Многие знали её, в славе - сила её; твари, монстры, чумные псы да крысы сбегались к ней со всех углов, со всех эшафотов, ища защиты и крова - не он первый, не он последний узнает её в лицо. Вот только это лицо она показывать не готова.
(c) Жимолость

Тень смеётся глухо, отчаянно, стуча зубами о зубы и впиваясь лопатками в целое ещё стекло. Их не двое здесь — трое. Primum non nocere тебе в глотку, кровожадный кусок дерьма. Возьми себя в руки, дыши, дыши, дыши, говорю. Ты живой, а она — мёртвая, мертвее всех, и нет её здесь, и быть не может.
(c) Тень

Не дошел бы он до дому. И до Фитцроя бы не дошел. Никуда бы он не дошел; расправил бы черные крылья, разбросал бы черные перья, разметал бы черные клочки да по черным закоулочкам - и остался бы в черном пакете, получив в белый лоб черную пулю.
(c) Жимолость

Нет, господин Доджсон, ничего, всё в порядке, спасибо за беспокойство, и вам тоже самых мирных снов. Кошмарных снов о ваших мёртвых, скрежещущих зубами у порога дочерях, господин Доджсон. Нет, вам, должно быть, послышалось. Рад был увидеться. Очень, очень рад.
(c) Тень

Люди с дырявыми мозгами щемятся в переулки и помойки, захлопывают створки, щёлкают замками, как собачьими челюстями; Предместье хохочет утробно, слышно только детям, как она ловко подменяет улицы, личности, реальность.
(c) Ярогора

— Отпусти, — шипит он с голодной улыбкой и знает: выдрать из деревянных внутренностей стула его дрянную спинку так же просто, как очистить от лишних костей да мяса чужой хребет. Непропорционально, неправильно длинный.
(c) Тень

Когда они вырезали целые селения язычников, никакой полк не соглашался ночевать вблизи: все чаянно верили, что после смерти люди, отказавшиеся от Бога, ходят демонами несколько ночей, и шепчут. Шепчут. Сжимают руками головы живых и давят, могут так до самой церкви висеть «терновым венцом». С язычниками всегда ходит что-то ещё.
(c) Ярогора

Больничный запах увивался за ним, словно пёс, разнося характерный аромат лекарственных настоек пустыми коридорами Башни.
(c) Артур Райнер

Говорят, что этих ненастоящих звёзд столько же, сколько холдов есть в мире. Банально, но кто знает, а ну как правда? Во время любых катаклизмов, говорят, звёзд и вправду становится меньше. Она, по счастью, не застала...
(c) Лидия

Шейли выскочила наружу первой, через черный вход, решив не признаваться себе, что она только что начала и выиграла у Лидии гонку "кто доберется до улики первой".
(c) Тина Шейли

Вилкой с изогнутыми зубьями Лира царапает на сколотой грани стола созвездие; ее брови чуть сведены вместе, выражая то ли крайнюю степень сосредоточения, то ли просто желание немного подумать.
(c) Лира

Она ведь тоже убивала. Не мечом. С любовью, по-матерински, по-сестрински мягко - "я помогу", "я разберусь". "Я знаю, где-то есть из этого выход, потерпи еще разок, станет легче".
(c) Софья Раневская

...Всё было бы проще, если бы такие бланки можно было печатать на двух разных листах, но закон есть закон, и Хцио следовал его букве безукоризненно. И с небольшим удовольствием.
(с) Хциоулквоигмнзхах

Дыхание монстра позади говорило о том, что некоторые блага человеческой жизни (вроде зубного порошка или, на худой конец, зубочисток) до низших форм будут идти еще очень, очень, очень долго.
(c) Жимолость

Она ведь этого хотела. Искала. Ждала. Чтобы в мире появилось хоть что-то, способное её сломать. Сломать, чтобы выпустить на свободу. Но что теперь, Ярогора? То, что должно было тебя сломать — сломало. Но оказалось, что освобождать некого.
(c) Ярогора

Ешь меня, отрывай еще и еще — и служи до последней капли кипучей крови, пачкай руки грехом убийства, разврата, алчности. Чужие руки, чужой грех. Руки Яги чисты, белы и пахнут молоком и хлебом.
(c) Жимолость

Спонтанный крик или дёрнувшаяся рука может произойти в любой момент и сломать всё, что готовили несколькими днями. Поэтому они пьют. Много. Хорошо. И жуют опустелую траву.
(c) Ярогора

И Валденская Католическая ей, конечно, чужая. Не Исаакиевский, и даже не Лютеранская на Невском - скорее реплика настоящей церкви, последняя, отчаянная попытка зацепиться за начитанное в реальности писание. Ждать и верить в Христа там, где его очевидно нет - глупость. Так посмеиваются над верующими в Башне, и Раневская только смущенно улыбается - "глупость, верно", и ей совсем не хочется спорить.
(c) Софья Раневская

Интересно, а подпадают ли сказочные вампиры под понятие "нежить"? Чтоб нет-нет да и сказать Джо так лениво — "Изыди!", и тот, захлопав перепончатыми крыльями, с воплями уносится в адские кущи...
(c) Артано

Крапинка ответственно понюхал буклетик. И так же ответственно отложил в сторонку, больше интересуясь своим новым снаряжением. В конце концов настоящим героям не нужны никакие инструкции, тем более если эти инструкции такие непонятные.
(c) Крапинка

Читал утренние письма дома, в тайне от коллег, и только после этого покидал жилище — такова стратегия выживания управленца высшего звена. Да и молиться на рабочем месте неудобно.
(c) Тайб

Такое по-детски простое описание всего, что давит в груди (”не виновата!”), кажется святотатством. Дьявол кроется в деталях.
(c) Жимолость

— Извините, миледи, что не в яблоках, — язвит Ярогора в ответ, — но ты это сожрёшь, — заканчивает разговор.
(c) Ярогора

Её тянет просто опуститься на колени здесь и сейчас, и будь что будет – но вместо этого она опирается кончиками пальцев на столешницу, ища поддержки, и делает то, что должно.
(c) Тина Шейли

Назад дороги больше не было. Он сбежал от себя в Сказку. Теперь будет бежать от себя к Смерти. Дальше бежать некуда.
(c) Артано

Так, у тебя восемнадцать бойцов. Выдели мне четверых, кто имеет хоть какой-то опыт боевых действий. Которые не побегут при виде волка и не спутают рожу чудовища с моей.
(c) Гиль-Камиль-Каар

Сказки есть сказки, и неважно, сколько в них правды – однажды разумные существа берут какой-то факт, навешивают на него мишуру и вуаля! Готовая сказка на блюдечке.
(c) Гиль-Камиль-Каар

Есть такая вещь — красота. И если бы Гекльберри попросили придать этому понятию какой-нибудь приятный визуальный образ, ещё вчера он бы назвал Синтию с обложки Стальных Монстров июля 1998 года.
(c) Гекльберри

Март был Петербуржский, с давящим, низким серым небом, снег таял коричневыми разводами слякоти. А год назад на ветках уже цвели почки; Сказка непредсказуема.
(c) Софья Раневская

Поэтому он решил заявиться к звездочету в гости, - нет, не так как он обычно "ходил в гости", - а вполне официально и миролюбиво. Через дверь.
(c) Каминари

- Помимо гаданий и предсказаний судьбы, я также могу заглядывать в прошлое, относительно недалекое, и видеть те события, при которых присутствовал… кхм… этот ботинок, - гадалка жестом указала на изделие из коровьей или не очень кожи.
(c) Аншара

Это же подумать только, в Сказке живет белый пушистый пес размером с некоторые домишки, у него есть своя собственная роща с десятками песиков поменьше и игрушками, а Шадани об этом ни сном, ни духом!
(c) Шадани

Кому вообще понадобились чугунные деньги? Для чего их использовать? Покрыть пол по новомодному дизайнерскому веянию? Или вскоре чугун подскочит в цене и станет дороже золота?
(c) Ариадна

Запах крови ударяет в нос. Эреда закрывает глаза, втягивая этот аромат, пытаясь наполнить им каждый бронх. Не свежая, но тоже бодрит. Она ведома этим. Движется, словно хватаясь за незримую алую нить.
(c) Эреда

Но иногда случаются моменты просветления и монстры пробуют взять обстоятельство в свои лапы. Или же зубы, как это предпочитает делать Зэнхи.
(c) Зэнхи

путеводитель сюжет нужные гостевая правила о мире роли магия расы внешности
❖ В Предместье неспокойно. Монстры — разумные и не слишком — недобро поглядывают на местных, принадлежащих к другим расам. Поговаривают о нескольких случаях нападения. Въезд в Предместье временно запрещён Гильдией Стражей.
❖ Творцы подали спорное прошение о постройке на месте Валденского рынка загадочного сооружения. Сами авторы спорного проекта не уточняют его целей и таинственно отмалчиваются. Сооружение сложной формы из бумаги высотой с пятиэтажный дом может быть возведено в Валдене к следующему году.
❖ На фермах выросли потрясающих размеров сливы — к несчастью, произошло это прямо на границе между грядкой господина Ръо и госпожи Хопли-Допли. Споры не стихают уже вторую неделю. (подробнее...)
Июль года Лютых Лун
❖ Две луны продолжают вырастать над Валденом каждую ночь; с бледно-голубоватого их цвет сменился на кроваво-красный. Участились осадки: тяжёлые ливни заливают столицу и её окрестности.
❖ Монстры бродят по дорогам между поселениями. Не рекомендуется выходить из дома без крепкого зонта и базовых представлений о самообороне.
❖ Бестии могут чувствовать себя слегка некомфортно. Судя по последним вестям из Латт Свадже, они слышат некий зов, но пока не понимают, куда именно он зовёт и каково его происхождение.

Dark Tale

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Dark Tale » Личные главы » [13.08 ТИ] Шелковой лентой за перевал


[13.08 ТИ] Шелковой лентой за перевал

Сообщений 1 страница 9 из 9

1

ШЕЛКОВОЙ ЛЕНТОЙ ЗА ПЕРЕВАЛ

13.08 Тёплого Инея

Горы Хап

Тайб, Тина Шейли

https://i.pinimg.com/564x/58/3d/d6/583dd66dd623351b8f3f741e6edd2e17.jpg

ПРЕДИСЛОВИЕ

Идти в горы - особенно с нашими целями - не гулять по парку. Идти одному стоит решительности, выносливости, самодисциплины, внимательности. А если уж боги послали спутника - находи в себе всё из предыдущего пункта, а еще терпения и любви к людям побольше.
Всегда можно, конечно, с обрыва столкнуть, но разве это наши методы?

Свобода Воли: да.

+3

2

— А ты хотел бы отправиться туда?
Маленький беззубый человек смотрел вдаль и улыбался. Его лицо было покрыто землей, а плотная одежда старого горца пахла овцами. Керем только глазами хлопал и беспомощно смотрел на старика.
— Отправиться? Туда? — над двоими нависала, закрывая полнеба исполинская зубчатая стена, над которой где-то уж совсем в облаках возвышался немыслимо далекий рогатый пик, заледеневший в золотом солнечном свете. Горы Хап с высоты деревни Острые Ключи оказывали эффект столь впечатляющий, что обезоруживали одним своим видом. Керем, прибывший в деревню около получаса назад все еще находился в некотором оцепенении и совсем не знал, как спастись от пейзажа горной страны и терял ощущение земли под ногами.  — Но зачем?
— В горах будешь жить вечно, — ответил старик. — Там пещеры, и эти пещеры полны жизни.
Из двора дома, близ которого стояли двое, донесся голос женщины:
— И любви! Там отличный секс! Секс на три сотни лет!
— Слишком высоко, — нервно улыбнулся Керем. — Разве туда можно добраться?
— А ты лети!
— Разве ж я могу?
— А как драконы это делают?
Мне предлагается пойти ТУДА, — думал Керем. Он даже под ноги себе посмотрел, чтобы убедиться, что все еще ступает по земле, а не по воздуху. Сказка была причудливой, но ТАК, пожалуй, еще нет. Сколько здесь, километра четыре высоты?
— Ты, юноша, здесь что забыл вообще?
— Мне очень хотелось здесь оказаться. Не знаю. Тянуло сюда.
— Аа… — старик будто вдруг все сразу понял, но что именно было ясно только ему. — тебе нужно на Мост. Драконий Мост, там герой...
— … одолел двух драконов. Вы сейчас серьезно?

Старик, звали его Егофио, пригласил в свой скромный дом, небольшое жилище одинокого горца, зажатое между соседскими дворами. Света внутри было немного, зато сполна хватало пыли и затхлого воздуха. На полках лежали старые свитки и книги вперемешку с посудой, одеждой и разной мебелью. Уборку здесь не делали много лет. Где-то в хламе взгляду встретилось зеркальце, едва сверкающее, а рядом с ним — набор  давно забытых в бардаке изящных гребней из кости.
За чаем Керем послушал о древних героях, что славны своими драконьими подвигами, а также осмотрел несколько свитков. Они легко трескались от старости при разворачивании, но были читаемы, хотя отдельные символы не опознавались — так было со всеми текстами в Сказке, даже с теми, чью древность определить уже затруднительно. Старик рассказал о тивадах, особых чародеях, что держат в своем сердце дракона, вольны подчинять себе Слова и следуют особой философии, потерянной в веках. Когда-то их орден собирался среди местных скал, и Драконий Мост — одно из немногих мест, связанных с этим загадочным обществом, и именно туда ведут всех тивадов роковые тропы.
— Ты проведешь меня туда? — спросил с дрожащей надеждой увлеченный Керем.
— Нет. Воля Сказки повредила мне ногу. Я раньше шел дорогой приключений и помогал таким как ты, а теперь лишь старость моя забота. Ты должен добраться сам.

Керем выторговал у горца кинжал и куртку из выворотки для путешествия. Рано утром они с Егофио расстались. Вслед он сказал, что Воля бережет отважных, пусть та и скрывается за сотней страхов.
Согласно рассказам старика, путь из Острых Ключей пролегает через предгорья к горе Гаха (именно ее снежный пик увидел Керем, появившись в Ключах), нужно подняться на ее западный склон, чтобы выйти к цели. Драконий Мост соединяет Гаху с соседней скалой через непроходимое Рокочущее Ущелье, названное так из-за горной реки, что берет в нем начало и уходит куда-то в сторону Норвежского Леса. Весь путь у опытного странника уместился бы в один день. Егофио, правда, предупредил, что в последний раз ходил этой тропой пять лет назад, а горная страна изменчива, сегодня дорога к Гахе одна, завтра — совсем иная.

Подъем не был простым, Керем часто останавливался на привалы. Часами он бродил по бесконечным холмам предгорий, то взбираясь на очередную вершину, где ветер дул не переставая и кружил между камней диким воем, то спускаясь с нее, в небольшую низину, в туман, холод и тишину. Стоило мужчине в любой момент пути поднять глаза, и прямо перед ним возникала вершина Гахи, такая высокая и отвесная, что закрывала собой полнеба. И где-то там — Драконий Мост, далекая цель, что казалась недостижимой.
В конце дня, после захода солнца, поднимаясь по пропадающей тропе, он, в поисках ночного убежища, наткнулся меж скал на пещеру. Внутри был свет, и то был единственный яркий источник света в округе. Слышался треск пламени, на одной из стен виднелась человеческая тень. Керем положил руку на кинжал, прочитал короткую молитву и тихим шагом вошел внутрь.

Отредактировано Тайб (2019-05-10 13:26:55)

+4

3

Десять лет назад Тина Шейли, совсем ещё не обжившаяся в Сказке, встретила Егофио: тогда резво передвигавшегося, задорно хлеставшего пиво и кажущимся не дряхлым стариком, а вполне себе живчиком. Он травил байки в вальденской таверне, и Тина решила, что немного ознакомления с местным фольклором не повредит. В итоге она единственная засиделась рядом с ним допоздна, негромко беседуя, и отдала все остатки от своей скромной зарплаты за пиво для них обоих. И хотя его рассказы она всерьёз не приняла, заноза все же где-то засела.
Полдня назад Тина Шейли, поправляя на спине тяжелый рюкзак после привала в деревне, пересеклась взглядом с древней развалюхой, стоящей в дверях, и с трудом узнала в ней Егофио. Тот же лишь со смехом покачал головой:
- Я предполагал, что ты неспешная, но что целое десятилетие ждать будешь - не ожидал, - и скрылся в своей хате. Тина поджала губы, ещё раз поправила свой рюкзак и, упрямо склонив голову, пошла штурмовать горы.

Ну да, она не торопилась. Сказка долго пугала её своей переменчивостью, своей флорой и фауной, своими жителями, в конце концов. Ей понадобилось несколько лет, чтобы обжиться в Валдене, еще несколько лет, чтобы устать от него, и еще несколько лет, чтобы решить, что ей нужен отпуск.
Зато она отлично подготовилась! В её рюкзаке было всё, что могло понадобиться путешественнику: спальный мешок, котелок, провизия на несколько дней, отдельный сверток со всевозможными травами и подробными инструкциями, что именно и как применять (бедная лекарша из Стражи, которую Тина осадила вопросами, с тех пор просто поворачивала в другую сторону, как только её видела). Огниво, веревка, одеяло, пара скалолазных крюков, даже кинжал с эмблемой Гильдии Стражи на рукоятке... В общем, Шейли была готова ко всему.

Только не к поиску, собственно, пути, по которому должна была идти. Ещё в Валдене она купила карту, которая, как её уверяли, должна была изменяться вместе со Сказочным ландшафтом и показывать верный путь к загаданной цели. Как бы не так! Если верить карте, то Тина должна была прямо сейчас стоять на плато перед небольшим ущельем, но среди окружающих скал не было видно даже оврага. Не говоря уже о тропинке.
К счастью, достаточно быстро нашлась хотя бы пещера, в которой Тина решила дождаться до утра, а там уже решить, повернет ли она обратно в Валден, чтобы отдать карту ушлому торговцу, или поблуждает ещё немного меж скал, чтобы... да, вернуться в город попозже.

Хотя бы хворост для костра собрался и разгорелся без особых проблем, а пещера была небольшая и без сожителей. Тина, свернувшись клубком в своем спальном мешке, уже было пригрелась и задремала, когда по пещере эхом прокатился звук тихих шагов, не то человеческих, не то животных. Женщину подкинуло. Схватив одну из веток, торчащих из костра, она подняла её повыше:
- Кто здесь? - а вспомнив про то, что где-то в рюкзаке лежит кинжал, тихонько выругалась.

+3

4

Свет огня пал на смуглое лицо Керема. Он был испуган, как и незнакомка, и, в действительности, едва стоял на ноющих от усталости ногах. Мужчина не хотел, не был готов сражаться, — а был ли готов когда-нибудь? — и поднял руки, обнажая ладони. Оставалось надеяться, что кроме их двоих в пещере никого нет — иначе придется убегать. Или подставлять вторую щеку.
— Меня зовут Фихри, я из Валдена. Я иду к Драконьему Мосту и очень устал, если честно. — набрал в легкие воздуха, сбился. — Можно к вашему костру?

+3

5

Тина медленно опустила палку, впрочем, не бросив её в огонь, и сделала несколько шагов навстречу новому знакомому, вглядываясь в его лицо - то ли из-за профессиональной деформации, то ли из-за обыкновенной заинтересованности.
Из Валдена, да к Драконьему мосту. Интересно.
Она перекинула импровизированный факел в левую руку и протянула правую для рукопожатия:
- Тина Шейли, Валденская гильдия Стражей, - прозвучало заученно. Абсолютно точно, профессиональная деформация. Смутившись, Тина наконец воткнула свою палку обратно в костер и кивнула: - Располагайтесь, конечно. Мы с вами, оказывается, попутчики.
Она вернулась к своему спальнику и начала рыться в рюкзаке, чувствуя потребность сгладить неловкое начало знакомства:
- У меня с собой есть чай и сухари. Будете?

Отредактировано Тина Шейли (2019-06-11 20:27:54)

+3

6

Что-то внутри скрутило, когда она назвалась и, смотря ему прямо в глаза, протянула руку. Рука, которую Тайб потянул в ответ, едва заметно задрожала — он чувствовал себя неуверенно перед женщиной из гильдии, едва догадывался как себя вести. Где-то на грани сознания промелькнуло неясное желание положить руку на сердце, отголосок старой деловой привычки, будто они с Шейли на равных.
Страж, подозрительно идущая в том же направлении, напомнила ему о финансовом кабинете, давнем и далеком. Отнюдь не все в этой памяти было приятным. Желание не реализовалось.
— Да, похоже на то.
Он устроился наискосок относительно женщины и костра, чтобы не попасть прямо под ее цепкий взгляд, уселся по-турецки, сложив перед собой ноющие ноги. Тайб изучал ее также, но испуганно, настороже, неохотно смотрел незнакомке в глаза. Скупая услужливая улыбка прорисовалась будто сама собой — он все не мог определить свою роль, поэтому держался просто вежливо. Старался при любом случае открывать незнакомке ладони.
— Чай — это очень хорошо. У меня есть немного сахара, хотите? — Тайб потянулся в свою сумку за мешочком, сладкое содержимое которого очень хотело просыпаться на все вещи.

Отредактировано Тайб (2019-06-12 08:45:03)

+2

7

Тина вытащила котелок, бурдюк с водой, заварку и начала нехитрый процесс приготовления чая. Она, конечно, рассчитывала рацион исключительно на себя, но новый знакомый выглядел настолько неуверенно, что было бы просто подло что-то еще рассчитывать. Кроме того, он даже предлагал сахар к чаю, что не могло не вызвать симпатию.
Шейли не знала точно, но была практически уверена, что в уставе путешественников делиться припасами было одним из обязательных пунктов этикета.
Она усмехнулась - думать в горах Хап о этикете. Нет, английское воспитание так просто не выведешь.
Усмешку надо было оправдать, и Тина покачала головой:
- Сахар - это очень кстати. Поверить не могу, что я собиралась сюда несколько лет и взяла с собой чай, но забыла сахар, - она открыто улыбнулась Фихри, но, вглядевшись в его вежливое выражения лица, смущенно опустила взгляд на котелок.
Стражников в Валдене уважали, но боялись - агрессивная политика Тиамат сыграла в этом довольно-таки большую роль. Тина бы не удивилась, если бы Фихри, наслышанный о последних подвигах Гильдии и производящий впечатление образованного человека, презирал бы стражников в целом.
Пока не началась война, она видела подобные вежливые лица среди некоторых друзей, когда те узнавали, что она устроилась в офис Черчилля.
Эти вежливые лица вскоре смешались с массой встревоженно-мрачных.
Тина начала скручивать сигарету.

Когда вода в котелке начала испускать знакомый чайный аромат, Тина осторожно разлила чай по металлическим кружкам. У нее с собой было даже ситечко для чаинок.
- Прошу, - она осторожно протянула Фихри сосуд, подхватила собственную чашку и сигарету, встала на ноги и добавила:
- Пожалуйста, не позволяйте моему присутствию вас стеснять.
Просьба эта прозвучала неожиданно искренне и все еще звенела в воздухе, когда Тина отошла ко входу в пещеру и чиркнула спичкой, прикуривая. Она надеялась, что дым не будет тянуть в пещеру.

Отредактировано Тина Шейли (2019-06-14 19:51:05)

+2

8

У нее с собой было даже ситечко для чаинок. Предусмотрительность этой женщины, протягивающей желанный чай, немного успокоила его, но он продолжал услужливо улыбаться.
— Спасибо. Честно признаться, за чашку чая я согласен на любые ваши условия, — и в шутку поднял свободную руку вверх. Кажется, его еще хватало на юмор, пусть и немного испуганный. — К чаю нужна хорошая история. Вы знаете какую-нибудь местную легенду? Мой давний знакомый, из того мира, конечно же, нашел бы местных жителей граалем для этнографии.

Отредактировано Тайб (2019-06-21 14:41:10)

+2

9

Тина тихо рассмеялась неожиданному вопросу и покачала головой, бросая взгляд на нового знакомого сквозь завесу узорного сигаретного дыма. Удивительно, насколько он отличался от людей, которых она знала. Одни бы либо замолчали, радуясь тому, что больше не приходится поддерживать неловкий разговор, вторые бы начали задавать личные вопросы, третьи - рассказывать о себе.

Но Фихри спрашивал об этнографии.
- Я, честно сказать, в этом вопросе не образована, - Шейли прислонилась к стенке пещеры. - Я о горах Хап узнала-то только из-за того, что как-то заслушалась одного бодрого старичка из таверны. Он мне рассказал про Драконий мост и тивадов, и... О, точно, - она хлопнула себя по колену. - Он, кажется, говорил, что здесь водятся  призрачные горные коты. Бывало такое у путников, что они делали привал, засыпали, а проснувшись обнаруживали, что вся сумка у них разодрана, а всё съестное исчезло, а куда делось - неясно. При этом ни следов, ни тронутых ловушек, ничего, разве что некоторые признавались, что во сне слышали мурлыканье. Пытались стоять вахтой - не получалось, никого не было, а в итоге припасы всё равно пропадали.

Она выкинула окурок в темноту и вновь вернулась к своей койке:
- Так что если услышите вдруг мурчание, начнет клонить от него в сон - просто бросьте какую-нибудь еду подальше от лагеря, коты насытятся и уйдут. Вот. Теперь ваша очередь! - она улыбнулась своему ночному гостю, устраиваясь на спальнике поудобнее и грея ладони о чашку.

Отредактировано Тина Шейли (2019-06-22 14:39:33)

+2


Вы здесь » Dark Tale » Личные главы » [13.08 ТИ] Шелковой лентой за перевал