Дыхание монстра позади говорило о том, что некоторые блага человеческой жизни (вроде зубного порошка или, на худой конец, зубочисток) до низших форм будут идти еще очень, очень, очень долго.
(c) Жимолость

— Расскажи мне всё, леди дракон, чистую правду. Не жалей меня. Кажется, свет моих очей вчера вечером отключили за неуплату.
(c) Артано

Читал утренние письма дома, в тайне от коллег, и только после этого покидал жилище — такова стратегия выживания управленца высшего звена. Да и молиться на рабочем месте неудобно.
(c) Тайб

Такое по-детски простое описание всего, что давит в груди (”не виновата!”), кажется святотатством. Дьявол кроется в деталях.
(c) Жимолость

— Извините, миледи, что не в яблоках, — язвит Ярогора в ответ, — но ты это сожрёшь, — заканчивает разговор.
(c) Ярогора

Её тянет просто опуститься на колени здесь и сейчас, и будь что будет – но вместо этого она опирается кончиками пальцев на столешницу, ища поддержки, и делает то, что должно.
(c) Тина Шейли

Назад дороги больше не было. Он сбежал от себя в Сказку. Теперь будет бежать от себя к Смерти. Дальше бежать некуда.
(c) Артано

Так, у тебя восемнадцать бойцов. Выдели мне четверых, кто имеет хоть какой-то опыт боевых действий. Которые не побегут при виде волка и не спутают рожу чудовища с моей.
(c) Гиль-Камиль-Каар

– Не верьте своим глазам. – Джон усмехнулся. – Да и вообще, ничему не верьте.
(c) Джонас Йон

Кажется, что если переиграешь, все сложится наилучшим образом. Наивный самообман. Возможно, все кончилось бы куда печальнее. Никогда нельзя угадать.
(c) Николас Йон

Сказки есть сказки, и неважно, сколько в них правды – однажды разумные существа берут какой-то факт, навешивают на него мишуру и вуаля! Готовая сказка на блюдечке.
(c) Гиль-Камиль-Каар

Как же хорошо, что коты не такие, как люди.
(c) Василий

Есть такая вещь — красота. И если бы Гекльберри попросили придать этому понятию какой-нибудь приятный визуальный образ, ещё вчера он бы назвал Синтию с обложки Стальных Монстров июля 1998 года.
(c) Гекльберри

В "Стражах", поди, не девочки-ромашки работают. А если бы работали, вот это было бы номер. И Киса непроизвольно скалится, дорисовывая вокруг лица блондинки ореол из белых лепестков. Красотища.
(c) Киса Мяу-Кусь

Движение. Стой! Еще одно в сторону. Больной ты ублюдок, прекрати! Дурманящий запах крови ударил в нос. Не смей! Брат, не смей умирать!
(c) Николас Йон

Подушечка выходила просто замечательная, так что едва ли кто мог бы усомниться, что вышивка гладью райских птиц уже выбешивала изрядно. Настолько, что хотелось послать заказчицу и сжечь все двенадцать подушечек.
(c) Ланс

Случайный прохожий мог бы назвать её как-нибудь по-дурацки — ну, «дверь», например (потому что именно дверью она, в сущности, и была), — но Тень отказывался лишать Машину её гордого статуса даже мысленно.
(c) Тень

Но вы, конечно, посидите пока в карете, отгоните её на парковочку, пожалуйста, и отдыхайте пока. Вечером увезёте меня домой в целости, ведь столько кругом упырей, неврастенических повес и всесторонних уродцев на дорогах...
(c) Артано

...Лидия помотала головой, расстёгивая липучки на груди. Это слишком, Оли. Да, Нокс сегодня невменяемый, ну так он же никогда вменяемым не был! Но нож можно и оставить. И пистолет.
(c) Лидия

Через неделю уже весь Шрамовый переулок знал, как сильно Руфус хочет в отпуск. А еще через неделю добрая часть шрамовых уже была готова оплатить плащу любую поездку, желательно куда-то за горы Хап, лишь бы не слышать его непрекращающиеся стенания.
(c) Руфус

Март был Петербуржский, с давящим, низким серым небом, снег таял коричневыми разводами слякоти. А год назад на ветках уже цвели почки; Сказка непредсказуема.
(c) Софья Раневская

Поэтому он решил заявиться к звездочету в гости, - нет, не так как он обычно "ходил в гости", - а вполне официально и миролюбиво. Через дверь.
(c) Каминари

Почему-то в его голове образ «капитана» и «платья» ранее никак не совмещались, тем более, что платье – это же, считай, принцесса и все такое… Ох. Опять он об этих сказках задумался. Не к добру.
(c) Руа

- Чара Шайн… - повторил Роджер. Продегустировал имя. Снова усмехнулся. - Как будто кто-то начал произносить имя, но в процессе чихнул. Ну знаешь, Чара… пхчшайн. Да не обижайся.
(c) Роджер Доу

Бег. Он не прекращался. Ноги сами стремятся вперед. Рука намертво держит брата, словно он – единственный смысл на спасение. Впервые за все время в голове пусто. Совсем. Нет мыслей. Нет ничего. Даже усталости.
(c) Джонас Йон

— Простите. Вечер пусть. Добр будет. “Дамочка в беде”. Где?, — ужасно стесняясь, Грег снова обратился к случайному прохожему, надеясь что уж теперь-то ему повезёт.
(c) Грег

Махина говорила странно. Махина была все-таки вширь, а не в высоту. И это тоже могло стать проблемой. Она даже отклонилась, рассматривая монстра в талии. Мда. Проблемка.
(c) Чара Шайн

- Мряу мя? – Василий постарался вложить в мяуканье как можно больше вопросительной интонации, дабы человек уразумел, что пора уже чем-то заняться, кроме попыток продать никому ненужную ерунду. А голод... А голод и потерпеть можно!
(c) Василий

- Помимо гаданий и предсказаний судьбы, я также могу заглядывать в прошлое, относительно недалекое, и видеть те события, при которых присутствовал… кхм… этот ботинок, - гадалка жестом указала на изделие из коровьей или не очень кожи.
(c) Аншара

Упустить зверину вот так просто — непозволительная роскошь, поэтому Кирион дождался, когда Гек (а что это Гек он понял сразу по характерному кряхтению) заорёт, как маленькая девочка, и вот тогда вышел биться.
(c) Кирион

Это же подумать только, в Сказке живет белый пушистый пес размером с некоторые домишки, у него есть своя собственная роща с десятками песиков поменьше и игрушками, а Шадани об этом ни сном, ни духом!
(c) Шадани

Кому вообще понадобились чугунные деньги? Для чего их использовать? Покрыть пол по новомодному дизайнерскому веянию? Или вскоре чугун подскочит в цене и станет дороже золота?
(c) Ариадна

Запах крови ударяет в нос. Эреда закрывает глаза, втягивая этот аромат, пытаясь наполнить им каждый бронх. Не свежая, но тоже бодрит. Она ведома этим. Движется, словно хватаясь за незримую алую нить.
(c) Эреда

Не хочу умалять способностей вашего босса, но даже ему будет трудно превзойти в жестокости и садизме обычных людей, которые вроде бы и порядочные граждане, а загляни ты им в чулан — и заснуть потом не сможешь.
(c) Дэн Пэро

Но иногда случаются моменты просветления и монстры пробуют взять обстоятельство в свои лапы. Или же зубы, как это предпочитает делать Зэнхи.
(c) Зэнхи

путеводитель сюжет нужные гостевая правила о мире роли магия расы внешности
❖ Торговец Кабула Кахетэм всё-таки выдал свою шестую дочь замуж! Сивушные пары до сих пор не выветрились из дома. Жених получил один из магазинчиков и щедрые 10 000 лайнов.
❖ Уже неделю закрыт популярный ресторанчик «У семерых воробьёв». Говорят, в последнее время было много отравлений, и Гильдия Торговцев временно запретила деятельность ресторана. А может, это происки врагов?
❖ По всему Валдену — от таверны «Старый грифон» до Фонаря Коппера — проходит длинная золотая нить, подарок Зунга. (подробнее...)
Июнь года Лютых Лун
❖ После заката над Валденом появляются две луны, частично закрывающие друг друга. Каждую ночь существа и предметы теряют цвета, превращаясь в свои монохромные аналоги. Участились приступы филлио.
❖ Пострадавшие от ударов молний вернулись в норму. Их родственники и друзья благодарят сотрудников Латт Свадже за своевременное оказание помощи.
❖ В Предместье неспокойно: кто-то из жителей поговаривает, что воочию видел Святую Питу, покровительницу монстров.

Dark Tale

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Dark Tale » Личные главы » [26.05 ЛЛ] Торт несудьбы


[26.05 ЛЛ] Торт несудьбы

Сообщений 1 страница 22 из 22

1

ТОРТ НЕСУДЬБЫ

26 мая года Лютых Лун. Вечер. Смеркалось.

Валден, окрестности Валдена, Предместья, где-то, Гильдия Границы

Руа, Артано

http://s3.uploads.ru/TFNa3.gif


ПРЕДИСЛОВИЕ

Однажды для любого разумного существа наступает переломный момент в жизни, когда внезапно просто жизненно необходимо скушать тортик.
Вкусный, сочный, воздушный и просто волшебный тортик.
Еще реже возникает необходимость разделить этот тортик с кем-нибудь. И тут даже не важно с кем, когда и где.
Сегодня явно тот самый случай.

(небольшой нюанс)
6282,2 написал(а):

Артано
Зелье сыграло с вами злую шутку. Весь следующий эпизод вы меняете специализацию на вампира и вынуждены через каждый пост выпивать не менее глотка крови фэйри/человека/разумного монстра. Помните, что на светлые специализации это влияет не лучшим образом. Обратитесь после эпизода к администрации за подсчетом последствий (чем больше крови будет выпито, тем меньше шанс получить филлио, но больший шанс получить иные последствия).

6282,2 написал(а):

Руа
Вам стоит познакомиться с собратом по несчастью - Йоном. Теперь вы тоже девушка. Довольно красивая, обольстительная... А еще у вас непреодолимое желание красть все, что попадается на глаза. Чем больше украдете, тем больше будет конечная награда, но... сколько у вас будет проблем?

Свобода Воли: почему бы и да

Отредактировано Руа (2019-03-22 12:49:14)

+2

2

Артано, несмотря на лёгкий характер, был довольно скрытным человеком. Но открывал душу иногда. Свидетели сообщали, что открывает доктор Йон душу перед посторонними так, как детишки милые и белокурые открывают подарки под новогодней ёлкой. Громко шурша, заранее подозревая и болезненно недовольно. Заглядывая "а что там у других?!", сравнивая и пробуя насильно поменяться. Шепот "неблагодарные сквалыги!" читается в каждом движении светлой брови. Взгляд мокрой крысы из подземелья, выползшей на детский праздник от безысходности. Сидит такая, хрустит Щелкунчиком под музыку известного балета. А вы послушайте.

Скорее всего, эта манера раздражённой исповеди радовала немногих.

Вот бы как Джо, — обиженно подумал мальчик. Уж этот-то раскрывает свою душу, как распахивают баян на богатых проводах. Звук, рывок, горбатые меха баяна, рёв "прощевайте, любезныя!". Вот Джонасу веришь сразу. Не понимаешь ни черта, но веришь. И что мечиком перекрестит только в путь, если что, — тоже. Вот Нику не верят. И оттого получают мечом куда чаще.

Йонов в Границах не очень любили, но все поголовно боялись. Это для столетних вампиров, конечно, нормальное состояние. Немыслимо, если главных гильдии такого размаха все любят и никто не боится. Так глава долго не протянет. Мальчишкам в старости нужна дикая власть, а не липкое обожание потомков. Отчего, спрашивается, вся гильдия вплоть до распоследних серийных душегубов сидит на полу, сжавшись в испуганных объятьях, отчего вставшие дыбом волосы и тонкий писк? А это Джо из душа вышел и спросил: а где зубная паста? Пусть вой и решётка на окнах сотрясается. Зато в следующий раз будет зубная паста!

Как. Же. Бесит!
— Глупые братики, — пробормотал Артано.
Он устал и вообще.

Вот вообще!

Не зная, куда деться от раздражения и какой-то обиды, мальчик полежал. Походил. Почитал. Заорал "ну кто так пишет!". Написал. Скомкал лист. Походил. Лёг. Полежал, ворочаясь. Затем решил, что пришла пора поддаться моменту и вообще стресс, а у него, как у двенадцатилетнего, быстрый и уверенный метаболизм. Нужен целый роскошный, невероятный, утопический, распрекрасный, призовой, уверенный, превосходный, циклопический, жестокосердный, насмешливый, парадоксальный, умопомрачительный, ультра-магический, волшебный, чернокнижный, евангелический, апокалиптический, внятный и не мятный, не горчичный, не коричный, не сливочный и не опилочный, всамделишний и никогда не лишний ТОРТ!

И — замечтался Артано — щас его привезут, и буду всласть его есть!

Он написал письмо и скормил его вингу. Тот нехотя взмахнул белыми крыльями.
— В кондитерскую! Срочно! — строго сказал мальчик.
Вингу было плевать. Он скучно выдал сигнал, что письмо доставлено.

И всё завертелось.

+3

3

Лететь к черту на рога было искренне лень, и Руа уже несколько минут подряд терроризировал взглядом винг, размахивающий у него перед носом щупальцем с посланием. Пожеванным, влажным и липким. Собственно, письмо фэйри уже прочитал, оценил, успел ужаснуться, пережить панику и прийти в уныние, а так же вернуть себе прежнее состояние умиротворенности и спокойствия.
В конце концов, за доставку должны были неплохо так заплатить… Главное, чтоб не отрезали башку после всего. А то мало ли, закрытая информация! Может, там никому левому доступа нет… В этот самый… эту самую…
С вселенской печалью в глазах Руа ещё раз уставился на адрес доставки. Ну конечно!..

«Гильдия Границ».

Просто замечательно… С одной из самых стрёмных гильдий мира столкнуться и навестить их логово только потому, что какому-то там… «д-ру Артано Йону», - он вновь сверился с письмецом, – тортика захотелось.
По описанию – золотого.
По цене, в общем-то, тоже ничего себе так.
Руа вздохнул и, помотав головой, поднялся. Крыша была нагретой, настроение было ленивым, но лайны в тайнике уже почти заканчивались, а на те же тортики они всегда нужны.
Нет, ну правда. Зачем еще ему, дракону, лайны? Только ради вкусняшек и копит ведь!

Хотя иногда Руа думал о том, что неплохо было бы все-таки обзавестись хотя бы каким-никаким, но подобием дома. Ну, типа, куда можно вернуться… Куда можно спрятать всякие штуки… А то иной раз его тайники тоже ведь кто-то находит и грабит самым бессовестным образом. Пару книг, вот, стащили недавно. Обидно…

Когти царапнули черепицу, в чердачном окне мелькнуло чье-то испуганное лицо; ящер взмахнул крыльями и грузно поднялся в небо. Сперва следовало навестить уважаемого мастера пекаря, а потом уже... Туда, куда надо.

...И, в общем, да. Надо все-таки начать присматривать себе пещеру. Желательно, конечно, личный замок. Башню! С темницами и всем таким… Но можно было и просто пещеру, для начала. Придерживаться классического образа, в общем. А там, глядишь, еще немного и с Ледяным сравнится!.. Вот тоже, к слову, любопытно. Надо будет с этим фруктом как-нибудь встретиться, а то последнее время Руа начинали одолевать сомнения в собственной правильности и драконовости в целом. А Ледяной... он же… ух! Ледяной, в общем. Самый настоящий дракон. Но это пока не горит. В отличие от заказа.

Лавочник передал ему коробку. Крупную, увесистую. Таким тортом убить можно…

Руа скривился: мысль о том, что ему теперь путь-дорожка лежит точно в ту самую Гильдию, которая заведует отребьем и убивцами разных мастей, ну, как говорят, опять же, его напрягала неимоверно. Напрягало его еще и то, что сам адрес доставки он знал только условный. И то – по слухам больше. Оно и понятно, почему.

Поэтому лететь ему предстояло туда, не знаю куда. И нести торт, который, блин, испортится через определенный срок. Господин де Воланд уточнил, что доставить нужно чем быстрее, тем лучше. Ибо крем. Какой-то прямо супер-пуперский крем, такого давно не заказывали и вряд ли кто еще на такое решится впоследствии… В общем, Руа проникся.

И поспешил.

Он летел, словно пущенная стрела, словно реактивный ранец, словно ракета из людского мира, на которой несчастные спешат сбежать в иные вселенные… Летел, и по мере меняющегося под крылом ландшафта, – вот и фермы почти закончились… ох, та самая полянка между Пупцами, чтоб ей пусто было… – понимал, что чем дальше, тем быстрее ему нужно соображать, куда его приведет отсутствие навигатора.

Потому что куда именно поворачивать дракон не имел понятий. Знал только, что ему предстоит навестить то самое паршивое Предместье, в которое он предпочитал не совать нос. Потому что там страшно, там монстры, и вообще можно себя потерять, задержавшись больше положенного… Короче, хочешь жить – живи в Валдене и не высовывайся. Всё.
Хотя так тоже скучно, если подумать, жить-то…
А он, в конце концов, дракон! Ну, внешне, по крайней мере. Дракон же? Вот. Значит, ничего не должен страшиться. Тем более какого-то там Предместья! И вообще, у него заказ! У него торт! Все оплачено уже! Не доставит – хана репутации.
И чем тогда прикажете заниматься? Принцесс воровать и выкуп требовать?

Он летел, прикидывал и так и этак, что куда, но в итоге сдался и решил действовать по обстоятельствам. Только один раз спустился на небольшой отдых к придорожному святилищу, монетки бросил на удачу и вновь в путь.

А там уже и дома показались.
И покосившиеся остовы, и новенькие, только покрашенные, и болота вокруг, и странные штуки… Ящер снизился, а после и вовсе приземлился, надеясь, что местом для посадки выбрал не какую-нибудь аномалию, которая его тотчас зажует и выплюнет на изнанке мироздания, а вполне себе нормальную улицу. Жилую. По крайней мере, она таковой казалась. На него даже почти внимания не обратили. Ну, подумаешь, дракон. Ну, с коробкой на хребте. Огромной такой! Стоит, озирается, растерянный весь. Хвостом своим длиннющим пылищу поднимает… Повозкам честных торговцев пробки создаёт… А ну брысь отседа, ящерица бледная!

Руа и «брысьнул». Ушел в сторону, на задние лапы встав и как-то странно ужавшись в вертикаль. И коробку в лапы, чтоб не украли. А то мало ли. Знаем мы этих…

«Этих», кстати, ему пришлось выискивать еще час-другой. Вымотался Руа жутко, все лапы отваливались уже, пока вышел на нужного человека… или фэйри то был? Да даже если монстр разумный, не важно.

Важно, что пьяная морда рыгнула и за лайн указала ему на переулок с тайной дверью. Еще и тайному стуку обучила… Руа еще тогда удивился, мол, неужели так просто?
Ну, относительно, конечно… Но все-таки!
А ведь да!

И вот тебе тук-тук. И кто-тамер за дверью пароль спрашивает-домогается…

«Да если бы мне надо было», - мрачно подумал тогда Руа, брякнув, что у него посылка для ихнего мальчи… доктора, то есть. Который Йон. Артано еще, вот. И если его сейчас же не пропустят и не отведут к уважаемому доктору, то!.. Им же хуже будет.
Там, кажется, тоже прониклись. Прямо как Руа когда-то.

«Как же я задолбался», - подумал дракон, втаскивая коробку за проклятую тайную дверь и следуя за своим провожатым по не менее узкому же коридору, темному и черт знает куда еще могущему привести.

А если его вообще обманули? И нет тут никакого «д-ра»? Ух. О таком лучше не думать вовсе, а то аж перепонки взмокли в миг.

Скри-и-п.

- Тортик заказывали? – устало выдавил Руа, вваливаясь вслед за пареньком, которому его перепоручили. Тот его, конечно, провел – вроде бы – но смотрел недобро и как-то жутковато.

«Главное, нагхыр, выйти отсюда», - мысленно сглотнул дракон… а потом обмер.

Потому что тот самый «д-р», который «Артано», который «Йон» оказался… оказалась! Настоящей принцессой!
«Ми... милашка!», - Руа аж присел, опуская лапы с коробкой и едва тортик (ставший уже чуть ли не святыней) на пол не роняя. Хорошо, вовремя опомнился. Подхватил. И прижал к себе, зачарованно уставившись на длинноволосую и печальную, как ему виделось, красавицу.
- К-куда поставить? - заикаясь, выдавил он.
[icon]http://s5.uploads.ru/EKzMN.png[/icon]

Отредактировано Руа (2019-03-22 12:28:00)

+3

4

Скрипнула дверь.

Запечаленный Артано, который в ожидании кондитерского пира уселся за судоку и этим неожиданно увлёкся, вздрогнул от внезапности и прислушался. Но тут же расслабился, услышав знакомое бормотание. Только одному человеку, который не из братьев, было позволено входить без стука. Так называемому ассистенту, пареньку, в прошлом имевшему заслуги перед гильдией, но нынче несколько тронувшемуся умишком. Безумие его, впрочем, было безобидным и никак не отменяло той пользы, которую он приносил.

— Вот тут человек один сидел на камне, давно это было, я ещё молодым был, мои друзья того человека незнакомого убили, а я за это дело два года отсидел... — вполголоса привычно бормотал "ассистент", ни к кому конкретно не обращаясь.
— Никанор, ты, что ли? — окликнул его мальчик. — Что там...

Там, рядом с Никанором, уполномоченным ассистентом доктора Артано Йона, находился его тортик.
В лапах самого настоящего — дракона!

http://s9.uploads.ru/vSnDo.png

...подумал Артано.

И ещё подумал — ну у них и доставка. Прямо верхом на драконах. Воистину, элитная пекарня. Хоть и долго, конечно, ну так и заказал мальчик тоже не фаст-фуд. Это плата за элитность. Коробка в лапищах дракона соответствовала. Правда, как знать, — может быть, в этой большой коробке там тортика на один укус по сложившейся привычке высокой кухни. Ну и чтоб подчеркнуть, что таких яств в мире очень-очень мало. Чтоб ценили, значит.

И сказал:
— Сюда, сюда, любезный, поставьте.
Тыкнул он пальцем, признаться, от балды, но угадал. Как раз подвернулся уютный столик, соотносящийся с размерами коробки вполне.
— Спасибо, Никанор. Вы моего ассистента простите, если он вас напугал, — произнёс доктор Йон, глядя на драконокурьера снизу вверх. — Он человек своеобразный, но в нём нет жеманства, он прост, открыт и душевно подвижен. И... извините, сэр, я никогда не видел драконов.
Мальчик смущенно улыбнулся, но через мгновение, забыв обо всём, побежал распаковывать торт!

О да. Выполнено всё было в лучшем виде! Цвет, глазурь, фактура, декорирование — воистину, де Воланд был мастером своего дела. Многовато, конечно, сердечек и всяких розовых гламурных делов. А и плевать! Какая разница. И был наш тортик... немаленьким. Не большим. Но и не маленьким! Хватит, чтоб объесться.

Артано, словно вспомнив что-то, оглянулся. Дракон всё ещё мялся в дверях. Никанор всё ещё стоял рядом, что-то бормоча про грабежи, убийства и перчатки из драконовой кожи. "Ага", — сообразил он. "Надо же дать курьеру... чаевые, или как это зовётся?". Проблема была в том, что наличных лайнов при себе у мальчика не было. Торт же был оплачен со счета Границ, проведён по лекарственному бюджету, — не, ну а что, врачу тоже нужно чем-то лечить душевные раны! Просто так цинично и высокомерно выгнать курьера почему-то он не мог. Наверное, будь доставщик кем угодно другим, смог бы. А тут целый дракон! Как-то... неудобно. Не соответствует. Ломает концепцию!

— А не хотите со мной тортика? — неожиданно для себя самого вдруг выпалил он, глядя дракону в глаза. — Он, правда, для вас маловат, да и не поместитесь вы в моей спаленке...
Зачем? Что я творю? — испугался он сам себя. "Сейчас рассмеюсь, он же поймёт, что я шучу!". И не поместится же! Хотя, размеры "спаленки" вполне позволяли дракону там поместиться.
Вместо того, чтобы рассмеяться и дать понять, что шутит, Артано сказал:
— Никанор, будь добр, приборы и чаю два раза. Вам чай, уважаемый дракон?

Ну и ладно. Чаепитие с драконом под торт — тоже украсит вечер!

+4

5

Сердце Руа пропустило удар. Потом второй. И, по всей логике, тут-то дракон должен был свалиться, но он выстоял, лишь пошатнувшись; и отмер, когда ушей его коснулись чарующие звуки ангельского голоса. Воистину! Словно в сказку попал!
Но все-таки, чтобы в таком-то месте… Неужели её тут силой держат?! Иного ведь быть не может! Или может?..

Торт плавно опустился на столик, ящер замялся, прилипнув взглядом к светлой макушке, точно выискивая крошечную золотую корону и оную там не находя. Но не расстроился, решив, что и так тоже неплохо. А корона – это всё-таки наживное. Поправимое.

Руа сглотнул и вдруг одёрнул сам себя, ущипнув за лапу-руку. Так, стоп, мечталка! Стоп, думалка! И представлялка тоже – стоп. А то он, так-то, в этой самой Гильдии, которая полная садистов всяческих да душегубов, и один из них, вообще-то, рядышком стоит и бормочет о чем-то своём, страшном. Вспоминает, наверное, скольких он зарезал-перерезал… Или планы строит. Бр-р.
По спине пробежала толпа мурашек. Дракон едва заметно поёжился, внешне стараясь ничем не выдать своих ощущений. По хорошему, ему бы подпись получить, да свалить. И все. А он…

Да и вот еще что: если присмотреться, то странная какая-то Принцесса получается. Ну, в смысле… Похожа, конечно. Миленькая – есть, блондинка, опять же. В темнице томится – однозначно вылитый и практически завершенный образ. Чем «не»?
Командует только, словно у себя дома. Но ведь «д-р» же. Значит…

Руа посмурнел. Вздохнул. Через силу заставил себя улыбнуться в ответ, заверив, что он вовсе не напугался, и вообще все замечательно... Правда, заверял он каким-то полушепотом, а улыбнулся – клыки показав и морду скривив (как бы самому не напугать ненароком! А то чревато же будет, по-любому!), еще и листок свой с накладной в лапах смял весь и теперь стало стыдно его протягивать за подписью-то… А надо.

Да и вообще…

…От голоса златовласки он был готов лечь и расплавиться хоть прямо сейчас. Потому что ну разве же бывает так? И еще…
Мысль застопорилась. Дракон моргнул. Голос Никанора давил откуда-то со стороны, но он почти не слышал, что там… Потому что она посмотрела прямо на него, заглянула, казалось, в саму душу! И… И предложила!..

- Д-да, я… не против, - неожиданно для себя выдохнул Руа, внутренне краснея. Перепонки его так точно заметно порозовели везде и всюду, - ес-если вам будет приятно, - почему-то добавил он и, запнувшись и вновь впадая в очередной по счету ступор.

«Не поместитесь… в… спа... спаленке!!!»

Дыхание перехватило. Вот прямо р-раз – и отказало! Забыл, как это делать! В миг единый! Кошмар!
Он, конечно, слышал, что такое бывает. Но не думал, что хоть раз встретится ему. Ну, там, расплата натурой или, вот, пре... предложения такие.
Смущение его стало еще более жарким, а вместе с ним и совсем постыдные мыслишки начали мелькать. Хоть жмурься и убегай! Но вместо этого он решительно вполз в помещение целиком, проследив, чтобы хвост нигде не задержался, и старательно скомочился, изгибая шею да втягивая голову в плечи. Принимать облик человеческий Руа не спешил, да и, если честно, это вот делать было бы безумно стыдно! П-потому что он не был уверен, что его правильно поймут, это раз. Да и… дама сердца дракона впервые видела! Так пусть, вот, любуется подольше. Он что, против что ли? Совсем вот и нет.
Совсем даже… за.

- Я… да… если… чуть-чуть, - помявшись, промямлил Руа, нервно дрожа крыльями, - а чай был бы прекрасен… - «прямо как вы!» Но последнее он спешно прикусил, оставив за зубами. И уткнулся взглядом в пол, - до вас сложно было добраться, - будто бы оправдываясь добавил он тише, внутренне переваривая совсем иное.

«Спаленке!»

В спаленку, если честно, дракон бы заглянул с удовольствием. Иначе… Ну… Как можно-то отказать в таком такой вот?! А?
Ух!
Страшно только, но он взрослый уже, справится!
Руа сглотнул, отважно принимая от продолжавшего бормотать что-то жуткое себе под нос Никанора чашечку, в его лапах кажущуюся совершенно игрушечной. Хвост медленно оборачивался вокруг лап. Места в комнате действительно, по ощущениям, стало не хватать, но зато… зато все прочее это как-то незаметно нивелировало.

- А вы… вы и правда доктор? – дрогнувшим голосом выдавил Руа, отваживаясь поднять взгляд на прекрасную деву, - просто немного неожиданно… В т-таком месте и т-такую! Т-так!.. В-вх… - он замешкался; чай приятно пах. Фэйри смущенно затих и сцапал крошечный ножик, решительно взяв ухаживания за дамой на себя и принявшись раскладывать кусочки торта по фарфоровым с золотой каемочкой тарелочкам, изящным и прямо… принцессовым, ну вот как пить дать и не меньше!

…Торт и правда оказался вкусным. Руа такого точно прежде не ел, как-то не доводилось все. Даже сравнить оказалось не с чем… Правда, стоило ему распробовать как следует, так что-то внутри словно перевернулось. И даже как-то…
От… отравлено?!

Руа выдохнул, растерянно замирая от странного ощущения, жаром растекающегося по всему телу и неприятно кольнувшего, словно клюнувшего даже, в самое темечко.

Он ойкнул, внезапно для себя содрогнувшись и… превращаясь в человека!
Голова его закружилась; нос забил почему-то до ужаса приятный именно сейчас запах сливок с карамелью, а в груди потяжелело. Кажется, случилось что-то на редкость неправильное.

Руа по-прежнему сжимал ложечку в руке, только теперь она, понятное дело, стала намного больше и удобнее. Мысли окончательно перепутались, текли вяло и неохотно. Он даже, честное драконье, забыл, где находится! Только ложку облизнул и зачем-то сунул ее в карман. Не придав особого значения тому, что и одежда на нем... какая-то не такая. И карманы не там. И ногам... прохладно. И вообще всё очень, очень странно! Ещё и голове непривычно тяжело... словно мозгов прибавилось.

Он потер глаза, а то всё было словно в тумане каком-то. Розовом и сладком.[icon]http://s7.uploads.ru/6QTYR.png[/icon]

Отредактировано Руа (2019-03-22 19:51:02)

+3

6

Торт! Был! Превосходен!
Это было чудо вкуса, ни на секунду не посрамившее своего прекрасного внешнего вида! Да! Есть торт с драконом! Да ещё и такой вкусный! Настроение начало подниматься. Жизнь, похоже, налаживалась. Но вот о чём поговорить — мальчик, к сожалению, не знал. Дракон, похоже, был в той же лодке. Неловкое молчание, впрочем, скрашивал торт и прекрасный чай. Никанор знал своё дело. Но вот прозвучал вопрос. Артано, слишком пристально разглядывающий кусок тортика на тарелке, обрадовался. О своей работе он мог говорить долго!

— Доктор, в смысле врач! Я...

Он осёкся, краем глаза отметив какие-то изменения. И точно — вместо огромного дракона на стуле сидела опрятно одетая девушка. Так, значит, курьер был девчонкой! Вот так-так! А он ещё позволил ей нарезать торт. Что за невоспитанность!

Мальчик слышал о том, что драконы умеют принимать человеческий облик. И рожки эти... Это точно она! Как раз-таки в том не было ничего необычного. Но чаепитие, проходящее в неловкой тишине и попытках завязать какой-то разговор, вдруг стало безумным. "Со мной что-то не то", — успел подумать Артано.

Спустя мгновение в голове словно взорвался фейерверк. Верхнюю челюсть пронзила боль. Сломал зубы, — испугался мальчик, схватившись за челюсть. Но обо что? Он рефлеторно проверил языком наличие зубов, и понял, что ошибся. Зубы были на месте. Даже чересчур.

Положенные человеку клыки выросли и заострились. Мир вокруг ускорился, краски поблекли, одновременно свет стал, напротив, казаться очень ярким. Мальчик прищурился, обнаружил, что его движения стали резкими, и он за ними не успевал. Перед глазами то тут, то там мелькали красные пятна. Ему чего-то очень-очень не хватало. Но чего? Он хлебнул чаю, машинально, но не ощутил вкуса напитка, ранее крепкого и сладкого. Рискнул попробовать ранее такой вкусный торт. Словно бумагу пожевал. Чего-то хотелось, до смерти, до дрожи. И Артано не понимал, чего именно!

Усилием воли мальчик заставил себя перестать щупать языком новые чудовищные клыки. Но попробуй удержись!

Неужели отравлен? Но она тоже ела! Или у драконов иммунитет? Но он же врач! Что с ним?!

— У... уважаемая барышня...

Клычки во рту были непривычны и немного мешали. Артано пару раз клацнул зубами, удостоверившись, что хотя бы себя он ими не поранит. Затем он пододвинулся к девушке, которая была драконом... когда-то... как будто в другой жизни... а теперь эта жилка на её шейке, пульсирующая и манящая, самый-самый вожделенный изгиб, за которым скрывается истинное наслаждение. Миг, тонкий надрез, небольшой укусик и тогда!..

Ой-ой. До Артано начало доходить. Но почему? Это же невозможно!

Он архонт! У него крылышки! Какая кровь?! Какие жилки? Какие манящие, сладенькие жилки, в которых течёт вожделенная... Кровь? Девушки, малышки, их тела совершенны, но вот голова, голова ужасна, это лишнее, зачем, зачем они живут, под накозом, болеутоляющим, пусть не шевелятся, никогда, никогда, и она... Вот бы её...

Рука сама собой потянулась к столовому ножику.

Мальчик заорал, вскочил со стула, но тут же погасил крик, сцепил зубы в ужасе, с непривычки чуть не прокусив себе нижнюю губу. Двери, к счастью, были закрыты, но вряд ли верный Никанор покинул это крыло и ушёл далеко. Всё-таки уже, наверное, пол-гильдии знало, что Артано гоняет чаи с драконом-курьером, и меры вполне могли быть приняты соответствующие, а теперь, когда врач ещё и орёт на весь замок...

Не паникуем. И на девочек не смотрим! Что-то с ним случилось. Ещё с утра, после посещения братьев, что-то пошло не так. В голову лезла какая-то гадость, но не настаивала, так, обозначала своё пристутствие, а вот теперь совершенно точно ты хочешь этого, нет смысла бороться, минуту назад она была жива, а теперь миг, когда совершенство танатоса коснулось этих губ, ладошек, она то и дело мчалась куда-то, одна или вместе с сестрёнкой, а то и с какими-нибудь молодыми людьми, вот это мне было вовсе не по вкусу. Теперь же непонятно, откуда она бралась в голове Артано. Неужели это филио, которым его так пугали? Что стряслось? Или от братьев заразился? А так разве бывает? Неужто Ник и Джо так и видят остальных, — просто наполненными кровью мешками, которых хочется выпить! Ох, как же хочется...

Сейчас ничего, кроме этого, не имело значения.

Не отдавая себе отчёт в том, что делает, мальчик подсел к барышне поближе. О, теперь он знал, чего хотел! Он взял в руки её ладошку, погладил, прислонился. Еле заметные касания, улыбка... нет, не показывай клыки, ты что, дурак? Так, лёгкая полуулыбочка, дыхание. Её тепло, волосы, пока она не стала гостьей здесь, в моем доме, мне только раз посчастливилось увидеть эти волосы свободно рассыпавшимися по плечам. Он проникновенно зашептал, не прекращая гладить ладошку.

— С огромным почтением...не могли бы вы, так сказать, разрешить, хоть вскользь, хоть более явно, что, мол, да... приятен, очень интересен, разрешить возможность реализации, ведь понимаете, что... так слаб в этом мире, так стеснён в возможностях... один, один на целом свете... никто кроме вас... благодарность безмерна... пару глоточков...

Погладив щёку девушки и убрав пару прядок волос с её лба, новоиспечённый вампир приближался к её прекрасной хрупкой шейке.
Всё внутри пело в предвкушении.

[icon]http://s5.uploads.ru/l31y7.png[/icon]

+4

7

А что доктор Артано? То есть, врач… Последним, что Руа услышал до того, как его закрутило, был комментарий на этот счет. Небольшой, но все же! Ему ответили и даже не скрывали! Правда, очевидная, в общем-то, вещь, но… Вот…

Туман перед глазами плавно развеялся; Руа уставился на отчего-то подскочившую Артано и испуганно обмер от короткого вскрика, наполненного страхом. Дракон качнулся; поморщился от странной боли в голове и коснулся рукой виска и натыкаясь на... рог? У него же, вроде бы, в этой ипостаси не было, хм, рогов? Ну… Ладно? Наверное… Ничего страшного, да? С каждым бывает. С другой стороны, кстати, был точно такой же, маленький и аккуратный. Что же, хотя бы симметрично – почему-то этот факт его немного успокоил. Руа нервно провел по рогам ладонями, ощупывая их и удивляясь внезапным поворотам в своей жизни, а потом его слегка заторможенное и смазанное сознание отметило необычное поведение собеседника… Принцессы, то есть. Прекрасной и сейчас явно пребывающей слегка не в себе.

- С вами… все в порядке? – дрогнувшим голосом спросил Руа и замер, пугаясь пуще прежнего. Голос у него стал… Тонким! Высоким! Словно птичка щебечет! Тихо так, смущенно и переливчато. Сам заслушался… бы. Если бы дрожью вдоль хребта не лизнуло.

С Артано тоже было что-то… не так.

Она… смотрела перед собой… и… облизывалась?

Или это ему кажется уже?

На нервной почве, хм?

Руа странно хихикнул.

«Барышня? Кто? Я?» - он по-прежнему нещадно тупил.

Артано щелкала зубами. И глаза ее словно... кровью налились?
Давление, наверное, да?..

«Фантасма… хория какая-то», - вспомнил умное слово дракон, решив, что торт все-таки подпортился слегка и, вполне вероятно, они оба сейчас столкнулись с некоторыми последствиями этого момента. «Главное, не признаваться», - он, наверное, побледнел еще больше, чем был: «главное…»

Артано завопила; Руа подскочил с места и шарахнулся в сторону. Точнее, попытался, но не удержался – кажется, он стал… ещё меньше?! Да что, черт побери, тут происходит?!! – качнулся и как встал, так и сел обратно, ошарашено хлопая глазами. И почему златовласка так кричит? Ей плохо?! Или…
Затихла.

Руа вытаращился на владелицу комнаты и, нервничая все больше, стащил вторую ложку, опуская её в карман к первой. Ложки тихо звякнули, отеревшись друг о дружку: вдвоем веселее!.. Правда, об этом он даже почти что и не задумывался… Почему-то это – спонтанное и маленькое, но все-таки воровство – ему казалось сейчас правильным и верным решением. Ну, вроде... как надо и как должно быть.

Кажется, и Артано всё-таки пришла в себя… Но ведь с виду ничего в ней не поменялось! Как была милашкой, так и…
Руа зачарованно уставился в ее лицо. Такое… близкое сейчас. Внутри всё вновь так и перевернулось; дыхание его сбилось.

«Что... разрешить?», - он задрожал. Что-то все-таки было не так. Что-то шло чертовски неправильно. Сдвигалось тенями, сгущалось и нависало… Будто он сейчас в горы угодил, и нарвался на какого-то хищного зверя. Были у него подобные встречи, были... пару раз. Хорошо хоть, давно уже закончились.

Руа сглотнул, совершенно ничего не понимая.
«Никто, кроме вас», - и он поплыл.

- Конечно! - Пискнул дракон, теряясь в догадках, в мироустройстве, теряясь в самом себе и вдруг отчетливо вспоминая, что никогда, никогда прежде не носил юбок! И уж точно розовых платьиц с рюшами! То есть, кофточек? Или что это... Это ведь… точно девчачье какое-то?! Почему?..

Паника забилась испуганной птицей внутри, дракон пугливо дернулся, но тут же застыл, округляя глаза. Его сейчас… пог… погладили? Его…
«...СПАЛЕНКЕ! И в кроватке тоже! Поместимся!» - счастливо запищало внутри и Руа вспыхнул, правда, вовсе даже не огнем, как полагается настоящим драконам, но цветом макового поля по щекам и ушкам – точно.

Прикосновение принцессы было сладким, горячим, пальцы её – словно сотканы были из шелка. И Руа прижался к ней совершенно доверчиво, решительно не отказывая себе в утешении… да и ей тоже – она ведь явно хотела чего-то такого, при том, из-изначально, да? Н-намекала ведь! Ах!.. Как же... смущает!

И вот руки его отчего-то сами по себе, да еще так нагло, обнимают тонкую фигурку, да сразу же... проходятся по карманам с каким-то профессиональным вниманием уделяя особое время лежащим там мелочам.
Почему-то еще мимоходом мелькнуло удивление: дескать, больно фигурка у милашки не девичья. Мелькнуло и развеялось горячим дыханием по шее.[icon]http://s7.uploads.ru/6QTYR.png[/icon]

+3

8

Мимолётным движением вампирёныш сорвал с головы девушки бантик. Случайно, если честно. Светлые волосы, почти белые, тут же упали на плечи и ниже. Мальчик прижался к шее, убрав волосы, вдыхая молочный запах. Он ничего не боялся, не думал о том, что делает, — каким-то образом он знал, что и как нужно. Он позабыл о себе, о том, что он такое. Сейчас это был самый настоящий вампир, убийца и развратник. Маленький, хитрый и изворотливый дух ночи. Которому сейчас до дрожи, до остановки сердца хотелось вкусить эту девицу.

Он нежно гладил руками её тело, лихорадочно целуя шею. Чувствовал, как её руки обнимают его. Всё как надо. Всё. Одной рукой он обхватил девушку-дракона за талию, крепко притянув к себе, другой погладил обнажённую шею. Но укуса не было, — мальчик играл со своей жертвой, согласной на всё покорной жертвой. И вот, каким-то шестым чувством он понял — пора. Он приблизился к пульсирующей вене на шее. Девчушка инстинктивно немного отпрянула, когда губы мальчика слегка приоткрылись, обнажив клыки.

Губы Артано коснулись шеи. Язык начал облизывать то место, где он собирался укусить, — это окажет анестезирующее воздействие. Небольшой укол — и всё. Волна удовольствия прокатилась по его телу. Он больше был не в силах сдерживаться. Почувствовав, что девушка расслабилась, он вонзил клыки глубоко в её плоть, и кровь полилась из ран, размазываясь по коже. Проникновение девушка, конечно же, почувствовала. Чтобы она не закричала, мальчик зажал ей рот рукой, заставляя сомкнуть челюсти. Твёрдо, но не грубо. Пальцы погладили щёку.

— Не кричи, — прошептал он. Властно. Уверенно.
Красные глаза сверкали. Струйка крови стекала по его подбородку.

После первого глотка стало лучше. Куда лучше! Артано перевёл дух, взгляд мальчика стал мягче, но хватки он не ослабил. Он снова припал к тонкой шейке и принялся пить. Мир вокруг снова становился цветным, приятным, дрожь успокаивалась. Ничего вкуснее он не пробовал в своей жизни. Кроме, разве что, торта...

Мальчик остановился, с сожалением отстранился от девчонки-дракона. Я ж на неё только что напал, — в ужасе подумал он. Я только что пил кровь, я прокусил человеку... дракону! Я дракону горло прокусил! Я что, что я? Маньяк?! Вампир-маньяк? Разве такие... почему он такой, ему же всю жизнь кажутся грубыми до невозможности такие парни, а девчонки к таким липнут как мухи. Посмотреть на некоторых у нас в больнице, как они этому уроду глазки строят, так и рвотных таблеток глотать не надо. А во мне этого грубого, скотского, что их так влечет, нет. И не было от рождения. Конечно, случай с той женщиной меня все-таки расстроил, правда, были и еще всякие обстоятельства. Например, несчастная девочка, которую он укусил. И этот торт! Неужели он всему виной. Она тогда, получается, тоже вампир?

Мальчик быстро глянул на след от укуса. На месте двух колотых ран теперь были небольшие разрезы, заживающие прямо на глазах. Ну... хоть так. Он мягко отстранился, поднялся, вытирая губы. Теперь, когда насыщение пришло, он не знал, что сказать. Ему было неловко, тошно и стыдно.

— Я... вытру сейчас, посидите тут... — буркнул мальчик и пошёл за аптечкой.

[icon]http://s5.uploads.ru/l31y7.png[/icon]

+3

9

На языке по-прежнему вкус торта – сладкий, карамельный; перед глазами – прекрасная Артано, чьи черты лица сейчас… заострились. Да. Именно так.

Это неправильно, конечно же, так не должно было случиться. И с Руа тоже – не должно было… Он, на самом деле, догадывается, что этот торт, его начинка или что-то из состава, а может быть всё вместе и сразу так внезапно и спонтанно повлияло на них обоих. По-разному. Из Артано сделало… это. А из Руа… что?

Он ёжится, зачарованно уставившись на блондинистую и заметно побледневшую девчушку – боги, она ведь совсем еще малышка! – почему-то такую нежную и ласковую сейчас, что он не в силах сопротивляться этому волшебству. Так тоже ведь неправильно! И эта мысль пульсирует злобным паразитом где-то в затылке, настырно стучит в висках, щекочет подбородок и губы.

- А… вы… я-а... – мямлит Руа, пытаясь что-то произнести – донести – но все его попытки словно разбиваются в пыль. Ему... Ему хочется, чтобы этот маленький ангел… сделала то, чего она желает?..

«А чего она желает?» - потерянно думает Руа, ловя себя на мысли, что сам он как-то подозрительно обмякает, словно превращается в глину в руках творца; готов поддаться и принять любую форму, любое обличье, как Ей будет удобнее. А еще он понимает, что его юбка, да и внешние изменения – вовсе не так просты, как казалось поначалу. Потому что он все-таки замечает то, что его обеспокоило побольше иного, да. Но все беспокойства, особенно такие, сейчас абсолютно бессмысленны. Его разум и чувства словно приглушены, а тело доверчиво жмется к чужому. И… он чувствует тепло на шее. И… поцелуй? Много поцелуев! Влажных и чувственных! И он обреченно скулит, тая и млея, как черте что, слишком уж легко поддаваясь на «уговоры».

Это… смущает; Руа краснеет, слабо вздрагивая и хватая Артано за коленку – так выходит совершенно случайно. Но оттолкнуть «Принцессу» он сейчас совершенно не способен: нет ни сил, ни желания.

И шея его выткана узорами лишь затем, чтобы в самый центр, исток рисунка, впилось жало змеи.

Руа тихо вскрикивает; но его рот тут же зажимает неожиданно сильная рука. Не дает шевельнуться, не дает увильнуть, да он и не особо хочет… сейчас. Не понимает, что происходит, но все равно не хочет. Может быть, это и не он вовсе – «не хочет», но с этим он решит позже… Если оно, позже, у него еще будет.

Глаза у Руа мокрые; ему больно. Больно и... так... хорошо одновременно, что он не может сдержаться и целует прижавшуюся к губам ладонь. Щеки его розовеют, руки оглаживают Артано смелее, самую чуточку смелее, ловко выхватывая из чужого кармана металлический брелок и какой-то ключ, да сразу же перекладывая к себе. Тело его слабеет, руки дрожат, да и сам он дрожит, но почему же это чувство – это… странное желание захапать побольше и убежать поскорее из странного места – все растет и крепнет с каждой минутой?.. Ну, ладно. Может быть, с побегом он еще только задумывается – где-то на краю сознание, на самой его границе, как бы забавно это сейчас не звучало.

Руа улыбается; вздрагивает. Это… так странно.

Он понимает, что слышал сказки про существ, которые пьют чужую кровь. Но то страшные твари, восставшие из могил! А то… Артано. Доктор! Врач! Ангел во плоти!.. Так отчего же тогда… Сейчас происходит это странное действие? Неужели во всем виноват проклятый торт?

Слабость все сильнее. Терпимо, конечно, но сердце постепенно охватывает кольцами паники. Они душат его, неловко, скромно, тупя взгляд, отворачиваясь от угнетающего зрелища и явно того не желая. Руа тяжело дышит. Во рту его сухо. Шея плавится огнем, плавится и плечо, и предплечье. Ему кажется, еще немного - и он сам загорится, сгорит, осыпется пеплом и исчезнет.

Его, кажется, больше не пьют. Странные ощущения, будто бы нечто окутало его сахарной ватой, не давая шевельнуться, ломая малейшее сопротивление, слегка спадает. Он поднимает смешавшийся взгляд на «Принцессу». У той на губах кровь. Его кровь. И вот теперь к горлу подкатывается липкий холодный комок. А ладошка – не его, слишком уж тонкая и какая-то совсем крошечная – как ему кажется – тянется к собственной шее. Но он чувствует ею. Чужой рукой. В чужом теле запертый. И ему становится жутко.

Руа молчит, только смотрит. Как замялась Артано, как она вытирает рот, размазывая алое. Его начинает легко потряхивать.
«Нет», - все-таки вырывается душная мысль, он должен как можно скорее отсюда бе…

«Посидите тут». И она выходит за дверь!

Руа в шоке.

Руа растерялся.

Руа категорически не понимает, что ему делать – сидеть и ждать (чего?! Чего ждать?! Пока его заживо не доедят, так, да? Пока прекрасная милашка не позовет своих сестренок? Пока… что, черт побери?), вставать и идти… Или же…

Он поднимается. Его все еще качает. Теперь даже сильнее прежнего. Взгляд цепляется за коробку, в которой он принес торт. В карманах звякает похищенное добро – «мое», решает ящер благодушно. Он осматривается. Взгляд его цепляется за интересное, за то, что… м-м-м… Можно забрать с собой, оставив проклятую гильдию убийц за спиной.

Он кидает взгляд на дверь, прислушиваясь, а потом быстро подходит к столу. Обычный стол. На нем какие-то бумаги, фотография в рамке… Трое. Два пацана каких-то и Принцесса. Руа задумчиво берет фотографию, вновь кидает взгляд на коробку из-под торта и кладет «добычу» туда.
Решено!

Он проносится по комнате ураганом, спонтанно цапая вещи, кидая в коробку и чувствуя себя супер-странно! Ему все еще не слишком-то хорошо после укуса, немного зябко и чуть заметно подрагивают пальцы, но в то же время – ох! Азарт! Кровь его словно кипит, взбудораженная. И это просто чертовски захватывающее ощущение!

Останавливается лишь единожды. Напротив зеркала. Зачарованно разглядывает себя-не-себя, но даже не особо удивляясь происходящему. Это безумие –  лишь малая часть происходящего. А то, что он в чулках и юбке… Ну… Потом подумает над проблемами. По наступающей! В конце концов, это Сказка.
Тут всегда так.

Он открывает шкафчики, достает целый ворох одежды, полыхает щеками, замечая трусы, но всё же добавляет и это тоже в коллекцию «захваченного». Все важное – какие-то браслеты и книжки с картинками – все нарисованное! Так круто! – он уже захватил. Осталось совсем ничего… Шкафы он аккуратно закрывает, чтобы на первый взгляд все было нормально, закрывает он и коробку. Плотно, на все ремешки, осторожно перетаскивая ее поближе к выходу, чтобы в случае чего дать деру и вещички не забыть прихватить!
А потом замирает, услышав шаги.
Дергается испуганной птицей, мечется, шустро возвращаясь обратно на.. на кровать. Чувствуя, как полыхает лицо и горят уши, он опускает взгляд в пол.
И чертыхается.

Ну зачем, почему он не ушел, пока мог?

В коробке из-под торта можно найти:

- брелок металлический, круглый. С выгравированной Годзиллой. 1 штука;
- Ключи от двери в комнату Артано;
- Несколько скрепок (?!);
- Фотография в рамке. На фото - трио братцев Йонов;
- Какие-то японские комиксы!
- И несколько американских;
- Постер с какими-то японскими мультиками;
- Футболки с: котятами, с демонами, с эмблемами метал-групп;
- Трусы в ассортименте;
- Правый полосатый носок;
- Шорты на каждый день недели;
- КОЛЛЕКЦИОННАЯ ФУТБОЛКА С ДАРТ ВЕЙДЕРОМ;
- КОЛЛЕКЦИОННАЯ ЧАШКА С ПИКАЧУ;
- Четыре штуки кед (все на левую ногу!).

[icon]http://s7.uploads.ru/6QTYR.png[/icon]

Отредактировано Руа (2019-03-24 23:17:14)

+3

10

Разумеется, взять аптечку и вернуться, было делом двух минут.
Однако обратно Артано не спешил.

Ветер трепал его полосы, пока он стоял на балконе, прислонившись к каменным перилам. Он не должен был этого делать. Это было глупо... бессмысленно... необдуманно. Он вообще не мог этого делать! Это... это был не он!

Сейчас, когда мальчику вернулась способность связно соображать, он попытался трезво взглянуть на ситуацию. Итак, он вампир. Вряд ли он умеет обращаться в летучую мышку, боится крестов и уж совсем вряд ли он красиво искрится на солнце. Спать в гробу он тоже не ощущал никакого желания. Но мифы мифами, а от того факта, что он взалкал крови несчастной девчонки-курьера, никуда не деться. Пьёшь кровь — вампир. И нечего придумывать какие-то новые определения. Тут Артано невольно задумался, какое определение, кроме вампира, можно использовать. Гемоглобинозависимый?.. Также известен под названиями «упырь», «вурдалак», «носферату»? Забавно, что старшие близнецы были вампирами, но Артано никогда не видел, чтобы они пили кровь. Ему казалось, что смысл этой специализации несколько в ином.

Так или иначе, что-то произошло.
Виною тому злосчастный торт? Тогда почему курьер не съела его в ответ? Или то самое "что-то", что сидело внутри Ника? Или...

Артано тряхнул волосами, прикусил губу новыми клычками. Всё происходящее было вне его компетенции. Он ничего не понимал.

Мальчик боялся себе признаться, но поглощение жизненных соков драконицы подарило ни с чем не сравнимые ощущения. Власти, контроля, высшего блаженства. Да Атлантический океан был недостаточно глубоким, чтобы вместить это чувство. Счастье — недостаточно ярким, чтобы описать его состояние. Но теперь, когда всё кончилось, на душе было тоскливо из-за необъятного чувства вины.

Он вздохнул и, прихватив аптечку, отправился в комнату.
Тянуть дальше было просто неприлично.

Она сидела там же. Была напряжена и смущена.
Мальчик, в общем-то, тоже. Он стоял, она сидела. В тишине шли секунды.

Тебе даже нечего сказать, — зло подумал о себе Артано. Ты глупый, высокомерный, заносчивый, бессердечный вампир!
— Милая барышня, — решился он, глядя в пол. — Я должен извиниться за то, что произошло. Это бы жестоко и эгоистично с моей стороны. Знаю, что вы... что ты прошла через ад, и не хочу расстраивать тебя еще больше. Не понимаю, что на меня нашло. Но почему-то последние минут двадцать я... вампир.
Он грустно вздохнул и посмотрел девушке в глаза. Один жалкий, отчаянный, несчастный взгляд.
— Я врач, дайте я осмотрю...
Это прозвучало фальшиво и неестественно. Хорош врач! Прогрессивные методики кровопускания, привет, семнадцатый век.

Против ожидания, раны выглядели неплохо. Они затянулись и почти ничем не напоминали кошмарные колотые дырки, которыми были раньше. Скорее всего, такими темпами и шрамов не останется. Виною ли тому их фантастическое происхождение, или драконья регенерация? У них есть регенерация?..

Кровь подсыхала, запекаясь на груди и шее девчонки. Мальчик достал баночку спирта и вату, хотел её вытереть, но остановился. Он опустил голову к шее и принялся облизывать её, постепенно подбираясь к груди. Неторопливо слизывая струйки крови, он смаковал все до последней капли. Его губы постепенно опускались все ниже и ниже... Так! Стоп! Что ты делаешь?! Артано сделал несколько глубоких вдохов, чтобы успокоиться. Нужно взять себя в руки.

— Как... тебя зовут? — вдруг совершенно невпопад и не к месту брянул он.

[icon]http://s5.uploads.ru/l31y7.png[/icon]

Отредактировано Артано (2019-04-01 08:42:58)

+2

11

Сердце его колотилось, все еще подогреваемое волной азарта. Ужасно чесались руки, в комнате ведь оставалось еще много вещей, которые он не… а сколько таких в  - о боги! За что-о?! – в ДРУГИХ комнатах?..
И то, что он в той самой ГиГра, которой пугают всех, кому не лень, и то, что тут везде и всюду душегубы и сама доктор, вот, пожалуйте, классический вампир, хлещущая кровь невинных драконов только вьет… все это вместе взятое его почему-то ну никак не тормозило.

В другой ситуации Руа бы непременно задумался, но сейчас его больше волновала открывающаяся дверь.
Он поднял взгляд. Облизнул губы.
В голову почему-то полезли мысли абсолютно неприличного содержания. Особенно ярко его память точил момент с поцелуем-укусом в шею… Это было так странно и… даже… как-то хорошо? В общем, он бы не отказался от повторения программы…
«Это все…», - Руа смотрел на Артано. Та смотрела на него. Не мигая.
«Упырская магия», - пальцы сжались на рюшечках платья.
Руа опустил взгляд, краснея.

«Я не барышня», - мычало внутри все его настоящее. А разум вопил, чтоб настоящее не брыкалось. И что если сказали «барышня», то пусть будет «барышня»! Ему же, в конце концов, лучше будет! По крайней мере… что бы там ни было в этом тортике… Если только оно не с вечным эффектом…
Руа вздрогнул, представив, что застрял в этом чужом и незнакомом тельце, к которому ему и прикасаться-то было боязно лишний раз, навсегда, до скончания всех отпущенных ему веков. Жу-уть!..

- Нь… - «Ничего страшного», хотел сказать Руа. «Я уже понял…а, что вы вампир, прекрасная Артано…» - а потом он замер. И немного нахмурился, вдруг понимая – даже сквозь задурманенный свой несчастный разум – что Принцесса-то о себе… в мужском роде говорит?

Руа застыл каменным изваянием. Внутри него ломались огромные стены из горного хрусталя, сыпались сложенные в небоскребы коробочки из-под тортиков, с небес летели рюшечки и крошечные золотые короны…

«Это… мальчик?» - вдруг понял он, ощущая себя в высшей степени растерянности.

Взгляд Артано был ужасно грустным. И в ответ на его вопрос Руа только и смог, что кивнуть, стремительно бледнея и тут же стремительно пунцовея.

Пахнуло медициной. На это страшное слово Руа как-то нарывался пару раз, когда его здорово подрали и пришлось спешно лататься прямо в ближайшей лечебной лавке. Тогда так же пахло, как и сейчас…
Но было намного приятней.

Руа лишь плечом повел, послушно позволяя и осмотреть себя, и… П… полечить. Пусть даже столь… нетипичным для врачей способом. Но на то, наверное, Принцесаа… Или, вернее, Принц – и вампир, да?

Может быть даже и временный… ну… наверное?

Руа бы не желал себе оставаться в девичьем образе надолго. Это его пугало. Поэтому он об этом и не думал.
Язык уважаемого врача гильдии убийц, господина Артано Йона – ой, кажется, он вспомнил, откуда ему знакома эта фамилия, – с шеи переместился на плечи, обошел тонкую выемку ключицы и… заставил Руа полыхнуть уже чуть ли не пламенем, напряженно наблюдая за его поползновениями в «святое». Он его и сам еще не видел, это святое… а некоторые вот уже… Да и! Нет-нет-нет! Никаких «подсматриваний», ну что за дела.

- Ру...- пискнул Руа, округляя глаза. Он внезапно подумал, что называться своим настоящим именем здесь и сейчас – совершенно неправильно. Нельзя, ни в коем случае! Совершенно невозможно! К тому же…
Он мельком покосился на коробку из-под торта.
…В общем, по объективным причинам, по которым ему (почему-то) было совершенно не стыдно. Хотя в другой раз, наверное, он бы уже десять раз разревелся, огорошив хозяина вещиц, которые он успел присвоить, этим самым присвоением.

- Меня зовут Ру, - грустно утвердил Руа. В принципе, так он себя тоже зовет, но сколько этих «Ру» во всем мире сыщется! Наверняка же тысячи! Что есть, в конце концов, это самое «Ру». Только начало. А там уже, может, он какой-нибудь Румберг или Рудольф. Или вовсе Руфус! Хотя нет, последнее смешно как-то звучит, нет такого имени, наверное.

Дракон, вернее, нынешняя драконица, совсем еще юная и пойманная страшным и коварным вампиром в свои сети, тихонько вздохнула.

- И раз уж мы теперь с вами познакомились, то, наверное, теперь вы меня полностью и съедите, да? – в горле встал ком. Руа дрогнул, осененный страшной и суровой мыслью, и со слезами в глазах уставился на страшного и коварного доктора, оказавшегося вовсе даже не Принцессой.

…Хотя все равно миленький. И волосы… вон какие. Любая принцесса обзавидуется.
Невольно он залюбовался, подумав, что и так, в общем-то, неплохо смотрелось бы, если свою башню или пещеру заводить, да туда селить кого… Ну, чтобы по канонам было.
А потом вновь вспомнил о том, что дни его, вероятно, уже сочтены. И мечтать ему осталось с три копейки…

- М… Может, мы сможем договориться? – мысли пронеслись галопом. Последняя белым жеребчиком остановилась и взбрыкнула на фоне заходящего солнца. Руа сглотнул, - я, может, вам для другого... сгожусь?

Если все совсем плохо, то… наверное, он может приоткрыть небольшой клочок правды. Ну, его магию! Недосказать, наврать про одно и единственное, чтобы его не заставляли повторять из раза в раз, да? И тогда… Доктор передумает?
Руа взволновался. С тревогой он смотрел во все глаза на Артано, а та… тот… пугал его до дрожи в коленках. И, почему-то, так же притягивал взгляд. В равной степени ошеломляюще.
[icon]http://s7.uploads.ru/6QTYR.png[/icon]

+2

12

— Уважаемая Ру, — официально начал доктор Йон, облизав испачканные в крови пальцы. — Я никоим образом не хочу тебя есть! Всё, что меня на данный момент интересует, это твоя кровь. Печальные и непредсказуемые последствия чьей-то злой магии. Злая ирония! Тот, кто должен лечить и спасать жизнь, теперь высасывает её по капле из замечательной девушки!

Мальчик вздохнул, не замечая, что вместе с вампиризмом приобрёл, похоже, некоторую театральность.
Он улыбнулся, уже не пряча клыки. Зачем? После всего случившегося это было бессмысленно.

— Видишь ли, — мальчик сел рядом с Ру, взял её ладошку в руки, и продолжил зачем-то вкрадчивым шёпотом, — я представляю, что ты думаешь. Злобная и кошмарная гильдия, где даже торт не могут съесть без того, чтобы закусить курьером! Кошмарный носферату, прикидывающийся мальчишкой, а на самом деле древний демон, пресытившийся оргиями. Да! Знаю ваши мысли! Вот вы как смотрите на меня!

Он рассмеялся, надеясь этим успокоить несчастную. Понятия не имея, что с ним такое. Неужели таков эффект от выпитой крови? Эйфория, весёлось, немотивированное счастье, желание зачем-то трогать прекрасную девицу и полное нежелание останавливаться и критически оценить собственные действия. Напротив, — мальчику хотелось ещё и ещё! Старомодность в обращении, какой-то прорезающийся временами странный, пусть и притягательный акцент. Всё это складывалось в удивительную головоломку, разгадать которую доктору не составило труда. "Вот оно что", — тупо и отрешённо отметил он остатками рассудка, — "вот оно что". Судя по всему, врач Границ юный Йон был в стельку пьян.

Тем не менее, это никак не сказывалось на его координации или связности речи, — касаемо, конечно, исключительно произношения и артикуляции. Назвать связной речью тот поток бреда, который сейчас нёс раскрасневшийся упырёнок своей перепончатокрылой нимфе, всё же смог бы не каждый смельчак. И, конечно, от него ничем не разило.

В комнате что-то было не так, но что — Артано сходу не сообразил. Да и не собирался, признаться. В этот день многое было не так. И вечер не разочаровывал. Всё, что сейчас видел доктор, — это слёзки в глазах незнакомки, голубых, словно небо. Артано остро захотелось прижать хрупкое тело к себе и покрыть поцелуями, загладить нанесённую обиду, снова оказаться рядом с этой шеей... Поселившееся в нём нечто жаждало почувствовать, как под его губами будут трепетать её уста, ощущать её дыхание. Вместе с тем где-то на краю сознания всё ещё пульсировал понятный пробирающий мальчишеский стыд. И нечто чёрное, неприятное снова и снова пыталось ворваться в сознание, бормоча что-то непонятное на грани слышимости, подобно ворчанию Никанора.

"Я так с ума сойду", — грустно подумал мальчик. Ру смотрела на него.
Прекрасными голубыми глазами.

Вместе с тем он понимал — пока он вампир, нечего и думать о том, чтобы пить кровь других. По Границам новость разнесётся молниеносно! Архонт Артано обвампирился вконец! Сенсация! О количестве сложностей, которые это вызовет, Артано даже думать не хотел. Да и кого тут пить? Кровь всяких бомжей? И это когда душа требует реальной кровищи?! Он невольно взглянул на грудь Ру.

— Послушай, Ру, — спросил мальчик, осторожно проведя пальцем по щеке девушки. — Ты не против... если я буду пить тебя сегодня? Время от времени? И никто никого не обидит! Ты выживешь, обещаю! На... на твоих условиях.
Артано завёл белую прядку за ухо Ру, застенчиво улыбнулся.
— Просто... лучше тебя никого нет!

Технически это было правдой — никого, кроме Ру, Артано никогда не пил.
Но проверять, одинаково ли хороша кровь на вкус у всех на свете, ему не хотелось.
От добра добра не ищут, так ведь?

[icon]http://s5.uploads.ru/l31y7.png[/icon]

Отредактировано Артано (2019-04-03 20:57:29)

+2

13

Клыкастая улыбка доктора мгновенно увеличила бледность Руа ещё на сколько-то процентов. Эти вот «не хочу есть» и «твоя кровь» ему категорически не нравились. Хотя бы потому, что, по мнению самого дракона, понятиями были взаимосвязанными и нацеленными на методичное, длительное и… ну ладно, может, не такое уж и болезненное, но все-таки умерщвление одного фэйри, подрабатывающего курьером. Подработал! На свою голову! Ему эти тортики, если выживет после этого дня, еще в кошмарных снах сниться будут теперь небось!

Руа сглотнул; ладошки Артано были прохладными… Прямо, можно сказать, мертвецки прохладными!.. Или ему это от страха казалось?

А прекрасный доктор, смутивший его своей внезапной трансформой из Принцессы в Принца, продолжал накалять обстановку и запугивать Руа своими… правдами. «Еще и мысли читает!», - тихо ужаснулся дракон, чувствуя, как на глаза вновь наворачиваются непрошеные слезы. А ощутив – напрягся еще больше. Как-то он, может быть, и понимал, что временами ведет себя излишне мягко, но и ревой-коровой, вроде, замечен не был. Неужели на него самого «трансформа» тоже повлияла столь катастрофически?

…А ведь шансы на то, что эффект не вечный, неизвестны. Может быть даже зловещие пятьдесят на пятьдесят, то есть «да» или «нет» в абсолютно равной возможности! Жуть!
И что ему тогда делать прикажете? Смириться и чепчик носить?! А платьишки? А туфельки?! А п-п-панталоны?! Так их ведь тоже еще где-то украсть надо! А он ведь не вор! Ни разу! У-у-у…

Дракон мысленно взвыл, задрожав. Дыхание его сбилось, нервы расшатались в конец.

«Надо… Надо что-то делать», - потерянная мысль металась внутри черепной коробки, наталкиваясь на зловещие вспышки картинок с видами новой коллекции сарафанов от известных кутюрье, милейших пушистиков, которых так и хочется потискать, цветочках, чтоб можно было гадать по лепесточкам, а ещё, ещё-о господина Артано в строгом смокинге и себя рядышком в краси-и-ивейшем платьице в пол… Белоснежном и с фато-ой… И марш! Марш и голуби везде! Да! ДА! ДА-А!!! НЕ-Е-ЕТ!
НЕ-Е-Е-ЕТ! СТОП!

«С ЭТИМ ОПРЕДЕЛЕННО НАДО ЧТО-ТО ДЕЛАТЬ. СРОЧНО!!!», - последняя фантазия вызвала в нем сперва странное ощущение тепла и желания, а потом приобрела вид ночного кошмара. Руа оцепенел, его бросило в пот, а любая попытка выдавить хоть один звук была заведомо обречена на провал.

Оставались лишь странные прикосновения доктора Йона и смесь нелепых желаний, вызывающих у фэйри легкую тошноту.

Руа лишь тихонько всхлипнул, а потом… растаял от одной лишь фразы.

Картинка с платьицем, смокингом, фатой и голубями – белыми! – вытеснила все прочее, гордо заняв первое место. Где-то на заднем фоне сверкали горы злата…

И ведь самым страшным на самом-то деле было то, что Руа действительно был не против! Т-то есть, доктору вовсе не надо было как-то объясняться, или, скажем, спрашивать о чем-либо. Одного его взгляда было достаточно, чтобы сердечко дракона начинало трепетать и предвкушать.

- К… Конечно, - сдавленно выдохнул(-а) Руа, - приятного аппетита. А взамен… взамен… - он притих. Воображение, разгулявшееся и степенно захватывающее власть в его голове, подтолкнуло к принятию решения. Окончательного и бесповоротного!
- Будьте моим П-принцем, - голос дракон…ицы дрогнул. Он спешно подхватил Мысль, чтобы та не убежала раньше времени, и продолжил, внутренне обмирая:
-…Только, - скрывать правду становилось совсем тяжко и, раз уж они поженятся теперь – почему-то Руа твердо решил, что так оно и будет – то никаких секретов, кроме самых-самых страшных, конечно же, у новобрачных быть не должно! – Только я не… не… - это оказалось сложнее, чем он… Чем она думала, - не… - Руа всхлипнула, внезапно прижимаясь к доктору с каким-то коварным трепетом внутри, - не совсем… де-евочка, - просипел он едва слышно. Это было странно. Сознаваться в таком. Тем более, когда он и правда, ну, не был тем, за кого его принимали.

Теперь и признание это не казалось таким уж правильным решением. И Руа, прикусив язык, затих, упираясь лбом в плечо доктора и мелко дрожа.

…А еще ему все равно хотелось если не запустить лапки в чужие карманы сейчас, то хотя бы почувствовать то, что он испытал ранее при первом укусе. Это было очень странно и как-то неправильно, но ничего поделать со своими капризами Руа сейчас не мог. Или не хотел. Или ему так казалось. Или... Кто, в общем, знает, эту загадочную женскую душу?!
[icon]http://s7.uploads.ru/6QTYR.png[/icon][status]и они жили долго и счастливо[/status]

Отредактировано Руа (2019-04-08 17:27:43)

+3

14

И только она договорила, всего пять секунд — и все, но только ее голос все изменил, она из мечты превратилась в живую, реальную. Не сумею объяснить, что такое было в ее голосе особенное. Конечно, слышно было, разговаривает человек воспитанный, культурный, но никакого тебе жеманства, барства, фу-ты ну-ты, ничего подобного. Она не выпрашивала сигареты, не требовала, просто спросила, и не было этого противного чувства, что кто-то тут выше, а кто-то — классом ниже. Я бы сказал, речь у нее была такая же сжатая, словно она по-прежнему боялась.

Чего же...

Не совсем девочка! Артано поежился, но взглянул на шею, грудь, оценил фигуру... Ну уж нет, перед ним была самая настоящая девушка лет шестнадцати, — хоть и невысокая. Но уж врачу-то виднее! Конечно, аномалии развития бывают разными, а она вообще дракон, так что кто его знает. Но почему так тихо? Почему так... неловко? Не совсем девочка... Вдруг доктора осенило, что имела в виду обольстительная Ру!

— Г-глупости! — смущённо рассмеялся Артано, чувствуя, как краснеет. — У нас у всех было своё прошлое. Чего теперь бередить его, зачем подробности! Разумеется, и я тоже был грешен ранее...

Что он несёт? Когда это он был... "грешен"?

— Неважно! Неважно! Я буду ваш принц, о прекрасная Ру! Оставим прошлому хоронить своих мертвецов, пусть по ним плачет ветер, а мы живём сегодня и сейчас. Есть лишь я и ты...

Он вздрогнул и довольно зарычал, что прозвучало, наверное, комично, учитывая звонкий детский голос принца-вампира. Только чуть позже он заметил, — острые клыки всё ещё впиваются в кожу девушки. Впрочем, она тоже должна была ощутить это не сразу, — теперь Артано проделывал фокус с прокусыванием шейки увереннее и проворнее. Глухая боль появится чуть позже.

Рука мальчика коснулась бедра Ру. Чувства обострились, желания обретали определённость. Было это или нет? Как он осторожно кусал её припухшие губы? Как касался клычками её маленькой груди? Было или нет? Или показалось? Смылось тёмно-алой пеленой, отпечаталось в сознании, стучалось откуда-то, как тогда вот у меня впервые и зародилась мечта, которую я осуществил. Сначала мне представилось, что вот на нее нападает какой-то человек, а я ее спасаю. Потом как-то так повернулось, что человек этот — я сам, только я не делаю ей больно, никакого вреда не причиняю. Ну вот, вроде я увез ее в уединенный дом и держал ее там, как пленницу, но по-хорошему, без всяких. Постепенно она узнала, какой я, полюбила, дальше уже мечта была про то, как мы поженились — и живем, понимая, что голод и страсть — одно и то же. Уродство и красота сливаются, завораживают. Ру ощущалась прекрасной. Её кровь, внешность. Запах.

Артано отстранился. Его грудь часто вздымалась. Он слизнул кровь с подбородка.
"Как мне жить-то потом с этим?" — спросил он себя, чувствуя, что хочет спать.
Или это теперь навсегда? Как тогда? Довести несчастную Ру до гибели? Разве так... разве это то, чего он хочет?

Нет! Но тем не менее, она боится вампиров, поэтому боится и меня, но это ненадолго, она или поймёт меня, или умрёт, чего, конечно, мне сильно не хотелось бы... Как жить?..

Вы сильно удивитесь, доктор, узнав, с чем можно жить.

Как и в прошлый раз, после пиршества накатило приятное безразличие, весь окружающий мир растворился и практически исчез. Ни комнаты, в которой творился уже какой-то форменный бардак, ни здания гильдии вокруг. Хотелось свернуться в клубок на груди у Ру и заснуть.

Он погладил девочку по щеке. Устроился поудобнее.
И закрыл глаза.

[icon]http://s5.uploads.ru/l31y7.png[/icon]

+2

15

Доктор-вампир заметно покраснел. Наверное, выпитая кровь Руа пошла ему на пользу… Дракон только качнулся, когда ему напомнили о прошлом. И странно посмотрел на Артано, чуть заметно нахмурившись. «Что за грешен?» - озадачился Руа, почему-то решив, что доктор имеет в виду и его тоже. Руа, в смысле.

Но ведь…

А что вообще такое «грех»? Вроде, это когда ты закон нарушаешь? Ну там, убиваешь, грабишь, все дела, да? Так Руа, вроде, не привлекался. Были, конечно, пара моментов, попадающих под подозрение, ну так то не он был. В какой-то степени…
Руа сглотнул; платьишки и рюшечки с голубями вновь рассеялись туманной дымкой, потерялись, уступив место суровой реальности и юному доктору, вкрадчиво рассказывающему сейчас о мертвецах. Точнее… о… н-неважно…
Его голос завораживал; Артано хотелось слушать, на него хотелось смотреть и Руа даже смирился с тем, что он мальчик, а сам дракон – не очень. По крайней мере, сейчас.

И более того, ему даже нравилось это непонятное ощущение собственной покорности. Он подумал было о сказочках про вампирское обаяние, но отбросил их прочь, потому как ну глупость же, право слово. А если это глупость, и ему самому, лично, нравится эта жуткая игра, на которую он подписался, оставшись в комнате и даже не предприняв попытку к побегу, то… Что еще это может быть?..

Руа поймал себя на том, что вот уже несколько минут как он тупо и бессмысленно пялится в стенку остекленевшим взглядом, а вампиреныш пиявкой присосался к его шее и вытягивает из него драгоценную жидкость. Ощущалось это странно. Одновременно ему было приятно и больно: кровь отдавала пульсацией, а место укуса ныло, будто его ударили кулаком, не меньше. По ощущениям, в таком месте должен был появиться синяк… в меньше степени.

И слабость.

Перед глазами Руа медленно и величаво проплывали неясные образы; некоторые казались ему даже какими-то чрезмерно реальными. Он даже дернулся один раз, глаза распахнув, забеспокоившись о том, не правда ли это. А то питье крови – это одно, а вот видеть, как тебя заваливают на кроватку и… ох! Как же стыдно! Но, вроде, ничего т-такого не было. Не было же? Правда не было? Тогда почему рука юного Йона поглаживает его по коленке, задирая юбку вверх?!

Руа странно всхлипнул, попытавшись отстраниться. Случайно, без задней мысли, на чистом инстинкте, привыкшем стремиться к выживанию. А не вот этому всему.

Фэйри слегка потряхивало; он не заметил, как его дыхание стало тяжелым, судорожным. Не заметил, когда сердце стало колотиться как чокнутое. Сладость тортика на языке начинала казаться приторной, противной даже; отчаянно захотелось умыться и сполоснуть рот.

Хотелось…
…Сбежать отсюда.

Руа затошнило.

«Что за…» - он качнулся, повернув голову в сторону Артано. Принц выглядел… уставшим? Но явно довольным. Вон как жмется, как ласково… ух. Все внутри так и замирает. Теплом, уютом. Греться бы да греться, и чтобы никто не мешал…

Внутри колыхнулось что-то темное. Не Урр, нет, нечто иное. Какая-то тварь будто бы шкрябала изнутри его сознания, сидя в клетке. И походила она… на огромную, страшную… Жабу! С крыльями и когтями! Жуть!

И жаба эта, как чувствовал Руа, требовала обобрать эту комнатку подчистую и валить уже к такой-то матери, а то ведь загребут и все. Финиш!

Вот только все толковое, что можно, Руа, вроде…
Фэйри наклонил голову, улыбнувшись Артано. По щеке скользнула чужая ладонь.

Руа вздохнул, а потом решительно поднялся, оторвавшись от доктора и распрямляя плечи. Да! Он знает, что он ещё не украл. Самое ценное!
Момент – и рогатая девица пропадает, раскрывая руки в стороны, а на месте ее появляется огромная ящерица, и сразу же комната уменьшается в размерах, а остатки тортика с жалобным шмяком падают на пол, снесенные неловким хвостом.
Руа качается; перед глазами все отчего-то плывет, но он упрямо шагает к выходу… Ну как, «шагает». Делает два шага и забирает с пола коробку, поправляя крепления ремней и цепляя ее обратно на спину. А после разворачивается к кровати. К Артано.

- Позвольте, мой Принц, - драконица распахивает крыло, протягивает его к Артано, а потом замечает, что тот подозрительно тих и… Спит? Хо-о! Кажется, сама Ворожа благоволит ей… ему (!) сегодня! - …вас похитить, - шепотом заканчивает Руа, сверкая очами. Да! Это будет лучшая кража за всю его жизнь! Ой! Кража... значит, все-таки он грешен? Но ведь, если задуматься, раньше он к такому не привлекался… Может, это из-за своего «превращения»? Может, – ах! – все драконицы такие?! Если подумать, он еще не встречал ни одной, чтобы было с чем сравнивать… С кем, то есть…

Руа шагает навстречу маленькому Принцу, вампиру и вообще доктору Гильдии Границ, – а значит, страшному человеку! – бережно обнимает его передними лапами, прижимая к брюху, прячет крыльями от всего мира. И тихо шепчет с самым таинственным видом, стараясь не разбудить:
- Вы, только, не сопротивляйтесь. Иначе мне  придется… - и затихает. Глупо, наверное, предупреждать, когда человек так сладко спит, когда его крадут. Поэтому!..

Руа воровато оглянулся, прощальным взглядом окидывая эту комнату. Что же, теперь ему предстоит самое важное. Выбраться отсюда не только живым, но и не потерять свои сокровища!

Передвигаться на задних лапах непривычно и тяжело, хвост волочется бездушной веревкой следом, путаясь и застревая где только можно – попробуй-ка с ним управиться, когда сам ты минуешь вот уже три поворота, периодически цепляя рогами и крыльями люстры, бодаясь с карнизами, а кончик хвоста все еще телепается где-то там, далеко в прошлом…

Но, знаете что?

Ему удается! Найти выход! И – о чудо! Воистину следует принести богам жертву – на пути начинающего вора не встречается ни души. Остается лишь поражаться всей курьезности ситуации и не думать о том, что будет после.
Дверь выхода из здания Гильдии сдвинусь с места неохотно, и дракона встретил приятный сумрак надвигающейся ночи.
Руа бережно прижал к себе посапывающего вампира, распахнул крылья, выбираясь из переулка на более широкую улицу, разбежался и тяжело поднялся в небо, ловя встречный ветер на крыло.

Ух!

Предместье ночью – это вам не шуточки. Уж лучше поскорее убраться отсюда… да в те же горы. Подальше от жилых мест! Подальше от Границ! От печалей и хлопот!
Холодает. Еще и болезненная усталость берет свое, намекая на то, что даже драконам нужен отдых. Как раз кстати он вспоминает относительно спокойное место, небольшую пещерку в разломе скал, оберегающих неожиданно тихую горную речку. Течение там быстрое, вода ледяная – сам проверял, а вот тишина стоит – закачаешься.

И красиво…

http://s9.uploads.ru/05guz.jpg

Еще и недалеко. Относительно, разумеется… Но уж где-где, а здесь их точно никто искать не надумает! А еще можно оставить там сокровища… В Валдене-то их однозначно украдут у него, все тайники так или иначе ушлые местные воришки находят. А тут – некому.

В карьер дракон спускался практически в кромешной тьме и на скромных остатках силы воли, потому как силы физической категорически не хватало.

Опустившись на камни, фэйри вдруг понял, что если ему тут и будет комфортно, то его самому ценному Сокровищу – вряд ли. Но и здесь смекалочка подсобила, не бросила в отчаянии. И дракон, осторожно пригибая голову – пещерка и правда была маловата, наверное, даже меньше, чем комната Артано… раза в два! – закинул коробку с украденным в дальний угол, а сам осторожно улегся на спину, с каким-то умилением отмечая, что за весь путь вампиреныш даже не дернулся и глаза не открыл – и правильно! Нечего!..

А потом он, как-то даже незаметно для себя, полностью вымотанный сумасшедшим вечером, выключился, успев только чуть повернуться так, чтобы драгоценная поклажа не свалилась с его брюха вниз, да крылом его, точно одеялом, сверху накрыть, согревая. Все же здесь было далеко не жарко.
[icon]http://s5.uploads.ru/EKzMN.png[/icon]

Отредактировано Руа (2019-04-10 23:19:02)

+3

16

Сад был очень неплохой, доходил до самого поля. Цветы. Маки? Да, когда они об этом подумали, стало очевидно — маки. Это им не понравилось. Они вернулись к дому. Чёрный человек достал ключ, открыл двери. Пахнуло. Вошли с солнца — так показалось мерзко, сыро, холодно. Каменные ступени вниз. Сыро, стены влажные, холодные, словно замёрзшее отсыревшее дерево. Мороз продирал по коже, и чувство такое, будто их замуровали в склепе. Хотелось пить, мучительно хотелось пить.

Их словно было несколько внутри. Вокруг них — нет их. С потрескавшихся сухих губ стекает только одно:
Пить.
 
Твердо. Им хотелось, чтобы голос звучал твердо, ведь кажется — именно так родится то, чего им настолько хочется. Но голос стекает слишком медленно, успевая высохнуть в лабиринтах трещин губ, и сухой воздух из легких просто хрипит. Их, его не понять. Сам себя не мог понять.
 
Пить.
 
Наверно, вокруг светло. Глаза — два свинцовых шара, вдавливающие голову вниз, в самый ад. Она болит, хочется открыть налитые тяжестью веки; тогда глаза вырвутся на волю, и не будут так больно тянуть голову к земле. Он ничего не может, и потому хочет только пить. Страшно. Жутко и хочется. Всегда страшно и всегда хочется недостижимого, неведомого. Чего не знаешь, того боишься.
 
Словно трое их было. Мерзкий, неприятный силуэт. Ничего не видно, кроме силуэта, но он принадлежит человеку некрасивому, нехорошему, неглупому. Это — условия, это не обязательно визуализировать, достаточно знать. Второй — мальчишка. Он всхлипывает, отвернувшись. Белые крылья волочатся по полу, измазывая перья. Третий — он же. Развязный, роковой обольститель, упырь и демон. За милой мордашкой и лёгкой улыбкой — тварь, пьющая кровь.

Ему хочется пить. Каждому хочется пить, а ему — особенно. Кажется, это нужно, чтобы сплавить всех троих в единое целое. Тогда он воскреснет, рассмеётся не этим сухим хрипом из истерзанных легких, а здоровым и сильным хохотом владыки. Но пока владыка не может совладать собой, никто не даст ему воскреснуть.

Шаткая система грузов и противовесов, позволяющая просыпаться утром и ложиться спать вечером, не повесившись между двумя этими событями, разваливалась на части.

— ...и все это время я не думал, что готовлюсь всерьез. Понимаю, это может показаться странным, но правда, так оно и было. В уме повторял: никогда такого не сделаю, только воображаю себе. И воображать бы не стал, если б не деньги и свободное время. Уверен, очень многие из тех, кто спокойненько живет себе да поживает, поступили бы так же, если б им, как мне, привалило. Я хочу сказать, дали бы себе волю, перестали бы притворяться и делали бы что хотят...

Бубнёж силуэта. Всхлипы ангела. Смех демона.
Вот из чего ты сделан, Артано.

Вы сильно удивитесь, доктор, узнав, с чем можно жить.

***

Артано проснулся. Кажется, от собственного крика.
Или кричал он-приснившийся, а он сам на самом деле не кричал?
Без разницы.

Действительно, было холодно и сыро. Сам он лежал на чём-то, впрочем, тёплом и мягком. В иных обстоятельствах ощущения от этого были бы даже приятными, — да и, если честно, приятными они были и сейчас. Вот только от этого отвлекало постинтоксикационное состояние, сопровождающиеся неприятными психологическими и физиологическими эффектами, выражаясь врачебно. Выражаясь по-человечески — хреново после вчерашнего. А точнее, доктора Артано мучила головная боль, во рту будто устроили оргию котики, изнутри плескалась угрожающая тошнота.

— Поел тортика, — мрачно констатировал он, протирая глазки и стараясь особо не шевелиться.

Минутку. А он вообще где?

Мучительные десятки секунд складывались в какую-то единую картину, но в ней не было никакого смысла. Торт. Дракон. Девушка. Вампир... А, он же вампир! Воспоминание об этом заставило мальчика поморщиться. Он пощупал языком — на месте ли клыки?

Клыки оказались на месте. Артано разочарованно вздохнул.
Ладно, с этим понятно. Последнее воспоминание — как он отключился на груди у прекрасной красотки. Мальчик запунцовел. Вел себя как последняя пьяная свинья! Что девочка о нём подумала? И где он вообще?

В этот раз он соображал куда как дольше. Но когда осознал, то чуть не заорал по-настоящему.
Похоже было, что уснул он на груди у девушки, и проснулся там же. Просто по дороге она снова стала драконом. Мальчик погладил чешую брюшка. Она была гладкой и приятной наощупь, а дракон сам, по идее, холоднокровная рептилия, оказался тёплым и где-то даже жарким. Из-за этого, видимо, спалось так сладко, а просыпалось так мерзко...

Видел мальчик, по сути, только брюшко и крыло, гигантским тентом накрывающее его сверху. Но что-то подсказывало Артано — это далеко не его комната в Границах. Дракон уволок его к себе? Зачем? И... что вообще случилось после того, как... Что он говорил-то? "На ваших условиях"... Ой беда!

Он застонал, потёр висок. Голова раскалывалась.
— Мне нужно выпить, — пробормотал он и обнажил клычки.

В конце концов, огромный дракон не обеднеет от одного укуса! В нём-то кровищи, поди!..
Мальчик подлез под крылышко поудобнее и осторожно укусил.
Когда он сделал первый глоток, ему показалось, что вместе с ощущением блаженства и облегчения в нём вновь пробудился некто неприятный, чей тёмный силуэт снился ему всю ночь напролёт.

+3

17

Вокруг не было ничего и было всё одновременно. Сам Руа ощущал себя странно: он был мерцающим бледной синевой комочком света в этой беспросветной тьме и то ли парил, то ли плыл куда-то по тянущему его течению, не имя возможности сопротивляться. Нити, связывающие его с другими, прочные, объединяющие, ласковые, теплые, неожиданно начали рваться. Они словно иссыхали, рассыпаясь на тысячи песчинок. Не могли выстоять перед той силой, которая схватила комочек по имени Руа и тянула, тащила все ближе и ближе к себе, планируя, наверняка, плотно закусить на ужин. Последним, что дракон запомнил перед тем, как проснуться, был огромный оранжевый зрачок, следящий за ним с голодной жадностью.

Внешне ящер только слабо дрогнул, шевельнув хвостом. Отголосок странного сна тлел печалью глубоко внутри… и фонил страхом. Первобытным, но уже пережитым, а оттого вовсе даже не страшным.

- Поел тортика, - как-то совсем грустно сказали где-то рядом.

Руа замер. Даже дышать перестал. Голос был нереально знакомым. Нереально, потому что, если честно, события вчерашнего вечера казались ему не иначе, чем сном. И слышать… сейчас…

Дракон медленно открыл один глаз. Затем второй. Перед глазами была тьма… А, у него голова под крылом же! Балда!.. Ай!
На его животе завозился доктор Артано.  А потом что-то кольнуло прямо… и… Ох!

Руа сомлел; история повторялась. Ощущения, переживаемые им ранее, когда такой ласковый и клыкастый доктор кусал его… её в шею там, в страшной гильдии злодеев всей Сказки, обновились вновь, вырвали слабый и полный странного и непонятного, но такого славного наслаждения стон, идущий, казалось, даже не из горла. Из самой души, что ли?.. Если она есть, конечно…
Дракон задрожал, растягиваясь на жестком камне пещерки-уступа и ерзая спиной. Лапами он аккуратно приобнял упыреныша – своего упыреныша! – и понял, что вся эта ситуация выглядит крайне странной! Очень! Ужасающей, если уж совсем подумать-то хорошенько! Но самым кошмарным было то, что ничего решать и как-то исправлять имеющееся дракон не хотел.
Ему и так было неплохо.

Он расслабленно откинул рогатую голову и потерся затылком о камень, балдея и наслаждаясь моментом. Так хорошо ему еще никогда не было!

«Может, это и есть тот самый Нар-Котик?» - вдруг подумал Руа, бездумно взирая на серо-бело-фиолетовый потолок с поблескивающими вкраплениями какого-то минерала, сейчас чуть подсвечиваемого лучами заглянувшего в карьер солнца. Про Нар-Котиков он только слышал, но опасался, справедливо предполагая, что ничего хорошего, согласно слухам, от этого знакомства он не приобретет. А ему и так Урра за глаза хватало…

- Уумх, - выдохнул фэйри, чувствуя, как хвост теряет опору и вываливается из пещеры куда-то вниз, - ная… кхеа… мнэу… - невнятно промычал он, пытаясь что-то донести. Мысль убегала, пряталась и строила глазки. Руа покраснел - это было заметно по его перепонкам - и тихонько хихикнул.

Честно говоря, Руа понятия не имел, что им двигало вчера, когда он решил… Украсть доктора из гильдии?
Ладно бы вещи! Хотя он и так их прикарманил, вон, в коробке, ждут своего часа… Но человек – это ведь не вещь. Тем более, упырь! Хотя, может, потому и взял, что так славно сейчас… пьявствует, вон, под крылом, присосавшись. Как же странно! Но... Все равно это было верное решение. И отступать от него он не планировал. Напротив, внутри так и чесалось желание добыть всего и побольше! Удвоить количество коробок! Утроить упыренышей! И пещеру, пещеру, огромную. Под завязку набитую лайнами! Ах, было бы... чудесно...
[icon]http://s9.uploads.ru/MYybS.png[/icon]

+2

18

Во всём его существе угадывалась какая-то тихая гордость, когда он, уже ничуть не стесняясь, пил кровь.
Тёплая, мягкая леди-дракон... её поведение смущало и волновало, наполняя удовольствием ничуть не меньше, чем собственно кровь, толчками проникающая в рот мальчика. В движениях, поведении и во взгляде Артано читались удовольствие и растущая страсть, он прижимался всё сильнее, ворочался и чувствовал какую-то обречённую мрачную радость.

Верно ли, что ангелы лучше познают вещи утром?
Испытывают ли ангелы похотливые пожелания? – Нет.
Скорбит ли ангел-хранитель о бедствиях своего подопечного? – Нет, ибо на все воля Божия.

Сколько ангелов могут танцевать на кончике иглы, не толкая друг друга?

Ему вдруг стало очень стыдно. Артано отстранился.
Он утолил жажду. Или голод.

Если подумать, как давно он по-настоящему ел? Что-то кроме крови несчастной драконьей девочки. Лёгкий завтрак вчерашним утром? И злосчастный торт вечером. И то, его они даже не доели, бросили оставшееся дома... Артано отогнал от себя картины того, что может случиться со слугами и прочим персоналом, отважившимся на поедание остатков дорогого пиршества. Эпидемия вампиризма во врачебном крыле. Или ещё какие-нибудь мутации... Учитывая то, что решившимися на такое злодеяние будут люди совсем не выдающегося интеллекта, их поведение в условиях мутаций будет фееричным. Ведь мало ли, как действует это диавольское кондитерское изделие?

Вот кстати. Как это всё дело повлияло на девочку-курьера? Драконом она была и до магических приключений, жажды крови не демонстрировала, и вообще всё, на первый взгляд, было хорошо. Может, он действует только на мужчин? Артано помотал головой. Катастрофически не хватало данных. Известно лишь, что его тортик злобно обратил в вампира, — причём, совершенно непонятно, на какой срок. Может, и навсегда, что было бы откровенно неудобно и вообще тогда Артано подаст на них всех в суд. Что это, спрашивается, за порядки такие, превращать детишек в упырей? С другой стороны, на коробке и в договоре явно есть тонна мелкого шрифта, где фирма не несёт ответственности ни за что на свете... Коробка. Хм, это не она ли там? Мало ли, конечно, коробок на свете, но ведь тут, среди девственной природы... Зачем они с собой её взяли?!

Он осмотрелся, слизывая с губ остатки крови.
Пещера. Зелень. Сыро, прохладно. Ничего, кроме красоты, не обнаружено.
И, что более важно, самостоятельно выбраться отсюда Артано не сможет.

— Доложите мне немедленно, — тихо и мрачно сказал он, ворочаясь на драконьем пузе, — где мы находимся и что вообще вчера было? Расскажи мне всё, леди дракон, чистую правду. Не жалей меня. Кажется, свет моих очей вчера вечером отключили за неуплату.

Сижу где-то у чёрта на куличках, а у меня, может быть, гильдия, братья и пациенты! — подумал мальчик тоскливо.
И никто не знает, куда он делся.
Ой что будет!..

Но ещё Артано знал, что никто, кроме Ру, не утолит его вечный голод.

Это знание совсем не помогало ситуации.

+2

19

А где-то наверху просыпались мелкие птички. Звонко щебетали, перекликаясь. Расправляли крылышки, перелетали с ветки на ветку. Дракон любил слушать их мелодичные трели, но только теперь, кажется, наконец-то понял, о чем они поют. По-настоящему.
Руа лежал с закрытыми глазами и испытывал самое настоящее удовольствие, когда острые клычки впивались в его плоть, пронзая. Когда тонкой кожи под крылом касался крошечный язычок, слизывая драгоценную жидкость. Кормить вампира, ощущать его… столь близко… Эти ощущения ему не с чем было сравнивать! Они были… волшебными! Ужасно… неловкими! Можно даже сказать интимными!..

И безумно приятными.
Ему не хотелось, чтобы это прекращалось.
И он действительно расстроился, когда доктор закончил.

Фэйри поднял на него мутный взгляд, судорожно вздохнул, мягко приобнимая своего упыреныша крыльями, не давая ему свалиться – вот еще!
- Мы… Недалеко от Предместья, - как-то печально выдавил Руа и вдруг закрыл рот, испугавшись собственного голоса. Такого… девчачьего! Даже сейчас слышать это и понимать, что он все еще девчонка – было крайне странно! И неприятно.
Руа нахмурился.

- Рассказать… с самого начала? – непонимающе уточнил он, а потом задумался. Что было вчера? Вчера… - я выполнял заказ, - подумав, пробормотал Руа; хвост его нервно дрогнул, пару раз сердито шлепнув по скале, - на ваш торт! Принес… В-вы сказали… предложили… откушать… А т-там спаленка… а вы как Принцесса – прекрасны и н-невинны!.. И я… я п-подумал... но просто... вот… Ничего такого… - речь его превращалась в смущенное бормотание. Перепонка наливалась алыми пятнами. В лицо доктору Руа смотреть отказывался!

- А потом вы вдруг! Стали… кровь! А я… я превратился… как стыдно, - пробормотал он, совсем растерявшись.

Как же все было?

- Я п-превратился в девочку, - повторил он, уточняя и спустя небольшую паузу, - а вы, кажется, в вампира? - предположение.
Руа изучал потолок. Потолок был красивый. Мерцающий. Выковырять бы все эти крошечные звездочки и в кучу, к добру!..
-…Вы захотели моей крови, а я… я…
Он сглотнул. Слова застревали в горле. Руа вдруг понял, что он должен сказать.

И сделать!

- А я захотел вас! – выдохнул он, чувствуя, как странно горит перепонка – и на голове, и на ушах, и крылья тоже, вот, все алые! Ужасно! Словно раскалился как метеор! – вы – к-как самое главное мое сокровище! – Дракон завозился, отодвигаясь от края пещеры и ссаживая Артано со своего живота.

Он чуть напрягся, а после вновь обернулся человеком, с разочарованием понимая, что по-прежнему является девочкой. Но… какое сейчас это имело значение! Они ведь в сказке! И они – сказочные! И… они…

- Я вас… знаете… Люблю! - схватив доктора Йона за руки, выдохнул Руа, - и даже если я буду таким до конца своих дней, это не важно! Это ведь то самое, когда с первого взгляда. Как полагается! – он о таком только в книжках читал раньше, а теперь вот, пожалуйста! И внутри все поет, и птички тоже, и в животе – если напрячься, тоже кто-то летает, наверняка бабочки!

- Определенно! – лицо Руа полыхало огнем. Глаза его серебрились вдохновением и истиной, которую он познал.

- Этот торт… Он свел наши судьбы воедино, - Руа попытался это пропеть, но вышло неважно. Ну, не критично, конечно, - и я надеюсь, что в-вы разделите… эти ч-чувства со мной, - смущенно добавил фэйри, кашлянув. Руки Артано были теплыми… Может быть, это проклятье их сходит на нет?
Только не сейчас!
Руа прикусил губу, чуть хмурясь и старательно сдерживая слезы, так и рвущиеся изнутри, словно душа его заплакала, не выдержав напряжения и любовных - а каких еще-то? - мук. Он не был готов вот так взять и… и расстаться. Со своей Принцессой. Честно украденной. Честно… завоевавшей его сердечко!
- Вы ведь испытываете... то же, что и я? - с надеждой робко спросил...а Руа, заглядывая в глаза Артано и выискивая в них правильный ответ.
[icon]http://sd.uploads.ru/ZnTL9.png[/icon][status]Ах! >///<[/status]

Отредактировано Руа (2019-05-16 01:31:58)

+2

20

— Это... довольно неожиданно, — сказал Артано. — Ведь...

Всё становилось на свои места. И дракон-курьер, который не был девочкой, а стал ею, — вот что она... он... — нет, она! ДА! — имела в виду раньше. Может... может, когда она говорила, что не совсем девочка, уж не... а если... а что тогда?! Доктор посерел лицом. Надо было проверить, совсем ли он вампир, чтобы исключить даже теоретическую возможность того, что не-совсем-девочка не девочка. Он сосредоточился, положил ладошку на руки девочки, попытался вызвать крылышки.

Ничего не получилось.
Никаких крылышек.

Даже вместо светленьких не появилось перепончатых крылий, на которых вампир Артано мог бы с шипением упорхнуть в адские кущи. Ничего. Он задумался. Хотелось ли ему мяса? Н-наверное. Овощей? Спаржи? Нет. Манную кашу? Хлебную икорку? Конфетку с ароматом борща? Нет, не хотелось совсем. Хотелось только крови. Ну и немного, возможно, мяса. Как выяснилось. Но с кровью!

Хорошо, — кивнул Артано. Он совсем-совсем вампир.
Значит, Ру сейчас совсем-совсем девочка. Архонт-вампир выдохнул.

— Надо... мне надо ещё, — буркнул он, чувствуя крайнюю степень смущения и неловкости.
Он не знал, как реагировать. Всё, что сейчас по-настоящему знал совсем-вампир, это как пить кровь. Он невольно ухмыльнулся, и в его рту сверкнули острые как бритва клыки. Сделал глубокий вдох, чувствуя аромат примул, колокольчиков и лаванды. Здесь, в тени около воды, было красиво. Росли цветы, было тихо, зелено, спокойно. Они, двое подростков, скрытые в тенях. Какая-то часть Артано жаждала выйти на свет к солнечным лучам и насладиться ощущением их тепла на своей коже. Не исключено, впрочем, что в его нынешнем состоянии это удовольствие стало бы последним, если бы хватило на него безумия. Ведь мальчик сейчас не был человеком специализации "вампир". Он был самым настоящим мифологическим вампиром, носферату в кедах. Сонный дракула наших дней, озирающий окрестности с голубиной кротостью.

Вот угораздило, — украдкой вздохнул Артано, обнимая Ру и поглаживая её шейку. Или всё же... его? Стыдно!
Но жажда была неумолима.

Он взглянул в глаза Ру. Невозможные, бездонные глаза. Сейчас тень и отблески на воде придавали им теплый малахитовый оттенок. Он задумался, как бы выглядели её глаза, затуманенные жаром страсти. Опасные мысли. Её близость заставляла сердце тяжело биться в груди и горячила кровь. Мальчик тронул языком ключицу. Медленно вдохнул её запах: пьянящую смесь чистой кожи, женщины и тонкой нотки лаванды. Это было ужасно неправильно и странно, однако мальчика влекло к Ру с той самой секунды, как он впервые взглянул на неё, и это влечение быстро ломало все его собственные ограничения.

Но когда они расколдуются, она же будет... мальчиком!
Что делать тогда?!

Это следовало прекратить. Немедленно.
Нельзя было давать этому ход, нельзя было усугублять. Давай, Артано, скажи ей... ему! Ему скажи! Что это всё грандиозная ошибка, и что пусть вернёт его домой... ну, не сейчас, под вечер, а точнее, ночью, когда солнце сядет, чтобы не рисковать. И вообще. Почему это, например, он принцесса? Да что это? Да это что?! Сделай, сделай всё правильно. Не нужно никого кусать, просто отпусти девочку.

Артано отстранился, приподнялся. Взглянул на Ру, которая ждала ответа.
Она была красива, мила и очень ранима. А ещё её глаза, — мальчик не видел ничего подобного в жизни.

Отпусти. Скажи "нет".

— Да, — прошептал он, вместо того, чтобы сказать "нет".
Вместо того, чтобы отпустить, он обхватил её второй рукой и поцеловал. Девочка сопротивлялась едва ли дольше одного удара сердца. Её губы были заманчиво мягкими и теплыми. Провел языком по её губам, раскрывая их, приглашая сделать поцелуй глубже. Легкое касание языка — и по венам заструился жар удовольствия, унося прочь мысли и любые иные желания. Он обнял её, крепко-крепко. И ему хотелось, чтобы этот поцелуй длился как можно дольше.

Но она же мальчик!
Но пока же девочка! Так что в этом нет ничего плохого!

Верно?

+3

21

Ведь правильным ответом мог быть лишь один-единственный. Иначе… все зря? И все его, Руа, чувства – тоже зря? Как ему тогда быть прикажете, а?

Руа сглотнул. Пальцы его рассеянно поглаживали бледные руки растерянного – наверное – Артано. К-конечно, Руа сам был виноват. Взял и вывалил на несчастного доктора… Но ведь… Но ведь тот сам творил с ним-ней такие странные вещи! И им обоим... б-было... к-комфортно? Или как это правильно. П-приятно, в общем, да! Во-о-от. Значит, доктор должен понимать и осознавать, что он за Руа теперь в ответственности и просто обязан сделать все… Ну…

Хотя если ему противно, то, наверное…

Руа сам не понял, как все эти нелепые и путанные мысли захламили его разум. Ладно бы только платьишки и рюшечки, бантики всякие, котятки, опять же, да милые мальчики с глазами карминового цвета. Но когда дело коснулось чего-то более сложного, более… ответственного, свадьбы там, например, семьи, замка высокого с пещерой, которая ломится добром – совместно нажитым…

Руа моргнул, внезапно понимая, что загнал себя в ловушку. И куда-то абсолютно – совершенно! –  не в ту сторону.

Артано стоял перед ним. И вновь алкал его крови.

Больше крови...

Какой ненасытный!..

Что же.

...Ему он готов был отдать всю её.

Дракон едва заметно кивнул, вновь ощущая предательское смущение и ловя себя на здравой мысли о том, что так быть не должно.
В смысле, всего этого. Оно должно быть иным. Другим. Не столь абсурдным и диковато-чудным.

Но вместо того, чтобы возмущаться, сопротивляться и уговаривать доктора решить их общую проблему – ведь несмотря на такую забавную разницу между ними, произошло что-то определенно связанное с тортиком! Болезнь? Вирус? Зелье? – он поддался искушению. И вновь предоставил вампиру… себя.

И эти сладкие объятия, руки, близость казались ему чем-то восторженно прекрасным. Подтверждающим, что это было не зря.
Что они и правда нашли друг друга. Ну, не может быть ведь иначе? В смысле…

Это ведь и есть та самая Любовь? С первого взгляда, вздоха, прикосновения? О которой слагают легенды и поют песни? Да? Она ведь?
Руа мелко дрожал, поглядывая на вампира из-под опущенных ресниц. Он ждал сладкого яда укуса, но того не было. Артано медлил.

А потом внезапно ответил.

И от этого короткого ответа, от одной единственной фразы, от всего лишь только двух букв, если так подумать, от всей этой малости всё внутри перевернулось, возликовав. И на глаза Руа – как же хорошо все-таки, что сейчас он совсем не мальчик, иначе это было бы жуть как стыдно все же – навернулись слезы.

«Да» – и они жмутся друг к другу, доверчиво и нежно.

Объятия становятся крепче, да и сам Руа вряд ли бы сейчас осмелился бы отстраниться. Напротив, он подался вперед, выискивая нежности и получая ее сполна. Губы дракона-драконицы приоткрылись, и он слабо вздохнул, прижимаясь к груди вампира. Неумело, но чувственно отвечая на поцелуй, вкладывая в это нехитрое действо всего себя и те ощущения, что были с ним и рождались сейчас. Что связывало их обоих сильнее прежнего. Ему было совершенно  в с ё  р а в н о  на то, что может случиться после. Что может возникнуть после. Что что-то может пойти совсем не так. Ему было восхитительно плевать на будущее. Сейчас он жил настоящим, и настоящее казалось ему прекрасным сном.

Настолько прекрасным, что будь такая возможность, он бы и вовсе не проснулся.

Однако ничто не может длиться вечность.
Тем более сны.
…И что-то изменилось.
[icon]http://sd.uploads.ru/ZnTL9.png[/icon][status].\\\\.[/status]

+1

22

Изменение не было резким. Оно не напоминало пробуждение, не было никакого сигнала, вспышек слева, грома с небес. Просто вдруг оказалось, что всё прошло. Как спектакль досмотреть, — ничего не изменилось, но история окончена. Аплодисменты, выход, гардероб и слякоть снаружи. Как на дне реки — фонарей осколки, и ещё — прохожих чужие лица. Было хорошо, или не было. Неважно. Всё уже случилось.

Артано отстранился, сел на камни.
Стыдно было ужасно.

Бархатный вечерний воздух приятно овевал кожу. Артано только что целовался с драконом и называл его ласковыми словами, а тот его. А ещё он был вампиром. Но теперь нет, теперь уже точно нет. Мальчик чувствовал во рту неприятный медный привкус. При воспоминании о выпитой крови его начало мутить. Ничего подобного больше не хотелось. И вообще, Артано чувствовал себя уставшим и разбитым, словно накануне разгружал мешки.

Итак, он снова архонт, а никакой не вампир.
От сердца отлегло, — к счастью, это оказалось не навсегда.

Значит, Ру теперь... мальчик?

Отчаянно краснея, Артано взглянул на Ру. А вдруг?..
Но никаких чудес сверх положенного в этот раз не случилось. Перед ним был невысокий парень, на вид чуть постарше самого Артано. На девочку-Ру, впрочем, он был очень и очень похож, а особенно невыносимым было то, что его прекрасные глаза ничуть не изменились. "Я... я что, из этих?" — грустно подумал Артано. Ему было очень-очень неловко и стыдно. И одновременно с этим Артано ни о чём не жалел. Он украдкой взглянул на своё отражение в воде. Из отражения на мальчика смотрел какой-то взлохмаченный страшный пацан, у которого слева в уголке рта подсыхали следы чужой крови.

Его передёрнуло.

— Прости за... за это всё, Ру, — тихо сказал он. — Такой бардак... Нет слов.

Не удержавшись, он рассмеялся. Поднялся, подошёл ближе.
— Я больше не вампир, знаешь... Дай я осмотрю, может, тебе нужна помощь. Я... я врач, не помню, я говорил?..
Мальчик взял Ру за руку, закрыл глаза и со всей доступной ему нежностью направил свет внутрь дракона. За спиной вспыхнули хорошо видимые во мраке пещеры крылышки из света; как же, о боги, было приятно чувствовать это снова!

Пять минут спустя крылья погасли. Доктор Артано открыл глаза.
— Всё хорошо. Может быть небольшая слабость, но до ночи пройдёт. В таком состоянии я не рекомендовал бы полёты, сожалею, не могу дать допуск к рабочей курьерской деятельности. Разве что к ночи... отвезёшь меня домой?
Мальчик смотрел снизу вверх открыто и доверчиво.

Сейчас ему было очень хорошо.

Хоть и до ужаса стыдно!

+1


Вы здесь » Dark Tale » Личные главы » [26.05 ЛЛ] Торт несудьбы