Зачем гадать, если дым не идет от лаванды и полыни, если не стучат друг о друга черточки-символы на косточках рун, если нет красивых, драматичных рисунков цветными чернилами на пахнущих веками картах?
(c) Уголёк

В отличие от самих стажёров, проклятье стажёра отдела разведки работало без нареканий.
(c) Лидия

Ещё не успев до конца осознать, что происходит, Лидия ломанулась к двери: вбегать в избу, тормозить коней и оплакивать летящий по привычному маршруту вечер.
(c) Лидия

Многие знали её, в славе - сила её; твари, монстры, чумные псы да крысы сбегались к ней со всех углов, со всех эшафотов, ища защиты и крова - не он первый, не он последний узнает её в лицо. Вот только это лицо она показывать не готова.
(c) Жимолость

Дети — это собрание вспышек-талантов, которые жизнь еще не успела загасить. Они видят мир таким, какой он есть: прекрасным, — и начисто игнорируют дурацкие правила, которые придумали взрослые, чтобы сделать вполне себе неплохую жизнь в разы хуже.
(c) Уголёек

Тень смеётся глухо, отчаянно, стуча зубами о зубы и впиваясь лопатками в целое ещё стекло. Их не двое здесь — трое. Primum non nocere тебе в глотку, кровожадный кусок дерьма. Возьми себя в руки, дыши, дыши, дыши, говорю. Ты живой, а она — мёртвая, мертвее всех, и нет её здесь, и быть не может.
(c) Тень

Не дошел бы он до дому. И до Фитцроя бы не дошел. Никуда бы он не дошел; расправил бы черные крылья, разбросал бы черные перья, разметал бы черные клочки да по черным закоулочкам - и остался бы в черном пакете, получив в белый лоб черную пулю.
(c) Жимолость

Нет, господин Доджсон, ничего, всё в порядке, спасибо за беспокойство, и вам тоже самых мирных снов. Кошмарных снов о ваших мёртвых, скрежещущих зубами у порога дочерях, господин Доджсон. Нет, вам, должно быть, послышалось. Рад был увидеться. Очень, очень рад.
(c) Тень

Люди с дырявыми мозгами щемятся в переулки и помойки, захлопывают створки, щёлкают замками, как собачьими челюстями; Предместье хохочет утробно, слышно только детям, как она ловко подменяет улицы, личности, реальность.
(c) Ярогора

— Отпусти, — шипит он с голодной улыбкой и знает: выдрать из деревянных внутренностей стула его дрянную спинку так же просто, как очистить от лишних костей да мяса чужой хребет. Непропорционально, неправильно длинный.
(c) Тень

Когда они вырезали целые селения язычников, никакой полк не соглашался ночевать вблизи: все чаянно верили, что после смерти люди, отказавшиеся от Бога, ходят демонами несколько ночей, и шепчут. Шепчут. Сжимают руками головы живых и давят, могут так до самой церкви висеть «терновым венцом». С язычниками всегда ходит что-то ещё.
(c) Ярогора

Больничный запах увивался за ним, словно пёс, разнося характерный аромат лекарственных настоек пустыми коридорами Башни.
(c) Артур Райнер

Говорят, что этих ненастоящих звёзд столько же, сколько холдов есть в мире. Банально, но кто знает, а ну как правда? Во время любых катаклизмов, говорят, звёзд и вправду становится меньше. Она, по счастью, не застала...
(c) Лидия

Шейли выскочила наружу первой, через черный вход, решив не признаваться себе, что она только что начала и выиграла у Лидии гонку "кто доберется до улики первой".
(c) Тина Шейли

Вилкой с изогнутыми зубьями Лира царапает на сколотой грани стола созвездие; ее брови чуть сведены вместе, выражая то ли крайнюю степень сосредоточения, то ли просто желание немного подумать.
(c) Лира

Она ведь тоже убивала. Не мечом. С любовью, по-матерински, по-сестрински мягко - "я помогу", "я разберусь". "Я знаю, где-то есть из этого выход, потерпи еще разок, станет легче".
(c) Софья Раневская

...Всё было бы проще, если бы такие бланки можно было печатать на двух разных листах, но закон есть закон, и Хцио следовал его букве безукоризненно. И с небольшим удовольствием.
(с) Хциоулквоигмнзхах

Дыхание монстра позади говорило о том, что некоторые блага человеческой жизни (вроде зубного порошка или, на худой конец, зубочисток) до низших форм будут идти еще очень, очень, очень долго.
(c) Жимолость

Она ведь этого хотела. Искала. Ждала. Чтобы в мире появилось хоть что-то, способное её сломать. Сломать, чтобы выпустить на свободу. Но что теперь, Ярогора? То, что должно было тебя сломать — сломало. Но оказалось, что освобождать некого.
(c) Ярогора

Ешь меня, отрывай еще и еще — и служи до последней капли кипучей крови, пачкай руки грехом убийства, разврата, алчности. Чужие руки, чужой грех. Руки Яги чисты, белы и пахнут молоком и хлебом.
(c) Жимолость

Спонтанный крик или дёрнувшаяся рука может произойти в любой момент и сломать всё, что готовили несколькими днями. Поэтому они пьют. Много. Хорошо. И жуют опустелую траву.
(c) Ярогора

И Валденская Католическая ей, конечно, чужая. Не Исаакиевский, и даже не Лютеранская на Невском - скорее реплика настоящей церкви, последняя, отчаянная попытка зацепиться за начитанное в реальности писание. Ждать и верить в Христа там, где его очевидно нет - глупость. Так посмеиваются над верующими в Башне, и Раневская только смущенно улыбается - "глупость, верно", и ей совсем не хочется спорить.
(c) Софья Раневская

Интересно, а подпадают ли сказочные вампиры под понятие "нежить"? Чтоб нет-нет да и сказать Джо так лениво — "Изыди!", и тот, захлопав перепончатыми крыльями, с воплями уносится в адские кущи...
(c) Артано

Крапинка ответственно понюхал буклетик. И так же ответственно отложил в сторонку, больше интересуясь своим новым снаряжением. В конце концов настоящим героям не нужны никакие инструкции, тем более если эти инструкции такие непонятные.
(c) Крапинка

Читал утренние письма дома, в тайне от коллег, и только после этого покидал жилище — такова стратегия выживания управленца высшего звена. Да и молиться на рабочем месте неудобно.
(c) Тайб

Такое по-детски простое описание всего, что давит в груди (”не виновата!”), кажется святотатством. Дьявол кроется в деталях.
(c) Жимолость

— Извините, миледи, что не в яблоках, — язвит Ярогора в ответ, — но ты это сожрёшь, — заканчивает разговор.
(c) Ярогора

Её тянет просто опуститься на колени здесь и сейчас, и будь что будет – но вместо этого она опирается кончиками пальцев на столешницу, ища поддержки, и делает то, что должно.
(c) Тина Шейли

Назад дороги больше не было. Он сбежал от себя в Сказку. Теперь будет бежать от себя к Смерти. Дальше бежать некуда.
(c) Артано

Так, у тебя восемнадцать бойцов. Выдели мне четверых, кто имеет хоть какой-то опыт боевых действий. Которые не побегут при виде волка и не спутают рожу чудовища с моей.
(c) Гиль-Камиль-Каар

Сказки есть сказки, и неважно, сколько в них правды – однажды разумные существа берут какой-то факт, навешивают на него мишуру и вуаля! Готовая сказка на блюдечке.
(c) Гиль-Камиль-Каар

Март был Петербуржский, с давящим, низким серым небом, снег таял коричневыми разводами слякоти. А год назад на ветках уже цвели почки; Сказка непредсказуема.
(c) Софья Раневская

Поэтому он решил заявиться к звездочету в гости, - нет, не так как он обычно "ходил в гости", - а вполне официально и миролюбиво. Через дверь.
(c) Каминари

Это же подумать только, в Сказке живет белый пушистый пес размером с некоторые домишки, у него есть своя собственная роща с десятками песиков поменьше и игрушками, а Шадани об этом ни сном, ни духом!
(c) Шадани

Кому вообще понадобились чугунные деньги? Для чего их использовать? Покрыть пол по новомодному дизайнерскому веянию? Или вскоре чугун подскочит в цене и станет дороже золота?
(c) Ариадна

Запах крови ударяет в нос. Эреда закрывает глаза, втягивая этот аромат, пытаясь наполнить им каждый бронх. Не свежая, но тоже бодрит. Она ведома этим. Движется, словно хватаясь за незримую алую нить.
(c) Эреда

путеводитель сюжет нужные гостевая правила о мире роли магия расы внешности
❖ В Предместье неспокойно. Монстры — разумные и не слишком — недобро поглядывают на местных, принадлежащих к другим расам. Поговаривают о нескольких случаях нападения. Въезд в Предместье временно запрещён Гильдией Стражей.
❖ Творцы подали спорное прошение о постройке на месте Валденского рынка загадочного сооружения. Сами авторы спорного проекта не уточняют его целей и таинственно отмалчиваются. Сооружение сложной формы из бумаги высотой с пятиэтажный дом может быть возведено в Валдене к следующему году.
❖ На фермах выросли потрясающих размеров сливы — к несчастью, произошло это прямо на границе между грядкой господина Ръо и госпожи Хопли-Допли. Споры не стихают уже вторую неделю. (подробнее...)
Июль года Лютых Лун
❖ Две луны продолжают вырастать над Валденом каждую ночь; с бледно-голубоватого их цвет сменился на кроваво-красный. Участились осадки: тяжёлые ливни заливают столицу и её окрестности.
❖ Монстры бродят по дорогам между поселениями. Не рекомендуется выходить из дома без крепкого зонта и базовых представлений о самообороне.
❖ Бестии могут чувствовать себя слегка некомфортно. Судя по последним вестям из Латт Свадже, они слышат некий зов, но пока не понимают, куда именно он зовёт и каково его происхождение.

Dark Tale

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Dark Tale » Обитатели Сказки » Гиль-Камиль-Каар, разумный монстр, 51


Гиль-Камиль-Каар, разумный монстр, 51

Сообщений 1 страница 2 из 2

1

ГИЛЬ-КАМИЛЬ-КААР
«Мешаем вымысел с реальностью»

https://pp.userapi.com/c849336/v849336985/156a4a/gTIcglYbeO0.jpg

» Имена и прозвища: Гиль-Камиль-Каар, Гильберт, Гиль;
» Раса: Разумный монстр;
» Внешний возраст: Внешне возраст неопределим;
» Истинный возраст: 51 год;
» Специализация: общая магия;
» Принадлежность: Гильдия Учёных, отдел магзоологии;
» Род деятельности:Преподаватель зоологии в Валдене, в случае совпадения интересов участвует в любых вылазках в Предместье в роли эксперта-проводника.

ПОРТРЕТ

» Пол: мужской;
» Рост: 220 см;
» Вес: 140 кг;
» Телосложение: крупный, мускулистый, на пике видового физического развития;
» Цвет волос: белый/седой;
» Цвет глаз: жёлтый;
» Отличительные черты: узор метки разумного чудовища, берущий начало чуть выше пупка, двумя ответвлениями переходит на грудь, где и заканчивается. Цвет метки – пурпурный. Прямые, белые волосы, как и у матери, из-за которых на человеческий манер может выглядеть старше своих лет.

ЛЕГЕНДА

Для удобства, разбиваю историю персонажа на два этапа.

Биография матери
Внешность матери

https://pp.userapi.com/c851028/v851028101/e809a/4Xhtn26fRCE.jpg

Рождение Гиль-Камиль-Каара можно было бы назвать странным стечением обстоятельств, если бы оно случилось где-то в другом мире, но здесь всё живёт, существует, рождается и умирает по своим собственным, странным правилам, которым ничто не чуждо. Его мать была разумным монстром, довольно развитым драконидом, принявшим свою метку от рода несущего её из поколения в поколение, вот уже несколько веков. Внешний облик на стыке двух форм. Почти гуманоидная, но не лишённая мощных крыльев, для тех монстров или людей, которые её встречали, она всегда казалась чем-то не совсем правильным.
          Для чудовища – слишком гуманоидный облик, для человека – слишком много от монстра. Впрочем, Камиль-Эсбен-Каару (этимология формирования имён в роду следующая: 1 слово – имя собственное; 2 слово – имя родителя того же пола, что и ребёнок; 3 слово – имя рода) это волновало меньше всего. Она почти десятки лет назад покинула свой род, живущий за пределами Предместья, практически на самой последней границе и переселилась в город-призрак. Конечно, поначалу здесь было, мягко говоря, тяжело. Постоянная борьба, за выживание – совсем не то, что она искала, убегая от племенного, дикарского предопределения, но с приходом в Предместье Золотой Лиги всё стало налаживаться, ведь тут как раз очень хорошо пригодилось её родовое ремесло.
          Её мать, как и бабка, насколько ей известно, всю свою жизнь были кузнецами и, в своё время, она провела долгие годы с молотом в руке, согнувшись над наковальней. Впрочем, это как раз и было одной из причин её ухода. Ей нравилось ремесло. Она могла часы напролёт плести замысловатые стальные узоры, вплавляя их в мечи, выбивая различные символы, вытравливая рисунки или переплетая кольца кольчуги. Но в её племени превыше всего ценилась быстрая, грубая, топорная работа. Массивные доспехи, а кольчуги… к чему они вообще? Лига дала ей возможность реализовать себя в полной мере, создавая то оружие, на которое хватало денег у тех авантюристов из разумных монстров, которые стекались к этому островку порядка и безопасности в хаосе. Конечно, следует отметить, что настоящим порядком в Предместье никогда и не пахло, если рассуждать с точки зрения человека, живущего в Валдене, но для монстров и живущих тут людей, это время стало Золотым Веком. 

Биография Гильберта
Внешность Гильберта

https://pp.userapi.com/c851028/v851028101/e808a/TpdMhWsOKbo.jpg

Гиль-Камиль-Каар родился в год Белых Ночей (51 лет назад) и следует сказать, что о своём отце он не знал ровным счётом ничего, за исключением того, что он был Фэйри и дал ему имя. Хотя, зачастую рубаки из Лиги посмеивались над этим, называя историю с отцом байкой, гадая, кто же из парней подсуетился, вглядываясь в черты лица паренька. Мать также почти никогда не говорила об отце, но чести ради, следует признать, что при ней подобных шуточек никто не отпускал. Гиль (Гильберт) внешне мало чем отличался от типичного самца драконида из рода Каар, но в одном, сказалось ли тут смешение кровей, или эволюция метки, неизвестно, он отличался. Родился он совершенно без крыльев, чем частенько был удручен, наблюдая как мать, во время их вылазок в город, ловко взлетает в воздух и грациозно планирует в нужную точку. Ему же приходилось бегать. Причём постоянно, как на четвереньках, так и на двух ногах и поэтому ещё в детстве он яро возненавидел открытые пространства. Ещё бы, ведь прогулка по полю, превращалась для него в многокилометровый марафон с предельной скоростью, дабы не отстать от матери, которая постоянно таскала его за собой. В юном возрасте его это смущало – все эти люди и чудовища, ремесленники и воины, новые и новые лица каждый день. У всех разные имена, все занимаются разными делами, и каждый смотрел на его мать с уважением, а на него… этого взгляда он тогда попросту не понимал. С возрастом, до него дошло, что даже, несмотря на всё разнообразие видов, обитающих в Предместье, он разительно отличался даже от своей матери, а так как уже в пятнадцатилетнем возрасте он догнал её и по росту и по телосложению, окружающих крайне удивляло их семейное родство. Впрочем, не в своё дело никто не лез. Всё своё детство и юность Гильберт провёл в компании членов Лиги, естественно, развлекаясь максимально доступными способами – тренировками, драками, игрой в кости и заглядыванием девушкам под юбки. Нет, несмотря на очевидный вывод, пошлостью тут и не пахло, ведь если в Предместье вы увидите кого-то носящего юбку, первый вопрос в вашей голове будет: «Неужели там нечего защищать?».
          Начиная с девяти лет, мать гоняла его к самым разным мастерам, чтобы те дали ему азы жизни в реальном мире. Упоминая свою в прошлом несостоятельность и то, что её спасло ремесло, она понимала, что сыну нужно, прежде всего, найти своё дело и выучиться ему. Так он и научился охотиться и свежевать туши, солить и коптить мясо, находить простые, полезные травы и пользоваться ими, немного шить, немного работать с молотком и гвоздями. Практически всё ему давалось крайне легко, за исключением, конечно, кузнечного дела. Тут Камиль давала волю предрассудкам, считая работу с металлом исключительно женским делом, взашей выгоняя юнца, когда приступала к работе. Было и ещё кое-что, что вызывало в нём противоречивые чувства – грамота. Дело в том, что Гильберт одновременно ненавидел учиться ей, но ровно в противоположной степени любил всё, что с помощью неё можно создать. Он ходил учиться к какому-то безумному старику-человеку, который некогда был шишкой в гильдии Учёных, а затем переехал в Предместье, чтобы закончить свой труд о жизни различных монстров. Кажется, он хотел доказать, что все монстры по своей природе разумны, но по иронии судьбы, несколько лет сам впал в маразм, так и не закончив книгу. Так или иначе, грамотой он владел отменно, за счёт этого и жил, а ещё крайне увлекательно рассказывал самые разные истории из своего прошлого. Даже несмотря на то, что истории частенько повторялись, Гильберт всегда был готов слушать об огромной башне, в которой много людей, которые постоянно что-то изучают и записывают… вот именно это и стало его страстью. Одну за одной, с огромным трудом, он перечитывал книги в  скудной библиотеке старика, а к двадцати годам, принялся совершать набеги на заброшенные дома, находя всё новые и новые тома. Дома, частенько были уже ограблены, но книги – кому они вообще нужны? Вскоре практически весь дом старика, да и его собственная комната в доме матери, были попросту заставлены ровными стопками книг и уже откровенно завалены кипами бумаг с его собственными наблюдениями. Частенько, с пеной у рта он спорил со стариком о тех или иных очевидных ошибках или восхищался невероятными откровениями. Он облазил практически всё в Предместье и в радиусе нескольких километров за ними, зная каждую зверушку и чем оная живёт. Это вдохновило и отчасти исцелило старика, который, к тому моменту, как Гильберту исполнилось тридцать, однажды встретил его, сунув с порога увесистый свёрток с законченной рукописью и рекомендательным письмом к главам Гильдии Учённых.
          Впрочем, вскоре после этого старик умер, а сам Гильберт так никому ничего и не сказал об этом подарке. Признаться честно, он боялся внешнего мира. Здесь, в Предместье, всё было просто и понятно. Да, он не умел летать, не знал кто его отец, но он знал всех. Он мог выполнять любую работу, мог сражаться и помогать членам Лиги за небольшое вознаграждение, а мог целыми днями не выходить из комнатки. Благо, после того, как старик научил его брать свет из ниоткуда, мать перестала возмущаться по поводу счетов за свечи.
          Но, несмотря на всю любовь к наукам, он вырос довольно крупным, мощным самцом. Отсутствие крыльев с лихвой компенсировалось массивным телом, плотной кожей и крепкими как сталь когтями, благодаря которым он мог карабкаться даже по вертикально отвесным стенам, чем он частенько и занимался. Поначалу, ему нравилось прибиваться к вылазкам Лиги и участвовать в охоте на опасных монстров, но с возрастом, он начал замечать в слове «охота» черты другого, менее звучного – «убийство». Так продолжаться не могло. Систему изменить он не мог, но мог научить других тому, что знал сам. Прежде всего, что монстры – далеко не всегда опасные твари, как и люди не всегда – милые, хоть и лысые обезьянки. Так, на сорок втором году своей жизни он, собрав свои нескромные пожитки (повседневную и парадную одежду, обычный короткий меч, всё своё огромное состояние в пять тысяч лайнов и целую повозку книг и рукописей. Серьёзно) и простившись с матерью, запрягся в двухколёсную повозку сам. Стоит ли говорить, что переход занял у него почти неделю? Несмотря на сильные ноги и волю, Гилберт тащил на своём горбу без малого две сотни книг и пару десятков рукописей, каждая из которых весила, конечно, немного, но в сумме составляли добрую пару центнеров.
Надо ли сказать, что о том, что монстров среди людей не жалуют, ему никто не сказал? Добравшись, наконец, до самой башни, он был в восторге. Огромная, словно из сказки! И он теперь будет тут работать! И все эти приветливые и милые люди, которые выбежали и что-то кричат и снуют вокруг него, всё это было прекрасно!
          Что касается самих людей – они были в шоке. Огромный, бескрылый дракон, тащил на себе повозку полную книг! Да ещё и рассуждал об их содержании с того момента, как ему начали задавать вопросы! Такую бурю эмоций обитатели башни вряд ли часто испытывали – от страха и ярости, до умиления и полного непонимания, когда речь заходила о работе в Гильдии.  Впрочем, несмотря на шумиху, собравшихся вокруг солдат и полную неразбериху, всё решилось буквально за несколько дней. Долгие часы провёл Гильберт наедине с главой гильдии, рассказывая ему свою историю, о старике, книге и его целях. Потом они обсуждали книги, что он привёз, многие из которых, как оказалось, были утрачены давным-давно, в итоге сойдясь на том, что он передаст их в библиотеку Гильдии Учёных, а взамен станет полноправным её участником, получит кабинет, а также займет недавно открывшуюся вакансию, которая как раз отлично отвечает его цели – мирному сосуществованию между монстрами и людьми. С этого и началась новая, счастливая жизнь Гилберта, в которой каждый новый день стал для него слаще мёда. Иногда он навещал мать в Предместье, но, ни разу та не согласилась отправиться попутешествовать с ним. Впоследствии, он настолько привязался к своей работе, жизни и ученикам, что уже и не мог видеть ничего кроме этого. Да и сами обитатели башни перестали видеть в нём чудовище и признали полноправным коллегой.   

МАГИЯ

Владеет только заклинаниями «Бранд арварм»/«Бродерка кракан», а также обладает стойкостью к стихийной магии. 

Пояснение к "Стойкости"

Ну, то есть, заморозка, фаербол и прочая температурная ересь. Ежу понятно, что если на него упадёт камень, природной стойкости тут будет мало, чтобы выжить.

ПУТЬ ДОМОЙ

» Способ связи: Дискорд - Nostro5962.
» Судьба персонажа: Разочаровавшись во всём, уходит искать клан, из которого ушла в своё время мать.

Отредактировано Гиль-Камиль-Каар (2019-03-25 15:17:01)

+8

2

РЕПУТАЦИЯ

ГИЛЬДИЯ УЧЁНЫХ [+50]
□□□□□□□□□□ ■■■■■□□□□□

ПРЕДМЕСТЬЕ [+30]
□□□□□□□□□□ ■■■□□□□□□□

ВАЛДЕН [+20]
□□□□□□□□□□ ■■□□□□□□□□

ЗОЛОТАЯ ЛИГА ОХОТЫ [+10]
□□□□□□□□□□ □□□□□□□□□

ГИЛЬДИЯ СТРАЖЕЙ [-20]
□□□□□□□□■■ □□□□□□□□□□

НОРВЕЖСКИЙ ЛЕС [+20]
□□□□□□□□□□ ■■□□□□□□□□

ИЗМЕНЕНИЯ

[31.05 ЛЛ] Q: Кормящая рука
Учёные благодарны Гильберту за помощь в экспедиции. От их внимания не укрылось то, что именно ему Сайлас поручил руководство над поисковой группой.
Гильдия Учёных: [+40][+50]

[31.05 ЛЛ] Q: Кормящая рука
Представители Лиги благодарны Гильберту за за помощь в экспедиции и оценили его вклад в общее дело.
Золотая Лига Охоты: [0][+10]

[31.05 ЛЛ] Q: Кормящая рука
Гильберт ступил на скользкую дорожку, когда повёл себя грубо по отношению к Шляпе. Сотрудники Гильдии Стражей посматривают в его сторону откровенно недобро.
Гильдия Стражей: [0][-20]

[31.05 ЛЛ] Q: Кормящая рука
Кажется, Гильберт оказался единственным, кому был готов довериться Бенджамин.
Норвежский лес: [0][+20]

ДОСТИЖЕНИЯ

» Когда-то давно четыре народа жили в мире. Гиль-Камиль-Каар мечтает о мирном сосуществовании людей и монстров. Он получает бонус +10 ко броскам, связанным с попытками наладить диалог с представителями иных рас.

» Всякий ведёт свою паству. На совести Гильберта — смерть сотрудника Гильдии Учёных; никто из его коллег не видел произошедшего, но сам Гиль помнит о событиях того мрачного дня. Он получает бонус +10 к броску стогранника всякий раз, когда пытается уберечь своими поступками кого-то из гильдии. Если эта попытка оказывается неудачной, все последующие броски в текущем эпизоде облагаются штрафом -10. // [31.05 ЛЛ] Q: Кормящая рука

» Взгляд из ниоткуда. Смерть склоняет голову набок: вам известно, когда должны заканчиваться хорошие истории. Кажется, вы любопытны Смерти. Это не повышает вашу репутацию у неё — но она знает ваше имя. Пока что вам неизвестно, чем это может обернуться, но однажды время придёт. // Недельные задания

0


Вы здесь » Dark Tale » Обитатели Сказки » Гиль-Камиль-Каар, разумный монстр, 51