Многие знали её, в славе - сила её; твари, монстры, чумные псы да крысы сбегались к ней со всех углов, со всех эшафотов, ища защиты и крова - не он первый, не он последний узнает её в лицо. Вот только это лицо она показывать не готова.
(c) Жимолость

Тень смеётся глухо, отчаянно, стуча зубами о зубы и впиваясь лопатками в целое ещё стекло. Их не двое здесь — трое. Primum non nocere тебе в глотку, кровожадный кусок дерьма. Возьми себя в руки, дыши, дыши, дыши, говорю. Ты живой, а она — мёртвая, мертвее всех, и нет её здесь, и быть не может.
(c) Тень

Не дошел бы он до дому. И до Фитцроя бы не дошел. Никуда бы он не дошел; расправил бы черные крылья, разбросал бы черные перья, разметал бы черные клочки да по черным закоулочкам - и остался бы в черном пакете, получив в белый лоб черную пулю.
(c) Жимолость

Нет, господин Доджсон, ничего, всё в порядке, спасибо за беспокойство, и вам тоже самых мирных снов. Кошмарных снов о ваших мёртвых, скрежещущих зубами у порога дочерях, господин Доджсон. Нет, вам, должно быть, послышалось. Рад был увидеться. Очень, очень рад.
(c) Тень

Люди с дырявыми мозгами щемятся в переулки и помойки, захлопывают створки, щёлкают замками, как собачьими челюстями; Предместье хохочет утробно, слышно только детям, как она ловко подменяет улицы, личности, реальность.
(c) Ярогора

— Отпусти, — шипит он с голодной улыбкой и знает: выдрать из деревянных внутренностей стула его дрянную спинку так же просто, как очистить от лишних костей да мяса чужой хребет. Непропорционально, неправильно длинный.
(c) Тень

Когда они вырезали целые селения язычников, никакой полк не соглашался ночевать вблизи: все чаянно верили, что после смерти люди, отказавшиеся от Бога, ходят демонами несколько ночей, и шепчут. Шепчут. Сжимают руками головы живых и давят, могут так до самой церкви висеть «терновым венцом». С язычниками всегда ходит что-то ещё.
(c) Ярогора

Больничный запах увивался за ним, словно пёс, разнося характерный аромат лекарственных настоек пустыми коридорами Башни.
(c) Артур Райнер

Говорят, что этих ненастоящих звёзд столько же, сколько холдов есть в мире. Банально, но кто знает, а ну как правда? Во время любых катаклизмов, говорят, звёзд и вправду становится меньше. Она, по счастью, не застала...
(c) Лидия

Шейли выскочила наружу первой, через черный вход, решив не признаваться себе, что она только что начала и выиграла у Лидии гонку "кто доберется до улики первой".
(c) Тина Шейли

Вилкой с изогнутыми зубьями Лира царапает на сколотой грани стола созвездие; ее брови чуть сведены вместе, выражая то ли крайнюю степень сосредоточения, то ли просто желание немного подумать.
(c) Лира

Она ведь тоже убивала. Не мечом. С любовью, по-матерински, по-сестрински мягко - "я помогу", "я разберусь". "Я знаю, где-то есть из этого выход, потерпи еще разок, станет легче".
(c) Софья Раневская

...Всё было бы проще, если бы такие бланки можно было печатать на двух разных листах, но закон есть закон, и Хцио следовал его букве безукоризненно. И с небольшим удовольствием.
(с) Хциоулквоигмнзхах

Дыхание монстра позади говорило о том, что некоторые блага человеческой жизни (вроде зубного порошка или, на худой конец, зубочисток) до низших форм будут идти еще очень, очень, очень долго.
(c) Жимолость

Она ведь этого хотела. Искала. Ждала. Чтобы в мире появилось хоть что-то, способное её сломать. Сломать, чтобы выпустить на свободу. Но что теперь, Ярогора? То, что должно было тебя сломать — сломало. Но оказалось, что освобождать некого.
(c) Ярогора

Ешь меня, отрывай еще и еще — и служи до последней капли кипучей крови, пачкай руки грехом убийства, разврата, алчности. Чужие руки, чужой грех. Руки Яги чисты, белы и пахнут молоком и хлебом.
(c) Жимолость

Спонтанный крик или дёрнувшаяся рука может произойти в любой момент и сломать всё, что готовили несколькими днями. Поэтому они пьют. Много. Хорошо. И жуют опустелую траву.
(c) Ярогора

И Валденская Католическая ей, конечно, чужая. Не Исаакиевский, и даже не Лютеранская на Невском - скорее реплика настоящей церкви, последняя, отчаянная попытка зацепиться за начитанное в реальности писание. Ждать и верить в Христа там, где его очевидно нет - глупость. Так посмеиваются над верующими в Башне, и Раневская только смущенно улыбается - "глупость, верно", и ей совсем не хочется спорить.
(c) Софья Раневская

Интересно, а подпадают ли сказочные вампиры под понятие "нежить"? Чтоб нет-нет да и сказать Джо так лениво — "Изыди!", и тот, захлопав перепончатыми крыльями, с воплями уносится в адские кущи...
(c) Артано

Крапинка ответственно понюхал буклетик. И так же ответственно отложил в сторонку, больше интересуясь своим новым снаряжением. В конце концов настоящим героям не нужны никакие инструкции, тем более если эти инструкции такие непонятные.
(c) Крапинка

Читал утренние письма дома, в тайне от коллег, и только после этого покидал жилище — такова стратегия выживания управленца высшего звена. Да и молиться на рабочем месте неудобно.
(c) Тайб

Такое по-детски простое описание всего, что давит в груди (”не виновата!”), кажется святотатством. Дьявол кроется в деталях.
(c) Жимолость

— Извините, миледи, что не в яблоках, — язвит Ярогора в ответ, — но ты это сожрёшь, — заканчивает разговор.
(c) Ярогора

Её тянет просто опуститься на колени здесь и сейчас, и будь что будет – но вместо этого она опирается кончиками пальцев на столешницу, ища поддержки, и делает то, что должно.
(c) Тина Шейли

Назад дороги больше не было. Он сбежал от себя в Сказку. Теперь будет бежать от себя к Смерти. Дальше бежать некуда.
(c) Артано

Так, у тебя восемнадцать бойцов. Выдели мне четверых, кто имеет хоть какой-то опыт боевых действий. Которые не побегут при виде волка и не спутают рожу чудовища с моей.
(c) Гиль-Камиль-Каар

Сказки есть сказки, и неважно, сколько в них правды – однажды разумные существа берут какой-то факт, навешивают на него мишуру и вуаля! Готовая сказка на блюдечке.
(c) Гиль-Камиль-Каар

Есть такая вещь — красота. И если бы Гекльберри попросили придать этому понятию какой-нибудь приятный визуальный образ, ещё вчера он бы назвал Синтию с обложки Стальных Монстров июля 1998 года.
(c) Гекльберри

Март был Петербуржский, с давящим, низким серым небом, снег таял коричневыми разводами слякоти. А год назад на ветках уже цвели почки; Сказка непредсказуема.
(c) Софья Раневская

Поэтому он решил заявиться к звездочету в гости, - нет, не так как он обычно "ходил в гости", - а вполне официально и миролюбиво. Через дверь.
(c) Каминари

- Помимо гаданий и предсказаний судьбы, я также могу заглядывать в прошлое, относительно недалекое, и видеть те события, при которых присутствовал… кхм… этот ботинок, - гадалка жестом указала на изделие из коровьей или не очень кожи.
(c) Аншара

Это же подумать только, в Сказке живет белый пушистый пес размером с некоторые домишки, у него есть своя собственная роща с десятками песиков поменьше и игрушками, а Шадани об этом ни сном, ни духом!
(c) Шадани

Кому вообще понадобились чугунные деньги? Для чего их использовать? Покрыть пол по новомодному дизайнерскому веянию? Или вскоре чугун подскочит в цене и станет дороже золота?
(c) Ариадна

Запах крови ударяет в нос. Эреда закрывает глаза, втягивая этот аромат, пытаясь наполнить им каждый бронх. Не свежая, но тоже бодрит. Она ведома этим. Движется, словно хватаясь за незримую алую нить.
(c) Эреда

Но иногда случаются моменты просветления и монстры пробуют взять обстоятельство в свои лапы. Или же зубы, как это предпочитает делать Зэнхи.
(c) Зэнхи

путеводитель сюжет нужные гостевая правила о мире роли магия расы внешности
❖ В Предместье неспокойно. Монстры — разумные и не слишком — недобро поглядывают на местных, принадлежащих к другим расам. Поговаривают о нескольких случаях нападения. Въезд в Предместье временно запрещён Гильдией Стражей.
❖ Творцы подали спорное прошение о постройке на месте Валденского рынка загадочного сооружения. Сами авторы спорного проекта не уточняют его целей и таинственно отмалчиваются. Сооружение сложной формы из бумаги высотой с пятиэтажный дом может быть возведено в Валдене к следующему году.
❖ На фермах выросли потрясающих размеров сливы — к несчастью, произошло это прямо на границе между грядкой господина Ръо и госпожи Хопли-Допли. Споры не стихают уже вторую неделю. (подробнее...)
Июль года Лютых Лун
❖ Две луны продолжают вырастать над Валденом каждую ночь; с бледно-голубоватого их цвет сменился на кроваво-красный. Участились осадки: тяжёлые ливни заливают столицу и её окрестности.
❖ Монстры бродят по дорогам между поселениями. Не рекомендуется выходить из дома без крепкого зонта и базовых представлений о самообороне.
❖ Бестии могут чувствовать себя слегка некомфортно. Судя по последним вестям из Латт Свадже, они слышат некий зов, но пока не понимают, куда именно он зовёт и каково его происхождение.

Dark Tale

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Dark Tale » Личные главы » [16.08 АГ] Wrygdwylife


[16.08 АГ] Wrygdwylife

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

WRYGDWYLIFE

16.08 года
Аконитовой Гальки
(26 лет назад)

Гильдия Творцов

Реджи х Дарлинг

http://s5.uploads.ru/O8mkD.jpg

ПРЕДИСЛОВИЕ

Оба только-только выползли из безликой массы "новичков". Их лица хотя бы косвенно помнят, а имена - не коверкают. Судьба сведет их молча, не оставив после себя даже намека на то, что оба останутся творцами даже через десятки лет. Каждая великая история имеет свое незаметное начало.

Свобода Воли: да

[icon]http://sg.uploads.ru/mfDjA.png[/icon]

Отредактировано Дарлинг (2019-06-20 18:56:50)

+1

2

Два года в гильдии прошли незаметно, а Раш все продолжал быть по-ребячески наивным и радостным. Как тот ребенок, который все свое детство мечтал поступить в особенную школу на желаемую профессию. Он обклеивал комнату плакатами. Собирал разные брошюрки. Ловил каждый слух, каждую историю, что касалось избранной и горячо любимой будущей специальности. Неустанно работал день и ночь. И вот его мечта сбылась! Конечно, ничего подобного в жизни Реджи не было, но впечатление создавалось. С таким энтузиазмом приходили многие, но обычно через несколько месяцев задолбливались в усмерть. От большего объема работа. От суровой критики. От невозможности сразу реализовать свои идеи. Но только не Реджи. Ему все было не по чем. Как истинный мазохист с широченной улыбкой он выполнял самые тяжелые поручения. Метнуться в другой конец города к клиенту и вернуться через 38 минут? И только попробуй отклониться от графика на секунду! Есть сэр! Одному перетащить тонну инструментов на чердак и выучить при этом к обеду сценарий? Так точно! Перерисовать сотню эскизов за ночь и чтоб не одной помарки? Будет сделано!   

В какой-то момент это даже начало дико бесить наставника, и он специально выдумывал нереальные задания для Джино. Ради интереса, сколько тот еще выдержит. Просто создал себе цель стереть эту довольную улыбку с лица «любимого» ученика. Вот только все его старания шли прахом. На любые придирки и жестокие замечания Раш реагировал с благодарностью и спокойствием. «Вышло плохо, да? Спасибо. В другой раз с этим я постараюсь лучше!». «Бесталанный? Ну и что? У меня же есть желание и руки. Поди пригожусь кому-нибудь». Так занятия невольно превращались в ментальную битву. Учитель каждое утром бросал на Джино взгляд «Сегодня я точно заставлю тебя рыдать!», и тем же вечером обессиленно бился головой об стол и орал «Да сгинь ты уже с глаз моих!».

Одни согильдийцы ставили на то, что Джино намеренно действует на нервы мастеру и выводит его из себя. Другие отмахивались, мол да просто парень дурак. Но как бы там ни было, такими темпами Раш окончательно довел учителя и тот пошел во-банк. Дал задание, создать произведение искусства, которое удивит до глубины души. Что делать и чем пользоваться остается на свободный выбор. Если справится, то признает парня способным и оставит его в покое. (На самом деле мастер давно уже видел потенциал ученика, но упрямство мешало так легко это признать). В противном случае посоветует найти себе другое занятие. Очень настойчиво посоветует.

Точно такое же задание получил и другой гильдиец. Как и Реджи, недавно ступивший на путь творчества, но делающий колоссальные успехи. Чем тот заслужил подобное внимание, Раш не знал, но был рад работать с кем-то. Так намного веселей и интересней, чем одному.

В назначенный день Реджи влетел в мастерскую с охапкой изрисованных листов. Крикнув впопыхах «Здрасте!» своему напарнику, он вывалил свое добро на стол. Естественно половину растеряв по дороге и суетно собирая все обратно. Из-за свободы выбора Ред метался и не мог определиться, что именно делать. Идей было куча. Набросков море. Но нужно решить что-то одно. Картину, скульптуру, песню? А может все объединить? А как? Ладно. Сейчас что-нибудь придумаем.

─ Я тут набросал. Но не знаю. Не уверен. Все какое-то не такое. А должно быть просто… просто… ─ Джино захлестывали эмоции от предстоящей работы. ─ просто неописуемое! Чтоб рот открыл и не знал что сказать.

Собрав волосы и засучив рукава, Реджи был готов творить. Или вытворять. Это уже как получится.

+1

3

Почему Дарлинг? Какое смешное имя. Прозвище? Скажи настоящее.
Дарлинг мягко и виновато улыбался, робко, немного пластмассово.
Он пытался запоминать чужие имена, лица, а потом понял, как же это бесполезно. Одни люди (и не люди) сменяли других, как в калейдоскопе. Стабильными оставались только мастера, наставники, важные лица. Рядовые творцы, казались, приносились и уносились прочь без следа. Менялись их настроения, менялись интересы.
Дарлинга они не интересовали.
- Снова один, юноша?
Дарлинг тоже когда-то был всего-лишь юношей.
   - Один. Разве я могу быть один? Со мной искусство!
Умиротворенный до той минуты вмешательства, Дарлинг разгорелся, как сухая спичка. Его наставник только улыбался. Наставник был удивлен, но старался привыкнуть за все эти годы к тому, что Дарлинг не видит ничего, что существует за гранью "искусства". Его не интересуют люди - он знакомится с их талантами и интересами. Ему не важен мир, события в нем, лишь только прекрасное, что мир наполнило.
Как будто голодающий, который ест, ест, ест и никак не может насытиться.
Как будто искусство заполнило Дарлинга, не оставив в нем даже следа от... Человека.
- Конечно, конечно. Извини.
Дарлинг чувствует добрую насмешку, мягко улыбаясь в ответ. Действительно, слишком резок был его прием.
И ждет продолжения. Наставник не приходил так поздно без причины.
- Мы бы с другим мастером хотели бы, чтобы ты поработал. С другим юношей. Реджи. Он довольно талантлив, как и ты, но. Вам обоим стоило бы постараться учиться более командной работе. Мы все таки Гильдия. Думаю, ты понимаешь разницу между шедеврами, который каждый создает индивидуально, и шедеврами, которые создаются с кем-то вместе.
Дарлинг не мог не заметить, как осторожно наставник подбирает слова. Почему? Что крылось за ними? Предупреждение, призыв к благоразумию? Обещание? Мысли вызывались самые разные, от "одиночка никогда не будет признан обществом, даже гений, если не поживет обычной жизнью, потому что выскочки вызывают зависть и навлекают на себя беду" до "у тебя есть слабые стороны, Дарлинг, и начинается узколобость, которая недопустима, которая сделает тебя посредственностью".
   - Да. Хорошо. Пусть будет так.

Реджи оказался довольно прелестным созданием. Казалось, что с Дарлингом они ровесники или около того. Сияющий будто бы изнутри какими-то идеями и энергией - как же контрастно его образ смотрелся рядом с Дарлингом. Слегка лохматым бледным Дарлингом с собранными в короткий хвост волосами. Простой черный костюм, скроенный по фигуре. Жилет без рукавов, обыкноченные штаны, сапоги. Казалось, что Дарлинг просто зашел с улицы, прохожий. Пройдут годы, а привычка одеваться, как залетный оборванец, во время работы у Дарлинга так и не пропадет.
   - М-м-м, привет? - кажется, Дарлинг где-то растерял все социальные навыки в один момент.
Куча листов и мягко говоря щебечущий голос слегка Дарлинга ошарашили. Перебор чужих набросков дал возможность выдержать паузу, настроиться.
   - Я слышал о тебе. Я вспомнил. Ты тот самый парень, которого считают занозой своего мастера.
Это было проблемой. Это было опасной авантюрой.
Но Дарлинг не мог подвести своего наставника и не справиться с препятствием.
То, что их общая работа сродне испытанию для самого Дарлинга... Что-то шепнуло ему, будто его наставник не хотел соглашаться. Но был вынужден.
   - Ты думаешь, что сможешь сделать что-то "вау", что-то, что заставит твоего наставника признать тебя?
Дарлинг поднял глаза на Реджи. Черные, холодные ониксы.
   - Как будто ты не делал до сих пор ничего, что вызывало такую реакцию у других. Сделай очередную "вау"-побрякушку, и он тот же час вышвырнет тебя своими руками, с презрением хохоча, за двери.
Дарлинг отвел взгляд, избегая смотреть на листки. Все идеи были хороши и достойны реализации, но.
Юноша ощущал в воздухе недобрую тень. Рисковать не хотелось.
Но для начала нужно было убедить напарника в важности происходящего.
   - Не не знал, что сказать, а чтобы дар речи исчез у него вовсе, - наконец решительно выдал Дарлинг, отмирая из состояния безмолвной мрачной статуи, - чтобы даже желания говорить не возникало. Что-то одновременно и неописуемое, и искусное, сложное, но доступно прекрасное, что поразит всех, и спецов, и профанов. Вот что нужно.
Что-то, что раскроет природные таланты, а, значит, работать надо в области, где ни один не допустит промашки. Никаких экспериментов, только мастерство и сила творцов.
[icon]http://sg.uploads.ru/mfDjA.png[/icon]

+1

4

Раш немного стушевался. Несмотря на то, что парни были вроде как в одном статусе в гильдии, но уже сейчас Дарлинг больше похож на наставника. Серьезный, задумчивый, с цепким взглядом. И Джино показалось, что он ворвался туда, куда его вовсе не просили. Лишил покоя и не дал размышлять о вечном.

Но надолго сохранять себя в относительном спокойствии Джино не хватило.

─ Что?! ─ повышенный голос, в котором смешалось удивление и смущение. ─ Не уже ли вся гильдия об этом знает? ─ парень стыдливо прикрылся листом бумаги. ─ О, боги…

О слухах Раш был прекрасно уведомлен, но как-то не допускал мысли, что все так запущено. Его узнают не как творца, а как занозу мастера. Блестяще. Так он и войдет в историю гильдии. Прям так и запишут. Заноза в заднице. Еще и жжется. Справившись с чувством, Раш осторожно опустил лист, несмело глянув из-под него на Дарлинга, но тут же отвел взгляд.

─ Я не специально. Я правда стараюсь добросовестно выполнять его указания. Но все равно где-то в чем-то ошибаюсь.

Он опять бегло глянул на Дарлинга.

─ Наверное, поэтому меня и поставили работать с тобой. Ну чтоб видел, как работают лучшие и сильно не косячил… ─ голос его с каждым разом становился тише, пока совсем не сошел на бормотание. И тут парень, словно устыдившись своей слабости, подскочил с места. ─ Аааа. Извини, если доставляю неудобства.

Он наконец-то собрал в кучу свои работы и аккуратно сложил, оставив сверху чистый лист. Все как-то не то. Нужно сообразить что-то другое. Размышляя над будущим творением и с чего начать, Раш приняться грызть карандаш. 

─ Удивить других не так трудно. Других, кто особо ничего в жизни своей не видел. А вот тех, кто живет в искусстве, поразить куда сложнее. Заметил недавно.

Рука летала над листом бумаги, быстро делая очередной легкий набросок, чей-то тонкий силуэт.

─ А? Я не говорил про своего мастера. Я о себе, ─ он мягко улыбался, словно радовался уже простой возможности что-то создаваться. Даже вот такому мимолетному рисунку. ─ Сделать то, от чего у меня самого пропадет дар речи.

Именно так. В первую очередь Раш творил для себя. Потому что нравилось. Потому что любил. Потому что это когда-то спасло его. И этим хотелось поделиться. Может оно спасет кого-то еще? А признание мастера вторично. Выгонит? Да и черт с ним! Это ведь не запретит Реджи творить.

Нет, обидно конечно будет, но что поделать. Жизнь на этом ведь не закончится. Но это потом. Сейчас об этом думать не стоит. Сейчас нужно действовать, пока такую возможность дали и не упускать шанс.

─ Нужно выбрать, что именно будем делать, ─ Реджи отложил карандаш и выпустил руку вперед ладонью вверх. По его пальцам забегал огонь. Со стороны могло показаться, что Раш слишком беспечен играть огнем рядом с бумагой. ─ Мне нравится работать с глиной. Ее обжигаю своим огнем. Со стеклом работаю. Выжигаю рисунки на деревянных предметах. У огня много применений в творчестве.

+1


Вы здесь » Dark Tale » Личные главы » [16.08 АГ] Wrygdwylife