Многие знали её, в славе - сила её; твари, монстры, чумные псы да крысы сбегались к ней со всех углов, со всех эшафотов, ища защиты и крова - не он первый, не он последний узнает её в лицо. Вот только это лицо она показывать не готова.
(c) Жимолость

Тень смеётся глухо, отчаянно, стуча зубами о зубы и впиваясь лопатками в целое ещё стекло. Их не двое здесь — трое. Primum non nocere тебе в глотку, кровожадный кусок дерьма. Возьми себя в руки, дыши, дыши, дыши, говорю. Ты живой, а она — мёртвая, мертвее всех, и нет её здесь, и быть не может.
(c) Тень

Не дошел бы он до дому. И до Фитцроя бы не дошел. Никуда бы он не дошел; расправил бы черные крылья, разбросал бы черные перья, разметал бы черные клочки да по черным закоулочкам - и остался бы в черном пакете, получив в белый лоб черную пулю.
(c) Жимолость

Нет, господин Доджсон, ничего, всё в порядке, спасибо за беспокойство, и вам тоже самых мирных снов. Кошмарных снов о ваших мёртвых, скрежещущих зубами у порога дочерях, господин Доджсон. Нет, вам, должно быть, послышалось. Рад был увидеться. Очень, очень рад.
(c) Тень

Люди с дырявыми мозгами щемятся в переулки и помойки, захлопывают створки, щёлкают замками, как собачьими челюстями; Предместье хохочет утробно, слышно только детям, как она ловко подменяет улицы, личности, реальность.
(c) Ярогора

— Отпусти, — шипит он с голодной улыбкой и знает: выдрать из деревянных внутренностей стула его дрянную спинку так же просто, как очистить от лишних костей да мяса чужой хребет. Непропорционально, неправильно длинный.
(c) Тень

Когда они вырезали целые селения язычников, никакой полк не соглашался ночевать вблизи: все чаянно верили, что после смерти люди, отказавшиеся от Бога, ходят демонами несколько ночей, и шепчут. Шепчут. Сжимают руками головы живых и давят, могут так до самой церкви висеть «терновым венцом». С язычниками всегда ходит что-то ещё.
(c) Ярогора

Больничный запах увивался за ним, словно пёс, разнося характерный аромат лекарственных настоек пустыми коридорами Башни.
(c) Артур Райнер

Говорят, что этих ненастоящих звёзд столько же, сколько холдов есть в мире. Банально, но кто знает, а ну как правда? Во время любых катаклизмов, говорят, звёзд и вправду становится меньше. Она, по счастью, не застала...
(c) Лидия

Шейли выскочила наружу первой, через черный вход, решив не признаваться себе, что она только что начала и выиграла у Лидии гонку "кто доберется до улики первой".
(c) Тина Шейли

Вилкой с изогнутыми зубьями Лира царапает на сколотой грани стола созвездие; ее брови чуть сведены вместе, выражая то ли крайнюю степень сосредоточения, то ли просто желание немного подумать.
(c) Лира

Она ведь тоже убивала. Не мечом. С любовью, по-матерински, по-сестрински мягко - "я помогу", "я разберусь". "Я знаю, где-то есть из этого выход, потерпи еще разок, станет легче".
(c) Софья Раневская

...Всё было бы проще, если бы такие бланки можно было печатать на двух разных листах, но закон есть закон, и Хцио следовал его букве безукоризненно. И с небольшим удовольствием.
(с) Хциоулквоигмнзхах

Дыхание монстра позади говорило о том, что некоторые блага человеческой жизни (вроде зубного порошка или, на худой конец, зубочисток) до низших форм будут идти еще очень, очень, очень долго.
(c) Жимолость

Она ведь этого хотела. Искала. Ждала. Чтобы в мире появилось хоть что-то, способное её сломать. Сломать, чтобы выпустить на свободу. Но что теперь, Ярогора? То, что должно было тебя сломать — сломало. Но оказалось, что освобождать некого.
(c) Ярогора

Ешь меня, отрывай еще и еще — и служи до последней капли кипучей крови, пачкай руки грехом убийства, разврата, алчности. Чужие руки, чужой грех. Руки Яги чисты, белы и пахнут молоком и хлебом.
(c) Жимолость

Спонтанный крик или дёрнувшаяся рука может произойти в любой момент и сломать всё, что готовили несколькими днями. Поэтому они пьют. Много. Хорошо. И жуют опустелую траву.
(c) Ярогора

И Валденская Католическая ей, конечно, чужая. Не Исаакиевский, и даже не Лютеранская на Невском - скорее реплика настоящей церкви, последняя, отчаянная попытка зацепиться за начитанное в реальности писание. Ждать и верить в Христа там, где его очевидно нет - глупость. Так посмеиваются над верующими в Башне, и Раневская только смущенно улыбается - "глупость, верно", и ей совсем не хочется спорить.
(c) Софья Раневская

Интересно, а подпадают ли сказочные вампиры под понятие "нежить"? Чтоб нет-нет да и сказать Джо так лениво — "Изыди!", и тот, захлопав перепончатыми крыльями, с воплями уносится в адские кущи...
(c) Артано

Крапинка ответственно понюхал буклетик. И так же ответственно отложил в сторонку, больше интересуясь своим новым снаряжением. В конце концов настоящим героям не нужны никакие инструкции, тем более если эти инструкции такие непонятные.
(c) Крапинка

Читал утренние письма дома, в тайне от коллег, и только после этого покидал жилище — такова стратегия выживания управленца высшего звена. Да и молиться на рабочем месте неудобно.
(c) Тайб

Такое по-детски простое описание всего, что давит в груди (”не виновата!”), кажется святотатством. Дьявол кроется в деталях.
(c) Жимолость

— Извините, миледи, что не в яблоках, — язвит Ярогора в ответ, — но ты это сожрёшь, — заканчивает разговор.
(c) Ярогора

Её тянет просто опуститься на колени здесь и сейчас, и будь что будет – но вместо этого она опирается кончиками пальцев на столешницу, ища поддержки, и делает то, что должно.
(c) Тина Шейли

Назад дороги больше не было. Он сбежал от себя в Сказку. Теперь будет бежать от себя к Смерти. Дальше бежать некуда.
(c) Артано

Так, у тебя восемнадцать бойцов. Выдели мне четверых, кто имеет хоть какой-то опыт боевых действий. Которые не побегут при виде волка и не спутают рожу чудовища с моей.
(c) Гиль-Камиль-Каар

Сказки есть сказки, и неважно, сколько в них правды – однажды разумные существа берут какой-то факт, навешивают на него мишуру и вуаля! Готовая сказка на блюдечке.
(c) Гиль-Камиль-Каар

Есть такая вещь — красота. И если бы Гекльберри попросили придать этому понятию какой-нибудь приятный визуальный образ, ещё вчера он бы назвал Синтию с обложки Стальных Монстров июля 1998 года.
(c) Гекльберри

Март был Петербуржский, с давящим, низким серым небом, снег таял коричневыми разводами слякоти. А год назад на ветках уже цвели почки; Сказка непредсказуема.
(c) Софья Раневская

Поэтому он решил заявиться к звездочету в гости, - нет, не так как он обычно "ходил в гости", - а вполне официально и миролюбиво. Через дверь.
(c) Каминари

- Помимо гаданий и предсказаний судьбы, я также могу заглядывать в прошлое, относительно недалекое, и видеть те события, при которых присутствовал… кхм… этот ботинок, - гадалка жестом указала на изделие из коровьей или не очень кожи.
(c) Аншара

Это же подумать только, в Сказке живет белый пушистый пес размером с некоторые домишки, у него есть своя собственная роща с десятками песиков поменьше и игрушками, а Шадани об этом ни сном, ни духом!
(c) Шадани

Кому вообще понадобились чугунные деньги? Для чего их использовать? Покрыть пол по новомодному дизайнерскому веянию? Или вскоре чугун подскочит в цене и станет дороже золота?
(c) Ариадна

Запах крови ударяет в нос. Эреда закрывает глаза, втягивая этот аромат, пытаясь наполнить им каждый бронх. Не свежая, но тоже бодрит. Она ведома этим. Движется, словно хватаясь за незримую алую нить.
(c) Эреда

Но иногда случаются моменты просветления и монстры пробуют взять обстоятельство в свои лапы. Или же зубы, как это предпочитает делать Зэнхи.
(c) Зэнхи

путеводитель сюжет нужные гостевая правила о мире роли магия расы внешности
❖ В Предместье неспокойно. Монстры — разумные и не слишком — недобро поглядывают на местных, принадлежащих к другим расам. Поговаривают о нескольких случаях нападения. Въезд в Предместье временно запрещён Гильдией Стражей.
❖ Творцы подали спорное прошение о постройке на месте Валденского рынка загадочного сооружения. Сами авторы спорного проекта не уточняют его целей и таинственно отмалчиваются. Сооружение сложной формы из бумаги высотой с пятиэтажный дом может быть возведено в Валдене к следующему году.
❖ На фермах выросли потрясающих размеров сливы — к несчастью, произошло это прямо на границе между грядкой господина Ръо и госпожи Хопли-Допли. Споры не стихают уже вторую неделю. (подробнее...)
Июль года Лютых Лун
❖ Две луны продолжают вырастать над Валденом каждую ночь; с бледно-голубоватого их цвет сменился на кроваво-красный. Участились осадки: тяжёлые ливни заливают столицу и её окрестности.
❖ Монстры бродят по дорогам между поселениями. Не рекомендуется выходить из дома без крепкого зонта и базовых представлений о самообороне.
❖ Бестии могут чувствовать себя слегка некомфортно. Судя по последним вестям из Латт Свадже, они слышат некий зов, но пока не понимают, куда именно он зовёт и каково его происхождение.

Dark Tale

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Dark Tale » Архив эпизодов » [31-1.10-11 МЛ] Самхейн


[31-1.10-11 МЛ] Самхейн

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

САМХЕЙН

Ночь с 31 Октября на 1 Ноября года Морского Льва

Улочки Предместья

Йованн, Пугало

https://i.pinimg.com/736x/9e/5e/80/9e5e802cfcc3a78d31e8bcfe9dbc06a1.jpg

ПРЕДИСЛОВИЕ

В это время года, в реально мире люди празднуют праздник, особенно детки, когда вся нечисть выходить из своих нор и может потрусить своими косточками. Но что делать тем, кто попал в мир Сказки, где ужасы слоняются то тут то там каждую ночь, особенно в таком месте, как Предместье. Те, кто уже пожили здесь знают правило, а вот, что касается тех, кто только попал. И вот только недавно попавшие в этот мир детки решили провести ночь Самайна бегая от дома к дому, прося о Сладости или Гадости, но вот, вопрос, не станут ли они сами той Сладостью.

Свобода Воли: да

+1

2

Он не боялся Предместья. Темным специализациям там были более-менее рады. Не так, как разумным монстрам, конечно, но и не косились. Поднимающее голову Предместье обзавелось не только собственными свежими легендами, но и детьми. Их было немного... Трое малышей. Трое милых, маленьких малышей...

Если бы кто-нибудь сказал, что он чудовище, Йованн бы удивился тону и согласился. Разумеется. Именно так называют подобных ему. Изначально он полагал себя ненормальным. Изначально, когда только попал в Сказку и осознал, что за большинство преступлений тут ничего не будет. Они просто не попадают под такую же категорию, как в реальном мире. Да, можно обратиться в Стражу по поводу убийства, но на самом деле не факт, что кого-то найдут.

Когда ему это понравилось, он испугался. В первые недели. Кажется, где-то там они познакомились со Свадже. Отравиться собственной кровью... Потом был магазинчик, Голоденцы, опыты... Потом было так много всего, что он даже и не помнил досканально свою новую жизнь. Помнил, что в конце концов ему понравилось быть чудовищем. Чудовищем, которое притворяется человеком.

Сегодня он был особенно чудовищем. Потому что решил убить детей. Всех троих. Кровь детей - это особая ценность. Кровь детей - это особенный дар. Но в Сказке, на самом деле, было очень мало детей. Даже пришедших, а не рожденных. Детей темных специализаций отчего-то еще меньше. И отдавать свою добычу Йованн был не намерен.

Какое-то время он просто наблюдал. Завернутый в черную мантию с глубоким капюшоном, одетый вообще во все черное, удобное, он просто стоял поодаль. Народ разбредался, уходил в таверну, по домам, а дети все бегали и бегали...
- Пойдем. У меня есть нечто вкусное.
Первый отбившийся птенец. Двое носились и веселились, пока он уводил ребенка с рыжими кудрями.

И не смог отказать себе в удовольствии укусить. Йованн был из тех вампиров, что не гнушался укусами. С течением времени это чуть сгладилось, но все равно, иногда... Зажать рот, укусить, проливая драгоценную кровь, а прочее собрать. Он сидел над остывающим телом в высоких зарослях едкой, мокрой местной дурман-травы, и туман укрывал не хуже одеяла.

Инвентарь

Сумка с мягкой подкладкой, семь мензурок, две наполнены.

+1

3

Почему Пугало занесло в Предместье оно и само не знало, как и вообще, почему оно до сих пор ходит в места населённые людьми. Ведь эти существа, полные жизни и эмоций шарахаются от него словно от прокажённого, хотя оно и ничего плохого не сделало, просто проходило мимо. Люди умеют смотреть только снаружи, словно забывая, что в других есть ещё и внутренний мир, который может быть прекрасней, чем внешний в миллиарды раз. Может оно идёт в такие места в поисках чего-то, что давно уже потеряло, но не может даже вспомнить, что это и зачем оно ему нужно.
Фэйри остановилось и почесало свой затылок. Застывшее посредине дороги гротескное пугало могло бы повергнуть в шок любого, хотя само существо это мало волновало. Когда оно задумывалось над чем-то, оно словно выпадало из реальности, а на его месте стояло бездушная вещь и только горящие огнём глаза выдавали жизнь. И тут на лице фэйри поползла улыбка, оно наконец-то вспомнило, зачем оно сюда плелось.
Несколько дней назад оно видело, как девчушка уронила свою куколку с повозки. Фэйри подобрало её и побежало следом за телегой, но родители, увидев его, бегущего как вдарили по лошадям, что бежать за телегой было сложно. Но Пугало не было бы собой, если бы не пошло следом, правда, пришлось попотеть, прежде чем оно смогло установить, где конечный пункт этого пути. Правда кукла потрепалась во время путешествия, да и до этого была порвана во многих местах. Такую вещицу отдавать уже нельзя было, нужно было починить. Непонятно где фэйри взяло дратву и рыболовецкий крючок, возможно, просто стащило когда-то, хотя само оно не считало, что стащило, а что взяло во имя благих дел, каких именно - это не столь важно. Именно вот этой дратвой и крючком оно заштопало куколку, вышло, правда не очень, но выглядело во много раз лучше, чем было с самого начала.
Пугало вытащило из под мундира куколку и ускорилось. Нужно было оказаться на месте до того, как мир накроет ночь и тогда придётся заставлять девочку ждать свою куколку до утра, а это было ужасным преступлением.
Оказавшись наконец-то в предместье, отыскать нужно место оказалось не так уж и сложно. Взрослые разбирали телегу, а девчушка сидела на телеге и тихонько плакала. Фэйри медленно подходило, завидев его, родители замерли, в ожидании, что произойдёт. Пугало сняло шляпу, низко поклонилось, подошло к девочке и отдало ей куклу. При виде утерянной куклы девочка сразу же перестала плакать и улыбнулась. Фэйри потрепало ей по волосам и пошло по своим делам, помахав напоследок своей шляпой.
Наконец-то ночь взяла права в свои руки. Улицы были совершенно пустынны и фэйри прогуливалось по ним медленной походкой, напевая мотивчик у себя в голове, пока не услышало детский смех. Шаги Пугала ускорились и оно вышло на двух веселящихся деток. Фэйри подошло к ним. Детки собирались уже было бежать от него, но фэйри вытащило вырезанные из дерева игрушки и протянуло им. Дети неуверенным движением взяли их. Пугало погладило их по волосам. Оно показало жестами, что деткам не место на улице ночью и им пора домой. И тут девчушка закрутила головой, словно что-то или кого-то искало.
- А где Тимми, он же с нами играл? Где Тимми?
На глазах девочки заблестели слёзы. Фэйри обняло её, пытаясь успокоить. Оно тут же стало осматриваться по сторонам, закрывая собой детей, чтобы на случай чего схватить их на руки и бежать в безопасное место.

0

4

Когда удовольствие от произошедшего стало уступать место зравому смыслу, тело пришлось оставить. Прямо там, в зарослях. Пока его найдут в траве и тумане, следы от самого Йованна канут в лету. Вампир поднялся из травы, поправил капюшон. Облизнул краешек губы, слизывая последнюю каплю крови.
Если бы вампиры в Сказке действительно испытывали бы по крови голод, у мира возникли бы проблемы. Но нет - это было лишь удовольствие. Огромное, если правильно подойти к этому делу и перестать терзаться угрызениями совести.
Йованн давно перестал.

Он знал, что осталось еще двое детей. И они где-то рядом.
Ночь укрывала. Ночь давала если не могущество, то хотя бы сокрытие не слишком аккуратных преступлений. Йованн вышел между зарослями на подобие тропинки, легко прошелся, огибая нужные дома. Где-то здесь... Он их слышал не так давно. Правда, это ведь дети. Они вполне могут убежать куда подальше в своих играх. Но главное, чтобы не убежали по домам. Ах, родители... кто же так следит за своими детьми.

Здесь.
Йованн осторожно раздвинул высокие травы. Дети были с кем-то взрослым. Вампир скривился. Чертовы взрослые. А ничего такой, высокий. Ввязываться в драку не хотелось, но два ребенка... Вот теперь жажда победила здравый смысл.
Вампир раздумывал.
- А где Тимми, он же с нами играл? Где Тимми?
На небесах, пташка, если бы они здесь существовали. Черная тень в тумане оглядывала незнакомца, пытаясь прикинуть, насколько серьезный он, как противник. С собой две мензурки. Если обездвижить детей, потом убить тихо его, то крови он все-таки заработает больше, чем две склянки.

Но не выходить же на свет.
- Он здесь!
Глухой голос, поглощенный ночью и природной завесой из зарослей и тумана. Нырнуть в них, шурша, приводя к цели. Дети вполне могут побежать за этим некто. Да и сам он, возможно, из той породы героев, что решит помочь бедным детишкам. Вон как прижимает к себе. Йованн остановился недалеко от трупа, за ним. Первым увидят тело ребенка, а дальше... дальше как пойдет. Незнакомец вроде бы не архонт. И этого достаточно.

0


Вы здесь » Dark Tale » Архив эпизодов » [31-1.10-11 МЛ] Самхейн