Многие знали её, в славе - сила её; твари, монстры, чумные псы да крысы сбегались к ней со всех углов, со всех эшафотов, ища защиты и крова - не он первый, не он последний узнает её в лицо. Вот только это лицо она показывать не готова.
(c) Жимолость

Тень смеётся глухо, отчаянно, стуча зубами о зубы и впиваясь лопатками в целое ещё стекло. Их не двое здесь — трое. Primum non nocere тебе в глотку, кровожадный кусок дерьма. Возьми себя в руки, дыши, дыши, дыши, говорю. Ты живой, а она — мёртвая, мертвее всех, и нет её здесь, и быть не может.
(c) Тень

Не дошел бы он до дому. И до Фитцроя бы не дошел. Никуда бы он не дошел; расправил бы черные крылья, разбросал бы черные перья, разметал бы черные клочки да по черным закоулочкам - и остался бы в черном пакете, получив в белый лоб черную пулю.
(c) Жимолость

Нет, господин Доджсон, ничего, всё в порядке, спасибо за беспокойство, и вам тоже самых мирных снов. Кошмарных снов о ваших мёртвых, скрежещущих зубами у порога дочерях, господин Доджсон. Нет, вам, должно быть, послышалось. Рад был увидеться. Очень, очень рад.
(c) Тень

Люди с дырявыми мозгами щемятся в переулки и помойки, захлопывают створки, щёлкают замками, как собачьими челюстями; Предместье хохочет утробно, слышно только детям, как она ловко подменяет улицы, личности, реальность.
(c) Ярогора

— Отпусти, — шипит он с голодной улыбкой и знает: выдрать из деревянных внутренностей стула его дрянную спинку так же просто, как очистить от лишних костей да мяса чужой хребет. Непропорционально, неправильно длинный.
(c) Тень

Когда они вырезали целые селения язычников, никакой полк не соглашался ночевать вблизи: все чаянно верили, что после смерти люди, отказавшиеся от Бога, ходят демонами несколько ночей, и шепчут. Шепчут. Сжимают руками головы живых и давят, могут так до самой церкви висеть «терновым венцом». С язычниками всегда ходит что-то ещё.
(c) Ярогора

Больничный запах увивался за ним, словно пёс, разнося характерный аромат лекарственных настоек пустыми коридорами Башни.
(c) Артур Райнер

Говорят, что этих ненастоящих звёзд столько же, сколько холдов есть в мире. Банально, но кто знает, а ну как правда? Во время любых катаклизмов, говорят, звёзд и вправду становится меньше. Она, по счастью, не застала...
(c) Лидия

Шейли выскочила наружу первой, через черный вход, решив не признаваться себе, что она только что начала и выиграла у Лидии гонку "кто доберется до улики первой".
(c) Тина Шейли

Вилкой с изогнутыми зубьями Лира царапает на сколотой грани стола созвездие; ее брови чуть сведены вместе, выражая то ли крайнюю степень сосредоточения, то ли просто желание немного подумать.
(c) Лира

Она ведь тоже убивала. Не мечом. С любовью, по-матерински, по-сестрински мягко - "я помогу", "я разберусь". "Я знаю, где-то есть из этого выход, потерпи еще разок, станет легче".
(c) Софья Раневская

...Всё было бы проще, если бы такие бланки можно было печатать на двух разных листах, но закон есть закон, и Хцио следовал его букве безукоризненно. И с небольшим удовольствием.
(с) Хциоулквоигмнзхах

Дыхание монстра позади говорило о том, что некоторые блага человеческой жизни (вроде зубного порошка или, на худой конец, зубочисток) до низших форм будут идти еще очень, очень, очень долго.
(c) Жимолость

Она ведь этого хотела. Искала. Ждала. Чтобы в мире появилось хоть что-то, способное её сломать. Сломать, чтобы выпустить на свободу. Но что теперь, Ярогора? То, что должно было тебя сломать — сломало. Но оказалось, что освобождать некого.
(c) Ярогора

Ешь меня, отрывай еще и еще — и служи до последней капли кипучей крови, пачкай руки грехом убийства, разврата, алчности. Чужие руки, чужой грех. Руки Яги чисты, белы и пахнут молоком и хлебом.
(c) Жимолость

Спонтанный крик или дёрнувшаяся рука может произойти в любой момент и сломать всё, что готовили несколькими днями. Поэтому они пьют. Много. Хорошо. И жуют опустелую траву.
(c) Ярогора

И Валденская Католическая ей, конечно, чужая. Не Исаакиевский, и даже не Лютеранская на Невском - скорее реплика настоящей церкви, последняя, отчаянная попытка зацепиться за начитанное в реальности писание. Ждать и верить в Христа там, где его очевидно нет - глупость. Так посмеиваются над верующими в Башне, и Раневская только смущенно улыбается - "глупость, верно", и ей совсем не хочется спорить.
(c) Софья Раневская

Интересно, а подпадают ли сказочные вампиры под понятие "нежить"? Чтоб нет-нет да и сказать Джо так лениво — "Изыди!", и тот, захлопав перепончатыми крыльями, с воплями уносится в адские кущи...
(c) Артано

Крапинка ответственно понюхал буклетик. И так же ответственно отложил в сторонку, больше интересуясь своим новым снаряжением. В конце концов настоящим героям не нужны никакие инструкции, тем более если эти инструкции такие непонятные.
(c) Крапинка

Читал утренние письма дома, в тайне от коллег, и только после этого покидал жилище — такова стратегия выживания управленца высшего звена. Да и молиться на рабочем месте неудобно.
(c) Тайб

Такое по-детски простое описание всего, что давит в груди (”не виновата!”), кажется святотатством. Дьявол кроется в деталях.
(c) Жимолость

— Извините, миледи, что не в яблоках, — язвит Ярогора в ответ, — но ты это сожрёшь, — заканчивает разговор.
(c) Ярогора

Её тянет просто опуститься на колени здесь и сейчас, и будь что будет – но вместо этого она опирается кончиками пальцев на столешницу, ища поддержки, и делает то, что должно.
(c) Тина Шейли

Назад дороги больше не было. Он сбежал от себя в Сказку. Теперь будет бежать от себя к Смерти. Дальше бежать некуда.
(c) Артано

Так, у тебя восемнадцать бойцов. Выдели мне четверых, кто имеет хоть какой-то опыт боевых действий. Которые не побегут при виде волка и не спутают рожу чудовища с моей.
(c) Гиль-Камиль-Каар

Сказки есть сказки, и неважно, сколько в них правды – однажды разумные существа берут какой-то факт, навешивают на него мишуру и вуаля! Готовая сказка на блюдечке.
(c) Гиль-Камиль-Каар

Есть такая вещь — красота. И если бы Гекльберри попросили придать этому понятию какой-нибудь приятный визуальный образ, ещё вчера он бы назвал Синтию с обложки Стальных Монстров июля 1998 года.
(c) Гекльберри

Март был Петербуржский, с давящим, низким серым небом, снег таял коричневыми разводами слякоти. А год назад на ветках уже цвели почки; Сказка непредсказуема.
(c) Софья Раневская

Поэтому он решил заявиться к звездочету в гости, - нет, не так как он обычно "ходил в гости", - а вполне официально и миролюбиво. Через дверь.
(c) Каминари

- Помимо гаданий и предсказаний судьбы, я также могу заглядывать в прошлое, относительно недалекое, и видеть те события, при которых присутствовал… кхм… этот ботинок, - гадалка жестом указала на изделие из коровьей или не очень кожи.
(c) Аншара

Это же подумать только, в Сказке живет белый пушистый пес размером с некоторые домишки, у него есть своя собственная роща с десятками песиков поменьше и игрушками, а Шадани об этом ни сном, ни духом!
(c) Шадани

Кому вообще понадобились чугунные деньги? Для чего их использовать? Покрыть пол по новомодному дизайнерскому веянию? Или вскоре чугун подскочит в цене и станет дороже золота?
(c) Ариадна

Запах крови ударяет в нос. Эреда закрывает глаза, втягивая этот аромат, пытаясь наполнить им каждый бронх. Не свежая, но тоже бодрит. Она ведома этим. Движется, словно хватаясь за незримую алую нить.
(c) Эреда

Но иногда случаются моменты просветления и монстры пробуют взять обстоятельство в свои лапы. Или же зубы, как это предпочитает делать Зэнхи.
(c) Зэнхи

путеводитель сюжет нужные гостевая правила о мире роли магия расы внешности
❖ В Предместье неспокойно. Монстры — разумные и не слишком — недобро поглядывают на местных, принадлежащих к другим расам. Поговаривают о нескольких случаях нападения. Въезд в Предместье временно запрещён Гильдией Стражей.
❖ Творцы подали спорное прошение о постройке на месте Валденского рынка загадочного сооружения. Сами авторы спорного проекта не уточняют его целей и таинственно отмалчиваются. Сооружение сложной формы из бумаги высотой с пятиэтажный дом может быть возведено в Валдене к следующему году.
❖ На фермах выросли потрясающих размеров сливы — к несчастью, произошло это прямо на границе между грядкой господина Ръо и госпожи Хопли-Допли. Споры не стихают уже вторую неделю. (подробнее...)
Июль года Лютых Лун
❖ Две луны продолжают вырастать над Валденом каждую ночь; с бледно-голубоватого их цвет сменился на кроваво-красный. Участились осадки: тяжёлые ливни заливают столицу и её окрестности.
❖ Монстры бродят по дорогам между поселениями. Не рекомендуется выходить из дома без крепкого зонта и базовых представлений о самообороне.
❖ Бестии могут чувствовать себя слегка некомфортно. Судя по последним вестям из Латт Свадже, они слышат некий зов, но пока не понимают, куда именно он зовёт и каково его происхождение.

Dark Tale

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Dark Tale » Архив эпизодов » [03.12 СВ] Призрак из пустоты


[03.12 СВ] Призрак из пустоты

Сообщений 31 страница 33 из 33

1

ПРИЗРАК ИЗ ПУСТОТЫ

3 декабря Синего Вереска

Пределы Сказки

Тень

https://cdn.shopify.com/s/files/1/0672/4559/products/0509-vintage-art-deco-diamond-solitaire-engagement-ring-7_grande.jpg

ПРЕДИСЛОВИЕ

Это просто кольцо. Красивое даже, насколько ты можешь судить. Ты купил его пару дней назад на барахолке у какого-то потрёпанного старика, настолько мрачного, что ты решил с ним не торговаться.  Без разговоров высыпал тому совершенно баснословную сумму. И было бы за что! За ненужную безделушку! Разве может простое колечко стоить столько?! Глаза на лоб лезут: и почему вот этот кусок металла с камушками стоит в десяток раз больше вот этого куска металла с камушками?

Вот на кой чёрт оно тебе вообще сдалось? Что тебе с ним делать?

Можно в шутку подарить Оливиоли, если оно на неё налезет. Оли фыркнет непонимающе, пошутит в ответ что-нибудь про руку, сердце и печень, повертит и затеряет со временем куда-нибудь – эти мысли тебе отчего-то не нравятся. Достаточно, чтобы скривиться недовольно, зажимая кольцо в кулаке: камушек впивается в складку у основания большого пальца, и ты, в общем-то, уже представляешь, какой там останется зубчатый отпечаток.

Не нужно даже разжимать ладонь, чтобы себя проверить.

Можно отнести его артефактологам. Занятная, в целом, вещица, стоило бы узнать, со всеми ли она сыграет эту ностальгическую шутку? Может, получилось бы использовать для чего-нибудь. Хороший способ разговорить подозреваемого, например...

Эта мысль тебе тоже не нравится. Все эти мысли роятся возле тебя, будто мухи, и ты даже отмахиваешься машинально; ведь нужно-то просто открыть ящик стола, бросить туда колечко, к куче всего остального, что когда-нибудь-пригодится, и выкинуть, наконец, всё это из головы. Где-то там, под завалами, уже лежит одно такое, мужское разве что: напрягайся не напрягайся, всё никак не выходит вспомнить, откуда оно взялось. Притащил однажды, наверное, так же с прилавка какого-нибудь старьёвщика. Милое хобби коллекционера.

Самая неприятная мысль самой жирной мухой смачно впечатывается тебе в лоб, раздражающе жужжа:
«Эти два кольца обязательно составят пару.»

Ты ещё не уверен, хочешь ли проверять.

Свобода Воли: нет.

+1

31

– Идиоты мои... – Эмили смотрит на тебя так, как у неё всегда получалось. На тебя, а потом на Даль. И ты чувствуешь, как колется то-то в груди, и не поймёшь, то ли ревность это, то ли нежность. – Дела вы мои незаконченные.

– Значит, правда?.. Значит, это я глупая?.. – Даль почти шепчет. Эмили вздыхает, молча. Тебе тоже сказать нечего: ну как ей на это ответишь?

– Отпусти, Тео. День, два, да хоть месяц ещё с тобой проговорим, а потом... Отпусти.

Не нужно было. Однозначно не нужно. Теперь уже очередь Дали взрываться ревностью, она на тебя не смотрит даже, а когда и бросает взгляд – выходит с чистой ненавистью.

– Он «отпусти»?! Я... я искала тебя везде! Поверить не хотела! Я везде-везде за тобой, а ты вот так?.. Уйдёшь?! Уйдёшь, если только он тебе скажет?! Да он... Да он вообще тебя забыл! Он тебя не знает даже, это я с тобой жила, это я... я... Я без тебя не смогу! Почему ему решать?! Не бросай, пожалуйста! М... мама.

Эмили переводит на тебя бессильный взгляд.

+1

32

Тень не хмурится даже — не на что. Смотрит в чужие, искажённые злобой глаза; сам бы так же смотрел на её месте. Дети.

— Чш, — шелестит, поднимаясь на ноги кое-как и подходя к Даль поближе. Коснуться не решается — в таком состоянии и руку по локоть может откусить. Знает он этих... Божественных. — Всё правда. Всё, что говоришь. Не бойся — я ведь сказал, что помогу, так? Сказал. Обещание дал. И тебя так просто не оставлю. И...

Взгляд цепляется за прозрачный силуэт за щуплой девчачьей спиной; Тень проглатывает помятое «мы»: «Мы не оставим», — и чувствует, как снова подкашиваются колени. Она. И голос тот же, как тёплая, щекочущая пальцы бумага на столе у камина, и наклон головы, даже чёртов кончик носа — вот уж что никогда бы не подметил. Эмили Нокс.

— Если есть у нас этот день или два, то я их хочу, — говорит Тень, возвращая голосу привычную твёрдость. — Все дни. А дальше... Разберёмся. Я разберусь. Сказал ведь: сделаю, что нужно, не в первый раз, это «Законом» называется, и я почти уверен, что сработает. Только попробовать нужно. Я знаю.

Тень с сентиментальными моментами не в ладах: чувствует, что руки деть некуда, а голова и вовсе ходит ходуном и трещит мигренью. Он подбирает шкатулку с земли и, склонившись, вкладывает её в руки Даль.

— Пойдём домой, мелочь, — говорит. — Все вместе. Пойдёмте.

+1

33

У собственного камина до безобразия пусто.

Нет шумной Дали, в первый день из любопытства собравшей на себя всю паутину с тёмных углов, на второй день в истерике попытавшейся тебя избить, а на третий день перемывшей посуду, которая, кажется, застала ещё Тиамат. Ты полагал, что эта чашка окаменела. Но девчонка непередаваемо упорная.

Нет Оливиоли, которая не умеет оставаться в стороне, особенно если именно об этом её и просят. Ехидные сычьи препирательства из тёмного и обеспаутиненного угла, остывающий чай на прикроватной тумбочке, почти полное отсутствие доступа к собственным алкогольным запасам. Она правда не давала тебе выпить всё это время? Какими ж талантами Валден полнится...

И Эмили нет. Бесплотной, забытой, но вернувшейся – твоей Эмили. Знакомой, родной, такой нужной. «Если ты посмеешь заявиться за мной в Чертоги, я тебе уши откручу, господин Нокс».

Никого нет. И это сейчас совершенно правильно.

Вы об этом говорили. Ты – из кресла, повернутого к окну. Эмили – с подоконника. Хотелось бы тебе, чтобы из окна открывался вид на ночной Валден, но, скорее, из него открывается вид на орущих кошек и зимние подворотни. Ей всё равно нравится. Ей будто снова двадцать, когда она встряхивает волосами, оборачивается на тебя хитро, и щурится в улыбке. Сложно определять возраст. То ты чувствуешь, будто на пороге глубокая старость, то... вот так. Когда ещё можно подхватить её на руки, хоть потом охать шутливо, что надорвал спину. «Это не жир, это багаж знаний!»

Она сказала:
– Отпусти.

Она сказала:
– Не бросай Даль. Хватит, что у неё один отец дурак.

Она сказала:
– Мне триста лет, молодой человек, дайте уже бедной женщине мирно отойти на покой!

Она сказала:
– Я тебя люблю.

Она сказала:
– Живи дальше, Тео. Не морочь мне там голову.

И ты вот живёшь. Пытаешься жить. Только у камина до безобразия пусто: никто не суёт в него ни сухие палки («Факел!»), ни бесплотные руки, ни больные спины. Вроде бы, это они все для твоего же блага.
Рукописные буквы скачут по пожелтевшей бумаге в свете пляшущего огня.

Эмили начинает просто.
«Привет.»

Emily K.

Я расскажу тебе
Как плавит огонь серебро
Как плачет дождём с небес
Душа над ярким костром
Как сердце бьётся звездой
Лишь имя – безмолвный крик,
Что станет новой бедой
И путь на тысячу лиг…

Как трудно это понять
Но ты опять опоздал
Огня теперь не унять
Он снова меж нами стал
Как близко твоя душа
Я знаю, что ты придёшь
По горьким листьям шурша
Слезами падает дождь.

Послушай, не рвись в огонь
Ты мне не сможешь помочь
На зов протянув ладонь
Глаза мне закроет ночь
Смотри – дорога клинком
Из утра в полночь легла
И я по ней босиком
В другую сказку ушла.

(с) Тэм Гринхилл

+2


Вы здесь » Dark Tale » Архив эпизодов » [03.12 СВ] Призрак из пустоты