Джейсона устраивала работа с Закари. Не смотря на заслуги перед Гильдией, Шандар давал себе отчет, что в обычной жизни он довольно бесполезен. Примерно на уровне собаки-компаньона. Вроде, взгляд умный, понимающий, какие-то простые вещи может делать самостоятельно, даже команды выполняет. А какашки после выгула все равно кому-то другому убирать приходится.
(c) Джейсон Шандар

Девчонки, чего, когда подрастают, за сахаром охотятся? Поэтому им на свидании конфеты дарят? И шоколадки? Чтобы тебя не слопали?
(c) Почуй-Ветер

Люди невероятны сами по себе, а вместе они собирались в единое целое, способное справиться почти с любой бедой..
(c) Эмиль

— Вот знавал я одну сестру милосердия , Авдотья звали, девчонка смазливая была, лет восемнадцать только только исполнилось, младше всего нашего брата почти, но ты только проверни чего, приобними или ещё чего, так она тебе потом так уколет, что хоть на стенку лезь, а присесть, неа , и стой весь день.
(c) Алексей Вольский

— Лист капудыни? — усмехнувшись и пожав плечами, тихо проговорил Вейкко. — Лично я считаю, что раз уж этот листик не способен привести к сокровищам или юной заколдованной принцессе, то это скорее лист бесперспективной капудыни. Лист беспердыни, черт возьми.
(c) Вейкко

Она никогда не делилась своим прошлым, мужчина даже за эти полгода вряд ли смог узнать хоть что-то стоящее, помимо возможности ящерицы находить неприятности на свою аппетитную задницу.
(c) Рене

— Вот знавал я одну сестру милосердия , Авдотья звали, девчонка смазливая была, лет восемнадцать только только исполнилось, младше всего нашего брата почти, но ты только проверни чего, приобними или ещё чего, так она тебе потом так уколет, что хоть на стенку лезь, а присесть, неа , и стой весь день.
(c) Алексей Вольский

— Зануда? Гм.. Да, говорили и не раз. Мои соратники считают, что одной из моих магических способностей, является атака монотонными витиеватыми речами, пока противник не сходит с ума. Ахахахахахаха… — На сей раз, Эссен раскатисто хохочет, хлопая себя по колену ладонью.
(c) Герман Эссен

В вечернее время в Сказке всегда начинает твориться всякое необъяснимое и жуткое непотребство. То за поворотом тебя тварь какая-то поджидает, то в тенях деревьев оживает что-то странное и не очень материальное, то ещё какая странность произойдёт..
(c) Дарий

Решив, что «убийца» не достоин жизни, люди также постепенно начинали обращаться с ним хуже, чем с диким зверем. Насилие порождало ещё большее насилие, вот только преступникам очень часто отказывали даже в базовых нуждах, что уж говорить о компетентной медицинской помощи. Виктор давно решил для себя, что невзирая на их проступки, не спрашивая и не судя, он будет им её оказывать. Потому что несмотря ни на что, они всё ещё оставались разумными существами.
(c) Виктор

Она никогда не делилась своим прошлым, мужчина даже за эти полгода вряд ли смог узнать хоть что-то стоящее, помимо возможности ящерицы находить неприятности на свою аппетитную задницу.
(c) Рене

Нет, они любили лезть в жопу мира. Иначе зачем вообще жить? Вообще от мира со временем достаточно легко устать, особенно если не соваться в его жопы. Но было бы неплохо из этой жопы выбираться с деньгами, да еще и с хорошими деньгами, чтобы там например меч новый можно купить.
(c) Керах

Ему замечательно спалось в канаве, учитывая, что в тот момент он был куда ближе к свинье, нежели единорогу, а то, что храп кому-то мешал — дык зря что ли изобретали такую замечательную вещь как беруши? И вообще это был не храп, а звуки прекрасной живой природы. Скотина он, в конце концов, иль где?
(c) Молот

Ротт не был бы самим собой, если бы так просто и безэмоционально забывал о долге и деле, которое умел и мог делать. А лучше всего ему удавалось то, что многие под прикрытием милосердия и некоего высшего блага не воспринимают всерьез: калечить, рубить, сражаться, умерщвлять и иным способом губительно воздействовать на внешний мир.
(c) К. Д. Ротт

Звали этого маститого мясного голема Дарий и, если Ротту не изменяла память, массивный и практически неподъемный меч за спиной у этого человеческого выброса применялся тем весьма часто. А это значило, что пользоваться он им, как минимум, умеет. И, конечно же, Бешеному Псу хотелось проверить сей тезис на собственной шкуре, а заодно и испытать бывшего сопартийца по гильдии на предмет личностного роста, и степени прогресса боевых навыков.
(c) К. Д. Ротт

Конечно многие посчитают странным то, что двадцатилетняя девушка приглашает детей в гости. Что такого интересного можно было найти в общении с детьми? Но Агнес — это несколько иной случай.
(c) Агнес

Вместо вытекающей крови — клубничное варенье. А вместо меня — каскадер, который сейчас встанет, отряхнется и пойдет дальше по своим делам.
(c) Джун Нин

Есть в этом что-то странное, полагаться на чужое зрение. Хотя оно как бы уже твоё собственное, но все равно это иная перспектива, ведь твои глаза всегда закрыты. Все сложно. Зато никогда не заблудишься. Ведь если смотришь на мир с высоты птичьего полета, всегда знаешь, куда приведет тот или иной поворот.
(c) Стрикс

путеводитель сюжет нужные гостевая правила о мире роли магия расы FAQ
❖ Гильдия Стражей ожидает беспорядки на фоне приближающегося Дня Зверя.
❖ Где-то в холмах неподалёку от Валдена, по слухам, поднялся из земли древний трон. Говорят, тот, кто просидит на нём всю ночь, утром встанет либо мудрецом, либо сумасшедшим.
❖ В поселении объявился отец Забин, весьма странный тип, который коллекционирует святые символы любых форм, размеров и конфессий. Всем известно — он каждый год начинает поклоняться новому богу. Одни говорят, что он шарлатан, другие же — что он может даровать благословение от любого известного бога. (подробнее...)
Октябрь года Лютых Лун
❖ Свет и жара от двух солнц негативно влияет на все окружение; невыносимая жара, гибель урожаев на фермах. Кое-где в Валдене начали плавиться дома..
❖ 29 сентября года Лютых Лун в парковом районе практически полностью уничтожено четыре дома, девять задеты взрывами и пожарами. Погибло семнадцать человек и фэйри, пострадало около тридцати, в том числе многие ранены не последствиями взрывов и пожаров, на их телах обнаружены колотые раны в жизненно важные органы.
❖ В ходе Совета Гильдий решили временно отказаться от войны с Ягой: в такую жару просто невозможно двигаться и что-то делать.

Dark Tale

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Dark Tale » Другие миры » Вместе мы построим дом


Вместе мы построим дом

Сообщений 1 страница 5 из 5

1

[nick]Ренди Хоу[/nick][status]ветра в крылья[/status][icon]https://funkyimg.com/i/35oQU.jpg[/icon]

ВМЕСТЕ МЫ ПОСТРОИМ ДОМ

начало месяца Аквамарина, ПХ

Тум-Феннас-Доре

Ренди и Рендон Хоу

https://funkyimg.com/i/35ifD.jpg

ПРЕДИСЛОВИЕ

Вупсень и Пупсень/Лёлек и Болек Рендон и Ренди Хоу снова в деле

Отредактировано Эден Фрай (2020-06-03 18:22:24)

+1

2

Больше Рендону не хотелось задавать вопросы. В интимном замирании дыхания и резвом отрезвлении пират выслеживал гнетущую правду, пришедшую на борт его корабля вместе с девушкой, которую по всем мирским законам он не должен был встретить более никогда. Затягивая импровизированную петлю шарфа на дивной шее, он старательно, сам того не ведая, оберегал себя от правды, которую давно решил счесть забытой. Смутьянка же, напротив, воспринимала истину через искаженное представление о брате, которого не стало настолько давно, что и помнить о нем оставалось лишь домыслы о возможной и скорее всего трагической судьбе солдата. Сознание приходило в норму, а бодрость мышления стремительно восстанавливалась под гнетом пробудившейся злости и агрессии, что лишь усиливало напряжение, которым Хоу спешил поделиться с призраком прошлого. Но акту немыслимой жестокости не было места в этой каюте и в этой семье, потому как младшая сестра не собиралась вот так просто сдаваться на милость человеку, которого ей придется узнавать заново. С трудом удерживая равновесие и баланс на качающемся от волн полу, Рендон распрощался с доминантной позицией под воздействием смачной затрещины. Удар, пришедшийся в область лба моряка, раскроил драгоценную каменную дощечку на две половины, а жертва смертельной хватки выбила себе единственный шанс на спасение. В молниеносном помутнении разума и болезненном импульсе, начавшем пульсировать над правым глазом раздражительно усиливающимся повторением, Рендон не нашел опоры и точек соприкосновения, которыми мог бы воспользоваться для смягчения своего падения. Приземлившись на небольшой ковер посреди каюты, он молча распластался под покачивающейся конструкцией хрустальной люстры, старательно подавляя исключительный набор бранных фраз, которыми истово хотелось поделиться с миром вокруг. Но вместо крика и огорченных вздохов, он лишь медленно перевернулся на бок и начал смеяться так зычно, так яростно и так беспощадно, что у слабонервного наблюдающего могло сложиться самое неприятное, и опасливое впечатление. На самом же деле, в истерии хохота и нервоза капитан лишь все сильнее приближался к принятию той реальности, которая так долго и тщательно уходила у него из-под ног. Его сестра жива! И из маленькой несмышленой девочки превратилась в красавицу, которая способна не только на треп языком, но еще и на угрозу персонализированной опасности посредством правильно наведенного арбалета. От непонимания нового для себя чувства — гордости, Рендон ощущал себя крайне неловко и незащищенно, из-за чего с огромным трудом воспринимал последующие слова Ренди о том, что он сходит с ума, зрея в ней адепта шпионской конспирологии и претендуя на звание давно погибшего брата. То ли от боли, то ли от бессилия, то ли от иронии радости, то ли от всего вместе, но мужчина свалился на спину, неспособный более опираться на локоть, чем позволил сестрице без лишнего сопротивления покинуть каюту. К сожалению для нее, смысла в том было немного: корабль, управляемый Спарки, уже пол часа, как успел запустить все свои механизмы, сняться с якоря и на всех парусах плыть в сторону того самого загадочного острова, о планах на который вновь обретенные брат и сестра только должны были договориться. Матросы, снующие по палубе, висящие на вантах, озабоченные креплением такелажа и многими другими процессами успешного корабельного путешествия, не обращали внимания на появление девушки. Большинству из них попросту было некогда. Остальным же было слишком хорошо известно о правилах, к методам поддержания которых прибегал капитан в случае, если его приказы не исполнялись, а приказ в отношении Ренди был всего один: не тронь и останешься жив.
— А ты думала, что мы вечно будем стоять в той бухте? — послышался знакомый тембр где-то за спиной девушки, — не бойся, — поспешил остановить возможную радикальную реакцию Рендон, стоящий от нее в нескольких метрах. Держащийся рукой за голову в месте удара, капитан стал внушать еще больше страха и трепета, ведь из-под густых прядей черных волос проступала знакомая всем алая жидкость, что, по-видимому, нисколько его не смущало. Более того, вопреки обстоятельствам и предполагаемой ответной грубости, на корчащемся от неприятного жжения лице можно было разглядеть добродушную улыбку, — можешь, конечно, попробовать меня убить, но тогда не надейся на то, что эти остолопы выберут тебя новым капитаном: скорее всего им станет тот детина, с которым ты познакомилась ранее, а уж он-то точно не станет удерживать ораву голодных мужиков до того, чтобы свершить над тобой правосудие, — пират шутил, хотя, само собой, в этой шутке содержалась львиная доля правды, — а, если ты опустишь свое оружие и мы вместе сделаем то, о чем пытались договориться в каюте, то, возможно, сможем обрести друг в друге, если не семью, то хотя бы полезных соратников, — в этой речевой части он уже не шутил. Для Рендона теперь уже стало абсолютной истиной, что перед ним стоит ни мошенница, ни воровка и даже ни самодурка, а действительно представительница одной с ним крови. Глаза можно было спутать, но их фамильный проникновенный, крайне проницательный и внимательный взгляд подделать было невозможно. В этом она была очень сильно похожа на мать. А мать Хоу помнил. И даже периодически вспоминал, — ты покинула Везен до или после того, как его не стало, Ренди?

[icon]https://i.ibb.co/PQw8hp1/image.jpg[/icon][nick]Rendon Howe[/nick][status]Кто плывет далеко, тому и врать легко.[/status][sign]Первый после бога – это капитан.[/sign]

Отредактировано К. Д. Ротт (2020-06-01 15:19:19)

+1

3

[nick]Ренди Хоу[/nick][status]ветра в крылья[/status][icon]https://funkyimg.com/i/35oQU.jpg[/icon]Корабль качало на волнах, но для Ренди это было так же слабо ощутимо, как если бы он просто стоял на причале. Поэтому она не сразу поняла, когда они отплыли от берега, и почему, собственно, пираты распорядились отправить судно в плавание без ведома капитана. Либо команда умела разговаривать между собой на каком-то невербальном языке – взглядов или жестов, либо дальнейший маршрут ими был уже спланирован заранее.
Ренди уже не было дела, совпадал ли он с намеченным ею, поскольку пребывать в компании пиратов она больше не собиралась. В ее голове все помутнелось, перемешалось, запуталось, поэтому все внутренние голоса твердили ей бежать прочь. Она не могла поверить, что простое стечение обстоятельств могло всполошить столько забытых воспоминаний, и даже выдернуть призраков прошлого в невозможное настоящее. И Ренди не знала, что с этим делать, что бы она хотела с этим сделать – оставить позади или столкнуться с реальностью.
И времени подумать ей даже не предоставляли. Капитан слишком быстро оказался в дверях своей каюты, и, отшатнувшись от звука его голоса, Хоу наставила в его сторону заряженный ранее арбалет. Упоминание семейных уз из его уст лишний раз подтвердило ее догадки. Не было сомнений, что перед ней был Рендон Хоу, и кажется, он сам, наконец, принял для себя, что она настоящая Ренди Хоу, а не посланный неведомо кем агент под прикрытием.
Непринужденность, с которой он уверял ее в бессмысленности затеи с его убийством, распаляла в девушке огненную бурю. Хотя, чего было удивляться его спокойствию, когда все эти годы он, видимо, не мог нарадоваться вольной жизни, пока его семья терзалась догадками касательно судьбы своего наследника. От этой мысли младшая Хоу еще больше злилась, гневно уставившись на мужчину взглядом, про который говорят - метает молнии.
- Лодку мне! – Не в силах выносить его еще и улыбающегося лица, махнув косой, завопила Ренди. - Дайте мне лодку! – Пираты кругом были заняты своей работой, и если кто-то и обратил на нее внимания, то никакого содействия оказывать не спешил. Видимо, пока не поступит прямого приказа капитана. Девушка особо и не рассчитывала, что ее «просьба» в тот же миг исполнится, но надеялась уличить хотя бы какой-то знак, который те случайно возможно подадут.
Чего, собственно, не случилось. Тогда Ренди подлетела к краю корабля, вглядываясь в отдаляющийся берег Фаэдера, и ловила мысли, что еще можно было добраться до него вплавь. Жалко только намочить свои инструменты и экипировку, а так у нее могло бы вполне получиться осуществить такую затею.
Но ее отвлек вопрос, заданный девушке в спину, после которого она замерла, напряженно затаив дыхание. Затем Ренди медленно выдохнула и внешне как будто бы расслабилась, по сравнению с тем взвинченным состоянием, с которым она еще парой секунд ранее носилась по палубе корабля. Тогда ее разрывало от злости, сотрясало от негодования и лихорадило от непонятного волнения. Сейчас она чувствовала медленно подкатывающую холодную ярость, при которой мысли не так туманятся, а голова соображает более ясно.
В таком состоянии она обернулась к брату, оставив одну руку на борту корабля. Ее лицо сохранялось спокойным, но брови были смежены на переносице, а глаза злостно буравили в нем дыру, что выдавало ее состояние в данный момент.
- А, - она задрала подбородок и презрительно сощурилась. – Значит, до тебя доходили вести, что город пал?
Ренди больше не истерила, хотя злость так и клокотала у нее в горле. Она сделала несколько четких шагов в сторону Рендона и звучно бросила ему в лицо:
- Значит, ты просто счел всех нас мертвыми? Чтобы и дальше беззаботно бороздить морскую гладь, - хотя, как будто до этого у не было много обязательств с этим связанных… - Распивать эль в кругу пиратов, развлекаться с женщинами, которым ты обещал привезти камею! – При упоминании уже фигурирующего сегодня названия цветка, Ренди сделала особый интонационный акцент.
- Да, меня тоже не было во время нападения на город, - с горечью продолжила она. – Но я потратила несколько недель на то, чтобы попытаться отыскать хоть кого-то из выживших членов нашей семьи.
Она почувствовала, как к горлу подкатил ком, но уже не ярости, а горечи, которой она испытывала до сих пор с момента, как услышала о судьбе родного города. От мысли, что она в один миг потеряла дом, в который всегда могла возвратиться, и, возможно, всю свою семью - Хоу охватила паника, сковал ужас. Ренди сейчас уже не помнила, как выискивала о них информацию, шерстила все ближайшие территории на наличие спасшихся беженцев. И какое не передающееся словами облегчение испытала, когда нашла отца и раненную мать в одной из лачуг Льесальфахейма.
Но, видимо, Рендон даже не пытался приложить каких-либо усилий к поиску родственником. Ему было проще думать, что все члены его семьи погибли под обломками города, чтобы не нести лишний груз за спиной.   
- А где был ты все это время? – От обиды голос Ренди дрогнул, а глаза заблестели от выступивших слез. - Почему не послал хотя бы весточку, что жив, чтобы вся семья заранее не хоронила тебя в своих воспоминаниях?

Отредактировано Эден Фрай (2020-06-03 18:22:02)

+1

4

На качающих корабль морских волнах буйствовала редкая для подобной обстановки стихия. Ни шторм, ни мистический водоворот, ни внезапное нападение глубинного монстра не могли и на толику сравниться с буйством и яркостью проявления чувств, каковые возникают в мгновения самой настоящей семейной драмы. Ренди до сего момента стоически терпела непрогнозируемые удары судьбы, однако под воздействием вскрывшейся без особой причины гематомы ушедших лет сделалась удручающе похожей на самую обыкновенную женщину. Если бы Рендон хорошо знал сестру, а та не пыталась изобразить проницательность, строя утвердительные догадки в его отношении, то пират бы даже расстроился. Но разочарованию не могло быть и места. И не только потому, что игривая словесная перепалка и пленительный скандал воспоминаний разворачивались на глазах у команды моряков, каждый из которых не понимал контекст и реальные причины столь качественного сумбура, так еще и мог строить собственные, не самые дальновидные и не самые очаровательные предположения. Но еще и потому, что экзальтированное поведение девушки не могло возыметь никакого ожидаемого эффекта на человека, которым за годы военной службы, рабства, угнетения, а впоследствии пиратства самых разных мастей, стал ее брат. Ему было попросту все равно. На слезы. На крики. На замечания. На упреки в кажущемся безразличии к судьбе собственной семьи. И уж тем паче ему было плевать на опасения Ренди в отношении того, что своей новой сущностью, разбойной личиной и криминальной властью он может сделать еще хуже от одного лишь нахождения с ней на одной палубе. От одного лишь факта присутствия Рендона на одном с ней участке территории. Когда запеченная гостья “Вероломной” начала натурально истерить, вопя удручающе беззвучные для команды приказы, а шлюпка, приспособленная к борту бригантины, так и не была спущена на воду, Хоу лишь молча стоял, наблюдая за трансформацией девичьих эмоциональных перепадов. Он просто ждал, когда та закончит и, выплеснув из себя все величие обиды, гнева и сожалений, сможет, наконец, слушать его отчетливо и с принятием наскоро пленившей действительности. Но путешественница не торопилась заканчивать и, преисполненная различных форм негодования, принялась осуждающе осыпать неблагополучного родственника градом кажущихся колкими утверждений. Стоило отдать должное старшему Хоу: его терпения хватало на то, чтобы даже не пытаться ее перебить, оборвать или иным образом ограничить в желании высказаться. Супротив того он даже выпрямился и смотрел на нее с характерным пойманному виновнику пристрастием, позволяя Ренди на обозрении у его команды размахивать арбалетом, разговаривать на повышенных тонах и всячески отчитывать моряка, который ни визуально, ни эмпатически не годился ей в качестве податливого ребенка. Если бы Ренди шутила, то сия сцена могла бы даже считаться смешной. Но она не шутила и о том свидетельствовали не только вырвавшиеся наружу горечь обиды, и беспокойное словоблудие, но еще и фактическая заряженность оружия, которая та старательно не выпускала из рук. Человек в гневе становится слеп и беспечен, но даже самому неразумному слепцу впору было подсказать девице, что один раз в нее топором уже запустили. Тогда она отделалась лишь легким испугом, но второй же раз наверняка станет последним.
— Я — мореплаватель, а не отшельник, — абсолютно невозмутимо заметил Рендон, улучая редкий и недолгий момент тишины, — конечно же я обладаю информацией о том, что Везена не стало, — резко оторвав руку ото лба, пират обильно окропил палубу между собеседниками и открыл на всеобщее обозрение следы проявления родственной симпатии, — но, нет, я не счел вас погибшими, — в этой части его слова казались вполне искренними и не отдавали нотками фальши даже при желании таковые обнаружить, — так что не стоит делать скоропостижных выводов в моем отношении, сестрица, — нарисовав на лице паскудную улыбку и не пытаясь сгладить острые углы в их конфликте, капитан сделал несколько шагов навстречу сестре и медленно, осторожно, почти ювелирно отвел в сторону наведенный на него арбалет, — хочешь думать, что я — блудник, распутник, лиходей и просто самый презренный из всех мерзавцев — пожалуйста, но не трать на это так много времени, как сейчас, — сердобольно, почти по-отцовски погладив брюнетку по плечу, он кивнул, символизируя принятие обрушенного в его сторону отчаяния, — про меня это в каждом порту говорят и по большей части люди, которые не видели меня даже издалека, — на этой фразе Рендон утешительно поцеловал сестру в лоб и развернулся, возвратив себе первенство в их контрастном тандеме, — все куда прозаичнее, чем ты думаешь, Ренди: я не хоронил вас и даже не думал о том что с вами стало, и не потому, что был слишком занят, развлекаясь с легкодумными девками и распивая хмельные напитки, а потому, что уже очень давно мне нет до вас никакого дела, — слова мужчины были жестоки и беспощадны. Его интонацией вершилось нечто неподвластное уму обыкновенного обывателя. Его признанием словно бы ставилась точка в вопросе их совместного прошлого. Словно бы наносился фатальный и непоправимый вред всему, что могло их объединять и обязывать в праве на обладание ожиданиями друг от друга. Рендон понимал, что наивность и детская беспечность, к коим его призывала сестра генерируемым шумом и упрекательством, нисколечко не способствует взаимопониманию, которым они перестали обладать не сейчас, а уже очень давно. Он понимал, что близость и теснота кровных связей, на которые они оба могли ссылаться, сейчас значат не более, чем просто любопытное наблюдение. И он понимал, что все это можно изменить, но не через выворачивание наружу горестей и захламлений былого и невозвратного, а через построение нового прочного фундамента отношений. Впрочем, Ренди вполне могла предпочесть смерть утопленницы или же образ жертвы обстоятельств, вынужденной влачить совместное морское путешествие вместе с человеком, которого ненавидит. Хоу не собирался ограничивать ее в выборе такого рода.
— Очаровательно, — констатировал он ни то оптимистично, ни то издевательски, и остановился на последних ступеньках, ведущих обратно в каюту, — правда: я услышал все, что ты мне сказала, но мне действительно нет никакого дела до того, что по-твоему я должен был сделать после того, как ушел на войну, — само собой, все было гораздо сложнее, но это был не тот момент и не та встреча, когда имело смысл рассказывать девушке о том, что ему пришлось пережить прежде, чем он смог оказаться здесь, да еще и в качестве капитана успешного пиратского судна, — но, Ренди, — он плавно отворил дверь в свои покои и еще раз взглянул в удручающе родные глаза, — где я только не был, — в голосе капитана звучала сталь и возвращенная безупречная трезвость, — так что, если не хочешь пропустить мое следующее путешествие, то поднимайся: я не собираюсь тебя убивать и калечить, — пират вошел внутрь комнаты, из-за чего завершение фразы прозвучало немного приглушенно, хоть и по-прежнему разборчиво, — твои навыки могут пригодиться мне, тебе и нам.

[nick]Rendon Howe[/nick][status]Кто плывет далеко, тому и врать легко.[/status][icon]https://i.ibb.co/PQw8hp1/image.jpg[/icon][sign]Первый после бога – это капитан.[/sign]

+1

5

[nick]Ренди Хоу[/nick][status]ветра в крылья[/status][icon]https://funkyimg.com/i/35oQU.jpg[/icon]Дернувшись, словно от удара, Ренди замерла в оцепенении. Такие слова, которые доносились от ее новоявленного брата, ранили не хуже ножа. Услышав их, девушка, наконец, прекратила свою тираду, и обомлевшая осталась стоять посреди палубы. Она даже никак не отреагировала на жесты и прикосновения Рендона, которые еще больше дезориентировали и сбивали с толку.   Словно бы его слова и действия были не согласованны и вообще противоречили друг другу. Младшая Хоу просто молча выслушивала то, что говорил ее брат до того момента, как он сам же не предложил ей присоединиться к его путешествию.
Качнувшись, Ренди медленно поплелась в его направлении, опустив свой арбалет. От ее былого резвого настроя и твердого шага не осталось даже тени, а выражение лица передавало смиренность и покорность. Однако это длилось не долго: едва ли Хоу успела настигнуть пирата, как со всей силы зарядила ему носком сапога посередине голени. Конечно, она не собиралась ему что-то сломать или как-то навредить, но выплеснуть всю свою злость очень хотелось. Чтобы ему тоже было больно, хоть и физически.
- Кретин!  - Воскликнула она затем.
И, развернувшись, зашагала в противоположную сторону от капитанской каюты. Даже не особо разбирая куда, просто хотелось оказаться от него как можно дальше, чтобы хотя бы перевести дух, собраться с мыслями и эмоциями. В этот момент она как никогда жалела, что не имеет крыльев, как гарпии, чтобы птицей улететь с корабля, туда, куда сама пожелает.
Кстати говоря, о птицах… 
Ренди, чуть сбавив шаг, подняла голову вверх, увидев на верхушке самой высокой мачты небольшое сооружение. «Вороньим гнездом» его, кажется, называют моряки. Спускаясь по короткой лестнице, девушка щелкнула пару задвижек на своем арбалете, после чего наставила его к верхушке мачты. Спустив «курок», она выпустила самосмоделированный гарпун и, убедившись, что его конец крепко зацепился за деревянную поверхность, подтянулась вверх. Чтобы по инерции не столкнуться с корпусом мачты, Хоу оттолкнулась от нее ногами, а достигнув бортов «гнезда», зацепилась за них рукой и, перекинув ноги, оказалась внутри.
Отцепив гарпун, она тут же плюхнулась на пятую точку в ограниченном пространстве, даже не обращая внимания, если оприходованное ею место было кем-то уже занято. Ренди могла, наконец, снять с себя маски и притворства, которые приходилось показывать перед пиратами, и просто побыть самой собой. Она запустила пальцы в свои волосы, тем самым взявшись за голову, и закрыла глаза; только ветер свистел вее ушах  и где-то вдалеке слышался шум моря. Теперь ставший ненавистным ей.
Как можно было произнести такие слова родному человеку, в ее голове до сих пор не укладывалось. Даже если они не виделись годами, даже если у них никогда не было близких взаимоотношений – может ли быть кто-то настолько бесчувственным и жестоким к своей семье?  Ренди тоже никогда не была близка с родителями, но в тяжелый момент она их не бросила, не наплевала на них. Ведь семья – это особые узы или, во всяком случае, так было для нее. Девушка всегда думала о брате не иначе, как о благородном воине, но возможно этот образ сформировался у нее посредством детской фантазии со слов любящей матери. А на самом деле все и близко не стояло с действительностью.
Хоу помотала головой, пошлепала себя ладонями по щекам, отбрасывая всякие мысли и эмоции и возвращая себя к ясному уму. Ей нужно было отвлечься и лучше всего делом, в котором ей все равно предстоит участвовать, поскольку с корабля деваться ей было не куда. Поэтому она достала из своей сумки карту – в это время, заприметив висящие лохмотья на куртке после встречи с топором, отчего звучно выругалась – и принялась безустанно в нее глядеть. Словно она могла заприметить в ней что-нибудь новое, но мысли все равно вновь и вновь возвращались к Рендону, к произошедшей ранее ситуации и словам, что он сказал. Прокручивая их в голове, Ренди вновь приходила в бешенство, фыркала, передразнивала его и кидалась обзывательствами на разный лад.
В итоге она поняла, что с помощью карты свои мысли отвлечь у нее не получится, поэтому убрала ее обратно и просто посмотрела вперед. Она только сейчас отметила для себя «гнездо», в котором все это время сидела, сквозь которое было видно бесконечную линию горизонта и блестящую на солнечных лучах морскую гладь. Ренди подумала, до чего же скучный и однообразный вид; как только можно проводить в море столько времени и не умереть от безделья. Но вместе с тем она признала, как шум волн, ударяющихся о корму корабля и качающих его, действовали на нее умиротворенно.
Девушка прислонила макушку к мачте, на которой базировалось ее «гнездо», и наблюдала за вздымающейся над водой морской пеной. Она почувствовала накатывающую усталость и поняла, как охватившие переживания вымотали ее и выбили из сил. Ренди медленно закрыла глаза, еще пребывая некоторое время в состоянии где-то на пороге сна, но через пару минут провалилась в дремоту.

Проснувшись, она тот час подорвалась на месте из-за чувства, что висит где-то в воздухе. Девушке потребовалось некоторое время на то, чтобы понять, где она находится и как оказалась на высоте нескольких десятков метров. Пока оглядывалась, Ренди приметила вдалеке крупное пятно, после чего поняла, что это виднелся ее заветный остров. В восторженных чувствах, словно мигом забыв все печали, она полезла в сумку и, покопошившись в ней немного, вызволила стекляшку в диаметре сантиметров семь. Затем приставив ее к одному глазу и прикрыв другой, Хоу стала, словно через бинокль рассматривать остров более детально. Стекляшка была, конечно же, магическая, и приближала она объекты гораздо лучше, чем обычная подзорная труба. Посему скоро девушка обнаружила нечто, что вызвало у нее новую порцию возмущения, но направлена она была теперь не на родного брата.
- Кто-то это там окружил мой остров?! – Уже припустившись в беге, через всю палубу кричала Ренди. Она устремилась к штурманской рубке, где кто-то из моряков управлял кораблем, и махала стекляшкой в своей руке.
- Там вокруг одни корабли! Смотрите! – Она пихала созданную своими руками имитацию подзорной трубы, чтобы тот мог рассмотреть причину ее негодования.  - Чьи это корабли, вы различаете их флаги?

Отредактировано Эден Фрай (2020-06-16 12:58:16)

+1


Вы здесь » Dark Tale » Другие миры » Вместе мы построим дом