кухни — и дома. Самые разные, всех размеров, любых предназначений: от роскошных многоэтажных поместий до скромных пристроек к валденским лавкам. От многообразия кипит голова, и в какой-то момент ты не выдерживаешь. Тебя выбрасывает наружу резким рывком.

Ты дышишь часто. Резко. Прерывисто.

Но — по-прежнему живёшь.

Есть места, забираться в которые чрезвычайно опасно. Но, может быть, тебе захочется попробовать ещё раз?..

ЖАДНОСТЬ
Ты уверен в том, что сможешь достичь успеха. Попасть в одну и ту же голову во второй раз всегда проще, чем в первый.

ОСТОРОЖНОСТЬ
Не время рисковать. В конце концов, вы здесь совсем не для того, чтобы раскрывать чужие тайны. У тебя другая задача.


ГАМОРРА

Ящик под твоими ладонями — тёплый. За стеной из собственных слёз ты не сразу понимаешь, что к чему, но, кажется, он... шевелится?

Шевелится. Движется. Как бьётся человеческое сердце ещё некоторое время после смерти организма. Как рвётся по венам свежая кровь. Как раздуваются лёгкие. Как...

Ты предпочитаешь не продолжать этот ряд красочных сравнений. В одном ты уверена точно: ящик — всего лишь часть стены. В нём нет ничего полезного для тебя, но, кажется, он представлял некую ценность для интерьера. Для дома. Вытащив его из предназначенного ему места, ты пробудила то, что будить не стоило.

Что теперь?


Теперь — не ваш ход. Его.

Встряхивает пол под вашими ногами. Исходят волнами скрипучие половицы. Дрожат стены. Никак землетрясение началось?..

Вы переглядываетесь друг с другом вопросительно. А в следующую секунду стены начинают сжиматься прямо у вас на глазах.

Пропадает второй этаж, будто его и не было. Валится с потолка хвостатая Гаморра, падая прямо рядом с вами, буквально в паре метров. Скребут о пол сундуки, гремит их содержимое. Весь дом идёт по швам, чтобы уже через несколько мгновений сойтись в совсем небольшую, скромную сторожку, в которой Имре едва-едва помещается в полный рост, а до ближайшего сундука — буквально рукой подать. Удобно.

...было бы, не будь вы, конечно, в смертельной опасности.

Голос молчит какое-то время, позволяя вам насладиться плодами его трудов, и напоминает веско, неторопливо, со знанием дела:

— Я попросил вас представиться. Представьтесь и объясните цель своего визита; в противном случае я сам пожму вам руки. А может быть... — Он замирает на пару секунд, позволяя вам самим додумать окончание этого предложения. — Может быть, и не только их.

ТЕХНИЧЕСКАЯ ИНФОРМАЦИЯ

» Имре ошарашен после увиденного телепатическим взглядом. Перед глазами плывут желтоватые пятна, гудит голова, нещадно саднит виски. Ему сложно сосредоточиться на реальных событиях: вплоть до конца эпизода все его броски облагаются штрафом -10.

» В случае, если Имре решит предпринять повторную попытку забраться в сознание обладателя голоса, ему необходимо бросить один стогранник. Результат 71 и выше будет считать успехом и позволит ему узнать кое-что полезное о собеседнике; результат 41 и ниже будет считаться критическим провалом и приведёт к не самым благоприятным для Имре последствиям.

» Сила амулета на удачу, сделанного Вереск, использована. Более Имре и Чиж не могут его применить.

» Сила молитвы использована. Более Гаморра не может воззвать к Вороже.

» С Гаморры снят эффект браслета «Последние чешуйки». В своём следующем посте она возвращается в истинную, призрачную форму, и снова может применять соответствующие способности.

[icon]https://i.imgur.com/6W3h7am.png[/icon][nick]Поместье[/nick][status]стены чуют вас[/status]

+3

17

Пока никаких особых ловушек. Открыть сундук не составило особого труда. И даже внутри он оказался забит не пустым барахлом, а действительно ценными предметами. Костя не смог сдержать довольной ухмылки, рассматривая найденное богатство. Одного этого сундучка хватит, чтобы обеспечить себе век беззаботной жизни. Да, действительно жаль, что они не предусмотрели повозку…

Но рука так и зависла над златом. Замерла. Вот и оно. Началась. Естественно все не могло быть так просто. Двери захлопнулись и тихий звук прошелся про всему залу, словно чье-то сонное дыхание. Вот тебе и ловушка. Большая мышеловка, которая только что захлопнулась. Еще секунда и раздается голос того, чей покой бесцеремонно нарушили. Константин прислушивается к голосу. Проходит глазами по залу, отмечая изменения. Его взгляд цепляется за Имре.

«Ладно, как скажешь» ─ догадывается Нэш, что именно хотел донести до него напарник. Он ждет. И когда Имре беззвучно приблизился и пригласил взобраться к себе на спину, с большим трудом сдерживается от паскудного комментария. «Вот на тебе только я в своей жизни не катался. Ну вези меня, большая черепашка». Ладно, сейчас-то он промолчит, но потом простебет эту ситуацию по полному. А вот Чиж удобный. Обратился пташкой и сидит себе на чужой макушке, горя не знает.

Смех смехом, но ни что-либо сделать, ни выбраться таким макаром им не удалось. То, что произошло было всего лишь цветочками, а сейчас посыпались ягодки. Причем посыпались в прямом смысле. Дом вздрогнул. Взревел, едва не бросив потолок на головы своих гостей. Константин почувствовал, как качнулся Имре. Как изменилось его дыхание.

Вашу сука мать… ─ шепотом матерился Нэш, быстро слезая со спины своей черепашки и хватая ее за предплечье, опасаясь, что та сейчас вовсе грохнется. Почему-то в этот момент вспомнилась поговорка «любишь кататься, люби и саночки возиться». Очевидно, что Имре попытался залезть в голову неизвестного и похоже его оттуда очень грубо турнули пинком под зад. Не радует. Очень не радует данное обстоятельство. Считай один козырь в минус. Остается надеяться, что Фаркаш все-таки успел дернуть нечто полезное из чужого сознания.

Потолок рушится, сыпется пылью. Рядом подает Гаморра (минус номер два), а сам дом резко уменьшается в размерах. Нет больше широкого зала, только тесная кибитка.

«Замечательно» ─  мысленно растягивает слово Нэш.

Константин осматривает Гаморру. В порядке ли она? Прожигает взглядом Имре, сильно сжимая его плечо. «Не смей». Не хватало еще, чтоб ему мозги окончательно выжгли. Смотрит на Чижа, что все еще цепляется за волосы друга, и кивает в сторону призрачной девчонки. «Проверить, что с ней. Аккуратно…».

Невежливо? ─ задает вопрос Константин спокойным размеренным голосом. ─ Без приглашения? ─ усмехается. ─ О нет-нет. Приглашение у нас имеется. Оставили как раз взамен этого амулета. ─ продолжает Нэш, поддев цепочку на шее Имре, заставляя кулон звенькнуть. ─ Или скажешь, что не ждал нас?

Довольно смело для того, над кем сейчас нависла гибель. Но что поделаешь? Должность обязывает. Секунда молчания. Костя не спешит, наблюдает за реакцией на каждое его слово. Наверняка ж ждал. Пусть не прикидывается идиотом с этим «представьтесь, зачем вы здесь». Этот смешок в голове неизвестного не просто так.   

Мое имя тебе скорее всего известно. Константин Нэш. И раз мы решили быть вежливыми, будь добр представиться сам. Эдифисио Норберт твой хозяин? ─ недолгая пауза. ─ Или это ты и есть?

Будет очень забавно, если получится, что ворует у гильдии живой безумный дом. Такого свет еще не видывал. Взгляд Нэша исколесил каморку вдоль и поперек. Ничего похожего на выход не наблюдается, да и способности скорее всего будут бесполезны. Короче, одно сплошное «мда». Если только Гаморре удастся ускользнуть, но почему Костя был уверен, что у нее не выйдет. Не простой это дом, раз смог так легко отфутболить Имре.

Как бы там ни было, мне б хотелось познакомиться с этим ловкачом, которому по силам дурить моих ребят. 

Ну коль других вариантов нет, будем говорить. Поди до чего доброго договоримся.

+4

18

   Омерзение было первым, что как алкоголь, ударило в голову Гаморре, да так сильно, так резко, что девушка не сдержалась, вывернув на пол всё содержимое её желудка. Хотя, конечно, уже через пару мгновений оказалось, что помимо недавней еды, змеиный орган с радостью расстался с частью желчи, потеряв её сразу, как только Орэй взглянула на, собственно, нишу, из которой выдернула свой ящик.
   Ещё было время на то, чтобы хотя-бы попытаться найти что-то. Хотя-бы попытаться исправить то, что девушка натворила. Она стаёт на нетвёрдых ногах, упирается ладонями в колени, шатается, вытирая почти мгновенно выступившие капли холодного пота на лбу. Её кидало из жара в холод, и наоборот, подобно кукле, которой бы отобравшие у своей подруги мальчики играли в футбол. Ощущения, кстати, были очень на это похожи. Наконец она нашла в себе силы выпрямиться хоть немножко, вытереть окровавленной от недавнего укуса тыльной стороной ладошки свои губы. Шмыгнула носом, ощущая неприятный, горький вкус, стёрла слёзы, проступившие от недавнего действа и, наконец, шагнула. Может ей удастся понять, что же произошло с этим ящиком? О, она, безусловно, на это очень надеялась. Ящик осторожно опускается на пол. И плевать, что он громко скрипит от веса, уложенного на него. Будто бы это хоть как-то могло пасти ситуацию.
   Хвост ползёт по полу, подбирает собой сваленную свечу в колбе, светит прямо на ящик. Светит аккуратно, позволяя рассмотреть всё, что находится внутри. Если не поймёт сама, то хоть передаст своим. А вдруг, вдруг они узнают что-то из того, что уже у них было, до неё, до змейкиного прихода в «Границы».
   И тут до змеи наконец доходит: дом разговаривает, ругает их за вторжение, в частности саму Гаморру, так бесцеремонно, видимо, выдравшая из ревящего создания что-то важное, что-то, что было ещё живым в моменты, как она обвивала себя узлами хвоста. А затем повторяет раз за разом о том, что больно. Интересно, а ему было также, как и чешуйчатой, когда её грудную клетку пробило кинжалом? Кто знает, кто знает.
   В какой-то даже момент показалось, что у хвостатой появилось куда больше храбрости, чем раньше, ибо она даже рискнула поглубже заглянуть внутрь той ниши, что зияла теперь окровавленной дырой в стене. Ну хоть так-то она должна ведь что-то увидеть, что-то рассмотреть! Времени терять было нельзя; пока дом разговаривал, теплилась надежда, а вдруг её всё же не заметят. А затем она протянула руку вперёд, как зачарованная чем-то красивым, чем-то манящим, потрогала скрипучие доски, провела подушечками пальцев по ним, и попыталась даже протолкнуть руку чуть глубже… если бы не одно «но».
   Возможно из-за неё, возможно по другой причине, дом резко затрясся, заставляя потерявшую равновесие Гаморру отступить, выдернув руку из своего места. Всё вокруг трещало, ходуном двигалось, выбивая пол из под ног. В буквальном смысле. Некогда скрипучие половицы просто исчезли, отчего тяжёлое хвостатое тело просто полетело вниз: ухватиться было не за что, только лететь с нескольких метров, ударяясь о безумно болезненно врезающуюся в кожу землю. Боже, как больно. Она отхаркнула кровью, изогнулась дугой от повреждений в позвоночнике: едва ли призрак способен умереть во второй раз, а вот ощущения на него действовали куда сильнее, нежели раньше. Показалось даже, что тело просто переломли в каком-то месте: Гаморра хватала ртом воздух, который легко выбило из лёгких при падении от гулкого, крепкого удара, стучала кончиком хвоста по полу, в попытках содрать с себя свой же браслет, а не содрать, так хотя-бы разломать его вновь на чешуйки.
   Глаза застилали слёзы, а потому Гамма не сразу поняла, как боль постепенно стала утихать, как ощущения вновь становились прежними, как сам мир мерк, в сравнении с тем колоритом, что был буквально мгновения назад. И как назло девушка потеряла сознание буквально за мгновение до того, как всё её тело целиком стало таким же призрачным, не осязаемым, как и раньше. Уже через секунду, конечно, она оклемается, но всё же ещё некоторое время будет слишком ошарашена собственным положением.

На возможность НЕНУАВДРУГ найти что-то в нише

[dice=149072-1:100]

На то, как сильно Гаморра ушибётся о пол

[dice=83248-1:100]

Отредактировано Гаморра (2019-07-26 09:22:25)

+2

19

Дом на миг затих до мертвецко напряженной тишины, а потом вздохнул. Устало, может, чуть разочарованно, с грустью человека, который устал объяснять, что делать нужно, а что нет. И они, замершие в одной странной фигуре, явно делали то, что не надо. А может и не только они.

Крайне не вовремя для ситуации, Чиж вспомнил о Гаморре. Они так и не видели ее с того момента, как она ускользнула в окно, но ведь ничего плохого не может случиться с призраком. Да ведь?.. А плачет наверняка не она, а... Ну, кто-нибудь другой. Какой-нибудь похожий на них дурак, забравшийся в дом и навеки обрекший себя на существование в нем. По-крайней мере, Чиж надеялся на то, что девушка в порядке. Она ведь и не из гильдии толком, а так, сторонняя наемница. Несправедливо ей получать на орехи вместе с ними, уже привыкшими отвечать за свои действия. Не всегда правильные, адекватные или вообще нормальные.

Дом едва заметно насмехался над ними, взывая к вежливости и неприличию. И если фразы о копании в плоти еще кое-как могли походить на воровство, ведь босс, кажется, что-то взял из сундуков. Но мысли... В мысли у них лезть мог только один. Только один, которого вообще по-хорошему надо было оставить за стенами дома и привязать к дереву. Да, в следующий раз как-то так и надо будет сделать, а то лезет и ищет приключений на голову. А Имре, вообще-то, не положено. Потому что кто его будет из чужих мозгов вытаскивать? Умельцев нет. Хотя, наверное, надо бы научиться уже.

Звучал Имре, вынырнувший из чужих мыслей, не очень. Кажется, он даже подрагивал, хотя может это сам Чиж, от волнения. Все-таки говорящие дома это не то, с чем ему нравилось работать. А вдруг все дома так умеют? И как ему жить теперь спокойно?

Впрочем, это быстро отошло на задний план, когда, вздрогнув, задрожал потолок. Пошли волны по стенам, заскрипело дерево и где-то тревожно всхлипнули перегородки. А потом дом начал сжиматься. натурально и до ужаса реалистично сдвинулись стены, ломаясь и трескаясь, рванул вниз потолок, вызывая панику у всех клаустрофобов, если они были, сундуки заплясали, ломаясь и падая, заревели сами стены, рядом с грохотом упало тело, а потом все стихло.

- Пиздец, пиздец, пиздец!- очень лаконично подумал Чиж, соскакивая с головы Имре, на которой не помещался и врезался в потолок, перепрыгивая с плеча на пол и возвращаясь обратно в облик человека. Потому что, кажется, уже нет резона особо прятаться. И точно не хочется, чтобы их сжали до состояния рукопожатия со стенами.

Босс взял на себя обязанности парламентера, начав разговор, а Чиж, сделав пару шагов, подошел к валяющейся на полу Гаморре. Которая выглядела, во-первых, слишком плотно для себя самой, а, во-вторых, слишком плохо, чтобы оставаться плотной и живой и дальше. Пальцы осторожно коснулись шеи, убрав с нее белые локоны, нащупывая пульс. Слабые колебания чужого сердца отозвались на кончиках, а потом затерялись в пулеметом бьющемся собственном пульсе. А потом пальцы провалились сквозь плоть шеи, волосы упали на пол, минуя запястья, на которых прикорнули, и тело девушки снова стало бесплотным.

- Ты в порядке?.. Что видела?- спросил он тихим шепотом, наклонившись над телом девушки. Говорить громче было просто неуютно, а босс, кажется, еще что-то вещал и перебивать было бы явно плохим тоном. Жаль вот только нельзя было прикрыть призраку рот, чтобы от страха, только что пережитой боли и общего шока Гаморра вдруг не вскрикнула. Чиж бы ее, конечно, понял. Но для общего дела крики только будут помехой.

+4

20

В ушах загудело, под зажмуренными веками — принялись расплываться жёлтые круги, словно он только что долго-долго смотрел на яркий свет и временно потерял возможность нормально видеть. Имре на мгновение потерял возможность ориентироваться в пространстве — не понимая, где верх, а где низ, слегка осел, оперевшись руками в удобно подстроившуюся под руку стену. Он не слышал дом, он не слышал Константина, не понял даже, почему вдруг стало так тесно и душно. Чужой страх и лёгкая паника, принадлежащая его товарищам, плавала где-то на краю сознания — он отслеживал их по привычке, но толком не был способен воспринимать получаемую информацию.

Имре глубоко вдохнул и медленно, шипяще выдохнул, не торопясь открывать глаза. Эзра беспокоился. Поэтому, придя к общему мнению о том, что с возникшей проблемой Имре всё равно не справиться, они поменялись местами. На место рассеянности и неуверенности пришло лёгкое раздражение из-за общего физического состояния на фоне эмоционального штиля, сухой непоколебимости.

Лицо застыло в выражении глубокого презрения и отвращения. Вся сложившаяся ситуация была для Эзры непонятна. Зачем Имре сунулся туда, куда не следовало?

И это касалось не сознания «дома» — большого, как отдельный мир, необъемлемого и непостижимого для понимания такого незначительного существа как «человек», — это касалось самого задания в целом. Имре здесь было не место — ему нечего было предложить, когда дело доходило до скрытности и воровства. Не говоря уж о том, насколько не продуманы оказались детали.

Эзра бросил взгляд искоса на Константина. Восприятие всё ещё затруднялось, голова продолжала нещадно болеть, но он умудрился более-менее прийти в себя, отлепившись от стены. Он выпрямился, было, как палка, но макушка его головы неприятно прошлась по какой-то балке, и он был вынужден снова слегка ссутулиться.

С языка так и рвались оскорбления. Это была не их вина. Это было даже не их дело. Если бы они находились в менее щекотливой ситуации, крепкого словца от Эзры наслушались бы все участвующие в импровизированном ограблении.

«Идиоты, все они. Не знают своего места, своей цели».

Смирившись с тем, что высказаться придётся немного позже, Эзра перевёл взгляд на склонившегося над призраком Чижа и вздохнул. Этого следовало вытащить. Другие как-нибудь сами выберутся, но Чижа ему Имре никогда не простит.

Эзра собрался с силами и стряхнул с плеча руку Константина. Хорошо, что тот пытался тянуть время. Пытался найти выход из сложившейся ситуации. Всё это было хорошо. Но доверять ораторским способностям безалаберного главы их гильдии Эзра не собирался. Он знал, что Имре видел. Успел увидеть. Если он попробует ещё раз, всего один разок, есть вероятность, что получится выудить из чужого сознания что-то полезное.

Чувствуя, что ноги его вряд ли удержат при повторной попытке, он отступил немного назад и, присев на корточки, прислонился спиной к стене. Благо, места было достаточно мало, чтобы ему не пришлось идти далеко. Все поблизости, в поле его зрения. Окинув компанию последним бесстрастным взглядом, Эзра предпринял повторную попытку пробраться в мысли «живого дома»...

На повторную попытку.

[dice=108416-1:100]
+20 - бонус Эзры к любому ментальному броску.
-10 - штраф из-за физического состояния.

+3

21

Голос — кому бы он ни принадлежал — позволяет Константину закончить. Какое-то время вокруг снова тихо: может быть, он раздумывает; а может, предлагает вам добавить к сказанному что-то ещё. Секунда. Три. Десять.

Когда голос вздыхает, половицы под вашими ногами исходят мелкой дрожью.

— Не представляю, о чём вы говорите, господин Нэш, — меланхолично замечает он сразу после. — Ваше имя мне незнакомо, и я определённо не ждал никакого этой ночью. По ночам я предпочитаю спать, а не встречать гостей; простите мне эту вольность.

Ирония в его голосе — не злая, только самую малость укоризненная. Будто вы и вправду забрели в чужой дом, где всё это время мирно посапывал его пожилой хозяин.

— Вы правы: моё имя — Эдифисио Норберт; но я по-прежнему не имею ни малейшего представления о том, кого, по вашему выражению, «дурил». Я никого не дурил, молодой человек. Последние несколько часов я мирно почивал, как вы, должно быть, могли заметить.

Вы замечаете в его тоне лёгкий деревянный скрип, едва уловимый шорох пыли родом из дальних углов. Едва ли до этого дня вам удавалось встречать на своём пути говорящее и вполне разумное здание. Кто он, любопытно? Ожившее поместье? Обращённый в гигантский дом человек? Сросшийся со своим владением хозяин? Ещё какое-нибудь загадочное существо с загадочными же способностями?

Ваши размышления прерывает неожиданный вопрос:

— А вы, вероятно, знакомы с Деборой?

Господин Норберт замолкает в ожидании ответа, но — поняв, вероятно, что такового не последует — вздыхает снова.

— «Амулет». — Это слово даётся ему с трудом, как бы через силу. — Так вы её, по всей видимости, называете. Что связывает вас с этой почтенной дамой?

Вы автоматически опускаете взгляды. Амулет Тихой Поступи по-прежнему свисает с шеи Имре — самая обыкновенная, самая посредственная на вид блестяшка. От «почтенной дамы» в ней — разве что возраст и потёртые края.

— И да. Ещё кое-что. — Господин Норберт откашливается так, словно находит свой следующий вопрос страшно неловким. — Вы один, господин Нэш? Мне показалось, я слышал чей-то плач. Надеюсь, я никого не ушиб своим... Хм. Своим не слишком достойным поведением?

Судя по голосу, ему и вправду немного... стыдно? Не исключено, что это хороший знак.

Вы думаете так, пока не слышите звук тяжёлого удара. Тело Имре лежит на земле. Слабый пульс. Слабое дыхание. Но самое страшное — вовсе не это.

Самое страшное: вы понятия не имеете о том, что с ним произошло.

ЭЗРА

Ты погружаешься глубже. Шаг за шагом, дверь за дверью, за коридором — всегда новый коридор. Ты преодолеваешь сотни комнат, слышишь тысячи голосов, прежде чем наконец признаться самому себе: заблудился. Потерялся в чужом сознании. Не понимаешь, куда держать путь.

Собравшись с мыслями, ты внимательно осматриваешь помещение, в котором оказался. Беглого взгляда хватает, чтобы понять: эта комната — идеальный квадрат. Прямые стены. Ровные углы. С потолка на тебя ухмыляются несколько рваных надписей:

Будущее всегда кажется лучше настоящего.

От вождя требуется, чтобы он умел одинаково верно определять моменты как для победы, так и для отступления.

Не внешнее великолепие украшает город, но доблести его жителей.

Сочинение не должно именоваться историей, если только в нём нарушены требования правды.

Познание прошлого скорее всяких иных занятий может послужить на пользу людям.

А по стенам, в свою очередь, петляет короткий ряд причудливых букв:

В Ж Ё Т Н Е П
Й
В Ж Ф Х Э Е Д У
Ш С Й Ж О П Е Д

Опустив взгляд, ты видишь под ногами небольшие, аккуратные, мелом расчерченные участки-квадраты: шесть вертикальных рядов, шесть горизонтальных. Комната устлана ими целиком.

Раздумывая над тем, как выбраться на свободу, ты между делом вспоминаешь многочисленные истории о том, как сказочные боги помогали своим служителям. Ты знаешь, какой бог помогал путникам найти выход из запутанных лабиринтов, Эзра? Его имя станет твоим ключом.

Вновь подняв взгляд, ты обнаруживаешь дверь в самом конце комнаты. Она не поддаётся. Но, может, если тебе удастся решить загадку этого места, ты поймёшь, как выбраться из него?

Времени мало.

Подумай как следует, Эзра. И сделай свой ход.

ТЕХНИЧЕСКАЯ ИНФОРМАЦИЯ

» Ты можешь попробовать решить загадку или отказаться делать это. Вне зависимости от своего решения, на следующем круге постов ты вернёшься в реальность. Насколько целым — зависит только от тебя.

» Правильно определённое имя бога — это не ответ. Правильно определённое имя бога — ключ, который поможет тебе прийти к ответу. Так или иначе, выбраться отсюда без божественной помощи тебе не удастся.

» Ответом является некое действие, которое тебе необходимо предпринять.

» Если ты поймёшь, что зашёл в тупик, то сможешь обратиться к соответствующему богу за подсказкой. Для этого необходимо написать в ЛС Воле Сказки и попросить нужного бога о помощи. Это решение будет иметь последствия.

ТЕХНИЧЕСКАЯ ИНФОРМАЦИЯ

» Господин Норберт, судя по всему, действительно является поместьем, в котором вы оказались, и способен управлять его интерьером. Пока что вам неизвестно, как далеко простираются его возможности.

» Господин Норберт утверждает, что не понимает, о чём вы говорите и в чём его обвиняете. Он по-прежнему настроен на диалог и готов отвечать на ваши вопросы — в том случае, если вы, конечно, удовлетворите его любопытство в ответ.

» Гаморра не обнаруживает в ящике ничего нового. Вся предыдущая информация доступна ей в полном объёме.

» Гаморра не получает масштабных физических повреждений при падении и отделывается несколькими синяками и ушибами. В свой следующий ход она возвращает себе истинную, призрачную форму.

[icon]https://i.imgur.com/6W3h7am.png[/icon][nick]Поместье[/nick][status]стены внемлют[/status]

+3

22

«Заблудился», — фыркнул ехидно, сардонически.

На короткое мгновение Эзра просто замер посреди комнаты, отойдя от двери, открыть которую не смог даже со всей силы дёрнув за ручку. Не самое логичное применение усилий — в чужом сознании понятие «силы» значило не то же самое, что и в физическом мире. То, что существо, которое он попытался прочитать, было куда старше и сильнее как его, так и Имре, было понятно сразу.

Но Эзра должен был попытаться. Не получилось — ладно. Выберется как-нибудь. Это не самая патовая ситуация, в которой они когда-либо находились. Хотя будь на его месте Имре, тот запаниковал бы. Быстро, отчаянно, потому что по сути своей не переносил какого-либо заключения.

Хорошо, что контролировал всё Эзра — ему не грозило потерять возможность здраво рассуждать только из-за того, что сложившаяся ситуация напоминала заключение. Коридоры — коридорами, но невозможность освободиться, выбраться, надавила бы на Имре чересчур сильно. Вывела бы из равновесия.

И тем не менее, оглядев помещение, в котором он остановился — окончил бесцельное блуждание по странному, кажущемуся почти бесконечным сознанию, — Эзра не мог с уверенностью сказать, чего от него ожидают.

Было очевидно, что перед ним — какой-то ребус. Анаграмма? Эзра прищурился, вглядываясь сначала в буквы, а затем — в надписи на потолке. Они, к несчастью, толком ни о чём ему не говорили. Он не обладал каким-то иным опытом, нежели Имре, и несмотря на различия в их характерах, различия в сильных и слабых сторонах, Эзра не был полностью отдельной личностью. Он разделял жизнь и память Имре, был самостоятельной, но всё же частью его самого.

И даже в таком случае, не всё, что знал Имре, было доступно ему. Без какого-то совета со стороны Имре. Эзра часто сравнивал себя с белым листом. Заготовкой, о которой забыли. И замешательство, в которое его ввёл ребус, отчётливо об этом напомнило.

Он поморщился. Решать нужно было быстро — он чувствовал, что много времени у них нет. Как знать, что они оставят здесь, в этом сознании, если не разгадают загадку и не выберутся наружу? Эзра понимал, что рисковать — глупо. У него не было той же цели — он уже не смог ничего сделать. Поэтому вкручивать себя в это болото глубже, собственноручно, было глупо и бессмысленно.

Эзра вздохнул. Ни он, ни Имре богов Сказки в качестве этих самых «богов» не воспринимали. Родом из мира, где вера всегда была чем-то исключительно коммерческим, им сложно было принять их как таковых. Ещё сложнее это принятие делало существование в этом мире магии. Поэтому воспринимать богов в качестве существ более высшего уровня было почти нереально.

Со Смертью… у них были другие отношения. Более… эксклюзивные. Оба изначально чувствовали себя ближе к той, которая сделала их теми, кто они есть теперь. И учитывая их прошлое, как нечто безусловно плохое они её не воспринимали.

Но пути — вотчина не Смерти. Если ему придётся взывать к богам для решения этой задачи, обращаться придётся к Зунгу. Зунгу, который любит брать плату, с которой в наименьшей степени хочется расставаться. Эзра скривился, как от зубной боли. Договариваться он не умел. Дипломатия, даже божественная, была для него также далека, как Альфа Центавра от Земли.

Эзра раздражённо скрипнул зубами — делать было нечего. И это выводило из себя больше всего.

Ощущая привычную холодную ярость, бессильную в данной ситуации, он всё же решается. А услышав у самого уха насмешливый голос бога — ещё больше уверяется в том, что это — не правильный поступок. Об этом и он, и Имре ещё успеют пожалеть.

Он закрыл глаза на мгновение, стараясь сосредоточиться, а потом — отошёл на пару шагов дальше, чтобы видеть всю открывающуюся ему картину. С полученной подсказкой — дело было проще. Не склонный к переосмысливанию и нерешительности, Эзра обладал аналитическим складом ума. Холодный расчёт всегда был его сильной стороной. Поэтому — подставить ключ, воспроизвести перед глазами оставшийся алфавит — не составило труда.

С бумажкой было бы быстрее, но и так — Эзра справился куда эффективнее любого другого человека. Он раздражённо цыкнул, получив долгожданный ответ.

«Загляни в замочную скважину».

Чтож. По его мнению — эта ерунда не стоила услуги Зунга. Быть должником из-за такой мелочи — не хотелось совсем.

Но Эзра не медлил. Он поступил так, как ему велел расшифрованный текст — снова подошёл к двери и, наклонившись, заглянул в замочную скважину.

+3

23

Константин нахмурился. Мало того, что Норберт оказался домом, так еще как бы не приделах. Ничего не знает и ваще без понятия, что происходит. Чертова сказка с ее вечными вывертами! Нэш устало выдохнул, потерев переносицу.

Почивали значит?.. И смею предположить, что перемещаться или посещать другие места у вас нет возможности? ─ понятно дело, что нет, но хрен его знает. Может дом в человека обращаться умеет. Всякие перевертыши в драконов, оборотней… (вот даже живой пример рядом в лице Чижа!) существуют, так почему кому-то не уметь превращаться в дом?

Когда речь пошла о Деборе, Константин недоумевающе изогнул бровь. Первая мысль была о том, что какую-то женщину обратили в амулет. Такое проклятье. Ну че, бывает. Или может они попали в место, где предметы одушевленные? Или у дома просто мышление в иной плоскости идет?

Связывает нас то, что сначала я видел ее со своим знакомым, а потом она загадочно исчезла, ─ подбирал слова Константин, пытаясь говорить не как о вещи. Мало ли. Может тут все воспринимается как человеческие личности. Обидится еще. Это сейчас будет очень не кстати. ─ Оставив после себя записку с вашим именем. Поэтому я и счет вас злостным похитителем.

Костя развел руками, мол «а что тут еще можно было подумать». Интересно, а другие артефакты Границ тоже почтенные дамы и господа? Звучит прям как не смешной анекдот.

Я ошибся? ─ продолжил Нэш. ─ Как так получилось, что она оказалась здесь?

Если щас Норберт скажет, что она сама пришла, это будет просто номер на вынос. И записку она сама тоже написала. Так. Ладно. Спокойно. Не истереть.   

Нет, не один, как вы могли заметить, ─ решил уж не нести очевидную ложь. ─ Ушибли. И, наверное, очень, ─ подтвердил Костя, думая посмотреть на реакцию дома. Уж как-то все… странно? Да, именно так нужно сказать. Складывалось такое впечатление, что если б они вежливо постучались и представились с порога, их тут же усадили за стол и напоили чаем с пряниками. Нэш перевел взгляд на Гаморру и суетящегося над ней Чижа. Замечая, как рука парня сначала коснулась тела девушки, а потом вдруг прошла сквозь, Костя понял, что она на некоторое вернула себе тело. Как не вовремя. Значит ей досталось не хило. Будем надеться, что дважды умереть у нее не получится.

Мы могли бы поговорить и разрешить наше недопонимание в более комфортной обстановке? Просто теснота меня несколько смущает.

Едва успел Константин договорить, как услышал рядом глухой удар. Имре рухнул замертво. «Да еб твою мать…». То ли побочка с того раза, то ли его шибануло опять с новой силой. Блядство. Костя сел рядом с парнем и проверил пульс. И было уже напрягался, когда не сразу смог уловить бой сердца в венах. Нет, живой пока. Все еще дышит. Хотелось влепить пару пощечин, авось проснется. Но Костя решил подождать ответов и не кричать, что ирод делает с его людьми. Выжидать. И попробовать самому поучаствовать истинные мотивы нового знакомого. Действительно ли он так прост, как говорит. Норберт и вправду не понимает зачем они здесь или играет с ними в какую-то игру?

Способность: преувеличенные желания. Истинные мотивы Норберта

[dice=191664-1:100]

Отредактировано Константин (2019-08-01 00:32:23)

+3

24

Возможно, Гаморра что-то и ответила на заданный вопрос. Полезное или нет, сложно решать. И отнюдь не из-за противоречивости ее ответа, а из-за того, что Чиж вынужденно отвлекся на что-то чуть более важное.
И это, конечно, был не разговор босса с домом, не странные ответы последнего,  даже не тот факт, что дом почему-то считает себя Норбертом, а амулет - какой-то Деборой. Ну, со всеми бывает, может шизофрения это не только про людей, но и про дома. А может просто они находятся в каких-то двух плоскостях понимания мира, где человекоподобные существа видят одно, а какие-то другие существа - другое. В целом, все это было настолько запутанно, что над этим можно было ломать голову несколько часов. Вот только у них не было этих часов.
Внезапно раздался гулкий шум упавшего на пол тела, который ни с чем не перепутаешь,  если хоть раз в жизни слышал.
Недоумевая, кто ещё мог упасть, свалившись к ним с второэтажных небес, Чиж обернулся. И тут же почувствовал, как грудь сдавило тяжёлым и никому невидимым прессом паники.
Имре лежал на полу и до боли сильно казался мертвым. Потому что у него обычно не было привычек падать в обмороки. А вот лезть в какие-то опасные места - да.
Вскочив с места, Чиж буквально за долю секунды оказался около лежащего на полу. Костя ощупывал пульс с серьезным лицом, а у вора так билось сердце,  что он не услышал бы кавалькады выстрелов за этим сводящим с ума глубоким звуком прямо в голове.
- Эй... Вставай,- тихим бесполезным шёпотом позвал Чиж, легко встряхивая друга за плечи. Никакой реакции. Только волосы, упавшие на пол смоляными перьями, чуть вздрогнули.
- Ты ведь живой, да?.. Скажи, что да!- в мыслях спросил воришка, надеясь, что хотя бы так он сможет достучаться до Имре. Руки колотила дрожь, а в горле комом стояло непонимание того, что можно сделать и что нужно. И сердце билось, казалось, прямо в голове.
Чижу очень редко приходилось выручать Имре из каких-либо проблем, спасать его, да даже элементарно помогать. Друг был самодостаточен, способен, силен и это, в общем-то, определяло его способность выживать в Сказке. Чиж же наоборот часто попадал, куда не следует, но всегда знал, что есть человек, который ему поможет. Потому что они друзья. Потому что Имре, хоть и с ворчанием, всегда помогает. Потому что даже сегодня, когда они пошли на дело, очевидно не особо нуждающееся в том, чтобы Имре участвовал в нем непосредственно, Имре все равно пошел. Потому что "кто-то ведь должен оберегать твою пустую голову".
И теперь Чижу нужно как-то помочь другу, а он не знает как. Он даже не знает, что произошло и почему это произошло. Полнейшая растерянность и паника настолько завладели парнем, что он мог только молча с надеждой смотреть на лицо друга.
И надеяться, что вот сейчас он откроет глаза.
Вот сейчас.
Ну же!
Пожалуйста...

+3

25

На секунду показалось, что тело упало прямо на неё: Имре лежал рядом, не подавая признаков жизни. В ушах всё ещё звенело, хоть и повреждений, казалось, не было — только фантомное чувство уже не боли, но дискомфорта. Уже через пару мгновений пелена на глазах и стук в висках начинали развеиваться. Ну, как развеиваться: прямо под ухом «щебетал» мальчишка-чиж, заставлял оклематься не Имре, но саму Гаморру, развернуться прямо на полу, подлететь чуть ближе:
— Если у него что-то болит, — указывает ладонями на его сумку. — Он брал для меня какие-то лекарства, если у вас разрешено, можешь пошариться по его сумке, вдруг найдёшь что-то путное да полезное.
Время бежало слишком скоротечно, даже для призрака. Она чувствовала волнение Чижа, и в какой-то момент внутри даже проскочила мысль попытки использования своего браслета второй раз: ему-то что, однако это было разогнанно почти сразу, как Гамма вспомнила о том, что все чувства усилятся ещё сильнее. Едва ли с ней случится что-то ещё, нужно вернуть над собой самообладание.  Было на руку, что дом не видит; девушка как-то неуклюже для себя взлетела: тело было таким лёгким, как если бы из него выбили всю «Гаморрскую дурь». И говорила она почти шёпотом, да так, что волновалась о том, услышит ли её неш:
— Не говори о присутствии призрака раньше времени. Я не доверяю дому от слова «совсем», — она старалась говорить с перерывами, убеждаясь в том, реагирует ли на неё дом. — Он может только казаться добрым, не забывай. А ещё я вырвала из него кусок. Дом подчиняется чувству боли, следовательно у него есть и голод, не находишь? Попробуй что-то сказать, отвлечь. В случае чего, можно будет дать по-тапкам. Не хочу стать жратвой для какого-то там говорящего дома, — фаркает, заканчивая свою фразу, усмехаясь про себя, что она сейчас — как тот демон, на одном плече. Интересно, что бы предложил Чиж?
Тем временем и не забывает о себе, её ладони ощупывают собственное тело, на предмет «лишних» дырок, окромя той, что в груди да нескольких естественных, пытается понять, были ли переломы и выдыхает, лишний раз браня то, что сейчас она бы не чувствовала даже то, что её разделали. Да и надеяться остаётся только на то, что следующее заклинание будет видно лишь ей самой: «Бродерка Кракан».

На незаметность её шёпота

[dice=46464-1:100]

На действие заклинания

[dice=30976-1:100]

+1

26

ИМРЕ

В замочной скважине — пустота. Тьма. Ты смотришь на неё глазами Эзры, она — глядит тебя на тебя в ответ. А потом, когда устаёшь, хмуришься и, наконец, оборачиваешься, то снова видишь перед собой бесконечную даль коридора.

Люди говорят о свете, который ждёт каждого в конце тоннеля, но в конце твоего — только мрак и едва различимые, зато чертовски знакомые голоса. Недовольное ворчание Константина. Беспокойный шёпот Чижа. Шаг, другой, третий... Ты не успеваешь понять, когда сбиваешься на бег. А потом — открываешь глаза. Резко. Неожиданно.

И явственно ощущаешь лишь одно: раньше тебя было... больше.


ГАМОРРА

Судя по всему, поместье действительно не слышит твоего шёпота: на твои слова господин Норберт не обращает решительно никакого внимания. А вот вороны — действительно появляются. Кружат рядом, возникнув из ниоткуда, незримые для всех, кроме тебя. Роняют чёрные перья — тоже, конечно, невидимые — и опускаются наконец, скребут половицы когтистыми лапами.

— Кра? — вопросительно уточняет у тебя один из воронов, сложив крылья. Самое время задать ему интересующий тебя вопрос.


Так уж сложилось, что именно главе гильдии обычно приходится вести переговоры. Вы выбираете своим представителем Константина; или, может быть, просто не имеете ничего против того, чтобы диалог вёл именно он. Хорошая это идея или нет — выяснится намного, намного позже.

Норберт выдерживает паузу, прежде чем ответить.

— Я не перемещаюсь, господин Нэш, — говорит он. Его спокойный голос будто выплывает из-под половиц. — Я просто оказываюсь там, куда соизволит поместить меня Её воля. Над своим местоположением я не властен теперь, и никогда не был властен ранее.

Выслушав следующий вопрос, господин Норберт слегка опускает крышу. Вы чувствуете, как трещат над вашими головами своды; в какой-то момент потолок едва-едва не касается головы Константина, но секунду спустя — снова взмывает вверх. Возможно, именно так хмурится господин Норберт.

— Я не похититель, — заявляет он наконец, жёстко и бескромпромиссно. В этот момент Константин чувствует, как отзывается во всём теле чужая энергия: кажется, способность начинает действовать. — Дебора терпеть не могла этого вашего... знакомого. Дебора терпеть не могла такого отношения к себе — мерзкого, посредственного; потных человеческих шей, на которых её таскали; грубых человеческих рук, которые подбрасывали её в воздух, передавали друг другу, продавали, как... Как последнюю...

Дрожат стены.

Крошится потолок.

Господин Норберт зол — но даже в этой злости он не позволяет себе грубить в ваш адрес. Короткая трещина идёт по стене напротив — и тут же скрывается, исчезает, заделывает сама себя в два счёта.

Стены сжимаются.

— Я помогаю тем, кто хочет спастись, кто страдает, — скрипит Норберт ставнями наглухо захлопнутых окон. Секунда — и окон нет; на их месте — снова крепкие, глухие стены. — Джордан умолял меня об укрытии, и я помог ему исчезнуть с чужих глаз. Оливер просил избавить его от мучений, и я поселил его рядом с остальными, дал пристанище. Дебора тоже обратилась ко мне с просьбой, и я помог ей уйти. Даже оставил чёртову записку, чтобы вы не волновались! Я всегда оставлял записки! Каждый раз!

Норберт почти рычит. Пол под вами исходит дрожью, почти проваливается на особенно крепких согласных.

Стены сжимаются.

— Я — спасаю. Вы — оскорбляете, глумитесь, насилуете. Как будто всё это принадлежит вам. Как будто они и не чувствуют вовсе. Вы...

Стены.

Сжимаются.

В какой-то момент вы понимаете, что почти касаетесь друг друга плечами. От огромного поместья остаётся только крошечная сторожка. Вы не имеете не малейшего представления о том, куда подевались все богатства Норберта — те артефакты и вещи, что он спас от людских рук, — но подозреваете, что они по-прежнему таятся где-то в его существе.

Так или иначе, сейчас это — меньшая из ваших проблем.

— Вы пришли сюда, чтобы забрать их у меня? — холодно роняет Норберт. — Что ж. В таком случае я заберу вас — у ваших родных.

Просторнее не становится. С каждой секундой — только теснее.

Вам нужно придумать что-то, прямо сейчас. Нужно сказать Норберту то, что заставит его передумать, снимет влияние магии Константина, успокоит, примирит...

Или выбираться своими силами.

ТЕХНИЧЕСКАЯ ИНФОРМАЦИЯ

» Имре не чувствует в себе присутствия Эзры. Кажется, Эзра затерялся в коридорах чужого сознания и до сих пор ищет выход. Вплоть до конца эпизода Имре предстоит действовать полностью самостоятельно.

» Имре становится должником Зунга. Подробнее о том, что это значит, ГМ расскажет в финале эпизода.

» Константин успешно применяется заклинание «Преувеличенные желания» на Эдифисио Норберте. Судя по всему, Норберт действительно хочет защитить все артефакты и предметы, что когда-то похитил. Это — его главный, едва ли не единственный мотив.

» Константин припоминает содержание записок, которые оставлял Эдифисио Норберт. В каждой из них он утверждал, что «господин наручные часы, также известный как Фредерик, изволил отказаться от услуг вашего запястья» или «госпожа изящная ваза, также известная как Элисия, сообщает вам о собственном переезде». Вы принимали эти слова за издёвку, но, кажется, господин Норберт был вполне серьёзен. В той же степени, в какой он серьёзен сейчас.

[icon]https://i.imgur.com/6W3h7am.png[/icon][nick]Поместье[/nick][status]стены трещат по швам[/status]

+3

27

Поначалу Имре охватило лёгкое облегчение и растерянность, которые по мере осознания происходящего, ощущения самого себя, переросли сначала в страх, а затем — в полноценную панику. Надвигающиеся на них стены, само замкнутое пространство только подливало масла в огонь — Имре задышал тяжело, неравномерно.

Поднявшись и выпрямившись, пусть и не до конца из-за чересчур низкого потолка, он схватил рукой плечо Константина — просто чтобы использовать его в качестве временной опоры, потому что, по правде говоря, ноги до сих пор толком его не держали, а голова — раскалывалась от пульсирующей в висках боли. Чувствуя, будто конечности стали ватными, непослушными его воле, стараясь не смотреть по сторонам и действительно услышать, что там дом вообще вещает, Имре резко, громко выдохнул и, приложив некоторое усилие, стащил со своей шеи амулет.

Передавать его кому-то или выбрасывать он не торопился, но среди путающихся, панически мечущихся в его голове мыслей была одна более-менее здравая — если дело дойдёт до того, где компромисса убеждением достичь уже нереально, можно будет использовать эту вещицу в качестве… своеобразного заложника.

Общая картина ускользала от его восприятия — потому, что половину он банально не слышал, а также из-за того, в каком состоянии находился. Единственное, что удерживало его от полноценной панической атаки — это упрямство, желание сделать что-то в отместку — за Эзру, потому что тот в буквальном смысле был его половиной, — и болтающееся на краю сознание волнение за Чижа.

Чижа, на которого Имре старался не смотреть. Всего было слишком много, он не мог и не хотел пытаться осмыслить всё происходящее, поэтому — концентрировался исключительно на доме и том, что тот говорил.

Пытался, по крайней мере.

Имена какие-то, обвинения… Имре не понимал толком, в чём проблема, но позиция… дома была более-менее ясна, даже если подробности от него ускользали. Он всегда отличался неплохо подвешенным языком, потому — наболтать какой-нибудь псевдофилософской, сентиментальной ерунды мог в любом состоянии.

— Стоп, стой!

Голос Имре звучал глубоко и хрипло, словно он им не пользовался месяц-другой. В интонациях волей-неволей проскальзывало отчаяние, обильно приправленное ужасом, и боль. И дело было даже не в физическом его состоянии — без Эзры, своего внутреннего стержня, Имре чувствовал себя нестабильно, словно подвешенный над пропастью без страховки. И давящие на сознание стены только ухудшали его состояние.

— Ты уже… ты уже забрал половину меня, — не до конца понимая, что он сам пытается сказать, абсолютно не думая о своих словах, Имре поморщился и ещё крепче сжал плечо Константина: — Мы не знаем, о чём ты говоришь. Пока что мы видим только существо, пытающееся нас убить. Только за то, что мы пришли вернуть принадлежащее нам.

Он откашлялся, подавляя острое, почти непереносимое желание согнуться, присесть, и спрятать голову между своих коленей — чтобы не слышать скрипа чересчур близких стен, чтобы не поддаться почти животному инстинкту и начать биться об эти самые стены в припадке, стараясь выбраться.

Слишком тесно. Было слишком тесно.

Постепенно, Имре начинал задыхаться, приложив руку со всё ещё плотно зажатым в ней амулетом к своей груди.

— С тем же успехом можно сказать, что коровы — живые существа, и мы не имеем права убивать их ради мяса. Можно утверждать, что овощи и фрукты — в той же мере достойны жизни, что и окружающие их люди. Но все это — необходимо для выживания и здорового существования любого живого существа. С той же дурацкой пропагандой ты мог бы пойти против волков, потому что они любят охотиться на овец. Или против фэйри, которые продлевают свою жизнь за счёт людей, которых они приводят в Сказку.

Имре резко выдохнул и закашлялся. Слова давались ему тяжело, но он с упрямством шевелил губами — голос постепенно садился, поэтому последнюю свою мысль он практически прошептал:

— В таких случаях обычно пытаются найти компромисс, а не раздавить своих оппонентов в лепёшку. Убив нас, ты не добьёшься понимания своей позиции.

Оставалось надеяться, что своим вмешательством он не вырыл им яму ещё глубже.

Примечание

У Имре клаустрофобия.

На попытку убеждения

[dice=89096-1:100]
-10 - штраф до конца квеста
+10 - бонус за то, что телепат

Отредактировано Имре (2019-08-09 23:18:00)

+3

28

Константин вздрагивает от неожиданности, когда рука Имре цепляется за его плечо. Оклемался. На ногах, немного не в себе, но живой. Наверное, не все так хреново. Ну кроме спускающего на их головы потолка и проваливающего пола под ногами. И невольно в мыслях проскочила невеселая шутка «Зря проснулся. Сейчас снова вырубят. Уже навечно».

Нэш окидывает взглядом Гаморру. Если в состоянии парить, значит в порядке. Вот кто действительно выживет в данной ситуации. По крайне мере, у кого больше на это шансов. Как-то не приходилось слышать о насмерть раздавленных призраках. На слова ее он ничего не ответил. Сейчас дому Константин как раз-таки верил. Чувствовал, что тот действительно хочет защитить своих знакомых, друзей, а может даже семью. Забавно. Такие чувства редко получалось дернуть из чужой души. Обычно под ними скрывалось что-то иное. Темное, расчетливое и корыстное. В использовании магии больше не было необходимости. Сейчас все видно прекрасно. Это не хитрая ловушка для насмешки над Границами. Не обман с целью заманить и поглотить живых существа. И так бывает. Ищешь подвоха, а его оказывается и в помине нет.

Да он не хочет понимания, ─ небрежно бросает Костя, слово говорит только с Имре, но голос его про прежнему громок. ─ Он желает только чужой смерти.

Провокация? Конечно же.   

Спасаете? ─ в голосе слышна усмешка. ─ Не смешите меня, уважаемый Норберт. Запирая и оставляя пылиться на долгие годы по-вашему спасение? Пустое существование. Ваши подопечные могут помогать другим, а кто-то даже спасать жизни. Они могут видеть мир и встречать разных существ. Но что вместо этого?..

Константин так спокоен, словно держит всю ситуацию под контролем. Словно у него есть преимущество. Держит руку на чужой шее, нож напротив чужого сердца. Как будто ему по силу одним щелчком пальцев вернуть дому прежнее просторное состояние. Как жаль, что это не так. Как жаль… но это не повод биться в истерике. Пугаться до дрожи в коленях, до оглушающего стука в груди. Непозволительная роскошь. Нэш давно утратил привилегию к этой слабости. Подайся он ей, что тогда будет с остальными? Как Чижу сопротивляться панике, когда рядом ломаются старшие? Ведь Константин видел, какое отчаянье отразилось в глазах парня, когда Имре упал.     

И что такое записка?! ─ восклицает Константин. ─ Говорить! Нужно говорить. Как понять, что кому-то не приятно? Как понять, что кому-то страшно? Если мы глухи к их словам, так расскажите вы. Мы вроде смогли найти общий язык. Хотя, похоже, вы сами не желаете слышать.

На той угрозе, когда Норберт обещает забрать своих гостей у родных, Константин зло усмехается. Смешно. Родных-то у него нет. Он всех убил. Своими же руками убил. А кто остался? Гильдия? Она и так справлялась без него. Энрика? Ей даже лучше будет. Он же рано или поздно и ее погубит. Так что никто не заплачет.

Мы пришли забрать их у вора, ─ Константин выделяет последние слово. ─ Но, к удивлению своему, вора я здесь не увидел. Поэтому я хочу поговорить. Договориться. Понять, где ошибся и разрешить наше недопонимание.

Пространства становилось все меньше. Кажется, что даже дышать становилось трудней. Спиной облокачиваясь к стене, Константин упирается ногой к противоположной.

Коль решили нас прибить, дайте волю на последнее желание, ─ Константин достает из куртки пачку сигарет. ─ Сами случаем не курите, господин Норберт? Не будете против? ─ интересно, если в поместье есть печь, то это будет считаться за курение? ─ Будешь или опять вякнешь, что у тебя круче? ─ обращается уже к Имре, делая вид, что не замечает, как того трясет. ─ Будь добр, подпали, а? ─ делая жест в сторону Чижа, прося огонька.

Мелькает мысль, чтобы вообще поджечь здание к чертовой бабушке. Гаморра говорила, что дом чувствует боль. А что, если поджечь пол и стены? Имре как раз взял спирт. Все-таки есть еще в запасе план "Б", на случай окончательного провала переговоров. Всего лишь дотянуться... Копаясь, Константин продолжает:

Так что? Мы попробуем понять друг друга или же рубанем с плеча? ─ не так трудно залезть в чужую сумку, когда стоишь почти впритык. Костя открывает бутылку, пробует на запах и вкус, убеждаясь, что это спирт. Правда, со стороны он выглядит пофигистом высшего уровня, который решил прибухнуть на пороге к смерти. ─ Заметьте, в последнем случае вы перестанете быть спасителем, а станете убийцей. Так и мы потерям шанс исправить свою ошибку. 

Всего лишь разлить и бросить спичку. Главное не упустить момент.
Но Константин все-таки надеялся, что Норберт уступит и к крайним мерам прибегать не придется.

На убеждение

[dice=3872-1:100]

+2

29

Мало им, наверное, друга в отключке, так ещё и стены начали сжиматься. Воздуха словно стало мало, стены и потолок начали в противоестественной дрожи сближаться. У Чижа не было клаустрофобии, но знаете, вид съеживающейся комнаты любого заставит почувствовать ком в горле и неприятную влажность ладоней.
От полной паники удержало лишь то, что у Имре, кажется, дрогнули веки. И задышал, не так, как делают люди в отключке, а как живые. Живые и напуганные.
Имре смог встать, опираясь на Константина, а Чиж с трудом подавил в себе желание броситься другу на шею, а потом вломить по голове за совсем не смешные шутки с обмороком. Только вряд ли это поможет ситуации, вряд ли это хоть чему-то поможет. И уж едва стоящему на ногах - точно.
То, что говорили сначала Имре, потом Константин, казалось настолько же опасным, насколько опасно трепыхание птицы в клетке.  Прутья могут сломаться от натиска крыльев. А могут сломаться эти крылья,  разбить глупую упрямую голову, повредить все и оставить умирать. А умереть, будучи раздавленным домом, кажется, слишком тупая смерть. Ещё и говорящим домом.
Константин достал бутылку, которую взял с собой Имре. Там крепкий алкоголь, а может и просто чистый спирт, Чиж знал. Не за тем, что их работа так легка и приятна, что на ней можно и выпить немного (Ах если бы), а затем, что спирт хорошо горит. А что-то хорошо горящее обычно хорошенько мертвое. Вот только можно ли будет такое провернуть с домом. И, самое страшное, поможет ли это.
Он легко и тихо щелкает пальцами, подпаляя сигарету боссу, ловят его взгляд и легко, но отрицательно качая головой. Слишком непредсказуемо, а у них сейчас нет ни окон, ни дверей, чтобы выбраться. Что если дом только больше согнется в агонии пламени, и они буквально заживо сгорят тут. Не лучший пока вариант. Быть может, когда обратно все будет большим. Но сейчас лучше продолжать говорить и пытаться выехать на дипломатии.
Потому что, хоть холды и закалены в огне, оказаться в пылающем Аду они тоже не особо хотят.

+3

30

Кажется, птицы не входили в планы девушки. Пернатым приходилось двигаться, шевелиться, отступать; пусть и наваждение, они не хотели разом оказаться в человеческих телах. Во время разговора Константина никто не обращал особого внимания на призрака, возможно, даже и сам Норберт, девушка не знала. Она лишь попыталась осторожно оказаться за пределами дома. То там, смыкалась, то эдак. Действительно, словно уж на сковородке: ворочается, двигает пузом из стороны в сторону. А в результате-то всё равно погибает, сожжённый заживо. Вот и Гаморра сейчас боялась этого. Не для себя, нет, для временно ставших её товарищей. Змея опускается на корточки, вжимая в саму себя хвост донельзя, почти до скрипа чешуи, так, чтобы тот не мог коснуться к другим: едва ли легко уследить за почти трёхметровым отростком, что длиннее самого длинного длинноногого в их команде. Тьфу, да и только.
Сейчас не было времени на что-то другое. Девушка пользовалась тем, что остальные брали на себя внимание дома:
— Вы знаете, что можно делать? Знаете ведь, милые птички? Я не умею по-вороньему, но по-змеиному тараторю. Честно-честно, вы только скажите, скажите мне, как правильно говорить, если не понимаете моего вопроса, ладно? — постепенно тело девушки буквально выпало за территорию дома. Кстати, как и вылетевшие птицы, вслед за ней. Гамма даже не старалась особо следить за этим, просто прислушивалась к тому, что происходит внутри. Знала: как только ей укажут путь — она обязательно вернётся назад, прямо к Чижу, к Имре и Константину, и обязательно передаст всё, что сказали ей пернатые. А пока лишь она будет внимательно слушать.

0


Вы здесь » Dark Tale » Архив эпизодов » [14.07 ЛЛ] Q: Скрип половиц