Зачем гадать, если дым не идет от лаванды и полыни, если не стучат друг о друга черточки-символы на косточках рун, если нет красивых, драматичных рисунков цветными чернилами на пахнущих веками картах?
(c) Уголёк

В отличие от самих стажёров, проклятье стажёра отдела разведки работало без нареканий.
(c) Лидия

Ещё не успев до конца осознать, что происходит, Лидия ломанулась к двери: вбегать в избу, тормозить коней и оплакивать летящий по привычному маршруту вечер.
(c) Лидия

Многие знали её, в славе - сила её; твари, монстры, чумные псы да крысы сбегались к ней со всех углов, со всех эшафотов, ища защиты и крова - не он первый, не он последний узнает её в лицо. Вот только это лицо она показывать не готова.
(c) Жимолость

Дети — это собрание вспышек-талантов, которые жизнь еще не успела загасить. Они видят мир таким, какой он есть: прекрасным, — и начисто игнорируют дурацкие правила, которые придумали взрослые, чтобы сделать вполне себе неплохую жизнь в разы хуже.
(c) Уголёек

Тень смеётся глухо, отчаянно, стуча зубами о зубы и впиваясь лопатками в целое ещё стекло. Их не двое здесь — трое. Primum non nocere тебе в глотку, кровожадный кусок дерьма. Возьми себя в руки, дыши, дыши, дыши, говорю. Ты живой, а она — мёртвая, мертвее всех, и нет её здесь, и быть не может.
(c) Тень

Не дошел бы он до дому. И до Фитцроя бы не дошел. Никуда бы он не дошел; расправил бы черные крылья, разбросал бы черные перья, разметал бы черные клочки да по черным закоулочкам - и остался бы в черном пакете, получив в белый лоб черную пулю.
(c) Жимолость

Нет, господин Доджсон, ничего, всё в порядке, спасибо за беспокойство, и вам тоже самых мирных снов. Кошмарных снов о ваших мёртвых, скрежещущих зубами у порога дочерях, господин Доджсон. Нет, вам, должно быть, послышалось. Рад был увидеться. Очень, очень рад.
(c) Тень

Люди с дырявыми мозгами щемятся в переулки и помойки, захлопывают створки, щёлкают замками, как собачьими челюстями; Предместье хохочет утробно, слышно только детям, как она ловко подменяет улицы, личности, реальность.
(c) Ярогора

— Отпусти, — шипит он с голодной улыбкой и знает: выдрать из деревянных внутренностей стула его дрянную спинку так же просто, как очистить от лишних костей да мяса чужой хребет. Непропорционально, неправильно длинный.
(c) Тень

Когда они вырезали целые селения язычников, никакой полк не соглашался ночевать вблизи: все чаянно верили, что после смерти люди, отказавшиеся от Бога, ходят демонами несколько ночей, и шепчут. Шепчут. Сжимают руками головы живых и давят, могут так до самой церкви висеть «терновым венцом». С язычниками всегда ходит что-то ещё.
(c) Ярогора

Больничный запах увивался за ним, словно пёс, разнося характерный аромат лекарственных настоек пустыми коридорами Башни.
(c) Артур Райнер

Говорят, что этих ненастоящих звёзд столько же, сколько холдов есть в мире. Банально, но кто знает, а ну как правда? Во время любых катаклизмов, говорят, звёзд и вправду становится меньше. Она, по счастью, не застала...
(c) Лидия

Шейли выскочила наружу первой, через черный вход, решив не признаваться себе, что она только что начала и выиграла у Лидии гонку "кто доберется до улики первой".
(c) Тина Шейли

Вилкой с изогнутыми зубьями Лира царапает на сколотой грани стола созвездие; ее брови чуть сведены вместе, выражая то ли крайнюю степень сосредоточения, то ли просто желание немного подумать.
(c) Лира

Она ведь тоже убивала. Не мечом. С любовью, по-матерински, по-сестрински мягко - "я помогу", "я разберусь". "Я знаю, где-то есть из этого выход, потерпи еще разок, станет легче".
(c) Софья Раневская

...Всё было бы проще, если бы такие бланки можно было печатать на двух разных листах, но закон есть закон, и Хцио следовал его букве безукоризненно. И с небольшим удовольствием.
(с) Хциоулквоигмнзхах

Дыхание монстра позади говорило о том, что некоторые блага человеческой жизни (вроде зубного порошка или, на худой конец, зубочисток) до низших форм будут идти еще очень, очень, очень долго.
(c) Жимолость

Она ведь этого хотела. Искала. Ждала. Чтобы в мире появилось хоть что-то, способное её сломать. Сломать, чтобы выпустить на свободу. Но что теперь, Ярогора? То, что должно было тебя сломать — сломало. Но оказалось, что освобождать некого.
(c) Ярогора

Ешь меня, отрывай еще и еще — и служи до последней капли кипучей крови, пачкай руки грехом убийства, разврата, алчности. Чужие руки, чужой грех. Руки Яги чисты, белы и пахнут молоком и хлебом.
(c) Жимолость

Спонтанный крик или дёрнувшаяся рука может произойти в любой момент и сломать всё, что готовили несколькими днями. Поэтому они пьют. Много. Хорошо. И жуют опустелую траву.
(c) Ярогора

И Валденская Католическая ей, конечно, чужая. Не Исаакиевский, и даже не Лютеранская на Невском - скорее реплика настоящей церкви, последняя, отчаянная попытка зацепиться за начитанное в реальности писание. Ждать и верить в Христа там, где его очевидно нет - глупость. Так посмеиваются над верующими в Башне, и Раневская только смущенно улыбается - "глупость, верно", и ей совсем не хочется спорить.
(c) Софья Раневская

Интересно, а подпадают ли сказочные вампиры под понятие "нежить"? Чтоб нет-нет да и сказать Джо так лениво — "Изыди!", и тот, захлопав перепончатыми крыльями, с воплями уносится в адские кущи...
(c) Артано

Крапинка ответственно понюхал буклетик. И так же ответственно отложил в сторонку, больше интересуясь своим новым снаряжением. В конце концов настоящим героям не нужны никакие инструкции, тем более если эти инструкции такие непонятные.
(c) Крапинка

Читал утренние письма дома, в тайне от коллег, и только после этого покидал жилище — такова стратегия выживания управленца высшего звена. Да и молиться на рабочем месте неудобно.
(c) Тайб

Такое по-детски простое описание всего, что давит в груди (”не виновата!”), кажется святотатством. Дьявол кроется в деталях.
(c) Жимолость

— Извините, миледи, что не в яблоках, — язвит Ярогора в ответ, — но ты это сожрёшь, — заканчивает разговор.
(c) Ярогора

Её тянет просто опуститься на колени здесь и сейчас, и будь что будет – но вместо этого она опирается кончиками пальцев на столешницу, ища поддержки, и делает то, что должно.
(c) Тина Шейли

Назад дороги больше не было. Он сбежал от себя в Сказку. Теперь будет бежать от себя к Смерти. Дальше бежать некуда.
(c) Артано

Так, у тебя восемнадцать бойцов. Выдели мне четверых, кто имеет хоть какой-то опыт боевых действий. Которые не побегут при виде волка и не спутают рожу чудовища с моей.
(c) Гиль-Камиль-Каар

Сказки есть сказки, и неважно, сколько в них правды – однажды разумные существа берут какой-то факт, навешивают на него мишуру и вуаля! Готовая сказка на блюдечке.
(c) Гиль-Камиль-Каар

Март был Петербуржский, с давящим, низким серым небом, снег таял коричневыми разводами слякоти. А год назад на ветках уже цвели почки; Сказка непредсказуема.
(c) Софья Раневская

Поэтому он решил заявиться к звездочету в гости, - нет, не так как он обычно "ходил в гости", - а вполне официально и миролюбиво. Через дверь.
(c) Каминари

Это же подумать только, в Сказке живет белый пушистый пес размером с некоторые домишки, у него есть своя собственная роща с десятками песиков поменьше и игрушками, а Шадани об этом ни сном, ни духом!
(c) Шадани

Кому вообще понадобились чугунные деньги? Для чего их использовать? Покрыть пол по новомодному дизайнерскому веянию? Или вскоре чугун подскочит в цене и станет дороже золота?
(c) Ариадна

Запах крови ударяет в нос. Эреда закрывает глаза, втягивая этот аромат, пытаясь наполнить им каждый бронх. Не свежая, но тоже бодрит. Она ведома этим. Движется, словно хватаясь за незримую алую нить.
(c) Эреда

путеводитель сюжет нужные гостевая правила о мире роли магия расы внешности
❖ В Предместье неспокойно. Монстры — разумные и не слишком — недобро поглядывают на местных, принадлежащих к другим расам. Поговаривают о нескольких случаях нападения. Въезд в Предместье временно запрещён Гильдией Стражей.
❖ Творцы подали спорное прошение о постройке на месте Валденского рынка загадочного сооружения. Сами авторы спорного проекта не уточняют его целей и таинственно отмалчиваются. Сооружение сложной формы из бумаги высотой с пятиэтажный дом может быть возведено в Валдене к следующему году.
❖ На фермах выросли потрясающих размеров сливы — к несчастью, произошло это прямо на границе между грядкой господина Ръо и госпожи Хопли-Допли. Споры не стихают уже вторую неделю. (подробнее...)
Июль года Лютых Лун
❖ Две луны продолжают вырастать над Валденом каждую ночь; с бледно-голубоватого их цвет сменился на кроваво-красный. Участились осадки: тяжёлые ливни заливают столицу и её окрестности.
❖ Монстры бродят по дорогам между поселениями. Не рекомендуется выходить из дома без крепкого зонта и базовых представлений о самообороне.
❖ Бестии могут чувствовать себя слегка некомфортно. Судя по последним вестям из Латт Свадже, они слышат некий зов, но пока не понимают, куда именно он зовёт и каково его происхождение.

Dark Tale

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Dark Tale » Архив эпизодов » [17.06 КЯ] Спасибо, мы вам перезвоним


[17.06 КЯ] Спасибо, мы вам перезвоним

Сообщений 1 страница 10 из 10

1

СПАСИБО, МЫ ВАМ ПЕРЕЗВОНИМ

17 июля года Красных Яблок

Валден

Грег, Чара Шайн

http://s7.uploads.ru/h3TkL.jpg

ПРЕДИСЛОВИЕ

Знали бы вы, как непросто найти разумному монстру работу в столице без диплома от гильдии Учёных!

Свобода Воли: не думаю, что понадобится.

+2

2

Грег тяжёлой поступью шёл по узкой улочке, то и дело сверяясь с адресом, нацарапанном на клочке бумаги, и табличках на домах. Уже пару часов он бродил по Валдену, силясь найти таверну “Дамочка в беде”. Те редкие прохожие, что соглашались указать монстру путь, то путались в своих показаниях, то просто пускали доверчивого рогача по ложному следу. Вот и бродил Грег, как какой-нибудь турист, по улицам, в которых уже даже не видел различия.
“Мудрёно у вас, фэйри. Как тут до цели без навигатора добраться? Никак не добраться”, — бурсбурк за время поисков уже успел весь запал растерять и искал таверну на голом энтузиазме и упорстве. Должна же, чёрт её куси, она где-то быть?

Началось всё ещё утром, когда Грег обнаружил на центральной доске объявлений заметку о том, что некая капитан Чара Шайн набирает на своё судно экипаж. Заметка сразу же всем понравилась бурсбурку: тут тебе и судно, и в экипаж вступить зовут, и даже капитан уже есть. Что это за капитан такой, Грег не знал. Но явно с не самым крошечным судном, если уж набирала себе в команду на центральной городской площади. Казалось бы, всё складывалось идеально. Грег и мечтать не мог, что получится снова найти работу на каком-нибудь корабле. Уже даже подумывал в шахтёры пойти, там здоровяки всегда к месту. Но в бочонок первоклассного верескового мёда солидно накапали дёгтя. Местом встречи была указана таверна “Дамочка в беде”, а бурсбурк, уже держащий в своих крепких руках новенький штурвал, понятия не имел, где эту самую дамочку искать.

— Простите. Вечер пусть. Добр будет. “Дамочка в беде”. Где?, — ужасно стесняясь, Грег снова обратился к случайному прохожему, надеясь что уж теперь-то ему повезёт.
— “Дамочка”-то? Ох, славное местечко. Вниз по улице, господин Рогатый, а как выйдете к развилке — тут налево, — седой фэйри с изящной тростью неопределенным движением указал направление, которое и считал низовьем улицы.

Уже начинало темнеть, а потом Грег ускорил шаг. Ещё, чего хорошего, укомплектуют всю команду и всё, поминай как звали, всем спасибо, ждите нового прилива. Но седой фэйри оказался парнем не промах и действительно указал бурсбурку путь к нужной таверне. Не прошло и получаса, как рогатый матрос стоял перед двухэтажным деревянным зданием, на переднем фасаде которого была нарисована визжащая девка. Эта вот, наверное, и была той самой безымянной дамочкой в беде.
Не медля, Грег вошёл в таверну. Как и полагается, к вечеру здесь было совсем людно. Но даже среди самой пёстрой публики бурсбурк выделялся хотя бы даже своими роскошными рогами. Стараясь никого не боднуть ненароком, Грег аккуратно протиснулся к барной стойке и хлопнул по ней ладошкой с запиской:
— Чара Шайн. Капитан. Где?

Грег подошёл к дальнему столику в углу, на краю которого стояла небольшая табличка. Вербовка экипажа, судно “Каравелла”. Бурбурк внимательно осмотрел женщину, сидящую за столом. Маленькая, худощавая. А уж разоделась как! Она совсем не была похожа на прежнего капитана, с которым Грег ходил по рекам. Тот был бородат, да пузат. А эта вот, Чара Шайн, совсем не была похожа на того, кто способен бросить вызов самой стихии и вести судно сквозь все её препятствия. Нахмурившись, Грег шумно выдохнул: его, впрочем, какое это дело? Может это вообще ассистент какой-нибудь. В любом случае, коли капитан — значит надо так. Не морякам рассуждать.
— Шайн Чара. Грег, — приземлившись на чересчур маленький стул, великан толстым пальцем несколько раз ударил себя в грудь, — Рулевой. Опыт большой. Рекомендации есть.

Покопавшись под толстым кожаным фартуком, Грег извлёк несколько сложенных пополам бумаг и аккуратно положил их перед женщиной. Устраиваться на корабль он шёл с полной уверенностью, а сейчас — будто оробел. Вот смотрел он неё, думал всякое: и мелкая, и худощавая. А она сейчас как возьмет, да его и не возьмет.
И всё, поминай как звали, всем спасибо, ждите нового прилива.

+3

3

Далеко не сразу они с Мадеской решили, что рулевой им все-таки нужен. Чара и сама вполне могла управлять кораблем, но дел становилось больше, а время не растягивалось даже в Сказке. И нужен был кто-то более профессиональный, потому что ну вот не уверена она была, что проведет дирижабль по извилистому каньону за горами Хап. Вообще. Или что вывернет, когда нападет какой-нибудь Ужасный Монстр. А дирижабль - вообще штука не особо быстрая и поворотливая.

Но не везло как-то на рулевых. То пил больше всех взятых в команде, а потому просто висел на руле. То с большим удовольствием обшаривал тайники. То в целом был так себе спец, даже если предоставлял миллион рекомендаций от самых влиятельных персон.
Но главная проблема была в другом.
Не так-то просто оказалось найти рулевого именно воздушного судна. Да и рулевого морского тоже. Ибо Туманное море все еще не пускало психов переплыть себя, а умные сами не лезли.

Вот и набирала она команду... всех, кроме главного действующего лица. Заказав вторую кружку Косоглазой Минни, чей кисловатый вкус отрезвлял мысли и давал надежду на то, что все же найдет свое "золотко", она не ожидала, что сегодня еще кто-то решится на такой отважный шаг, как знакомство с целью получения работы.
Хорошо, что коктейль уже отставила. Теперь он переливался зелено-золотыми волнами рядом, по правую руку.

- Рада знакомству. Грег.
Махина говорила странно. Махина была все-таки вширь, а не в высоту. И это тоже могло стать проблемой. Она даже отклонилась, рассматривая монстра в талии. Мда. Проблемка.
Зато сразу и по делу. А не с попытками набить цену.
- Чара Шайн, - поправила автоматом, беря бумаги.

Если ты не можешь найти рулевого корабля, рулевого морского корабля, который бы покрывал дальние расстоянии, то найди хотя бы рулевого туристического судна!
По речке.
Засада.
К тому же, она не то чтобы была против монстров на корабле, но у нее уже была сумасшедшая Мадеска. Она еще раз пробежалась взглядом по бумагам. Хорошие рекомендации. Взгляд на махину. Она ощущала себя если не дюймовочкой, то метровочкой точно.

- Грег, - начала она, подавшись ближе и опираясь о стол сложенными в локтях руками. - Ты боишься высоты?
Вопрос совсем непраздный. Она все еще прикидывала, влезет ли туда Грег. И сможет ли он управлять чем-то большим, чем речное суденышко. Ладно ремонт, у них был механик.
Так, разберемся с размерами. Винг улетел Мадеске, оставшейся на корабле, чтобы измерила самый узкий коридор в ширину.
- Есть ли дурные привычки? Чем питаешься? Сколько можешь проводить вдали от семьи и дома?

+3

4

От обилия вопросов, казалось, закружилась голова. Грег, хлопая глазами, ставился на капитана. Понимать-то понимал, но чтобы выдавить из себя что-то путное — понадобится время. Ну да ничего.
Потихонечку.
— Я в горах. Жил. Долго очень! Не страшусь, — бурсбурк отрицательно покачал головой, будто подтверждая свои слова — совершенно и ни капельки не боюсь. Грегу в своё время довелось не только смотреть в пропасти самой разной высоты, но иногда и в эти самые пропасти падать. Он не мог знать, какую именно высоту имеет ввиду Чара Шайн, но был уверен: не такую страшную, как Восточное ущелье.

— Привычек. Нет. Дурных. Не враг себе, — не успел Грег начать нахваливать свой до унылого здоровый образ жизни, как к их столу подошла невысокая фэйри с улыбкой поинтересовалась, не желают ли они чего-нибудь заказать. Бурсбурк с сомнением взглянул на Чару. Но потом вспомнил слова старого капитана с парома. Грег, говорил он, не бойся ты всякого этого найма — это всё диалог. Не только ты должен подходить нанимателю, но и наниматель тебе. Тогда монстр особо не вслушивался, но кажется конечной мыслью монолога было что-то вроде: “в крайнем случае, козлопасом станешь”, — Эля. Красного. Кружку. Побольше.
Набрав побольше воздуха в лёгкие, Грег продолжил рассказывать капитану о себе. Ему было непривычно столько молоть языком, но он не хотел, чтобы какой-то из вопросов остался без ответа:
— Сказал уже. Как. Не враг. Себе. И экипажу, — заказанный напиток принесли в огромной глиняной кружке и Грег благодарно кивнул официантке. Сглотнув элю и силясь разбудить в себе настоящего оратора, бурсбурк продолжил, — Питаюсь. Кормят чем. Неприхотлив. В голодные. Годы. Мы в Хаппе. Жевали. Мягкий камень. С маслом. Вкусно.

Эля становилось всё меньше, а Грег становился всё словоохотливее. Особенно сейчас, когда речь зашла о семье и доме. С того момента, как ещё в Льняные Облака бурсбурк покинул клановое поселение, монстр ни разу не возвращался в горы Хап. И делать там было решительно нечего, и с соплеменниками он расстался на не самой лучшей ноте. Сделав ещё один глоток, Грег попытался донести до Чары всю суть загадочной бурсбуркской души:
— Профессионал. Я. Стандарты есть. У профессионалов. Семьей. Не обременен. Дом заменила. Каюта, — не без гордости в голосе сказал разумный монстр, будто отчеканив камень о камень, — Вопрос. Позволю Задать. Что за. У вас. Судно. Капитан?
То ли слегка подхмелев, то ли желая помахать лишний раз своим профессионализмом, Грег перешел в атаку и в свою очередь начал задавать вопросы Чаре. В конце концов, ему ведь было интересно, на каком судне предстоит служить. Где-то в глубине души он надеялся, что не на прогулочной барже какой-нибудь разодетой фифы. Надеялся, но виду не подавал. Потому что, как говорится, честная работа — на то она и честная. Если придётся, то и разодетую фифу прокатит на барже.

— Водоизмещение. Вооружение. Парусное. Такелаж. Важно тоже, — жестом Грег попросил у официантки ещё одну кружку эля и теперь глухо ударял пальцем по столу, перечисляя разные элементы парусного корабля. Хотел уж было спросить про пушки, но вовремя осекся. Чара выглядела, как профессионал. Чара звучала, как профессионал. Но диалог только начался и они не успели дойти до того уровня отношений, когда допустимо спорить о внутреннем диаметре кульверин, — На больших. Не служил. Пока. Судах. Базу знаю. Всю. Паруса. Они о. Количестве. Не качестве.
Уверенно кивнув, Грег принял из рук официантки новую кружку. Уж в мореходстве он кое-что понимал, даром что ходил по одним рекам. К тому же, он был слишком крупным для такелажных работ. А коли так, то и в самом деле: какая там разница, сколько у корабля парусов? Пусть вон юнги этим вопросом себе голову забивают.

+2

5

Так и запишет. Высоты не боится. Отлично. А то приходили там... а потом через борт перекидывались, и Чара очень хотела их сбросить за вранье. Ведь в самом деле, может не только на море качать.
Дальше было интересно. Монстр сказал, что был не враг себе и экипажу. Но с такой кружки Чару бы унесло. Она посмотрела несколько тоскливо на свой коктейльчик. С одной стороны, пить при нем было неприлично. С другой стороны, за бессмысленно прожитый день хотелось напиться.
Она подняла руку и указала на эль монстра, потом чуть сплюснула кружку. Не такую большую, Воля!

- У меня... - она вздохнула. - Большое судно. Нестандартное, я бы сказала.
Парит на артефакте-сердце спирита, которое и пять кружек эля не разговорит. Да, были и те, что пытались узнать и продать инфу, но защитные чары неизменно работали. Она за них не менее тысячи лайнов в свое время отвалила... Так вот. Коротко рассказала. Количество парусов, длина судна. Что там еще должно интересовать?
Ох, она тоже была не так уж сведуща в суднах. Знала многое про свое, но точно не про чужие. Да и не читала толком про них. Большое, маленькое, где ходит... Все равно вся эта морская тематика ей не помогает, а до сих пор построить второй жирижабль никому просто не удалось. Может, Сказка хранила...

- Вооружение... Ну, есть пара пушек. Но до сих пор не пришлось их применять.
Против дракона оно ни на что не было годно. А други представителей там особо не встречалось. Ну не в богов же из пушки палить...
- В общем, - глядя на вторую кружку и недопитую свою. - Предлагаю просто посмотреть судно. Может вы сами откажитесь... Прошу не убегать, не крушить ничего. Порталов не боитесь? Нам тут настроили... небольшой.
Лишь бы влезли. Ладно, в крайнем случае, Мадеска наколдует что, если этот здоровяк разбушуется. Но вроде трезвым выглядит.
- Минутку.

Столик был забронировал до следующего утра, но она все равно кинула лайн официантке, чтобы за монетку столик-то не занимали. Поднялась, отряхнула светло-голубую юбку, подтянула такого же цвета широкий бант под воротником белой тонкой блузки.
- Р... лапу, пожалуйста.
Она подала свою, чтобы Грег сверху накрыл лапой.
Чара нахмурилась, выругалась под нос и топнула ножкой в туфле. Вот так. Чертов портал. Засветилось розоватым, перешло в сиреневый, серый, все мигнуло, и они оказались совсем в другом месте.

- Ну вот она... "Каравелла".
Она не могла не улыбнуться. Корабль стоял на Маковом поле. Небольшой деревянный помост с лесенкой в качестве перехода с поля, полного цветов, на дирижабль.
А это он и был. Большой такой.
И действительно с парусами.
- Это дирижабль. И плыть придется по воздуху.

+1

6

Посмотреть на нестандартное судно хотелось. Грег медленно кивнул и залпом допил остатки эля. Подумав, положил пару монет на стол. А то ведь совсем нехорошо получается. Подойдя к капитану, он протянул ей “лапу”, хоть та была самой настоящей рукой приличного разумного монстра. Но Грег уже успел такого наслушаться, что таки мелочи ни капли не смущали.

С нежным хлопком портал перенёс парочку на Маковое поле. Грег пошатнулся: не ожидал он такого скачка. Мотнув головой, он чихнул так, что с ближайших маков слетели лепестки.
“Ох, что же это меня так. Эль, что ли, дряной”, — шмыгнув носом, бурсбурк взяглнул на Чару. И перевел взгляд следом за её жестом.
— ну вот она… “Каравелла”, — кажется, капитан любила свой корабль. Должна была! Невозможно было не влюбиться в эту красотку. Три мачты, ладный корпус и… Зачем-то воздушный шар, располагаемый в центре всей конструкции. Слегка подхмелевшее сознание Грега напомнило ему, что они не в море. И даже не на какой-нибудь широкой реке. Последняя надежда на здравость ситуации тяжёлым камнем пошла ко дну: поблизости не было ни водоёмов, ни верфей. Определенно точно “Каравелла” стояла посреди Макового поля. Бурсбурк оглянулся на капитана, а та лишь кивнула головой. Да, так и есть. Это дирижабль и ему водоёмы ни к чему.
— Рыбки. Они. Они плавают, — покачиваясь, Грег подошёл в Чаре Шайн и усы раздвинулись в широкой улыбке, — Ходят. Корабли. Дирижабли. Тоже. Думаю я. Можно?
Бурсбурк рукой указал на “Каравеллу”, всем своим видом демонстрируя желание взойти на борт. Кажется, капитан была не против.

Аккуратно забравшись по лестнице, Грег сошёл на палубу. Дирижабль выглядел великолепно: будто только вчера сошёл с верфей лучшей судостроительной компании. Бурсбурк легонько сжал перила, идущие вдоль борта, и звонко цокнув кивнул. Древесина может и не высший сорт, но подобранная с умом, такая прослужит долго. С полчаса монстр потратил на то, чтобы бегать от мачты к мачте и проверить всё-всё: рангоут, ванты, бакштаги и прочие органы, способные сделать любое судно по-настоящему живым. О каких-то узлах Грег имел полное представление, о каких-то — только догадывался по общему виду и канату, тянущемуся в общую паутину такелажа. Будто какой-то ребёнок, которого на ночь оставили в магазине, полном игрушек. “Каравелла” определенно понравилась Грегу. Оставался сущий пустяк. Чтобы он сам понравился капитану в достаточной степени, чтобы принять его на борт.

— “Каравелла”. Красивая. Качество!, — охая и ахая бурсбурк поражался чудесному дирижаблю перед, пожалуй, единственным человеком, который и без того знал, насколько этот самый дирижабль чудесный. Осмотрев основную палубу, Грег со слоновьим топотом кинулся к штурвалу, оставленному, что называется, на сладкое. Штурвал выглядел странно: с одной стороны, он был похож на штурвал-штурвал, который бурсбурку не раз доводилось видеть, по-разному трогать и вообще использовать в полезных для судна манёвров. Но с другой, вокруг него был целый ряд рычагов неизвестного назначения, а на латунной рее — стеклянная трубка с жидкостью и деревянным шариком, выкрашенным синей краской. На трубку были нанесены метки, а сбоку прибор с цифровыми обозначениями, о назначении которого Грег довольно быстро догадался. Едва ли дирижабль плывет в десятке метров от земли. Все эти хитрые устройства явно нужны были для того, чтобы понимать уровень давления на палубе в время полёта.

— По небу Идти должен. Хорошо, — Грег обвел рукой верхнюю палубу, — В порядке. Судно.
Кивнув, монстр сделал шаг назад и вопросительно уставился на Чару. Его всё категорически устраивало, он был бы счастлив ходить на таком судне. Капитан, судя по всему, со счетов его сбрасывать не спешила: стала бы иначе она показывать ему “Каравеллу”? Но предложение пока не было сделано, поэтому Грег пребывал в некотором замешательстве. Что теперь?

+2

7

У Чары сердечко едва не оборвалось, когда зверь сжал перила. Такой ручищей их не то что сожмут, их просто раздавят. Сглотнула, но промолчала - перила были на месте и в щепки. Он был прав, на обустройство дирижабля они потратили целое состояние. Еще с прошлой командой...
Мотнула чуть головой, отгоняя дурные мысли. Это было и было. Теперь ее задача - набрать новую команду и поднять судно в воздух. Все, больше ничего от нее не требовалось в настоящий момент.

Следующие полчаса она просто наблюдала за тем, что Грег делает. Куда бегает, не ломает ли и не лазает туда, куда не надо. Но тот, кажется, не собирался подрывать строящееся доверие, а просто осматривал судно, на котором ему, возможно, предстояло ходить под парусами.
На корабле было тихо и пусто. Людей практически не было, а те, кто были, ушли в Валден, тоже помогать в наборе команды или просто заканчивали свои дела. Чара улыбнулась, слушая похвалу. Не ей - кораблю, что было куда ценнее. Убедилась, что Грег не собирается крушить хрупкие приборы. А то у нее точно остановится сердце. Вы попробуйте все это настроить, отремонтировать, а потом посмотрим!
- Думаю, мы могл...

- Воля, твою мать Смерть!!!
Чара, хоть и смотрела на Грега в этот момент, скрестив руки на груди, вжала голову в плечи. Крик Мадески слышало, кажется, все Маковое поле. А через секунды цоканья тяжелых каблучков вампир стояла в дверном проеме - взлохмаченная и с пятнами по расшитой одежде.

- Это еще кто?! - на волне возмущения заявила она, глядя на массивную цветную фигуру с рогами.
- Рулевой... новый... наверное. Что случилось?
- Да... солнышко это, механик чертов. Я говорю - посмотри, чтобы разгоняло лучше, а он туда железку сунул, лом, не знаю, - показала она руками палку. - Чуть в Сердце не попал! Да не попал, не бледней! Короче, я ее уже час пытаюсь вытащить, заклинило, сссука.
- Где механик сам?
- Сбежал! Я его покусала, так он унесся, только пятки сверкали! Сука, убила бы! - Мадеска выругалась не хуже портовых грузчиков, если они вообще были в Сказке, прошлась взглядом по незнакомому типу. - Ты ж сильный, да?

+2

8

— Грег. Это, — бурсбурк довольно тыкнул себя пальцем в грудь. Улыбнулся одними усами: капитан говорила так, будто он уже приписан к “Каравелле” и является полноправным рулевым. Некоторое время монстр следил за буйным обсуждением Чары и её подруги. Может, старпома? Кажется, она любила разные наряды. И была хорошенькая. По меркам фэйри, во всяком случае. Откуда ему, гордому представителю народа бурсбурков, было знать, что там фэйри и человеки почитают привлекательным. Однако, вот с другой стороны посмотреть: зачем она носит расшитую и цветастую одёжку, если сама по себе красивая?
От вереницы мыслей о загадочной душе фэйри Грега отвлекла вот эта вот девица, выбравшаяся из недр летающего судна.

— Сильный. Я. Не жалуюсь, — Грег важно оттопырил нижнюю губу, будто бы показывая, что такой вопрос нелеп до крайности. Но почти тут же добродушно развёл руками, — Понял. С разговора. Беда какая. Помогу. Ведите.
Несмотря на вообще добродушный нрав и тягу к альтруизму в умеренном размере, бурсбурк преследовал и вполне конкретную цель: ему было было интересно, как корабль выглядит изнутри. На верхней палубы не было никаких повреждений, а потому было правильным предположить, что поломка произошла где-то внизу. Коридоры петляли и были чертовски узкими. Сначала Грег пытался как-то протиснуться, да всё рога мешали. Плюнув на всю важность походки, которой он немного гордился, монстр приноровился ходить бочком. Выглядело до ужаса глупо, но зато эффективно: он смог без труда поспевать за капитаном и её бранящейся подругой. Или, наверное, все же старпомом. Что ни говори, а “Каравелла” очень сильно отличалась от паромов.

Машинное отделение встретило троицу приветливым гулом. Обилие механизмов, хитросплетений труб и устройств, о назначении которых даже догадываться было боязно, смутило бурсбурка. Такого прежде он никогда не видал и потому только и делал, что водил головой то туда, то сюда, силясь вообразить схему работы летающей “Каравеллы”. Может его внуки и смогут справиться с этой задачей, но сам он оказался бессилен. Зато сразу смог заприметить лом, который выбивался из общей стройной картины.
Жестом попросил разрешения и получив его, Грег аккуратно, будто боясь гулкими шагами нарушить работу тонких механизмов, подошёл к лому и оглядел то, что девушки называли Сердцем. С виду оно напоминало огромный стеклянный сосуд, внутри которого блуждающие потоки воздуха переливались и причудливым образом сливались в форму, напоминающую сердце.
“Ветер приручили. Очень интересно! Так вот как “Каравелла” летает. Интересно будет глянуть, как оно в работе. Пока ничегошеньки не ясно”, — лом был воткнут в воздуховодное отверстие, находящееся в платформе-постаменте Сердца. Судя по всему, механик решил особо не запариваться и зафиксировать контролирующую створку. Грег обернулся к Чаре и Мадеске:
— Смотрю. Механика. Поломать. Не хочу. Деликатно, — бурсбурк виновато улыбнулся и снова уставился на лом. Ему было понятно, что он тут не к месту. Но совершенно был непонятен замысел механика, который его туда воткнул. Положив огромную ладонь на лом, Грег легонько его подвигал. Фэйри была права — заело. Можно было бы попробовать его расшатать и аккуратно вынуть, но опасно. Чёрт его знает, какие секреты таит в себе эта платформа. И что-то ему подсказывало, что сломать драгоценную “Каравеллу” — верный способ оказаться последним в списке кандидатов.
Встав позади лома, Грег схватил его обеими руками. Потянул — лом не поддался. Заворчав, кандидат в рулевые сплюнул на ладони и вытер их об кожаный фартук. Схватился снова, да и потянул со всей силы. В этот раз железка, пусть и не без труда, выскочила, а воздуховодное отверстие с латунным лязгом закрылось. Сердце сверкнуло своим воздушным потоком и нормализовалось. Оперевшись на лом, будто на какое боевое копьё, Грег взглянул на капитана:
— Кажется. Хорошо. Так.

+1

9

- Да ладно, - ехидно ответила Мадеска, усевшись на корточки рядом.
Костюм все равно отстировать придется, так чо уж теперь. А механизм действительно был деликатный. Она уж не знала, сама Чара додумалась в колбу впихнуть так артефакт, или спириты ей и подсказали, ясно было одно - ломать этот шедевр означало бы сломать весь дирижабль к чертям собачьим.

Чара все же пожалела, что не взяла с собой успокоительного. Если артефакт ей сломают, будет стоить титанических усилий собрать его по частям, отремонтировать или получить новый. Да и вообще это было ужасно само по себе - внутри жила душа спирита, его Сердце, и разбрасываться такими вещами ей, как представителю то же специализации, ей абсолютно не нравилось.

Очень внимательно она наблюдала за тем, как Грег пытается вытащить железку. И желала сбежавшему механику, чтобы следы от клыков Мадески не проходили минимум пару месяцев. Ибо как вообще можно было догадаться сотворить такое?!
Шайн прижала ладонь к груди, расширенными глазами наблюдая за тем, как разумный монстр хватает лом и тянет. Мадеска, увидев бледность подруги, поспешила оказаться на своих двух и помахать хотя бы ладонью. Потому что хватит тут капитана сердечный приступ.

Звук закрываемого механизма... Чара смотрела теперь так же внимательно на артефакт. Но он засиял ровно и как полагается. Тяжкий выдох последовал вслед ладони, опущенной уже на крепкое плечо Грега. Мадеска радостно воскликнула и обняла монстра, чмокнув в щеку и оставляя яркий, медно-рыжий след от помады.
- Ура, ура, ты починил!
- Ты официально принят... - выдохнула снова Чара. - Но не в механики, в рулевые.

+1

10

Справился. Всчё, что могло блуждать в монстровом мозгу Грега — справился! Не посрамил ни народ бурсбурков, и самого себя лично. Ещё и двух часов не пробыл на “Каравелле”, как уже смог решить какую-то хитрую проблему. Настолько хитрую, что сам он крайне условно догадывался о том, что сделал. Если говорить проще, то взял дрын, да вынул. Велика задача! Но увы, для двух фэйри оказавшаяся непосильной.
— Решение. Мудрое. Механик. Никудышный. Рулевой. Чудесный, — Грег здоровенной ладонью потер место поцелуя Мадески, размазав по шерсти рыжее пятнышко помады, — Заступить. Готов. На службу. Жалование бы. Обсудить.

Не то чтобы Грег отказался, если на “Каравелле” ему предложат сильно меньшую ставку, чем он мог бы ожидать. Чёрт возьми, он бы не сошёл с борта, даже если бы ему предложили работать за еду! Но если что и понял бурсбурк, выбравший жизнь в цивилизованном обществе, так это то, что фэйри крайне обожали блестящие лайны и ставили их во главу всего. А хочешь жить — приспосабливайся.
К тому же, здесь не Хаппа, требуемое по первой просьбе не выдадут. Куда бы он не пошёл, с него требовали те же самые лайны. А коль скоро Грег был чудесным представителем племени разумных монстров, о скидках можно было только мечтать, а наценки для доверчивого бурсбурка торговцы лепили с огромным удовольствием. Словом, что ни говори, но Грег — пусть и обладал щедрой и скромной натурой — пал жертвой особого сказочного капитализма. Да до того обидного пал, что и сам это с трудом уже осознавал.
“Благослови Святая Пита этих фэйри. Смогли не сглупить и нанять отличного рулевого. Ох, теперь же ещё не оплошать. Ну да дело мастера боится”, — Грег улыбнулся одними усами и протянул теперь уже своему капитану раскрытую ладонь. Сплёвывать на неё — пусть это и считалось залогом крепкой и надёжной сделки — не стал, ему уже не раз объясняли, что в среде фэйри такое не принято и считается варварством. А он по меркам монстра тоже был своего рода джентльменом.

Пусть было сложно, но Грег справился. Сложнее всего было понять, что воздушное судно, в отличии от речного, может брать ещё и курс наверх, к небесам. Как и предполагал бурсбурк, для этого и нужен был синий деревянный шарик, да приборы, называющиеся барометры. Поосвоившись, Грег украсил штурвал рядом звенящих амулетов и талисманов, каждый из которых приносил удачу при определенных условиях и другое-разное доброе для членов клана. И пусть это не Хаппа, но экипаж корабля — чем не ведомый одной целью клан? Грег даже обзавёлся смешной шляпой-треуголкой, которую изредка надевал, если “Каравелла” перевозила пассажира: в ней грозный рулевой выглядел настолько нелепо, что любой нет-нет, да и улыбался ему. А ему, простому работяге, больше и не надо. Бурсбурк был рад и знал, что многие годы будет шерстяной рукой гладить любимый штурвал и снова, и снова задавать только один вопрос:
— Курс. Какой. Капитан?

Отредактировано Грег (2019-04-02 03:21:43)

+1


Вы здесь » Dark Tale » Архив эпизодов » [17.06 КЯ] Спасибо, мы вам перезвоним