Джейсона устраивала работа с Закари. Не смотря на заслуги перед Гильдией, Шандар давал себе отчет, что в обычной жизни он довольно бесполезен. Примерно на уровне собаки-компаньона. Вроде, взгляд умный, понимающий, какие-то простые вещи может делать самостоятельно, даже команды выполняет. А какашки после выгула все равно кому-то другому убирать приходится.
(c) Джейсон Шандар

Девчонки, чего, когда подрастают, за сахаром охотятся? Поэтому им на свидании конфеты дарят? И шоколадки? Чтобы тебя не слопали?
(c) Почуй-Ветер

Люди невероятны сами по себе, а вместе они собирались в единое целое, способное справиться почти с любой бедой..
(c) Эмиль

— Вот знавал я одну сестру милосердия , Авдотья звали, девчонка смазливая была, лет восемнадцать только только исполнилось, младше всего нашего брата почти, но ты только проверни чего, приобними или ещё чего, так она тебе потом так уколет, что хоть на стенку лезь, а присесть, неа , и стой весь день.
(c) Алексей Вольский

— Лист капудыни? — усмехнувшись и пожав плечами, тихо проговорил Вейкко. — Лично я считаю, что раз уж этот листик не способен привести к сокровищам или юной заколдованной принцессе, то это скорее лист бесперспективной капудыни. Лист беспердыни, черт возьми.
(c) Вейкко

Она никогда не делилась своим прошлым, мужчина даже за эти полгода вряд ли смог узнать хоть что-то стоящее, помимо возможности ящерицы находить неприятности на свою аппетитную задницу.
(c) Рене

— Вот знавал я одну сестру милосердия , Авдотья звали, девчонка смазливая была, лет восемнадцать только только исполнилось, младше всего нашего брата почти, но ты только проверни чего, приобними или ещё чего, так она тебе потом так уколет, что хоть на стенку лезь, а присесть, неа , и стой весь день.
(c) Алексей Вольский

— Зануда? Гм.. Да, говорили и не раз. Мои соратники считают, что одной из моих магических способностей, является атака монотонными витиеватыми речами, пока противник не сходит с ума. Ахахахахахаха… — На сей раз, Эссен раскатисто хохочет, хлопая себя по колену ладонью.
(c) Герман Эссен

В вечернее время в Сказке всегда начинает твориться всякое необъяснимое и жуткое непотребство. То за поворотом тебя тварь какая-то поджидает, то в тенях деревьев оживает что-то странное и не очень материальное, то ещё какая странность произойдёт..
(c) Дарий

Решив, что «убийца» не достоин жизни, люди также постепенно начинали обращаться с ним хуже, чем с диким зверем. Насилие порождало ещё большее насилие, вот только преступникам очень часто отказывали даже в базовых нуждах, что уж говорить о компетентной медицинской помощи. Виктор давно решил для себя, что невзирая на их проступки, не спрашивая и не судя, он будет им её оказывать. Потому что несмотря ни на что, они всё ещё оставались разумными существами.
(c) Виктор

Она никогда не делилась своим прошлым, мужчина даже за эти полгода вряд ли смог узнать хоть что-то стоящее, помимо возможности ящерицы находить неприятности на свою аппетитную задницу.
(c) Рене

Нет, они любили лезть в жопу мира. Иначе зачем вообще жить? Вообще от мира со временем достаточно легко устать, особенно если не соваться в его жопы. Но было бы неплохо из этой жопы выбираться с деньгами, да еще и с хорошими деньгами, чтобы там например меч новый можно купить.
(c) Керах

Ему замечательно спалось в канаве, учитывая, что в тот момент он был куда ближе к свинье, нежели единорогу, а то, что храп кому-то мешал — дык зря что ли изобретали такую замечательную вещь как беруши? И вообще это был не храп, а звуки прекрасной живой природы. Скотина он, в конце концов, иль где?
(c) Молот

Ротт не был бы самим собой, если бы так просто и безэмоционально забывал о долге и деле, которое умел и мог делать. А лучше всего ему удавалось то, что многие под прикрытием милосердия и некоего высшего блага не воспринимают всерьез: калечить, рубить, сражаться, умерщвлять и иным способом губительно воздействовать на внешний мир.
(c) К. Д. Ротт

Звали этого маститого мясного голема Дарий и, если Ротту не изменяла память, массивный и практически неподъемный меч за спиной у этого человеческого выброса применялся тем весьма часто. А это значило, что пользоваться он им, как минимум, умеет. И, конечно же, Бешеному Псу хотелось проверить сей тезис на собственной шкуре, а заодно и испытать бывшего сопартийца по гильдии на предмет личностного роста, и степени прогресса боевых навыков.
(c) К. Д. Ротт

Конечно многие посчитают странным то, что двадцатилетняя девушка приглашает детей в гости. Что такого интересного можно было найти в общении с детьми? Но Агнес — это несколько иной случай.
(c) Агнес

Вместо вытекающей крови — клубничное варенье. А вместо меня — каскадер, который сейчас встанет, отряхнется и пойдет дальше по своим делам.
(c) Джун Нин

Есть в этом что-то странное, полагаться на чужое зрение. Хотя оно как бы уже твоё собственное, но все равно это иная перспектива, ведь твои глаза всегда закрыты. Все сложно. Зато никогда не заблудишься. Ведь если смотришь на мир с высоты птичьего полета, всегда знаешь, куда приведет тот или иной поворот.
(c) Стрикс

путеводитель сюжет нужные гостевая правила о мире роли магия расы FAQ
❖ Гильдия Стражей ожидает беспорядки на фоне приближающегося Дня Зверя.
❖ Где-то в холмах неподалёку от Валдена, по слухам, поднялся из земли древний трон. Говорят, тот, кто просидит на нём всю ночь, утром встанет либо мудрецом, либо сумасшедшим.
❖ В поселении объявился отец Забин, весьма странный тип, который коллекционирует святые символы любых форм, размеров и конфессий. Всем известно — он каждый год начинает поклоняться новому богу. Одни говорят, что он шарлатан, другие же — что он может даровать благословение от любого известного бога. (подробнее...)
Октябрь года Лютых Лун
❖ Свет и жара от двух солнц негативно влияет на все окружение; невыносимая жара, гибель урожаев на фермах. Кое-где в Валдене начали плавиться дома..
❖ 29 сентября года Лютых Лун в парковом районе практически полностью уничтожено четыре дома, девять задеты взрывами и пожарами. Погибло семнадцать человек и фэйри, пострадало около тридцати, в том числе многие ранены не последствиями взрывов и пожаров, на их телах обнаружены колотые раны в жизненно важные органы.
❖ В ходе Совета Гильдий решили временно отказаться от войны с Ягой: в такую жару просто невозможно двигаться и что-то делать.

Dark Tale

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Dark Tale » Личные главы » [18.04 ЛЛ] Подойди ближе


[18.04 ЛЛ] Подойди ближе

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

ПОДОЙДИ БЛИЖЕ

18.04 ЛЛ

Валден

Иветт & Виктор

https://i.imgur.com/KL44J7I.jpg

ПРЕДИСЛОВИЕ

Обычный вечер в кругу семьи.

Свобода Воли: нет.

0

2

Но, если подумать, разве брату нравилась черешня?[icon]https://i.imgur.com/6MmKrLj.png[/icon]
Она совершенно не задумывалась об этом, когда покупала щедрую горсть. Шла, по привычке, из собора через рынок, увидела знакомую ягоду и, несдержанностью ностальгии, купила, вежливо кивая похвальбе продавца. А ведь он мог врать, враг как поганый босяк, и о свежести (хотя на вид и свежие), и о том как сам выращивает их, выкупив у некого фэйри деревья (хотя на вид действительно обычные плоды, а не ядовитый алхимический ингредиент). Может, безопаснее попробовать сделать из них варенье, или компот? Выкинуть?
Нет, нет, подумай хорошенько, Иветт. Продавец ел их, пытаясь доказать сладость. И Раджим, прохвост, определённо прихватил пару штук, когда заносил в погреб вино, после чего отстоял стражу без единой жалобы. Всё с ней в порядке, с черешней, осталось узнать, по вкусу ли она брату!
И, спустя двадцать семь секунд недвижимости, тарелка со вкусными костянками завершила свой путь ко столу. Довольная Аделаид тут же выкинула мысли о них из головы, продолжив накладывать ужин. Обычный вечер в доме Келлеров.

Для обычной семьи, вечерняя трапеза не представляет из себя нечто особенное. Для юной Иветт, это основной критерий в определении хорошего дня. В хорошие дни, её дорогой брат оказывается свободен от своих врачебных обязательств, и может составить ей компанию. В плохие, не всегда удаётся пожелать ему доброй ночи. Ох, драгоценный Виктор! Едва завидят, так не отпускают.
Этот день оставался на границах хорошего, так что Иветт не теряла времени на бесполезные переодевания. Типичный ужин их не столь и богатой семьи состоял из пунктов "не заказывали, скоро испортится" и "брали на закуску, не доели, не испортили, можно есть". Так на столе оказались варёный рис, грецкий орех и фисташки. Ещё там были говяжьи отбивные, и на этот раз брат обязан хорошенько похвалить её за них! Но стоило ли готовить чай? Может, на этот раз он бы предпочёл вино? Нет, нет, вряд ли.
Всё таки, почему Раджим так странно смотрит на неё всякий раз, когда она упоминает их достаток? Хотя, Раджим Ахру - идеальное имя для восточного человека, привыкшего к золоту, роскошным коврам и красивой росписи на всём подряд. По его меркам, Келлеры кажутся семьёй бедняков, не иначе. Но кем это делает его самого, раз работает на бедняков?
Что за дурацкие размышления? Кыш, кыш, время ужинать!
- Братишка Виктор! Всё готово, иди к столу!
Да, сегодня брат был "братишкой". Никакой особой разницы в реакции не замечено.

+1

3

О том, кто для них будет готовить Виктор задумался только тогда, когда осознал, что сам не всегда может присутствовать у стола вечером из-за собственной медицинской практики. Да и в баре периодически отсутствовал, если подумать. Иветт всё ещё была в его глазах маленькой, нуждающейся в поддержке девочке – прошло всего восемь лет, не так ли? Сложно было представить, что за эти восемь лет она превратится из оголодавшего, тонкого, словно спичка, ребёнка в очаровательную девушку.

Виктор слишком долго закрывал глаза на то, что она делала, чтобы его поддержать. И только после того, как один из постояльцев неудачно пошутил по поводу будущей свадьбы Иветт и потенциальных женихов, которых наверняка будет не счесть, он осознал, что она больше не тот ребёнок, которого он подобрал.

Взглянув на Иветт по-новому, Виктор задумался о том, чему ещё её нужно научить, помимо врачевания, которое, вероятно, в будущем может не принести ей такого уж большого дохода. Он как-то не задумывался о том, каким образом она будет применять то, чего нахваталась под его чутким присмотром, когда он всё-таки покинет этот мир. Не то, чтобы Виктор торопился. Нет-нет, суицидником он не был. Скорее реалистично осознавал, что годится ей в дедушки, а не «братики», как Иветт настойчиво продолжает его звать.

В любом случае, тот факт, что Иветт готовила примерно столько же, сколько и он сам, делало их работу куда более лёгкой. «Его», если говорить откровенно. Виктор не мог отрицать, что подобное мышление было эгоистичным. Всё-таки у неё могли быть другие интересы. А вместо того, чтобы их познавать и заводить друзей, положенных ей по возрасту, она застряла в их баре за плитой. И в зале, слушая явно не самые приличные шутки поддатых посетителей.

Стоило бы задуматься, насколько хорошо он её растил.

– Иду.

Виктор спустился вниз с жилого этажа, устало массируя переносицу пальцами. Голова раскалывалась. Некоторые пациенты отличались откровенно ослиной упёртостью и, по правде говоря, раздражали не хуже орущих под окном детей. Виктор, конечно, ни слова не сказал – ни тем, ни другим. Район у них был свободный. Да и ругаться не было никакого желания.

Только вот от головной боли это отношение его ещё ни разу не спасло.

– Ты хорошо постаралась, – подойдя вплотную к Иветт, Виктор обхватил её плечо рукой в полуобъятии, глянув в сторону стола мельком. А затем прижался губами к её макушке.

Если подумать, он только сейчас начинал замечать, насколько сильно та подросла. Что глупо, на самом деле, потому как наклоняться, чтобы её поцеловать, было почти не нужно. Разница всё-таки была большой. А почему он её так долго не замечал – Виктор не знал. И не хотел копаться, чтобы узнать, опасаясь найти не совсем то, чего хотел.

– Расскажи, как ты провела сегодня свой день? – усевшись, он поспешил отвлечь себя от странных мыслей: – Никто не обижал, надеюсь?

Отредактировано Виктор (2020-06-05 11:29:47)

+1

4

[icon]https://i.imgur.com/6MmKrLj.png[/icon]Первая реакция пришедшего брата оказалась приятной, но привычной. Не то чтобы она была против, давно прошли и годы, когда румянец казался постыдным и лишним. Всякое проявление любви братишкой Виктором ценно и желанно!
Правда, обычность означает, что ужин не вызвал восхищение одним своим видом. И у него опять такой вид, будто неумелый скрипач играл прямо у его уха. Неприемлемо, но так же привычно для него, слишком доброго чтобы отказать окружающим в помощи, или запретить детям капризы. Определённо, чай и никакого вина.
- Обыкновенно, братишка Виктор, - отозвалась Иветт, разливая по чашкам напиток, элегантно как горничная, которой вдохновлена её униформа. Сегодняшние листья были ароматного зелёного чая! - Разве кто-нибудь решится обидеть младшую сестру лучшего доктора Сказки?
Ещё как! Но всякого босяка, возомнившего о себе слишком много, остановят постояльцы, ценящие больницы, она же бар, он же почти таверна, Келлеров. Некоторых не останавливают и товарищеские предупреждения, конечно, и тогда за дело берётся уже Раджим и его несравненные руки, идеально подходящие для отбивания мяса, дробления костей, и прочих не слишком приятных дипломатических методов. А уж в неприличных комментариях, как ни раздражают, есть приятная сторона. Это ведь признание не только её внешней красоты, но и тяжёлых трудов брата!

- Приятного аппетита~
Во всяком случае, Аделаид надеялась на его аппетит. Не смотря на признаки тщательно скрываемой от неё мигрени, Виктор имел совершенно отвратительную привычку спешить заботится о чужих, при этом не давая позаботится о нём самом. Отбросить ужин и сон с лёгкостью, с какой добрый муж откинет дорожный плащ? Обычное дело.
Нет, нет, это же неправильная терминология. Твой дорогой брат относится к врачеванию не как к естественной задаче, это вопрос личной обязанности, долга. Считая, что его обязывает положение, он и бросается к каждому больному, не взирая на собственные слабости. Черта, которая и делает его лучшим лекарем Валдена и сказки. Черта, о которой ты, Иветт, не слышала как о естественной части жизни доктора. Преданность пациенту, а не организации.
Вилка вонзилась в мясо чуть сильнее, чем это требовалось. Не страшно, хорошо приготовленное мясо не развалится от такой мелочи.
- Говоря о старании, - с лёгкой улыбкой отвлеклась от еды Иветт, скромно опустив взгляд, - Неужели у тебя нет старых соучеников, которым можно доверить больных, братишка?
Требовать от этого упрямца лучше следить за собой и проводить больше времени с семьёй? Бесполезно. Но если делать это не прямо, то... отбивным, кажется, чуть-чуть не хватило специй до идеала. Вот дьявол!

+1

5

Виктор глянул на Иветт слегка укоризненно. Можно было, конечно, уже привыкнуть к тому, каким именно образом та выражала свою симпатию по отношению к нему, но всё-таки… лесть, по большей части — совершенно необоснованная, заставляла его ёжится от почти физически ощутимого дискомфорта. Он не был лучшим и не стремился к этому званию. А пациенты, несмотря на оптимизм Иветт, периодически оказывались буйными и не спешили соблюдать нейтралитет, которого сам Виктор и его заведение придерживались. Если бы не было необходимости работать, убеждения в том, что его дело в принципе полезно окружающим, он бы давно завязал с этим. Хотя бы ради самой Иветт.

Тем не менее, пока что собственная слабость была сильнее него. Виктор разве что отчаянно надеялся, что его названная сестра не угодит в неприятности там, где её не сможет защитить ни Раджим, ни он сам.

Не то, чтобы из Виктора в целом получился бы хороший «защитник», но он хотя бы мог вложить все свои усилия в попытку. Чем бы та в итоге ни обернулась.

— Давай договоримся? — на его губах появилась лёгкая, немного печальная улыбка: — Ты обязательно расскажешь мне или Раджиму, если кто-нибудь из посетителей попытается сделать что-нибудь неприятное? Или хотя бы скажет что-то, что покажется тебе слишком грубым?

Виктор понимал, что она скорее всего либо не станет говорить о действительно важных инцидентах — ему, по крайней мере, — либо воспользуется удобным случаем, чтобы привлечь его внимание, причём не факт, что не отвлекая его в процессе от кого-то, кому действительно нужна была его помощь.

Но Иветт он готов был такое простить. Понимал, что в отличие от обычных детей, ей требовалось больше заботы, больше ухода и любви. Порой — намного больше, чем мог дать сам Виктор, явно не слишком хорошо знающий, что в таких ситуациях делать. Но он и правда прилагал все усилия. Конечно, ей приходилось делить первое место с его работой. Однако раньше он не готов был уступить в подобном ни для кого другого. Это, в принципе, в его глазах было вполне большим шагом.

Достаточным, чтобы его не заклеймили отвратительным воспитателем.

— У меня нет… соучеников, как ты выразилась, — впервые за вечер на его лице появилась искренняя улыбка: — В Сказке, как ты могла заметить, чаще практикуют личное обучение, один на один. Люди с хорошим медицинским образованием — на вес золота. И почти все они заняты в Латт Свадже.

Он задумался, почти не замечая того, что за весь разговор ещё ни разу не притронулся к своей еде. И дело было даже не в том, что она была ему не по вкусу. А в том, что аппетит, как и необходимость в здоровом сне, очень часто оставался Виктором незамеченным. До тех пор, пока сам он едва на ногах способен был держаться.  Не совсем здоровая привычка, учитывая его профессию. И затраты энергии, которая, как вода между пальцев, уходила слишком быстро и слишком часто даже на одного-единственного тяжело раненого пациента.

Тем не менее, мысли Виктора занимала вовсе не еда, какой бы вкусной та ни казалась. Уставившись на Иветт немного рассеянным взглядом, будто он забыл что-то очень важное и теперь не мог никак вспомнить, что именно, он почти автоматически потянулся пальцами к её волосам, осторожно зарывшись в мягкие пряди, поглаживая явно бездумно, по привычке.

— Я бы мог, наверное, взять кого-то в ученики раньше, когда только оказался тут, но у меня было… так много дел, — он нежно ей улыбнулся, словно извиняясь за что-то: — В Латт Свадже куда больше пациентов, нежели тут. А потом появилась ты. И я подумал, что тебе было бы интересно…

Запнувшись, словно опомнившись, Виктор отдёрнул руку и, чтобы занять её чем-то, схватился-таки за вилку, также бездумно вонзив её в мясо на собственной тарелке.

— Если хочешь, я могу найти ученика сейчас. Обучение с нуля займёт какое-то время, но это должно предоставить тебе возможность найти какое-то другое хобби, не связанное с ночным кромсанием трупов.

+1

6

[icon]https://i.imgur.com/6MmKrLj.png[/icon]Игнорировать нежелательные утверждения - не так и сложно. Достаточно меткого взгляда, который скажет "вы говорите несусветную чушь" лучше всяких слов. Иветт не имела хорошего учителя для таких взглядов, но опыт в баре и пример Раджима позволяли ей считать себя компетентной в невербальном общении.
Это, конечно же, не единственный способ. Точно так же, и даже лучше, можно проигнорировать всё что угодно, будучи отвлечённой совершенно искренним недоумением. Люди слабо защищены от безумия окружающего мира, и здесь, в Сказке, это особенно верно. Не обвинять же невинную девушку в распутстве, если улицы в Валдене опять перестроились, и вместо привычной фруктовой лавки очутился магазин самых неприличных товаров! Боже, какие глупости.

- Я всегда готова помочь тебе в любом деле, братишка, - отстранёно заметила Мари, укладывая вилку на тарелку. Не до еды, не до неё, - Даже если это кромсание трупов.
Великие усилия позволили ей произнести эти слова, ни вздрогнув, ни дёрнувшись, ни ещё как-либо выдав своего дискомфорта. Резать людей, на удивление, ничуть не приятно. Что живых, что мёртвых. Что за безумное занятие.
- Говоря откровенно, сейчас меня заинтересовали другие твои слова. Братишка Виктор, разве ты не родился здесь, в Сказке?
Выбранные им фразы подразумевали иное, подразумевали опыт наблюдения подхода в обучении, отличного от практикуемого местными мастерами. А единственным источником таких знаний может быть Реальный мир, не так ли?
Да, точно. И брат совершенно точно не фэйри, слишком человечный для их рода. Но он бы сказал, если будь тоже выходцем из иного мира? Это попросту логично!
Ну, сейчас-то скажет. Нужно просто внимательно на него посмотреть, показывая желание узнать ответ. Искренний, однозначный, да побыстрее. Не моргать - вредно!

+1

7

Виктор рассмеялся, не сдержавшись — Иветт не часто смотрела на него с таким искренним, невинным выражением, которое ещё больше напоминало ему о том, что перед ним — едва достигший фазы взросления подросток, явно нуждающийся в присмотре, в заботе и в ласке, которые он, глупый взрослый, из-за своей работы ей дать не мог. Улыбка после этого вышла немного кривой, но оттого — не менее мягкой, полной той симпатии, семейной любви, которую он испытывал по отношению к своей названной сестре.

— Нет, я родился не в Сказке, — Виктор качнул головой, откинувшись на спинку стула, глядя куда-то поверх плеча Иветт, ни на что конкретно: — Я родился в том же мире, что и ты. В другой время, в будущем, когда медицина и технология сделали большой шаг вперёд. Поэтому здесь поначалу мне всё казалось таким… топорным, варварским.

Он вздохнул. Вспоминать свои первые годы в Сказке не хотелось. Он был не менее потерянным, нежели она сама, хотя и куда более самостоятельным, что разительно отличало ребёнка и взрослого. Правда отец его почти точно также оставил одного на улице почти сразу после перемещения, исчезнув на долгое время, оставив Виктора осваиваться самого.

Только вот в его случае это было хотя бы возможно. Он скривился. И желательно — в то время он не слишком сильно жаловал фэйри, который пусть и косвенно, но всё же послужил причиной гибели его матери.

— В любом случае, я не совсем… человек. Полукровка, если так можно сказать. Мой отец — фэйри, а матерью была обычная человеческая женщина в мире людей. Именно благодаря этому родству я могу периодически бывать там… в мире людей. Но не долго, потому что я там чужой и он меня… можно сказать — отторгает. Помнишь, я рассказывал про пересадку органов? Примерно по тому же принципу мир, которому я чужд, отвергает и меня. Если бы я прожил там дольше, скорее всего погиб бы уже.

Он снова вздохнул, уже тяжелее, совершенно не зная, что Иветт рассказать о своём прошлом, хмурясь озадаченно. О своей матери?… Вряд ли. Его милой сестрёнке не стоит знать, что происходит с человеком, вынужденным угасать из-за любви к существу, в реальность которого и сам не до конца веришь.  Существу, которому чуждо большинство людских привязанностей. Виктор не собирался посвящать её в это.

С другой стороны…

— У меня сохранились фотографии. Я могу показать тебе людей, с которыми учился, и больницу, в которой раньше работал.

Он мягко улыбнулся. Да, это было куда лучше рассказа о разочаровании, презрении и, как итог, смерти в неведении.

+1

8

[icon]https://i.imgur.com/6MmKrLj.png[/icon]На такие откровения можно было лишь смотреть, глядеть с широко раскрытыми глазами. Откровения Виктора требовали осмысления, самого глубокого и вдумчивого осмысления! Он не врал ей, и говорил только правду - и сейчас тоже говорил только то, что искренне считал правдой. Это столь же несомненно, сколь плохой вкус валденских рабочих в выпивке.
- Я с радостью посмотрю на эти... фотографии, братишка Виктор, - кивнула Иветт, не отводя удивлённого взгляда. - Но разве это самое важное сейчас? Мне кажется, ты упускаешь нечто важное. Кроме ужина.
В этот момент и появилась улыбка. Широкая, открытая, торжествующая. Так улыбаются победители!
- Быть может, твоя матушка и была простолюдинкой, но если твой отец фэйри... - хитро протянула француженка, затягивая момент триумфа, - ... то сам ты подобен Ланцелоту Озёрному, или даже Фее Моргане! Иначе говоря, пускай ты и не "фон Келлер", ты всё ещё благороден!
Это заявление сопровождалось не слишком вежливым тычком пальцем, и самодовольным "ха!". Конечно, Мари не была знатоком Артурианского цикла, а в иной раз сама бы подняла на смех подобные заявления. Но! Попытки доказать высокое происхождение брата куда важнее чуши вроде "формальной логики"! Пускай Виктор и скромен чрез меры, но он её старший брат, а значит тоже обязан иметь привилегии крови. К тому же, в таком случае... об этом, Иветт, стоит подумать позже!
- Так-то, братишка, - хихикнула коварная интриганка, невинно пригладив волосы, - Отныне я могу именоваться "Иветт Аделаид Мари фон Келлер", и не солгать ни в одном слове! Ах, почти как сама королева!
Ведь королева была из Австрии, если память не изменяет. Там ведь аристократы именуются "фон Родовое Имя", верно? Да, да, наверняка!
В итоге же, теперь и вторая Келлер позабыла про ужин. Семейное сходство на лицо, не так ли?

+1


Вы здесь » Dark Tale » Личные главы » [18.04 ЛЛ] Подойди ближе