Многие знали её, в славе - сила её; твари, монстры, чумные псы да крысы сбегались к ней со всех углов, со всех эшафотов, ища защиты и крова - не он первый, не он последний узнает её в лицо. Вот только это лицо она показывать не готова.
(c) Жимолость

Тень смеётся глухо, отчаянно, стуча зубами о зубы и впиваясь лопатками в целое ещё стекло. Их не двое здесь — трое. Primum non nocere тебе в глотку, кровожадный кусок дерьма. Возьми себя в руки, дыши, дыши, дыши, говорю. Ты живой, а она — мёртвая, мертвее всех, и нет её здесь, и быть не может.
(c) Тень

Не дошел бы он до дому. И до Фитцроя бы не дошел. Никуда бы он не дошел; расправил бы черные крылья, разбросал бы черные перья, разметал бы черные клочки да по черным закоулочкам - и остался бы в черном пакете, получив в белый лоб черную пулю.
(c) Жимолость

Нет, господин Доджсон, ничего, всё в порядке, спасибо за беспокойство, и вам тоже самых мирных снов. Кошмарных снов о ваших мёртвых, скрежещущих зубами у порога дочерях, господин Доджсон. Нет, вам, должно быть, послышалось. Рад был увидеться. Очень, очень рад.
(c) Тень

Люди с дырявыми мозгами щемятся в переулки и помойки, захлопывают створки, щёлкают замками, как собачьими челюстями; Предместье хохочет утробно, слышно только детям, как она ловко подменяет улицы, личности, реальность.
(c) Ярогора

— Отпусти, — шипит он с голодной улыбкой и знает: выдрать из деревянных внутренностей стула его дрянную спинку так же просто, как очистить от лишних костей да мяса чужой хребет. Непропорционально, неправильно длинный.
(c) Тень

Когда они вырезали целые селения язычников, никакой полк не соглашался ночевать вблизи: все чаянно верили, что после смерти люди, отказавшиеся от Бога, ходят демонами несколько ночей, и шепчут. Шепчут. Сжимают руками головы живых и давят, могут так до самой церкви висеть «терновым венцом». С язычниками всегда ходит что-то ещё.
(c) Ярогора

Больничный запах увивался за ним, словно пёс, разнося характерный аромат лекарственных настоек пустыми коридорами Башни.
(c) Артур Райнер

Говорят, что этих ненастоящих звёзд столько же, сколько холдов есть в мире. Банально, но кто знает, а ну как правда? Во время любых катаклизмов, говорят, звёзд и вправду становится меньше. Она, по счастью, не застала...
(c) Лидия

Шейли выскочила наружу первой, через черный вход, решив не признаваться себе, что она только что начала и выиграла у Лидии гонку "кто доберется до улики первой".
(c) Тина Шейли

Вилкой с изогнутыми зубьями Лира царапает на сколотой грани стола созвездие; ее брови чуть сведены вместе, выражая то ли крайнюю степень сосредоточения, то ли просто желание немного подумать.
(c) Лира

Она ведь тоже убивала. Не мечом. С любовью, по-матерински, по-сестрински мягко - "я помогу", "я разберусь". "Я знаю, где-то есть из этого выход, потерпи еще разок, станет легче".
(c) Софья Раневская

...Всё было бы проще, если бы такие бланки можно было печатать на двух разных листах, но закон есть закон, и Хцио следовал его букве безукоризненно. И с небольшим удовольствием.
(с) Хциоулквоигмнзхах

Дыхание монстра позади говорило о том, что некоторые блага человеческой жизни (вроде зубного порошка или, на худой конец, зубочисток) до низших форм будут идти еще очень, очень, очень долго.
(c) Жимолость

Она ведь этого хотела. Искала. Ждала. Чтобы в мире появилось хоть что-то, способное её сломать. Сломать, чтобы выпустить на свободу. Но что теперь, Ярогора? То, что должно было тебя сломать — сломало. Но оказалось, что освобождать некого.
(c) Ярогора

Ешь меня, отрывай еще и еще — и служи до последней капли кипучей крови, пачкай руки грехом убийства, разврата, алчности. Чужие руки, чужой грех. Руки Яги чисты, белы и пахнут молоком и хлебом.
(c) Жимолость

Спонтанный крик или дёрнувшаяся рука может произойти в любой момент и сломать всё, что готовили несколькими днями. Поэтому они пьют. Много. Хорошо. И жуют опустелую траву.
(c) Ярогора

И Валденская Католическая ей, конечно, чужая. Не Исаакиевский, и даже не Лютеранская на Невском - скорее реплика настоящей церкви, последняя, отчаянная попытка зацепиться за начитанное в реальности писание. Ждать и верить в Христа там, где его очевидно нет - глупость. Так посмеиваются над верующими в Башне, и Раневская только смущенно улыбается - "глупость, верно", и ей совсем не хочется спорить.
(c) Софья Раневская

Интересно, а подпадают ли сказочные вампиры под понятие "нежить"? Чтоб нет-нет да и сказать Джо так лениво — "Изыди!", и тот, захлопав перепончатыми крыльями, с воплями уносится в адские кущи...
(c) Артано

Крапинка ответственно понюхал буклетик. И так же ответственно отложил в сторонку, больше интересуясь своим новым снаряжением. В конце концов настоящим героям не нужны никакие инструкции, тем более если эти инструкции такие непонятные.
(c) Крапинка

Читал утренние письма дома, в тайне от коллег, и только после этого покидал жилище — такова стратегия выживания управленца высшего звена. Да и молиться на рабочем месте неудобно.
(c) Тайб

Такое по-детски простое описание всего, что давит в груди (”не виновата!”), кажется святотатством. Дьявол кроется в деталях.
(c) Жимолость

— Извините, миледи, что не в яблоках, — язвит Ярогора в ответ, — но ты это сожрёшь, — заканчивает разговор.
(c) Ярогора

Её тянет просто опуститься на колени здесь и сейчас, и будь что будет – но вместо этого она опирается кончиками пальцев на столешницу, ища поддержки, и делает то, что должно.
(c) Тина Шейли

Назад дороги больше не было. Он сбежал от себя в Сказку. Теперь будет бежать от себя к Смерти. Дальше бежать некуда.
(c) Артано

Так, у тебя восемнадцать бойцов. Выдели мне четверых, кто имеет хоть какой-то опыт боевых действий. Которые не побегут при виде волка и не спутают рожу чудовища с моей.
(c) Гиль-Камиль-Каар

Сказки есть сказки, и неважно, сколько в них правды – однажды разумные существа берут какой-то факт, навешивают на него мишуру и вуаля! Готовая сказка на блюдечке.
(c) Гиль-Камиль-Каар

Есть такая вещь — красота. И если бы Гекльберри попросили придать этому понятию какой-нибудь приятный визуальный образ, ещё вчера он бы назвал Синтию с обложки Стальных Монстров июля 1998 года.
(c) Гекльберри

Март был Петербуржский, с давящим, низким серым небом, снег таял коричневыми разводами слякоти. А год назад на ветках уже цвели почки; Сказка непредсказуема.
(c) Софья Раневская

Поэтому он решил заявиться к звездочету в гости, - нет, не так как он обычно "ходил в гости", - а вполне официально и миролюбиво. Через дверь.
(c) Каминари

- Помимо гаданий и предсказаний судьбы, я также могу заглядывать в прошлое, относительно недалекое, и видеть те события, при которых присутствовал… кхм… этот ботинок, - гадалка жестом указала на изделие из коровьей или не очень кожи.
(c) Аншара

Это же подумать только, в Сказке живет белый пушистый пес размером с некоторые домишки, у него есть своя собственная роща с десятками песиков поменьше и игрушками, а Шадани об этом ни сном, ни духом!
(c) Шадани

Кому вообще понадобились чугунные деньги? Для чего их использовать? Покрыть пол по новомодному дизайнерскому веянию? Или вскоре чугун подскочит в цене и станет дороже золота?
(c) Ариадна

Запах крови ударяет в нос. Эреда закрывает глаза, втягивая этот аромат, пытаясь наполнить им каждый бронх. Не свежая, но тоже бодрит. Она ведома этим. Движется, словно хватаясь за незримую алую нить.
(c) Эреда

Но иногда случаются моменты просветления и монстры пробуют взять обстоятельство в свои лапы. Или же зубы, как это предпочитает делать Зэнхи.
(c) Зэнхи

путеводитель сюжет нужные гостевая правила о мире роли магия расы внешности
❖ В Предместье неспокойно. Монстры — разумные и не слишком — недобро поглядывают на местных, принадлежащих к другим расам. Поговаривают о нескольких случаях нападения. Въезд в Предместье временно запрещён Гильдией Стражей.
❖ Творцы подали спорное прошение о постройке на месте Валденского рынка загадочного сооружения. Сами авторы спорного проекта не уточняют его целей и таинственно отмалчиваются. Сооружение сложной формы из бумаги высотой с пятиэтажный дом может быть возведено в Валдене к следующему году.
❖ На фермах выросли потрясающих размеров сливы — к несчастью, произошло это прямо на границе между грядкой господина Ръо и госпожи Хопли-Допли. Споры не стихают уже вторую неделю. (подробнее...)
Июль года Лютых Лун
❖ Две луны продолжают вырастать над Валденом каждую ночь; с бледно-голубоватого их цвет сменился на кроваво-красный. Участились осадки: тяжёлые ливни заливают столицу и её окрестности.
❖ Монстры бродят по дорогам между поселениями. Не рекомендуется выходить из дома без крепкого зонта и базовых представлений о самообороне.
❖ Бестии могут чувствовать себя слегка некомфортно. Судя по последним вестям из Латт Свадже, они слышат некий зов, но пока не понимают, куда именно он зовёт и каково его происхождение.

Dark Tale

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Dark Tale » Архив эпизодов » [02.06 ЛЛ] Кровавые маки


[02.06 ЛЛ] Кровавые маки

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

КРОВАВЫЕ МАКИ

2 июня ЛЛ

Маковое поле

Рик, Чара Шайн

https://i.imgur.com/2pwSN3X.jpg

ПРЕДИСЛОВИЕ

Желание спасти мать - благородно. Убить отца - глупо. Убить отца, предотвратить своё рождение и спасти этим мать - глупо и благородно. Но больше глупо, конечно. Как хорошо, что не все наши планы исполняются.

Свобода Воли: да

0

2

- Кровь. Капли, висящие в воздухе. Или же это маки? Тогда почему кажется, что тебя разрезали на кусочки? Так больно. - Быть может, для мира сказки это было абсолютно нормально, но не было нормально для одного оборотня. Пусть здесь он считается разумным зверем, но чтобы считаться хоть кем-то, кроме трупа, нужно выжить. Пережить. Подняться на ноги. Рик сейчас не был способен на это. Отсутствие контракта убивало быстрее, чем его наличие. А ведь всё так хорошо начиналось...
    Начиналось всё с чертежей и расчетов. Множество дней обсуждений, подготовок и сборки. Попытки разорвать временную нить и засунуть туда существо, что ещё не должно было родиться - весьма сложная задача, но искреннее желание, несколько ученых умов и щепотка магии сделали это возможным. Ну, как щепотка. Пожалуй, целая горсть. Размером с ведро.
    Рикардо долго думал, собирал, и, наконец, закончил. В один из дней артефакт был собран - лишь пара капель крови, и ты перенесешься совсем в другое место! Жаль только, предполагал артефакт только один переход. Пути назад не было, и возможности получить помощь тоже. Рассчитывать приходилось только на себя. Впрочем, неженкой Рик не был никогда - их имение было не настолько богатым, чтобы нанимать множество воинов для охраны путей и деревень, поэтому хозяйский сын сам с пятнадцати лет занимался патрулями в деревнях. Разбойники были редкостью, а вот походные условия - нет. А ещё пару лет Гроссман занимался наемничеством, ведь засуха погубила урожаи и даже лордам пришлось подзатянуть пояса. Или уехать из имения и зарабатывать на жизнь самим, как уж кто мог. Рику, как ни странно, понравилось. Он не брался за чьи-то убийства или что-то, выглядящее противозаконным, но вполне мог охранять телеги с товарами и переселенцами. Горы золота, конечно, не получил, но время засухи вполне пережил, да и потом иногда наведывался в наемничьи лагеря. В общем, этот аристократ прекрасно представлял, что нужно в походе, а ещё в тайне надеялся путешествовать исключительно из села в село, не пользуясь большинством своих приспособлений. Однако же, он не мог точно знать, куда и когда артефакт "выбросит" путешественника, поэтому хорошо подготовился. Да, рюкзак вышел немаленький, но лучше тащить всё это на себе, чем оказаться посреди зимы где-нибудь в горах и отморозить уши в первые дни пути.
    Подготовка была временем расчетов и веселья, все вроде бы знали, что это навсегда, но не хотели верить. Мэтт и Марджери первое время пытались отговорить сына от путешествия, но он был непреклонен.
    Первые капли крови упали на артефакт. Он зашипел, как шипит вода, попав на раскаленные угли. Вспыхнул и погас свет. Он был не обыкновенным, какой бывает от лучины, а красным, зловещим.
    Что-то пошло не так.
    Ричарда скрутило, потом вытянуло, а затем будто бы разложило на множество настолько мелких частей, что обычному глазу и не заметить, и куда-то понесло. Он не видел красочных картин, всё его существо вопило о неправильности и опасности происходящего. Больно ли было путешественнику? О да. Новый мир не хотел принимать оборотня, он вообще не приглашал сюда это иномирное отродье, но что сделано, то сделано. На самом деле, сейчас Гроссмана могла спасти лишь одна вещь - контракт. Контракт смирил бы сказку с нахождением в ней нового жителя и сделал его одним из своих жителей, но пока этого не произошло. Пока перед глазами Ричарда плывут цветущие маки, создавая жутковато-зловещие образы, и нет им конца, и нет им края. Из разрезанной для переноса руки продолжает сочиться кровь, но это мелочи, по сравнению с тем, что без контракта ему не выжить. Причем желательно заключить контракт ПРЯМО СЕЙЧАС.

Инвентарь и внешний вид

Валяется в маках в форме эмбриона. На себе: куртка из шкуры виверны, рубаха, плотные штаны, исподнее, дорогие сапоги, за голенищем которых вставлен охотничий нож, огромный двуручный меч, бесконечный флакон из небьющегося стекла с зельем, большой и вместительный походный рюкзак.
В рюкзаке: плащ из волчьей шкуры (черный), плащ из ткани (обычный дорожный темный плащ с капюшоном), две рубахи, две пары штанов (одна рубаха и одни штаны дорогие, другие обыкновенные), запас еды на четыре-пять дней (вяленое мясо, рыба, сыр, сухофрукты), запасное исподнее, точильный камень, кошель с сотней золотых (эквивалент в этом мире неизвестен), бурдюк с чистой водой, пара довольно больших платков (повязать на голову или перевязать рану подойдет), полоска чистой ткани на бинты, мешочек с травами, дающими при заваривании обезболивающий эффект, огниво, лук (в разобранном состоянии), запасная тетива, 15 наконечников для стрел, свеча, отпугивающая насекомых (страшно вонючая и для людей вещь), небольшой медный котелок, плотная вязанная шапка, рукавицы и три пары обмоток для ног (одни из них плотные).
В прошлое персонаж собирался, изрядно подготовился.

+1

3

Если Гроссману ну повезло оказаться в мире, где иноземные жители просто не могут выжить, будучи не привязанными к Сказке, то у нее все было проще - лишь иногда приходилось выбираться в реальность, чтобы привети кого-нибудь.
Чаще всего она доводила до Валдена. И всегда шла от Макового поля в ту сторону, по дороге рассказывая, как обустроиться в этом мире. Сдавала на руки Страже - любому патрулю в городе и со спокойной душой отправлялась по своим делам, практически никогда не интересуясь судьбой своего "подопечного". Как и многие фэйри...

Сегодня все пошло слегка не по задуманному сценарию. Во-первых, она не так давно уже была в реальности. Во-вторых, ей в принципе нужно было идти от Валдена, а не в него. В-третьих, шла она снимать с себя весьма мерзкое проклятие, которое по ночам не давало нормально спать. И нет, в этот раз это был не шарфик Мадески. Это был амулет, который так некстати они притащили на дирижабль в очередную вылазку к Туманному морю. Теперь амулет доводил гильдию Ученых, а вот ей требовалось время и усилия, чтобы проклятие снять. Мадеску она с собой не взяла, Грега тоже. Сама справится, не маленькая, а то "да ладно, там опасно!" Пф. Она тоже может быть опасной. Иногда.

В общем, ничего не предвещало, как говорится. Шайн шла, касалась пальцами маков, они оставались алыми каплями на сапожках, путались в завязках, липли к подошве. И, честно сказать, если б внимание не привлекло нечто отличающееся от маков, если бы Чара практически не натолкнулась на Ричарда, то вполне могла пройти мимо. На Маковом вообще лучше держаться подальше от всего незнакомого...

Капитанша повертела фонарем, совершенно бесполезным сейчас, в закатных лучах, подошла осторожно ближе. Не хотелось бы сбиваться с пути, чтобы нырнуть в Жанэй или вовсе помереть. Тень от глубокого капюшона весьма успешно маскировала синяки под глазами от недосыпа.
- Эй, - позвала она.
Вроде человек... Не факт, даже если выглядит как человек. Она вдохнула воздух, намешанный густо на алых маках. Несдешний. Этот человек чужой. Чужой этому миру, полю, Сказке в конце концов.
Удивительно...

У него нет контракта. Неудивительно, что его так... Стоп. А почему его нет, собственно? Чара откинула капюшон, посмотрела по сторонам. Ни патрулей, ни монстров, ни фэйри.
Бросаться просто так спасать непонятно кого было опасно. Чертовски опасно. Ей проклятия хватает, сейчас как вляпается в какую-ту очередную гадкую историю, потом, блин, не отмоешься... Может, его Воля так? Али кто из слуг? Смерть? Бррр.
С другой стороны, видеть, как мучается человек, она тоже не могла. Да, фэйри. Но происходящее жутко. Человек ранен. Он умрет.
Умреет, Чара.

Вздохнула. Коснулась плеча.
- Послушай. Хочешь ли ты, чтобы боль ушла? Ты не умрешь и останешься в этом мире, полном новой для тебя жизни.
Они лгали. Всегда лгали. Но такова их роль - приводить сюда и оставлять навсегда без каких-либо гарантий, что тяготы прошлой жизни не покажутся сладостью по сравнению с новыми.

Инвентарь

Плащ. Фонарь, высвечивающий духов и слегка отгоняющий (на сантиметров 10), короткий нож.

+1

4

Не то, чтобы Ричард слышал. Не то, чтобы его сейчас действительно могли отвлечь какие-то слова. Однако же, как ни странно, валяться в ногах женщины он позволить себе не мог. Не то, чтобы это запрещали какие-то принципы, но ведь они даже не представлены друг другу! Этикет требовал срочно что-то сказать, причем желательно что-то в стиле: - Добрый вечер. К сожалению, мы ещё не представлены друг другу. Я Ричард Гроссман. Очень рад видеть Вас, мисс. Вот только сказал иное.
- М-м-м - Затуманенные голубые глаза, перед которыми до сих пор всё плыло и размывалось, попытались уставиться на лицо подошедшей леди. На самом деле, выглядело это как странное движение головой. Однако, мычание и движение доказали, что валяющийся всё ещё каким-то чудом жив.
    Отец Ричарда, Эрард, сражался бы до последнего за жизнь. Он цеплялся бы лапами, зубами и человеческими руками за любую возможность. Гроссман не обладал подобной тягой к жизни, но и умирать совсем не хотел. Да и время его ещё не пришло.
    Ричард не сможет вспомнить, в какой момент в его руках оказалось перо, а под ним - хороший пергамент. Он не читал написанного, но первое касание пера к бумаге дало новый прилив сил, и вскоре витиеватое "Ричард", оказалось практически выцарапано под договором. Он выцарапывал свою жизнь из лап смерти этого мира. Он выкупал жизнь у мира предыдущего. Рик заключил договор.
    В тех немногих воспоминаниях об этом миге будет отмечено, что чернила были алыми, а перо - самопишущее, но теплое. - Будто я подписывал кровью. - Будто соединял свою сущность и законы этого мира. Завязывал нить судьбы за новый ориентир.
    Рика обдало жаром. Выломало. Боль сосредоточилась на спине, вонзаясь тысячью игл под кожу, запечатлевая новую судьбу. Разумный монстр. Теперь у тебя есть татуировка.
    В один миг всё исчезло. Это казалось нереальным, но боль ушла, её будто бы отрезали. Нет больше причин страдать, и лишь лёгкие отзвуки напоминают о пережитом.
    Пару мгновений ничего не происходило. Разве что взгляд становился всё более осмысленным, появлялось то самое привычно-спокойное выражение лица. Осознав себя, Ричард медленно встал и вежливо поклонился. Пожалуй, даже чуть ниже, чем того требовало приличие. Вот теперь пришла пора слов. Они зазвучали рвано, но успокоились к концу.
- Простите, миледи, мы, кажется, ещё не представлены друг другу. Ричард Гроссман. Спасибо за то странное действо, что вы произвели. Кажется, это сработало. - Кажется, спасенный, только переживший подобное, не должен так говорить. Так правильно, так вежливо. Вот только собственные мысли оборотня ещё не проснулись, ещё не отошли от пережитого. Рик ещё не пришел в себя, он действовал больше так, как заложено в рефлексах. А в них пока прописана вся эта история с этикетом и безмерной вежливостью. Иногда излишней.
    Мужчина огляделся. Он впервые видел это место, и уже почти мог соображать и сопоставлять. Узнать маки было не сложно, но узнать это место, это поле... Пока не представлялось возможным. Ричард перевел взгляд на девушку, попытался выяснить что-то по её наряду и внешности, но так, чтобы разглядывание входило в пределы моральных норм. То есть бросил мимолетный взгляд. Он заметил тонкую фигурку в плаще, над которой значительно возвышался. У леди явно были темные волосы и весьма странная одежда, но понять больше он не смог, не успел.
- Простите мою бестактность, но не могли бы вы объяснить, где я сейчас нахожусь? - Вопрос уже более дельный, но всё ещё оформленный в привычную мишуру. Однако же, Гроссман начал "отмирать". Он так же мимолетно осмотрел себя, отметив, что все части тела вроде бы на месте, меч и рюкзак тоже здесь. Оставалась всего одна маленькая деталь. Понять, где именно это "здесь".

+1

5

Так она еще договор не заключала - посреди макового поля. Потому что обычно людей сюда приводят уже после него. Росчерк, пергамент исчезли красноватыми искрами, отправляясь Воле как доказательство выполненной работы, хотя она не так давно ее уже выполняла.

Она еще сидела на корточках, вглядываясь в бледное лицо. Потом поднялась, поправила плотную ткань. Ричард. Кажется, он написал именно это имя. Впрочем, когда парня отпустило, тот и сам представился. Вежливо так, прилично. Чара усмехнулась, чуть поджала губы, но ничего злого не имела в виду.

- Чара Шайн. Ну... на какое-то время - непременно сработало, - пробормотала она, оглядывая и фигуру, и оружие. - Вопрос только, как вы сюда попали.
Только валялся на земле, еще маковые лепестки прилипли, а уже так вежливо интересуется, куда попал. На самом деле, времени отводить Ричарда в Валден у нее сейчас не было - стемнеет, и снова кошмары, снова страшные сны... Брр.
Не мешала осматриваться.

- Я бы довела вам до города, но сейчас у меня есть дело, - она махнула фонарем, который горел бледновато, голубоватым. - Если составите компанию в снятии легкого проклятия с меня, раз уж помогла вам, то я все объясню и после доведу до... населенного пункта.
Ричард с мечом, не пропадет. С другой стороны, он мог сражаться с людьми, волками, а в Сказке полно тех, кто выглядит невинно и больно жалит. Чара отвела темные волосы, снова надела капюшон.

- Уверяю, это недалеко. Что до вашего вопроса. Этот мир называется Сказкой. Но не спешите благодарить за спасение. Те, кто сюда попадает и заключает договор, проживет не более лет семидесяти.
Нормальная такая человеческая жизнь, хотя большинство умирает в первые десятилетия. Слишком опасно. Маки снова зашелестели по ткани, Шайн отошла на некоторое расстояние и обернулась. Идете?

+1

6

Леди назвала имя. Чара Шейн. Красивое имя. Чарующее. Ричард хотел было отвесить ещё один церемониальный поклон в стиле: "да, мне тоже очень приятно познакомиться, миледи", но, видимо, последствия смены мира всё ещё сказывались на оборотне, поэтому при попытке следовать этикету мужчина упал. Не так, чтобы плашмя, он успел подставить руку и колено, но на краткий миг Рику показалось, что внутри кто-то усмехнулся. От этого ощущения мужчину передернуло и он поспешил встать. Да, зверь с его ловкостью без труда мог помочь удержать равновесие. Но не захотел.
- Простите мне мои манеры. - Только и оставалось ответить. - Если выбирать между "умереть сейчас" и "перенести смерть на некоторое время", я выберу второе. - На полуриторический вопрос о том, как он сюда попал, Ричард не ответил. Во-первых, он и сам не очень-то понимал, что произошло, а во-вторых, неизвестно, не попытаются ли в этом мире сжечь на костре за создание артефактов. Варианты "утопить", "четвертовать" и другие подобные тоже не слишком прельщали молодого оборотня. Что ни говори, а побывав на краю гибели, он осознал, что жить хочет. Пока это желание не было сформулировано как "выцарапать жизнь у смерти когтями и клыками, если потребуется", но некоторые подвижки определенно имелись.
    Леди соблаговолила заговорить снова. Ей требовалась помощь, и Рик, как достаточно благородный джентльмен, был готов её оказать. Да, ему самому не помешала бы помощь, а ещё - снять тяжеленный рюкзак, принять горячую ванну и хорошенько выспаться, но пока всё это было не критично, а дело леди Чары определенно требовало разрешения здесь и сейчас.
- Чем я могу помочь Вам, леди Чара? - Оперевшись на свой меч, как на посох, спросил Ричард.
- Жестокая выходит сказка. - Услышав пояснения, заметил оборотень. Тем не менее, семьдесят лет всё равно выглядели намного привлекательнее смерти здесь и сейчас, а выбирать приходилось очень быстро.
- Мне бы тоже не помешало избавиться от проклятия. Только сомневаюсь, что его можно так легко снять. - Ричард подумал об оборотничестве. "Проклятии", которое его отец считал даром. Проклятие, уже не раз спасавшее мужчине жизнь. Он мог умереть в младенчестве, подхватив корь, ному, оспу, просто скончаться от горячки. Он должен был умереть от заражения крови, быть убитым вампиром и ещё в паре десятков случаев. Ах да. А ещё у его матери не было и намека на возможность заниматься магией. У людей в том мире она вообще встречалась довольно редко. Конечно, артефакторика - не совсем магия, но ведь Рик даже не пробовал заниматься чем-то другим. Глядишь, нашел бы в себе ещё пару-тройку способностей. А ещё иногда возможность превратиться в кого-то более легкого и устойчивого может спасти жизнь. Перейти тонкий лед, выбраться из завала, преодолеть непроходимую чащу. Всё это определенно хорошо, если бы не одно "но". Возможность превращаться делает тебя для определенных кругов чудовищем. И очень жаль, если в эти круги входишь ты сам.

+1

7

Чара не успела поддержать, да и вряд ли бы удержала мужчину, хоть руку протянула.
- Не стоит, не стоит. Я готова подождать пару минут, чтобы вы в себя пришли.
С собой даже воды особо не было, чтобы дать напиться. Если ей память не изменяет, вниз по полю, туда, к лесу, есть ручей. А ручьи обычно довольно чистые, хоть пить из него она и не пробовала.

- Пока нужно дойти до старого святилища... или склепа, я не особо поняла, но координаты знаю. А там посмотрим, как сказочка повернется, - он все же поддержала, скорее для проформы. - Недалеко есть ручей. Сможете омыть лицо и выпить воды.
Еды с собой тоже не было. Она планировала туда и обратно, но с едой потом разберутся. Поправив капюшон и убедившись, что Ричард в принципе может идти, она поспешила снова в путь.

- Вы... человек? Во всяком случае не призрак, - подала она голос. - В Сказке живут фэйри и... все прочие, те, которые попадают в нее. И монстры, разумеется. Некоторые весьма милые и разумные.
Например, их Грег. Не совсем милый, но разумный. Хотя и милый иногда, особенно когда ему дашь много вкусной еды и все такое.

- С фэйри вы и заключили контракт.
Она пока не стала упоминать, что, собственно, жизнь Ричарда к ней и Сказке и утечет. Не особо хотелось разбрасываться теми, кто готов помочь с проклятием. А умирать от праведного гнева не хотелось вовсе - терять сутки-другие в своем мире, чтобы воскреснуть, потом снова тащиться сюда... Нет, спасибо.

- Путь предстоит все же какой-никакой, так что могу ввести вас в курс дела. В городе, куда я вас отведу, можно будет обучиться азам этого мира и найти работу по душе. Прибиться к гильдии, например. К какому-нибудь ордену. Жрецам тем же.
Ну мало ли. Вдруг Ричард Бройе захочет служить. Хотя, как показывала практика, воины обычно служили и ему, и Мистрэ. Слишком формы богини соблазняли на ратные подвиги, видимо.

+1

8

Ричард проигнорировал протянутую руку. Просто не понял,  не заметил. Он поднялся сам, пусть это и не было слишком уж легко.
- Я в порядке, спасибо. - Хрипловато, но неизменно вежливо произнес мужчина. Даже если это и не так (что очевидно), Рик считал, что ему негоже жаловаться этой милой леди, ведь она никак не была повинна в его состоянии и вряд ли могла помочь. Лишняя жалость тоже не принесет пользы сейчас, поэтому стоило ограничиться ложью.
    Леди Чара уточнила, куда именно они пойдут. Рик никогда не боялся кладбищ или захоронений, не воспринимал их как что-то опасное или жуткое, поэтому просто кивнул. Что до предложения испить воды.. Пожалуй, оно было дельным. Вот только идти к ручью за этим не обязательно. У Ричарда была с собой вода.
- У меня есть с собой вода. Вы правы, нужно привести себя в порядок. - Копошение в огромном рюкзаке заняло чуть больше времени, чем пара секунд, на которые было вежливо задерживать даму, но ситуация была не совсем обычной.
    Вода показалась мужчине живительным нектаром. Если по тому, как жадно ест и пьет раненный пес, можно определить, хочет ли и будет ли он жить, то, применяя этот принцип, можно было сказать, что жить оборотень хочет. Пусть пока и не понимая, как сильно.
    Леди задала весьма неудобный вопрос. Человек ли он. Мужчина очень бы хотел правдиво ответить "да", но не мог. Не мог считать правдой, по крайней мере. Вроде бы, в этом мире выбор был невелик, поэтому Рик произнес:
- Да, я человек. - Это не было в полной мере ложью. Он ведь и правда был уверен, что человек, просто проклятый! Он искал способ избавиться от проклятия! Да, волчьи предки не оценили бы сего порыва, но и не они вложили когда-то в голову мальчика крамольные мысли.
    Чара невзначай заметила, что заключил контракт Рик именно с фейри.
- Вы - фейри? - Удивления и непонимания в голосе не заметил бы разве что глухой. Из-за зелья лицо оставалось спокойным, что вызывало некий диссонанс, но в остальном... Оборотень и предположить не мог, что сия юная и прекрасная леди может не являться человеком. Он пока не знал, кто такие фейри, но сам факт его изрядно удивил.
- Что я Вам должен по контракту? - Здесь, скорее, имелось в виду: "что мне сделать для вас, кроме сопровождения на кладбище"? - Даже нельзя сказать, что Ричарда волновала плата за службу. По его разумению, спасенной жизни вполне достаточно.
   На предложение "ввести в курс дела" мужчина кивнул и приготовился слушать. Информация никогда не бывает лишней, особенно, если ты оказался посреди незнакомого мира, ничего о нём не зная. Внимательно выслушав Чару, Рик недоуменно заметил:
- Но я чтил лишь Имира и Играсиль. - Увы, боги другого мира вряд ли услышат его просьбы отсюда. Но, нужно заметить, они и раньше-то не откликались на молитвы, но и молился Рик не часто. Он вроде бы верил, что они есть, но в религию не ударялся. Здесь же.. Он просто не думал о богах. Пока не думал.
- Уверен, умение сражаться во многих мирах похоже. - Всего-то и нужно, бить острым концом и не стоять столбом, когда атакуют тебя. Хотя, в случае с мечом Рика, он мог бить любым концом, главное, по голове. Тяжелая железяка и без особой остроты может оглушить или даже прибить насмерть. В любом случае, даже если умения работы с артефактами и мечом окажутся бесполезными, Рик ведь довольно молод и силен. Он может обучиться новому, а, в крайнем случае, просто работать руками где-то на поле или в кузне. В любом случае, хотелось надеяться, что не пропадет.
    Кладбище оказалось старым, заброшенным. Оно навевало тоску не потому, что здесь захоронены люди (Рику хотелось думать, что люди), а потому, что все они забыты, оставлены. Нет больше тех, кто принес бы цветы и пищу, помолился о них богам. Их не просто оставили умирать, их оставили и после смерти.
- Здесь была война? - Будто бы сам у себя, спросил мужчина. Это объяснило бы пустоту и заброшенность сего места. Не то, чтобы заброшенные кладбища были редкостью в его мире, но всегда ведь хочется думать, что новый мир лучше. Если за мертвецами некому следить, их можно просто сжигать, а пепел закапывать вместе с семенами деревьев. Сажать новые леса в память о кровопролитных войнах. А вообще, сей вопрос слишком сложен и многогранен, чтобы простые смертные могли думать об этом. Недовольные были всегда, есть и будут.

0


Вы здесь » Dark Tale » Архив эпизодов » [02.06 ЛЛ] Кровавые маки