Многие знали её, в славе - сила её; твари, монстры, чумные псы да крысы сбегались к ней со всех углов, со всех эшафотов, ища защиты и крова - не он первый, не он последний узнает её в лицо. Вот только это лицо она показывать не готова.
(c) Жимолость

Тень смеётся глухо, отчаянно, стуча зубами о зубы и впиваясь лопатками в целое ещё стекло. Их не двое здесь — трое. Primum non nocere тебе в глотку, кровожадный кусок дерьма. Возьми себя в руки, дыши, дыши, дыши, говорю. Ты живой, а она — мёртвая, мертвее всех, и нет её здесь, и быть не может.
(c) Тень

Не дошел бы он до дому. И до Фитцроя бы не дошел. Никуда бы он не дошел; расправил бы черные крылья, разбросал бы черные перья, разметал бы черные клочки да по черным закоулочкам - и остался бы в черном пакете, получив в белый лоб черную пулю.
(c) Жимолость

Нет, господин Доджсон, ничего, всё в порядке, спасибо за беспокойство, и вам тоже самых мирных снов. Кошмарных снов о ваших мёртвых, скрежещущих зубами у порога дочерях, господин Доджсон. Нет, вам, должно быть, послышалось. Рад был увидеться. Очень, очень рад.
(c) Тень

Люди с дырявыми мозгами щемятся в переулки и помойки, захлопывают створки, щёлкают замками, как собачьими челюстями; Предместье хохочет утробно, слышно только детям, как она ловко подменяет улицы, личности, реальность.
(c) Ярогора

— Отпусти, — шипит он с голодной улыбкой и знает: выдрать из деревянных внутренностей стула его дрянную спинку так же просто, как очистить от лишних костей да мяса чужой хребет. Непропорционально, неправильно длинный.
(c) Тень

Когда они вырезали целые селения язычников, никакой полк не соглашался ночевать вблизи: все чаянно верили, что после смерти люди, отказавшиеся от Бога, ходят демонами несколько ночей, и шепчут. Шепчут. Сжимают руками головы живых и давят, могут так до самой церкви висеть «терновым венцом». С язычниками всегда ходит что-то ещё.
(c) Ярогора

Больничный запах увивался за ним, словно пёс, разнося характерный аромат лекарственных настоек пустыми коридорами Башни.
(c) Артур Райнер

Говорят, что этих ненастоящих звёзд столько же, сколько холдов есть в мире. Банально, но кто знает, а ну как правда? Во время любых катаклизмов, говорят, звёзд и вправду становится меньше. Она, по счастью, не застала...
(c) Лидия

Шейли выскочила наружу первой, через черный вход, решив не признаваться себе, что она только что начала и выиграла у Лидии гонку "кто доберется до улики первой".
(c) Тина Шейли

Вилкой с изогнутыми зубьями Лира царапает на сколотой грани стола созвездие; ее брови чуть сведены вместе, выражая то ли крайнюю степень сосредоточения, то ли просто желание немного подумать.
(c) Лира

Она ведь тоже убивала. Не мечом. С любовью, по-матерински, по-сестрински мягко - "я помогу", "я разберусь". "Я знаю, где-то есть из этого выход, потерпи еще разок, станет легче".
(c) Софья Раневская

...Всё было бы проще, если бы такие бланки можно было печатать на двух разных листах, но закон есть закон, и Хцио следовал его букве безукоризненно. И с небольшим удовольствием.
(с) Хциоулквоигмнзхах

Дыхание монстра позади говорило о том, что некоторые блага человеческой жизни (вроде зубного порошка или, на худой конец, зубочисток) до низших форм будут идти еще очень, очень, очень долго.
(c) Жимолость

Она ведь этого хотела. Искала. Ждала. Чтобы в мире появилось хоть что-то, способное её сломать. Сломать, чтобы выпустить на свободу. Но что теперь, Ярогора? То, что должно было тебя сломать — сломало. Но оказалось, что освобождать некого.
(c) Ярогора

Ешь меня, отрывай еще и еще — и служи до последней капли кипучей крови, пачкай руки грехом убийства, разврата, алчности. Чужие руки, чужой грех. Руки Яги чисты, белы и пахнут молоком и хлебом.
(c) Жимолость

Спонтанный крик или дёрнувшаяся рука может произойти в любой момент и сломать всё, что готовили несколькими днями. Поэтому они пьют. Много. Хорошо. И жуют опустелую траву.
(c) Ярогора

И Валденская Католическая ей, конечно, чужая. Не Исаакиевский, и даже не Лютеранская на Невском - скорее реплика настоящей церкви, последняя, отчаянная попытка зацепиться за начитанное в реальности писание. Ждать и верить в Христа там, где его очевидно нет - глупость. Так посмеиваются над верующими в Башне, и Раневская только смущенно улыбается - "глупость, верно", и ей совсем не хочется спорить.
(c) Софья Раневская

Интересно, а подпадают ли сказочные вампиры под понятие "нежить"? Чтоб нет-нет да и сказать Джо так лениво — "Изыди!", и тот, захлопав перепончатыми крыльями, с воплями уносится в адские кущи...
(c) Артано

Крапинка ответственно понюхал буклетик. И так же ответственно отложил в сторонку, больше интересуясь своим новым снаряжением. В конце концов настоящим героям не нужны никакие инструкции, тем более если эти инструкции такие непонятные.
(c) Крапинка

Читал утренние письма дома, в тайне от коллег, и только после этого покидал жилище — такова стратегия выживания управленца высшего звена. Да и молиться на рабочем месте неудобно.
(c) Тайб

Такое по-детски простое описание всего, что давит в груди (”не виновата!”), кажется святотатством. Дьявол кроется в деталях.
(c) Жимолость

— Извините, миледи, что не в яблоках, — язвит Ярогора в ответ, — но ты это сожрёшь, — заканчивает разговор.
(c) Ярогора

Её тянет просто опуститься на колени здесь и сейчас, и будь что будет – но вместо этого она опирается кончиками пальцев на столешницу, ища поддержки, и делает то, что должно.
(c) Тина Шейли

Назад дороги больше не было. Он сбежал от себя в Сказку. Теперь будет бежать от себя к Смерти. Дальше бежать некуда.
(c) Артано

Так, у тебя восемнадцать бойцов. Выдели мне четверых, кто имеет хоть какой-то опыт боевых действий. Которые не побегут при виде волка и не спутают рожу чудовища с моей.
(c) Гиль-Камиль-Каар

Сказки есть сказки, и неважно, сколько в них правды – однажды разумные существа берут какой-то факт, навешивают на него мишуру и вуаля! Готовая сказка на блюдечке.
(c) Гиль-Камиль-Каар

Есть такая вещь — красота. И если бы Гекльберри попросили придать этому понятию какой-нибудь приятный визуальный образ, ещё вчера он бы назвал Синтию с обложки Стальных Монстров июля 1998 года.
(c) Гекльберри

Март был Петербуржский, с давящим, низким серым небом, снег таял коричневыми разводами слякоти. А год назад на ветках уже цвели почки; Сказка непредсказуема.
(c) Софья Раневская

Поэтому он решил заявиться к звездочету в гости, - нет, не так как он обычно "ходил в гости", - а вполне официально и миролюбиво. Через дверь.
(c) Каминари

- Помимо гаданий и предсказаний судьбы, я также могу заглядывать в прошлое, относительно недалекое, и видеть те события, при которых присутствовал… кхм… этот ботинок, - гадалка жестом указала на изделие из коровьей или не очень кожи.
(c) Аншара

Это же подумать только, в Сказке живет белый пушистый пес размером с некоторые домишки, у него есть своя собственная роща с десятками песиков поменьше и игрушками, а Шадани об этом ни сном, ни духом!
(c) Шадани

Кому вообще понадобились чугунные деньги? Для чего их использовать? Покрыть пол по новомодному дизайнерскому веянию? Или вскоре чугун подскочит в цене и станет дороже золота?
(c) Ариадна

Запах крови ударяет в нос. Эреда закрывает глаза, втягивая этот аромат, пытаясь наполнить им каждый бронх. Не свежая, но тоже бодрит. Она ведома этим. Движется, словно хватаясь за незримую алую нить.
(c) Эреда

Но иногда случаются моменты просветления и монстры пробуют взять обстоятельство в свои лапы. Или же зубы, как это предпочитает делать Зэнхи.
(c) Зэнхи

путеводитель сюжет нужные гостевая правила о мире роли магия расы внешности
❖ В Предместье неспокойно. Монстры — разумные и не слишком — недобро поглядывают на местных, принадлежащих к другим расам. Поговаривают о нескольких случаях нападения. Въезд в Предместье временно запрещён Гильдией Стражей.
❖ Творцы подали спорное прошение о постройке на месте Валденского рынка загадочного сооружения. Сами авторы спорного проекта не уточняют его целей и таинственно отмалчиваются. Сооружение сложной формы из бумаги высотой с пятиэтажный дом может быть возведено в Валдене к следующему году.
❖ На фермах выросли потрясающих размеров сливы — к несчастью, произошло это прямо на границе между грядкой господина Ръо и госпожи Хопли-Допли. Споры не стихают уже вторую неделю. (подробнее...)
Июль года Лютых Лун
❖ Две луны продолжают вырастать над Валденом каждую ночь; с бледно-голубоватого их цвет сменился на кроваво-красный. Участились осадки: тяжёлые ливни заливают столицу и её окрестности.
❖ Монстры бродят по дорогам между поселениями. Не рекомендуется выходить из дома без крепкого зонта и базовых представлений о самообороне.
❖ Бестии могут чувствовать себя слегка некомфортно. Судя по последним вестям из Латт Свадже, они слышат некий зов, но пока не понимают, куда именно он зовёт и каково его происхождение.

Dark Tale

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Dark Tale » Сюжетные главы » [03.06 ЛЛ] Q: Во-первых, это привидение


[03.06 ЛЛ] Q: Во-первых, это привидение

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

ВО-ПЕРВЫХ, ЭТО ПРИВИДЕНИЕ

3 июня года Лютых Лун; вечер

Валден

Георг Артур, Икки

https://i109.fastpic.ru/big/2019/0502/6b/fc22dd82ca53a9d6f03ac8f7e42f7f6b.png

ПРЕДИСЛОВИЕ

Дом с привидением есть в каждой истории. В нашей - тоже. Обычный особняк в глуши, недалеко от Валдена. Но с каждым годом ситуация вокруг все хуже и хуже. Вот искатели богатств пропали. Вот вымирает вокруг лес. Вот умирают звери. Как всегда, во всем виноват призрак. Только призраком просто так не становятся. Всегда есть кто-то еще... Кто-то, кто заставил живое существо остаться на этом свете. Но пока нужно знать то, что, во-первых, это привидение.

Очерёдность постов: игроки, у дома вступает ГМ.

0

2

Пост совместный: Георг Артур и Икки

Расстилающийся вокруг лес мрачнел с каждым шагом. И не в переносном или каком-нибудь фигуральном смысле, а самым настоящим образом. Вместо травы и старой палой листвы проплешинами появлялась труха, а кустарник становился похожим на старые, облезлые метлы, что нерадивые ведьмы хаотично повтыкали вокруг. Деревья еще держались, но часть листьев уже «разукрасилась» в черную крапинку и свернулась в трубочку, словно лес поразили странные шелкопряды, использующие вместо коконов листву. Даже пробивающиеся сквозь кроны солнечные лучи, и те казались тусклыми и неживыми.
Под подошвой сапога что-то гнусно чавкнуло. Георг остановился и задрал ногу, с подозрением рассматривая подошву. Капля черной гнили медленно и торжественно скатилась с толстой кожи и плюхнулась в лужицу, более подходящую болоту, чем приличному лесу. Кажется, в лужице белели раздавленные кости, но этот нюанс Георг решил не прояснять и шагнул в сторону.
Оглянувшись по сторонам и изрядно приуныв, Георг то ли пробурчал, то ли проныл, то ли простонал:
– Ну и зачем мы сюда пришли?
Какой бы ни был вложенный в нее внутренний посыл, фраза звучала далеко не радужно и даже не радостно, скорее – уныло.

– А ты не видишь?!
В этом вопле было столько отчаяния и драмы, что любая банши должна была бы немедленно потребовать взять ее в ученицы. Но недостаточно, чтобы она удавилась от зависти. По правде говоря, Икки не сильно старался. Не тот случай.
– Посмотри! Кто-то явно решил тебя переплюнуть! Если тебя интересует только зверье, то тут речь идет уже об использовании всего пространства! Ты только посмотри, какое уныние вокруг! Это же декаданс! – голос внезапно изменился, став проникновенным. – И тебе совсем-совсем не интересно взглянуть на того, кто желает своровать твою славу, но пока ворует зверушек?
Ха! Да подобные речи Икки мог извергать часами, не повторяясь и не сбиваясь с дыхания. Это просто, если ты – браслет, и дышать тебе вовсе ненужно.

– Декаданс? – повторил Георг, с новым интересом взглянув на гниющую лужу. Обрадованная вниманием лужа булькнула и выпустила на поверхность почти сразу лопнувший пузырь. Сморщив нос от незабываемого «аромата» сероводорода, Георг оглянулся по сторонам.
Несомненно, в словах Икки что-то было. Очарование уныния, тлен, прах, правильно подобранный свет…
– Я бы сказал, скорее неоготика, посмотри на высоту стволов и… – почти разухарившийся Георг остановился, так сказать, на полном скаку и подозрительно зыркнул по сторонам. – Ты полагаешь, кто-то делает инсталляцию из всего пространства? И убирает лишние детали в виде людей и… и… – Георг чуть не задохнулся от ужаса и негодования, – и зверей? В таком окружении должны были обитать очень интересные экземпляры!

– Или собирает где-то еще инсталляцию из зверей. Представляешь, множество зверей, собранных вместе? – судя по голосу, Икки как раз этого и не представлял. Но ему и не требовалось. Он честно расписывал своему носителю перспективы, мягко направляя в нужную сторону. То, что нельзя вот так вот взять и сказать «Пошли, скорее, там закопан офигенный арт, который поможет нам рулить всем», браслет уже понял. По ходу дела глобальность его гениальных замыслов не укладывалась в головах людей, вынося им мозг. Иногда – буквально.
– Оглядись, тут где-то рядом должно быть место, где хранятся все зверушки. Должен же он куда-то их выбрасывать! Или складировать!
Теперь в голосе не было слышно ни единой ноты сомнения. Разумеется, неведомый кто-то был там, впереди. И нужно было поторопиться, пока кто-нибудь не грабанул его тайник! Тьфу. В смысле, не перепрятал всех зверушек.

Георг машинально кивнул – действительно, тот, кто устроил вокруг неоготику, должен быть рядом!
– Судя по сведениям информатора, где-то здесь должен быть особняк, – задумчиво пробормотал Георг, вертясь по сторонам. В просвете между стволами что-то ярко сверкнуло – то ли кусочек слюды, то ли стекло. – Нам туда.
Необычная уверенность и отсутствие сомнений в своих действиях всегда сопровождали Георга – когда на руке был браслет. Именно эта уверенность и сопровождающая их пробивная сила и позволили ему добраться почти до самой вершины финансовой пирамиды Валдена, и ныне вели строго по курсу к блестяшке.
Интуиция или Судьба не подвели: пробравшись через несколько заграждений в виде кустов, Георг вывалился на поляну, посредине которой возвышался дом.
– Хм… – он окинул придирчивым взглядом облупившийся фасад и прищурился, оценивая высоту и этажность. – Что-нибудь чувствуешь?
Вопрос адресовался Икки, который как спец по артефактам служил еще и «ловушкоискателем» – если в основах ловушек и прочих заградительных явлений лежали (или стояли) артефакты.

Чувствовал ли он что-то? Нет, вы слышали, чувствовал ли он что-то?! Чувствовал! Ли! Он! Что-то?! ДА! То, что они уже давно должны были быть на месте!!!
Икки примолк на секунду, что по идее должно было обозначать некоторую задумчивость. Он – не какой-нибудь идиотский детектор! И все же… Все же… За столько лет не научиться заботиться о нуждах своего носителя – это каким же надо было быть идиотом. Что не мешало возмущаться и запоминать на будущее. Он еще отомстит! Еще заставит начищать себя той мягонькой лиловенькой бархоткой, пока у Георга пальцы не онемеют.
– Чувствую! Нам надо туда! О, да ладно тебе, пока мы тут топчемся…
Многолетний опыт и практика показывали. Что неоконченные фразы звучат куда более весомо и тревожно для того, кто их слушает.

Инвентарь

Одет: рубаха из плотной белой ткани, кожаная куртка с большими карманами, кожаные же штаны и неубиваемые высокие ботинки на шнуровке, чтобы без проблем ползать по лесу.
С собой: кроме Икки - сумка на добротном ремне, черная тетрадь, карандаши, простые и разноцветные, несколько баночек красок, кисти, палитра, небольшой мешочек с деньгами, миниатюрный нож, больше подходящий для обстругивания перьев, чем для чего-либо другого; на ремне - ножны для большого ножа, с большим же ножом. Узорчатым. При продаже уверили, что эта какая-то особая сталь, но Георг этим мало заинтересовался, а вот узор покорил.

Отредактировано Георг Артур (2019-05-03 20:43:32)

0

3

Мало можно найти старых особняков такого толка, которые бы выглядели прилично. Обычно это такие покосившиеся хибарки, наполненные духом сожаления, прошедшего лоска и еще оставшейся гордости за прошлое.

Этому дому повезло больше. Выбеленный, ныне обвитый пожухлыми стеблями растений, он все еще выглядел монументально. Пусть общее запустение сказалось на нем, не везде были окна, кое-где по фасаду шли трещины, все равно общее впечатление было хотя бы не совсем отталкивающим.

Сад, через который вела дорога к главному крыльцу, был больше похож на засохшие джунгли. Висели гроздья старых плодов, болтались и качались на ветру остатки листьев и цветов. Чем ближе дорога вела к крыльцу, тем все больше земля перемешивалась с костями самых разных существ. Тут были и остатки крыльев, и совершенно обычные тазобедренные кости людей, и непонятной формы черепа.

На одном из камней зачем-то стоял выбеленный череп монстра Лель. Возможно, та самая инсталляция.
Под порывом ветра главные двери раскрылись, как в самых каноничных фильмах об особняках с привидениями, а позади из чернеющих луж стали подниматься Они.

Некие создания из грязи разных оттенков, всего трое, что усиленно начали ползти в сторону незванных гостей. Растопырив своеобразные руки и раскрыв такие же своеобразные рты, они хотели не то сожрать, не то поприветствовать. Но вряд ли второе.

ПОЙТИ В ДВЕРИ
Может быть, самый простой путь окажется самым безопасным.

НАЙТИ ИНОЙ ПУТЬ
Обычно в старый особняк можно попасть разными путями.

ВСТУПИТЬ В БОЙ
О, этот запах победы! Или вонь поражения...

Техническая информация

» Вы можете забрать череп Лель с собой. Зачем? А черт его знает, вдруг пригодится в будущем.
» На протяжении этого квеста ваша репутация будет меняться у двух силы: привидения и... пока неизвестной фракции.

Привидение ■■■■■■■■■
N ■■■■■■■■■

[icon]https://i110.fastpic.ru/big/2019/0508/b1/af66c5055e933ddc74c653ae4fcde7b1.jpg[/icon][nick]Привидение[/nick][status]Обычная история[/status]

0

4

Пост совместный: Георг Артур и Икки

Последнюю фразу Икки Георг проигнорировал. Просто потому что он со странным упоением топтался, переступая с места на место. Под ногами похрустывали некрупные кости и прочие мелкие фрагменты тех, кто здесь когда-то обитал. Возможно обитал. А возможно, все это роскошество оказалось насыпано, чтобы создать нужный антураж и звуковой эффект. Георг склонялся к мысли, что и то, и другое. Если бы просто антураж, то кости не разрушались, наоборот, вдавливались в подошвы, возможно – стремились препятствовать продвижению, создавали бы лабиринты или заграждения.
Мысленно создаваемые творения не заняли много реального времени – Георг умел вдохновенно творить в творческих эмпиреях часами, в то время, как в реальность проходило всего несколько секунд. Ведь не каждое творение достойно быть воплощенным в жизнь, зачем на них тратить время?
Роскошный «версальский» лабиринт из множества костей вместо фигурно выстриженных кустов оказался выстроен, был признан симпатичным, мысль попробовать нечто подобное отложена на будущее, и Георг с любопытством оглянулся по сторонам.
– О, смотри какая прелесть! – радуясь и восторгаясь увиденному, Георг протянул руки к черепу и снял его с камня. Повертев в руках, произнес задумчиво. – Как думаешь, чей он? Ценность какую-нибудь представляет?

- Бери.
Икки постарался звучать максимально убедительно. Впрочем, в данном случае этого не требовалось. Артефакт уже успел привыкнуть к извилистости представлений о цене, присущей его текущему носителю. Золотой слиток тот мог вполне выкинуть как пошлый и безвкусный, фу-фу, прошлый сезон, не модно. А вот какой-нибудь сучок из банальнейшего дуба мог привести Георга в неистовство и прям таки экстаз.  Но в этом были и плюсы. Если уж художник во что-то вцепился, то все, уже не выпустит из своих лапок. Опять же, дурацкую веточку  можно было назвать как-нибудь высокопарно и бессмысленно. А потом продать как произведение искусства. Профит. Впрочем, сейчас было не до того.
- Беги.
Изменившееся в мгновение ока пространство позади них намекало, что кое-кто в отличии от Георга предпочитал инсталляшки нестатические, застывшие на века, а крайне реалистичные, так сказать, с эффектом присутствия.
- Беги!
В иной день Икки бы еще съязвил на тему того, что успел нахвататься у Артура всякий около художественной дребедени. Но не тогда, когда дребедень буквально капала тебя слюнями на твою золотистую, блестящую, яркую, совсем недавно начищенную личность.
- Беги! Беги-беги-беги!

Первое «Беги» было воспринято Георгом как «Бери». Повторно сказанное. Так что он просто милостиво огрызнулся:
– Да взял я уже.
Милостиво – потому как настроение зашкаливало, превратившись из унылого в солнечное.
Второе «Беги!» донесло до мозга, что что-то не так. Так что Георг, продолжая баюкать в руках череп, обернулся и застыл, разглядывая… нечто. Застывать на месте – не самое лучшее поведение в Сказке, это Георг осознал уже давным-давно, чуть ли не на собственном филее и прочем ливере. Но что поделать, если временный ступор в экстремальных ситуациях являлся неотъемлемой частью его характера.
Так что Икки орал не зря.
Прижав самое ценное на текущий момент (то есть – череп) Георг всполошенным зайцем помчался вдоль дома. Видимо, природа, лепя Георга из того, что попалось под руку, решила хоть как-то компенсировать ступор длинной ног и отменными спринтерскими качествами, кои он сейчас и демонстрировал, продолжая весело хрустеть косточками. Хорошо хоть не своими, а чужими, оставшимися, видимо, не от инсталляций, а от предыдущих пожранных приветливыми хозяевами.

Икки орал совсем не зря. Ему ли было не знать, сколь хрупки и недолговечны носители. О, сколько он с ними намучился. Сколько настрадался, пока не наткнулся вот на этого! На фоне всех прочих Георг был вполне себе ничотак. Главное, они так далеко продвинулась, столько всего переделали, сколького добились. Так что болел за него Икки совершенно искренне. А то вдруг как подохнет? Что, опять все заново?! Нет, у браслета, разумеется, впереди были тысячелетия жизни, по крайней мере, он на это всерьез рассчитывал. Но шесть попыток за десяток лет?! К тому же очаровывать в этом болоте было просто некого. Так что Икки помогал, чем мог.
- Направо! Прыгай! Налево! Окно!

Георг круто развернулся, чуть не врезавшись в стену дома, но вовремя затормозив плечом. Вовремя тормозить тоже являлось очень хорошим умением, особенно в погонях. Как забираться на дома, крыши, деревья и тому подобное. Ведь, как известно, художника обидеть может каждый! Вот и пришлось научиться в той, прошлой жизни весьма полезным умениям прятаться и убегать. Особенно, если заначен косяк с чем-нибудь забористым. Если не отнимут, так посадят. Так что…
Так что предаваться рефлексии времени не оставалось, следовало действовать. Георг четкий движением поставил с таким трудом добытый череп (не уронил – значит, нужно сберечь!) на подоконник и, подпрыгнув, мгновенно взобрался на него сам. Тут же свалился в комнату, быстро удостоверившись, что есть, куда падать. То есть в наличии пола, а не каких-либо разломанных досок, ведущих прямым ходом в подвал и к бесславной гибели, и затаился под подоконником.
Последним в комнате исчез череп, стянутый хозяйственной рукой Георга.

Кратко

Череп взяли, вошли в дом в окно)

Отредактировано Георг Артур (2019-05-11 22:09:34)

+1

5

После уличного шума, после монстров и грязи, внутри дома было удивительно тихо и спокойно. Да, грязно, пыльно, пауки плели сети для незадачливых путников-летунов, но ничего больше подозрения не вызывало. Если бы герои выглянули снова в окно, то оказалось, что чудовища снова стали мерзкими темными лужами, и никто сожрать или поздороваться эксентричным образом не собирается.

Приличный старенький дом со своим, не менее приличным, привидением. Которое пока вело себя миролюбиво и даже не являлось в страшных кошмарах.
Отвалившаяся лепнина и потертая позолота все же не мешали рассмотреть убранство внутри как вполне себе богатое. Картины, покрытые десятилетней пылью, ковры, которые уже не поможет вытряхивать. Мусор, мелкие жучки, гнезда птиц... Особняк дышал и жил пылью.

По крайней мере до того, как на нижний этаж вступили герои. Затертый пол стал зеркальным, окно позади превратилось в цеое без единого пятнышка, и за ним зашумела зеленая, яркая листва после дождя.
- Эдмонд. Ты приехал! Ты не ранен?
С чистых картин на героев смотрели усатые и не слишком прекрасные некто, закрывались веерами и делали вид, что являются всего лишь картинами. У дверей, куда выходила зала, девушка в белом платье прижималась к груди мужчины в плаще Стражи.

Пара была неплохой. Черноволосые, темноглазые, похожие даже на брата и сестру, они, кажется, относились друг к другу с куда большей пылкостью, чем показалось вначале. Прывистый поцелуй закрепил вопрос, руки девушки обвили шею любимого.
- Нет, все в порядке, Элиза. Мне нужно поговорить с отцом, и я весь твой.

Солнце по ту сторону дома бегало лучиками по светлому полу и стенам, останавливалось на вазе с цветами, текло дальше мозаикой сквозь крону дерева. Девушка и парень разомкнули руки и пошли в разные стороны.

ПОЙТИ ЗА ЭЛИЗОЙ
Девушки болтливы, особенно влюбленные. Но кто сказал, что именно она - местный призрак?

ПОЙТИ ЗА ЭДМОНДОМ
Парень может дать информацию. Но кто сказал, что именно он - местный призрак?

ПОЙТИ ДАЛЬШЕ
Никто не мешает вам отправиться дальше осматривать дом.

Техническая информация

» Вы оказались в своеобразном прошлом доме. Но вы невидимы, и вас никто не слышит.

Привидение ■■■■■■■■■
N ■■■■■■■■■

[icon]https://i110.fastpic.ru/big/2019/0508/b1/af66c5055e933ddc74c653ae4fcde7b1.jpg[/icon][nick]Привидение[/nick][status]Обычная история[/status]

0

6

Пост совместный: Георг Артур и Икки

Хм… – продолжая сжимать череп в руках, Георг проследил взглядом за разошедшейся парочкой.
Разумеется, проживая в Сказке не первый год, он уже встречался с привидениями, но они были мирными и воспитанными – если так можно выразиться о привидениях, конечно. Понимали, где находятся, цивилизованно себя вели и все такое.
Увиденная парочка не только вела себя не слишком прилично, но и, определенно, не были призраками, а самыми настоящими привидениями. К тому же, сидя по окружающей обстановке, сильными. Большинство привидений – суть воплощенные несбывшиеся желания или обещания, и живут именно ими. Если привидение (желание) слабенькое, то будет оно себе бродить одно одинешенько, греметь цепями, стенать, стонать, бухтеть и пытаться обращать на себя внимание живых. И подлянки строить, не без этого. Но чем сильнее привидение, чем сильнее несбывшееся или жажда добиться после смерти, тем больший кусок воспоминаний оно за собой «таскает». Как ослик тележку. Судя по ожившей красоте комнаты, «тележка» была немаленькая.
– Ну, – прошептал Георг, – и кто из них твой охранитель клада?

Икки до призраков было как до балета. В смысле, вообще до них дела не было. Да он даже не знал, что они тут что-то охраняют. Нет, он вообще не знал, что они тут есть. Артефакт все делил на полезное, ценное, опасное лично для себя и прочую хренотень. Вот призраки стройными рядами сразу попадали в последнюю категорию. Впрочем, в данном случае они могли на что-то да сгодиться.
- Чувак! - решение было принято мгновенно. Не сказать, чтобы сделано это было хоть сколько-то разумно. А, нет. Это был трезвый расчет, от.  - Иди за чуваком! Он нас приведет в кабинет, а в кабинетах всегда есть сейфы. А в сейфах лежат де... декоративные предметы. В смысле предметы декоративного искусства. Ну ты в курсе. Давай за чуваком!
Если бы Икки мог, он бы сейчас подпрыгивал от нетерпения. Недавние неприятности были мгновенно забыты.

Георг с сомнением глянул вслед удаляющемуся мужчине. Решение принимать нужно было быстро – пока еще можно найти одного из призраков. Или плюнуть на них и поискать самостоятельно. Только это муторно и совершенно необязательно поиски увенчаются успехом. А тут – такие прекрасные проводники! И судя по упоению милованием – ни капли их не замечающие.
Однако ему было что возразить:
- Этот мужик только приехал. А клад по идее должен охраняться тем, кто в доме. – Георг внезапно задумался. - Или клад запрятали после приезда мужика?

Икки умел, любил и практиковал езду по чужим мозгам. Чаще всего Георг его устраивал именно своей задумчивостью. Ему можно было подкинуть какую-нибудь мысль, даже самую идиотскую (и лучше всего - идиотскую), а потом наслаждаться процессом осмысления. Но не в условиях жесткого цейтнота. Сейчас, когда требовалась быстрота действий. И Икки практически взвыл.
- Он идет в кабинет! К папочке! А папочка - глава дома! Он тут был вечно! Иди, дурень, за ним, пока они не перепрятали все твои декоративные искусства! Это же раритеты! Представляешь, сколько веков они тут хранятся, да?!  Давай, давай, шустрее, антик уйдет же мимо нас! Они бесценны! Ты потом меня кусать будешь с досады! А я буду смеяться вспоминая, как ты сам упустил такой раритет! Ни у кого нет! И у тебя не будет! Бесценные работы старых мастеров! В сейфе папочки! И владеть ими будут те твари из леса, да-да!
Камешки браслета неодобрительно и как-то нервно поблескивали. А кто бы остался спокоен при мысли, сколько бабла сейчас тает в дымке истории.

- Папочка? – Георг споткнулся (умственно, конечно) на словах Икки и, вдохновленный осенившей его идеей, вскочил и побежал вслед за мужчиной, стараясь ступать как можно тише и немного испуганно (для профилактики) поглядывая по сторонам. Но вопросы к Икки у него были! Да еще какие! – А кто нам скажет код от сейфа?
А если он еще и магией запечатан, то вообще трындец!

Пф, такие вопросы Икки решал правым пальцем левой ноги. Даром, что у него ни ног, ни пальцев давно не было.
- На бумажке прочтешь!
Разумеется, где же еще хранят люди пароли от сейфов? Думаете, запоминают? Ха! Ладно, если бумажка с паролем не на самом сейфе храниться.
- Или подсмотришь, когда папуля сейф открывать будет. И вообще! - он практически с ума сходил от беспокойства. - И вообще, ты сначала сейф найди! В кабинете! Куда чувак идет! Сейф - это главное, на кой тебе пароль без сейфа то?
Звучало так, словно бы пароль они уже нашли.

Георг уже давно привык к болтовне Икки. Более того, если бы не свои собственные сдвинутые мозги, где одновременно уживалось и мирно сосуществовало несколько реальностей, он бы давно с ума сошел. А так – даже радостно, что всегда есть с кем поговорить. Даже если собеседник страдает и наслаждается собственными маниями, в том числе всезнания.
- Угу, - негромко буркнул в ответ Георг и притормозил, заметив мелькнувший край плаща мужчины. Догнали.

+2

7

Парень действительно дошел до самого кабинета. Пустого и без какого-либо представителя предыдущего поколения семьи. Дорого обставленная комната напоминала нечто викторианское с налетом сказочного, разумеется. Вон статуэтка шевелится, как живая, вон травы какие-то горят в небольшой чашечке. Вьется дымок приятного запаха. Парень вдохнул этот аромат и в самом деле подошел к некоей коробке, запертой на совершенно обычный замок. Разумеется, это было бы ложью, покажи история, что только замок там и был. Паренек положил ладонь наверх коробки, та засветилась ярко-зеленым, и отомкнулась, признав владельца.

Внутри были драгоценности. Шкатулка - чуть приоткрытая крышка показывала каменья. Какой-то сверток с кореньями - а никому не нужные веники в сейфе не хранят. Бумажки - по той же логике они были, скорее всего, весьма бесценными. Парень быстро начал присматривать документы.
- Эдмонд...

Томный голосок принадлежал не Элизе. Явно служанка со смешной метелкой для мебели, в скромном платье с не особо скромным декольте, остановилась в комнате, прикрыв за собой дверь. Рыжие локоны обрамляли миловидное личико, чуть более простое, чем у предыдущей пассии.
- Ты решился?
- Решился, - Эдмонд улыбнулся и в два шага оказался рядом с девушкой, поднял засмеявшуюся и усадил на хозяйский стол. - Свадьба вот-вот состоится. И потом мы приберем к рукам ее наследство. Я проверил, старик все на нее переписал.

- Но как открыл? Ведь нет ключей, старик специально заказывал его!
Эдмонд показал свою руку и улыбнулся еще шире.
- Заклинаниями полна Стража. Моя ладонь теперь этот сейф откроет в два счета. Папочка скончается после смерти дочурки, и мы заживем, как богачи, наконец-то!
Поцелуй, еще один, еще...

Комната вновь оказалась старой и безжизненной. Обветшалые стены и ткани, растения, что начали прорастать сквозь трешины в камне. Сейф и вправду стоял на том же месте, но запертый.
Тени в комнате сгущались все больше, а там, за окном, и вовсе была тьма. Бездонная, полная звезд до самой земли, если она вообще все еще существовала. По стенам поползли фиолетовые с голубыми искрами мелкие облачка. Где-то что-то тихо "взорвалось", похожее на обветшалые трубы.

ЗАБРАТЬ СЕЙФ И УБЕЖАТЬ
Или попробовать. Если за стенами действительно осталась ваша реальность.

ОСМОТРЕТЬСЯ
В кабинете могли остаться вещи. Ну и сейф можно забрать с собой. Или не нужно?

НАЙТИ ПРИЗРАКА
Может быть, все-таки пора?

Техническая информация

» Привидение ■■■■■■■■■
N ■■■■■■■■■

[icon]https://i110.fastpic.ru/big/2019/0508/b1/af66c5055e933ddc74c653ae4fcde7b1.jpg[/icon][nick]Привидение[/nick][status]Обычная история[/status]

0

8

- Вот придурок, - шепотом хмыкнул Георг, наблюдая за сценой милования голубков. - Спорим, что эта дева и со стариком амуры крутит? Не для барышни же она такое декольте носит.

Дева Икки не интересовала в силу своей бесполезности и цены максимум пятак за кило живого веса. А вот сейф царил в его разуме и душе, если у артефакта могла вообще быть душа.  Опять же, столь тонкие не подлежащие оценке материи Икки не интересовали.
- Бриииильянты.... Каннаааа... - кажется, он узнал вон тот веник. И вон тот. И вон те браслеты - Галллуэй...
По голосу было понятно, что Икки вот прям сейчас кончит прямо тут и прямо как сможет. Нет, ни одной деве было не сравниться с содержимым сейфа. О чем артефакт и заявил кратким:
- Хватай и деру!

Вопль Икки почти совпал с возвращением дома в реальный мир. Ну, то есть, в то, что можно было бы назвать реальностью - для дома.
В первый момент Георг с интересом уставился на облачка, и даже начал говорить что-то вроде "Ух ты, прямо как...", закончить "как грозовые" не успел. В доме что-то громыхнуло отдаленным раскатом грома, прокатилось и затухло, утонув в пыли и обветшалости старых стен, грозящих вот-вот обвалиться.
Георг вздрогнул и заозирался по сторонам. Он, конечно, по природе своей был трусоват и совсем не боец, но художественное прошлое и сказочное (в прямом смысле слова) настоящее стимулировали перед "убегом" найти если не объект для вдохновения (один мертвый лес перед домом чего стоил!), то хотя бы денежный эквивалент.
- Нам нужна рука! То есть заклинание, которое применял тот придурок! - нервно возвразил Георг, начиная также нервно дергать ящики рассохщегося от старости стола.

- Оооооннннеееет.... - А вот так звучит фейри, которому только что жестоко обломали кайф. Но предаваться горестям было некогда, и Икки напряг мысли. Что ж делать, куда кидаться. И он дал самый разумный с его точки зрения совет.
- Хватай ящик, а заклинание дома купим. И пошли отсюда, а то от этого жуткого местечка камни тускнеют. И вообще, - на нервах Икки мог говорить без умолку, а нервничал он почти постоянно, - это прям дом с приведениями. А приведения - это плохо. Это отстой, скажу я тебе. Поэтому бери ящик, исторические ценности, ты только представь, какие там исторические ценности! Да с какой историей!  Такого вообще ни у кого нет, ага? Так что хватай...
И вот тут Икки сбился. По всему выходило, что если тут ценности  есть в ящике, то может они еще где-то есть? Наследство по представлениям артефакта должно было быть большим, дорогим и могло храниться где угодно. А он тут надрывался и призывал покинуть дом как можно быстрее. Желания в который раз в его жизни вбивали клин в основание здравого разума.
- ...Ииии заглянем еще в пару комнат. Вдруг там пара картин на стенах есть? Это был богатый дом богатого чувака. А у богатых чуваков не могут быть голые стены в доме. Это противоречит законам мироздания. Ты же не упустишь возможности посмотреть на картины старых мастеров, нет? Все равно это по пути. К покупке заклинания, которое нам поможет открыть сейф.

- Ага, сейчас возьму, только гляну, что тут, - Георг с силой дернул за очередной ящик.

Кратко

Обыскиваем стол, потом собираемся хватать сейф.

+1


Вы здесь » Dark Tale » Сюжетные главы » [03.06 ЛЛ] Q: Во-первых, это привидение